Церковный календарь
Новости


2017-05-26 / russportal
И. А. Ильинъ. Подвигъ патріотическаго единенія (1925)
2017-05-26 / russportal
И. А. Ильинъ. Самообладаніе и самообузданіе (1925)
2017-05-25 / russportal
И. А. Ильинъ. Идея Корнилова (1925)
2017-05-25 / russportal
И. А. Ильинъ. Кто мы? (1925)
2017-05-25 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 75-е, въ недѣлю 7-ю по Пасхѣ, свв. отецъ, иже въ Никеи (1910)
2017-05-25 / russportal
Книга «Златоустъ». Слово 74-е, въ четвертокъ 6-й седмицы, на Вознесеніе Господне (1910)
2017-05-24 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе въ день свт. Германа Константинопольского (1965)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (3-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (2-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
2017-05-24 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Слово (1-е) въ день свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1900)
2017-05-24 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 7-я (1925)
2017-05-24 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 6-я (1925)
2017-05-23 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Два слова на память свв. равноапп. Кирилла и Меѳодія (1965)
2017-05-23 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе на память св. ап. Симона Зилота (1965)
2017-05-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Что есть истина? (1975)
2017-05-23 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Въ чемъ значеніе Русской Зарубежной Церкви? (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 26 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Православное вѣроученіе

ОКРУЖНОЕ ПОСЛАНІЕ ЕДИНОЙ, СВЯТОЙ, СОБОРНОЙ И АПОСТОЛЬСКОЙ ЦЕРКВИ
ПО ПОВОДУ ЭНЦИКЛИКИ ПІЯ IX О СОЕДИНЕНІИ ЦЕРКВЕЙ ОТЪ 6 ЯНВАРЯ 1848 ГОДА.

ОКРУЖНОЕ ПОСЛАНІЕ
Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви ко всѣмъ православнымъ христіанамъ.
(Переводъ съ греческаго).

Всѣмъ и всюду, во Святомъ Духѣ возлюбленнымъ и дражайшимъ братіямъ, Преосвященнымъ Архіереямъ съ ихъ благоговѣйными причтами и всѣмъ православнымъ вѣрнымъ чадамъ Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви братское во Святомъ Духѣ привѣтствіе и (желаніе) всякаго блага и спасенія отъ Бога! —

§ 1. Надлежало-бы священному и Божественному евангельскому ученію о нашемъ искупленіи быть всѣми проповѣдуему въ той же неповрежденности, и принимаему вѣрою вѣчно въ той же чистотѣ, въ какой Спаситель нашъ, добровольно умалившій Себя, зракъ раба пріимъ и низшедъ изъ нѣдръ Бога и Отца, /с. 2/ открылъ оное Божественнымъ и святымъ Ученикамъ Своимъ, — и въ какой они, свидѣтели-очевидцы и самовидцы, какъ громогласныя трубы, возвѣстили сіе ученіе всей подсолнечной (ибо во всю землю изыде вѣщаніе ихъ и въ концы вселенныя глаголы ихъ), — наконецъ, въ той неизмѣнности, въ какой, пріявъ то же самое благовѣстіе, столь многіе и столь великіе Отцы каѳолической Церкви со всѣхъ предѣловъ земли предали намъ оное всенародно — на Соборахъ и въ своихъ частныхъ писаніяхъ. Но злой духъ, исконный врагъ человѣческаго спасенія, какъ древле въ Эдемѣ, принявъ на себя лице доброжелательнаго совѣтника, сдѣлалъ человѣка преступникомъ ясной Божественной заповѣди, такъ и въ семъ духовномъ Эдемѣ, въ Церкви Божіей, продолжая обольщать многихъ, внушая имъ лукавые и богопротивные помыслы, и пользуясь ими, какъ орудіями, растворяетъ ядъ ереси въ чистыхъ потокахъ православнаго ученія и изъ чашъ, позлащенныхъ яко-бы евангельскимъ благовѣстіемъ, напояетъ многихъ; — напояетъ тѣхъ, которые по простотѣ своей живутъ неосмотрительно, не лишше внимаютъ слышанному (Евр. 2, 1) и отъ отцевъ ихъ возвѣщенному имъ (Втор. 32, 7), согласно съ Евангеліемъ и со всѣми древними учителями, и не считаютъ для душевнаго спасенія своего достаточнымъ устнаго и писаннаго слова Господня и свидѣтельства непрерывно-/с. 3/продолжающейся Церкви, но, гоняясь за нечестивыми новизнами, какъ бы за новымъ убранствомъ, принимаютъ евангельское ученіе въ видѣ совершенно искаженномъ.

§ 2. Отсюда (произошли) разнообразныя и чудовищныя ереси, которыя соборная Церковь отъ самой колыбели своей, облекшись во вся оружія Божія и воспріемши мечъ духовный, иже есть глаголъ Божій (Ефес. 5, 17), принуждена была преодолѣвать, всѣ преодолѣвала до нынѣ, и будетъ со славою преодолѣвать во всѣ вѣки, являясь сама всякой разъ послѣ борьбы болѣе свѣтлою и болѣе сильною.

§ 3. Но изъ сихъ ересей однѣ уже совершенно исчезли, другія исчезаютъ, иныя ослабѣли, другія же болѣе или менѣе процвѣтаютъ, держась до времени своего ниспроверженія, а нѣкоторыя еще вновь возникаютъ для того, чтобы пройти свой путь отъ появленія до уничтоженія. Ибо онѣ, — сіи жалкія умствованія и вымыслы людей жалкихъ, — будучи поражены вмѣстѣ съ своими изобрѣтателями громомъ анаѳемы седми вселенскихъ Соборовъ, падутъ неизбѣжно, хотя бы существовали тысячу лѣтъ. Потому что одно только православіе соборной и Апостольской Церкви, одушевляемой живымъ словомъ Божіимъ, пребудетъ во вѣки, по неложному обѣтованію Господа: врата адова не одолѣютъ ей (Матѳ. 16, 18), т. е. (какъ изъясняютъ святые Отцы), уста нечестивыхъ и /с. 4/ еретиковъ, что бы ни источали — ужасъ и прещенія, или сладкорѣчіе и убѣжденія, не одолѣютъ мирнаго и кроткаго православнаго ученія. Но для чего однако путь нечестивыхъ спѣется (Іерем. 12, 1), и нечестивые превозносятся и высятся, яко кедры Ливанскія (Псал. 36, 35), искушая мирно служащихъ Богу? Причина тому недовѣдома; и св. Церковь, хотя молитъ ежедневно, да отступитъ отъ нея сей пакостникъ, сей ангелъ сатанинъ, но постоянно слышитъ отъ Господа: довлѣетъ ти благодать Моя; сила бо Моя въ немощи совершается: почему она и хвалится сладцѣ паче въ немощехъ своихъ, да вселится въ нее сила Христова (2 Кор. гл. 12), и да искусніи явлени бываютъ (1 Кор. 11, 19).

§ 4. Изъ ересей распространившихся, какими Богъ вѣсть судьбами, въ большей части вселенной, былъ нѣкогда аріанизмъ, атеперь — папизмъ. Но и сей послѣдній (подобно первому, который уже совершенно исчезъ), хотя до нынѣ еще въ силѣ, не превозможетъ до конца, а прейдетъ и низложится и велій гласъ небесный возгласитъ о немъ: низложенъ (Апок. 12, 10)!

§ 5. Новоявившееся ученіе, будто «Духъ Святый исходитъ отъ Отца и Сына», измышлено вопреки ясному и нарочитому о семъ предметѣ изреченію Господа нашего: Иже отъ Отца исходитъ (Іоан. 15, 26), и вопреки исповѣданію всей соборной Церкви, засвидѣ/с. 5/тельствованному седьмью вселенскими Соборами въ словахъ: Иже отъ Отца исходящаго (Сѵмв. Вѣры).

1. Оно нарушаетъ хотя единичное (ἐνικὴν) отъ одного начала, но иновидное (ἐτεροειδὴ) происхожденіе Божескихъ Лицъ блаженной Троицы, подтверждаемое свидѣтельствомъ Евангелія;

2. Приписываетъ равносильнымъ и спокланяемымъ Лицамъ (Божества) разнородныя и неравныя отношенія, сливаетъ ихъ или смѣшиваетъ;

3. Представляетъ какъ бы несовершеннымъ, темнымъ и неудачнымъ состоявшееся прежде него исповѣданіе единой, соборной и Апостольской Церкви;

4. Унижаетъ святыхъ Отцевъ перваго вселенскаго никейскаго Собора и втораго константинопольскаго, какъ будто они о Сынѣ и Духѣ Святомъ богословствовали несовершенно, будто т. е. умолчали о столь важной особенности двухъ Лицъ Божества, между тѣмъ какъ необходимо было изложить всѣ Божественныя свойства ихъ противъ Аріанъ и Македоніанъ;

5. Оскорбляетъ Отцевъ третьяго, четвертаго, пятаго, шестаго и седьмаго вселенскихъ Соборовъ, которые въ слухъ всей вселенной провозгласили Божественный Сѵмволъ во всѣхъ отношеніяхъ совершеннымъ и полнымъ, и страшными прещеніями и неразрѣшимыми заклятіями воспретили какъ себѣ, такъ и всѣмъ /с. 6/ другимъ, всякое прибавленіе къ нему и убавленіе, или измѣненіе, или переставленіе въ немъ хотя бы одной іоты, — между тѣмъ какъ нужно было исправить его и дополнить, и такимъ образомъ измѣнить все богословское ученіе вселенскихъ Отцевъ, какъ будто открылось новое отличительное свойство въ самихъ трехъ Лицахъ блаженной Троицы;

6. Прокрадывалось въ Церквахъ западныхъ сначала какъ волкъ въ кожѣ овчей, т. е. подъ наименованіемъ неисхожденія (τῆς ἐκπορέυσεως), по греческому выраженію, употребленному въ Евангеліи и Сѵмволѣ, но подъ именемъ посланія (τῆς ἀποστολῆς), какъ оправдывался папа Мартинъ предъ Максимомъ Исповѣдникомъ и какъ изъяснялъ это Анастасій библіотекарь при Іоаннѣ VIII.

7. Съ грубою и неслыханною дерзостію коснулось самаго Сѵмвола и измѣнило сей всеобщій залогъ Христіанства;

8. Произвело столько смятеній въ мирной Церкви Божіей и раздѣлило народы;

9. При первомъ своемъ появленіи всенародно отвергнуто двумя приснопамятными папами Львомъ III и Іоанномъ VIII, который въ посланіи къ блаженному Фотію назвалъ даже сообщниками Іуды тѣхъ, кто первые внесли его въ Сѵмволъ;

10. Осуждено многими святыми Соборами четырехъ восточныхъ Партіарховъ;

/с. 7/

11. Подвергнуто анаѳемѣ, какъ нововведеніе и увеличеніе Сѵмвола, на (такъ называемомъ) осьмомъ вселенскомъ Соборѣ, созванномъ въ Константинополѣ для умиренія Церквей восточнѣихъ и западныхъ.

12. Едва только успѣло явиться въ западныхъ церквахъ, какъ или само породило гнуснѣйшія изчадія, или ввело съ собою мало-по-малу другія новизны, — большею частію противорѣчащія ясно изображеннымъ въ Евангеліи заповѣдямъ Спасителя нашего, тщательно соблюдавшимся, до его появленія, и въ тѣхъ Церквахъ, гдѣ оно введено, какъ то: кропленіе вмѣсто погруженія, отнятіе у мірянъ Божественной Чаши и причащеніе только подъ однимъ видомъ хлѣба, употребленіе оплатокъ и опрѣсноковъ вмѣсто хлѣба кваснаго, исключеніе изъ Литургіи благословенія, т. е. Божественнаго призыванія Всесвятаго и Всесовершающаго Духа, — также нарушающія древніе Апостольскіе обряды соборной Церкви, какъ то: устраненіе крещаемыхъ младенцевъ отъ Мѵропомазанія и принятія пречистыхъ Таинъ, брачныхъ — отъ Священства, признаніе папы за лице непогрѣшимое и замѣстоблюстителя Христова и проч. Такимъ образомъ низвратило весь древній Апостольскій чинъ совершенія почти всѣхъ таинствъ и всѣхъ церковныхъ учрежденій, — чинъ, который содержала древняя, святая и православная Церковь римская, быв/с. 8/шая тогда честнѣйшимъ членомъ святой, соборной и Апостольской Церкви;

13. Побудило своихъ защитниковъ, Богослововъ запада, за неимѣніемъ для себя опоры ни въ Писаніи ни у Отцевъ, прибѣгнуть къ безчисленнымъ лжемудрованіямъ, не только къ превратнымъ толкованіямъ Писанія, какихъ мы не находимъ ни у кого изъ Отцевъ святой, соборной Церкви, но и къ искаженію священныхъ и неприкосновенныхъ текстовъ Божественныхъ Отцевъ восточныхъ и западныхъ;

14. Оказалось страннымъ, неслыханнымъ и богохульнымъ еще и у прочихъ христіанскихъ обществъ, которыя, прежде его появленія, по другимъ справедливымъ причинамъ, въ теченіи вѣковъ отлучены отъ соборной Церкви;

15. Не смотря на всѣ труды и усилія своихъ защитниковъ, ни противъ одного изъ приведенныхъ нами доказательствъ доселѣ еще не могло въ защиту свою привести хотя сколько нибудь убѣдительное и основательное доказательство изъ Св. Писанія или изъ Отцевъ.

Таковое ученіе носитъ въ самомъ существѣ своемъ и свойствахъ всѣ признаки ученія неправославнаго; а всякое неправое ученіе, касающееся догмата соборной Церкви о блаженной Троицѣ, о происхожденіи Божескихъ Лицъ, равно какъ и объ исхожденіи Святаго Духа, есть и именуется ересью, а умствующіе такъ — еретиками, по опредѣленію Святѣйшаго /с. 9/ Дамаса, папы римскаго, (который говоритъ такъ): «кто объ Отцѣ и Сынѣ мыслитъ право, а о Духѣ Святомъ неправо, тотъ еретикъ» (Испов. Соб. Вѣр., посланное папою Дамасомъ къ епископу ѳессалонійскому Павлину).

Посему единая, святая, соборная и Апостольская Церковь, слѣдуя святымъ Отцамъ восточнымъ и западнымъ, какъ древле при Отцахъ нашихъ возвѣщала, такъ и нынѣ вновь возвѣщаетъ соборнѣ, что сіе нововведенное мнѣніе, будто Духъ Святый исходитъ отъ Отца и Сына, есть сущая ересь, и послѣдователи его, кто бы они ни были, еретики, по упомянутому соборному опредѣленію святѣйшаго папы Дамаса; составляющіяся изъ нихъ общества, суть общества еретическія, и всякое духовное богослужебное общеніе съ ними православныхъ чадъ соборной Церкви — беззаконно, по силѣ особенно седьмаго правила третьяго вселенскаго Собора.

§ 6. Ересь эта, со многими соединенными съ нею нововведеніями, какъ выше сказано, появившаяся около половины седьмаго столѣтія, сначала неизвѣстная и безъимянная, и подъ разными видами въ продолженіи четырехъ или пяти вѣковъ тайно распространявшаяся по епархіямъ европейскаго запада, потомъ, преодолѣвъ православіе тѣхъ странъ, по нерадѣнію тогда бывшихъ тамъ пастырей и покровительству властей, мало-по-малу ввела въ заблужденіе не /с. 10/ только испанскія, дотолѣ еще православныя Церкви, но и германскія, и галликанскія, и даже италійскія, которыхъ православіе возвѣщалось нѣкогда во всемъ мірѣ, и съ которыми часто сносились святѣйшіе Отцы наши, какъ-то: Аѳанасій Великій и небоявленный Василій, и которыхъ единеніе и общеніе съ нами послужили къ сохраненію чистоты ученія соборной и Апостольской Церкви до седьмаго вселенскаго Собора. Когда же, завистію ненавистника добра, новизны касательно здраваго и православнаго ученія о Всесвятомъ Духѣ (на котораго хула, по изреченію Господа, не отпустится человѣкомъ, ни въ сей вѣкъ, ни въ будущій Матѳ. 12, 31-32), — слѣдовавшія одно за другимъ нововведенія касательно Божественныхъ таинствъ, особенно же таинства спасительнаго Крещенія, святаго Причащенія и Священства, когда сіи несообразности, слѣдуя непосредственно однѣ за другими, овладѣли самимъ старѣйшимъ Римомъ, тогда она пріобрѣтши знаменитость въ Церкви, облеклась отличительнымъ именемъ папизма. Ибо изъ епископовъ Рима, именуемыхъ папами, хотя нѣкоторые въ началѣ возстали противъ нововведенія соборнѣ, какъ то: Левъ III, и Іоаннъ VIII, (о коихъ упомянуто выше), и отвергли его предъ лицемъ всей вселенной, — одинъ посредствомъ извѣстныхъ серебряныхъ дщицъ; другой въ посланіи къ блаженному Фотію, во время (такъ /с. 11/ называемаго) осьмаго вселенскаго Собора и въ посланіи къ Сфендопулхру — касательно Меѳодія, епископа моравскаго, но большая часть ихъ преемниковъ, обольстившись предоставляемыми имъ сею ересью, противными правиламъ Соборовъ, правами на преобладаніе надъ Церквами Божіими, и нашедши въ томъ для себя много мірскихъ выгодъ и много прибыли, измысливъ единодержавіе въ соборной Церкви и единовластіе въ раздаяніи даровъ Святаго Духа, не только измѣнили бывшее у нихъ древнее Богослуженіе, отсѣкши себя такими нововведеніями отъ прочаго древняго и истинно-христіанскаго общества, но еще старались, не безъ постыдныхъ ухищреній, какъ предаетъ намъ неложная исторія, увлечь за собою въ отступничество отъ православія и остальныя четыре патріархіи и поработить такимъ образомъ соборную Церковь хотѣніямъ и велѣніямъ человѣческимъ.

§ 7. Приснопамятные предшественники и Отцы наши, видя, какъ праотеческое Евангельское ученіе попирается ногами, какъ свыше истканный хитонъ Спасителя нашего раздирается руками нечестивыми, движимые любовію отеческою и братскою, оплакивали гибель такого множества Христіанъ, за нихъ-же Христосъ умре, но вмѣстѣ и употребляли много ревности и усилій, соборнѣ и частно, чтобы, спасая православное ученіе святой, соборной Церкви, /с. 12/ соединить опять, сколько возможно, раздѣленное, и подобно искуснымъ врачамъ, общими силами старались исцѣлить членъ страждущій, перенося сами много и скорбей, и поруганій, и преслѣдованій, только бы тѣло Христово не раздробилось на части, только бы не были попраны уставы Божественныхъ и святыхъ Соборовъ. Но западъ, по свидѣтельству неложной исторіи, остался упоренъ въ заблужденіи. И присноублажаемые мужи на дѣлѣ испытали истину словъ иже во Святыхъ Отца нашего Василія Великаго, который по собственному опыту говорилъ о епископахъ запада, и въ частности о бывшемъ при немъ папѣ: «истины они не знаютъ, и знать не желаютъ; съ тѣми, кто возвѣщаетъ имъ истину, они спорятъ, а сами утверждаютъ ересь» (посл. къ Евс. самос.); и такимъ образомъ, по первомъ и второмъ братскомъ внушеніи, узнавъ ихъ нераскаянность, они отрясли (прахъ ногъ) и отрекшись отъ нихъ, предали ихъ въ неискусенъ умъ ихъ (ибо «брань лучше мира, отдѣляющаго отъ Бога», какъ сказалъ иже во Святыхъ Отецъ нашъ Григорій, пиша объ Аріанахъ). Съ тѣхъ поръ нѣтъ никакого духовнаго общенія между ими и нами: потому что собственными руками изрыли они глубокую пропасть между собою и православіемъ.

§ 8. Впрочемъ на семъ не остановился папизмъ въ своемъ посягательствѣ на миръ /с. 13/ Церкви Божіей, но разсылая всюду такъ называемыхъ миссіонеровъ, людей коварныхъ, онъ «преходитъ сушу и море, чтобы обратить хотя одного», прельстить кого-либо изъ православныхъ, извратить ученіе Господа нашего, исказить прибавленіемъ Божественный Сѵмволъ святой нашей Вѣры, представить излишнимъ Богопреданное погруженіе въ Крещеніи и безполезнымъ общеніе Чаши Завѣта, и безчисленное множество другаго, что духъ новизны внушалъ готовымъ на все схоластикамъ среднихъ вѣковъ и тогдашнимъ, по любоначалію позволявшимъ себѣ все, епископамъ древняго Рима. Ублажаемые за благочестіе предшественники и Отцы наши, хотя и были многократно и многообразно оскорбляемы и тѣснимы папизмомъ извнутри и отвнѣ, непосредственно и посредственно, но, укрѣпляясь упованіемъ на Господа, сохранили и намъ предали неповрежденнымъ неоцѣненное наслѣдіе отцевъ своихъ, которое и мы, при помощи Божіей, предадимъ, какъ многоцѣнное сокровище, будущимъ поколѣніямъ, даже до скончанія вѣковъ. Не смотря на то, паписты не успокоиваются до нынѣ, и не успокоятся, по своей обычной враждѣ противъ православія, которое они, какъ отступившіе отъ вѣры своихъ предковъ, имѣютъ предъ глазами живою, ежедневною уликою. О, если-бы они устремили свои усилія противъ ереси, распространившейся и господствующей на западѣ! Нѣтъ со/с. 14/мнѣнія, что если бы ихъ усердіе ко вреду православія было обращено къ истребленію ереси и нововведеній, согласно съ благочестивыми намѣреніями Льва III и Іоанна VIII, сихъ послѣднихъ присноблаженныхъ православныхъ папъ, — давно бы не осталось и слѣда ея во вселенной и мы бы нынѣ всѣ тожде мудрствовали, по заповѣди Апостольской. Но ревность преемниковъ ихъ не была направлена къ сохраненію православной Вѣры, какъ приснопамятная ревность блаженнаго Льва III-го!

§ 9. Впрочемъ съ нѣкотораго времени нападенія собственно отъ лица предшествовавшихъ нашъ прекратились, а были только со стороны миссіонеровъ, но теперь, восшедшій въ 1847 г. на епископскую каѳедру Рима, подъ именемъ папы Пія IX, издалъ 6-го Января 1848 года окружное посланіе, надписанное къ Восточнымъ, состоящее въ греческомъ переводѣ изъ 12 страницъ, которое посланецъ его распространилъ, какъ нѣкую наносную заразу, внутри нашей православной паствы. Въ семъ посланіи онъ прежде ведетъ рѣчь съ отступавшими въ разныя времена отъ различныхъ христіанскихъ обществъ и самовольно переходившими къ папизму, и слѣдовательно ему своими; потомъ обращаетъ рѣчь и къ православнымъ, хотя не называя по имени кого-либо изъ нихъ въ частности, но указывая по имени (стран. 3, строк. 14-18; стр. 4, строк. 19 и /с. 15/ стр. 9, строк. 17 и 23) на Божественныхъ и святыхъ Отцевъ нашихъ, явно говоря неправду о нихъ и о насъ, ихъ преемникахъ и потомкахъ; — представляя ихъ принимающими постановленія и опредѣленія папъ, какъ-бы правителей, соборной Церкви, — насъ же невѣрными ихъ примѣрамъ, и слѣдовательно выставляя насъ предъ ввѣренною намъ отъ Бога паствою отступниками отъ собственныхъ Отцевъ нашихъ и небрегущими о священныхъ для насъ обязанностяхъ и о душевномъ спасеніи духовныхъ чадъ нашихъ. Далѣе, присвояя себѣ, уже какъ собственное достояніе, соборную Церковь Христову, ради того, что занимаетъ, какъ онъ хвалится, епископскій престолъ Святаго Петра, онъ хочетъ такимъ образомъ прельщеніемъ склонить болѣе простыхъ людей къ отступленію отъ православія, прибавляя слѣдующія слова, странныя для всякаго, знакомаго съ Богословскимъ ученіемъ (стр. 10, строк. 29): «нѣтъ ни какой причины, по которой бы вы могли отказаться отъ возвращенія въ истинную Церковь и отъ общенія съ симъ святымъ престоломъ».

§ 10. Каждый изъ нашихъ братій и чадъ во Христѣ, воспитанныхъ и наученныхъ въ благочестіи, читая сіе съ разумѣніемъ и при свѣтѣ данной ему отъ Бога мудрости, безъ сомнѣнія пойметъ, что слова и нынѣшняго епископа римскаго, также какъ и его предше/с. 16/ственниковъ со времени отдѣленія, не суть слова мира, какъ онъ говоритъ (стр. 7, ст. 3), и любви, но слова лести и обмана, направленныя къ собственному его возвышенію, по обычаю дѣйствовавшихъ вопреки Соборамъ его предмѣстниковъ. Посему и увѣрены мы, что какъ до настоящаго времени, такъ и впредь православные не будутъ прельщены: ибо вѣрно слово Господа нашего (Іоан. 15): «по чуждемъ не идутъ, но бѣжать отъ него, яко не знаютъ чуждаго гласа».

§ 11. При всемъ томъ, мы сочли отеческимъ и братскимъ долгомъ нашимъ и священною обязанностію, чрезъ предлагаемое теперь благожелательное посланіе, и васъ утвердить въ православіи, которое вы получили отъ предковъ, и вмѣстѣ показать мимоходомъ слабость умствованій римскаго епископа, которую и самъ онъ очевидно понимаетъ. Ибо онъ не Апостольскимъ исповѣданіемъ своимъ украшаетъ свой престолъ, но Апостольскимъ престоломъ старается подтвердить свое достоинство; достоинствомъ же (подтвердить) свое исповѣданіе. А на самомъ дѣлѣ это иначе. Ибо не только престолъ римскій, который по одному только преданію почитается получившимъ преимущество отъ Святаго Петра, но и представляемый въ священномъ Писаніи главнымъ престолъ Святаго Петра, — т. е. Антіохія, которой Церковь, по свидѣтельству святаго Василія (посл. 48 /с. 17/ къ Аѳан. В.), есть «главнѣйшая изъ всѣхъ Церквей во вселенной», и что всего важнѣе, о которой вторый вселенскій Соборъ въ посланіи къ Собору западныхъ (честнѣйшимъ и боголюбивѣйшимъ братіямъ и сослужителямъ Дамасу, Амвросію, Вритону, Валеріану и проч.) свидѣтельствуетъ такъ: «старѣйшей и, по истинѣ, Апостольской Церкви, сущей въ Антіохіи сирійской, гдѣ впервые принято было досточтимое имя Христіанъ», — и сія, говоримъ, Апостольская Церковь антіохійская никогда не имѣла преимущества — не быть судимою по Божественному Писанію и соборнымъ опредѣленіямъ, изъ уваженія къ ней, какъ истинному престолу Святаго Петра. Но что мы говоримъ? Самъ Святый Петръ лично былъ судимъ предъ всѣми по истинѣ благовѣствованія (Гал. 12) и, по свидѣтельству Писанія, оказался зазоренъ и неправоходящь. — Что послѣ сего надобно подумать о тѣхъ, которые величаются и надмеваются обладаніемъ только предполагаемаго мнимаго престола его? И точно, самъ небоявленный Василій Великій, — сей вселенскій учитель православія въ соборной Церкви, на котораго даже и епископы Рима вынуждаются указывать намъ (стр. 8, ст. 31), опредѣленно и ясно высказалъ намъ выше (§ 7), какое мнѣніе мы должны имѣть о сужденіяхъ неприступнаго Ватикана: «они истины не знаютъ, и знать не желаютъ; съ тѣми, кто возвѣщаетъ имъ истину, /с. 18/ они спорятъ, а сами утверждаютъ ересь»; слѣдовательно, тѣже самые святые Отцы наши, которыхъ, какъ свѣтильниковъ и учителей самаго Запада, съ подобающимъ уваженіемъ перечисляетъ намъ Его Блаженство, и которымъ увѣщеваетъ насъ, слѣдовать (тамъ же), научаютъ насъ, чтобы мы не по престолу судили о православіи, но о самомъ престолѣ и сѣдящемъ на престолѣ — по Божественнымъ Писаніямъ, по Соборнымъ уставамъ и опредѣленіямъ, и по Вѣрѣ, всѣмъ проповѣданной, т. е. по православію непрерывнаго ученія (Церкви). Такъ судили и осудили Соборомъ Отцы наши и Онорія, папу римскаго, и Діоскура, папу александрійскаго, и Македонія, и Несторія, патріарховъ константинопольскихъ, и Петра Кнафея, патріарха антіохійскаго и проч. Ибо, если по свидѣтельству Писанія, даже мерзость запустѣнія была на мѣстѣ святѣ (Дан. 9, 27 и Матѳ. 24, 15), то почему новизны и ересь не могутъ быть на престолѣ святомъ? Отсюда ясно открывается слабость и непрочность и другихъ доказательствъ (стр. 8, ст. 9, 11 и 14) въ пользу верховнаго владычества римскаго епископа. Ибо, если бы Церковь Христова не была основана на незыблемомъ камнѣ исповѣданія Петрова: Ты еси Христосъ Сынъ Бога живаго (которое было общимъ отвѣтомъ со стороны Апостоловъ на предложенный имъ вопросъ: «вы же кого Мя глаголете быти» (Матѳ. 16, /с. 19/ 15, 16), какъ объясняютъ намъ Божественные Отцы восточные и западные), — то и самъ Кифа былъ бы для нея слабымъ основаніемъ, тѣмъ болѣе папа, который, присвоивъ себѣ ключи царствія Небеснаго, какъ распорядился ими, извѣстно изъ Исторіи. И о значеніи троекратнаго: паси овцы моя, общіе наши Божественные Отцы единогласно учатъ, что это не было какимъ-либо предпочтеніемъ святаго Петра предъ прочими Апостолами, тѣмъ менѣе его преемниковъ, а просто возстановленіемъ его въ санъ апостольскій, изъ котораго онъ низпалъ чрезъ троекратное отреченіе. И самъ святый Петръ, какъ видно, точно также понялъ смыслъ троекратнаго вопроса Господа: любиши ли Мя; и словъ: паче сихъ (Іоан. 21, 16). Ибо вспомнивъ слова свои: аще и вси соблазнятся о Тебѣ, азъ никогдаже соблазнюся (§ 12), оскорбѣ, яко рече ему третіе: любиши ли Мя. Но преемники его, для своихъ цѣлей, принимаютъ это изреченіе въ смыслѣ, слишкомъ для нихъ благопріятномъ.

§ 12. Еще Его Блаженство говоритъ (стр. 8, ст. 12), что Господь нашъ сказалъ Петру (Лук. 22, 32): Азъ же молихся о тебѣ, да не оскудѣетъ вѣра твоя, и ты нѣкогда обращся, утверди братію твою. Молитва Господа нашего была по тому случаю, что сатана просилъ (тамъ же, ст. 31), да попущено будетъ ему подвергнуть искушенію вѣру всѣхъ /с. 20/ учениковъ, — Господь же позволилъ ему сдѣлать сіе только съ Петромъ, потому особенно, что онъ высказалъ слова самолюбія и почиталъ себя выше другихъ (Матѳ. 26, 55): аще и вси соблазнятся о Тебѣ: азъ никогдаже соблазнюся; но это искушеніе было временное; когда Петръ начатъ ротитися и клятися, яко не знаю человѣка (Матѳ. 6, 24), — такъ слаба природа человѣческая, оставленная самой себѣ! духъ бо бодръ, плоть же немощна (Матѳ. 26, 4); — временное, говоримъ, для того, чтобы потомъ, пришедъ въ себя и очистившись слезами покаянія, онъ могъ еще болѣе утвердить братьевъ своихъ въ исповѣданіи Того, которому они не измѣняли и не отрекались. О, премудрыя судьбы Господни! Какъ Божественна и таинственна была на землѣ послѣдняя ночь Спасителя нашего! Священная та вечеря, — она самая, вѣруемъ мы, и нынѣ совершается ежедневно по слову Господа: сіе творите въ Мое воспоминаніе (Лук. 29, 19), и: елижды бо аще ясте хлѣбъ сей и чашу сію піете, смерть Господню возвѣщаете, дондеже пріидетъ (Павл. 1 Кор. 11, 26). Братская любовь, съ такою попечительностію заповѣданная намъ общимъ Учителемъ: о семъ разумѣютъ вси, яко Мои ученицы есте, аще любовь имате между собою (Іоан. 13, 35), любовь, которой рукописаніе и завѣты первые раздрали папы, защищая и принимая еретическія нововведенія, /с. 21/ вопреки тому, что намъ благовѣствовано и что утверждено уставами общихъ учителей и Отцевъ нашихъ, — та самая, говоримъ, любовь дѣйствуетъ и нынѣ въ душахъ христіанскихъ народовъ и особенно въ руководствующихъ ими. Ибо мы дерзновенно исповѣдуемъ предъ Богомъ и людьми, что молитва Спасителя нашего (стр. 7. ст. 33) къ Богу и Отцу Своему объ общей любви Христіанъ и совокупленіи во едину, святую, соборную и Апостольскую Церковь, въ которую и вѣруемъ мы, да будутъ едино, якоже и мы едино есмы (Іоан. 17, 22): дѣйствуетъ въ насъ, какъ и въ Его Блаженствѣ, и здѣсь-то наше братское стремленіе и ревность срѣтается съ стремленіемъ и ревностію Его Блаженства, — съ тѣмъ только различіемъ, что въ насъ эта ревность направлена къ тому, чтобы соблюсти чистымъ и неприкосновеннымъ Божественный, безъукоризненный и всесовершенный Сѵмволъ Христіанской Вѣры, сообразно съ Евангеліемъ и опредѣленіями седми святыхъ вселенскихъ Соборовъ, и съ ученіемъ непрерывно-продолжающейся соборной Церкви; а въ Его Блаженствѣ къ тому, чтобы укрѣпить и утвердить надъ всѣми власть и господство возсѣдающихъ на апостольскомъ престолѣ и ихъ новаго ученія. Вотъ сущность, кратко сказать, всего разнорѣчія и несогласія между нами и ими; вотъ средостѣніе ограды, которое, по Божественному предреченію (тамъ-же, /с. 22/ 10, 1); и ины овцы имамъ, яже не суть отъ двора сего; и тыя Ми подобаетъ привести, и гласъ Мой (истину: Иже отъ Отца исходитъ) услышатъ, при помощи прославляемой мудрости Его Блаженства, надѣемся, разрушится во дни его. Скажемъ еще въ третьихъ: если допустимъ, согласно съ словами Его Блаженства, что молитва Господа нашего о Петрѣ, которому предстояло отреченіе и клятвопреступленіе, тѣсно соединена и связана съ престоломъ Петра, и что она простираетъ силу свою и на возсѣдающихъ на немъ въ разное время, хотя, какъ выше сказано (§ 11), ничто не подтверждаетъ сего мнѣнія (какъ удостовѣряетъ насъ Писаніе примѣромъ самаго святаго Петра, и притомъ, послѣ сошествія Святаго Духа); то увѣряемъ на основаніи словъ Господа, что придетъ время, когда сія Божественная, по случаю отреченія Петра, молитва, да не оскудѣетъ въ конецъ вѣра его, воздѣйствуетъ и въ комъ либо изъ преемниковъ его, который и восплачетъ, подобно ему, горько, и, обратившись, еще болѣе утвердитъ насъ, братій его, въ православномъ исповѣданіи, которое получили мы отъ предковъ. И — о, если-бы Его Блаженство былъ таковымъ истиннымъ преемникомъ блаженнаго Петра! Но къ сей смиренной молитвѣ нашей, что мѣшаетъ присоединить такой же и совѣтъ, искренній и отъ чистаго сердца, во имя святой, соборной Церкви? Мы /с. 23/ не дерзаемъ сказать: «безъ всякаго отлагательства», какъ сказалъ (стр. 10, ст. 22) Его Блаженство, но говоримъ: безъ поспѣшности, по зрѣломъ разсужденіи, и при томъ, если будетъ нужно, по совѣщаніи съ мудрѣйшими, благочестивѣйшими и вмѣстѣ правдолюбивѣйшими и безпристрастнѣйшими епископами, богословами и учителями, которые и въ настоящее время, по Божественному домостроительству, находятся у каждаго изъ народовъ западныхъ

§ 13. Его Блаженство говоритъ, что епископъ ліонскій, святый Ириней пишетъ въ похвалу римской Церкви: «необходимо, чтобы вся Церковь, т. е. всѣ повсюду находящіеся вѣрующіе, согласовались (съ нею) ради главенства сей Церкви, въ которой сохранилось Апостольское преданіе въ разсужденіи всего, что извѣстно между повсюду находящимися вѣрующими». Хотя сей святый Отецъ (Ириней) говоритъ совсѣмъ не то, что разумѣютъ ватиканскіе (епископы); но, предоставивъ имъ разумѣть и толковать какъ угодно, скажемъ только: кто же отвергаетъ, что древняя римская Церковь была Апостольскою и православною? Никто изъ насъ не усумнится назвать ее даже образцомъ православія, и для большей ея похвалы мы приведемъ слова историка Созомена (Истор. Созом. кн. III, гл. 12) о томъ, какимъ образомъ до извѣстнаго времени могло сохраниться въ ней похваляемое нами православіе, о чемъ Его Бла/с. 24/женство умолчалъ: «западная Церковь (говоритъ Созоменъ), сохраняя въ чистотѣ отеческіе догматы, свободна отъ распрей и суесловія». Кто изъ Отцевъ, или изъ насъ самихъ отвергаетъ предоставленное ей церковными правилами старѣйшинство въ порядкѣ іерархическомъ, доколѣ она «сохраняла въ чистотѣ отеческіе догматы», руководясь непогрѣшительнымъ ученіемъ священнаго Писанія и св. Соборовъ? Но теперь мы видимъ, что у ней не сохранился ни догматъ о Святой Троицѣ по Сѵмволу святыхъ Отцевъ, собравшихся въ первый разъ въ Никеѣ, и въ другой въ Константинополѣ, — по Сѵмволу, который и прочіе пять вселенскихъ Соборовъ исповѣдали и подтвердили, подвергнувъ анаѳемѣ тѣхъ, кои измѣнятъ въ немъ хотя одну іоту, какъ еретиковъ; не сохранился и Апостольскій образъ совершенія святаго Крещенія, и призываніе всесовершающаго Духа на святые дары. Напротивъ, видимъ въ ней и Евхаристію безъ причащенія отъ святой чаши, которое, о ужасъ! почитается излишнимъ, и очень многое другое, что не было извѣстно не только нашимъ (восточнымъ) святымъ Отцамъ, кои всегда именовались вселенскимъ непогрѣшительнымъ правиломъ и образцомъ православія, какъ говоритъ, изъ уваженія къ истинѣ и Его Блаженство (стр. 2), но — и древнимъ святымъ Отцамъ запада; видимъ въ ней и главенство, о которомъ всѣми силами ревнуетъ нынѣ /с. 25/ и Его Блаженство, также какъ и его предшественники, и которое превращено ими изъ братскаго отношенія и преимущества іерархическаго — въ господственное. Что же надобно заключить о неписанныхъ преданіяхъ ея, когда и писанныя представляютъ такое извращеніе и измѣненіе къ худшему? И кто такъ смѣлъ и такъ довѣрчивъ къ достоинству Апостольскаго престола (папскаго), что дерзнетъ сказать, что, еслибы нынѣ возвратился къ жизни святый отецъ нашъ Ириней, то, видя римскую Церковь въ столь существенныхъ и вселенскихъ членахъ христіанской Вѣры отступившею отъ древняго и первоначальнаго Апостольскаго ученія, — онъ первый не возсталъ бы противъ нововведеній и самовольныхъ учрежденій этой Церкви, о которой тогда онъ справедливо отзывался съ похвалою, какъ о соблюдавшей въ чистотѣ отеческіе догматы? Напримѣръ, еслибы святый Отецъ увидѣлъ, что римская Церковь не только изъ своего чина Литургіи, по внушенію схоластиковъ, изключила древнѣйшее и Апостольское призываніе тайнодѣйственнаго Духа, и жалко исказила священнодѣйствіе въ существенной его части, но и всячески старается изгнать оное изъ Литургій и прочихъ христіанскихъ обществъ, клевеща, — (такъ недостойно Апостольскаго престола, который величается!) — будто «это вкралось послѣ раздѣленія» (Церквей) (стр. 11, ст. 11); что ска/с. 26/залъ бы онъ объ этой новизнѣ, онъ, который увѣряетъ насъ (Ирин. кн. IV, гл. 54. изд. Massuet 18), что «земной хлѣбъ, когда надъ нимъ совершится призываніе (ἔκκλησιν) Бога, не есть уже простой хлѣбъ» и пр., разумѣя здѣсь подъ словомъ ἔκκλησιν, именно то призываніе, посредствомъ котораго совершается таинство Литургіи? А что св. Ириней такъ вѣровалъ, объ этомъ замѣтилъ даже одинъ изъ папскихъ монаховъ ордена Миноритовъ, Францискъ Февъ-Ардентій, издавшій въ 1639 году съ толкованіями сочиненія упомянутаго святаго Отца (см. 18 гл. 1-й книг. отд. 114): Panem et calycem commixtum per invocations verba carpus et sangvis Christi vere fieri, т. е (святый Ириней учитъ, что) «хлѣбъ Евхаристіи и растворенное вино, чрезъ слова призыванія, истинно становятся тѣломъ и кровію Христовыми». Далѣе, что сказалъ бы онъ, услышавъ о намѣстничествѣ и главенствѣ папы, — онъ, который по поводу небольшаго и почти безразличнаго разногласія о времени празднованія Пасхи (Евсев. Церк. Ист. V, 26), столь сильнымъ и торжественнымъ увѣщаніемъ, противосталъ неумѣстному въ соборной Церкви Христовой, повелительному тону папы Виктора? — Такъ-то самъ Отецъ, приводимый Его Блаженствомъ во свидѣтеля главенства римской Церкви, подтверждаетъ, что достоинство ея состоитъ не въ господствѣ и не въ главенствѣ, которыхъ и самъ Петръ никогда не получалъ, /с. 27/ — но въ братскомъ старѣйшинствѣ во вселенской Церкви и преимуществѣ, предоставленномъ папамъ ради знаменитости и древности ихъ города. Такъ и четвертый вселенскій Соборъ, сохраняя узаконенную третьимъ вселенскимъ Соборомъ независимость Церквей, слѣдуя второму вселенскому Собору (прав. 3), а чрезъ него и первому (прав. 6), назвавшую правительственную власть папы надъ западными Церквами не болѣе, какъ обычаемъ, — объявилъ, что «Отцы прилично дали преимущества (престолу древняго Рима); поелику то былъ царствующій градъ» (кан. 28), — не сказавъ ничего о присвоенномъ ими (папами) преемствѣ отъ Апостола Петра и особенно о намѣстничествѣ римскихъ епископовъ и ихъ вселенскомъ пастыреначальствѣ. Столь глубокое молчаніе о важныхъ преимуществахъ и, притомъ, объясненіе первенства римскихъ епископовъ не изъ словъ: «паси овцы Моя» и «на семъ камени созижду Церковь Мою», но просто изъ обычая и ради царствующаго града, и притомъ первенства, даннаго не Господомъ, а Отцами, мы увѣрены, покажется Его Блаженству, иначе объясняющему свои преимущества (стр. 8, ст. 16), тѣмъ болѣе страннымъ, чѣмъ болѣе (какъ видно изъ § 15) находитъ онъ рѣшительнымъ свидѣтельство упомянутаго четвертаго вселенскаго Собора въ пользу своего престола; да и Григорій Двоесловъ, именуемый великимъ, обыкновенно называетъ эти четыре все/с. 28/ленскихъ Собора (книг. 1. посл. 25) какъ бы четырьмя Евангеліями и четыреугольнымъ камнемъ, на которомъ создана Соборная Церковь.

§ 14. Его Блаженство говоритъ (стр. 10, ст. 12), что Коринѳяне, по случаю возникшаго у нихъ несогласія, отнеслись къ Клименту, папѣ римскому, который, обсудивши дѣло, отправилъ кѣ нимъ посланіе и они съ такимъ уваженіемъ приняли его рѣшеніе, что читали оное въ церквахъ: Но это событіе есть очень слабое доказательство папской власти въ Домѣ Божіемъ: такъ какъ Римъ былъ тогда средоточіемъ управленія и столицею императоровъ, то всякое дѣло, сколько-нибудь важное, каковъ споръ Коринѳянъ, должно было тамъ разбираться, особенно, если одна изъ спорящихъ сторонъ прибѣгала къ постороннему посредничеству. Такъ бываетъ и до нынѣ. Патріархи Александріи, Антіохіи и Іерусалима, въ случаѣ дѣлъ необыкновенныхъ и запутанныхъ, пишутъ къ патріарху Константинополя потому, что сей городъ — есть столица самодержцевъ и притомъ имѣетъ преимущество, предоставленное ему Соборами. Если братскимъ содѣйствіемъ исправится нуждающееся въ исправленіи, — то хорошо; если же нѣтъ, то дѣло передается правительству по надлежащему. Но сіе братское содѣйствіе въ Христіанской Вѣрѣ, не бываетъ на счетъ свободы Церквей Божіихъ. Тоже надобно сказать и касательно приводимыхъ /с. 29/ Его Блаженствомъ (стр. 9, ст. 5, 17) примѣровъ изъ жизни святыхъ — Аѳанасія Великаго и Іоанна Златоустаго, т. е. что это — примѣры предстательства братскаго и подобающаго преимуществамъ епископовъ римскихъ Юлія и Иннокентія: между тѣмъ преемники ихъ нынѣ требуютъ отъ насъ покорности въ искаженіи Божественнаго Сѵмвола, тогда какъ самъ Юлій изъявилъ тогда негодованіе на нѣкоторыхъ за то, что «они возмущаютъ Церкви отступленіемъ отъ никейскихъ догматовъ» (Созом. Церк. Ист. кн. III, гл. 7), и угрожалъ имъ, «что не будетъ болѣе терпѣть, если они не перестанутъ вводить новизны». — Въ дѣлѣ Коринѳянъ надобно еще замѣтить и то, что изъ тогдашнихъ трехъ только патріаршихъ престоловъ ближайшій и важнѣйшій для Коринѳянъ былъ престолъ римскій, къ которому, по правиламъ они и должны были отнестись. И такъ, здѣсь мы не видимъ ничего особеннаго и доказывающаго право папы на господство въ свободной Церкви Божіей.

§ 15. Наконецъ, Его Блаженство (стр. туже стран. 20) говоритъ, что четвертый вселенскій Соборъ (который, конечно по ошибкѣ, онъ переноситъ изъ Халкидона въ Кархидонъ), по прочтеніи посланія папы Льва I-го воскликнулъ: «Петръ сказалъ это устами Льва!» Дѣло точно такъ было. Но Его Блаженству не надобно было бы оставлять безъ вниманія и то/с. 30/го, какъ и послѣ какого тщательнаго изслѣдованія Отцы сказали упомянутыя слова въ похвалу Льва. Такъ какъ онъ (папа), можетъ быть, заботясь о краткости, опустилъ одно обстоятельство весьма нужное и ясно показывающее, что важность вселенскаго Собора гораздо выше достоинства не только папы, но и Собора, его окружающаго, — то мы вкратцѣ представимъ дѣло, какъ оно дѣйствительно было. Изъ шести сотъ слишкомъ Отцевъ, присутствовавшихъ на халкидонскомъ Соборѣ, почти 200 — мудрѣйшіе изъ нихъ назначены были Соборомъ разсмотрѣть и по буквѣ, и по мыслямъ означенное посланіе Льва, и не только разсмотрѣть, но и представить письменно и за своею подписью мнѣніе свое о томъ, православно ли оно или нѣтъ. Почти 200 отдѣльныхъ мнѣній и сужденій о томъ посланіи находятся въ описаніи четвертаго засѣданія св. Собора, и онѣ такого содержанія, напр. пар. 600:

«Максимъ, епископъ Антіохіи сирійской сказалъ: посланіе Льва, святаго архіепископа царствующаго Рима, согласно съ ученіемъ Вѣры, изложенной 318 святыми Отцами никейскими и 150 собравшимися въ Константинополѣ, новомъ Римѣ, и святымъ епископомъ Кирилломъ въ Ефесѣ, въ чемъ и подписуюсь».

И еще: «Ѳеодоритъ, боголюбивѣйшій епископъ кирскій, (сказалъ): посланіе святѣйшаго архіепископа Льва согласно съ вѣроученіемъ, /с. 31/ изложеннымъ въ Никеѣ святыми и блаженными Отцами, и съ Сѵмволомъ Вѣры, изданнымъ въ Константинополѣ 150 Отцами, и съ посланіями блаженнаго Кирилла, — и одобривъ вышеозначенное посланіе, я подписался».

И такъ по порядку всѣ объявляютъ: «согласуется посланіе», «согласно посланіе», «не противорѣчитъ посланіе, по мыслямъ своимъ и пр.» и уже послѣ тщательнаго сличенія его съ прежними св. Соборами и по причинѣ совершеннаго православія содержащихся въ немъ мыслей, а не потому только, что то было посланіе папы, они произнесли, не щадя никакихъ похвалъ, тѣ замѣчательныя слова, которыми нынѣ хвалится Его Блаженство. Но если бы и Его Блаженство прислалъ намъ (изложеніе Вѣры), согласное съ древними святыми семью вселенскими Соборами, вмѣсто того, чтобы хвалиться благочестіемъ своихъ предшественниковъ, засвидѣтельствованнымъ нашими предмѣстниками и Отцами на вселенскомъ Соборѣ, — то и онъ справедливо могъ бы хвалиться своимъ православіемъ, вмѣсто доблестей предковъ являя собственную доблесть. Если Его Блаженству и теперь будетъ угодно прислать что-либо такое, что 200 Отцевъ по изслѣдованіи и обсужденіи найдутъ согласнымъ съ прежними Соборами, — то и теперь, говоримъ мы, онъ можетъ услышать и отъ насъ грѣшныхъ не только слова: «Петръ сказалъ это», или что /с. 32/ другое уважительное, но и такія слова: «да облобызается святая рука, отершая слезы соборной Церкви»!

§ 16. Да, отъ мудрости Его Блаженства можно было ожидать такого предпріятія, которое было бы достойно истиннаго преемника святаго Петра, Льва I и Льва III, начертавшаго, для огражденія православной Вѣры, Божественный Сѵмволъ неповрежденнымъ на несокрушимыхъ дщицахъ, — предпріятія, которое соединило бы Церкви западныя съ святою соборною Церковію, въ которой оставляются праздными и не занятыми — и каноническая первенствующая каѳедра Его Блаженства, и каѳедры всѣхъ епископовъ запада; ибо Соборная Церковь, ожидая, конечно, обращенія отпадшихъ пастырей съ ихъ паствами, не опредѣляетъ на оныя новыхъ святителей, посредствомъ празднаго нареченія, когда онѣ на самомъ дѣлѣ заняты другими, дабы не унижать священства. И мы точно ожидали «слова утѣшенія» и надѣялись, что оно «обновитъ древніе слѣды Отцевъ», какъ писалъ святый Василій къ святому Амвросію, епископу медіоланскому (письм. 55); но, къ великому нашему удивленію, прочли упомянутое окружное посланіе къ Восточнымъ, изъ котораго къ крайнему душевному прискорбію увидѣли, что и прославляемый въ мудрости Его Блаженство, подобно предшественникамъ своимъ со времени раздѣленія /с. 33/ (Церквей), изрекаетъ тѣже слова развращенія, т. е. неправильное прибавленіе къ совершеннѣйшему священному нашему Сѵмволу, утвержденному вселенскими Соборами, — искаженіе священныхъ Литургій, которыхъ одинъ небесный составъ, и имена составителей, и одна почтенная древность и важность, признанная седьмымъ вселенскимъ Соборомъ (Дѣян. 6), — заставили бы оцѣпенѣть и отклониться назадъ даже ту святотатственную и дерзкую руку, которая заушила Господа славы. Изъ всего этого мы заключили, въ какой неисходный лабиринтъ заблужденія и въ какой неисправимый порокъ лжеумствованія ввергъ папизмъ даже благоразумнѣйшихъ и благонамѣреннѣйшихъ епископовъ римской Церкви, когда они для сохраненія «непогрѣшительной и слѣдовательно обязательной намѣстнической власти и правительственнаго главенства между своими подчиненными», принуждены касаться божественнаго и неприкосновеннаго и посягать на все, — показывая, правда, на словахъ уваженіе къ «достопочтенной древности» (стр. 11, ст. 16), но на самомъ дѣлѣ питая неукротимую страсть къ новизнѣ по отношенію къ предметамъ священнымъ, какъ видно изъ словъ (папы): «нужно отдѣлить отъ нихъ то, что вкралось въ нихъ послѣ раздѣленія и пр.» (тамъ же, ст. 11), гдѣ онъ примѣшиваетъ ядъ новизны къ самой вечери Господней. Изъ сихъ словъ можно поду/с. 34/мать, что Его Блаженство подозрѣваетъ, будто и въ православной соборной Церкви произошло тоже, что произошло, какъ онъ знаетъ, въ Церкви римской по утвержденіи папизма, т. е. измѣненіе всѣхъ вообще таинствъ, и искаженіе ихъ на основаніи схоластическихъ мудрованій, которыми онъ старается доказать такіе-же недостатки и въ нашихъ священныхъ Литургіяхъ, таинствахъ и догматахъ, отзываясь впрочемъ съ уваженіемъ о ихъ достопочтенной древности, и вовсе не думая, конечно по снисхожденію чисто Апостольскому, какъ выражается онъ, «опечалить насъ строгимъ отверженіемъ (Литургій, обрядовъ и пр., стр. 11, ст. 5)». Отъ такого же незнанія Апостольскихъ и соборныхъ обычаевъ нашихъ произошло, безъ сомнѣнія, и другое его изрѣченіе (стр. 7, ст. 22): «но даже между вами не могло сохраниться единства ученія и священнаго управленія», въ которомъ (изрѣченіи) онъ страннымъ образомъ приписываетъ намъ собственный недостатокъ, подобно тому, какъ нѣкогда папа Левъ IX, въ письмѣ къ блаженной памяти Михаилу Керулларію, обвинялъ Грековъ въ искаженіи Сѵмвола соборной Церкви, не стыдясь, ни своего сана, ни исторіи. Но мы увѣрены, что если Его Блаженство припомнитъ церковную археологію и исторію, ученіе Божественныхъ Отцевъ и древнія Литургіи Галліи и Испаніи, и служебникъ древней римской Церкви, то онъ /с. 35/ съ ужасомъ увидитъ, сколько и другихъ несообразностей существующихъ еще и нынѣ, произвелъ на Западѣ папизмъ, между тѣмъ какъ у насъ православіе сохранило соборную Церковь непорочною невѣстою Жениху ея, — хотя мы и не имѣемъ никакого свѣтскаго надзирательства (ἀστυνομίαν κοσμικὴν) или, какъ говоритъ Его Блаженство, «священнаго управленія» (стр. 7. ст. 23), а только соединены союзомъ любви и усердія къ общей матери, въ единствѣ вѣры, запечатлѣнной семью печатями Духа (Апок. 5, 1), т. е. семью вселенскими Соборами, и въ послушаніи истинѣ; — увидитъ, сколько, напротивъ, «нужно отдѣлить отъ нынѣшнихъ папскихъ догматовъ и таинствъ», какъ «заповѣдей человѣческихъ», для того, чтобы все — измѣнившая западная Церковь могла приблизиться къ неизмѣнной, соборной, православной Вѣрѣ общихъ Отцевъ нашихъ, по отношенію къ которой (какъ онъ, по словамъ его, знаетъ, стр. 8, стр. 30) мы всѣ стараемся сохранять то ученіе, какого держались наши предки (тамъ же, ст. 31); почему и онъ самъ хорошо дѣлаетъ, научая (тамъ же, ст. 31) насъ «слѣдовать древнимъ іерархамъ и вѣрнымъ восточныхъ епархій». А какъ разумѣли они (древніе іерархи) учительскую власть архіепископовъ древняго Рима, и какое понятіе должны имѣть о нихъ мы, чада православной Церкви, и какимъ образомъ должно принимать /с. 36/ ученіе ихъ, примѣръ этого они показали намъ соборнѣ (§ 15) и небоявленный Василій внятно прояснилъ это (§ 7). Чтоже касается до верховной власти ихъ (римскихъ архіепископовъ), то поелику здѣсь мы не намѣрены предлагать объ этомъ подробнаго изслѣдованія, приведемъ краткія слова того же Василія Великаго: «хотѣлъ я писать къ главному ихъ (ἀυτῶν κορυφαίῳ, тамъ же)»...

§ 17. — Изъ всего этого всякій, воспитанный въ здравомъ каѳолическомъ ученіи, а тѣмъ болѣе Его Блаженство, можетъ заключить, какъ неблагочестно и несогласно съ правилами Соборовъ покушаться на измѣненіе нашихъ догматовъ, Литургій и прочихъ священнодѣйствій, которыхъ древность, современная самому Христіанскому ученію, засвидѣтельствована всегдашнимъ къ нимъ уваженіемъ и вѣрою въ ихъ неприкосновенность даже со стороны древнихъ православныхъ папъ, у которыхъ нѣкогда все то было обще съ нами; сколько съ другой стороны благопотребно и благочестно исправить новизны, время вторженія коихъ въ Церковь римскую мы опредѣленно знаемъ, и противъ которыхъ приснопамятные Отцы наши благовременно возвышали голосъ свой. Есть и другія причины, почему Его Блаженство легко можетъ произвести такое преобразованіе. Во-первыхъ: наше все (догматы, постановленія и проч.), было нѣкогда въ уваженіи и у западныхъ, имѣвшихъ тѣже священнодѣйствія и ис/с. 37/повѣдывавшихъ одинъ и тотъ же Сѵмволъ; между тѣмъ какъ тѣ нововведенія не были извѣстны нашимъ Отцамъ, не могутъ быть подтверждены писаніями, хотя только западныхъ православныхъ Отцевъ, и не могутъ быть доказаны ни по отношенію къ древности, ни къ повсемѣстности. Далѣе: у насъ ни патріархи, ни Соборы никогда не могли ввести что-нибудь новое, потому что хранитель благочестія (ὑπερασπιστὴς τὴς θρησκείας) у насъ есть самое тѣло Церкви, т. е. самый народъ, который всегда желаетъ сохранить вѣру свою неизмѣнною и согласною съ вѣрою отцевъ его, какъ то испытали многіе и изъ папъ и латинствующихъ патріарховъ, со времени раздѣленія нисколько не успѣвшіе въ своихъ противъ нея покушеніяхъ; между тѣмъ въ западной Церкви, какъ прежніе папы по временамъ и безъ труда, и съ насиліемъ, канонизовали въ ней (вѣрѣ) многія новизны ради благоустроенія (δι’ ὀικονομίαν), какъ говорили они въ защиту свою Отцамъ нашимъ, хотя на самомъ дѣлѣ производили нестроеніе въ тѣлѣ Христовомъ; — такъ папа же опять, уже дѣйствительно ради святаго и праведнѣйшаго благоустроенія, могъ бы и исправить не мрежи, но самый раздранный хитонъ Спасителя, возстановить почтенныя и древнія священнодѣйствія, которыя «способны сохранить благочестіе», какъ выражается самъ Его Блаженство (стр. 11, ст. 16), и которыя /с. 38/ почитаетъ онъ, по словамъ его (тамъ же, ст. 14), и предшественники его уважали, — повторивъ достопамятное изреченіе одного изъ блаженной памяти своихъ предшественниковъ (т. е. Целестина на III вселен. Соборѣ): «Desinat novitas incessere vetustatem, — да престанетъ новизна возставать на древность». Пусть хотя въ одномъ этомъ послужитъ ко благу соборной Церкви доселѣ исповѣдуемая непогрѣшимость папскихъ опредѣленій! Правда, въ такомъ предпріятіи даже и такой папа, какъ Пій IX, при всей своей мудрости, благочестіи и ревности о христіанскомъ единеніи вселенской Церкви, — какъ самъ онъ выражается, — можетъ встрѣтить отвнѣ и извнутрь препятствія и затрудненія; но здѣсь-то въ особенности мы должны обратить вниманіе Его Блаженства (да не покажется это дерзостію съ нашей стороны) на слѣдующее положеніе въ его посланіи (стр. 8, ст. 32) «въ дѣлахъ, касающихся исповѣданія Божественной вѣры, нѣтъ ничего столь тяжкаго, чтобы не должно было претерпѣть для славы Христовой и ради воздаянія въ вѣчной жизни». Посему долгъ Его Блаженства — показать предъ Богомъ и людьми, что онъ, будучи началовождемъ Богоугоднаго предпріятія, есть вмѣстѣ и ревностный защитникъ гонимой истины Евангелія и святыхъ Соборовъ, жертвующій даже собственными выгодами, чтобы быть, по словамъ Пророка (Ис. 40, 17) начальникомъ въ /с. 39/ мирѣ и епископомъ въ правдѣ. Да будетъ же! Но доколѣ состоится сіе вожделѣнное обращеніе отпадшихъ Церквей къ тѣлу единой, святой, соборной и Апостольской Церкви, которой глава Христосъ (Ефес. 4, 15), мы же всѣ «уды отчасти», дотолѣ всякое ихъ покушеніе и всякое ихъ самозванное увѣщаніе, клонящееся къ искаженію нашей, отъ Отцевъ намъ преподанной, неукоризненной вѣры, не только какъ подозрительное и опасное, но и какъ нечестивое и душепагубное — достойно соборнаго осужденія. Такому же осужденію подлежитъ въ особенности и окружное посланіе къ восточнымъ епископамъ древняго Рима папы Пія IX; такимъ мы и объявляемъ его въ соборной Церкви!

§ 18. Посему, возлюбленные братіе, и сослужители нашего смиренія! какъ всегда, такъ въ особенности въ настоящее время, по случаю изданія упомянутаго окружнаго посланія, мы считаемъ своею непремѣнною обязанностію, въ слѣдствіе нашего патріаршескаго и соборнаго рѣшенія, да не погибнетъ кто-либо изъ священной ограды соборной православной Церкви, святѣйшей нашей общей матери; — не только себѣ самимъ напоминать ежедневно, но и васъ проситъ, чтобы вы напоминали другъ другу слова и увѣщанія блаженнаго Павла (сказанныя имъ) къ святымъ предшественникамъ, нашимъ, которыхъ онъ собиралъ въ Ефесѣ: внимайте себѣ и всему стаду, въ немъ-же васъ /с. 40/ Духъ Святый постави епископы пасти Церковь Господа и Бога, юже стяжа кровію Своею. Азъ бо вѣмъ сіе, яко по отшествіи моемъ внидутъ волцы тяжцы въ васъ, не щадящіи стада. И отъ васъ самѣхъ востанутъ мужіе глаголющіи развращенная, еже отторгати ученики вслѣдъ себе. Сего ради бдите (Дѣян. 20, 28-31). Предшественники и Отцы наши, выслушавъ сіи Божественныя наставленія, пролили тогда обильныя слезы, и, повергаясь на выю его (Павла), цѣловали его. Такъ и мы, братіе, слушая его, поучающаго насъ со слезами, повергнемся мысленно со слезами на выю его и, цѣлуя, утѣшимъ его твердымъ обѣщаніемъ нашимъ, что никто не отлучитъ насъ отъ любви Христовой; никто не отклонитъ насъ отъ Евангельскаго ученія; никто не совратитъ насъ отъ надежнаго руководительства Отцевъ нашихъ также, какъ и ихъ никто не могъ прельстить при всемъ стараніи, съ какимъ по временамъ домогались этого люди, побуждаемые къ тому искусителемъ; дабы, достигнувъ цѣли Вѣры, т. е. спасенія душъ нашихъ и словеснаго стада, надъ которымъ Духъ Святый поставилъ насъ пастырями, — услышать намъ отъ Господа: добрѣ, рабе благій и вѣрный.

§ 19. Сіе Апостольское увѣщаніе и убѣжденіе чрезъ васъ мы посылаемъ ко всему православному обществу вѣрующихъ, гдѣ-бы они ни находились: къ священникамъ и іеро/с. 41/монахамъ, іеродіаконамъ и монахамъ; однимъ словомъ, ко всему причту и боголюбивому народу, къ начальникамъ и подчиненнымъ, богатымъ и бѣднымъ, родителямъ и дѣтямъ, учителямъ и ученикамъ, образованнымъ и необразованнымъ, господамъ и рабамъ, — дабы всѣ, укрѣпляясь и укрѣпляя совѣтами другъ друга, возмогли стать противу кознемъ діавольскимъ. Ибо такъ заповѣдуетъ всѣмъ намъ и блаженный Апостолъ Петръ (1 Петр. 5, 8-9): трезвитеся, бодрствуйте: зане супостатъ вашъ діаволъ, яко левъ рыкая ходитъ, искій кого поглотити. Емуже противитеся тверди вѣрою.

§ 20. Вѣра наша, братіе, (получила начало) не отъ человѣкъ и не чрезъ человѣка, но чрезъ откровеніе Іисуса Христа, которое проповѣдывали Божественные Апостолы, утвердили святые вселенскіе Соборы, прелали по преемству великіе мудрые Учители вселенной, и запечатлѣли своею кровію святые Мученики! Будемъ же держаться исповѣданія, которое мы приняли чистымъ отъ толикихъ мужей, отвергая всякую новизну, какъ внушеніе діавола: принимающій новое (ученіе) признаетъ какъ бы несовершенною преподанную ему православную Вѣру. Но она будучи уже вполнѣ раскрыта и запечатлѣна, не допускаетъ ни убавленія, ни прибавленія, ни другаго какого либо измѣненія, и дерзающій или сдѣлать, или совѣтовать, или замышлять сіе, уже отвергся вѣры /с. 42/ Христовой, уже подвергся добровольно вѣчной анаѳемѣ за хулу на Духа Святаго, какъ будто Онъ (Духъ Святый, глаголалъ несовершенно въ Писаніяхъ и на вселенскихъ Соборахъ. Сію страшную анаѳему, братіе и возлюбленныя чада о Христѣ, не мы изрекаемъ нынѣ, но изрекъ прежде всѣхъ Спаситель нашъ (Матѳ. 12, 32): иже речетъ на Духа Святаго, не отпустится ему, ни въ сей вѣкъ, ни въ будущій; изрекъ Божественный Павелъ (Гал. 1, 6): чуждуся, яко тако скоро прелагаетеся отъ звавшаго вы, благодатію Христовою, во ино благовѣствованіе, еже нѣсть ино: точію нѣцыи суть смущающіи вы, и хотящіи превратити благовѣствованіе Христово. Но и аще мы, или Ангелъ съ небесе благовѣститъ вамъ паче, еже благовѣстихомѣ вамъ, анаѳема да будетъ. Тоже изрекли и семь вселенскихъ Соборовъ, и цѣлый ликъ Богоносныхъ Отцевъ. И такъ, всѣ замышляющіе новизну — ересь или расколъ, — добровольно облеклись, по словамъ псалмопѣвца (Псал. 108, 17) въ клятву, яко въ ризу, хотя бы то были папы, или патріархи, или клирики, или міряне; пусть даже будетъ это Ангелъ съ неба, и онъ анаѳема да будетъ, аще благовѣститъ вамъ паче, еже пріясте. Такъ разсуждали Отцы наши, внимая душеспасительнымъ словамъ Павла, — и пребыли твердыми и непреклонными въ Вѣрѣ, по преемству имъ преданной, сохранили ее /с. 43/ неизмѣнною и чистою среди столькихъ ересей, и предали ее намъ всецѣлою и неповрежденною, какъ истекла она изъ устъ первыхъ служителей Слова. Такъ разсуждая, и мы предадимъ ее въ грядущія поколѣнія совершенно такою же, какою сами приняли, безъ всякаго измѣненія, дабы и онѣ, подобно намъ, непостыдно и безъ упрека могли говорить о Вѣрѣ своихъ предковъ.

§ 21. Посему, братіе и возлюбленныя чада о Господѣ, очистивъ души наши, по Апостолу, въ послушаніи истины (1 Петр. 1, 22), будемъ внимать слышаннымъ, да не когда отпадемъ (Евр. 2, 1). Вѣра, исповѣдуемая нами, непостыдна! Она преподана въ Евангеліи устами Господа нашего, засвидѣтельствована святыми Апостолами и священными седмью вселенскими Соборами, проповѣдана во всей вселенной, засвидѣтельствована самими врагами ея, которые прежде уклоненія своего отъ православія въ ереси исповѣдывали ту же вѣру — или сами, или отцы, или праотцы ихъ; она, по свидѣтельству исторіи, торжествовала надъ всѣми ересями, которыя нападали и нападаютъ на нее, какъ видите, до настоящаго времени. Наши святые и Божественные отцы и предшественники, непрерывно преемствующіе другъ другу, начиная отъ Апостоловъ и отъ поставленныхъ (Апостолами) преемниковъ ихъ даже до настоящаго времени, — составляя одну неразрывную цѣпь и соединяясь рука-въ-руку, /с. 44/ образуютъ священную ограду, которой дверь — Христосъ, гдѣ пасется вся православная паства на плодородныхъ нивахъ таинственнаго Эдема, а не «на стезяхъ кривыхъ и стропотныхъ», какъ говоритъ Его Блаженство (стр. 7, ст. 12). Церковь наша содержитъ безошибочные и неповрежденные тексты священнаго Писанія, — Ветхій Завѣтъ въ точномъ и вѣрномъ переводѣ, а Новый — въ самомъ подлинникѣ; священнодѣйствія таинствъ, и въ особенности Божественной Литургіи, въ ней суть тѣже самыя, свѣтлыя и трогательныя, какъ преданы Апостолами. Никакой другой народъ, никакое другое Христіанское общество не можетъ похвалиться святымъ Іаковомъ, Василіемъ, Златоустомъ: седмь вселенскихъ Соборовъ, сіи седмь столповъ дома Премудрости, были созваны у насъ: наша Церковь хранитъ подлинники священныхъ опредѣленій ихъ. Пастыри ея, честное пресвитерство и ликъ монашескій сохраняютъ древнюю неукоризненную степенность первыхъ вѣковъ Христіанства — въ своемъ чинопочитаніи, въ образѣ жизни и даже въ самой простотѣ одежды своей. Да, по истинѣ, въ сію святую ограду (Церкви) безпрерывно вторгались и вторгаются, какъ видимъ, волцы тяжцы, по предсказанію. Апостола, — что и доказываетъ, что въ ней заключаются истинные агнцы Пастыреначальника; — но она всегда воспѣвала и воспѣваетъ: обышедше обыдоша /с. 45/ мя, и именемъ Господнимъ противляхся имъ (Псал. 117, 11). Припомнимъ еще одно обстоятельство, хотя прискорбное, но которое можетъ пояснить и доказать истину словъ нашихъ. Всѣ Христіанскіе народы, какіе только вѣруютъ нынѣ во имя Христово, не исключая даже самого Запада, ни самого Рима, какъ это намъ извѣстно изъ списка первыхъ папъ, — научены истинной вѣрѣ Христовой нашими святыми предшественниками и Отцами. Но уже впослѣдствіи люди коварные, изъ коихъ многіе были пастырями и архипастырями упомянутыхъ народовъ, — увы! дерзнули своими жалкими мудрованіями и еретическими мнѣніями исказить православіе тѣхъ народовъ, какъ свидѣтельствуетъ неложная исторія и какъ предсказывалъ Апостолъ Павелъ.

§ 22. Познаемъ же изъ сего, братія и духовныя чада наши, сколь великую благодать явилъ Богъ въ православной Вѣрѣ нашей и единой, святой, соборной и Апостольской Его Церкви, которая, какъ мать, вѣрная своему супругу, возращаетъ насъ непостыдно и безукоризненно, да будемъ благоотвѣтны о нашемъ упованіи (1 Петр. 3, 15). Чѣмъ же воздадимъ мы грѣшные, Господу о всѣхъ, яже воздаде намъ? Неоскудѣвающій благами Господь и Богъ нашъ, стяжавшій насъ собственною кровію, ничего не требуетъ отъ насъ, какъ только приверженности нашей, отъ всей души и отъ всего сердца, къ безукоризненной святой Вѣрѣ /с. 46/ Отцевъ нашихъ; преданности и любви къ православной Церкви, возродившей насъ не новоизмышленнымъ окропленіемъ, но Божественною банею Апостольскаго крещенія; питающей насъ, по вѣчному завѣту Спасителя нашего, собственнымъ честнымъ Тѣломъ Его; щедро, какъ истинная мать, напояющей насъ честною Кровію Его, пролитою нашего ради спасенія и всего міра. И такъ, обымемъ ее мысленно, какъ птенцы мать свою, гдѣ-бы мы ни находились, — на сѣверѣ, или югѣ, востокѣ, или западѣ; устремимъ свои взоры и мысли къ Божественному и пресвѣтлому виду и добротѣ ея; емлемся обѣими руками за пресвѣтлый хитонъ ея, которымъ облекъ ее своими пречистыми руками красный добротою Женихъ ея, когда избавилъ ее отъ рабства грѣха и содѣлалъ Своею вѣчною Невѣстою. Возчувствуемъ въ душахъ нашихъ скорбное чувство матери, любящей дѣтей своихъ, и дѣтей, любящихъ мать свою, когда дерзкіе и злонамѣренные хищники всячески стараются или ее отвести въ рабство, или ихъ вырвать изъ матернихъ объятій. Будемъ питать въ себѣ сіе чувство — клирики и міряне, въ особенности тогда, когда духовный врагъ нашего спасенія, представляя обольстительныя удобства (стр. 11, ст. 2-25), употребляетъ всѣ средства и ходитъ всюду, по словамъ блаженнаго Петра, искій кого поглотити, — и когда на томъ пути, по которому /с. 47/ мы проходимъ мирно и незлобиво, разставляетъ свои коварныя сѣти.

§ 23. Богъ же мира, возведый изъ мертвыхъ Пастыря овцамъ великаго (Евр. 13, 20), Иже не воздремлетъ, ниже уснетъ храняй Израиля, да оградитъ сердца ваши и помышленія ваши, и направитъ стопы ваши на всякое дѣло благое. Пребывайте здравыми, радуясь о Господѣ!

1848 года, мѣсяца Мая, 6 дня.

Подлинное подписали:

     Анѳимъ, Божіею милостію архіепископъ Константинополя, новаго Рима, и вселенскій патріархъ, о Христѣ Богѣ возлюбленный братъ и Богомолецъ.
     Іероѳей, Божіею милостію патріархъ Александріи и всего Египта, о Христѣ Богѣ возлюбленный братъ и Богомолецъ.
     Меѳодій, Божіею милостію патріархъ великаго града Божія Антіохіи и всего Востока, о Христѣ Богѣ возлюбленный братъ и Богомолецъ.
     Кириллъ, Божіею милостію патріархъ Іерусалима и всей Палестины, о Христѣ Богѣ возлюбленный братъ и Богомолецъ.
     Константинопольскій Святѣйшій Сvнодъ:
     (Епископъ) Кесаріи — Паисій.
               «          Ефеса — Анѳимъ.
               «          Иракліи — Діонисій.
               «          Кизика — Іоакимъ.
               «          Никомидіи — Діонисій.
     /с. 48/
               «          Халкидона — Іероѳей.
               «          Дерковъ — Неофитъ.
               «          Адріанополя — Герасимъ.
               «          Неокесаріи — Кириллъ.
               «          Верріи — Ѳеоклитъ.
               «          Писсидіи — Мелетій.
               «          Смирны — Аѳанасій.
               «          Меленика — Діонисій.
               «          Софіи — Паисій.
               «          Лимноса — Даніилъ.
               «          Дріинуполя — Пантелеимонъ.
               «          Ерсекія — Іосифъ.
               «          Воденовъ — Анѳимъ.
     Антіохійскій Святѣйшій Сѵнодъ:
     (Епископъ) Аркадіи — Захарія.
               «          Емесы — Меѳодій.
               «          Триполя — Іоанникій.
               «          Лаодикіи — Артемій.
     Іерусалимскій Святѣйшій Сѵнодъ:
     (Епископъ) Петры — Мелетій.
               «          Виѳлеема — Діонисій.
               «          Газы — Филимонъ.
               «          Неаполя — Самуилъ.
               «          Севастіи — Ѳаддей.
               «          Филадельфіи — Іоанникій.
               «          Ѳавора — Іероѳей.

Источникъ: Окружное Посланіе Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви ко всѣмъ православнымъ христіанамъ. (Переводъ съ греческаго). — СПб.: Въ Сѵнодальной типографіи, 1850. — 48 с.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.