Церковный календарь
Новости


2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Рождественскій разсказъ "Письма матери" (1899)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 23-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 22-я (1904)
2017-12-15 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 21-я (1904)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №2 (2/15 августа 1938 г.)
2017-12-15 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ. Протоколъ №1 (1/14 августа 1938 г.)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 20-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 19-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 18-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 17-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 16-я (1904)
2017-12-14 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 15-я (1904)
2017-12-14 / russportal
Архіеп. Аверкій. Чего мы еще не потеряли и что должны хранить? (1975)
2017-12-14 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 16-17. (1/14-15/28 ноября) 1922 года
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 14-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 13-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 15 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
За Вѣру, Царя и Отечество

«Книга Русской Скорби» (1907-1914 гг.).

«Книга Русской Скорби» — документально-литературный сборникъ, посвященный памяти жертвъ революціоннаго террора въ Россіи. Издавался въ СПб. въ 1907-1914 г.г. «Русскимъ Народнымъ Союзомъ им. Михаила Архангела». Всего было опубликовано 14 т. Сборникъ содержитъ жизнеописанія и священниковъ, и урядниковъ, и городовыхъ, и артельщиковъ, и преподавателей. Всѣ описанныя убійства поражаютъ своей немыслимой жестокостью. Такъ, 8 мая 1906 г. красные террористы убивъ пристава Орлова, вырываютъ изъ тѣла сердце и печень, рѣжутъ ихъ на куски и бросаютъ въ рѣку; въ Курскѣ, на вокзалѣ, они запираютъ офицера въ вагонъ и сжигаютъ его живымъ. Только за шесть недѣль отъ 1 іюля до 15 августа 1906 г., террористы совершаютъ 613 покушеній и убиваютъ 244 человѣка. Что это, борьба за свободу? Нѣтъ, разрушеніе Россійскаго государства путемъ систематическаго террора, который осуществляютъ или которымъ дирижируютъ Азефъ, Гоцъ, Швейцеръ, Лейба Сикорскій, Дора Брилліантъ, Савинковъ, Каляевъ и пр. — Что же въ это время дѣлало обезумѣвшее русское дворянство, интеллигенція и купечество? — Когда, во время собранія «профессорской» партіи кадетъ, кто-то съ эстрады сообщилъ полученное только что извѣстіе объ убійствѣ адмирала Чухнина, залъ разразился громомъ рукоплесканій... «Чувство любви, глубокаго поклоненія и желаніе сохранить на вѣки въ памяти русскаго народа имена мучениковъ и борцовъ за идею Православія, Самодержавія Царскаго и Русской Народности, вотъ, что говорило въ сердцахъ тѣхъ, которые принимали участіе въ составленіи и изданіи «Книги русской скорби», первый и послѣдующіе выпуски которой благоговѣйно были поднесены «Русскимъ Народнымъ Союзомъ имени Михаила Архангела» русскому народу...» (Изъ предисловія къ 1-му тому).

«Книга Русской Скорби»

КНИГА РУССКОЙ СКОРБИ.
(Изданіе Русскаго Народнаго Союза им. Михаила Архангела. Выпускъ 1-й. Изданіе 2-е. СПб., 1908).

ВЕЛИКІЙ КНЯЗЬ СЕРГІЙ АЛЕКСАНДРОВИЧЪ.
Убитъ въ Москвѣ 4 Февраля 1905 года.

Въ самомъ сердцѣ Россіи, въ Московскомъ Кремлѣ, недалеко отъ Никольскихъ воротъ высоко поднимается осьмиконечный крестъ. На немъ изображенъ распятый Спаситель, у ногъ Его — скорбная фигура Богоматери. На крестѣ надпись: «Отче, прости имъ, не вѣдятъ бо, что творятъ». Передъ крестомъ горитъ неугасимая лампада.

Крестъ этотъ водруженъ на томъ самомъ мѣстѣ, гдѣ пролита была кровь русскаго князя, родного Дяди нынѣ царствующаго Государя, кровь Великаго Князя Сергія Александровича. Измѣнническая рука сразила его въ мѣстѣ священномъ для каждаго русскаго человѣка, въ виду Кремлевскихъ соборовъ, гдѣ почіютъ предки мученика. Съ са/с. 2/маго ранняго утра и до поздняго вечера, въ теченіи вотъ уже почти трехъ лѣтъ, со времени убіенія Великаго Князя, возлѣ мѣста, гдѣ онъ умеръ, толпится народъ. Никто не пройдетъ черезъ Кремль безъ того, чтобы не подойти къ маленькой оградѣ и не сотворить краткой молитвы: «Упокой, Господи, душу раба Твоего Сергія».

Эта неустанная, непрерывная молитва, точно неугасимая лампада передъ крестомъ, ясно говоритъ о чувствахъ, съ какими народъ относился къ Великому Князю, и съ какими смотритъ теперь на памятникъ, воздвигнутый на его крови. На лицахъ пришедшихъ поклониться кресту и памяти убіеннаго ясно читается: «За что? За что убили его? Не за то ли, что онъ былъ неутомимымъ, безстрашнымъ борцомъ за исконныя начала и идеалы своей родины, которую искренно любилъ и по отношенію къ которой долгъ свой исполнялъ свято? Что былъ крѣпкой защитой Царскаго неограниченнаго Самодержавія? Не за то ли, что къ нему имѣлъ свободный доступъ всякій обиженный и нуждающійся? Или можетъ быть за то, что онъ, глубоко-вѣрующій и благочестивый ревностно заботился о процвѣтаніи храмовъ Божіихъ? Что зная, какъ любитъ и какъ стремится простой русскій народъ поклониться Святымъ Палестинскимъ мѣстамъ, онъ горячо откликнулся на это стремленіе народное и, устроивъ Палестинское Общество, далъ возможность самому бѣдному человѣку поклониться Гробу Господню? Не за то ли убили Царскаго Дядю люди, дерзко называющіе себя «друзьями и защитниками народа», что онъ не на словахъ, а на дѣлѣ, всю свою жизнь былъ настоящимъ другомъ и защитникомъ бѣдныхъ и трудящихся? Кому не извѣстно какой ропотъ, въ свое время, навлекъ на себя покойный Великій Князь со стороны московскихъ фабрикантовъ-инородцевъ за то, что обратилъ вниманіе на положеніе фабричныхъ рабочихъ и дѣятельно занялся улучшеніемъ ихъ быта? Или, какую ненависть возбудилъ онъ къ себѣ со стороны евреевъ за то, что выселилъ ихъ изъ Москвы, не желая чтобы они отбивали хлѣбъ и притѣсняли русскихъ?»

Около трехъ лѣтъ прошло съ того дня, когда погибъ ужасной смертью, или вѣрнѣе сказать — былъ растерзанъ на ча/с. 3/сти Великій Князь Сергій Александровичъ и мы можемъ теперь съ полнымъ убѣжденіемъ сказать: «да, именно за все это погибъ онъ». Событія послѣднихъ двухъ лѣтъ вполнѣ подтверждаютъ это.

Три года тому назадъ наша революція — это проклятіе и бѣдствіе русскаго народа — слѣды которой еще долго, долго будутъ тяготѣть надъ нами, была только еще въ началѣ. Измѣнники своей родины, въ союзѣ съ инородцами, только еще собирали свои силы, чтобы обрушиться на все то, что свято, что дорого и что необходимо русскому народу. Первый натискъ ихъ долженъ былъ быть направленъ на Царское Самодержавіе. Уничтоживъ его — уничтожить все остальное было бы легкимъ дѣломъ.

Но вотъ, враги народа русскаго съ первыхъ же шаговъ натолкнулись на такого мощнаго хранителя и безстрашнаго защитника закона и порядка, какимъ былъ Сергій Александровичъ. Онъ всюду и во всемъ мѣшалъ ихъ планамъ, ихъ стремленію сѣять смуту и волненіе.

Образцовый порядокъ и миръ, царившіе въ Москвѣ за то время, пока генералъ-губернаторомъ тамъ состоялъ Великій Князь, были сильно не на руку крамольникамъ. Въ настроеніи нашей древней столицы не было почвы для революціонныхъ всходовъ. Обывателямъ жилось спокойно, бѣдный человѣкъ, когда его притѣсняли и обижали хозяева и начальство — зналъ, что есть въ Москвѣ сильный, нелицепріятный хозяинъ Сергій Александровичъ, который заступится за маленькаго, обиженнаго человѣка. Фабричные рабочіе видѣли въ немъ единственную защиту и ревнителя ихъ интересовъ и благополучія. Это то и приводило въ отчаяніе крамольниковъ.

Однимъ словомъ, Великій Князь слишкомъ пользовался народною любовью и довѣріемъ, слишкомъ былъ крупнымъ и виднымъ лицомъ въ дѣлѣ, порученномъ Ему Государемъ, любившимъ и уважавшимъ Его, слишкомъ мѣшалъ развитію революціи, чтобы Его оставили въ живыхъ тѣ, кому нужна была эта самая революція. Не простили Ему и того, что Онъ выгналъ евреевъ изъ Москвы. И смертный приговоръ Ему былъ подписанъ заграницей, въ комитетѣ соціалъ-/с. 4/революціонеровъ, главой котораго въ то время состоялъ еврей Рубиновичъ [1]. Исполненіе же гнуснаго замысла было возложено на нѣкоего Каляева.

Началась обычная комедія подпольныхъ убійцъ, т. е. посылка предостереженій и угрожающихъ писемъ. Письма и угрозы, оставляемыя безъ всякаго вниманія Покойнымъ, встревожили его супругу Великую Княгиню Елизавету Ѳеодоровну. Томимая мрачными предчувствіями, она старалась не оставлять Великаго Князя одного и по возможности выѣзжала съ нимъ вмѣстѣ повсюду.

Настало 4 Февраля 1905 г. Въ этотъ день Великій Князь, какъ и всегда, собрался ѣхать по дѣламъ. Около 3-хъ часовъ дня къ одному изъ подъѣздовъ Кремлевскаго дворца, гдѣ въ то время жилъ Великій Князь, была подана карета. Почти въ послѣднюю минуту Покойный отклонилъ желаніе своей супруги сопровождать Его и уговорилъ остаться дома. Несомнѣнно имъ руководило какое-то неясное предчувствіе грядущаго несчастья и Онъ хотѣлъ оградить отъ него самаго близкаго и дорогого Ему друга, любимую жену.

Было почти 3 часа дня, когда карета съ Великимъ Княземъ, обогнувъ дворецъ, быстро покатилась по Кремлевской площади, направляясь къ Никольскимъ воротамъ. Прохожихъ въ Кремлѣ въ это время было очень мало. Потомъ разсказывали, что кто-то обратилъ вниманіе на неизвѣстнаго молодого человѣка, который нѣсколько разъ прошелся взадъ и впередъ по тротуару, дѣлая видъ, что разсматриваетъ пушки. Когда же изъ-за угла показалась карета Великаго Князя, неизвѣстный повернулся и сталъ медленно подвигаться къ ней на встрѣчу.

Въ тотъ моментъ, когда карета поравнялась съ нимъ, молодой человѣкъ сбѣжалъ съ тротуара и, поднявъ руки, /с. 5/ сдѣлалъ движеніе, какъ будто что-то бросилъ подъ ноги лошадямъ Великаго Князя. Все это произошло въ теченіи какихъ-нибудь двухъ секундъ.

Раздался оглушительный взрывъ, отъ котораго задрожали зданія городскихъ рядовъ, стѣны Историческаго музея и всѣхъ близь стоящихъ зданій. Изъ оконъ окружнаго суда вылетѣли всѣ стекла. Сила взрыва была такъ ужасна, что торговцы городскихъ рядовъ и народъ, находившійся на Красной площади, рѣшили, что упала одна изъ кремлевскихъ башенъ, или взорвались снаряды въ арсеналѣ.

Народъ бросился со всѣхъ сторонъ въ Кремль. Первое, что ему бросилось въ глаза, была лошадь, которая бѣшено мчалась къ Никольскимъ воротамъ, волоча за собою обломки экипажа.

А дальше... на снѣгу, между зданіями судебныхъ вѣдомствъ, среди клочковъ платья и обломковъ экипажа лежали истерзанные, окровавленные останки Великаго Князя Сергія Александровича. Силой взрыва онъ былъ буквально разорванъ на куски; цѣлой осталась только грудь и голова. Снѣгъ на далекое пространство вокругъ былъ залитъ кровью Царственной Жертвы. По площади точно бѣшеная, носилась другая лошадь; тутъ же недалеко лежалъ кучеръ Его Высочества и стоналъ, не въ силахъ подняться.

Крикъ ужаса и негодованія единодушно вырвался изъ груди всѣхъ, прибѣжавшихъ на мѣсто катастрофы. Со всѣхъ сторонъ раздавалось:

Убили? За что? Проклятые!

Гдѣ убійца? Ищите преступника. Кто бросилъ бомбу?

Убійца въ это время уже былъ схваченъ. Лицо его было въ крови отъ легкой раны, нанесенной ему осколкомъ бомбы. Онъ размахивалъ руками и кричалъ что-то. Толпа, окружавшая его была такъ возбуждена и раздражена, что преступника поторопились увести подъ сильной охраной прочь изъ Кремля.

Между тѣмъ къ мѣсту происшествія уже сбѣжалась полиція. Останки Великаго Князя съ большимъ трудомъ были собраны и положены на чью-то шинель.

/с. 6/ Вдругъ толпа заволновалась.

Великая Княгиня...

И дѣйствительшо, отъ Николаевскаго дворца, съ непокрытой головой, съ чѣмъ-то накинутымъ на плечи — бѣжала Великая Княгиня Елизавета Ѳеодоровна, до которой уже дошелъ слухъ о страшномъ несчастіи.

Народъ разступился передъ ней и Ея Высочество безъ стона, безъ жалобы склонилась къ праху покойнаго мужа.

Невыразимый трепетъ пробѣжалъ по толпѣ. Послышались громкія рыданія. Плакали не только женщины, но и мужчины рыдали, какъ дѣти. Какая-то женщина, снявъ съ себя бѣлый платокъ, прикрыла имъ голову Великой Княгини и помогла ей приподняться.

Нѣсколько офицеровъ, при помощи полицейскихъ, подняли шинель съ останками Его Высочества и понесли въ Николаевскій дворецъ. Опустивъ голову, все такъ же молча, безропотно, шла за ними Великая Княгиня. Простой народъ бросался къ ней и съ плачемъ цѣловалъ ея руки, платье...

Мѣсто, гдѣ испустилъ послѣднее дыханіе Его Высочество, было тотчасъ же оцѣплено полиціей. Народъ стали удалять изъ Кремля, чтобы удобнѣе было отыскивать въ снѣгу останки Убитаго. Очевидцы разсказывали, что много такихъ частей было найдено разбросанными на очень далекое разстояніе. Какая-то простая женщина, уходя изъ Кремля, увидѣла что-то красное валявшееся на снѣгу далеко отъ мѣста происшествія, возлѣ пушки. Она наклонилась и увидѣла, что это оторванный мизинецъ человѣческой руки. Завернувъ его въ чистый платочекъ, женщина вернулась въ Кремль и пробравшись къ подъѣзду дворца, передала кому-то изъ дежурныхъ свою находку, настойчиво требуя, чтобы ее отдали «Самой матушкѣ княгинюшкѣ въ руки». И много подобныхъ тяжелыхъ эпизодовъ передавали очевидцы ужаснаго событія, слухъ о которомъ заставилъ содрогнуться всѣ русскія сердца.

Неслыханное дѣло свершилось! Тотъ, кто боролся со всѣмъ злымъ, предательскимъ, гнуснымъ, что надвигалось на нашу родину, грудью своею принялъ первый ударъ, и палъ бездыханнымъ. Убійцы его торжествовали...

/с. 7/ А народъ? Что сказалъ народъ? Въ первую минуту, когда убійцу Каляева арестовали и онъ размахивая руками безсмысленно кричалъ: Свободу! всѣмъ свободу! въ отвѣтъ ему раздался единодушный крикъ: «Убить его! Убить его!»

И убили бы, если бы полиція не позаботилась его увезти.

Каляева спрятала полиція, но негодующее сердце народа, потрясенное убійствомъ Князя Царскаго рода, не могло успокоиться. Въ нѣсколькихъ шагахъ отъ мѣста катастрофы, толпа накинулась на двухъ студентовъ и стала наносить имъ жестокіе побои. Насилу удалось освободить ихъ, объяснивъ, что они не причастны къ преступленію. Кто знаетъ, можетъ быть они произнесли какое-нибудь слово, не совсѣмъ согласное съ глубоко возмущеннымъ чувствомъ русскаго человѣка въ ту минуту — и сильно поплатились за это.

А затѣмъ? Затѣмъ долго уже спустя послѣ этого дня, въ редакціи газеты «День», издаваемой Ф. Н. Бергомъ, стали во множествѣ получаться крестьянскія письма, со всѣхъ концовъ обширнаго нашего отечества.

Что сказалъ въ нихъ народъ? Какъ откликнулся онъ на кровавое дѣло крамольниковъ?

Всѣ безъ исключенія крестьянскія письма выражали такое горячее негодованіе, такой ужасъ передъ событіемъ, такую ненависть къ убійцамъ, что сердце содрагалось передъ этимъ громкимъ воплемъ народнаго гнѣва! Въ одномъ изъ изъ этихъ писемъ, неграмотнымъ языкомъ, еле разборчивымъ почеркомъ было написано слѣдующее:

«Почему преступника не убили тутъ же, на мѣстѣ, а собираются судить его судомъ? Онъ пролилъ кровь Царскаго Рода, какой для него можетъ быть судъ? Мы простые русскіе люди смотримъ такъ: если бы были въ то время, когда убили Великаго Князя въ Москвѣ, то мы собственноручно разорвали бы убійцу на куски и куски эти бросили бы въ помойную яму. Потому что русскій, поднявшій руку на Царскій Родъ — недостоинъ погребенія...»

И это письмо было далеко не единственнымъ, по мыслямъ, изложеннымъ въ немъ. Кто знаетъ хоть немного нашего крестьянина, тотъ пойметъ, что онъ иначе и не могъ гово/с. 8/рить. Русскій народъ благоговѣйно чтитъ и любитъ своего Царя и любовь эту и почитаніе распространяетъ и на Его Семью и на весь Царствующій Родъ. И затронуть его въ этихъ чувствахъ — очень опасно.



Великій Князь принималъ самое живое участіе во многихъ научныхъ и благотворительныхъ обществахъ и учрежденіяхъ. Въ 1881 году онъ предпринялъ путешествіе въ Палестину, гдѣ на мѣстѣ ознакомился съ нуждами и положеніемъ русскихъ богомольцевъ. Вернувшись въ Петербургъ Его Высочество учредилъ Императорское Палестинское Общество, Предсѣдателемъ этого Общества былъ Онъ Самъ. Благодаря Его заботамъ, общество это разрослось, стало оказывать содѣйствіе русскихъ паломникамъ; въ то же время въ Палестинѣ, благодаря заботамъ общества открылись больница, школа и страннопріимный домъ.

Большую услугу Церкви и наукѣ оказалъ Великій Князь, произведя на свой собственный счетъ раскопки близъ храма Гроба Господня. Во время этихъ раскопокъ были найдены Судныя врата, что являлось несомнѣннымъ доказательствомъ подлинности мѣста Голгоѳы. Впослѣдствіи, возлѣ Судныхъ вратъ, благодаря содѣйствію Великаго Князя былъ воздвигнутъ храмъ Св. Александра Невскаго. Кромѣ того Онъ участвовалъ и личнымъ трудомъ и личными средствами въ возобновленіи храма близъ Назарета и въ устройствѣ иконостасовъ въ храмѣ Каны Галлилейской, въ монастырѣ Георгія Хозевита и во многихъ другихъ.

Интересовался Покойный Великій Князь и вопросами русской археологіи, исторіи зодчества и художества и много потрудился на этомъ поприщѣ. Во время войны съ Турками въ 1877-78 г. Великій Князь принималъ дѣятельное участіе во многихъ сраженіяхъ. За участіе въ блокадѣ Плевны онъ былъ награжденъ Государемъ орденомъ Св. Георгія 4-й степени.

Въ минувшую войну съ Японіей, онъ очень горячо принималъ къ сердцу вопросъ объ оказаніи помощи вдовамъ и сиротамъ убитыхъ воиновъ и принималъ видное участіе въ этомъ дѣлѣ.

/с. 9/ Всю жизнь свою Онъ близко стоялъ къ войскамъ, былъ доступенъ и добръ къ солдатамъ и снискалъ себѣ въ ихъ сердцахъ большую любовь и довѣріе.

Мы касаемся только вскользь всесторонней и обширной дѣятельности Покойнаго; если бы шеречислить все то полезное и доброе, что за всю свою жизнь сдѣлалъ для родины безвременно погибшій Великій Князь Сергій Александровичъ, то пришлось бы написать большую книгу.

Жизнь свою Онъ прожилъ на виду всего народа, который знаетъ все, видѣлъ все и все оцѣнилъ. Память о Царственномъ Страдальцѣ, принесенномъ въ жертву безумнымъ стремленіямъ безумныхъ людей, память о благочестивомъ Строителѣ храмовъ Божіихъ, о Заступникѣ трудящихся, о добромъ, справедливомъ Командирѣ — никогда не изгладится изъ сердца русскаго народа. И долго, долго, покуда стоитъ Москва и стоитъ Кремль, вокругъ памятника-креста будетъ стоять русскій человѣкъ и повторять вѣчную, непрестанную молитву: Царство Ему Небесное!

Примѣчаніе:
[1] Характерной чертой нашего времени является то обстоятельство, что этотъ самый Рубиновичъ открыто заявлявшій, что Великій Князь былъ убитъ по приговору соціалъ-революціоннаго комитета, о чемъ въ свое время было напечатано во всѣхъ газетахъ, явился въ Петербургъ во время второй Государственной Думы и сносился съ нѣкоторыми лѣвыми депутатами. И никому и въ голову не пришло его арестовать.

Источникъ: «Книга Русской Скорби». Изданіе Русскаго Народнаго Союза имени Михаила Архангела. Выпускъ первый. — Изданіе второе. — СПб.: Типографія «Россія», 1908. — С. 1-9.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.