Церковный календарь
Новости


2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 10-я (1932)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Главы 8-9 (1932)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Да здравствуетъ Самодержавіе!" (1907)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Къ честнымъ сынамъ Россіи" (1907)
2017-11-22 / russportal
Н. Д. Тальбергъ. "Исторія Русской Церкви". Церковное управленіе (1959)
2017-11-22 / russportal
Л. Д. Перепелкина. Градъ Китежъ или самая умышленная страна? (2005)
2017-11-21 / russportal
Программа и уставъ "Русскаго Народн. Союза им. Михаила Архангела" (1909)
2017-11-21 / russportal
Уставъ "Союза Русскаго Народа" (1906)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (6-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (5-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (4-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (3-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Будемъ ли мы, наконецъ, каяться? (1975)
2017-11-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Готовимся ли мы къ Великому посту? (1975)
2017-11-20 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Мысли о конницѣ (1933)
2017-11-20 / russportal
Генералъ П. Н. Красновъ. Сибирскіе казаки (1934)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 23 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ПРАВОСЛАВНАЯ ЖИЗНЬ».
Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь».

№ 8. – Август 1963 года.

ВЛАДИМІРСКОЕ ПОСЛАНІЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕННѢЙШАГО МИТРОПОЛИТА АНАСТАСІЯ [1].

«Каждая страна, городъ и народъ чтутъ и славятъ своихъ наставниковъ, которые научили ихъ православной вѣрѣ. Прославимъ и мы по силѣ нашей, хотя малыми похвалами, совершившаго великія и чудныя дѣла нашего учителя и наставника великаго Кагана земли нашей Владиміра».

Эти достопамятныя слова Кіевскаго митрополита Иларіона невольно возникаютъ передъ нами вновь изъ глубины вѣковъ въ настоящемъ юбилейномъ году, знаменующемъ 950-лѣтнюю годовщину крещенія Руси. Просвѣтитель нашъ Св. Князь Владиміръ совершилъ подлинно равноапостольское дѣло, выведши свой народъ изъ тьмы язычества и озаривши его Свѣтомъ Христовымъ, заимствованнымъ имъ изъ древней Византіи. Значеніе этого великаго и славнаго событія поистинѣ неизмѣримо не только для нашего отечества, но и для всего міра. Углубляясь въ него, мы невольно чувствуемъ и какъ бы осязаемъ руку Провидѣнія, управляющаго судьбами человѣчества. Если бы чувственный язычникъ Владиміръ прельстился ученіемъ Ислама, столь потворствующаго человѣческой плоти, то, благодаря положенію, занимаемому Россіей на Востокѣ Европы, Западной Европѣ постоянно угрожалъ бы натискъ фанатическаго мусульманства. Исторія всей христіанской Церкви, а съ нею и всего міра за минувшее тысячелѣтіе могла пойти по совершенно иному направленію и въ томъ случаѣ, если бы не греческій вѣропроповѣдникъ, а римскіе миссіонеры овладѣли сердцемъ Владиміра, когда онъ захотѣлъ оставить языческое суевѣріе своихъ отцовъ, чтобы замѣнить его новой болѣе совершенной религіей. Поистинѣ, онъ не отъ человѣкъ «званіе пріялъ», а отъ Самого Бога, указавшаго ему чистый и неповреждепный источникъ къ свѣту людямъ, сѣдящимъ во тьмѣ и сѣни смертной, если они искреннимъ сердцемъ ищутъ истины.

Спасительный страхъ, овладѣвшій сердцемъ князя Владиміра при видѣ картины Страшнаго Суда, развернутой передъ его взоромъ греческимъ философомъ-проповѣдникомъ, былъ для него «началомъ премудрости», первымъ сѣменемъ православія, которое онъ воспринялъ въ свое сердце. Но особенно ярко засіялъ для него свѣтъ съ Востока послѣ того, какъ къ нему возвратились его послы изъ Константинополя, трепещущіе духовнымъ восторгомъ отъ дивной небесной красоты, которую они созерцали во время богослуже/с. 14/нія въ храмѣ Св. Софіи, узрѣвши въ ней какъ бы откровеніе славы Божіей, подобно ученикамъ Христовымъ на Ѳаворѣ. Эта красота плѣнила сердце Владиміра и навсегда покорила его Христу. Сдѣлавшись христіаниномъ ранѣе своего народа, онъ не только сталъ крестителемъ послѣдняго, но и его воспріемникомъ изъ купели, утвердившимъ его въ истинахъ Евангелія.

Духовное обновленіе, какое произвела въ немъ благодать крещенія, повторилось потомъ и надъ всѣмъ русскимъ народомъ.

Сочетавшись со Христомъ, дѣвственная еще русская душа быстро расцвѣла, украсившись, какъ невѣста, духовною красотою. Вкусивши сладкаго, она не захотѣла уже горькаго и ей стали скучны пѣсни земли: ея тоскующій взоръ обратился къ небу, и она стала странницей на землѣ, взыскующей грядущаго града. По образу послѣдняго она стала устроять и свой земной градъ.

Православная вѣра, подобно евангельской закваскѣ, постепенно проникла въ самую глубину ея жизни и быта.

Неизгладимою печатью легла она на весь духовный и даже внѣшній обликъ русскаго народа, придавъ ему благообразную мягкость и кротость и навсегда опредѣливъ его національный характеръ съ его широтою и свободою духа.

Златыми нитями вплелся духъ православія во всю сложную ткань нашей духовной культуры, которая вся выросла изъ церковной почвы. Онъ просіялъ и въ лучезарныхъ ликахъ нашихъ, подвижниковъ, и въ благолѣпіи святыни, окружающей образъ нашихъ древнихъ святителей, и въ проникновенной красотѣ нашихъ древнихъ иконъ, написанныхъ по образу небесныхъ видѣній, и въ цѣломудренномъ величіи умилительныхъ древнихъ напѣвовъ, и въ чудной, устремляющейся къ небесамъ симфоніи архитектурныхъ линій и красокъ въ храмѣ св. Василія Блаженнаго въ Москвѣ. Благодать и истина Православія оживотворили и одухотворили весь нашъ государственный строй, преобразовавъ его языческую природу по духу Евангелія Христова, дабы черезъ него утверждалась правда и созидалось Царство Божіе на землѣ. Въ соотвѣтствіи съ такимъ взглядомъ на государство и глава его, православный Государь, получилъ особое призваніе быть защитникомъ и покровителемъ Церкви и вмѣстѣ подвижникомъ своего высокаго долга, обязывающаго его творить судъ и правду Божію на землѣ и полагать душу свою за врученныхъ ему людей; его служеніе получало особенное благословеніе и освященіе Церкви въ чинѣ священнаго мѵропомазанія.

Исторія оправдала жизненность и силу того религіознаго начала, какое было заложено въ самую сердцевину нашей государственности со временъ Святого Владиміра.

Русь, захотѣвшая прежде всего быть святою, стала и великой. Подобно многовѣтвистому дереву она распространила свою сѣнь на /с. 15/ шестую часть міра, пріобщивъ къ себѣ и усвоивъ множество народностей, слившихся съ нею въ одинъ мощный организмъ. Ничто другое, какъ Церковь, стала олицетвореніемъ и сѵмволомъ единства Русской земли, охранявшимъ ее отъ распаденія на части въ дни великихъ историческихъ испытаній.

Церковь, какъ мать, согрѣвала своею любовью и своими молитвами страждущія русскія сердца въ дни лютаго татарскаго ига, спасая ихъ отъ унынія и отчаянія и отъ соблазна мусульманства.

Немеркнущій свѣтъ Православія озарялъ мрачные и скорбные дни Русскаго народа во время первой смуты, помрачившей здравый смыслъ русскихъ людей и превратившей Русскую землю въ царство раздѣлившееся на ся. Наша Церковь поистинѣ совершила чудо, возстановивъ послѣ этого нашу Родину изъ развалинъ и вдохнувъ въ нее снова душу живу. Русь оставалась могущественной и непоколебимой во все время, пока прочно утверждалась на камнѣ своихъ исконныхъ православныхъ завѣтовъ, оставленныхъ ей въ наслѣдіе Св. Равноапостольнымъ Княземъ Владиміромъ. Она стала шататься лишь съ тѣхъ поръ, какъ начала расточать его драгоцѣнный бисеръ, подмѣнивъ его другими обманчивыми и чуждыми ей цѣнностями.

Русскій народъ понималъ своимъ внутреннимъ чувствомъ, насколько для него опасны соблазны инородныхъ ему иноземныхъ путей жизни, и если уклонялся иногда, на нихъ, то снова потомъ стремился возвратиться въ Домъ Отчій, взирая, какъ на спасительный компасъ, на православный крестъ, вѣнчавшій нашу Отечественную Храмину.

Св. Просвѣтитель Руси видимо бодрствовалъ надъ своимъ удѣломъ, покрывая его своими молитвами въ самые тяжкіе дни его историческаго бытія до тѣхъ поръ, пока Русь въ порывѣ безумія не отреклась отъ него и вмѣстѣ отъ самой себя, отъ самыхъ обѣтовъ своего крещенія, обольщенная ядовитою приманкою большевицкаго соблазна. Прикоснувшись къ запретному плоду, она поражена была духовной смертью.

Прежде чѣмъ область тьмы окутала нашу землю. Святая Русь дала свой послѣдній яркій отблескъ въ лицѣ великаго нашего подвижника Преподобнаго Серафима.

Кроткій, благостный, благолѣпный, благовѣствующій всѣмъ миръ и любовь, излучавшуюся изъ его поющаго гармоническаго сердца, весь какъ бы опаленный серафимовскою любовію къ Богу и весь просвѣтленный лучами Его воскресенія, истинный другъ и печальникъ Русскаго народа и свѣтлая похвала Русской Церкви, — онъ явилъ въ себѣ наиболѣе полное и совершенное воплощеніе лика Святой Руси, воспитавшей цѣлые сонмы подобныхъ угодниковъ Божіихъ. Промыслу Божію угодно было, чтобы онъ засіялъ на нашемъ церковномъ небосклонѣ небесною славою не прежде, какъ /с. 16/ стали раздаваться первые удары грома, предвѣщавшіе послѣдующія великія потрясенія.

Въ это же время на церковной свѣщницѣ ярко горѣлъ и свѣтилъ другой великій избранникъ Божій о. Іоаннъ Кронштадтскій — этотъ подлинно всероссійскій пастырь и учитель — также осіянный немеркнущимъ свѣтомъ Воскресенія Христова. Какъ Илія и Енохъ предъ вторымъ пришествіемъ Христовыыъ, они были посланы въ міръ, чтобы укрѣпить ослабѣвшій православный духъ въ Русскомъ народѣ, обличить его во многочисленныхъ грѣхахъ и предостеречь отъ небесной кары, если онъ не покается.

Когда Русскіе люди въ своемъ ожесточеніи не вняли проповѣди, тогда открылся надъ нашимъ Отечествомъ Судъ Божій.

Господь увидѣлъ, что люди стали плоть, какъ предъ потопомъ, и, отвративъ лицо Свое отъ Русской земли, послалъ намъ духа усыпленія, т. е. духовнаго ослѣпленія, бросившаго русскій народъ во власть новыхъ лжепророковъ въ образѣ Ленина и достойныхъ его сподвижниковъ, отравленныхъ разлагающимъ ученіемъ Маркса.

Попущеніемъ Божіимъ Русская Земля сдѣлалась добычею злыхъ и преступныхъ людей, истинныхъ слугъ сатаны, которые съ первыхъ же дней своего кроваваго владычества поставили своею цѣлью свести Россію и всю русскую жизнь съ ея религіознаго основанія и стереть съ души русскаго народа самую печать благодати, почившей на ней послѣ крещенія. Что можетъ быть болѣе противоположнаго, чѣмъ два пути жизни, изъ которыхъ одинъ узаконилъ для насъ Св. Просвѣтитель, а другой указалъ развратитель и убійца русской души, къ прискорбію также носившій его имя. Первый звалъ Русскихъ людей къ горнему Отечеству, а второй манилъ ихъ призраками земного рая; первый училъ ихъ страху Божію и завѣщалъ имъ «бояться грѣха», а второй смѣялся одинаково надъ грѣхомъ и надъ добродѣтелью; первый призывалъ къ любви даже къ врагамъ, а второй проповѣдывалъ классовую ненависть среди своего же народа; первый смотрѣлъ на государство, какъ на организацію добра и правды на землѣ, а второй превратилъ его въ организаціонное зло и соціальное преступленіе, которое всегда остается недосягаемымъ для кары закона; первый сокрушалъ идоловъ, а второй воздвигалъ новыхъ, болѣе утонченныхъ, но зато и болѣе соблазнительныхъ, чѣмъ древніе языческіе кумиры; изъ нихъ главный — гордость, приведшая къ самообоготворенію человѣка.

Въ безуміи своего гордаго ослѣпленія человѣкъ дерзнулъ присвоить себѣ божественное всевѣдѣніе и всемогущество и взять всецѣло въ свои руки устройство не только своей судьбы, но и всего міра, думая создать, подобно Небесному Творцу, все мѣрою и числомъ и желая повелѣвать самими стихіями пророды.

Не ограничиваясь этимъ, коммунисты вступили въ борьбу съ Самимъ Богомъ. Наступило время воинствующаго безбожія. Міръ со/с. 17/дрогнулся отъ ужасающаго богохульства и отъ потоковъ невинной мученической крови, которая потекла по Русской землѣ. Слуги антихристовы клялись истребить вѣру Христову на Русской Землѣ. Одно время казалось, что враги креста Христова уже достигли осуществленія своего злого умысла и что свѣтильникъ православной вѣры, зажженный болѣе 9 вѣковъ назадъ, уже меркнетъ въ нашемъ Отечествѣ. Однако свѣтъ Христовъ продолжалъ свѣтить во тьмѣ и тьма не объяла его.

Неистовые богоборцы оказались безсильными уничтожить насажденіе Св. Владиміра, глубоко укоренившееся на русской народной почвѣ. Безбожники разрушили множество храмовъ Божіихъ и осквернили святые престолы, но для нихъ остался недосягаемымъ храмъ русской православной души, на алтарѣ коего она продолжала приносить свою сокровенную жертву предъ Богомъ.

Рука скверныхъ, повергавшая на землю св. иконы и мощи и часто уничтожавшая ихъ, не могла однако коснуться нерукотворнаго и незримаго образа Христова, начертаннаго во святомъ святыхъ русской души Св. Владиміромъ. Русскій народъ донынѣ хранитъ его внутри нерушимо, чтобы въ свое время явить его міру.

Сколько бы ни стремились коммунисты совратить проповѣдью безбожія весь русскій народъ, Богъ оставилъ еще Себѣ достаточное число вѣрныхъ исповѣдниковъ, не преклонившихъ колѣнъ предъ ихъ временными кумирами. Число ихъ возрастаетъ по мѣрѣ усиленія гоненія на Церковь. И въ то время, какъ Живый на небесѣхъ посмѣвается человѣческому безумію (Пс. 2, 4) и вопрошаетъ гордыхъ богоборцевъ: «гдѣ ваши титаническіе прометеевскіе планы? Не Я ли разрушилъ ихъ рукою крѣпкою и мышцею высокою?» — въ то время, какъ мы читаемъ на стѣнахъ Вавилонской башни, сооруженной большевиками, огненныя слова: мене, текелъ, пересъ, — въ это время Христосъ видимо возстанавливаетъ Царство Свое на Руси, торжествующее надъ всѣми силами ада. Очищаясь въ огнѣ своихъ страданій, русскій народъ снова возвращается на стези, указанныя Св. Владиміромъ. Изъ нынѣшняго огненнаго горнила, черезъ которое проходитъ Русская земля, вышли дивные подвижники вѣры, пылающіе Иліиною ревностью, у которыхъ мы недостойны, наклонившись, развязать ремень сапога ихъ. Поистинѣ, ни смерть, ни жизнь, ни настоящее, ни будущее, ни высота, ни глубина (Рим. 8, 39), ничто не могло отлучить ихъ отъ любви Христовой. Тамъ же подвизаются самоотверженные пастыри, обходящіе своими поистинѣ апостольскими стопами опустошенную потрясенную Русскую землю, чтобы наставлять и утѣшать людей Божіихъ и освящать ихъ церковными тайнами.

Тамъ снова просіяли Христа ради юродивые, столь любезные древней Святой Руси, вмѣнившіе въ соръ всѣ блага этого міра и /с. 18/ потому не боящіеся вѣщать правду Божію всѣмъ, кто имѣетъ уши, чтобы слышать.

Въ лицѣ ихъ самъ Христосъ въ смиренномъ видѣ обходитъ теперь Русскую землю, благословляя ее среди нынѣшнихъ испытаній.

Перенесемся духомъ къ этимъ дивнымъ мужамъ, облобызаемъ ихъ стопы и украсимъ свои угасающіе свѣтильники заимствованнымъ у нихъ чистымъ елеемъ. Отъ нихъ же почерпнемъ даръ покаянныхъ слезъ, столь необходимыхъ намъ въ настоящее время, когда Богъ видимо окончательно взвѣшиваетъ на вѣсахъ Своей правды не только безбожныхъ большевиковъ, но и насъ самихъ.

Да воспріиметъ о насъ плачъ священный и креститель нашъ Св. Владиміръ, взирающій съ небесной высоты на нашу оскверненную Отчизну, недостойную болѣе называться Святою Русью и Домомъ Пресвятой Богородицы. Дерзнемъ ли свидѣтельствовать предъ нимъ о благочестіи русскаго народа и повторить слова его похвалы: «Виждь людіе твои, како живутъ, како благовѣріе хранятъ по преданію твоему, како славятъ Христа, како поклоняются имени Его. Виждь и грады, величествомъ сіяющіе, виждь церкви цвѣтущія, виждь христіанство растущее, виждь и градъ твой Кіевъ, толикими угодниками Божіими, во нетлѣніи почивающими, блистающій и ѳиміамомъ облагоухаемый и хвалами и божественными пѣсньми оглашаемый».

Что мы видимъ теперь на нашей Родинѣ — разрушенные храмы, оскверненные алтари, поруганныя святыни, цѣлыя области, неоглашаемыя божественными пѣсньми, гдѣ не воскуряется ѳиміамъ и не приносится Божественная жертва. Мерзость запустѣнія водворилась въ самомъ Кіевѣ — удѣлѣ Св. Владиміра, на этомъ подлинно мѣстѣ святѣ, какъ и священномъ Московскомъ Кремлѣ — этомъ алтарѣ Россіи. Горе намъ, которые, подобно блуднымъ сынамъ, не умножили, а расточили драгоцѣнный талантъ, полученный отъ Отца и Просвѣтителя. О, если бы возстали новые пророки, способные своимъ огненнымъ словомъ потрясти наши сердца и пробудить ихъ отъ усыпленія.

Годъ, провозглашенный не только юбилейнымъ, но вмѣстѣ и Владиміровымъ, долженъ быть для насъ какъ бы суднымъ, — временемъ нашего самоуглубленія, самопознанія, безъ котораго невозможно покаяніе и исправленіе, нашего укрѣпленія въ борьбѣ съ борющими насъ злыми силами, просвѣтленія ума и сердца, утвержденія воли къ добру, усиленнаго молитвеннаго подвига, накопленія духовныхъ силъ для предстоящаго миссіонерскаго служенія Россіи.

Когда по милости Божіей откроются, наконецъ, для насъ врата Отечества, тогда мы увидимъ тамъ, подобно евреямъ, возвратившимся изъ Вавилонскаго плѣна, великое духовное разореніе. Рядомъ съ цвѣтущими благочестіемъ оазисами мы найдемъ тамъ во /с. 19/ многихъ мѣстахъ мрачную каменистую пустыню — озлобленныя души, сердца, ожесточенныя невѣріемъ, помраченную или сожженную человѣческую совѣсть, потускнѣвшія среди окружающаго ихъ общаго развращенія и увядщія прежде своего расцвѣта лица юныхъ дѣтей. Нашъ общій долгъ принести имъ слово любви и примиренія, благодать вѣры, свѣтъ евангельской истины и правды. Св. Владиміръ самъ благословитъ насъ на это миссіонерское служеніе нашимъ братіямъ, видя въ немъ продолженіе его собственнаго дѣла. Высокое призваніе, указанное свыше русскому народу, состоитъ въ томъ, чтобы пронести свѣтъ Православія и за предѣлы нашего Отечества.

Для того Господь и послалъ ему, быть можетъ, крещеніе огнемъ и кровію, чтобы онъ духовно закалился въ этой борьбѣ и, обращься, подобно Петру, утверждалъ свою братію. Міръ ждетъ воскресенія Россіи въ надеждѣ, что она возвратитъ ему утраченное имъ сокровище религіи и оплодотворитъ его изсохшую обездушенную культуру.

«Мы люди Запада, — признается одинъ изъ европейскихъ прозорливцевъ нашихъ дней, — религіозно оконченные люди. Въ нашихъ городскихъ душахъ религіозность давно интеллектуироваласъ въ «проблему». Возрожденіе же Россіи, по его мнѣнію, «отодвинетъ въ сторону всю постройку» большевизма и «черезъ Византію завяжетъ вновь непосредственную связь съ Іерусалимомъ».

Онъ предвидитъ тамъ рожденіе «новой вѣры», вѣстникомъ которой былъ Достоевскій — «вѣры еще не имѣющей имени, но уже сегодня проникающей въ сердца со спокойной, но безконечно нѣжной силой». Мы знаемъ имя той новой и въ то же время старой для насъ вѣры, вѣры Св. Владиміра, вѣры православной, вѣры апостольской, вѣры отеческой, обладающей безконечною силою возрожденія въ человѣческомъ сердцѣ, всегда побѣждающей и обновляющей міръ.

Эта вѣра — живая и дѣйственная, воспламенивъ сердце русскаго народа, можетъ внезапно породить въ немъ такой подъемъ героической силы, передъ которымъ ничто не сможетъ устоять на землѣ и который смететъ, какъ стихійный потокъ, давно подгнившіе устои большевицкой власти.

Та же вѣра, оправданная дѣлами, станетъ источникомъ національнаго творчества въ новомъ строительстѣ Россіи и оплотомъ будущаго государственнаго и общественнаго порядка въ ней, ибо нѣтъ ничего незыблемаго въ этомъ мірѣ, гдѣ шатаются народы, падаютъ вожди, колеблются самые царскіе престолы. Только Престолъ Царя Царствующихъ остается непоколебимымъ во вѣки и владычество его во всякомъ родѣ и родѣ и на немъ, какъ на своемъ послѣднемъ основаніи, утверждается всякая власть на землѣ. Предъ лицомъ Божіимъ смирится гордость богача, утѣшится бѣд/с. 20/някъ и униженный будетъ хвалиться высотою своею (Іак. 1, 9). Церковь соединитъ снова всѣхъ въ лонѣ святой любви, какъ дѣтей одного Отца Небеснаго и братьевъ во Христѣ. Мы всѣ сохранили еще въ сердцѣ своемъ дорогой для насъ образъ Святой Руси и жаждемъ снова увидѣть ее — эту вновь возродившуюся Русь Св. Владиміра, Преп. Сергія и Серафима, сіяющую своимъ благолѣпіемъ, украшенную богоданнымъ ей Первосвятителемъ и державнымъ Царемъ — Помазанникомъ Божіимъ. Мы знаемъ, что она можетъ обновиться только чудомъ, какъ обновляются древнія иконы, и объ этомъ чудѣ мы должны молиться со всею силою вѣры, со всѣмъ дерзновеніемъ любви и крѣпостью христіанской надежды.

Вострубите трубою въ Сіонѣ, — взываетъ къ намъ ветхозавѣтный пророкъ, — назначьте постъ и объявите торжественное собраніе. Соберите народъ, созовите собраніе, пригласите старцевъ, соберите отроковъ и грудныхъ младенцевъ: пусть выйдетъ женихъ изъ чертога своего и невѣста изъ своей горницы. Между притворомъ и жертвенникомъ да плачутъ священники, служители Господни и говорятъ: пощади, Господи, народъ Твой, не предай наслѣдія Твоего на поруганіе, чтобы не издѣвались надъ нами народы. Для чего будутъ говорить между народами: гдѣ Богъ ихъ? (Іоил. 2, 15-17).

Самъ Просвѣтитель и постоянный нашъ печальникъ предъ Богомъ Св. Владиміръ да принесетъ нашу молитву къ престолу Царя Славы, дабы Онъ, повелѣвшій въ Ветхомъ Завѣтѣ въ каждый юбилейный годъ объявлять свободу всѣмъ жителямъ на землѣ (Лев. 25, 10), въ нынѣшнюю священную годину отпустилъ, наконецъ, въ отраду сокрушенныхъ русскихъ людей, изнемогающихъ подъ тяжкимъ игомъ безбожной власти.

Памятуя въ этотъ нареченный и священный юбилей неисчислимыя благодѣянія Божіи, явленныя намъ черезъ Св. Владиміра, соберемся духомъ вокругъ него, какъ вокругъ своего православнаго знамени, какъ около своего общаго отца и пастыря, всѣ чада Русской Церкви, гдѣ бы мы ни находились, въ братскихъ славянскихъ земляхъ или въ отдаленной Америкѣ, Африкѣ, Австраліи, чтобы восхвалять его великія дѣянія, прославлять его святую память, распространять повсюду тотъ духовный бисеръ, какой онъ оставилъ намъ въ вѣчное наслѣдіе. Его имя въ теченіе всего года да будетъ у всѣхъ на устахъ и въ сердцѣ, начиная отъ младенцевъ и до старцевъ. Его священное изображеніе да будетъ у всѣхъ насъ предъ очами, украшая наши храмы, наши дома, наши школы и, гдѣ возможно, и самые предметы нашего житейскаго обихода. Предъ лицомъ его дадимъ обѣтъ хранить въ чистотѣ свою вѣру и блюсти свою народность, какъ замыселъ Божій о насъ, какъ талантъ, полученный нами свыше.

/с. 21/ Въ честь его будемъ устраивать торжественныя собранія, творить любезныя ему дѣла духовнаго просвѣщенія и христіанскаго благотворенія.

Къ нему да будетъ постоянно обращенъ нашъ молитвенный взоръ, какъ къ нашему крестителю и ходатаю предъ Богомъ. 950 лѣтъ тому назадъ онъ родилъ духовно Русь, погрузивъ ее въ купель крещенія. Его молитвами да возродится вновь Русская Земля, омывшись своими покаянными слезами, какъ вторымъ крещеніемъ.

Къ нему будемъ взывать вмѣстѣ съ Церковью:

О, всеблагій Отче и Просвѣтителю нашъ: призри на немощи наши и умоли премилосердаго Царя Небеснаго, да не прогнѣвается на ны зѣло, да не погубитъ насъ со беззаконіями нашими, но да помилуетъ и спасетъ насъ по милости Своей. Моли, благосерде, человѣколюбца Бога, да избавитъ насъ отъ нашествія иноземныхъ, отъ внутреннихъ нестроеній, мятежей и раздоровъ; да дастъ пастыремъ ревность о спасеніи пасомыхъ, всѣмъ же людемъ споспѣшеніе о еже усердно службы своя отправляти, любовь между собою и единомысліе имѣти, на благо же Отечества и Святыя Церквѣ вѣрнѣ подвизатися; да возсіяетъ свѣтъ спасительной вѣры въ странѣ нашей во всѣхъ концахъ ея, да обратятся къ вѣрѣ невѣрующіе; да упразднятся вся ереси и расколы, да тако поживемъ въ мирѣ на земли, сподобимся съ тобою вѣчнаго блаженства, хваляще и превозносяще Бога во вѣки вѣковъ. Аминь.

1 марта 1938 г.

Примѣчаніе:
[1] «Церковн. Жизнь». 1938 г.

Источникъ: «Православная Жизнь» (Orthodox Life). Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». № 8. Августъ 1963 года. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1963. — С. 13-21.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.