Церковный календарь
Новости


2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 2-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Отъ Двуглаваго Орла..." Томъ I-й, Ч. 2-я, Гл. 1-я (1922)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 114-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 113-й (1899)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Признаки Христовой Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. О важности догмата о Церкви (1976)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 8-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 7-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Докладъ Архіерейскому Сѵноду РПЦЗ (1996)
2018-11-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Психіатрія и исповѣдь (1996)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 49-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 48-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 47-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 46-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 45-я (1922)
2018-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 44-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 19 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.

ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ I-Й, Ч. 2-Я, ГЛ. 2-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «У Іорданскаго подъѣзда непрерывное движеніе офицеровъ. Тутъ рѣдко подлетитъ рысакъ съ санями съ медвѣжьей полостью, больше извозчики на вспотѣвшихъ подъ сѣрыми попонами лошадяхъ. Многіе идутъ пѣшкомъ. Николаевскія шинели, прикрывающія эполеты, далеко не у всѣхъ. Кое-кто напялилъ темносѣрыя пальто на парадные мундиры и завернули шитье воротниковъ шелковыми цвѣтными платками. Дамъ и барышень нѣтъ совсѣмъ. Длинная мраморная галлерея, установленная статуями и художественными группами, теперь занята простыми деревянными вѣшалками, за ними стоятъ по полкамъ солдаты, присланные по наряду и одѣтые въ парадную форму безъ оружія. Они внимательно слѣдятъ за движущимся мимо нихъ по малиновому ковру потокомъ офицеровъ и то и дѣло слышатся ихъ голоса. — “Ваше высокоблагородіе, пожалуйте, нашъ полкъ здѣсь”. “Ваше благородіе, сюда. Здѣсь наши”. Они принимали шинели и пальто, прятали галоши и должны были охранять все это и помогать одѣваться при разъѣздѣ. Вдали, изъ полутемнаго, скудно освѣщеннаго мраморнаго корридора они видѣли яркое пятно горящей тысячью лампочекъ, отраженныхъ зеркалами, лѣстницы, мраморъ, золото, ковры и пеструю сверкающую золотомъ, серебромъ и брилліантами толпу гостей Царя, поднимающихся въ его хоромы. Мимо нихъ во время ужина носили ароматныя блюда на серебряныхъ подносахъ, кувшины съ винами и оттуда, изъ блеска и свѣта, слышались звуки музыки и неясный гомонъ толпы...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ОТЪ ДВУГЛАВАГО ОРЛА..." ТОМЪ I-Й, Ч. 2-Я, ГЛ. 1-Я (1922)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Зимній дворецъ былъ ярко освѣщенъ. Всѣ четыре подъѣзда — Комендантскій, Ея Величества, Салтыковскій и Іорданскій — были открыты. У каждаго стоялъ швейцаръ въ красной ливреѣ съ громадной булавой и толпились лакеи и скороходы въ красныхъ фракахъ и кафтанахъ. Каждую минуту на возвышеніе Салтыковскаго подъѣзда въѣзжала карета, запряженная крупными сѣрыми русскими рысаками съ длинными, волною расчесанными, хвостами, дверца отворялась, и изъ кареты выскакивали нарядно одѣтыя дамы и барышни, чуть прикрытыя поверхъ бальнаго платья мѣхомъ, или легкимъ sortie de bal изъ шелка и пуха. Тихо, скрипя резинами по снѣгу, отъѣзжала карета и на смѣну ея, нервно фыркая тонкими ноздрями, входили легкіе ганноверскіе вороные кони съ остриженной шерстью и короткими, чуть подрагивающими хвостами. Изъ подвезеннаго ими купэ выходила дама, сопровождаемая сановникомъ въ треугольной шляпѣ съ плюмажемъ или генераломъ въ распахнутой шинели, изъ-подъ которой видна была грудь, перетянутая красною или синею лентою и сверкающая орденами и звѣздами. Едва откатила эта карета, какъ на подъѣздъ величаво вступилъ, потряхивая черною гривою, буланый рысакъ въ темныхъ яблокахъ и изъ санокъ съ медвѣжьей полостью легко соскочилъ моложавый генералъ въ бѣлой свитской мѣховой шапкѣ съ алымъ верхомъ, въ легкой шинели съ бобрами. — “Пожалуйте, ваше сіятельство”. «Вашу шинель, ваше превосходительство», — раздавались мягкіе солидные голоса бритыхъ лакеевъ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. БЕСѢДЫ НА ПСАЛМЫ. НА ПСАЛОМЪ 114-Й (1899)

Святитель Иоанн Златоуст «Возлюбихъ, яко услышитъ Господь гласъ моленія моего (ст. 1). — Кто, скажешь, не любитъ, чтобы его слушали? Многіе изъ людей мірскихъ. Они не хотятъ быть услышанными въ томъ, что для нихъ полезно, но просятъ безполезнаго для нихъ, а потомъ, когда ихъ прошеніе исполняется, скорбятъ и ропщутъ. Полезно то, что признаетъ и находитъ полезнымъ для насъ Богъ, — назовешь ли голодъ, или болѣзнь, или что-нибудь другое подобное. То, что Богъ признаетъ полезнымъ и подаетъ намъ, дѣйствительно полезно. Такъ, послушай, что сказалъ Онъ Павлу: довлѣетъ ти благодать моя: сила бо моя въ немощи совершается (2 Кор. XII, 9). Для него были полезны гоненія, скорби, притѣсненія. Услышавъ, что это полезно для него, апостолъ и сказалъ: тѣмже благоволю въ немощехъ, въ досажденіихъ, во изгнаніихъ (ст. 10). Итакъ не всякій можетъ радоваться, когда внемлетъ ему Богъ, подающій полезное. Многіе желаютъ безполезнаго и утѣшаются этимъ; а пророкъ не такъ, но что? Онъ любилъ, что Богъ слушалъ его, подавая ему полезное. Яко приклони ухо свое мнѣ (ст. 2). Опять человѣческими выраженіями онъ означаетъ мановеніе Божіе. Выражаетъ этими словами и нѣчто другое, именно говоритъ: я недостоинъ того, чтобы быть услышаннымъ, но Онъ самъ снизошелъ ко мнѣ. И во дни моя призову. Что значитъ: во дни моя? Будучи услышанъ, говоритъ, я не отступлю, не сдѣлаюсь безпечнымъ, но во всѣ дни мои буду исполнять это дѣло. Объяша мя болѣзни смертныя, бѣды адовы обрѣтоша мя, скорбь и болѣзнь обрѣтохъ...» (СПб., 1899.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ЗЛАТОУСТЪ. БЕСѢДЫ НА ПСАЛМЫ. НА ПСАЛОМЪ 113-Й (1899)

Святитель Иоанн Златоуст «Во исходѣ Исраилевѣ отъ Египта, дому Іаковля изъ людей варваръ, бысть Іудея святыня его, Исраиль область его (ст. 1, 2). — Здѣсь пророкъ свидѣтельствуетъ о великомъ снисхожденіи и милости Божіей. Какой? Той, что Онъ напередъ являетъ собственную силу, а потомъ и требуетъ поклоненія Себѣ. Это выражаетъ пророкъ словами: во исходѣ Исраилевѣ отъ Египта, бысть Іудеа святыня его. Тогда, говоритъ, Онъ явилъ силу Свою знаменіями въ Египтѣ и въ пустынѣ, тогда и усвоилъ Себѣ народъ израильскій. Такъ поступилъ Онъ и съ Адамомъ: напередъ сотворилъ міръ и явилъ могущество Своей премудрости и силы, а потомъ создалъ человѣка и потребовалъ отъ него поклоненія Себѣ. Такъ и Единородный Сынъ Божій напередъ являлъ многія и различныя знаменія, а потомъ требовалъ вѣры. Потому и людямъ, приходившимъ къ Нему вначалѣ, какъ еще не получившимъ отъ Него залога и доказательства Его божественности, Онъ не говорилъ: вѣруете ли, что могу сотворитъ это? — а только показывалъ знаменія. Когда же онъ по всей Палестинѣ оставилъ памятники Своей силы, исцѣляя тѣлесные недуги, истребляя зло, проповѣдуя о царствѣ, преподавая спасительные законы, тогда и сталъ требовать вѣры отъ приходившихъ къ Нему. Люди стараются напередъ пріобрѣсти власть, и тогда уже начинаютъ благодѣтельствовать; а Богъ начинаетъ съ благодѣяній. Но что я говорю о другихъ благодѣяніяхъ, когда Онъ напередъ претерпѣлъ самый крестъ и потомъ побѣдилъ вселенную, доказавъ дѣлами...» (СПб., 1899.) далѣе...


ПРОТ. МИХАИЛЪ ПОМАЗАНСКІЙ. ПРИЗНАКИ ХРИСТОВОЙ ЦЕРКВИ (1976)

Протопресвитер Михаил Помазанский «Среди догматовъ христіанской вѣры есть истины, получившія въ вѣроопредѣленіяхъ Соборовъ Церкви точную и окончательную формулировку, не допускающую разныхъ толкованій. Таковы догматы о Лицѣ Господа Іисуса Христа. Есть догматы, не имѣющіе точнаго опредѣленія. Это отсутствіе точной формулировки не значитъ, что истины эти вообще не раскрылись въ сознаніи Церкви и что они ждутъ благопріятнаго времени для своего раскрытія. Нѣтъ, они отъ начала вѣдомы Церкви, просвѣщаемой Духомъ Святымъ. Св. Апостолы созерцали сообщаемыя ими истины христіанства во всей возможной полнотѣ, но по необходимости выражали ихъ письменно въ сжатомъ видѣ, и о нѣкоторыхъ истинахъ упоминали лишь косвенно. Что было присуще апостоламъ, то остается всегда въ глубинѣ соборнаго сознанія Церкви. Однако, вѣрно то, что жизнь требуетъ отъ Церкви въ разное время выясненія и уточненія разныхъ догматовъ и удаленіе заблужденій. Такая потребность есть слѣдствіе человѣческой слабости: мы, христіане, въ своей массѣ не въ силахъ стоять на высотѣ духа апостольскаго и имѣть такіе свѣтлые и чистые глаза вѣры, какіе были у апостоловъ. Происходитъ замутненіе нашей способности воспринимать божественную истину, и нужны соборныя усилія Церкви, чтобы очистить, прояснить, возстановить ее въ умахъ и сердцахъ людей. Къ числу истинъ, ясныхъ въ первенствующей Церкви, но затуманившихся въ позднѣйшее время, принадлежитъ и понятіе о Церкви Христовой...» (Jordanville, 1976.) далѣе...


ПРОТ. МИХАИЛЪ ПОМАЗАНСКІЙ. О ВАЖНОСТИ ДОГМАТА О ЦЕРКВИ (1976)

Протопресвитер Михаил Помазанский «Жизнь въ наши дни вынуждаетъ наcъ говорить о догматѣ Церкви, о его православномъ пониманіи, присущемъ церковному сознанію отъ первыхъ дней христіанства. Когда приходится напоминать, во имя истины, во имя Православія, во имя самой Церкви, что истинная Церковь одна: что это именно святая, соборная, апостольская православная Церковь; что расширеніе понятія Христовой Церкви на всѣ секты, на все свободное христіанство есть искаженіе догмата; что объединеніе массы различныхъ христіанскихъ вѣроисповѣданій, задуманное и проводимое теперь, не создаетъ единства Церкви, а наоборотъ — замутило идею единства Церкви, — тогда намъ или о насъ съ недовольствомъ заявляютъ: “Что за фанатизмъ и нетерпимость по отношенію къ многочисленнымъ развѣтвленіямъ христіанства! Развѣ они не молятся, не проповѣдуютъ Евангеліе? Какъ вы, сами маленькая вѣточка — Русская Церковь въ Зарубежьѣ, полуизолированная, идете противъ общаго движенія? Неужели, — говорятъ намъ, — вы враги проповѣди по всему міру Евангелія въ его самостоятельной цѣнности, цѣнности независимо отъ всѣхъ церковныхъ раздѣленій? Не тормозите ли вы своими узкими взглядами движеніе христіанства въ мірѣ? Не видите ли опасность тамъ, гдѣ ея нѣтъ?” — Приведенныя и подобныя имъ укоризны не слѣдуетъ оставить безъ вниманія. Они побуждаютъ насъ ближе подойти къ вопросу о Церкви, о ея сущности, о ея составѣ, чтобы ясенъ сталъ отвѣтъ самой Церкви на недоумѣнія...» (Jordanville, 1976.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ, ЕП. КИНЕШЕМСКІЙ. БЕСѢДА 8-Я НА ЕВАНГЕЛІЕ ОТЪ МАРКА (1996)

Святитель Василий (Преображенский), епископ Кинешемский «Тотъ, кто рѣшится слѣдовать за Господомъ Іисусомъ Христомъ и быть Ему вѣрнымъ, долженъ приготовиться: гоненія, обиды, насмѣшки неизбѣжны. Развѣ не глубокая, грустная правда въ этомъ предостереженіи? Какъ ополчается міръ на всякаго, кто вздумаетъ ему измѣнить и избрать новый путь евангельской любви и правды! Если бы вы были отъ міра, — подтверждаетъ Господь, — то міръ любилъ бы свое; а какъ вы не отъ міра, но Я избралъ васъ отъ міра, потому ненавидитъ васъ міръ (Ін. XV, 19). Еще сегодня вы принадлежите міру, живете его интересами и вкусами, поклоняетесь его кумирамъ — роскоши, богатству, славѣ, знатности, барахтаетесь въ водоворотѣ тщеславія, сладострастія, себялюбія и прочихъ страстей, носите, какъ всѣ, маску лицемѣрныхъ приличій, ведете такъ называемые остроумные и занимательные разговоры, полные скрытаго цинизма и ядовитаго осужденія, не смѣете заикнуться о Богѣ, о вѣчной правдѣ, о строгихъ законахъ добродѣтельной жизни, ибо говорить объ этомъ считается смѣшнымъ и скучнымъ въ приличномъ обществѣ, и всѣ вами довольны. Вы можете быть душой общества, васъ вездѣ привѣтливо принимаютъ, васъ слушаютъ съ удовольствіемъ, вамъ льстятъ, о васъ отзываются хорошо, ваши плохо скрытые грѣшки охотно прощаютъ или добродушно-снисходительно надъ ними подтруниваютъ. Васъ всѣ любятъ: вы — человѣкъ свой. Но вотъ съ вами произошла рѣзкая перемѣна: вы стали серьезнѣе задумываться о жизни и о ея смыслѣ; что-то проснулось въ вашей совѣсти...» (М., 1996.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ, ЕП. КИНЕШЕМСКІЙ. БЕСѢДА 7-Я НА ЕВАНГЕЛІЕ ОТЪ МАРКА (1996)

Святитель Василий (Преображенский), епископ Кинешемский «Въ Египтѣ жила когда-то продажная красавица Таисія. Имя прелестницы гремѣло по всей странѣ. Золото рѣкой лилось въ ея распутный домъ. Самые блестящіе юноши были у ея ногъ. Слава, поклоненіе, успѣхъ, богатство, страсть опьяняли ее, и въ этомъ угарѣ грѣха дремала душа молодой блудницы. Но Господь въ Своемъ милосердіи не оставилъ Свое падшее созданіе. Однажды былъ пиръ въ ея домѣ. Гремѣла музыка. Воздухъ былъ полонъ благовонными куреніями и опьяняющими ароматами востока. Блестѣло на столахъ золото дорогихъ приборовъ. Избранные богачи Египта были гостями. Въ самый разгаръ пира какой-то таинственный незнакомецъ вызвалъ Таисію для секретныхъ переговоровъ. Она увела его въ свою спальню, и тамъ незнакомый посѣтитель сталъ умолять ее за большую сумму денегъ дать ему одно свиданіе, но “только тамъ”, добавилъ онъ, “гдѣ не видѣли бы люди и Богъ”. Разсмѣялась гордая красавица. — “Такого мѣста нѣтъ!” — молвила она... Незнакомецъ внезапно сбросилъ съ себя пышныя одежды, и Таисія узнала въ немъ великаго подвижника пустыни — преподобнаго Пафнутія. Старецъ оставилъ свое уединеніе, чтобы спасти ее, павшую, оскверненную... Полилась горячая, за сердце хватающая рѣчь, полная жалости и любви къ погибающей. Въ ней былъ призывъ къ покаянію, угроза страшнаго конца, слышались слова надежды. — “Какой отвѣтъ дашь ты Богу?..” Дрогнула душа, растопилось сердце, проснулась дремавшая совѣсть. Впервые мысль о Богѣ и Его законѣ...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ДОКЛАДЪ АРХІЕРЕЙСКОМУ СѴНОДУ РПЦЗ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Я полагаю, что мы должны съ особеннымъ вниманіемъ остановиться на выступленіи 18/31 іюля Константинопольскаго Патріарха противъ Блаженнѣйшаго Діодора, Патріарха Іерусалимскаго. По существу, это есть первое организованное выступленіе противъ Православія въ міровомъ масштабѣ. Почему я такъ ставлю вопросъ? Потому что въ эпоху т. н. экуменизма, то есть борьбы противъ догмата о единствѣ Церкви на уровнѣ не только помѣстной Церкви, а на уровнѣ вселенскомъ, впервые передъ лицомъ всего христіанскаго міра происходитъ принципіальное столкновеніе двухъ древнихъ Церквей. Вселенскій Патріархъ давно уже принялъ на себя ведущую роль въ дѣлѣ вовлеченія Православной Церкви въ ересь экуменизма, получившемъ особенно яркое проявленіе на Второмъ Міровомъ Парламентѣ, засѣдавшемъ въ Чикаго 29 августа. Въ его работѣ впервые участвовали и «православные» представители. Называя цѣлый рядъ участниковъ Парламента по именамъ, «Нью-Іоркъ Таймсъ» отъ 30 августа сообщаетъ, что “тысячи зачарованныхъ средне-американскихъ жителей смотрѣли, какъ облаченный въ одежды малиноваго цвѣта кардиналъ Джеймсъ Гиббонсъ, Балтиморскій архіепископъ, открылъ съѣздъ моленіемъ, стоя среди Восточно-Православныхъ архіереевъ въ непривычныхъ черныхъ одеждахъ, высшаго священника шинто въ развѣвающейся бѣлой одеждѣ, индуса въ тюрбанѣ и одеждѣ шафраннаго цвѣта, а также вождей конфуційскихъ и буддійскихъ исповѣданій въ китайскихъ нарядахъ”...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ПСИХІАТРІЯ И ИСПОВѢДЬ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Съ именемъ Фрейда, основателя популярнаго психіатрическаго метода, связана богатая литература въ этой спеціальной области. Однако, при всемъ интересѣ, который можетъ представлять для насъ эта литература, она ни въ какой мѣрѣ не можетъ замѣнить для насъ ни нашего собственнаго духовнаго опыта, ни твореній святыхъ отцовъ и наиболѣе искусныхъ учителей православнаго пастырства, вродѣ Митрополита Антонія. Творцомъ современнаго психоанализа является др. Фрейдъ. Онъ теперь считается въ нѣкоторомъ отношеніи устарѣвшимъ, но тѣмъ не менѣе, является родоначальникомъ разныхъ теорій психоанализа, и его вліяніе на часть современной психіатріи и педагогики остается очень значительнымъ. Фрейдъ исходитъ изъ гипотезы, что въ психическихъ функціяхъ, какъ онъ говорилъ, есть нѣчто (сила эффекта, сумма возбужденія), имѣющее всѣ свойства количества, хотя мы и не имѣемъ способовъ измѣрить его, — нѣчто, способное увеличивать, уменьшать, смѣщать и разряжать, и что распространяется по линіи памяти идеи, какъ электрическій разрядъ на поверхности тѣла. Онъ уподоблялъ эту гипотезу представленію физиковъ о движеніи электрическаго тока. У психическихъ больныхъ эта энергія какъ-то связана и ищетъ себѣ выхода ненормальнымъ путемъ. Далѣе, Фрейдъ считалъ, что, напримѣръ, въ истеріи, половая энергія преграждена отъ своего нормальнаго исхода и затѣмъ, направившись въ другіе органы, становится «связанной» или задержанной въ извѣстныхъ точкахъ, проявляя себя...» (М., 1996.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 49-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ окно глядитъ долгая полярная ночь. Сѣверное сіяніе погасло. Ярко горятъ большія, точно близкія звѣзды. Безконеченъ синій просторъ темнаго неба, синимъ туманомъ заплыли бѣлые снѣга и льды. Въ маленькой кельѣ полумракъ. У громадной иконы Казанской Божьей Матери мечется тревожное пламя въ желтой лампадкѣ. Старое лицо съ чертами точно изваянными изъ слоновой кости склонилась къ другому молодому лицу. Императрица-мать, инокиня Людмила, нагнулась къ внучкѣ своей, Радости Михайловнѣ. Она сидитъ въ большомъ креслѣ, Радость Михайловна стоитъ на колѣняхъ передъ нею и смотритъ въ старые свѣтлосѣрые глаза. — “Все любишь, Рада?” — говоритъ тихо Людмила. — “Люблю, бабушка”. — “Тяжело, поди?” — “Терплю”. — “А не похудѣла”. — “Знаю, что нельзя красоту потерять. И красота не моя, а народная”. — “Вѣрно, Рада. Вѣрно, роднуша моя! Вотъ и я, или мать твоя Искандеръ, — мы любили мужей нашихъ Императоровъ, а когда видали мы ихъ?.. Идешь на выходѣ рядомъ, только и чувствуешь его, любимаго. А потомъ у него свои дѣла, у меня свои — все для народа. Только тогда народъ и цѣнитъ и вѣритъ, когда видитъ, что у царей его своего ничего. Все проститъ, все помилуетъ, ради дѣла, а личнаго не пойметъ и не оцѣнить. Такой былъ Петръ. “То академикъ, то герой, то мореплаватель, то плотникъ, онъ всеобъемлющей душой на тронѣ вѣчный былъ работникъ”... И когда надо было для Россіи — сына казнилъ. Такъ то, милая Рада... сына казнилъ... За то, когда сказалъ"...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 48-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Весь заиндевѣлый, со стеклами, покрытыми густымъ узоромъ льда и снѣга, съ вантами и поручнями, какъ изъ толстаго стекла вылѣпленными, тихо опускался въ вѣчную декабрьскую ночь самолетъ “Свѣтлана”. Нигдѣ не было видно ни лѣса, ни кустовъ, ни отдѣльныхъ деревьевъ. Снѣгъ и льды, льды и снѣгъ были кругомъ въ сумракѣ ночи, нарушаемомъ волнующими душу вспышками сѣвернаго сіянія. На самомъ берегу замерзшаго океана, съ нагроможденными въ осенній ледоставъ синими глыбами льда чуть свѣтились окна большого бѣлаго каменнаго зданія, окруженнаго высокой оградой. За оградой были небольшія, видимо съ трудомъ вырощенныя деревья, осыпанныя снѣгомъ съ обледенѣлыми стволами. Въ особой загородкѣ бродили олени и бѣлыя мохнатыя собаки, увидавши “Самолетъ”, подняли тупыя морды съ черными носами и принялись выть. Самолетъ не доходя одного аршина до земли, остановился у воротъ забора и матросы въ громадныхъ шубахъ похожіе на медвѣдей спустили лѣстницу. Изъ каюты вышла одѣтая въ бѣлую шубу Радость Михайловна. Атаманъ Перскій провожалъ ее. — “Благодарю васъ, атаманъ”, — сказала княжна. — “Ровно черезъ двѣ недѣли я попрошу васъ прибыть за мною. Праздники Рождества я хочу провести у Императрицы Матери”. — “Есть, Ваше Императорское Высочество”, — сказалъ Перскій. — “Спасибо, родные. Не замерзли?” — сказала Радость Михайловна матросамъ, выскочившимъ на верхнюю палубу. — “Рады стараться Государю и Родинѣ”, — сказали матросы...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 47-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «“А, Кореневъ”, — ласково сказала она. — “Познакомьте меня съ вашею милою женою. Это вашъ первенецъ? Какое милое дитя. А какъ зовутъ?” — “Михаилъ”, — сказала Эльза, подавая Великой Княжнѣ ребенка. — “Прелестное дитя”, — сказала Радость Михайловна, искренно любуясь мальчикомъ. — “У него такіе же ясные голубые глазки, какъ у васъ, милая Эльза. Какъ я счастлива за васъ, Кореневъ. Гдѣ вы живете теперь? Я давно не видала васъ въ С.-Петербургѣ”. — “Мужъ теперь имѣетъ дачу на южномъ берегу Крыма”, — сказала Эльза. — “Онъ получилъ заказъ написать иконы для храма, который строится на Перекопскихъ могилахъ въ память погибшихъ тамъ Русскихъ офицеровъ и солдатъ”. — “Прекрасный выборъ художника. Я увѣрена, что никто, какъ вы, Кореневъ, не напишетъ такъ святыхъ иконъ. Но, молитесь”, — строго сказала Радость Михайловна, — “безъ молитвы не принимайтесь писать ликовъ святыхъ. Надъ чѣмъ работаете вы сейчасъ?” — “Пишу икону Донскія Божія Матери для притвора, посвященнаяо павшимъ въ бояхъ Донскимъ казакамъ генерала Абрамова”. — “Я знаю эту икону”, — сказала Радость Михайловна. — “Это моя любимая”. Кореневъ трепеталъ подъ ея взглядомъ. “Ужели все кончено. Ужели призраки и сѣрый волкъ и спасеніе Царской семьи и разговоры въ Петергофѣ ничто. Ужели сердце обмануло его и такъ-таки ничего не было?”, думалъ онъ. Эльза ревнивыми глазами смотрѣла на ту, кого считала своею соперницей и ничего не понимала. Вмѣсто чувства...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 46-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Когда Клейсть, Кореневъ и Виртгеймъ входили въ залъ нѣмецкой живописи, тамъ произошло движеніе. По залу пробѣжалъ стряпчій приказа иноземныхъ дѣлъ и сказалъ по-нѣмецки: “Господа, сюда только что прибыла дочь Русскаго Императора Великая Княжна Радость Михайловна и идетъ смотрѣть ваши картины”. Нѣмцы художники стали у своихъ картинъ. Съ бритыми бородами и усами, у иныхъ, впрочемъ, подъ самыми ноздрями были оставлены маленькія пучки щетины, блѣдные и худые, кто былъ молодъ, одутловатые и красные, кто постарше, большинство въ большихъ круглыхъ въ черепаховой оправѣ очкахъ, дѣлавшихъ ихъ непохожими на людей, кто совершенно лысый, кто по тогдашней модѣ остриженный гладко на затылкѣ и вискахъ съ мохромъ торчащими волосами на темени, одни въ пиджакахъ, другіе въ дамскихъ блузахъ съ открытыми блѣдно синими шеями и узкою грудью съ торчащими ключицами — они казались людьми другой планеты, какими-то выродками людей. По стѣнамъ въ рамкахъ и безъ рамъ были развѣшаны картины. Первое впечатлѣніе Радости Михайловны было, что надъ нею смѣются, что ее ввели въ дѣтскую, гдѣ богатыя дѣти шалили красками и клеемъ. Прямо противъ нея висѣло громадное, сажень вышиною и аршина полтора шириною полотно, названное: “Still ist die Nacht” художника Виртгейма, удостоенное высшей преміи отъ союза художниковъ. Наверху кроваво красное небо. Оно отражается въ кровавой лужѣ внизу. Сбоку черныя развалины...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 45-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Прошло два года. Въ Русскомъ пограничномъ городѣ Калишѣ готовились къ открытію выставки Русскихъ, нѣмецкихъ и польскихъ художниковъ. Три теченія въ искусствѣ должны были столкнуться въ огромныхъ залахъ городской ратуши. Ожидался пріѣздъ Императора Всероссійскаго, Царя Польскаго и Великаго Князя Финляндскаго Михаила Всеволодовича. Годъ тому назадъ почти одновременно польскіе крестьяне свергли разорявшее ихъ соціалистическое правительство и просили Государя Русскаго принять ихъ подъ свою высокую руку. Польскіе солдаты перебили французскихъ офицеровъ и генераловъ и, побросавъ оружіе, разошлись. Какъ спѣлый плодъ упала Польша въ объятія Россіи. Спустя два мѣсяца финляндскій ригсдагъ въ торжественномъ засѣданіи постановилъ о присоединеніи къ Россіи на старыхъ основаніяхъ. Россія возстановилась въ границахъ 1914 года, расширенныхъ важными пріобрѣтеніями въ Центральной Азіи. Весь Калишъ былъ убранъ Русскими и польскими флагами. На улицахъ населеніе украшало цвѣтами и коврами дома, ожидая проѣзда того, кто, наконецъ, далъ покой измученному кровавыми раздорами политическихъ безумцевъ краю. Каждое утро съ трубными звуками по улицамъ проходили Александрійскіе черные гусары въ барашковыхъ шапкахъ съ серебряными черепами на нихъ. Они готовились къ смотру своего Шефа — Государыни Императрицы. Вмѣстѣ съ нѣмецкими художниками въ Калишъ прибылъ и Карлъ Клейстъ. На этотъ разъ онъ пріѣхалъ въ спокойномъ экспрессѣ...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 44-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Священникъ очень долго бесѣдовалъ съ Кореневымъ. Это не была исповѣдь. Онъ ни разу не спросилъ о преступленіи. Они говорили о жизни заграницей, о дняхъ дѣтства Коренева, о его воспитаніи, о взглядахъ на религію у нѣмцевъ, о томъ какое впечатлѣніе произвела на Коренева Россія, онъ говорилъ о милосердіи Божіемъ. — “Молись, мой сынъ”, — сказалъ, прощаясь, священникъ, — “великое несчастіе постигло тебя. Тебя избралъ Господь орудіемъ Промысла Своего и судъ людской пойметъ сіе важное обстоятельство”. Слѣдующій день Кореневъ провелъ въ полномъ одиночествѣ. Даже пищу черезъ особое отверстіе подала ему невидимая рука. Пища была простая и грубая, но достаточная. На третій день къ нему зашелъ хожалый и сказалъ, что отведетъ его въ судъ. Его посадили на извозчика, хожалый сѣлъ рядомъ и его отвезли на Фонтанку, гдѣ недалеко отъ Лѣтняго Сада было небольшое зданіе съ вывѣскою гласившею, что здѣсь помѣщается «Уголовный судъ C.-Петербургскаго воеводства». При проходѣ черезъ одну изъ комнатъ онъ увидѣлъ Стольниковыхъ, Бакланова съ Грунюшкой, Эльзу, Курцова, миссъ Креггсъ, Демидова, Самобора и нѣсколько художниковъ, съ которыми онъ дружилъ. Это его удивило. Никто не спрашивалъ его о нихъ, а они сами для чего-то явились. Изъ этой комнаты его провели въ маленькую каморку и просили обождать. Въ каморкѣ было полутемно, стоялъ простой стулъ со спинкой и столъ съ графиномъ и стаканомъ воды. — Когда услышите стукъ, — сказалъ ему хожалый...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). НАЧАЛО БОЛѢЗНЕЙ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Въ 1960 г. я опубликовалъ въ «Православной Руси» (№ 9) статью «Нашъ путь». Десятью годами позже она была напечатана во второмъ томѣ моихъ сочиненій. Прочитавъ ее теперь, я вижу, что она могла быть написанной и нынѣ, только немного отставая отъ развивающихся событій. Рѣчь шла о подготовкѣ міра къ явленію Антихриста. Теперь въ жизни міра прибавилось явленій, которыя перечисляются тремя Евангелистами какъ «начало болѣзней». Спаситель говорилъ Своимъ ученикамъ: «также услышите о войнахъ и военныхъ слухахъ. Смотрите, не ужасайтесь: ибо надлежитъ всему тому быть: но это не конецъ. Ибо возстанетъ народъ на народъ, царство на царство, и будутъ глады, моры, землетрясенія по мѣстамъ. Все же это начало болѣзней» (Мѳ. 24, 6-8; Мрк. 13, 9; Лк. 21, 9-11). Итакъ, у трехъ Евангелистовъ, почти въ одинаковыхъ словахъ, приводятся слова Спасителя о событіяхъ, вѣроятно, нашего времени. Что это такъ — откройте любую газету. Вы увидите, что сейчасъ въ мірѣ фактически почти нѣтъ вполнѣ спокойной страны. Къ этому прибавляются землетрясенія въ необычно большомъ количествѣ и большой силы. Конечно, они бывали искони, но если въ 1989 г. въ мірѣ было 33 землетрясенія, то въ 1990 г. ихъ уже было 133, и въ первые мѣсяцы отъ нихъ погибло до 100 тысячъ человѣкъ, въ томъ числѣ особенно много на южномъ побережьѣ Индіи. Въ Сѣверной Америкѣ погибло не такъ много человѣкъ, но многія тысячи пострадали отъ разрушенія своихъ жилищъ въ прошломъ году во Флоридѣ...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ПИСЬМО ВЪ РЕД. ГАЗЕТЫ "НОВОЕ РУССКОЕ СЛОВО" (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Рецензія г-на А. Николаева на книгу Архіепископа Іоанна Шаховского въ № «Новаго Русскаго Слова» отъ 28 августа с. г. содержитъ много интереснаго, но вмѣстѣ съ тѣмъ — невѣрныя данныя о Митрополитѣ Кіевскомъ Антоніи. Какъ человѣкъ, состоявшій при немъ въ послѣдніе годы, я считаю долгомъ внести хотя бы необходимыя поправки. Вопреки тому, что значится въ статьѣ г. Николаева, Митрополитъ Антоній до послѣднихъ дней хорошо сохранялъ память и интересъ ко всему происходившему въ Церкви, но физически настолько ослабѣлъ, что нѣкоторыя функціи Первоіерарха ему трудно было отправлять. Особенно ослабѣли у него ноги. Онъ поэтому года за два до смерти вызывалъ Митрополита Анастасія въ качествѣ своего Замѣстителя. Приведенныя рецензентомъ слова В. А. Маевскаго, который не былъ близокъ къ Митрополиту, не объективны и въ значительной степени отражаютъ разсказы недоброжелателей. Когда человѣкъ находится на высокомъ положеніи, очень часто случается, что недовольные его рѣшеніями приписываютъ ихъ вліянію «окруженія», обычно поносимаго. Вопреки свидѣтельству В. А. Маевскаго, келейникъ Владыки Антонія, весьма ему преданный и очень честный Архимандритъ Ѳеодосій, не велъ его переписки, точнѣе, не отвѣчалъ на письма за него. У Митрополита Антонія была привычка не оставлять никакихъ писемъ безъ хотя бы краткаго отвѣта на открыткѣ. Съ притупленіемъ зрѣнія, въ самые послѣдніе годы, онъ диктовалъ отвѣты иногда о. Ѳеодосію (у меня есть такія письма)...» (М., 1996.) далѣе...


"ПОЧЕМУ ПРАВОСЛ. ХРИСТ. НЕЛЬЗЯ БЫТЬ ЭКУМЕНИСТОМЪ". 3-Е ОСНОВАНІЕ (1992)

Православная Церковь - ковчег спасения «На Соборахъ древняя Церковь отдѣляла православную истину отъ еретической лжи, порывая съ ересями всякія связи: и догматическія, и каноническія, и сакраментально-литургическія. Нынѣшній же экуменизмъ, наоборотъ, пытается установить разнообразныя связи въ Православіи съ отдѣльными вѣроисповѣданіями, въ томъ числѣ съ самыми еретическими, вступая тѣмъ самымъ въ противорѣчіе съ практикой древней Церкви. Это убѣдительно подчеркиваетъ англійскій богословъ д-ръ Мартинъ Ллойдъ Джонсъ, который пишетъ: «Нѣтъ ничего интереснѣе контраста между Вселенскими Соборами первыхъ вѣковъ христіанской эры и сегодняшнимъ Экуменическимъ Совѣтомъ церквей. Важнѣйшей задачей Соборовъ было вѣроученіе — опредѣленіе догматическаго ученія и разоблаченіе заблужденій и ереси. Существенной же характеристикой новаго движенія (экуменизма) является безразличіе къ догматическому ученію, приматъ духа инклюзивизма (включенія) и сотрудничество на практической почвѣ». Подъ духомъ инклюзивизма авторъ понимаетъ стремленіе къ объединенію во что бы то ни стало всѣхъ деноминацій въ одну общую организацію, независимо отъ того, правильно или еретически онѣ вѣруютъ. Слово Божіе повелѣваетъ намъ не имѣть ничего общаго съ еретиками. Св. ап. Павелъ наставляетъ: «Еретика, послѣ перваго и второго вразумленія, отвращайся» (Тит. 3, 10) и еще: «Умоляю васъ, братія, остерегайтесь производящихъ раздѣленія»...» (СПб., 1992.) далѣе...


"ПОЧЕМУ ПРАВОСЛ. ХРИСТ. НЕЛЬЗЯ БЫТЬ ЭКУМЕНИСТОМЪ". 2-Е ОСНОВАНІЕ (1992)

Православная Церковь - ковчег спасения «Догматъ о Церкви весьма сжато и точно выраженъ въ IX членѣ Никео-Цареградскаго Сѵмвола вѣры: «Вѣрую во едину, святую, соборную и апостольскую Церковь». Этими словами выражается твердое и неизмѣнное убѣжденіе православнаго христіанина, что Церковь, въ которую мы вѣруемъ, существующая, а не ожидаемая; уже созданная, а не ожидающая созданія; вполнѣ дѣйствительная, а не воображаемая. Было время, когда Церковь была обѣщана Спасителемъ словами: «Созижду Церковь Мою» (Мѳ. 16, 18). Но это обѣщаніе сбылось въ день первой христіанской Пятидесятницы, и съ тѣхъ поръ никто не сомнѣвался въ существованіи Церкви, основанной на вѣрѣ во Христа — краеугольнаго ея Камня (Еф. 2, 20). Она для православнаго христіанина существуетъ какъ дѣйствительный Богочеловѣческій организмъ для спасенія душъ. Лишь въ наше время на почвѣ экуменизма появилась идея, будто Церковь необходимо создавать не на Камнѣ Христовой истины, а на пескѣ всевозможныхъ человѣческихъ заблужденій, что противорѣчитъ Сѵмволу вѣры и Священному Писанію. Единственное, о чемъ сказано въ Сѵмволѣ вѣры какъ объ ожидаемомъ въ будущемъ, это эсхатологическія событія — второе Христово пришествіе, воскрешеніе мертвыхъ и жизнь будущаго вѣка, почему о нихъ говорится «чаю», т.-е. «ожидаю», тогда какъ объ остальномъ — «вѣрую» («исповѣдую»). Въ отличіе отъ еретическихъ обществъ, претендующихъ...» (СПб., 1992.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 43-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Полковникъ вызвалъ хожалаго и приказалъ доставить заявщика въ ближайшій участокъ. Коренева провели черезъ пріемную, гдѣ не было никого и попросили обождать въ маленькой комнатѣ съ письменнымъ столомъ, служившей кабинетомъ приставу. Приставъ сейчасъ же вышелъ. Это былъ человѣкъ лѣтъ сорока, съ умнымъ, тонкимъ проницательнымъ лицомъ. Не подавая руки Кореневу и не прося его садиться, онъ сейчасъ же приступилъ къ допросу, дѣлая краткія замѣтки на листѣ бумаги. Когда Кореневъ сказалъ, что онъ убилъ господина Дятлова въ Демидовомъ переулкѣ на его квартирѣ, приставъ подошелъ къ дальносказу, переговорилъ съ другимъ участкомъ и, дожидаясь отвѣта, попросилъ Коренева сѣсть и ни слова не сказалъ съ нимъ. Приставъ занимался своими бумагами и писалъ что-то крупнымъ нервнымъ почеркомъ протоколиста. Дальносказъ загудѣлъ и приставъ подошелъ къ нему. Кореневъ слышалъ рядъ вопросовъ, и понялъ, что кто-то по порученію пристава уже проникъ на квартиру Дятлова и сдѣлалъ осмотръ трупа. — “На напильникѣ волосы?” — говорилъ приставъ... — “Отпечатокъ большого пальца.... Отлично... Снимите оттискъ... Сомнѣнія повидимому нѣтъ... Самъ все показалъ... Отлично... Послѣ осмотра къ погребенію... Да... Мнѣ Кореневъ говорилъ, что атеистъ... Мм... Не знаю... не было примѣра... Да... Переговорите съ священникомъ... Я думаю, нельзя отказать въ отпѣваніи... Тамъ разберутъ... Ага... Вы говорите, бомба... Тринитроуолъ... Мм... Хорошо”...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 42-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «День былъ радостный. Солнце свѣтило по праздничному и по праздничному ярко и солнечно гудѣли колокола и, казалось, колебали синіе просторы блѣднаго сѣвернаго неба. Отъ Невы пахло водою, смолою и каменноугольнымъ дымомъ. Слѣпили воды ея золотыми отраженіями солнца и вся она желтая, глубокая, синѣющая вдали казалась живою, могучею, властною сѣверною красавицею. Толпы пестро одѣтаго народа окружили гранитъ ея набережныхъ. На судахъ, лодкахъ, яхтахъ, и рыбачьихъ лайбахъ пестрыми лентами играли флаги и трепетали, ликуя передъ яркимъ солнцемъ радостнаго дня. Полки проходили съ музыкой туда, гдѣ громадными коробками спускались къ рѣкѣ доки новаго Адмиралтейства. Тамъ, на Невѣ, уже стояло шесть большихъ бѣлыхъ кораблей и сверху до низу по вантамъ, по мачтамъ и по реямъ они были увѣшаны флачками и флагами и теплый западный вѣтеръ трепалъ ими и, набѣгая на воду, покрывалъ ее мелкою рябью. У пестрыхъ рогатокъ стояли чины городской стражи и пропускали лицъ, называвшихъ свои имена. На самый эллингъ допускали по особому приглашенію и Кореневъ имѣлъ это приглашеніе. Вчера онъ мечталъ объ этомъ праздникѣ, мечталъ о счастьи увидѣть Радость Михайловну во всемъ блескѣ ея царскаго величія и знать, что она все это отдастъ ему. Сегодня онъ зналъ, что этого не будетъ, что она никогда не измѣнитъ долгу, сегодня онъ шелъ, какъ преступникъ и убійца. Мѣста въ эллингѣ уже полны были народа. Духовенство разставило золотые аналои...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ПРОТ. МИХАИЛЪ ПОМАЗАНСКІЙ. НАШЕ ЦЕРКОВНОЕ ПРАВОСОЗНАНІЕ (1976)

Протопресвитер Михаил Помазанский «“О православномъ русскомъ народѣ, въ отечествіи и въ разсѣяніи сущемъ”: такъ молятся, кажется, не только въ части Русской Церкви, подчиненной Архіерейскому Сѵноду заграницей, но и въ группировкахъ, къ нему не принадлежащихъ. Состояніе разсѣянія не окончилось, оно продолжается. Отъ 1917 года начался выходъ въ разсѣяніе. За рубежомъ русской страны — именно русской страны, а не Русской Церкви, ибо Церковь не имѣетъ очерченныхъ границъ ни вширь ни ввысь — оказались: паства, среднее духовенство, монашество, епископы. Слѣдовало ли паствѣ разбѣжаться, разсѣяться, раствориться въ другихъ помѣстныхъ православныхъ церквахъ? Но что въ ея бѣженствѣ осталось болѣе важнаго, какъ не то, чтобы сохранить свое единство — церковное, національное, бытовое? Убѣгаютъ, чтобы цѣною потери своего матеріальнаго и другихъ жертвъ сохранить другое свое, нематеріальное, идейное, но не съ тѣмъ, чтобы потерять свое единство съ русскимъ народомъ. Первое, что сдѣлали оказавшіеся въ разсѣяніи, — они сбѣжались къ своимъ архипастырямъ, какъ предстоятелямъ родной Церкви, собрались какъ овцы къ своимъ пастырямъ. Имѣли ли право оказавшіеся въ разсѣяніи русскіе архипастыри принять паству въ свое попеченіе? Отвѣтимъ вопросомъ: имѣли ли они право не окормлять ихъ, не собрать ихъ къ молитвѣ, не научать ихъ, не руководить ими духовно? Епископъ получаетъ въ хиротоніи обязанность — не право, а обязанность — по отношенію къ своей паствѣ...» (Jordanville, 1976.) далѣе...


ПРОТ. МИХАИЛЪ ПОМАЗАНСКІЙ. МЫСЛИ О ПРАВОСЛАВІИ (1976)

Протопресвитер Михаил Помазанский «Особое слово... Слово, имѣющее большую притягательную силу. Для многихъ, многихъ — святое и дорогое слово, не легко опредѣлимое и, въ то же время, простое и понятное. Отъ нѣкоторыхъ слышимъ укоръ: «Зачѣмъ у насъ на собраніяхъ, въ рѣчахъ, такъ часто бряцаютъ словомъ «Православіе»? Можетъ быть, иногда они и правы въ своемъ протестѣ. Не слѣдуетъ изъ дорогого людямъ понятія создавать боевой, ходкій терминъ, говорить о немъ тамъ, гдѣ оно мало цѣнится, дѣлать изъ него боевой мячъ въ общественныхъ культурно-политическихъ собраніяхъ. Бережно слѣдуетъ хранить это имя, эту нашу словесную святую эмблему. Говорить о Православіи не значитъ непремѣнно пытаться дать исчерпывающее опредѣленіе. Дѣлиться мыслями о дорогомъ бываетъ потребностью, пріятно — просто «подѣлиться»; никто васъ не осудитъ, если вы только въ идеальномъ свѣтѣ будете говорить о любимомъ. Скажутъ, не смѣло ли — высказывать свои мысли о немъ? Не нужна ли прежде самому подняться на всю духовную высоту его, чтобы судить о разнообразныхъ сторонахъ его? Можно ли охватить его полноту? Но развѣ лучше — совсѣмъ не говорить, изъ опасенія сказать не всегда умѣло? И не въ правѣ ли каждый изъ насъ хотя бы такъ судить о немъ, какъ судимъ о величественномъ храмѣ, осматривая его съ погоста и смотря вглубь его, съ его паперти? Нерѣдко у людей, стоящихъ дальше отъ Церкви, малочувствующихъ дыханіе ея, туманное и расплывчатое представленіе соединяется со cловомъ "Православіе"...» (Jordanville, 1976.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 41-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «“Вы что, фрейлейнъ Эльза?” — прерывающимся голосомъ сказалъ Кореневъ. Онъ мало что соображалъ. Онъ не понималъ, что на дворѣ хотя и свѣтлая, но глухая ночь. Онъ не думалъ, почему въ этотъ поздній часъ Эльза могла звонить къ Дятлову? Онъ трясся мелкою, лихорадочною дрожью и въ ушахъ его звенѣло. — “Меня... Радость Михайловна послала остановить васъ... Что то ужасное... Она сама не знала”. Кореневъ замѣтилъ, что Эльза была взволнована не меньше его. Лицо было блѣдно, глаза блуждали, волосы растрепались. — “Поздно, Эльза... То, что должно было совершиться, то совершилось. Однимъ сумасшедшимъ стало меньше”. — “Господинъ Дятловъ?” — “Его нѣтъ”. Со страннымъ спокойствіемъ Кореневъ взялъ за руку Эльзу и провелъ ее въ рабочій кабинетъ Дятлова. Тамъ все также неподвижно лежалъ Дятловъ и было страшно, что онъ не перемѣнилъ своей неудобной позы. Кровь перестала течь и темной лужей застыла на полу, впиваясь въ доски. — “Что вы надѣлали?” Кореневъ не удивился тому, что Эльза не сомнѣвалась, что это сдѣлалъ онъ. — “Зачѣмъ вы это сдѣлали?” Кореневъ стоялъ у притолоки и смотрѣлъ на Эльзу. Она нагнулась къ Дятлову и дотронулась до его лба. — “Онъ мертвъ”, — сказала она. — “Вѣроятно”, — глухо сказалъ Кореневъ. — “Я не этого хотѣлъ. Я сдѣлалъ это невольно. А что Радость Михайловна?” — “Она явилась ко мнѣ и продиктовала адресъ господина Дятлова и сказала, чтобы я сейчасъ же пошла къ нему и остановила васъ отъ безумнаго поступка”...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 40-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Вечеромъ того же дня Кореневъ звонилъ къ Дятлову. Въ щелку пріотворенной двери показалось блѣдное лицо съ жидкими взлохмаченными волосами. — “А! Кореневъ. Очень кстати”, — отворяя дверь проговорилъ Дятловъ. — «Я только что о васъ думалъ. Входите, входите сюда». Онъ провелъ Коренева въ дальнюю комнату и тщательно заперъ двери. Здѣсь у большого массивнаго стола былъ привинченъ металлическій верстакъ, валялись сверла, долота, напильники, полъ усыпанъ былъ стальными опилками, пахло ѣдкимъ запахомъ сѣрной кислоты. — “Ну, что?” — сказалъ Дятловъ, вглядываясь въ лицо Коренева, искаженное мукой. — “Отказала? Я такъ и зналъ. Отказала потому, что царская дочь! Прекрасно, Кореневъ, прекрасно... Я все думалъ, кому открыть свою тайну, потому что подленькое-то честолюбіе осталось и захотѣлось въ исторію перейти, имя свое увѣковѣчить. Думалъ — миссъ Креггсъ, но съ ея гуманизмомъ выдастъ, разболтаетъ во имя непротивленія злу. А вы? Вѣдь я и васъ спасаю... Она не идетъ за васъ потому, что царская дочь, да?” — “Да, она не можетъ выйти замужъ. Я думаю, что она права”, — сказалъ Кореневъ. — “Отлично, отлично”, — въ какомъ-то нервномъ возбужденіи говорилъ Дятловъ. — “А если завтра она не будетъ царской дочерью — тогда другой оборотъ. И этимъ вы будете мнѣ обязаны. Когда нибудь вы опишете, вы нарисуете мой подвигъ въ назиданіе другимъ революціонерамъ”. — “Я васъ не понимаю, Демократъ Александровичъ”, — сказалъ Кореневъ. — “Какъ не царская дочь?”...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). СЛОВО (2-Е) ВЪ ВЕЛИКІЙ ПЯТОКЪ (1883)

С Новым Годом! «Вотъ и оправдалось пророчество праведнаго Сѵмеона! Се предметъ противорѣчій! Сынъ Божій во гробѣ. Искупитель міра умеръ позорно. Какъ соблазняетъ это іудея! для языческой мудрости Христосъ распятый — безуміе (1 Кор. I, 23). О, да не будетъ сей лежащій на паденіе намъ, какъ многимъ во Израилѣ! Если бы уразумѣли, то не распяли бы Господа славы, говоритъ апостолъ (1 Кор. II, 8). Такъ — нужно чистое, святое разумѣніе сего почившаго страдальца, чтобы Онъ былъ намъ Божіею мудростію. Съ чего же начнемъ наше разумѣніе тайны Его? Съ самихъ себя. Что такое человѣкъ? Что такое каждый изъ насъ? Грѣшникъ — съ первыхъ минутъ своей жизни: отъ этого отказывается только тотъ изъ насъ, кто, разстроенный страстями, теряетъ самопознаніе. Если говоримъ, что не имѣемъ грѣха: то обманываемъ себя, и истины нѣтъ въ насъ (1 Іоан. I, 8). Если же каждый изъ насъ грѣшникъ: то каждый какъ нибудь, но долженъ сложить съ себя вину грѣховную. Что жъ мы можемъ сдѣлать для оправданія своего предъ Богомъ? Можемъ ли умилостивить правосудіе Божіе своимъ раскаяніемъ? Нѣтъ, — раскаяніе само есть дѣйствіе грѣха, и потому только обличаетъ меня во грѣхѣ, а ни чуть не уничтожаетъ его; еще менѣе оно можетъ уничтожить другія разнородныя послѣдствія грѣха, которыхъ не въ состояніи мы покорить своей власти. Не можемъ ли примирить съ собою Бога лучшею жизнію своею? Но, живя лучшимъ образомъ, исполняемъ мы только обязанность нашу, а старый долгъ грѣховъ все остается за нами...» (СПб., 1883.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). СЛОВО (1-Е) ВЪ ВЕЛИКІЙ ПЯТОКЪ (1883)

Рождество Христово «И такъ Свѣтъ, пришедшій въ міръ просвѣтить языки, сокрылся въ мракѣ гроба, немного озаривъ и сердецъ Израиля? Востокъ свыше, посѣтившій землю, позналъ западъ свой, не узнанный землею? Отче небесный! Гдѣ благоволеніе, которымъ свидѣтельствовалъ Ты любовь къ своему Сыну? (Матѳ. III, 17). Гдѣ слава о которой молилъ Тебя возлюбленный Сынъ Твой? (Іоан. XVII, 1). Сынъ Божій вопіетъ на крестѣ: Боже мой, Боже мой, вскую Мя еси оставилъ? (Матѳ. XXVII, 46). И вопль Его оставленъ безъ отвѣта. Владыка Силъ небесныхъ, обезсиленный муками и страданіями позорными, испускаетъ духъ Свой. Но Свѣтъ небесный не съ тѣмъ явился въ міръ, чтобы оставить людей во мракѣ большемъ прежняго. Нѣтъ, — не при этомъ гробѣ мѣсто темному невѣрію. О семъ познахомъ любовь, яко Онъ по насъ душу Свою положи: и мы должны есмы по братіи души полагати (1 Іоан. III, 16). Вотъ тайна Сына Божія, низшедшаго во гробъ! Она не извѣстна была вѣкамъ, но — открытая — она изливать будетъ свѣтъ и блаженство на вѣки и вѣчность! О семъ познахомъ любовь, яко Онъ по насъ душу Свою положи. Тамъ, гдѣ, казалось, дѣйствуетъ только судъ Божій, страшный для цѣлой вселенной, тамъ, гдѣ небо казалось до того разгнѣваннымъ на землю, что не давало отвѣта даже на гласъ Сына Божія, тамъ открывается любовь, — любовь, которой еще не было примѣра. Какъ не дальновиденъ умъ человѣческій со всею хитростію, со всѣмъ коварствомъ страстей!...» (СПб., 1883.) далѣе...


АРХІЕП. НИКОНЪ (РКЛИЦКІЙ). ПРАВОСЛАВНАЯ РУСЬ ВЪ КАНАДѢ (1975)

Архиепископ Вашингтонский и Флоридский Никон (Рклицкий) «Широко раскинулась наша многострадальная Святая Русь. Поистинѣ она теперь опоясываетъ весь земной шаръ и гдѣ только не появятся ея вѣрные сыны, тамъ загорается тихій свѣтъ Православія. Полтора мѣсяца тому назадъ, въ серединѣ февраля, насъ обжигали знойные лучи палящаго солнца во Флоридѣ, когда тамъ былъ зажженъ свѣтильникъ Русскаго Православія въ С.-Петербургѣ, на берегу Мексиканскаго залива, а теперь, въ концѣ марта — мы среди медленно по-русски таящихъ съ журчащими ручейками снѣговъ, на порогѣ весны, — въ далекой и холодной Канадѣ. Гор. Монреаль имѣетъ для Канады такое же значеніе, какъ Нью-Іоркъ для Соединенныхъ Штатовъ, для Зарубежной же Руси онъ пріобрѣтаетъ теперь особое значеніе потому, что сюда теперь прибываютъ изъ Европы Ди Пи и вливаютъ свѣжія силы въ давно существующую здѣсь русскую церковно-общественную жизнь. Уже на сѣверѣ Соединенныхъ Штатовъ, раннимъ мартовскимъ утромъ, насъ встрѣтили пейзажи, напоминающіе видѣнія Россіи — березовыя лѣсныя рощи, медленное таяніе глубокаго снѣга, рѣки и озера, покрытыя ночнымъ покровомъ тонкаго льда, сосны, украшенныя инеемъ. Наконецъ, мы прибыли въ Монреаль. Онъ также напоминаетъ наши города ранней русской весной. Прохожіе тепло одѣты, на углахъ дремлютъ извозчики съ колясками и лошадьми, пробѣгаютъ трамваи, на окраинахъ — немощенныя улицы, на которыхъ можно погрузиться по колѣно въ ледяной водѣ или въ вязкой землѣ и вообще все проще и ближе къ природѣ...» (Монреаль, 1975.) далѣе...


АРХІЕП. НИКОНЪ (РКЛИЦКІЙ). ТАЙНА КРЕСТА (1975)

Архиепископ Вашингтонский и Флоридский Никон (Рклицкий) «Въ третье воскресенье Великаго поста на утрени Св. Церковь выноситъ на поклоненіе вѣрующимъ животворящій Крестъ Господень. Крестъ Христовъ составляетъ собой какъ бы самое дыханіе Церкви и пронизываетъ отъ начала до конца всю ея жизнь. Крестомъ начинается всякая молитва, всякое священнодѣйствіе, крестомъ оно сопровождается, крестомъ заканчивается, крестомъ украшается всякій священный предметъ, крестомъ вѣнчаются самыя церковныя зданія, богослужебному поклоненію кресту Господню посвящаются каждая среда и пятница и кромѣ того крестъ прославляется на всѣхъ воскресныхъ богослуженіяхъ и, наконецъ, въ честь креста установленъ особый великій праздникъ — Воздвиженіе Креста Господня 14 сентября. Поклоненіе же кресту Господню въ третье воскресенье и во всю четвертую седмицу Великаго поста особо выдѣляется Церковью и въ эти святые дни крестъ Господень сіяетъ во всей своей лучезарной славѣ и красотѣ. Въ синаксаріи третьяго воскресенья Великаго поста изъясняются тѣ мотивы, которыми руководствуется Церковь, предлагая для поклоненія въ эти дни крестъ Господень. Въ дни св. Четыредесятницы мы сами какъ бы распинаемся, умерщвляя свои страсти и поэтому склонны испытывать чувства горести и унынія и вотъ для того, чтобы облегчить нашъ подвигъ и утвердить насъ въ немъ, Церковь утѣшаетъ насъ. Богъ, распятый на крестѣ, прославился, потерпи и ты немного на постномъ поприщѣ для того, чтобы стать участникомъ крестной славы...» (Монреаль, 1975.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ, ЕП. КИНЕШЕМСКІЙ. БЕСѢДА 6-Я НА ЕВАНГЕЛІЕ ОТЪ МАРКА (1996)

Святитель Василий (Преображенский), епископ Кинешемский «Зная отношеніе Господа къ вопросу о субботѣ, фарисеи, разсказываетъ евангелистъ Маркъ, наблюдали за Нимъ, не исцѣлитъ ли его въ субботу, чтобы обвинить Его. А въ синагогѣ, куда пришелъ Господь, находился въ это время человѣкъ, имѣвшій сухую руку. Пройти мимо него безучастно, не оказавъ никакой помощи, Господь не хотѣлъ, но Онъ видѣлъ озлобленные, подстерегающіе взоры фарисеевъ и рѣшилъ дать имъ урокъ. Онъ же говоритъ человѣку, имѣвшему изсохшую руку: стань на средину. А имъ говоритъ: должно ли въ субботу добро дѣлать, или зло дѣлать? душу спасти, или погубить? Но они молчали. Что могли они отвѣтить? Простой, ясный, мудрый вопросъ Господа сразу обличалъ всю нелѣпость ихъ позиціи. Въ самомъ дѣлѣ: что сказать? Сказать, что добро дѣлать въ субботу можно, это значило признать допустимыми и исцѣленія, а это производило уже коренную ломку въ ихъ взглядахъ и ученіи о субботѣ. Болѣе того: это значило признать передъ всѣмъ народомъ несправедливость злостныхъ нашептываній и нападокъ на Іисуса и ошибочность собственныхъ сужденій. Профессіональное самомнѣніе и гордость книжниковъ допустить этого не могли. Съ другой стороны, сказать, что въ субботу можно дѣлать зло и оставить человѣка погибать безъ помощи, было до такой степени нелѣпо и такъ не вязалось со значеніемъ субботы какъ дня, посвященнаго Богу, что даже ихъ отупѣвшая совѣсть и извращенный въ своемъ фанатизмѣ умъ понимали это. Кромѣ того, простой народъ...» (М., 1996.) далѣе...


СВТ. ВАСИЛІЙ, ЕП. КИНЕШЕМСКІЙ. БЕСѢДА 5-Я НА ЕВАНГЕЛІЕ ОТЪ МАРКА (1996)

Святитель Василий (Преображенский), епископ Кинешемский «Въ данномъ отрывкѣ евангелистъ Маркъ впервые отмѣчаетъ тѣ разногласія, которыя начали обнаруживаться между Іисусомъ Христомъ и руководящимъ классомъ еврейскаго народа — фарисеями и книжниками въ ихъ взглядахъ на религію и ея значеніе въ жизни человѣка. Совершенно различное пониманіе религіи и ея цѣлей порождаетъ между ними первыя недоразумѣнія, скоро переходящія у фарисеевъ въ затаенную вражду и глухую ненависть. Три точки разногласія отмѣчаетъ святой Маркъ. Три серьезныхъ замѣчанія дѣлаютъ фарисеи Христу. Когда Господь призвалъ въ число Своихъ учениковъ сборщика податей Левія Алфеева, впослѣдствіи ставшаго апостоломъ съ именемъ Матѳей, послѣдній въ порывѣ великой радости устроилъ у себя пиръ. На этотъ пиръ онъ пригласилъ своихъ прежнихъ друзей, такихъ же мытарей, какимъ былъ самъ, а также многихъ изъ той толпы, которая постоянно окружала Господа Іисуса Христа и которая состояла главнымъ образомъ не изъ профессіоналовъ религіи, а изъ людей обыкновенной, суетной, грѣховной жизни, какъ большинство изъ насъ. На пиру Левія Господь оказался въ компаніи мытарей и грѣшниковъ. Это обстоятельство вызвало негодованіе фарисеевъ. — “Какъ это вашъ учитель”, — сказали они ученикамъ Господа, — “ѣстъ и пьетъ съ мытарями и грѣшниками?”  Сборщиковъ-мытарей они ненавидѣли, видя въ нихъ предателей націи, ибо мытари служили ненавистной чужестранной римской власти, занимаясь досмотромъ товаровъ, взиманіемъ пошлинъ...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ЕЩЕ ОБЪ ОДНОЙ СТАТЬѢ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Архіепископа Іоанна возмущаетъ не столько благодарность за построеніе собора, сколько благодарность за изданіе закона, утвердившаго владѣніе Зарубежной Церкви надъ русскими храмами въ Германіи. Но что въ этомъ было дурного? То, что нѣкоторые храмы выходили изъ юрисдикціи Митрополита Евлогія? Но чѣмъ представлялась намъ эта юрисдикція? Мы признавали ее измѣнницей Русской Церкви. Мы опасались, что подчиненіе русскихъ церквей Константинополю, будучи въ соотвѣтствующихъ документахъ обозначено безъ опредѣленнаго срока, приведетъ къ тому, что значительная часть имущества будетъ потеряна для Русской Церкви. Что касается духовенства, то если Митрополитъ Анастасій и уговаривалъ его присоединиться къ нашей Церкви, то дѣлалъ это доброжелательно. Ничего не угрожало несогласнымъ съ нами. А поскольку нѣмецкій порядокъ требовалъ, чтобы всѣ сношенія съ Правительствомъ шли по одному руслу, то Архіепископъ Іоаннъ знаетъ, что Митрополитъ Серафимъ былъ деликатнымъ и доброжелательнымъ посредникомъ. Знаетъ онъ, конечно, и то, что, пользуясь своимъ положеніемъ, Митрополитъ Серафимъ проявилъ доброту и смѣлость, когда взялъ на поруки Архіепископа Александра Немоловскаго (юрисдикціи Митрополита Евлогія), арестованнаго въ Бельгіи, и этимъ спасъ его жизнь. Изданіе закона, давшаго твердое юридическое основаніе русскому церковному имуществу въ Германіи и этимъ защитившему его отъ возможныхъ совѣтскихъ притязаній...» (М., 1996.) далѣе...


ЕП. ГРИГОРІЙ (ГРАББЕ). ОТВѢТЪ (2-Й) АРХІЕП. ІОАННУ ШАХОВСКОМУ (1996)

Епископ Вашингтонский Григорий (Граббе) «Полученіе Американской Митрополіей автокефаліи отъ Москвы вызвало рядъ откликовъ, ибо оно морально не безразлично. Наша критика Томоса, видимо, сильно обезпокоила представителей Митрополіи. Однако, лейтмотивомъ въ отвѣтахъ мнѣ Архіеп. Іоанна и протопресвитера І. Пиштея служатъ личныя нападки на меня, вмѣсто опроверженія по существу того, что я писалъ въ исключительно дѣловомъ и корректномъ тонѣ, не касаясь ни одной личности. Такой методъ полемики напоминаетъ одинъ изъ пріемовъ адвокатовъ въ судѣ. Когда они мало могутъ возразить по существу показаній свидѣтелей противной стороны, то нападаютъ на ихъ личность, чтобы ослабить впечатлѣніе отъ ихъ показаній. Но то, что примѣнимо (но не похвально) въ гражданскомъ судѣ, совсѣмъ неумѣстно въ полемикѣ по вопросамъ религіознымъ и нравственнымъ. Если о. Пиштей укоряетъ меня только въ злости, то Архіеп. Іоаннъ обвиняетъ меня въ узкомъ націонализмѣ и политикѣ. На самомъ дѣлѣ нашъ вопросъ въ нашемъ разномъ отношеніи ко злу. Объ этомъ я скажу ниже, а сначала отвѣчу на нѣкоторыя укоризны Архіеп. Іоанна по адресу нашей Церкви. Прежде всего замѣчу, что мнѣ представляются дурнымъ тономъ въ полемикѣ по церковнымъ вопросамъ выраженія, употребляемыя Архіеп. Іоанномъ въ отношеніи нашей іерархіи, когда онъ пишетъ, что она устранилась отъ участія въ такъ называемомъ Совѣщаніи Каноническихъ Епископовъ "якобы (подчеркнуто мною, — Г. Г.) на почвѣ исповѣдничества"...» (М., 1996.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 39-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Стояла блѣдная Петербургская весна. На низкомъ солнцѣ млѣла Маркизова лужа, въ синеву ударялись мелкія волны, отражая голубое небо и сверкая на солнцѣ золотистыми огоньками. Финляндскій берегъ былъ отчетливо виденъ и широкая полоса чертополоховой поросли за Теріоками зеленѣла свѣжими побѣгами. Было тепло. Иголками показалась изъ черной земли зеленая трава и ручьи бѣжали по ней, извиваясь между деревьевъ стараго парка. Береза выпустила клейкіе листочки, опушалась духовитыми сережками и стояла полная сѣверной тайны, какъ шаманъ, увѣшанный палочками въ берестовомъ костюмѣ. Осина трепетала розовыми листьями, точно снѣгомъ усѣянная въ хлопьяхъ бѣлыхъ цвѣтовъ стояла душистая черемуха, сирени кругомъ золотого Самсона были покрыты лиловыми и бѣлыми гвоздьями цвѣтовъ и даже черные дубы помолодѣли и скрыли морщины толстыхъ стволовъ и раскидистыхъ вѣтвей подъ нѣжнымъ налетомъ молодой зелени. Птицы пѣли, шептало о камыши море, казалось, земля тихо дышала, открывая объятія небу, и изъ дыханія ея лиловымъ паромъ шли фіалки и бѣлые анемоны и выступали пестрымъ ковромъ на тѣнистыхъ лужайкахъ. У Монплезира сотни дворцовыхъ служителей разставляли столы въ саду и накрывали ихъ скатертями: — ждали воспитанницъ петербургскихъ среднихъ школъ на чай по случаю ихъ выпуска. За отъѣздомъ Императора и Императрицы въ Москву на открытіе всероссійской птичьей выставки, принимать ихъ должна была Радость Михайловна...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


ГЕН. П. Н. КРАСНОВЪ. "ЗА ЧЕРТОПОЛОХОМЪ". ЧАСТЬ 2-Я. ГЛАВА 38-Я (1922)

Атаман Всевеликого Войска Донского Генерал Петр Николаевич Краснов «Въ бѣлой горностаевой шубкѣ, бѣлой шапочкѣ и мягкихъ бѣлыхъ ботахъ, румяная отъ легкаго мороза, сверкающая голубизною глазъ, оживленная, внутреннимъ огнемъ согрѣтая, совсѣмъ новая была царевна. За нею такъ же одѣтая, такая же молодая, но болѣе румяная, пышащая здоровьемъ, полная, веселая, смѣшливая шла сѣнная дѣвушка и начальникъ школы Самоборъ стягивалъ тяжелую шубу и, запыхавшись, стоялъ у входа. — Какой сіяющій сегодня день, — привѣтливо сказала Радость Михайловна и протянула руку Кореневу. — Совсѣмъ весна. На набережной толпы народа. И, если бы не леденящій вѣтеръ съ залива и не Нева въ бѣломъ уборѣ, забыть можно про зиму. Но уже мостки на переходахъ сняли. И, проѣзжая мимо Адмиралтейства, я видѣла, что тамъ готовятъ ботъ для торжественнаго переѣзда черезъ Неву. — Она болтала, стараясь скрыть свое смущеніе. Не понимала сама, откуда взялось оно. Столько разъ бывала она въ мастерскихъ художниковъ, въ рабочихъ квартирахъ, навѣщая бѣдноту, больныхъ, таланты, врываясь лучомъ солнечнаго свѣта всюду, гдѣ нужно было ободрить, помочь, обласкать. И сразу всегда находила нужныя слова, берегла свое время, не болтала лишняго и въ двѣ, три минуты рѣшала дѣло. Теперь, хотѣлось говорить, хотѣлось отдалить то дѣло, которое таилось въ ея сердцѣ и рѣшить которое она не могла. Сѣнная дѣвушка хотѣла помочь ей снять шубку. Она уже растегнула ее. — Нѣтъ, сказала Радость Михайловна, — я останусь такъ. Я на одно мгновеніе...» (Берлинъ, 1922.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). БЕСѢДА (2-Я) ВЪ ДЕНЬ СРѢТЕНІЯ ГОСПОДНЯ (1883)

Святой праведный Симеон Богоприимец «Благословенъ Богъ, не оставляющій грѣшнаго міра безъ благодатнаго сѣмени Своего, безъ людей по сердцу Его! Что было бы съ людьми грѣшными, если бы не было между ними праведниковъ, — сихъ проводниковъ небесной силы для чадъ тлѣнія? Какъ ни былъ испорченъ народъ іудейскій ко времени пришествія Христова на землю: среди него оставались любимцы неба. Въ храмѣ іерусалимскомъ срѣтили Господа два ангела во плоти, — праведные Сѵмеонъ и Анна. Разсмотримъ ближе святаго старца, не только зрѣвшаго божественное Отроча, но и пріявшаго Его на руки свои. Прочтемъ и уяснимъ повѣствованіе евангелія о праведномъ Сѵмеонѣ. И се бѣ человѣкъ въ Іерусалимѣ, ему же имя Сѵмеонъ, и человѣкъ сей праведенъ и благочестивъ, чая утѣхи Израилевы. Что это за правда, украшавшая Сѵмеона? Та ли это, правда, когда за любовь воздаютъ любовію? Но эта правда бывала у язычника и у фарисея (Лук. VI, 32). Та ли это правда, когда платятъ за оскорбленіе оскорбленіемъ? Но этой правдой отличался и обыкновенный іудей. Евангелистъ показываетъ въ Сѵмеонѣ праведника рѣдкаго, показываетъ мужа той правды, которая низвела на Сѵмеона благодать Св. Духа. Что же за праведникъ былъ Сѵмеонъ? Сѵмеонъ не только не оскорблялъ правъ ближняго, но готовъ былъ дѣлать для ближняго то же самое, что и для себя; не только не пользовался чужимъ, но готовъ былъ дѣлить свое съ страждущимъ ближнимъ? — Вотъ правда высшая, которая одна можетъ до того умиротворить взаимныя отношенія людей...» (СПб., 1883.) далѣе...


АРХІЕП. ФИЛАРЕТЪ (ГУМИЛЕВСКІЙ). БЕСѢДА (1-Я) ВЪ ДЕНЬ СРѢТЕНІЯ ГОСПОДНЯ (1883)

Сретение Господне «Тогда, какъ Господь закона приносится въ храмъ іерусалимскій, чтобы исполнить законъ, два человѣка, — и только два, срѣтаютъ Господа своего. Конечно, велики сіи двое, когда они только въ цѣломъ Израилѣ могли быть вѣстниками явленія Его. Конечно, достойны христіанскаго изученія сіи двое, когда они столь рѣдкіе благовѣстники о царствѣ Христовомъ. Посвятимъ бесѣду нашу внимательному разсмотрѣнію одного лица изъ сихъ великихъ, — Анны пророчицы. И бѣ Анна пророчица, дщи Фануилева, отъ колѣна Ассирова: сія заматерѣвши во днехъ мнозѣхъ, живши съ мужемъ седмь лѣтъ отъ дѣвства своего. Евангелистъ замѣчаетъ происхожденіе Анны по плоти, конечно съ тѣмъ, чтобы въ большемъ свѣтѣ представить достоинство духа ея. Анна была дочь Фануила, изъ колѣна Ассирова, изъ племени знаменитаго силою, богатствомъ и жизнію покойною (Быт. XLIX, 20. Втор. XXXIII, 24. 25). Такая знаменитость рода Анны даетъ право думать, что ей соотвѣтствовало и богатство родителей. Но благородство рода не повредило благородству души благочестивой Анны, не внушило ей ни гордости, ни суетности, — не повело ее къ разсѣянности и роскоши. Сія заматорѣвши во днехъ мнозѣхъ. Анна достигла глубокой старости, сохранила жизнію бережливою жизненныя силы на долгія лѣта, украшалась сѣдиною лѣтъ, которая сама по себѣ столько достойна уваженія. Живши съ мужемъ седмь лѣтъ отъ дѣвства своего. Только семь лѣтъ наслаждалась утѣшеніями брачнаго союза, сохранивъ при томъ для брака дѣвство...» (СПб., 1883.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". ПРАВИЛА СВ. КИРИЛЛА, АРХІЕП. АЛЕКСАНДРІЙСКАГО (1974)

Святитель Кирилл, архиепископ Александрийский «Каждое дѣло наше, когда прямо послѣдуетъ правиламъ благочинія, но порождаетъ для насъ никакого смущенія, но избавляетъ насъ отъ порицанія нѣкоторыхъ, паче же пріобрѣтаетъ намъ и одобрѣніе благомыслящихъ. Ибо кто не согласится съ мнѣніемъ безпристрастнымъ, когда оно произнесено кѣмъ либо? Ибо не будетъ ли безукоризненъ, паче же всякія похвалы исполненъ, судъ правый и законный? Сіе пишу нынѣ, когда твое благочестіе въ твоемъ писаніи, посланномъ ко мнѣ и къ преподобнѣйшему и благочестивѣйшему брату нашему и соепископу Проклу, именуешь Петра благоговѣйнѣйшимъ и Боголюбивѣйшимъ Епископомъ: а онъ между тѣмъ плачетъ и почитаетъ себя неправильно отрѣшеннымъ отъ ввѣренныя ему Церкви. Прилично же было бы или имѣти ему имя священства купно съ самою вещію, или, аще онъ не былъ достоинъ предстояти жертвеннику Божію, не быти ему почтену и наименованіемъ Епископа. Можетъ быть слово мое покажется твоему Боголюбію жестокимъ и небратолюбнымъ: но не таково оно по истинѣ. Ибо мы думаемъ снисходительны быти къ старцу, оставивъ ему едино наименованіе. Но много лучше было бы помыслити и другое. Онъ глаголетъ, яко можетъ оправдати себя: но ему не дано времени на оправданіе, и не предложено разсмотрѣти дѣло по правиламъ. Аще сіе было бы учинено: то самое дѣлопроизводство, или обличило бы въ немъ преступника, доказаннаго и признаннаго, и потому не могущаго рещи, яко обиженъ, или представило бы его рѣшительно невиннымъ...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


"КНИГА ПРАВИЛЪ". ПРАВИЛА ѲЕОФИЛА, АРХІЕП. АЛЕКСАНДРІЙСКАГО (1974)

Монограмма Христа «Правило 1. И обычай, и долгъ требуютъ отъ насъ чтити всякій воскресный день, и праздновати оный: понеже въ сей день Господь нашъ Іисусъ Христосъ проявилъ намъ воскресеніе изъ мертвыхъ. Почему и первымъ нарицается день сей въ священномъ Писаніи, яко составляющій для насъ начало жизни, и осмымъ, яко пришедшій по субботѣ Іудейской. Но когда случилось въ сей день быти посту предъ святымъ Богоявленіемъ: то благоучредимъ оный, разсудительно примѣняясь къ обоимъ случаямъ. Употребивъ нѣсколько финиковъ, мы не поступимъ по обычаю ересей, не почитающихъ дня воскресенія Господа нашего Іисуса Христа, и купно воздадимъ должное постному дню, ожидая вечерняго собранія, которое въ сей день, по изволенію Божію, совершается. И такъ въ сей день да собираемся въ часъ девятый. — Правило 2. Съ бывшими въ общеніи Аріанъ, и до нынѣ удерживающими за собою церкви, да будетъ поступаемо по обычаю, то есть, такимъ образомъ, чтобы поставляемы были другіе, свидѣтельствуемые въ православіи, а они оставались въ общеніи, и чтобы распоряженія о нихъ были согласуемы съ тѣмъ, какъ и въ другихъ городахъ поступили сущіе въ Ѳиваидѣ православные Епископы. Поставленные отъ Епископа Аполлона и бывшіе въ общеніи съ Аріанами, имѣющими церкви, да подвергнутся епитиміи, аще учинили сіе по своему произволенію: аще же изъ послушанія своему Епископу, тогда пребываютъ въ общеніи, какъ не разумѣвшіе, яко неразумно поступили...» (Монреаль, 1974.) далѣе...


АКАѲИСТЪ ПРЕП. АВРАМІЮ СМОЛЕНСКОМУ, ЧУДОТВОРЦУ (1995)

Преподобный Авраамий Смоленский «Избра́нный уго́дниче Христо́въ и чудотво́рче преди́вный, въ житіи́ твое́мъ освяще́нъ отъ утро́бы ма́терни наставля́ти лю́ди на пу́ть Христо́ва смире́нія, и ны́нѣ со а́нгелы предстоя́й престо́лу Бо́жію, сподо́би на́съ восхвали́ти тя́ пѣ́снми съ любо́вію, да моли́твами твои́ми отъ вся́кихъ бѣ́дъ и скорбе́й изба́влени, зове́мъ ти́: Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Авра́міе, Смоле́нскій чудотво́рче. — Ангеловъ сожи́тель и человѣ́ковъ засту́пникъ вои́стинну яви́лся еси́, преподо́бне о́тче Авра́міе, благоволе́ніемъ всѣ́хъ Творца́ Христа́ Бо́га, Его́же возлюби́лъ еси́ отъ ю́ности и за Него́же претерпѣ́лъ еси́ клеветы́ вра́жія. Тѣ́мже пріими́ отъ на́съ сія́ хвале́нія: Ра́дуйся, звѣздо́ пресвѣ́тлая благоче́стія. Ра́дуйся, свѣти́ло, во тмѣ́ нече́стія пресла́вно возсія́вшее. Ра́дуйся, клеветнико́въ обличи́телю. Ра́дуйся, Христо́вы вѣ́ры небоя́зненный проповѣ́дниче. Ра́дуйся, ева́нгелскаго уче́нія до́блій послѣ́дователю. Ра́дуйся, зако́на Госпо́дня теплѣ́йшій храни́телю. Ра́дуйся, жи́знь вре́менную премѣни́вый на сокро́вище вѣ́чное небе́сное. Ра́дуйся, уче́нія Христо́ва би́серъ многоцѣ́нный стяжа́вый. Ра́дуйся, Христо́вымъ уче́ніемъ ду́шу твою́ просвѣти́вый. Ра́дуйся, удосто́ивыйся благода́тнаго осѣне́нія свы́ше. Ра́дуйся, яви́выйся добродѣ́телей жили́ще чистото́ю преукра́шенное. Ра́дуйся, Ду́ха Свята́го оби́тель прекра́сная. Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Авра́міе, Смоле́нскій чудотво́рче. — Ви́дя Христо́съ Госпо́дь ду́шу твою́ къ прія́тію благода́ти чистото́ю и ми́лостынею предугото́ванную, свѣ́томъ позна́нія Своего́ просвѣти́ тя́ отъ ю́ности...» (СПб., 1995.) далѣе...


АКАѲИСТЪ ПРЕП. АВРАМІЮ РОСТОВСКОМУ, ЧУДОТВОРЦУ (1995)

Преподобный Авраамий Ростовский «Избра́нный добродѣ́телей подви́жниче и уче́нія Христо́ва проповѣ́дниче, преподо́бне о́тче Авра́міе, похва́льная воспису́емъ ти́ по достоя́нію. Ты́ же, я́ко имѣ́яй дерзнове́ніе ко Христу́, Бо́гу на́шему, спосо́бствуй на́мъ твои́ми моли́твами спасти́ся отъ вся́кихъ скорбе́й, и бѣ́дъ, и озлобле́ній, да зове́мъ ти́: Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Авра́міе, вели́кій и пресла́вный Росто́вскій чудотво́рче. — Яко а́нгела земна́го, яви́ тя гра́ду Росто́ву Ца́рь а́нгеловъ: прови́дѣвъ твое́ отъ идолослуже́нія къ Нему́ обраще́ніе, непостижи́мымъ о́бразомъ призва́ тя́ изъ тмы́ въ чу́дный Сво́й свѣ́тъ. На́съ же, велича́ющихъ неисповѣди́мую бла́гость Его́, научи́ взыва́ти тебѣ́ такова́я: Ра́дуйся, отъ утро́бы ма́тернія Бо́гомъ предъизбра́нный. Ра́дуйся, благоволе́ніемъ Сы́на Бо́жія отъ ю́ности призва́нный. Ра́дуйся, пла́менную любо́вь ко Христу́ яви́вый. Ра́дуйся, и́ноческое житіе́ до конца́ возлюби́вый. Ра́дуйся, язы́ческаго нече́стія ре́вностный обличи́телю. Ра́дуйся, до́брый ревни́телю христіа́нская вѣ́ры. Ра́дуйся, преподо́бне о́тче Авра́міе, вели́кій и пресла́вный Росто́вскій чудотво́рче. — Ви́дяще роди́тели твои́ тебе́, преподо́бне, на до́лзѣ вре́мени въ лю́томъ разслабле́ніи су́ща, недоумѣва́ху; оба́че пре́лестію многобо́жія зѣло́ ослѣпле́ни бы́вше, не возжелѣ́ша обрати́тися къ Еди́ному Истинному Бо́гу, подаю́щему всѣ́мъ стра́ждущимъ ско́рое исцѣле́ніе, и вку́пѣ съ тобо́ю воспѣва́ти Ему́: Аллилу́ія. — Ра́зумъ недоразумѣва́емый о несозда́нномъ Божествѣ́ уразумѣ́лъ еси́, преподо́бне, и положи́лъ еси́ въ се́рдцы твое́мъ обрати́тися ко Христу́ и послѣ́довати Его́ уче́нію...» (СПб., 1995.) далѣе...


СВОДЪ ОСНОВНЫХЪ ГОСУД. ЗАКОНОВЪ РОССІЙСКОЙ ИМПЕРІИ (1912)

Царские Регалии «Ст. 1. Государство Россійское едино и нераздѣльно. 2. Великое Княжество Финляндское, составляя нераздѣльную часть Государства Россійскаго, во внутреннихъ своихъ дѣлахъ управляется особыми установленіями на основаніи особаго законодательства. 3. Русскій языкъ есть языкъ общегосударственный и обязателенъ въ арміи, во флотѣ и во всѣхъ государственныхъ и общественныхъ установленіяхъ. Употребленіе мѣстныхъ языковъ и нарѣчій въ государственныхъ и общественныхъ установленіяхъ опредѣляется особыми законами. 4. Императору Всероссійскому принадлежитъ Верховная Самодержавная власть. Повиноваться власти Его, не только за страхъ, но и за совѣсть, Самъ Богъ повелѣваетъ. 5. Особа Государя Императора священна и неприкосновенна. 6. Та же Верховная Самодержавная власть принадлежитъ Государынѣ Императрицѣ, когда наслѣдство Престола въ порядкѣ, для сего установленномъ, дойдетъ до лица женскаго; но супругъ Ея не почитается Государемъ: онъ пользуется почестями и преимуществами, наравнѣ съ супругами Государей, кромѣ титула. 7. Государь Императоръ осуществляетъ законодательную власть въ единеніи съ Государственнымъ Совѣтомъ и Государственною Думою. 8. Государю Императору принадлежитъ починъ по всѣмъ предметамъ законодательства. Единственно по Его почину Основные Государственные Законы могутъ подлежать пересмотру въ Государственномъ Совѣтѣ и Государственной Думѣ...» (СПб., 1912.) далѣе...


ПРЕДИСЛОВІЕ КЪ ИЗДАНІЮ СВОДА ЗАКОНОВЪ РОССІЙСКОЙ ИМПЕРІИ (1912)

Двуглавый Орел. Малый Герб Российской Империи «Всякому лицу, которому приходится имѣть дѣло съ нашимъ дѣйствующимъ законодательствомъ, хорошо извѣстно, насколько трудно въ немъ правильно оріентироваться. Трудность эта обусловливается отнюдь не недостатками принятой у насъ системы кодификаціи, а исключительно тѣмъ вполнѣ понятнымъ и неизбѣжнымъ обстоятельствомъ, что кодификаціонныя учрежденія, даже при самой большой ихъ производительности, никогда не въ состояніи поспѣть за быстро идущею впередъ законодательною работою. Послѣдствіемъ этого оказывается, что оффиціальный текстъ послѣднихъ изданій отдѣльныхъ томовъ Свода Законовъ уже въ скоромъ сравнительно времени послѣ ихъ появленія оказывается устарѣвшимъ, въ виду необходимости примѣненія его на практикѣ въ связи съ выходящими періодически Продолженіями и издаваемыми послѣ ихъ выхода новыми узаконеніями. Вытекающія изъ сказаннаго затрудненія при примѣненіи Свода Законовъ особенно чувствительны въ настоящее время. Дѣло въ томъ, что огромное большинство частей Свода издано въ послѣдній разъ до 1906 г., а потому при ихъ примѣненіи приходится руководствоваться не только текстомъ ихъ послѣднихъ изданій, но и сразу тремя Продолженіями: своднымъ Продолженіемъ 1906 г., изданнымъ въ пяти объемистыхъ томахъ, и очередными 1908 и 1909 гг. Сверхъ того приходится имѣть въ виду цѣлый рядъ новѣйшихъ узаконеній, появившихся въ теченіе всего 1910 и первыхъ мѣсяцевъ 1911 гг. Наконецъ, необходимо сообразоваться...» (СПб., 1912.) далѣе...


ГЕН.-МАІОРЪ М. М. ЗИНКЕВИЧЪ. "ОСНОВАНІЕ И ПУТЬ ДОБРОВОЛЬЧЕСКОЙ АРМІИ" (СОФІЯ, 1930)

Генерал-майор Михаил Михайлович Зинкевич «Большевики докончивъ дѣло Временнаго Правительства по развалу Императорской Арміи, вычеркнувъ слово Россія, предавая ея интересы на каждомъ шагу, потворствуя низкимъ инстинктамъ массъ, превратили великую страну въ тьму насилія, возведеннаго въ законъ, въ свободу убійствъ, грабежей, надругательствъ надъ всѣмъ святымъ. И это во имя свободы, во имя человѣческихъ правъ! Все культурное, все, что имѣло связь съ великимъ прошлымъ подлежало просто истребленію. Слово «патріотъ» сдѣлано смѣшнымъ, враждебнымъ. И естественна спѣшка, съ которой большевики вели наступленіе противъ неожиданно выросшаго очага борьбы съ ними въ видѣ Добровольческой Арміи. Наступленіе велось на Новочеркасскъ и Ростовъ со всѣхъ сторонъ вновь сформированными красными частями. 1-го января большевики заняли Батайскъ, 9-го января, прикрывавшіе Ростовъ, наши части были оттѣснены къ самому Ростову. Городъ обстрѣливался артиллерійскимъ огнемъ съ разныхъ сторонъ, въ томъ числѣ и съ юга, со стороны Батайска. Въ этотъ день ген. Корниловъ отдалъ приказъ отходить за Донъ, въ станицу Ольгинскую. Съ наступленіемъ темноты 9-го февраля 1918 года Добровольческая Армія въ составѣ всего около 4.000 человѣкъ выступила на востокъ, въ направленіи на станицу Аксайскую...» (Софія, 1930.) далѣе...


СВТ. ІОАННЪ ШАНХАЙСКІЙ († 1966 Г.). ПРОИСХОЖДЕНІЕ ЗАКОНА О ПРЕСТОЛОНАСЛѢДІИ ВЪ РОССІИ

Святитель Иоанн (Максимович), архиепископ Шанхайский и Сан-Францисский «Въ началѣ 1925 года Блаженнѣйшій Митрополитъ Антоній поручилъ мнѣ, проходившему тогда Богословскій факультетъ Бѣлградскаго Университета, составить докладъ О происхожденіи закона о престолонаслѣдіи въ Россіи для выясненія того, насколько данный законъ соотвѣтствуетъ духу русскаго народа и вытекаетъ изъ его исторіи. Получивъ благословеніе отъ Владыки Митрополита и имѣя горячее желаніе точно освѣтить вопросъ, я приступилъ къ работѣ въ день памяти св. Филиппа, Митрополита Московскаго, 9-го января 1925 года и закончилъ таковую 14-го августа того же года, въ канунъ праздника Успенія Богородицы — храмового дня Московскаго Успенскаго Собора и Кіево-Печерской Лавры, имѣвшихъ величайшее значеніе въ исторіи русскаго народа. Вмѣсто короткой докладной записки получилось довольно большое изслѣдованіе, содержаніе котораго было мною изложено тогда въ краткой статьѣ, напечатанной въ Бѣлградѣ. Самый же трудъ въ цѣломъ не былъ напечатанъ до сего времени. Ввиду просьбы о его напечатаніи призываю Божіе благословеніе на его изданіе, желая, чтобы читающіе его почерпнули себѣ пользу и назиданіе...» (Шанхай, 1936.) далѣе...


В. ПЕРЕМИЛОВСКІЙ. НОВОЕ ИЛИ СТАРОЕ ПРАВОПИСАНІЕ?

Герб Российской Империи «Было на Руси время, когда по одному бѣглому взгляду на письмо можно было почти безошибочно опредѣлить, какой политической оріентаціи держится пишущій. Такимъ знакомъ и признакомъ въ нашемъ письмѣ служили «твердый знакъ», «еръ» и «ять». Писалъ человѣкъ безъ ера и ятя, и можно было поручиться, что у этого человѣка «идеи въ головѣ». Это былъ настолько вѣрный знакъ и признакъ, что имъ руководствовались и тѣ, «кому вѣдать надлежитъ». — Не даромъ вѣдь всѣ студенты и курсистки — этотъ авангардъ революціи въ старое время — писали безъ ятя и ера, а наиболѣе радикально настроенные — даже безъ еря въ концѣ словъ! Не даромъ также и твердая власть такъ ревниво оберегала неприкосновенность «твердаго знака»! А въ сущности, ни той, ни другой сторонѣ никакого дѣла не было до самого твердаго знака: и для однихъ и для другихъ это былъ не «твердый знакъ», какъ таковой, какъ элементъ русскаго правописанія, — это былъ только условный знакъ извѣстнаго политическаго міросозерцанія, за которое стояли одни, разрушить которое старались другіе. Что это именно такъ и было, можно привести факты...» (Jordanville, 1962) далѣе...


П. М. ВАСИЛЬЕВЪ. РУССКАЯ ИЛИ СОВѢТСКАЯ ОРѲОГРАФІЯ?

Страница из азбуки в картинках Бенуа «Существуетъ нѣсколько различныхъ мнѣній по этому вопросу. Одни утверждаютъ, что упрощенная совѣтская орѳографія, къ которой уже привыкло цѣлое поколѣніе, должна быть принята всѣми, кто такъ или иначе соприкасается, по своей дѣятельности, съ народными массами. Другіе, въ томъ числѣ нѣкоторые видные ученые зарубежья и даже Совѣтскаго Союза, считаютъ, что реформа сдѣлана слишкомъ поспѣшно и ненаучно. Наконецъ, третьи, отмѣчая ошибки и даже нелѣпости совѣтской орѳографіи, вносятъ свои собственныя поправки, создавая, такимъ образомъ, «среднюю» орѳографію, не отвѣчающую вполнѣ ни старой, ни новой. Къ характеристикѣ этого послѣдняго направленія и его оправданія приводимъ слѣдующіе примѣры. Ни одинъ, говорятъ они, мыслящій человѣкъ не станетъ писать слово «Богъ» съ маленькой буквы, какъ это принято въ совѣтской грамматикѣ. Твердый знакъ «ъ» — нѣкоторые упраздняютъ въ концѣ слова ради экономіи мѣста, но сохраняютъ его тамъ, гдѣ совѣтское правописаніе ставитъ апострофъ...» («Православная жизнь». Jordanville, 1987) далѣе...

Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.