Церковный календарь
Новости


2018-09-23 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Римъ и Халкидонскій Соборъ (1970)
2018-09-23 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 65-е (9 декабря 1917 г.)
2018-09-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святые Отцы на Вселенскихъ Соборахъ (1970)
2018-09-22 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 64-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-21 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Русская Зарубежная Церковь въ кривомъ зеркалѣ (1970)
2018-09-21 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 63-е (8 декабря 1917 г.)
2018-09-20 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Фантастическая исторія (1970)
2018-09-20 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 62-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 24 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Исторія Россіи

ЕКАТЕРИНБУРГСКОЕ ЗЛОДѢЯНІЕ
17-го іюля 1918 года.

Россійская революція началась «безкровно» по выраженію нѣкоторыхъ членовъ Временнаго Правительства, всего лишь убійствомъ жандармовъ, полицейскихъ, и самосудомъ надъ царскими офицерами и чиновниками. Въ тѣ времена жертвы революціи ограничивались десятками, сотнями. Убійство Царской Семьи послужило какъ бы сигналомъ къ массовому террору. Неслыханное преступленіе развязало революціонную совѣсть, поправъ послѣднее сдерживающее начало. Въ ту ночь въ подвалѣ Ипатьевскаго дома звѣрски былъ убитъ не только Царь со своей Семьей, не только Властелинъ одной шестой, — пулями интернациональныхъ преступниковъ была уничтожена Правда и Честь Россійской націи. Въ ту ночь порвалось послѣднее звено, связующее русскаго человѣка съ Божественнымъ Началомъ и Совѣстью міра. Тогда стало все дозволеннымъ, рухнули всѣ моральныя преграды. И полилась безъ удержу русская безвинная кровь. Не сотни, а милліоны жертвъ...... «Мнѣ отмщеніе и Азъ воздамъ»...

*     *     *

Послѣднимъ, кто видѣлъ Царскую Семью, былъ священникъ отецъ Сторожевъ, приглашенный 14-го іюля въ Ипатьевскій домъ отслужить обѣдницу. Его и раньше приглашали къ Царской Семьѣ, но въ этотъ день, по словамъ отца Сторожева, какое то тяжелое предчувствіе охватило Плѣнниковъ Ипатьевскаго дома. Какъ всегда, Государь съ Царицей и Дѣтьми слушали обѣдницу, часто опускаясь на колѣни. У женщинъ блестѣли глаза отъ слезъ. Блѣдный и больной Наслѣдникъ полулежалъ въ креслѣ. Подходя къ кресту, Государь тихо и спокойно поблагодарилъ отца Сторожева. «Потому, какъ Они вели себя, я понялъ, заявилъ отецъ Сторожевъ, что-то страшное и грозное надвигается на Царскую Семью!».

...Въ первомъ часу утра 17-го іюля комендантъ дома комиссаръ Юровскій самъ лично разбудилъ Царскую Семью. Онъ сказалъ Царю: «На домъ готовится нападеніе и я васъ долженъ перевести въ нижнія комнаты». Приблизительно черезъ часъ вся Царская Семья, докторъ Боткинъ, Демидова и двое слугъ встали, умылись и одѣлись, — такъ показалъ на слѣдствіи, пойманный занявшими городъ Екатеринбургъ Бѣлыми войсками, бывшій старшій охранникъ Павелъ Медвѣдевъ.

«Во второмъ часу ночи вышли изъ своихъ комнатъ Царь, Царица, четыре Царевны, докторъ, поваръ и лакей. Наслѣдника Царь несъ на рукахъ. Государь и Наслѣдникъ были одѣты въ гимнастерки, на головахъ фуражки. Государыня и дочери были въ платьяхъ безъ верхней одежды, съ непокрытыми головами. Впереди шелъ самъ Государь съ Наслѣдникомъ, за ними Царица и остальные. Сопровождалъ и указывалъ дорогу Юровскій, два прибывшихъ изъ Чека члена комиссіи и я. При мнѣ никто изъ членовъ Царской Семьи никакихъ вопросовъ никому не задавалъ, не было ни слезъ, ни рыданій. Спустившись по лѣстницѣ, ведущей изъ второй прихожей въ нижній этажъ, вошли во дворъ, а оттуда въ полуподвальное помѣщеніе нижняго этажа».

Этотъ послѣдній, крестный путь Царской Семьи видѣлъ и дежурный у пулемета въ большой комнатѣ нижняго этажа охранникъ Андрей Стрекотинъ. Онъ тоже подтверждаетъ, что больного Наслѣдника Царь несъ на рукахъ. Шли молча, но палачи и охрана знали, куда и на что ведутъ узниковъ. Еще вечеромъ 16-го іюля [Янкель] Юровскій приказалъ Медвѣдеву отобрать всѣ револьверы системы Наганъ у русской охраны и принести ихъ въ канцелярію коменданта, объявивъ при этомъ — «Сегодня придется всѣхъ ихъ разстрѣлять. Предупреди команду, чтобы не тревожились, если услышатъ выстрѣлы»!

Позже въ этотъ вечеръ въ домъ Ипатьева пріѣхали изъ Чрезвычайной Комиссіи два чекиста. Одинъ изъ нихъ, какъ оказалось, былъ чекистъ Петръ Ермаковъ, фамилія другого неизвѣстна. А еще раньше, съ пріѣздомъ Юровскаго, въ домѣ поселился отрядъ мадьяръ и латышей изъ «Латышской Комуны». Повидимому, Уральская Чека русскимъ охранникамъ не довѣряла.

Въ комнату, куда привели Царскую Семью, Юровскій приказалъ принести три стула — для Государя, Государыни и Наслѣдника. Государыня сѣла у стѣны около арки, за ней встали три ея дочери; Наслѣдникъ и Государь сѣли рядомъ почти посреди комнаты, за стуломъ Наслѣдника всталъ докторъ Боткинъ, Демидова встала съ Великой Княжной Анастасіей Николаевной. Поваръ Харитоновъ и камердинеръ Труппъ встали у стѣны, смежной съ кладовой. Одновременно въ ту же комнату вошли одинадцатъ убійцъ: Юровскій, его помощникъ, оба прибывшихъ члена Чека и семь человѣкъ изъ мадьяро-латышской стражи.

Юровскій вынулъ приказъ, переданный по телеграфу изъ Москвы Яковомъ [Янкелемъ] Свердловымъ и подписанный въ Екатеринбургѣ предсѣдателемъ военно-областной комиссіи [Шаемъ] Голощекинымъ и комиссаромъ снабженія Петромъ Лазаревичемъ Войковымъ [1], приказъ о разстрѣлѣ Царской Семьи. Государь, какъ показалъ охранникъ Андрей Стрекотинъ, не разслышалъ послѣдняго слова: разстрѣлять, и переспросилъ Юровскаго. Въ этотъ моментъ Государыня и Царевны перекрестились. Юровскій, не отвѣчая на вопросъ, выстрѣлилъ въ Государя. Вслѣдъ за Юровскимъ стали стрѣлять латыши и чекисты. Сраженный пулей Юровскаго, Государь упалъ, прикрывая своимъ тѣломъ Наслѣдника. Убійцы стрѣляли безпрерывно, разстрѣ/с. 9/ливая свои жертвы въ упоръ. Разстрѣлъ продолжался двѣ-три минуты. Кровь текла потоками въ маленькой полуподвальной комнатѣ, забрызгивая стѣны и убійцъ. Пули застрѣвали въ косякахъ. Пороховымъ дымомъ и чадомъ наполнилось помѣщеніе. Озвѣрѣвшіе чекисты продолжали стрѣлять... И когда туда вошелъ Медвѣдевъ, отосланный во дворъ Юровскимъ за нѣсколько минутъ до казни, посмотрѣть, все ли спокойно во дворѣ, то Наслѣдникъ еще былъ живъ и стоналъ. Юровскій подошелъ къ нему вплотную и выстрѣлилъ два-три раза въ упоръ. Наслѣдникъ пересталъ стонать...

Убійцы поднялись въ комнату Юровскаго, гдѣ на столѣ стояли бутылки съ водкой. Охранникъ Якимовъ добавилъ слѣдователю, что, какъ ему говорили участники убійства, «вслѣдъ за первыми же выстрѣлами раздался женскій визгъ и крикъ нѣсколько женскихъ голосовъ. Разстрѣливаемые стали падать одинъ за другимъ. Первымъ палъ, какъ говорили они, Царь, за нимъ Наслѣдникъ. Демидова же металась. Она закрывалась подушкой. Была ли она ранена пулями — не знаю, но только, по ихъ словамъ, она была приколота штыками неизвѣстными изъ Чрезвычайной Комиссіи. Когда всѣ они уже лежали, ихъ стали осматривать и нѣкоторыхъ дострѣливали и докалывали штыками».

Сразу же послѣ убійства трупы стали выносить на носилкахъ, сдѣланныхъ изъ простынь, натянутыхъ на оглобли. Выносили изъ дома и грузили въ прибывшій ночью во дворъ грузовой автомобиль, завертывая тѣла въ куски солдатскаго сукна.

Раннимъ утромъ, подъ покровомъ еще предразсвѣтной тьмы, грузовикъ повезъ свой страшный грузъ на заброшенный рудникъ въ урочищѣ Четырехъ Братьевъ. Въ это время весь районъ урочища былъ оцѣпленъ отрядомъ Красной Гвардіи и туда никого не пускали.

Вотъ какъ описываетъ слѣдователь Соколовъ то, что произошло на рудникѣ Четырехъ Братьевъ: «...На глиняной площадкѣ у открытой шахты трупы обнажили. Одежду грубо снимали, срывая и разрѣзая ножами. Нѣкоторые пуговицы при этомъ разрушались, крючки и петли вытягивались. Скрытыя Драгоцѣнности, конечно, были обнаружены. Нѣкоторые изъ нихъ, падая на площадку, среди множества другихъ, оставались незамѣченными и втаптывались въ верхніе слои площадки. Главная цѣль была — уничтожить трупы. Для этого прежде всего, нужно было раздѣлить трупы на части, разрѣзая ихъ. Это и дѣлалось тутъ же на площадкѣ. Удары остро рѣжущихъ орудій, разрѣзая трупы, разрѣзали и нѣкоторыя драгоцѣнности, втоптанныя въ землю. Экспертиза установила, что нѣкоторыя изъ драгоцѣнностей разрушены сильными ударами какихъ то твердыхъ предметовъ... Части труповъ сжигались тутъ же на кострахъ при помощи бензина и уничтожились сѣрной кислотой. Оставшіяся въ тѣлахъ пули падали въ костры, свинецъ вытапливался, растекался по землѣ... Разорванные и разрѣзанные куски одежды сжигались въ тѣхъ же кострахъ. Замѣтивъ нѣкоторые оставшіеся предметы, преступники побросали ихъ въ шахту, пробивъ въ ней предварительно ледъ, и засыпали ихъ землей. Здѣсь та же самая картина, что и въ Ипатьевскомъ домѣ: скрыть отъ міра совершенное зло. Такъ говорятъ о преступленіи самые лучшіе, самые цѣнные свидѣтели — нѣмые предметы».

*     *     *

Скрыть отъ міра это чудовищное преступленіе палачамъ не удалось. Немедленно послѣ занятія города Екатеринбурга частями Бѣлой Арміи и Чехословацкими Легіонами, началось судебное слѣдствіе по дѣлу убійства Царской Семьи. Позднѣе адмиралъ Колчакъ вручилъ все дѣло генералу Дитерихсу и слѣдователю Соколову. Вотъ они, медленно разматывая клубокъ событій, вскрыли точно и объективно всѣ подробности кошмарнаго преступленія. Но главныхъ преступниковъ въ Москвѣ такъ и не удалось допросить.

Въ слѣдственномъ матеріалѣ имѣется одно невыясненное до конца обстоятельство. На кострахъ въ урочищѣ Четырехъ Братьевъ слѣдователи обнаружили и собрали свыше ста предметовъ — вещественныхъ доказательствъ сожженія труповъ Царской Семьи, въ томъ числѣ иконки Государя и Государыни, портретныя рамки, отрѣзанный палецъ Государыни Александры Федоровны, брилліантъ ее въ десять каратъ, серги и жемчуга, трупъ собачки Великой Княжны Анастасіи Николаевны и т. д. И среди остатковъ костей совершенно не было обнаружено зубовъ и черепныхъ костей. А какъ извѣстно, зубы не легко поддаются растворенію кислотой. Трупы же поливались сѣрной кислотой.

Кромѣ того, свидѣтельскія показанія указываютъ на то, что въ вагонъ спеціальнаго поѣзда эвакуировавшихся изъ Екатеринбурга передъ приходомъ Бѣлыхъ Армій комиссаровъ (Голощекина), грузились подозрительные цилиндры. Самъ Голощекинъ слѣдилъ за погрузкой и на вопросы красноармейцевъ отвѣчалъ, что это онъ везетъ въ Москву образцы снарядовъ. Всѣ эти косвенныя данныя позволяютъ слѣдствію вывести предположеніе, что головы Царственныхъ Мучениковъ были отдѣлены отъ туловищъ и отвезены въ Кремль, какъ вещественное доказательство выполненія приказа о разстрѣлѣ.

Позднѣе, уже въ эмиграціи, сбѣжавшій изъ Парижскаго Полпредства и сдѣлавшійся невозвращенцемъ, бывшій секретарь посольства — Бесѣдовскій, на публичныхъ собраніяхъ и въ печати открыто заявилъ, что въ Кремлѣ была (вѣроятно и сейчасъ есть) потайная комната, въ которой въ особыхъ банкахъ хранятся головы Царской Семьи на случай, если появится какой либо самозванецъ.

Окончательное слѣдствіе по дѣлу убійства Царской Семьи и подробное раскрытіе всей ужасной тайны можетъ послѣдовать лишь только тогда, когда будутъ вкрыты всѣ секретные архивы Чека, а главные преступники будутъ пойманы и допрошены.

*     *     *

На стѣнѣ той комнаты, гдѣ была такъ звѣрски разстрѣляна Царская Семья, гдѣ отъ пули не русскихъ людей погибъ послѣдній Россійскій Императоръ и больной мальчикъ Наслѣдникъ, кто-то изъ интернаціональныхъ убійцъ по нѣмецки нацарапалъ стихъ Генриха Гейне: «Въ эту ночь царь Валтасаръ былъ убитъ своими приближенными!»...

Намъ, русскимъ людямъ, пережившимъ это Цареубійство, стóитъ задуматься поглубже надъ словами рыцаря-поэта Н. Гумилева:

«Манитъ прозрачность глубокихъ озеръ,
Смотритъ съ укоромъ земля,
Тягостенъ, тягостенъ этотъ позоръ,
Жить, потерявши Царя»!...

Серафимъ ПАВЛОВЪ.       

Примѣчаніе:
[1] Казненъ въ Варшавѣ русскимъ юношей-героемъ Борисомъ Ковердой.

Источникъ: Серафимъ Павловъ. Екатеринбургское злодѣяніе 17-го іюля 1918 года. // «Часовой» («La Sentinelle»). Органъ связи россійскаго національнаго движенія. № 265 (3). — Августъ 1947 г. — Paris: Imprimerie E. Gelezniakoff, 1947. — С. 8-9.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.