Церковный календарь
Новости


2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Рождественскій разсказъ "Письма матери" (1899)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 23-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 22-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 21-я (1904)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №2 (2/15 августа 1938 г.)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №1 (1/14 августа 1938 г.)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 20-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 19-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 18-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 17-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 16-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 15-я (1904)
2017-12-14 / russportal
Архіеп. Аверкій. Чего мы еще не потеряли и что должны хранить? (1975)
2017-12-14 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 16-17. (1/14-15/28 ноября) 1922 года
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 14-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 13-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
За Вѣру, Царя и Отечество

«Книга Русской Скорби» (1907-1914 гг.).

«Книга Русской Скорби» — документально-литературный сборникъ, посвященный памяти жертвъ революціоннаго террора въ Россіи. Издавался въ СПб. въ 1907-1914 г.г. «Русскимъ Народнымъ Союзомъ им. Михаила Архангела». Всего было опубликовано 14 т. Сборникъ содержитъ жизнеописанія и священниковъ, и урядниковъ, и городовыхъ, и артельщиковъ, и преподавателей. Всѣ описанныя убійства поражаютъ своей немыслимой жестокостью. Такъ, 8 мая 1906 г. красные террористы убивъ пристава Орлова, вырываютъ изъ тѣла сердце и печень, рѣжутъ ихъ на куски и бросаютъ въ рѣку; въ Курскѣ, на вокзалѣ, они запираютъ офицера въ вагонъ и сжигаютъ его живымъ. Только за шесть недѣль отъ 1 іюля до 15 августа 1906 г., террористы совершаютъ 613 покушеній и убиваютъ 244 человѣка. Что это, борьба за свободу? Нѣтъ, разрушеніе Россійскаго государства путемъ систематическаго террора, который осуществляютъ или которымъ дирижируютъ Азефъ, Гоцъ, Швейцеръ, Лейба Сикорскій, Дора Брилліантъ, Савинковъ, Каляевъ и пр. — Что же въ это время дѣлало обезумѣвшее русское дворянство, интеллигенція и купечество? — Когда, во время собранія «профессорской» партіи кадетъ, кто-то съ эстрады сообщилъ полученное только что извѣстіе объ убійствѣ адмирала Чухнина, залъ разразился громомъ рукоплесканій... «Чувство любви, глубокаго поклоненія и желаніе сохранить на вѣки въ памяти русскаго народа имена мучениковъ и борцовъ за идею Православія, Самодержавія Царскаго и Русской Народности, вотъ, что говорило въ сердцахъ тѣхъ, которые принимали участіе въ составленіи и изданіи «Книги русской скорби», первый и послѣдующіе выпуски которой благоговѣйно были поднесены «Русскимъ Народнымъ Союзомъ имени Михаила Архангела» русскому народу...» (Изъ предисловія къ 1-му тому).

«Книга Русской Скорби»

КНИГА РУССКОЙ СКОРБИ.
(Изданіе Русскаго Народнаго Союза им. Михаила Архангела. Выпускъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908).

ИМПЕРАТОРЪ АЛЕКСАНДРЪ II.

18 апрѣля 1818 г., первопрестольная Москва пушечными выстрѣлами была оповѣщена о рожденіи у Великаго Князя Николая Павловича сына первенца. Поэтъ В. А. Жуковскій привѣтствовалъ рожденіе августѣйшаго младенца, нарѣченнаго при крещеніи въ Чудовомъ монастырѣ Александромъ, стихами, заключавшими пророчество его будущаго величія и славы:

«Съ душой, на все прекрасное готовой,
Наставленный: достойнымъ счастья быть,
Великое съ величіемъ сносить,
Не трепетать, встрѣчая рокъ суровый,
И быть въ дѣлахъ временъ своихъ красой.
Лѣта пройдутъ, подвижникъ молодой,
Откинувши младенчества забавы,
Онъ полетитъ въ путь опыта и славы...
Да встрѣтитъ онъ обильный честью вѣкъ!
Да, славнаго участникъ славный будетъ!
Да на чредѣ высокой не забудетъ
Святѣйшаго изъ званій: человѣкъ

Какъ бы предугадывая великія дѣла будущаго Государя и его самоотверженіе, поэтъ желалъ ему:

«Жить для вѣковъ въ величіи народномъ,
Для блага всѣхъ — свое позабывать».

Съ кончиной Императора Александра I, 25 ноября 1825 г., на престолъ вступилъ Великій Князь Николай Павловичъ, а Великій Князь Александръ Николаевичъ былъ объявленъ Наслѣдникомъ.

/с. IV/ Воспитаніе и образованіе Наслѣдника было поручено капитану Мердеру, Свиты Его Величества генералъ-маіору Кавелину и поэту В. А. Жуковскому. Подъ этимъ непрестаннымъ, строгимъ и неуклоннымъ наблюденіемъ вѣрныхъ своему долгу людей протекла жизнь будущаго Императора до двадцатилѣтняго возраста. Основаніемъ къ воспитанію и образованію легло твердое желаніе Августѣйшаго Отца «воспитать въ своемъ сынѣ человѣка, прежде чѣмъ сдѣлать изъ него Государя», а «планъ ученія», утвержденный Императоромъ Николаемъ Павловичемъ, могъ способствовать тому, чтобы изъ царственнаго ученика вышелъ не ученый, а просвѣщенный человѣкъ. И дѣйствительно, къ концу назначеннаго для ученія срока, сѣмена добра и правды, твердости характера и рыцарскаго взгляда, любви къ ближнему, къ «малымъ симъ», и глубокое сознаніе долга и отвѣтственности передъ Богомъ за будущее царствованіе надъ могучимъ русскимъ народомъ, — эти сѣмена упали на добрую почву яснаго и здраваго ума Наслѣдника.

Сопровождая своего отца въ его путешествіяхъ по государству, а также проѣхавъ по всей Россіи въ 1837 г., со спеціальной цѣлью пополнить свое книжное образованіе и воспитаніе нагляднымъ изученіемъ разнообразныхъ мѣстностей своей обширной родины, Наслѣдникъ Цесаревичъ лично ознакомился съ бытомъ, жизнью, нуждами и потребностями народа, знакомясь съ людьми всѣхъ состояній, посѣщая богатыя хоромы наравнѣ съ избами бѣдняковъ крестьянъ, гдѣ воочію убѣждался въ тяжкомъ горѣ, непроглядной бѣдности простого люда, и гдѣ слышалъ рѣчи скорби народной. «Я своими глазами и вблизи познакомился съ нашей матушкой-Россіей и научился еще болѣе ее любить и уважать... Да, намъ точно можно гордиться, что мы принадлежимъ Россіи и называемъ ее своимъ отечествомъ», говорилъ Высокій путешественникъ.

Въ 1840 г. Великій Князь снова ѣдетъ заграницу съ цѣлью выбрать себѣ невѣсту. Выборъ палъ на принцессу Марію, Гессенъ-Дармштадтскую, которая и прибыла вскорѣ въ С.-Петербургъ, и 16 апрѣля 1841 г. совершилось бракосочетаніе Наслѣдника съ принявшей къ этому времени православіе, принцессой Маріей Александровной.

/с. V/ Въ 1850 г. Александръ Николаевичъ предпринялъ путешествіе на югъ Россіи и на Кавказъ, гдѣ происходили постоянныя стычки съ неспокойными горцами, гдѣ велась та упорная борьба, которая стоила Россіи столько силъ и крови ея вѣрныхъ сыновъ.

Въ продолженіе всѣхъ лѣтъ, до восшествія на престолъ Александръ Николаевичъ посвящалъ свое время трудамъ государственнымъ, выполняя, согласно волѣ своего Августѣйшаго Родителя, разнородныя, возлагавшіяся на него высочайшія порученія.

Въ концѣ 1853 года наступило тяжелое, безотрадное время для земли русской.

Четыре столѣтія находился уже Балканскій полуостровъ съ его православнымъ населеніемъ подъ владычествомъ турокъ — народа другой вѣры и другого племени. Положеніе подвластныхъ Турціи христіанъ было ужасно. Они не имѣли ни тѣхъ правъ, ни той свободы, которою пользовались мусульманскіе подданные султана, и вся жизнь ихъ была полна страшныхъ жестокостей и насилій, чинимыхъ турецкими чиновниками.

Православные русскіе люди массами стекались къ Святымъ мѣстамъ, находящимся во власти султана, на поклоненіе Гробу Господню. Россія искони пользовалась въ Святыхъ мѣстахъ большими правами, чѣмъ всѣ прочія государства Запада. Но въ концѣ 1853 г. Турція отняла у православнаго патріарха находившіеся у него до сего времени ключи отъ дверей Виѳлеемской церкви и передала ихъ католическому духовенству. По существующему же въ Святыхъ мѣстахъ мнѣнію, обладаніе этими ключами какъ бы обозначаетъ обладаніе всѣмъ храмомъ.

Императоръ Николай Павловичъ потребовалъ, чтобы вѣковыя права православной церкви въ Святыхъ мѣстахъ и вообще права христіанъ въ Турецкой Имперіи, были возстановлены. Но Турецкій султанъ, надѣясь на обѣщанную ему поддержку со стороны — Франціи и Англіи, отказался удовлетворить справедливое требованіе русскаго Государя и такимъ образомъ вызвалъ Россію на войну съ Турціею.

Таковы и были причины начавшейся осенью 1853 г. и /с. VI/ нынѣ еще живой въ памяти русскаго народа Восточной или Крымской войны, веденной одновременно въ двухъ частяхъ свѣта — въ Европѣ и въ Азіи и, притомъ, какъ на сушѣ, такъ и на морѣ.

Сначала Россія воевала съ одной только Турціею. Турки первые начали военныя дѣйствія, но вездѣ были разбиваемы русскими войсками и постоянно терпѣли пораженія, хотя и избѣгали рѣшительныхъ сраженій.

Всѣмъ памятна блистательная побѣда русскихъ моряковъ надъ турецкимъ флотомъ при Синопѣ на южномъ берегу Чернаго моря. Имя П. С. Нахимова съ громкой славой облетѣло весь міръ. Однако, эта морская побѣда, свидѣтельствовавшая объ отличномъ состояніи русскаго флота, сильно встревожила Францію и Англію, которыя, желая остановить Россію на пути къ могуществу и опасаясь за самое существованіе слабой Турціи, поспѣшили ей на помощь.

Борьба была неравная и для Россіи — героическая.

Война началась 20 октября 1853 г. и окончилась 13 марта 1856 г.

Въ лѣтопись русскихъ военныхъ подвиговъ были защисаны рядъ свѣтлыхъ именъ, связанныхъ съ воспоминаніями о геройской защитѣ родной земли. Имена Нахимова, Корнилова, Тотлебена, Истомина, занимавшихъ командное положеніе, на ряду съ именами простыхъ русскихъ людей низшаго воинскаго званія, извѣстны каждому русскому человѣку. Но тѣмъ не менѣе счастье въ этой борьбѣ склонялось не на нашу сторону. Шагъ за шагомъ намъ пришлось уступить рядъ позицій, подъ натискомъ рѣшительныхъ и многочисленныхъ враговъ, и весь центръ борьбы сосредоточить на геройской оборонѣ Севастополя, обильно политаго кровью его славныхъ защитниковъ.

Прошло около полугода со времени высадки непріятеля у Севастополя, а городъ этотъ все не падалъ, былъ все такъ же крѣпокъ и грозенъ, какъ и въ самомъ началѣ осады.

Въ эту-то самую трудную и опасную для государства минуту войны, въ самый разгаръ кровавой борьбы Россіи съ могущественнѣйшими державами Западной Европы, вмѣ/с. VII/шавшимися въ нашу войну съ Турціею, Императоръ Николай Павловичъ серьезно занемогъ и черезъ нѣсколько дней 18 февраля 1855 г., неожиданно скончался, а на слѣдующій день, 19 того же февраля, старшій сынъ и преемникъ его, Великій Князь Александръ Николаевичъ вступилъ на престолъ своихъ предковъ. «Служи Россіи!» — завѣщалъ Императоръ Николай I, лежа на смертномъ одрѣ, своему сыну-наслѣднику. — «Мнѣ хотѣлось, принявъ на себя все трудное, все тяжкое оставить тебѣ царство мирное, устроенное и счастливое... Провидѣніе судило иначе»!

И дѣйствительно, страшные, и тяжелые дни переживала Россія въ годину восшествія на престолъ Императора Александра II-го... Но новый Царь свято исполнилъ предсмертное завѣщаніе своего Августѣйшаго Родителя: вся его жизнь была однимъ великимъ служеніемъ на пользу Россіи, всѣ его труды и заботы были направлены къ одной цѣли — ко благу и счастію его подданныхъ, къ благоденствію и славѣ Россіи.

Еще цѣлый годъ продолжалась упорная борьба, въ которой русскіе не уступали ни пяди родной земли безъ кроваваго боя, тѣмъ болѣе, что неудачи и трудности обороны Севастополя съ лихвой вознаграждались успѣхами нашего оружія на Азіатскомъ театрѣ военныхъ дѣйствій, гдѣ подъ геройскимъ натискомъ нашихъ войскъ, предводимыхъ ген.-ад. Н. Н. Муравьевымъ, 16 ноября 1855 года была взята крѣпость Карсъ, со всѣмъ ея многочисленнымъ гарнизономъ, множествомъ пушекъ и большими складами оружія.

Занятіе союзниками южной части Севастополя и взятіе русскими Карса склонили, наконецъ, враждующія стороны къ открытію переговоровъ о мирѣ, которые продолжались вплоть до марта мѣсяца 1856 г.

Условія мира предложены были намъ тяжелыя; горько было Государю начинать свое царствованіе принятіемъ ихъ, но миръ въ то время былъ необходимъ для блага Россіи, — Государь, горячо любившій Россію, предпочелъ нелегкій миръ тяжкой войнѣ.

Чуждый всякихъ видовъ честолюбія и завоеваній, Импе/с. VIII/раторъ Александръ II согласился принять сдѣланныя ему союзными державами мирныя предложенія, и 18 марта 1856 г. въ Парижѣ заключенъ былъ, наконецъ, мирный договоръ.

Вступая на прародительскій престолъ, Императоръ Александръ Николаевичъ думалъ не о расширеніи границъ своего государства, путемъ завоеваній, и не о блескѣ военныхъ подвиговъ. Его царственную душу озабочивали другія высокія думы: онъ думалъ о томъ, что для него было дороже военныхъ успѣховъ — о довольствѣ и счастіи своихъ подданныхъ, о мирномъ преуспѣяніи и спокойномъ развитіи своего государства.

26 августа 1856 г., Императоръ Александръ Николаевичъ возложилъ на себя, въ Московскомъ Успенскомъ соборѣ, царскую корону и принялъ священное мѵропомазаніе, пріобщивъ къ сему священному дѣйствію и Августѣйшую Супругу свою, Марію Александровну.

Возложивъ на себя царскій вѣнецъ, Императоръ Александръ II немедленно приступилъ къ подготовкѣ тѣхъ великихъ, исполненныхъ человѣколюбія и справедливости государственныхъ преобразованій, которыя такъ прославили его свѣтлое царствованіе и обезсмертили его имя.

Озабоченный благоденствіемъ своего народа, Государь обратилъ свое вниманіе прежде всего на улучшеніе быта солдатъ и предпринялъ рядъ преобразованій въ устройствѣ и управленіи близкой его сердцу арміи, съ цѣлью поднять нравственный духъ въ войскахъ, пробудить въ нижнихъ чинахъ сознаніе своего человѣческаго достоинства и вообще поставить военную службу на подобающую ей высоту.

Слѣдующей важнѣйшей реформой въ ряду государственныхъ преобразованій Императора Александра II безспорно является освобожденіе крестьянъ отъ крѣпостной зависимости и устройство ихъ быта. Великая реформа эта послужила главнымъ основаніемъ всѣхъ послѣдующихъ преобразованій; всѣ они были, частью непосредственно, частью косвенно, вызваны отмѣною крѣпостного права.

Совершеніе этого огромнаго и славнаго не только въ русской, но и въ общечеловѣческой исторіи дѣла, которое дало новую жизнь Россіи, вдохнуло «душу живу» въ много/с. IX/милліонное крестьянство русское, является вѣнцомъ всѣхъ великихъ дѣяній Императора Александра II и самымъ крупнымъ жемчугомъ въ его безсмертной коронѣ.

Много пришлось потрудиться надъ этой великой задачей, прежде чѣмъ найденъ былъ исходъ для успѣшнаго ея рѣшенія.

Работы начались съ 1857 г., но лишь 19 февраля 1861 г. въ шестую годовщину восшествія Императора Александра Николаевича на престолъ, эта капитальнѣйшая реформа его царствованія была закончена и всѣ сомнѣнія, смущавшія всѣхъ россіянъ, окончательно разрѣшились.

Въ этотъ достопамятный, незабвенный для Россіи день совершилось величайшее событіе въ судьбахъ русскаго народа: Императоръ Александръ II, горячо помолившись въ уединеніи, подписалъ Высочайшій манифестъ объ отмѣнѣ въ Россіи крѣпостного права на крестьянъ, живущихъ на помѣщичьихъ земляхъ, о дарованіи крѣпостнымъ людямъ правъ состоянія свободныхъ сельскихъ обывателей и объ устройствѣ ихъ быта.

По почину своего Царя и по его настоянію, болѣе 22-хъ милліоновъ русскихъ крестьянъ освобождены были отъ тяготѣвшей надъ ними, въ теченіе почти трехъ столѣтій, крѣпостной зависимости, получили свободу и вмѣстѣ съ нею драгоцѣнное право располагать собою и своими дѣйствіями по собственной волѣ и усмотрѣнію.

Нижеслѣдующими драгоцѣнными словами царской любви и заботливости начинался Высочайшій манифестъ 19-го февраля 1861 года: «Божіимъ Провидѣніемъ и священнымъ закономъ престолонаслѣдія бывъ призваны на прародительскій Всероссійскій Престолъ, въ соотвѣтствіе сему призванію Мы положили въ сердцѣ Своемъ обѣтъ обнимать Нашею царскою любовью и попеченіемъ всѣхъ Нашихъ вѣрноподданныхъ всякаго званія и положенія».

Обнародованіе манифеста состоялось лишь въ воскресенье 5 марта, послѣ того, какъ манифестъ былъ отпечатанъ въ громадномъ количествѣ экземпляровъ.

Въ С.-Петербургѣ манифестъ былъ прочтенъ въ тотъ-же день во всѣхъ церквахъ послѣ обѣдни. Самъ Государь лично /с. X/ прочелъ его народу, собравшемуся около Михайловскаго манежа. Освобожденный отъ трехвѣковой неволи народъ восторженными криками радости привѣтствовалъ обожаемаго Царя.

17-го апрѣля 1863 г. послѣдовалъ именной Высочайшій указъ, которымъ совершенно отмѣнено тѣлесное наказаніе, какъ карательная мѣра, опредѣляемая»по приговору общаго суда.

Въ тѣсной связи съ отмѣною крѣпостного права находится затѣмъ преобразованіе общественнаго хозяйства уѣзда и губерніи, посредствомъ введенія, такъ-называемыхъ, земскихъ учрежденій.

Положеніе о земскихъ учрежденіяхъ явилось какъ-бы дополненіемъ къ великому дѣлу освобожденія крестьянъ отъ крѣпостной зависимости.

Спеціальною комиссіею, подъ непосредственнымъ руководствомъ министра внутреннихъ дѣлъ П. А. Валуева, выработано было, на указанныхъ Государемъ началахъ, особое «Положеніе о губернскихъ и уѣздныхъ земскихъ учрежденіяхъ», которое и удостоилось 1-го января 1864 года Высочайшаго утвержденія. Закономъ этимъ завѣдываніе дѣлами, относящимися къ хозяйственнымъ пользамъ и нуждамъ каждой губерніи и каждаго уѣзда, ввѣрено самому мѣстному населенію.

Спустя шесть лѣтъ по введеніи въ Россіи земскихъ учрежденій, послѣдовало преобразованіе, на тѣхъ же основаніяхъ, и городского управленія. Высочайшимъ указомъ 16 іюня 1870 г. утверждено было новое «Городовое Положеніе», по которому и русскіе города получили также широкое право самоуправленія, т. е. право самостоятельнаго завѣдыванія городскимъ хозяйствомъ и благоустройствомъ на всесословномъ выборномъ началѣ.

Почти одновременно съ введеніемъ земскихъ учрежденій, Императоръ Александръ II призналъ необходимымъ, для благоденствія своего народа, преобразовать и существовавшій у насъ до того времени порядокъ судоустройства и судопроизводства.

Опять-таки, какъ и при освобожденіи крестьянъ, дѣло /с. XI/ было крайне сложное: но Царь никакой работы для блага своего народа не боялся и при первой-же возможности оправдалъ свои многознаменательныя слова, всенародно возвѣщенныя имъ еще въ Высочайшемъ манифестѣ 19-го марта 1856 года: «Правда и милость да царствуютъ въ судахъ».

Воцареніе правды и милости въ судахъ могло быть, однако, достигнуто только совершеннымъ переустройствомъ нашихъ старыхъ судовъ. Вотъ почему, по окончаніи великаго дѣла освобожденія крестьянъ, уничтожившаго крѣпостные порядки въ самомъ грубомъ ихъ проявленіи, рѣшено было преобразовать кореннымъ образомъ и наши суды, посредствомъ введенія въ нихъ публичности и гласности судопроизводства, устнаго разбирательства дѣлъ и участія въ судѣ, по дѣламъ уголовнымъ, представителей самого народа, въ лицѣ такъ-называемыхъ «присяжныхъ засѣдателей».

Въ 1870 г., по Высочайшему повелѣнію, учреждена была особая комиссія для пересмотра постановленій о личной воинской повинности и распредѣленія прямого участія въ этой повинности между всѣми сословіями въ государствѣ. Три года работала эта комиссія, по ближайшимъ указаніямъ самого Государя, надъ составленіемъ новаго воинскаго устава, и, наконецъ, 1-го января 1874 г. послѣдовалъ Высочайшій манифестъ, которымъ объявлено было русскому народу о введеніи всеобщей воинской повинности, обязательной для всѣхъ, безъ изъятія, классовъ населенія.

Уставъ о воинской повинности, снялъ тягость военной службы съ низшихъ, податныхъ сословій, на которыхъ она до тѣхъ поръ исключительно лежала и призвалъ къ участію въ отбываніи этой повинности и всѣ прочія сословія государства.

Новые порядки, установленные въ Россіи, благодаря великимъ преобразованіямъ Императора Александра II, вызвали особую нужду въ просвѣщенныхъ, образованныхъ людяхъ, которые нужны были прежде всего для разумнаго и толковаго проведенія въ жизнь свѣтлыхъ идей Царя-Преобразователя.

/с. XII/ Признавая распространеніе въ народѣ просвѣщенія необходимымъ условіемъ его благоденствія, Императоръ Александръ Николаевичъ, убѣдившійся приличномъ обозрѣніи Россіи, что однимъ изъ главныхъ препятствій къ ея преуспѣянію является невѣжество народа, пожелалъ дать своимъ подданнымъ всѣ необходимыя средства къ возможно широкому образованію, заботы о которомъ и шли поэтому въ его царствованіе рядомъ съ заботами объ улучшеніи быта населенія и выразились въ коренномъ преобразованіи всѣхъ учебныхъ заведеній, начиная съ университетовъ и кончая народными школами.

Заботы о народномъ образованіи должны быть, по справедливости, отнесены къ числу важнѣйшихъ дѣлъ Царя-Освободителя. Но много еще было совершено имъ и другихъ реформъ, касавшихся всѣхъ сторонъ государственной и общественной жизни Россіи и имѣвшихъ также большое и благодѣтельное значеніе для всего русскаго народа.

Царствованіе Императора Александра II отличалось преимущественно мирнымъ направленіемъ. Едва ли на какомъ иномъ престолѣ находился когда-либо другой настолько добросердечный и миролюбивый Государь, какимъ былъ Императоръ Александръ Николаевичъ. Шадя и оберегая жизнь и кровь своихъ подданныхъ и не имѣя ни малѣйшей надобности въ расширеніи предѣловъ своей, и безъ того обширной, Имперіи, Государь всегда старался избѣгать предлоговъ и поводовъ къ войнѣ. Онъ поставилъ себѣ великою задачею обновленіе и развитіе Россіи путемъ внутреннихъ преобразованій и, желая обезпечить своему народу продолжительный миръ, остерегался всякихъ внѣшнихъ столкновеній въ Европѣ.

Но, несмотря на кипучую преобразовательную дѣятельность внутри государства, Императоръ Александръ Николаевичъ не упускалъ изъ виду и такъ-называемой внѣшней политики, т. е. отношеній Россіи къ другимъ державамъ.

Хотя, по окончаніи Крымской войны, Государь созналъ необходимость водворенія въ Россіи продолжительнаго мира и потому постоянно стремился къ тому, чтобы не вмѣши/с. XIII/ваться въ дѣла иностранныхъ государствъ, тѣмъ не менѣе, во всѣхъ тѣхъ случаяхъ, когда затрогивались интересы Россіи, онъ съ непоколебимою твердостью и стойкостью заявлялъ свои требованія и путемъ мирныхъ убѣжденій отстаивалъ честь и выгоды Богомъ ввѣренной ему державы.

Особенно памятно въ этомъ отношеніи усмиреніе польскаго мятежа въ 1863 году.

На слѣдующій годъ по усмиреніи польскаго мятежа послѣдовало покореніе Кавказа, а одновременно съ этимъ совершилось и другое великое дѣло: расширеніе мирнымъ путемъ, безъ пролитія крови, русской государственной области на крайнемъ Востокѣ. 16 мая 1858 г., по Айгунскому договору, къ Россіи былъ присоединенъ обширный Амурскій Край, а 2 ноября 1860 г., по Пекинскому договору, Россіи былъ уступленъ и весь Уссурійскій Край.

17 февраля 1865 г. было образовано особое Туркестанское генералъ-губернаторство, съ главнымъ городомъ Ташкентомъ, въ составъ котораго вошли магометанскія ханства, — Кокандъ и Бухара, а въ 1873 г., по договору, отъ 12 августа, сюда же была присоединена и Хива.

Такимъ образомъ, по волѣ Царя-Освободителя и въ Среднюю Азію, въ страну рабства и произвола, были внесены свобода и права русскаго гражданина.

Въ 1877-1878 году Россіи еще разъ пришлось вступить въ борьбу съ Турціей.

Въ то время, какъ Россія тихо и мирно расцвѣтала, согрѣваемая горячими заботами о ней Царя-Освободителя, на Востокѣ наши братья по вѣрѣ и крови, славяне Балканскаго полуострова, жестоко страдали подъ нестерпимымъ гнетомъ турокъ. Еще по парижскому миру 1856 г., которымъ закончилась Крымская кампанія, Турція обязалась передъ всею Европою не угнетать болѣе подвластныхъ ей православныхъ христіанъ и сравнять ихъ въ правахъ съ мусульманами. Но, несмотря на это положеніе христіанскихъ подданныхъ Турціи нисколько не улучшилось, бѣдственная участь ихъ нисколько не была облегчена. Турецкій произволъ становился, напротивъ, съ каждымъ годомъ, все /с. XIV/ необузданнѣе, звѣрства и жестокости турокъ принимали все большіе и большіе размѣры.

Болѣя и самъ душою о единокровныхъ и единовѣрныхъ намъ славянахъ, Императоръ Александръ II порѣшилъ, во что-бы то ни стало, вступиться за несчастныхъ балканскихъ христіанъ и оградить ихъ отъ турецкаго произвола. 29 октября 1876 г. великій Монархъ, въ рѣчи своей, произнесенной въ первопрестольной Москвѣ, при пріемѣ дворянства и городского общества въ Кремлевскомъ дворцѣ, объявилъ о своемъ непреклонномъ намѣреніи добиться отъ Турціи надежныхъ обезпеченій въ прекращеніи дальнѣйшихъ притѣсненій подвластныхъ ей храстіанскихъ народовъ. «Я знаю», — сказалъ онъ, — «что вся Россія вмѣстѣ со мною, принимаетъ живѣйшее участіе въ страданіяхъ нашихъ братьевъ по вѣрѣ и по происхожденію; но для меня истинные интересы Россіи дороже всего, и я желалъ бы до крайности щадить дорогую русскую кровь». При этомъ Государь присовокупилъ, однако, что если Турція не дастъ потребныхъ отъ нея обезпеченій, то онъ будетъ дѣйствовать самостоятельно.

1-го ноября, того же года, Императоръ Александръ II далъ своей арміи указъ быть готовой и собраться въ Кишеневѣ, причемъ главнокомандующимъ русскихъ войскъ на Дунаѣ назначенъ былъ братъ Государя, Великій Князь Николай Николаевичъ.

Горячо любя свои войска, Государь пожелалъ лично напутствовать ихъ на подвигъ освобожденія Болгаріи и съ этою цѣлью 8-го апрѣля 1877 года онъ самъ отправился къ своей арміи въ Кишеневъ, гдѣ ей повелѣно было собраться, а 12-го того же апрѣля послѣ молебствія объявилъ войскамъ о предстоявшемъ имъ вступленіи въ предѣлы Турціи.

Такъ началась освободительная русско-турецкая война, которая велась одновременно въ двухъ частяхъ свѣта — въ Европѣ и Азіи, ознаменовалась, за немногими неудачами, рядомъ блестящихъ побѣдъ и геройскихъ подвиговъ славнаго русскаго воинства и кончилась жестокимъ разгромомъ вооруженныхъ силъ Турціи.

Императору Александру II, даровавшему свободу многимъ милліонамъ собственныхъ подданныхъ, выпала славная роль /с. XV/ и освободителя балканскихъ христіанъ, которыми онъ вторично названъ былъ Царемъ-Освободителемъ.

Возстановляя въ памяти все пережитое русскимъ народомъ въ теченіе царствованія Императора Александра II и сравнивая положеніе Россіи къ концу этого царствованія съ тѣмъ, какимъ оно было въ началѣ того же царствованія, нельзя не изумиться благодѣтельной перемѣнѣ, происшедшей въ этотъ короткій промежутокъ времени во всѣхъ отрасляхъ народной жизни. Освобожденіе крестьянъ отъ тяготѣвшей надъ ними нѣсколько вѣковъ крѣпостной зависимости и устройство ихъ быта, отмѣна позорныхъ и жестокихъ тѣлесныхъ наказаній, введеніе земскихъ учрежденій, городского самоуправленія, новыхъ судовъ и всеобщей воинской повинности, не считая другихъ менѣе важныхъ преобразованій, нововведеній и улучшеній, совершившихся по волѣ Царя-Освободителя, — имѣли неизмѣримое вліяніе на умственное и нравственной возрожденіе русскаго народа и, можно сказать, дали Россіи полное внутреннее обновленіе.

Преобразовательная дѣятельность Императора Александра II, по ширинѣ и глубинѣ совершенныхъ въ его царствованіе реформъ, коснувшихся всѣхъ отраслей государственнаго управленія, можно сравнить только съ государственными преобразованіями, задуманными и направленными по мысли и волѣ перваго Императора земли русской — Петра Великаго.

Оглядываясь затѣмъ на войны того же царствованія, нельзя не замѣтить, что всѣ онѣ были начаты) и ведены не подъ вліяніемъ личнаго честолюбія, не ради жажды завоеваній, а исключительно по чувству человѣколюбія, съ цѣлью огражденія живущихъ на окраинахъ государства русскихъ отъ хищническихъ набѣговъ полудикихъ азіатскихъ племенъ (покореніе Кавказа, Кокана, Бухары и Хивы), или же съ цѣлью освобожденія угнетенныхъ единоплеменниковъ (освобожденіе балканскихъ славянъ).

Неустанно заботясь о благѣ своихъ подданныхъ, Имперагоръ Александръ Николаевичъ, въ теченіе 26 лѣтъ своего славнаго царствованія, не упустилъ изъ виду ничего, что /с. XVI/ могло бы послужить къ возвеличенію отечества и упроченію благоденствія русскаго народа, надъ которымъ Богъ поставилъ его Государемъ. Цѣлый рядъ великихъ и мудрыхъ дѣлъ задумалъ и совершилъ Государь на пользу и счастье Россіи, не страшась трудностей и не робѣя передъ препятствіями, съ вѣрою въ помощь Всевышняго и съ любовью къ своему народу. Много трудовъ и заботъ потребовалось для того, чтобы ввести въ государствѣ новые порядки, дать имъ окрѣпнуть и вырости на благо и пользу отечества; много нужно было и твердой воли, чтобы, не останавливаясь ни предъ какими преградами, идти неуклонно впередъ по разъ начертанному пути.

Не смотря, однако, на неусыпные труды и отеческія заботы Императора Александра II-го, не смотря на всѣ его громадныя заслуги передъ отечествомъ, на его безпредѣльную доброту, великое милосердіе и рѣдкое человѣколюбіе, среди русскихъ же людей нашлась горсть тайныхъ злоумышленниковъ, которые, преслѣдуя свои личныя преступныя цѣли, неоднократно пытались перевернуть вверхъ дномъ весь мирный строй вскормившей ихъ отчизны. Стремясь къ несбыточнымъ переворотамъ, ради своей собственной выгоды, и прикрываясь любовью къ народу, который эти доморощенные реформаторы безпощадно обманывали и обманываютъ, эксплоатировали и эксплоатируютъ, эти темные враги Бога, Царя и отечества не останавливались для достиженія своей цѣли ни передъ какимъ преступленіемъ, причемъ непомѣрная дерзость ихъ дошла, наконецъ, до послѣднихъ предѣловъ: они осмѣлились неоднократно покушаться на драгоцѣнную жизнь самого Царя-Освободителя.

Да и можно ли ожидать чего-либо иного отъ этихъ ничтожныхъ себялюбцевъ, прикрывающихъ свое умственное убожество и свои подпольныя интриги, грабежи и злодѣянія высокими словами о благѣ народа и о его свободѣ!.. Можно ли допустить, чтобы эти изверги рода человѣческаго согласились съ кротостью и смиреніемъ смотрѣть на разсыпаемыя Отцомъ-Государемъ благодѣянія своему народу!.. Вѣдь, это вырывало бы почву у нихъ подъ ногами!.. Миражъ народныхъ благъ (о ихъ дѣйствительности они не думаютъ) /с. XVII/ долженъ исходить отъ нихъ, друзей, товарищей народа, а не отъ ненавистнаго имъ правительства, управляемаго твердой и любящей рукой своего Государя!.. Имъ подпольнымъ интриганамъ мерзкихъ притоновъ, должна принадлежать слава работниковъ на благо народа, а все, что дѣлается помимо ихъ, — все это никуда негодно, все должно быть переформировано, а всѣ дѣятели этихъ реформъ, не получившихъ ихъ подпольнаго одобренія, должны своею смертью отвѣтить за дерзость осмѣлиться давать несчастному народу истинный хлѣбъ мирной жизни и честнаго труда, вмѣсто несбыточныхъ миражей всемірнаго господства при всеобщемъ бездѣльѣ!... По мнѣнію этихъ доморощенныхъ преобразователей, въ большинствѣ случаевъ не осилившихъ даже гимназическаго курса, реформы должны идти изъ подполья, выдвигая на видныя мѣста нахальныхъ грубыхъ недорослей и юркихъ жидовъ, а не сверху отъ властнаго мановенія державной руки Перваго Слуги Россіи, Перваго ея Гражданина и Верховнаго ея Вождя. А если Верховный Вождь Россіи осмѣлится идти на перекоръ подпольной тактикѣ обезумѣвшихъ крамольниковъ и начнетъ давать своимъ подданнымъ дѣйствительныя блага, а не нелѣпые миражи, — тогда — смерть ему!..

Такъ разсуждали наши революціонеры-недоучки въ началѣ 70-хъ годовъ прошлаго [XIX] столѣтія, такъ разсуждаютъ они и теперь...

Время ихъ ничему не научило...

Первое злодѣйское посягательство на жизнь Государя Императора Александра II совершено было 4 апрѣля 1866 г., посредствомъ выстрѣла изъ револьвера. Пуля, направленная рукою, проклятаго народной памятью, злодѣя, среди бѣлаго дня, на глазахъ толпы народа, въ великаго Государя, не коснулась его священной особы.

Знаменательно въ этомъ дѣлѣ то, что Провидѣніе избрало для спасенія жизни Царя-Освободителя одного изъ тѣхъ 22-хъ милліоновъ крѣпостныхъ крестьянъ, которымъ, по слову этого Царя, дарована была свобода. Имя этого крестьянина — Осипъ Ивановъ Коммисаровъ.

Возмутительное событіе 4-го апрѣля 1866 г. какъ громомъ поразило всю Россію; но ужасъ вѣрноподданныхъ и /с. XVIII/ глубокая скорбь ихъ о томъ, что среди облагодѣтельствованнаго Государемъ народа нашелся человѣкъ, посягнувшій на драгоцѣнную жизнь этого Царя-Благодѣтеля, умягчились всеобщею безпредѣльною радостью по случаю чудеснаго спасенія обожаемаго Монарха отъ угрожавшей ему опасности.

Но прошелъ всего годъ съ небольшимъ со времени совершенія этого гнуснаго, противнаго и Божескимъ и человѣческимъ законамъ злодѣянія, какъ совершено было, посредствомъ выстрѣла изъ пистолета, второе злодѣйское покушеніе на драгоцѣнную жизнь того, который самъ даровалъ новую жизнь милліонамъ русскихъ людей, освободивъ ихъ отъ тяжелаго вѣкового рабства. Это новое злодѣяніе совершено было 25 мая 1896 г., во время пребыванія Государя за границею, въ Парижѣ, не русскимъ человѣкомъ, а польскимъ выходцемъ. Но Провидѣніе Божіе и на этотъ разъ чудеснымъ образомъ спасло для русскаго народа его Царя-Освободителя.

Почти двѣнадцать лѣтъ прошло затѣмъ безъ новыхъ преступныхъ посягательствъ на священную особу Государя Императора. Но вотъ, 2 апрѣля 1879 г., было совершено третье по счету покушеніе на жизнь Императора Александра II, пятью выстрѣлами изъ револьвера почти въ упоръ.

Хотя рука Божія вновь отстранила ударъ, направленный противъ Царя-Освободителя, но злодѣяніе это повлекло за собою цѣлый рядъ другихъ посягательствъ на жизнь Государя со стороны злодѣевъ, поставившихъ себѣ цѣлью ниспровергнуть, путемъ насилія, народнаго возстанія и пролитія невинной крови русскихъ людей, существующій въ Россіи государственный и общественный строй.

Приверженцами означеннаго преступнаго сообщества заложена была, подъ полотномъ желѣзной дороги близъ города Александровска, Екатеринославской губерніи, мина, съ цѣлью взорвать динамитомъ императорскій поѣздъ, въ которомъ находился Государь, по пути изъ Крыма, причемъ, однако-же, при проходѣ 18 ноября 1879 г. означеннаго поѣзда черезъ Александровскъ, взрыва не произошло и поѣздъ благополучно прослѣдовалъ мимо злоумышленниковъ.

/с. XIX/ На слѣдующій день, 16 того же ноября, съ тою же цѣлью лишенія жизни Императора, произведенъ былъ взрывъ полотна на линіи Московско-Курской желѣзной дороги, близъ Москвы, при прохожденіи поѣзда съ Императорскою свитою, вслѣдствіе чего произошло крушеніе поѣзда, въ которомъ злодѣи очевидно предполагали присутствіе Государя, не причинившее, однако же, никакого вреда лицамъ слѣдовавшимъ въ поѣздѣ.

Наконецъ, 5 февраля, 1880 г., совершено было новое покушеніе на жизнь Императора посредствомъ произведеннаго съ неимовѣрною наглостью взрыва столовой комнаты въ Зимнемъ дворцѣ въ С.-Петербургѣ.

Но Небесный Промыселъ всякій разъ невидимою и чудесною силою спасалъ жизнь Своего избраннаго Помазанника.

Между тѣмъ крамола, несмотря на всѣ предпринимавшіяся противъ нея мѣры, незамѣтно дѣлала свое ужасное подпольное дѣло. Замысливъ цареубійство, злодѣи притихли было, на время, для того, чтобы возмущенное ими общество успокоилось, увѣровало въ ихъ исчезновеніе, а между тѣмъ, собравшись съ силами и рѣшившись, во что бы то ни стало, привести свой адскій замыселъ въ исполненіе, занялись необходимыми къ тому приготовленіями.

Наступило роковое воскресенье 1 марта 1881 года.

Около часа пополудни, Императоръ выѣхалъ въ каретѣ изъ Зимняго дворца въ С.-Петербургѣ, въ сопровожденіи обычнаго конвоя, въ Михайловскій манежъ, для присутствованія при назначенномъ тамъ въ этотъ день разводѣ съ церемоніей. Выходя, по окончаніи развода, изъ манежа, около трехъ четвертей второго часа и узнавъ, что Великій Князь Михаилъ Николаевичъ, также присутствовавшій при разводѣ, намѣренъ посѣтить Великую Княгиню Екатерину Михайловну въ Михайловскомъ дворцѣ, Государь предложилъ брату ѣхать вмѣстѣ. Пробывъ въ Михайловскомъ дворцѣ около получаса, Императоръ уѣхалъ оттуда, въ началѣ третьяго часа пополудни, уже одинъ, безъ Великаго Князя, сказавъ кучеру: «той же дорогой домой». Карета направилась по Инженерной улицѣ, а затѣмъ повернула /с. XX/ направо, по набережной Екатерининскаго канала направляясь къ Театральному мосту, причемъ ѣхала настолько быстро, что сопровождавшій экипажъ Государя конвой, состоявшій изъ шести конныхъ казаковъ, слѣдовавшихъ впереди, съ боковъ и сзади Императорскаго экипажа, принужденъ былъ скакать.

На разстояніи около 50-ти сажень отъ угла Инженерной улицы карета Государя, проѣзжая по набережной канала, мимо сада Михайловскаго дворца, поровнялась съ шедшимъ на встрѣчу ей, по панели канала, молодымъ человѣкомъ. Поровнявшись съ Императорскою каретою, молодой человѣкъ повернулся къ ней лицомъ и, прежде чѣмъ конвойные могли сообразить что-либо, быстро метнулъ подъ ноги впряженныхъ въ карету лошадей что-то бѣлое, похожее на комъ снѣга и оказавшееся впослѣдствіи завернутымъ въ платокъ разрывнымъ снарядомъ. Въ тотъ же мигъ раздался страшный взрывъ, подобный залпу изъ орудій; густое облако бѣлаго дыма, снѣга и разныхъ осколковъ поднялось къ верху; скакавшіе сзади царскаго экипажа два конвойныхъ казака свалились раненные съ лошадей; тутъ же на тротуарѣ стоналъ смертельно раненый 14-ти лѣтній крестьянскій мальчикъ. Карета Государя оказалась сильно поврежденною взрывомъ: всѣ четыре стекла и маленькое окно сзади были разбиты, кузовъ отъ дверецъ по бокамъ и сзади расщепленъ, задняя стѣнка разрушена, дно снизу отчасти повреждено. Самъ Государь, оставшись, однако, совершенно невредимымъ, приказалъ кучеру остановить лошадей, отворилъ лѣвую дверцу и вышелъ изъ кареты.

Между тѣмъ злодѣй, бросивъ подъ карету Государя взрывчатый снарядъ, пустился бѣжать по направленію къ Невскому проспекту, но, въ нѣсколькихъ саженяхъ отъ мѣста взрыва, поскользнулся, упалъ и былъ схваченъ подоспѣвшими солдатами. Ѣхавшій вслѣдъ за экипажемъ Государя, на разстояніи не болѣе двухъ сажень отъ него, въ саняхъ, запряженныхъ парою въ пристяжку, полиціймейстеръ 1-го Отдѣленія С.-Петербурга полковникъ Дворжицкій выскочилъ изъ саней и бросился къ Императорской каретѣ, гдѣ, встрѣтивъ выходившаго изъ нея невредимымъ Государя, /с. XXI/ доложилъ Императору, что преступникъ задержанъ и, вмѣстѣ съ тѣмъ, предложилъ Государю свои сани, для возвращенія въ Зимній дворецъ. Государь пожелалъ, однако, прежде видѣть несчастныхъ раненыхъ и преступника, а потому направился къ тому мѣсту, гдѣ находился цареубійца, уже окруженный собравшеюся толпою народа. Идя по тротуару канала и услышавъ тревожный вопросъ: «что съ Государемъ?», Императоръ оглянулся и не доходя шаговъ десяти до преступника, отвѣтилъ: «Слава Богу, я уцѣлѣлъ, но вотъ» — и указалъ при этомъ на лежавшаго около кареты раненаго казака и тутъ-же кричавшаго отъ боли раненаго мальчика. Услышавъ слова Государя, негодяй цареубійца съ зловѣще-радостною улыбкою замѣтилъ: «Еще слава-ли Богу». Приблизившись къ задержанному и освѣдомившись, онъ-ли бросилъ разрывной снарядъ, Императоръ, послѣ утвердительнаго отвѣта присутствовшихъ, спросилъ злодѣя, кто онъ такой, — на что тотъ назвалъ себя мѣщаниномъ Глазовымъ, подъ именемъ котораго онъ проживалъ въ послѣднее время по подложному паспорту.

Затѣмъ, едва только Государь, желая посмотрѣть мѣсто взрыва, отошелъ отъ задержаннаго преступника и успѣлъ сдѣлать нѣсколько шаговъ по панели вдоль канала, по направленію къ своему экипажу, какъ другой неизвѣстный человѣкъ, стоявшій прислонившимся къ рѣшеткѣ канала, выждавъ приближеніе Императора на разстояніе не болѣе двухъ аршинъ, приподнялъ руки вверхъ и бросилъ что-то на панель къ самымъ ногамъ Государя. Въ тотъ же мигъ (спустя не болѣе 4-5 минутъ послѣ перваго взрыва) раздался новый оглушительный взрывъ, причемъ поднятая имъ масса дыма, снѣга и ключьевъ платья закрыла на нѣсколько мгновеній все пространство. Когда же поднятый взрывомъ столбъ разсѣялся, пораженнымъ взорамъ присутствовавшихъ представилось поистинѣ ужасающее зрѣлище: до двадцати человѣкъ болѣе или менѣе тяжело раненыхъ обоими взрывами лежали у тротуара и на мостовой; въ числѣ ихъ находился и Императоръ. Прислонившись спиною къ рѣшеткѣ канала, упершись руками въ панель, безъ фуражки и шинели, полусидѣлъ на ней горячо любимый народомъ /с. XXII/ Монархъ, окровавленный и трудно дышавшій. Обнажившіяся ноги вѣнценоснаго страдальца были раздроблены, кровь сильно струилась изъ нихъ, лицо было въ крови... Тутъ же лежали, свалившіяся съ головы и плечъ Государя, фуражка и шинель, отъ которыхъ остались одни лишь окровавленные и обоженные клочья.

При видѣ столь неожиданнаго, столь невѣроятнаго несчастія, не только оставшіеся невредимыми, но и пострадавшіе отъ взрывовъ бросились на помощь къ Государю. Тяжело раненый рядомъ съ Императоромъ полковникъ Дворжицкій, приподнявшись съ земли, услышалъ едва внятнымъ голосомъ произнесенное слово Государя: «помоги» и, вскочивъ, подбѣжалъ къ нему, вмѣстѣ со многими другими лицами. Кто-то изъ окружавшихъ Императора подалъ платокъ. Государь, приложивъ его къ лицу, очень слабымъ голосомъ произнесъ: «холодно, холодно». Тогда, приподнявъ съ земли израненаго Императора, уже начинавшаго терять сознаніе, окружавшія его лица, при подоспѣвшемъ изъ Михайловскаго дворца Великомъ Князѣ Михаилѣ Николаевичѣ, понесли его къ санямъ полковника Дворжицкаго. Наклонившись къ правому плечу Государя, уже несомаго на рукахъ, Великій Князь спросилъ, слышитъ ли Его Величество, на что Императоръ отвѣтилъ: «слышу»; на дальнѣйшій вопросъ о томъ, какъ Государь себя чувствуетъ, Императоръ сказалъ: «скорѣе... во дворецъ», а затѣмъ, какъ-бы въ отвѣтъ на услышенное имъ предложеніе внести его въ ближайшій домъ для поданія первоначальной помощи. Государь произнесъ: «несите меня во дворецъ... тамъ... умереть»... То были послѣднія, слышанныя свидѣтелями — очевидцами злодѣйскаго преступленія 1-го марта, слова умиравшаго Монарха. Послѣ этого Императоръ помѣщенъ былъ въ сани полковника Дворжицкаго и повезенъ въ Зимній дворецъ.

По доставленіи во дворецъ, Государь находился уже въ совершенно безсознательномъ состояніи: лицо его было крайне блѣдно, глаза полуоткрыты, челюсти судорожно сжаты, дыханіе неполное и едва слышалось самое слабое біеніе сердца. Во дворецъ прибыли Наслѣдникъ Цесаревичъ и прочіе члены Царскаго Дома. Приступлено было къ упо/с. XXIII/требленію разныхъ возбуждаюшихъ средствъ, для оживленія дѣятельности сердца и мозга, но всѣ попытки оказались безуспѣшными. Одно время казалось, что дыханіе сдѣлалось какъ-будто нѣсколько полнѣе, и этимъ моментомъ воспользовался духовникъ, протопресвитеръ Бажановъ, для пріобщенія Императора Святыхъ Тайнъ; но вскорѣ послѣ того дыханіе стало снова видимо ослабѣвать и подававшіе медицинскую помощь врачи были только свидѣтелями, мало-по-малу, угасавшей жизни великаго Монарха. Несмотря на настойчивое и усиленное употребленіе различныхъ оживляющихъ средствъ, дыханіе постепенно слабѣло, а въ 3 часа 35 минутъ пополудни Императора Александра II не стало.

Таковы обстоятельства, при которыхъ совершилось неслыханное злодѣяніе, безвременно положившее предѣлъ драгоцѣнной жизни Монарха, бывшаго поистинѣ гордостью и славою Россіи. Такъ окончилось земное поприще этого великаго, по благодѣяніямъ своему народу, Государя, вся жизнь котораго была единымъ безпрерывнымъ подвигомъ любви на благо и счастье своихъ подданныхъ.

Императоръ Александръ II великъ былъ не только какъ Царь многомилліоннаго народа, но и какъ рѣдкій человѣкъ, какъ воплощенная доброта, любовь и милосердіе. Его человѣколюбивая душа такъ и свѣтилась во всѣхъ его дѣлахъ и начинаніяхъ. Будучи неограниченнымъ, самодержавнымъ Монархомъ обширнѣйшаго въ мірѣ царства, этотъ Царь-Человѣкъ во всей своей дѣятельности руководился, главнымъ образомъ, велѣніями своего любящаго сердца. Являя высокій примѣръ самоотверженной христіанской любви и оставаясь вѣрнымъ себѣ до конца, онъ жилъ для того, чтобы возвеличить ввѣренную ему Богомъ Россію, облегчить нужды и упрочить благосостояніе своего народа. И что же? Святотатственная рука отняла у него жизнь среди бѣлаго дня, въ его же собственной столицѣ, обагрила его невинною царственною кровью землю Русскую, осквернила ее злодѣяніемъ цареубійства...

Русскій народъ! забудешь-ли когда-либо своего Царя-Освободителя, Царя-Мученика, простишь-ли его убійцъ?...

Источникъ: «Книга Русской Скорби». Изданіе Русскаго Народнаго Союза имени Михаила Архангела. Выпускъ первый. — Изданіе второе. — СПб.: Типографія «Россія», 1908. — С. III-XXIII.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.