Церковный календарь
Новости


2017-07-22 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 5-я (1903)
2017-07-22 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 4-я (1903)
2017-07-21 / russportal
Повѣсть о явленіи образа Пресв. Богородицы въ Казани, и о чудесахъ, бывшихъ отъ него (1912)
2017-07-21 / russportal
"Проповѣдн. хрестоматія". Поученіе въ день Казанской иконы Божіей Матери (1965)
2017-07-20 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Василиса Прекрасная (1921)
2017-07-20 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Морозко (1921)
2017-07-20 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Гробовщикъ (1921)
2017-07-20 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Отъ издателя (1921)
2017-07-20 / russportal
К. П. Побѣдоносцевъ. "Московскій Сборникъ". Знаніе и дѣло (1896)
2017-07-20 / russportal
К. П. Побѣдоносцевъ. "Моск. Сборникъ". Болѣзни нашего времени (1896)
2017-07-19 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Общественное служеніе христіанъ (1994)
2017-07-19 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Англикане и Православная Церковь (1964)
2017-07-19 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Золотая рыбка (1921)
2017-07-19 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Журавль и цапля (1921)
2017-07-19 / russportal
Н. В. Гоголь. Письмо къ Аркадію Осиповичу Россети (1921)
2017-07-19 / russportal
Н. В. Гоголь. Майская ночь, или утопленница (1921)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 22 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.

Періодическія изданія Русскаго Зарубежья

«Двуглавый Орелъ» (1920-1922, 1926-1931 гг.)

«Двуглавый Орелъ» (L’Aigle Russe), русскій монархическій журналъ въ эмиграціи. Выходилъ въ Берлинѣ и Парижѣ въ 1920-1922 (вып. 1-31) и 1926-1931 (№ 1-42). Издавался Высшимъ Монархическимъ Совѣтомъ подъ рук. Н. Е. Маркова. Отстаивалъ національные интересы русскаго народа, выступалъ противъ іудейской и масонской идеологіи. Подзаголовки: «Органъ монархической мысли» (1920-1922); «Вѣстникъ Высшаго Монархическаго Совѣта» (1926-1931). Среди авторовъ: Вел. Кн. Александръ Михайловичъ, Вел. Кн. Дмитрій Павловичъ, Вел. Кн. Кириллъ Владиміровичъ, митрополитъ Антоній (Храповицкій), архимандритъ Виталій (Максименко), архіепископъ Серафимъ (Соболевъ), С. И. Граббе, Е. И. Махароблидзе, Г. В. Немировичъ-Данченко, Д. Д. Оболенскій, Н. Д. Тальбергъ и др.

«Двуглавый Орелъ»

«ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ».
Органъ монархической мысли.

Девятый выпускъ. — 1 (14) Іюня 1921 года.

I. Историческое введеніе къ докладу Церковной Комиссіи Съѣзда.

Церковь созидала и благословляла ростъ единодержавія — сначала Великаго Княжества Московскаго, а затѣмъ Царскаго — всея Россіи.

Великая созидательная и охранительная сила Православной Церкви для цѣлости и силы Россійской Державы, вновь разительно проявилась въ началѣ XVII столѣтія въ лихолѣтіе смутнаго времени, когда пресѣкся корень стараго Царскаго рода; запустѣлъ престолъ Царскій, Русскія области безнаказанно разбирали сильные сосѣди, въ Московскомъ Кремлѣ царили иноземцы и Россія, раздираемая смутами, потрясенная безвластіемъ, казалось, стояла на краю гибели. Среди мрачныхъ картинъ самозванщины и смутнаго времени, на ряду съ боярскою измѣною и народною разнузданностью, встаютъ передъ нами въ лучезарномъ сіяніи мученичества за родину и вѣру — Патріархъ Московскій Гермогенъ и въ подвигѣ созидательной работы для возстановленія Россіи ставленники великой Лавры Сергіевой, архимандритъ Діонисій, келарь Авраамій Палицынъ и отецъ перваго Царя изъ дома Романовыхъ, Святитель Филаретъ, патріархъ Московскій.

Періодъ патріаршества, продлившійся до начала XVIII столѣтія и совпавшій со временемъ непрерывнаго роста и укрѣпленія Россіи подъ скипетромъ первыхъ двухъ Царей изъ дома Романовыхъ, отмѣченъ однако тоже и прискорбнымъ явленіемъ, которое отразившись глубокою трещиною въ духовномъ сознаніи русскаго народа, донынѣ раздѣляетъ Русскую Православную Церковь на два враждебныхъ лагеря и въ будущемъ ходѣ возсозданія Россіи потребуетъ отъ представителей Православной Церкви и отъ всѣхъ русскихъ людей, которымъ дóроги судьбы отечества и родной Церкви, вдумчиваго отношенія и глубокаго христіанскаго примирительнаго врачеванія, мы имѣемъ въ виду объявившійся со времени патріарха Никона Церковный расколъ, именуемый старообрядчествомъ.

Уже давно несомнѣнно настало время, чтобы безъ гнѣва и преувеличенія оцѣнить этотъ старый Церковный споръ между братьями по вѣрѣ и крови, въ которомъ съ обѣихъ сторонъ проявилось столько ожесточенія и въ которомъ силы борющихся были противопоставлены другъ другу часто въ условіяхъ не убѣжденія, а давящаго гнета.

Если въ области этой Церковной борьбы Православная Церковь можетъ съ благодарностью и благоговѣніемъ вспоминать великаго списателя житій святыхъ, святителя Дмитрія Ростовскаго, боровшагося съ заблужденіями и фанатизмомъ — церковною проповѣдью, печатнымъ словомъ и примѣромъ высокой подвижнической жизни, были, къ сожалѣнію, среди православной іерархіи въ XVII и XVIII столѣтіяхъ и такіе, которые, слабо владѣя мечомъ духовнымъ, полагали, что можно побѣждать расколы и секты понужденіемъ и страхомъ.

Ширина и глубина этого русскаго Церковнаго вопроса столь велики и понынѣ, что при возсозданіи Россіи, когда Господь сподобитъ насъ вновь встать на родную почву подъ сѣнью Монархической власти, русское государственное строительство будетъ призвано остановиться съ глубокимъ вниманіемъ надъ разрѣшеніемъ этихъ задачъ.

Въ началѣ XVIII столѣтія въ судьбахъ самой Православной Церкви произошло существенное измѣненіе, глубоко отразившееся на ея внѣшнемъ строѣ и дѣятельности: мы имѣемъ ввиду упраздненіе Патріаршества Императоромъ Петромъ Первымъ и учрежденіе имъ Святѣйшаго Правительствующаго Сѵнода. Это преобразованіе вывело Русскую Церковь изъ каноническаго единообразія Церковнаго строя остальныхъ восточныхъ Церквей и по внѣшнему виду устройства приблизило ее къ строю Церквей евангелическо-протестантскихъ, въ которыхъ построенное на началахъ соборности іерархическое чиноначаліе — замѣнено безличнымъ началомъ коллегіально-сѵнодальнаго устройства.

Первый Россійскій Императоръ не былъ врагомъ православія и ужъ, конечно не былъ тѣмъ слугою или даже предвѣстникомъ антихриста, какимъ его въ своей трилогіи рисуетъ Мережковскій: достаточно припомнить съ какимъ благоговѣніемъ Петръ относился къ выдающимся іерархамъ своего времени Св. Дмитрію Ростовскому и въ особенности къ Св. Митрофанію Воронежскому, чтобы убѣдиться, что въ его мятежной душѣ всегда оставался уголокъ для любви и вѣры въ отношеніи къ родной Церкви. Но въ своихъ ломаюшихъ преобразовательныхъ порывахъ Петръ Первый думалъ въ лицѣ Патріашества сломить противодѣйствіе своей дѣятельности со стороны старыхъ русскихъ воззрѣній и сдѣлать невозможнымъ повтореніе бывшей при его отцѣ борьбы двухъ «Великихъ Государей» — Царя и Патріарха; ни мало не считаясь съ церковной каноничностью и значеніемъ соборнаго начала, и рѣшилъ произвести преобразованіе церковнаго управленія въ формѣ административнаго коллегіальнаго учрежденія: какъ ранѣе Правительствующій Сенатъ, также однимъ почеркомъ пера былъ созданъ имъ Святѣйшій Правительствующій Сѵнодъ.

Для выполненія этой реформы Петръ нашелъ бойкаго и послушнаго исполнителя въ лицѣ знаменитаго Псковскаго епископа Ѳеофана Прокоповича, котораго, въ противоположность къ строгимъ современнымъ ему іерархамъ южной Кіевской школы, мы, по нашей современной терминологіи, могли бы назвать «Западникомъ». Наше церковное устройство въ своихъ отношеніяхъ къ свѣтской власти не повторило тѣхъ крайностей, которыя мы встрѣчали въ государствахъ съ господствующимъ евангелическо-лютеранскимъ исповѣданіемъ, въ которыхъ монархъ являлся вмѣстѣ съ тѣмъ Главою Церкви.

По нашимъ основнымъ законамъ Императоръ Всероссійскій являлся Верховнымъ покровителемъ и первымъ сыномъ Православной Церкви, воспринимая, вмѣстѣ съ тѣмъ отъ Церкви всенародное поставленіе на царство, установившееся со времени возникновенія Московскаго единодержавія и продолжавшееся до нашихъ дней торжественное вѣнчаніе на царство Россійскихъ Царей и Императоровъ въ Московскомъ Успенскомъ соборѣ, являлось не только величественнымъ чиномъ, но знаменовало собою въ видѣ вторичнаго совершенія надъ Царемъ мѵропомазанія — преподаніе Царямъ русскимъ, высшаго благодатнаго освященія на несеніе труднаго Царскаго подвига. Но если, по структурѣ закона, русскій Царь и не является главою Церкви, тѣмъ не менѣе бывали, конечно, случаи, когда практика жизни шла дальше закона и свѣтская власть вторгалась въ область вопросовъ церковнаго управленія. Мы не будемъ вдаваться здѣсь въ подробное разсмотрѣніе этой стадіи церковнаго управленія сѵнодальнаго періода, дававшее поводъ къ многочисленнымъ и часто несправедливымъ нареканіямъ, скажемъ только, что бывали случаи, когда нежелательно и со вредомъ для достоинства Церкви проявлялось такое вмѣшательство свѣтской власти.

Достаточно припомнить указъ Императрицы Екатерины Второй — 1763 годъ объ отобраніи отъ церквей и монастырей церковнаго имущества: когда это самовластное вмѣшательство вызвало протестъ со стороны престарѣлаго члена Сѵнода митрополита Ростовскаго Арсенія, Императрица повелѣла Сѵноду судить его какъ ослушника Царской власти. Арсеній, низложенный и лишенный сана, скончалъ свои дни въ Ревелѣ въ тюрьмѣ подъ именемъ арестанта «Андрея Вральмана», а Сѵнодъ, безмолвно выполнившій повелѣніе о судѣ надъ несчастнымъ Арсеніемъ, долженъ былъ еще выслушать высокомѣрную отповѣдь Императорскаго указа о приличествующихъ духовному сану безкорыстіи и нестяжательности.

Въ XIX столѣтіи, за независимость сужденій, членовъ Сѵнода, конечно, не ссылали и не сажали въ тюрьмы, но припоминается прискорбное происшествіе, когда въ 1848 г. болѣе не вызывался изъ Москвы для присутствованія въ Святѣйшемъ Сѵнодѣ знаменитый іерархъ, митрополитъ Московскій Филаретъ послѣ проявленнаго имъ разномыслія съ Оберъ-Прокуроромъ Святѣйшаго Сѵнода, графомъ Протасьевымъ: это не мѣшало однако митрополиту Филарету оставаться до конца дней своихъ въ глазахъ Правительства величайшимъ авторитетомъ въ дѣлахъ не только церковнаго, но и свѣтскаго законодательства своего времени. Но если нельзя не отмѣтить эту тѣневую сторону, такъ называемаго сѵнодальнаго періода, то уваженіе къ исторической правдѣ побуждаетъ однако отвергнуть тѣ преувеличенныя нареканія и поверхностныя сужденія, которыя раздавались порою не только со стороны противниковъ Православной Церкви, но и со стороны искреннихъ ревнителей. Намъ припоминается крылатое слово, пущенное въ оборотъ Ѳ. М. Достоевскимъ «Русская Православная Церковь въ параличѣ», съ тѣхъ поръ непрерывно, какъ безспорная аксіома, повторяемая и врагами и друзьями Церкви. Пусть несовершенство всего земного отражалось и на русскомъ церковномъ строѣ, грѣшившемъ по временамъ сухимъ формализмомъ или несоотвѣтственнымъ взаимоотношеніемъ между церковной и свѣтской властью, но отсюда далеко до возможности отрицать благодатное вѣяніе Духа Божія въ Русской Церкви, какъ собраніи вѣрующихъ, возглавяемыхъ преемственно отъ апостоловъ Богоставленною іерархіей.

Не нашему слабому слову да будетъ дано вставать на защиту нашей Православной Церкви, пусть говорятъ сами за себя воспоминанія и образы ея судебъ и дѣятелей въ XVIII и XIX столѣтіяхъ.

Припомнимъ только тѣхъ святителей и боговдохновенныхъ дѣятелей, которые въ эти два минувшіе вѣка просіяли въ оградѣ Русской Православной Церкви на самыхъ разнообразныхъ поприщахъ: на поприщѣ богословія и проповѣданія — Св. Дмитрій Ростовскій, Св. Тихонъ Задонской, Св. Митрофанъ Воронежскій и въ XIX столѣтіи два преемственно возсѣдавшіе на Московскомъ Святительскомъ Престолѣ Митрополитъ Платонъ и Митрополитъ Филаретъ; знаменитый церковный проповѣдникъ Иннокентій Херсонскій; историки Русской Церкви: Филаретъ, Архіепископъ Черниговскій и Митрополитъ Московскій Макарій, а на ряду съ нимъ и по кончинѣ своей живые въ сознаніи народномъ яркимъ свѣтомъ праведной, святой жизни — преподобный Серафимъ, Саровскій Чудотворецъ, Святитель Ѳеофанъ Вышенскій, столь же великій своимъ учительскимъ словомъ, какъ и своей праведной жизнью, и наконецъ недавно почившій великій молитвенникъ земли Русской Іоаннъ Сергіевъ (Кронштадтскій). Мы назвали только крупнѣйшія имена, сіяющія на церковномъ небосклонѣ какъ звѣзды первой величины, но развѣ около и вокругъ нихъ не выступаютъ какъ и въ звѣздномъ небѣ передъ внимательнымъ мысленнымъ взоромъ безконечныя сонмы свѣтлыхъ самоотверженныхъ дѣятелей, жизнью и трудами которыхъ Церковь созидалась, укрѣплялась и украшалась. И про такую Церковь можно говорить, что она, въ параличѣ? Нѣтъ, благодареніе Богу, про Православную Церковь можно поистинѣ сказать, что она и поднесь и остается «Столпомъ и утвержденіемъ истины».

Съ 1917 года сѵнодальный періодъ окончилъ свое существованіе: «Россійская Церковь» вновь возглавляется патріархомъ Московскимъ и всея Россіи и возстановлено Соборное начало въ управленіи церковномъ и этимъ даромъ возстановленія древняго, каноническаго строя Русская Церковь и русскій народъ, наряду съ работою церковнаго самосознанія, обязаны во многомъ и державнымъ заботамъ и попеченію о благѣ Церкви, приснопамятнаго Государя Николая Александровича, ибо всѣ основы сего церковнаго преобразованія разработаны еще въ 1906-1908 годахъ на началахъ одобренныхъ съ высоты Престола. Съ тѣхъ поръ Православная Церковь прошла черезъ ужасныя испытанія и гоненія со стороны дьявола и слугъ его, приближающія ее къ временамъ первыхъ трехъ вѣковъ христіанства. И какъ тогда, такъ и теперь сила вѣры и незыблемости Церкви Христовой засвидѣтельствованы цѣлымъ сонмомъ мучениковъ, умерщвленныхъ правительствомъ Совѣтской Россіи.

Эти мученники, имена которыхъ по всѣмъ епархіямъ Россіи считаютъ тысячами, возглавляются сонмомъ епископовъ и во главѣ ихъ стоитъ приснопамятный святитель Митрополитъ Владиміръ, бывшій преемственно дóрогъ и близокъ всѣмъ тремъ столицамъ — Москвѣ, Петрограду и Кіеву.

Умолкли разстрѣлянные совѣтскими безбожниками и палачами церковные проповѣдники нашего времени, настоятель Московскаго Покровскаго Собора (Василія Блаженнаго) протоіерей Іоаннъ Восторговъ, настоятель Казанскаго собора въ Петроградѣ протоіерей Философъ Орнатскій и ключарь Московскаго храма Христа Спасителя протоіерей Александръ Хотовицкій.

Но торжествуя надъ всѣми этими ужасами, какъ до насъ доходятъ радостныя вѣсти, въ несчастной, измученной Россіи благочестіе растетъ, храмы полны и по улицамъ Петрограда шествуютъ многолюдные величественные крестные ходы, внушающіе невольное уваженіе даже заклятымъ врагамъ нашей Церкви.

Преклоняясь съ любовью и благоговѣніемъ передъ судьбами многострадальной Православной Церкви, отдадимъ себѣ ясный отчетъ въ томъ, что среди развалинъ покрывающихъ Россію, Церковь, по милости Божіей мужественно выноситъ напоръ «Вратъ адовыхъ» и въ наши ужасные дни общаго, повидимому, распада и разложенія, являетъ собою то, что пока осталось единственно отъ прежней Россіи; Церковь пребываетъ символомъ ея единства, вокругъ котораго, вѣримъ, суждено въ лучшіе грядущіе дни возсоздаться могуществу и единству Россіи.

Источникъ: «Двуглавый Орелъ». Органъ монархической мысли. — Девятый выпускъ. 1 (14) Іюня 1921. — Берлинъ: Типографія «Нейе Цейтъ», 1921. — С. 10-15.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.