Церковный календарь
Новости


2017-06-29 / russportal
"Страшный Судъ". Бесѣда святителя Іоанна (Максимовича), архіеп. Шанхайскаго (1996)
2017-06-29 / russportal
Слово въ день прославленія свт. Іоанна Шанхайскаго, произн. въ Вильмуассонѣ (1994)
2017-06-29 / russportal
Слово въ день прославленія свт. Іоанна Шанхайскаго, произн. въ Парижѣ (1994)
2017-06-29 / russportal
Торжество прославленія и краткое житіе святителя Іоанна Шанхайскаго (1994)
2017-06-28 / russportal
Манифестъ о милостяхъ по случаю бракосоч. Имп. Николая Александровича (1894)
2017-06-28 / russportal
Манифестъ о бракосоч. Имп. Николая II съ Вел. Кн. Александрой Ѳеодоровной (1894)
2017-06-28 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. «Новыя грозныя слова». Слово 22-е (1908)
2017-06-28 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. «Новыя грозныя слова». Слово 21-е (1908)
2017-06-27 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 1-я. Глава 12-я (1943)
2017-06-27 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 1-я. Глава 11-я (1943)
2017-06-27 / russportal
"Книга Русской Скорби". Выпускъ 1-й: Вел. Кн. Сергій Александровичъ (1908)
2017-06-27 / russportal
"Книга Русской Скорби". Выпускъ 1-й: Государь Имп. Александръ II (1908)
2017-06-27 / russportal
Высочайшій Манифестъ о введеніи всеобщей воинской повинности (1874)
2017-06-27 / russportal
Высочайшій Манифестъ о прекращеніи Восточной (Крымской) войны (1856)
2017-06-27 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. На слова: "вонми себѣ", 12 главъ (1895)
2017-06-27 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О добродѣтели, 10 главъ (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 29 iюня 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.

Періодическія изданія Русскаго Зарубежья

«Двуглавый Орелъ» (1920-1922, 1926-1931 гг.)

«Двуглавый Орелъ» (L’Aigle Russe), русскій монархическій журналъ въ эмиграціи. Выходилъ въ Берлинѣ и Парижѣ въ 1920-1922 (вып. 1-31) и 1926-1931 (№ 1-42). Издавался Высшимъ Монархическимъ Совѣтомъ подъ рук. Н. Е. Маркова. Отстаивалъ національные интересы русскаго народа, выступалъ противъ іудейской и масонской идеологіи. Подзаголовки: «Органъ монархической мысли» (1920-1922); «Вѣстникъ Высшаго Монархическаго Совѣта» (1926-1931). Среди авторовъ: Вел. Кн. Александръ Михайловичъ, Вел. Кн. Дмитрій Павловичъ, Вел. Кн. Кириллъ Владиміровичъ, митрополитъ Антоній (Храповицкій), архимандритъ Виталій (Максименко), архіепископъ Серафимъ (Соболевъ), С. И. Граббе, Е. И. Махароблидзе, Г. В. Немировичъ-Данченко, Д. Д. Оболенскій, Н. Д. Тальбергъ и др.

«Двуглавый Орелъ»

«ДВУГЛАВЫЙ ОРЕЛЪ».
Органъ монархической мысли.

Девятый выпускъ. — 1 (14) Іюня 1921 года.

Причины неудачъ бѣлыхъ выступленій.

Одни видятъ эти причины въ реакціонномъ направленіи политики бѣлыхъ вождей, другіе въ стихійномъ стремленіи массъ русскаго народа въ сторону крайняго соціализма.

Какъ тѣ, такъ и другіе одинаково неправы.

Если вникнуть въ суть политики Омскаго Правительства, Южно-Русскаго и Крымскаго, то прежде всего бросится въ глаза общая имъ всѣмъ новизна проводимыхъ идей и методовъ управленія, не находящихся ни въ какой логической связи съ принципами и методами созданными всей исторіей народа, а поэтому ему непонятными и чуждыми.

При началѣ каждаго бѣлаго выступленія на призывъ новаго вождя горячо откликались широкія народныя массы. Жертвуя послѣднимъ достояніемъ, шелъ народъ въ ряды арміи, подъ сѣнь родного національнаго флага.

Молодая армія въ первыхъ бояхъ выказывала примѣрную стойкость яркимъ пламенемъ вспыхивали проявленія вѣчной Русской доблести, но скоро потухали. Столь быстрый порывъ народной души, создавшій армію, въ самомъ непродолжительномъ времени пропадалъ, гасъ духъ воинскій, съ нимъ пропадала и сила. Армія разлагалась и міровое еврейство одерживало руками красной арміи еще одну побѣду.

Главной причиной такого явленія, общей всѣмъ бѣлымъ выступленіямъ была та, что за провозглашаемымъ въ началѣ борьбы національнымъ лозунгомъ не слѣдовало твердаго и явнаго проведенія его въ жизни. Наоборотъ, всѣ изъ существовавшихъ бѣлыхъ правительствъ ставили себѣ цѣлью защищать «завоеванія февральской революціи» и создать какой-то новый строй, народу неизвѣстный и не имѣющій рѣшительно никакихъ основаній во всей его прошлой многовѣковой исторіи.

Русскій народъ, привлеченный привычной и дорогой ему національной идеей, шелъ на призывъ вождя. Армія росла, но всѣ послѣдующіи деклараціи и мѣропріятія правительства шли въ разрѣзъ съ національной идеей и выливались въ новыя, непривычныя и нерусскія формы. Такіе правительства поддержки въ народѣ получить не могли. За туманные непровѣренные въ жизни лозунги умирать отказывались и столь быстро созданная армія еще быстрѣе таяла, а за ней погибало и все дѣло.

Наши бѣлые генералы и ихъ правительства, дѣлая святое дѣло спасенія родины, забыли, что только тѣ націи счастливы, правительства которыхъ ведутъ народъ по пути естественной эволюціи именно его, а не болѣе культурнаго или богатаго сосѣда. Только то правительство, которое въ своихъ дѣйствіяхъ основывается на національномъ правѣ, которое есть результатъ многовѣкового народнаго творчества, — имѣетъ въ сознаніи народномъ смыслъ и право быть.

Всѣ мѣропріятія властей влекущія народъ въ сторону отъ его исторической дороги или стремящіеся чрезмѣрно ускорить его движеніе по пути «культуры и прогресса», всегда разбивались, разбиваются и будутъ разбиваться о національный смыслъ и чувство народной массы.

Первой и главнѣйшей задачей правительства является глубокое познаніе своего народа, его стремленій и чаяній, такъ какъ только тогда, среди всеобщаго крика и революціоннаго гама, онъ сможетъ уловить истинный гласъ народа, и вести народъ по пути его національнаго хотѣнія.

Для того, чтобы знать и понимать свой народъ, недостаточно прочитать много толстыхъ и умныхъ книгъ, еще менѣе достаточно выслушивать требованія толпы, манифестирующей по улицамъ столицы и изучать ея психологію, какъ это дѣлалось въ Омскѣ и другихъ городахъ Сибири.

Народъ и толпа — ничего нельзя найти болѣе противоположнаго, чѣмъ эти два понятія, а ихъ увы, часто путаютъ, принимая голосъ народный, всегда звучащій государственной мудростью, отъ вопля толпы, всегда чувственной и неразумной, влекомой низкими инстинктами. Отъ этой роковой ошибки больше всего страдаетъ престижъ правительства, такъ какъ толпа легко успокаивается уступками и поблажками ея низменнымъ стремленіямъ, а народъ никогда этихъ «авансовъ» власти не прощаетъ, считая ихъ слабостью, и отъ такого правительства презрительно отворачивается.

Позвольте мнѣ, какъ участнику бѣлаго движенія, возглавляемаго адмираломъ Колчакомъ, нѣсколько подробнѣе остановиться на исторіи этого движенія и причинахъ, приведшихъ къ Сибирской катастрофѣ.

Причины паденія Омскаго правительства.

По наступленіи нѣкотораго успокоенія послѣ періода революціоннаго угара у большинства обманутыхъ, осмѣянныхъ и ограбленныхъ массъ появилось сознаніе необходимости твердой и организованной власти, которое вылилось въ требованіе военной диктатуры.

Болѣе правые элементы изъ среды политическихъ дѣятелей это учли [...] [1] и въ августѣ 1918 года на Уфимскомъ Государственномъ Совѣщаніи, гдѣ произошла борьба ихъ съ лѣвыми, отрицавшими Военную Диктатуру вовсе.

Результатъ оказался обычнымъ: польза страны была принесена въ жертву партійнымъ интересамъ. Обѣ стороны пошли на компромиссъ, одинаково неугодный, какъ тѣмъ, такъ и другимъ и явно вредный для Государства. Была избрана Пентархія, т. е. Коллективная Диктатура во главѣ съ генераломъ Болдаревымъ, нынѣ командующимъ войсками Красной Арміи во Владивостокѣ, а тогда умѣреннымъ соціалистомъ.

Подъ давленіемъ насѣдающихъ красныхъ армій (съ которыми распропагандированные Чехи отказались драться) Пентархія была принуждена переѣхать въ Омскъ.

Наиболѣе русскіе и государственно-чувствующіе элементы, а именно казаки съ лучшей частью офицерства во главѣ, поняли всю безсмысленность построенія и слабость новой власти и чувствуя опору въ проснувшемся сознаніи народномъ, сгруппировались вокругъ адмирала Колчака, ожидая отъ него столь жаждуемую твердую власть, облеченную въ форму единоличной Диктатуры.

Переворотъ совершился. Адмиралъ Колчакъ принялъ власть, но съ перваго шага допустилъ рововую ошибку: принявъ власть отъ Совѣта Министровъ, онъ сохранилъ его почти въ прежнемъ составѣ и сталъ считать себя обязаннымъ править въ единеніи съ нимъ — т. е. ограничилъ свою власть и допустилъ въ новой формѣ, но ту-же ея коллективность и партійность.

На первомъ докладѣ послѣ принятія мною Политическаго Отдѣла Штаба Верховнаго Главнокомандующаго, Верховный Правитель, объясняя структуру новой власти, между прочимъ сказалъ: «помните что я не диктаторъ, а конституціонный диктаторъ и демократъ», — такое положеніе шло прямо въ разрѣзъ съ ожиданіями государственно-настроеннаго народа.

Для упроченія власти была принята система искусственной ея популяризаціи среди «крестьянъ и рабочихъ» для чего высказывалась ея мягкость и «демократичность», вмѣсто твердости и національнаго начала, въ необходимости которыхъ народъ уже пришелъ. Въ Омскѣ десятками тысячъ стали издаваться политическія брошюры, возванія и прокламаціи для распространенія среди населенія и войскъ. Не входя въ оцѣнку этихъ изданій, нельзя не отмѣтить, что всѣ они страдали общимъ имъ всѣмъ принципіальнымъ недостаткомъ.

Составители ихъ забыли, что тысячалѣтняя мощь Россіи основывалась на: Вѣрѣ, преданности Царю и любви къ Отечеству, т. е. на принципахъ этическихъ, а не принципахъ брюха и выгоды, играя на которыхъ Омскъ думалъ покорить сердца массъ Русскаго народа.

Такая игра только разжигала низменные инстинкты и не давала проснуться народной совѣсти, т. е. «вспомнить Бога» и «житъ по Божески».

Мѣропріятія Правительства носили отпечатокъ чего-то неяснаго и неискренняго. Происходило это отъ того, что соціалисты, поддержанные иностранцами и евреями запугивали Правительство, обвиняя его въ «реакціонности» и «приверженности къ старому режиму». Съ ихъ стороны это былъ политическій ходъ, вполнѣ себя оправдавшій, т. к. Омское Правительство въ такихъ случаяхъ пугалось и рѣзко поворачивало курсъ политики влѣво, что принималось народомъ какъ слабость власти, отчего авторитетъ ея все падалъ и падалъ.

Колебаніямъ и отсутствію опредѣленнаго направленія въ политикѣ способствовали Представители Иностранныхъ Державъ, которые всѣ безъ исключенія до конца совершенно не разбирались въ Русскомъ вопросѣ. Вмѣшиваясь во всѣ мелочи внутренней политики и управленія арміями, представители иностранныхъ Державъ слушали лишь соціалистовъ и совершенно игнорировали мнѣніе другихъ дѣятелей. Такъ напримѣръ: земельный вопросъ, который на мѣстахъ вовсе не поднимался, былъ возбужденъ подъ вліяніемъ соціалистовъ въ центрѣ и разрѣшенъ «Земельной Деклараціей», которая признала грабителей и захватчиковъ частно-владѣльческой земли «законными арендаторами». Такая уступка партійному соціализму, поправшая священное въ народномъ сознаніи право собственности, достигла обратныхъ результатовъ, оттолкнувъ отъ Правительства состоятельное земельное крестьянство, которое стало неувѣренно въ твердости своего права собственности, она не привлекла въ себѣ и голыдьбы, которая продолжала льнуть къ большевикамъ, что ей было выгоднѣе.

Частная предпріимчивость въ торговлѣ была подъ вліяніемъ лѣвыхъ теченій совершенно задушена путемъ многомилліонныхъ правительственныхъ субсидій кооперативамъ, съ которыми поэтому частныя предпріятія конкурировать не могли. Весь кооперативный аппаратъ былъ захваченъ соціалистами всѣхъ оттѣнковъ до скрытыхъ большевиковъ включительно, которые сейчасъ же использовали его для партійныхъ цѣлей. Почти во всѣхъ кооперативахъ были организованы т. н. Неторговые Отдѣлы, занимающіеся духовнымъ и культурнымъ развитіемъ своихъ членовъ. Эти отдѣлы издавали на территоріи Сибири 53 газеты и журнала; всѣ безъ исключенія — соціалистическаго и антигосударственнаго характера. Кооперативы не прекращали связи съ Московскимъ Народнымъ Банкомъ и со своими отдѣленіями въ Совѣтской Россіи. Съ точки зрѣнія торговой эти учрежденія занимались операціями, совершенно не предусмотрѣнными ихъ уставами, спекулируя и роняя стоимость рубля.

Неоднократныя попытки Верховнаго Правителя назначить Сенаторскую Ревизію и тѣмъ обуздать кооперативы, всегда разбивались объ оппозицію Совѣта Министровъ, почти поголовно заинтересованныхъ въ кооперативахъ лично, а также иностранцевъ и евреевъ.

Своимъ назойливымъ вмѣшательствомъ и отсутствіемъ реальной помощи, Иностранныя Миссіи возбудили всеобщую ненависть къ себѣ народа, который желалъ избавленія отъ ига иностранцевъ пожалуй больше, чѣмъ отъ ига красныхъ.

Насколько я знаю, какъ въ Омскѣ, такъ и въ Екатеринодарѣ, въ Новороссійскѣ и Крыму доминирующую роль играли квази-дружественные вліянія союзниковъ. Какъ въ Омскѣ, такъ и въ Севастополѣ имъ вѣрили, слушались ихъ совѣтовъ и наконецъ попадали въ кабалу дружеской союзной миссіи графа Мартеля, полковника Бюкеншюца и Пѣшкова, отчего и гибли. Адмиралъ Колчакъ былъ преданъ большевикамъ чехами по приказу, подписанному генераломъ французской службы Жаненомъ, генералъ Брангель почти арестованъ и его армія предана большевикамъ по приказу генерала французской службы. Въ частности въ Сибири принесли огромный вредъ американскія общественныя организаціи, которыя вопреки лояльности отношенія своего правительства, объединили и субсидировали еврейскія силы и защищая ихъ подъ своимъ національнымъ флагомъ дали возможность творить свойственное имъ дѣло растленія нарождающейся государственности.

Кооперативы были переполнены евреями, печать оказалась полностью въ ихъ рукахъ. Вся Сибирь покрылась сѣтью организаціи Y.M.C.A., состоящей почти исключительно изъ американскихъ и русскихъ евреевъ, снабженныхъ громадными денежными средствами и ведущими дѣятельную соціалистическую, сіонистскую, антиправительственную пропаганду въ самой толщѣ войскъ и населенія.

Тотъ-же союзъ, имѣя свои отдѣленія въ Совѣтской Россіи, съ ними сносился черезъ фронтъ, причемъ часто его агенты его оказывались военными шпіонами и почти всегда — экономическими.

Армія чувствовала зыбкость и непрочность своего тыла и несмотря на громадное число приказовъ, возваній, прокламацій и политическихъ брошюръ, не понимала, за что, собственно, она сражается. Воззванія твердили: «Вся власть трудовому народу», «За Учредительное Собраніе», «За Единую Великую Россію», «Солдаты, вы первые получите землю», «Ваши семьи будутъ обезпечены казной» и т. д. Солдаты соображали: Тамъ, у красныхъ, земля уже отдана трудовому народу, солдаты уже обезпечены, ихъ семьи такъ-же. — Оставалось сражаться за туманные, ничего не говорящіе лозунги «Учредительнаго Собранія», «Единой Великой Россіи». Солдаты сравнивали прокламаціи, сбрасываемыя съ красныхъ аэроплановъ, съ тѣми, которыя имъ раздавало начальство, и недоумѣвали, не находя между ними почти никакой разницы.

Все это происходило отъ того, что желая побѣдить большевиковъ въ яркости и заманчивости лозунговъ, Омское Правительство старалось въ той же плоскости, что и большевики, играя на низменныхъ инстинктахъ выгоды, приращенія матеріальныхъ благъ и послабленіяхъ, т. е. въ той плоскости, гдѣ большевики непобѣдимы, потому что ярче большевистскихъ, — грабь, рѣжь, кради, насилуй, — ничего придумать нельзя.

Вмѣсто того, чтобы противопоставить чудовищнымъ принципамъ большевистскаго матеріалізма историческія основы Русскаго духа и Православной этики, облеченныхъ въ форму права и законности, Омскъ вдохновлялъ свою Армію подачками и обѣщаніями выгодъ, каковыя приходилось все увеличивать и увеличивать и тѣмъ самымъ все ближе и ближе подходить къ обѣщаніямъ большевиковъ. Яркимъ примѣромъ прочности духа арміи, воспитанной на «выгодѣ», является случай, когда уничтоженіе керенокъ вызвало значительное ослабленіе наступательной способности арміи. Оказалось, что солдатамъ доставались иногда очень большія суммы денегъ, снимаемыя съ убитыхъ или плѣнныхъ красноармейцевъ и что уничтоженіе керенокъ сильно уменьшило этотъ доходъ.

Ослѣпленные «выгодой» и не имѣя болѣе высокихъ стимуловъ, солдаты просто перестали драться.

Духовно-религіозныя начала были забыты вовсе, о нихъ вспомнили уже подъ конецъ, начавъ формированіе крестовыхъ дружинъ. Съ самаго начала дѣло было скомпрометировано приказомъ съ призывомъ бороться съ большевиками во имя «Христа и Магомета», съ цѣлью, вѣроятно, однимъ приказомъ вдохновить заодно ужъ и магометанъ.

Я не былъ ни участникомъ, ни свидѣтелемъ другихъ бѣлыхъ выступленій, но общеизвѣстные факты ихъ исторіи мнѣ доказываютъ полную тождественность ихъ возникновеній, бытія и причинъ гибели съ трагедіей Омска, а на основаніи всего вышеизложеннаго причины паденія Омскаго Правительства сводятся къ слѣдующему:

1. Появленіе Адмирала Колчака, окруженнаго иностранными миссіями и открытое заявленіе союзниковъ, что онъ поставленъ ими, лишило его въ глазахъ народа ореола національнаго героя и придало характеръ агента «ненавистныхъ иностранцевъ, грабящихъ Россійское достояніе».

2. Конструкція власти была совершенно не свойствена историческимъ обычаямъ народа, была ему чужда и непонятна.

3. Правительство состояло изъ людей партійныхъ, плохо знающихъ народъ и никогда ранѣе не занимавшихся вопросами управленія имъ.

4. Велѣнія власти носили характеръ неувѣренности, слабости и уступчивости, чего народъ, изстрадавшійся по твердой національной власти, простить не могъ.

5. Въ основаніи всѣхъ дѣйствій правительства лежало желаніе все еще спасать «завоеванія революціи» вмѣсто категорическаго признанія, что революція сама и всѣ ея завоеванія — зло.

6. Попраніе основъ государственности — справедливости и національнаго достоинства (право собственности).

7. Отсутствіе религіозности и церковности власти, — ибо народъ не понимаетъ власти, дѣйствующей не въ единеніи съ Церковью, безъ ея благословенія и не защищающей ее отъ «жидовъ», оскверняющихъ храмы, надругивающихся надъ Святыми Иконами и умучивающихъ епископовъ и священниковъ.

8. Неизвѣстность отношенія власти къ мученической кончинѣ за Вѣру и Родину Государя Императора и Его Семьи, въ глазахъ народа мученика и праведника «умученнаго жидами».

Выводъ:

Омскій періодъ Русской Исторіи лишній разъ доказалъ, что въ Россіи могутъ быть только два политическихъ строя:

1) Пугачевщина или современный большевизмъ,

2) Самодержавіе монарха, окруженнаго совѣтчиками изъ народа, т. е. Государевой Думой съ законо-совѣщательными функціями.

Мнѣ могутъ возразить, что способъ управленія исторически присущій русскому народу, русскому духу не могли быть примѣнены въ то время, когда вся страна находилась въ объятіяхъ раздирающей ее анархіи и что для ея успокоенія требовались особая структура власти и методы управленія.

Это вѣрно. — Диктатура строй временный, ея задача побѣдить «антирусскіе» теченія и привести страну къ постоянному образу правленія, но несмотря на свой временный характеръ диктатура доститнетъ цѣли, только слѣдуя по тому же національному пути, понятному и родному каждому русскому, по пути, освѣщенному яркимъ свѣтомъ историческихъ русскихъ маяковъ, которые суть: Богъ, Царь, Родина.

Вотъ тѣ лозунги, которые сильнѣе большевистскихъ, такъ какъ они суть начала національныя и этическія, оправдавшія себя на дѣлѣ, создавъ великую державу Россійскую.

Побѣдитъ большевиковъ и успокоитъ страну, то правительство, которое пойметъ, что принципами національными и этическими тысячелѣтіе создавала свое величіе Россія и что тѣми же соціалистическими лозунгами, но по приличнѣе и потускнѣе большевиковъ не побѣдить.

Надо забыть о всѣхъ такъ называемыхъ «завоеваніяхъ революціи» и начертать на нашихъ знаменахъ:

За Вѣру, Царя и Отечество!

Эти лозунги вколыхнутъ народную душу, за такимъ знаменемъ русскій народъ пойдетъ.

Сергѣй Толстой-Милославскій.       

Примѣчаніе:
[1] Недостаетъ строки. (Прим. — А. К.)

Источникъ: «Двуглавый Орелъ». Органъ монархической мысли. — Девятый выпускъ. 1 (14) Іюня 1921. — Берлинъ: Типографія «Нейе Цейтъ», 1921. — С. 40-46.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.