Церковный календарь
Новости


2017-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 8-я (1932)
2017-11-18 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 7-я (1932)
2017-11-18 / russportal
Л. Д. Перепелкина. Юліанскій календарь - 1000-лѣтняя икона времени на Руси (1989)
2017-11-18 / russportal
Проф. П. В. Верховской. Патріархъ Тихонъ (1919)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 6-я (1932)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 5-я (1932)
2017-11-17 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. №100 (Къ юбилею "Часового") (1933)
2017-11-17 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Подъ какимъ лозунгомъ? (1933)
2017-11-17 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 36-е (1882)
2017-11-17 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 35-е (1882)
2017-11-16 / russportal
П. Н. Красновъ. Казаки. (Изъ стараго разсказа) (1933)
2017-11-15 / russportal
Основатель и Верх. Руководитель Добров. Арміи Ген. М. В. Алексѣевъ (1919)
2017-11-15 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 4-я (1932)
2017-11-15 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 3-я (1932)
2017-11-15 / russportal
Приказъ №900 Верх. Главнокоманд. генерала Корнилова (29 августа 1917 года)
2017-11-15 / russportal
Приказъ №897 Верх. Главнокоманд. генерала Корнилова (28 августа 1917 года)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 19 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 23.
Церковно-учительная литература

КНИГА, ГЛАГОЛЕМАЯ «ЗЛАТОУСТЪ»,
Въ не́йже вся́ко ухищре́ніе Боже́ственнаго Писа́нія, истолко́вано святы́мъ вели́кимъ Іоа́нномъ Златоу́стомъ и про́чими святы́ми отцы́.

СЛОВО 65.
Въ то́й же Вели́кій пято́къ Страстны́я недѣ́ли, сло́во о сня́тіи Госпо́дни со Креста́, и о погребе́ніи, и о пла́чи Пресвяты́я Богоро́дицы.

Ны́нѣ же благообра́знаго Іо́сифа съ мѵроно́сицами похва́лимъ, послужи́вшаго по распя́тіи тѣ́лу Христо́ву, его́же евангели́стъ бога́та нарица́етъ, прише́дша отъ Аримаѳе́я. Бѣ́ бо, рече́, и то́й учени́къ Іису́совъ, и ча́я Ца́рствія Бо́жія. И во́ время во́льныя и спасе́нныя Стра́сти Спа́совы ви́дѣвъ стра́шная въ тва́ри чудеса́: со́лнце поме́ркше и зе́млю трясу́щуся, стра́ха испо́лнився, и дивя́ся, пріи́де во Іеросали́мъ, и обрѣ́те тѣ́ло Христо́во на Крестѣ́ на́го и прободе́но ви́сяще, и Ма́терь Его́ Марíю, со еди́нѣмъ ученико́мъ Тому́ предстоя́щу, я́же отъ болѣ́зни се́рдца своего́, го́рцѣ рыда́ющи, си́це глаго́лаше: тва́рь соболѣ́знуетъ Ми́, Сы́не Мо́й, зря́щи Твое́ безъ пра́вды умерщве́ніе. Увы́ Мнѣ́, Ча́до Мое́, Свѣ́тѣ и Тво́рче тва́ремъ, что́ Ти́ ны́нѣ воспла́чу: зауше́нія ли, или́ за лани́ту ударе́нія, и по плеще́ма біе́нія, у́зъ же и темни́цы, и заплева́нія свята́го /л. 193 об./ и пра́веднаго лица́ Твоего́, я́же отъ беззако́нникъ за блага́я прія́тъ? Увы́ Мнѣ́, Ча́до Мое́, непови́ненъ сы́й пору́ганъ бы́сть и на Крестѣ́ сме́рти вкуси́. Ка́ко Тя́ те́рніемъ вѣнча́ша, и же́лчію со оцто́мъ напои́ша и еще́ пречи́стая Ти́ ре́бра копіе́мъ прободо́ша? Ужасе́ся не́бо и земля́ трепе́щетъ, іюде́йска не терпя́щи дерзнове́нія: со́лнце поме́рче, и ка́меніе распаде́ся, жидо́вское явля́ющи окамене́ніе. Ви́жу Тя́, возлю́бленное Мое́ Ча́до, на́га на Крестѣ́ ви́сяща, бездыха́нна и беззра́чна, не иму́ща видѣ́нія, ни добро́ты, сего́ ра́ди го́рько уязвля́юся душе́ю. Хотѣ́ла бы́хъ съ Тобо́ю у́мрети: не терплю́ бо бездыха́нна Тебе́ зрѣ́ти. Ра́дость Мнѣ́ отсе́лѣ николи́же прико́снется: свѣ́тъ бо Мо́й и наде́жда Моя́ и живо́тъ, Сы́нъ и Бо́гъ на́ древѣ угасе́. Гдѣ́ Ми́, Ча́до, благовѣствова́ніе, е́же дре́вле Гавріи́лъ глаго́лаше: ра́дуйся, Обра́дованная, Госпо́дь съ Тобо́ю? Царя́ Тя́ и Сы́на Вы́шнаго нарица́я, Спа́са мíру и Животво́рца всѣ́мъ и грѣхо́мъ Потреби́теля. Нынѣ́ же зрю́ Тя́, а́ки злодѣ́я между́ двѣма́ разбо́йникома повѣ́шена, и копіе́мъ въ ре́бра прободе́на, и ме́ртва. /л. 194/ И сего́ ра́ди го́рько изнемога́ю: не хощу́ бо жи́ти, но предвари́ти Тя́ во а́дѣ. Ны́нѣ Моего́ ча́янія, ра́дости же и весе́лія, Сы́на Своего́ и Бо́га лише́на бы́хъ. Увы́ Мнѣ́, въ стра́ннѣмъ Ти́ Рождествѣ́ та́ко не болѣ́хъ, я́ко же ны́нѣ, Влады́ко, растерза́юся утро́бою, Твое́ тѣ́ло ви́дящи пригвожде́но ко́ древу. Твое́ бѣ́ пресла́вное Рождество́, Іису́се, а ны́нѣ стра́шно умерщве́ніе. Еди́нъ отъ ненасѣ́янныя про́йде утро́бы и цѣ́лы печа́ти соблюде́ Моего́ дѣ́вьства, и Своего́ воплоще́нія Ма́терь Мя́ показа́ и па́ки дѣ́вою Мя́ сохрани́. Зна́ю Твое́ за Ада́ма пострада́ніе, но душе́вною го́рестію объя́та, го́рцѣ рыда́ю, дивя́щися Твоего́ та́инства глубинѣ́. Слы́ши, не́бо и мо́ре, и внуши́, земле́, Мои́хъ сле́зъ рыда́ніе: се́ бо Творе́цъ ва́шъ отъ архіере́й Стра́сть пріе́млетъ. Еди́нъ пра́ведникъ, за грѣ́шники, я́ко беззако́нникъ, убіе́нъ бы́сть. Дне́сь пости́же Мя́ Симео́не прорече́ніе: копіе́ бо ны́нѣ ду́шу Мою́ прохо́дитъ, Твое́ отъ во́инъ зря́щи поруга́ніе. Увы́ Мнѣ́, кого́ ны́нѣ къ рыда́нію призову́? Или́ съ кѣ́мъ излію́ Мои́хъ сле́зъ пото́ки? Вси́ бо Тя́ оста́виша, /л. 194 об./ у́жики и дру́зи, Твои́хъ, Христе́, наслади́вшіися чуде́съ. Гдѣ́ ли́къ седми́десятихъ учени́къ? Гдѣ́ ли верхо́вніи апо́столи? Овъ бо Тя́ фарисе́омъ ле́стію на сребрѣ́ предаде́, другíй же стра́ха ра́ди предъ архіере́и съ кля́твою отве́ржеся, я́ко не зна́я Тебе́ человѣ́ка. Еди́на, Бо́же Мо́й, раба́ Твоя́, рыда́ющи, ны́нѣ предстою́ съ храни́телемъ Твои́хъ слове́съ и возлю́бленнымъ Ти́ ученико́мъ. Увы́ Мнѣ́, Іису́се, драго́е Имя, ка́ко стои́тъ земля́, чу́ющи Тя́ на себѣ́ на Крестѣ́ на́га ви́сяща, Иже на вода́хъ ту́ въ нача́тцѣ основа́лъ еси́, Иже мно́гія слѣпцы́ просвѣти́въ и ме́ртвыя сло́вомъ воскреси́въ, Твоего́ Божества́ манове́ніемъ. Пріиди́те и ви́дите Бо́жія смотре́нія та́инство, ка́ко оживля́яй вся́, прокля́тою сме́ртію умерщвле́нъ? Сія́ слы́шавъ, Іо́сифъ прибли́жися къ го́рько пла́чущейся Ма́тери. Его́же ви́дѣвши Марíя, уми́льно глаго́лаше: потщи́ся, рече́, о благообра́зне, къ Пила́ту, беззако́нному судіи́ пріити́, и испроси́ сня́ти съ Креста́ тѣ́ло Учи́теля своего́, Моего́ же Сы́на и Бо́га. Подви́гнися и предвари́, прича́стниче Христо́ву уче́нію, та́йный апо́столе, о́бщниче Бо́жію Ца́рствію, и испроси́ уже́ безду́шное Тѣ́ло, /л. 195/ пригвожде́нное ко дре́ву и прободе́ное въ ре́бра. Спостражи́, благовѣ́рне, сугу́баго ти́ ра́ди вѣнца́, его́же пріи́меши по Воскресе́ніи Христо́вѣ: и отъ всѣ́хъ коне́цъ земли́ честну́ю сла́ву и поклоня́ніе, а на небеси́ безконе́чную жи́знь. Умили́вжеся Іо́сифъ плаче́вными Тоя́ глаго́лы, не рече́ же си́це: жерцы́ на мя́ воста́нутъ и озло́бятъ, іюде́и воскрамоля́тъ и побію́тъ мя́, и фарисе́и разгра́бятъ бога́тство мое́, бу́ду же и собо́рища отлуче́нъ. Ничто́же си́хъ не рече́, но вся́ уме́ты вмѣни́ и о свое́мъ неради́въ животѣ́, да Христа́ пріобря́щетъ. Дерзну́въ, вни́де къ Пила́ту и вопроси́ глаго́ля: да́ждь ми́, о иге́моне, Тѣ́ло стра́ннаго о́наго Іису́са, распя́таго между́ двѣма́ разбо́йникома, оклевета́ннаго отъ архіере́й за́вистію и пору́ганнаго отъ во́инъ безъ пра́вды. Да́ждь ми́ Тѣ́ло о́наго Іису́са, Его́же кни́жницы Сы́номъ Бо́жіимъ нарица́ху и Царе́мъ именова́ху фарисеи́, Ему́же ты́ повелѣ́ надъ главо́ю дску́ приби́ти, иму́щу написа́ніе: се́й е́сть Іису́съ Назаряни́нъ Ца́рь Изра́илевъ. О, Пила́те, да́ждь ми́ Тѣ́ло, Его́же сво́й учени́къ жерце́мъ на сребрѣ́ предаде́, о Не́мъ же прови́дѣ проро́къ /л. 195 об./ Заха́рія, и та́ко написа́: дади́те цѣ́ну Мою́ или́ отрецы́теся; и поста́виша три́десять сре́бреникъ, цѣ́ну Цѣне́ннаго, Его́же цѣни́ша отъ сыно́въ Изра́илевъ. О то́мъ молю́тися Тѣлеси́, о не́мъ же Каіа́фа прорече́, Тому́ Еди́ному за ве́сь мíръ умре́ти. Не про́сто Его́ прорече́ніе, но жре́цъ бѣ́ того́ лѣ́та. О ни́хъ же рече́ Іеремíя: па́стуси мно́зи посмради́ша виногра́дъ Мо́й. И па́ки Дави́дъ глаго́летъ о ни́хъ: кня́зи лю́дстіи собра́шася на Го́спода и на Христа́ Его́. Се́ бо Соломо́нъ рече́: помы́слиша и прельсти́шася, ослѣпи́ бо я́ зло́ба и́хъ, и реко́ша себѣ́: улови́мъ Пра́ведника, руга́ніемъ и ра́нами истя́жимъ Его́ и сме́ртію безлѣ́потною осу́димъ его́. Сего́ прошу́ Іису́сова Тѣлесе́, Иже проти́въ твоему́ вопро́су отвѣща́: Азъ е́смь Живо́тъ и Истина; и не и́маши вла́сти на Мнѣ́ никоея́же, а́ще не бы́ тебѣ́ дано́ свы́ше. Его́же ра́ди тебѣ́ жена́ твоя́ моля́ше, глаго́лющи: ничто́же сотвори́ зла́ Пра́веднику тому́, мно́го бо пострада́хъ во снѣ́ Его́ ра́ди въ сію́ но́щь. О, Пила́те, да́ждь ми́ Тѣ́ло Сего́ распя́таго, Ему́же входя́щу во Іеросали́мъ, съ вѣ́твьми младе́нцы срѣто́ша Его́, глаго́люще: оса́нна Сы́не Дави́довъ. Его́же гла́съ /л. 196/ услы́шавъ а́дъ, трепе́ща отпусти́ ду́шу Ла́заря, у́же четверодне́вна уме́рша. О Не́мъ же писа́ въ зако́нѣ Моѵсе́й: у́зрите Живо́тъ ва́шъ ви́сящь пря́мо очи́ма ва́шима. Сего́ хощу́ ме́ртва Тѣлесе́, Его́же Ма́ти, не позна́вши му́жеска ло́жа, дѣви́цею породи́. О Не́мъ же Иса́ія проро́къ ко Аха́зу глаго́лаше: се́, Дѣ́вая за́чнетъ во́ чревѣ и роди́тъ Сы́на, Ему́же и́мя Емману́илъ. О Не́мъ же и Дави́дъ прорече́, глаго́ля: пригвозди́ша ру́цѣ Мои́ и но́зѣ Мои́, и изочто́ша вся́ ко́сти Моя́. Да́ждь ми́, о иге́моне, Тѣ́ло Іису́са, уме́ршаго на Крестѣ́, о Не́мъ же ты́ ре́клъ еси́ къ прося́щимъ Его́ у тебе́ на́ смерть жидо́мъ: чи́стъ е́смь о́тъ крове Пра́веднаго сего́. Умы́въ же ру́цѣ и би́въ, пре́далъ еси́ Его́ на сме́рть. О Не́мъ же проро́къ глаго́летъ: Азъ же непроти́влюся, ни вопреки́ глаго́лю. Плещи́ Мои́ вда́хъ на ра́ны, и лани́тѣ Мои́ на ударе́ніе, лица́ же Моего́ не отврати́хъ отъ студа́ заплева́нія. О, Пила́те, сего́ прошу́ Назаряни́на Тѣлесе́, Ему́же отъ бѣсну́ющихся избѣга́юще бѣ́си, вопія́ху: что́ е́сть на́мъ и Тебѣ́, Іису́се, Сы́не Бо́жій? Прише́лъ еси́ пре́жде вре́мене му́чити на́съ. О Не́мъ же и Са́мъ Бо́гъ Оте́цъ съ небесе́, на Іорда́нѣ крестя́щуся Ему́, свидѣ́тельствова, /л. 196 об./ глаго́ля: се́й е́сть Сы́нъ Мо́й возлю́бленный, о Не́мъ же благоволи́хъ. О Не́мъ же Ду́хъ Святы́й Иса́іею глаго́летъ: я́ко овча́ на заколе́ніе веде́нъ бы́сть отъ беззако́нныхъ люде́й и пре́данъ бы́сть на́ смерть. О, Пила́те, да́ждь ми́ Тѣ́ло Его́ сня́ти со Креста́: хощу́ бо Его́ въ свое́мъ гро́бѣ положи́ти, въ не́мъ же и́нъ никто́ же лежа́. Уже бо ва́мъ нѣ́сть по́льзы въ ме́ртвеннѣмъ тѣ́лѣ. Уже бо вся́ о Не́мъ испо́лнишася проро́ческая рече́нія. Се́й у́бо болѣ́зни на́ша понесе́, и за ны́ пострада́ и ра́ною Его́ мы́ вси́ исцѣлѣ́хомъ. Зане́ предана́ бы́сть на сме́рть душа́ Его́ и съ беззако́нникома вмѣне́нъ бы́сть: истреби́мъ бо, реко́ша, отъ земли́ живы́хъ па́мять Его́ и и́мя Его́ не помяне́тся ктому́. Сего́ ра́ди хо́щетъ Бо́гъ отъя́ти болѣ́знь отъ души́ Его́ и да́ти Ему́ крѣ́пкихъ коры́сть. Пи́шетбося о Не́мъ: и Ты́ въ кро́ви завѣ́та Своего́ испусти́лъ еси́ у́зники Своя́ о́тъ рова неиму́щаго воды́. Сія́ вся́ слы́шавъ Пила́тъ отъ Іо́сифа глаго́лемая, диви́ся, и призва́ со́тника и вопроси́ его́: а́ще у́же у́мре пропя́тый Іису́съ? И увѣ́дѣвъ отъ со́тника даде́ /л. 197/ тѣ́ло Іо́сифу, да Его́ погребе́тъ, я́ко же хо́щетъ. И купи́въ плащани́цу, сня́тъ со Креста́ Тѣ́ло Іису́сово. Пріи́де же и Никоди́мъ, нося́ смѣше́ніе сми́рнено и алло́йно, досто́йно цѣны́ ли́тръ ста́, и обви́ста Тѣ́ло Іису́сово, пома́завше е́ мѵ́ромъ. Вопія́ше же Іо́сифъ, си́це глаго́ля: Со́лнце незаходи́мое Христе́, Тво́рче всѣ́мъ тва́ремъ и Го́споди, ка́ко пречи́стому прикосну́ся Тѣ́лу Твоему́, неприкоснове́нну Ти́ су́щу небе́снымъ си́ламъ, служа́щимъ Ти́ со́ страхомъ? Кацѣ́ми же плащани́цами обвію́ Тя́, не́бо покрыва́ющаго о́блаки, и повива́ющаго мгло́ю зе́млю? Или́ какíя ма́сти возлію́ на Твое́ пречи́стое и свято́е Тѣ́ло, Ему́же да́ры мно́ги со благоуха́ньми прине́сше перси́дстіи ца́ри, и поклони́шася, я́ко Бо́гу, прообразу́юще Твое́ за ве́сь мíръ умерщве́ніе? Кíя ли надгро́бныя пѣ́сни воспою́ исхо́ду Твоему́, Ему́же въ вы́шнихъ немо́лчными гла́сы серафи́ми пою́тъ непреста́нно? Ка́ко ли понесу́ Тя́ на мою́ руку́ пе́рстную, Нося́щаго всю́ тва́рь неви́димо, Го́спода? Ка́ко ли положу́ Тя́ въ мое́мъ худѣ́мъ гро́бѣ, небе́сный кру́гъ утверди́вшаго сло́вомъ и на херуви́мѣхъ со Отце́мъ и со Святы́мъ /л. 197 об./ Ду́хомъ Почива́ющаго? Оба́че сія́ вся́ смотре́ніемъ твори́ши, и вся́ сія́ Свое́ю во́лею претерпѣ́лъ еси́. идеши бо во а́дъ, да Ада́ма отъ а́да со Еввою, па́дша преступле́ніемъ, па́ки въ ра́й введе́ши, и про́чая съ ни́ми воскреси́ши мертвецы́ Твоего́ Божества́ си́лою. Тѣ́мъ же, си́це возглаша́я, погребу́ Тя́, Бо́же мо́й Ми́лостиве, я́ко же науче́нъ бы́хъ Святы́мъ Ду́хомъ: Святы́й Бо́же, Святы́й Крѣ́пкій, Святы́й Безсме́ртный, поми́луй на́съ. Прине́сше же, положи́ша И во́ гробѣ и привали́ша ка́мень вели́къ къ две́ремъ гро́ба. Чи́стая же Дѣ́ва, пла́чущися глаго́лаше: сла́дость Мнѣ́ никогда́же прико́снется отсе́лѣ: Свѣ́тъ бо Мо́й и Ра́дость Моя́ во́ гробъ за́йде. О, жены́ мѵроно́сицы, что́ стоите́? Рыда́йте и пла́чите со Мно́ю го́рцѣ: се́ бо Мо́й Свѣ́тъ и ва́шъ убіе́нъ бы́сть и гро́бу предае́тся. Ны́нѣ у́бо Моего́ ча́янія и ра́дости и весе́лія, Сы́на и Бо́га лише́на бы́хъ. Увы́ Мнѣ́, болю́ се́рдцемъ. Со́лнце незаходя́й, Бо́же превѣ́чный, Тво́рче всѣ́мъ, и Зижди́телю тва́ри, ка́ко во́ гробъ за́йде? Не глаго́леши ли сло́ва рабѣ́ Твое́й, Сло́во Бо́жіе? Не уще́дриши ли, Влады́ко, Тебе́ /л. 198/ ро́ждьшія? Помышля́ю бо, я́ко ктому́ не услы́шу гла́са Твоего́, ни добро́ты лица́ Твоего́ узрю́: у́же бо за́йде отъ о́чію Мое́ю, Сы́не Мо́й. Ни о́тъ гроба Твоего́ воста́ну, Сы́не Мо́й, ни сле́зы преста́ну точа́щи, раба́ Твоя́. Почто́ Мя́ оста́ви еди́ну, Сы́не Мо́й? Но сни́ду съ Тобо́ю въ ма́лый гро́бъ Тво́й. Молю́тися, Сы́не и Бо́же Мо́й, душе́вную Ми́ я́зву исцѣли́, Ча́до. Воскресни́ тридне́вно, я́ко же обѣща́ся Са́мъ, и преложи́ болѣ́зни го́рькія отъ печа́ли на ра́дость: мо́жеши бо, ели́ка хо́щеши, а́ще и погребе́ся во́лею. Госпо́дь же въ та́йнѣ рече́ Ей: о, Ма́ти Моя́, ка́ко утаи́ся Ти́ бе́здна щедро́тъ Мои́хъ? Тва́рь бо Мою́ хотя́ спасти́ стра́жду. Мы́ же, грѣ́шніи, хва́лимъ и сла́вимъ Святу́ю Тро́ицу, Отца́ и Сы́на и Свята́го Ду́ха, ны́нѣ и при́сно и во́ вѣки вѣко́мъ. [Ами́нь.]

Источникъ: Кни́га, глаго́лемая «Златоу́стъ», въ не́йже вся́ко ухищре́ніе Боже́ственнаго Писа́нія, истолко́вано святы́мъ вели́кимъ Іоа́нномъ Златоу́стомъ и про́чими святы́ми отцы́. — М.: При Свя́то-Тро́ицко-Введе́нской це́ркви, въ тѵпогра́фіи единовѣ́рцевъ, 1910. — Л. 193 – 198.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.