Церковный календарь
Новости


2017-09-26 / russportal
Прот. Георгій Спасскій. Крестъ Христовъ и страданія Россіи (1917)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложеніе Сѣв.-Америк. дух. правленію (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе на праздникъ Рождества Христова (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь, сказанная въ отвѣтъ на рѣчь еп. Графтона (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложеніе (6-е) духовенству Алеутской епархіи (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложенія (4-5) Сѣв.-Америк. дух. правленію (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь, сказанная въ Ситхинскомъ соборѣ (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе въ недѣлю по Воздвиженіи (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Бесѣда въ недѣлю 14-ю по Пятидесятницѣ (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово въ недѣлю о слѣпомъ (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе въ недѣлю Антипасхи (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово въ 4-ю недѣлю Великаго поста (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе въ недѣлю Сыропустную (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе на новый [1901] годъ и новый вѣкъ (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе на праздникъ Рождества Христова (1986)
2017-09-25 / russportal
"Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Василія Великаго къ Григорію пресвитеру (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 26 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ПРАВОСЛАВНАЯ ЖИЗНЬ».
Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь».

№ 8. – Август 1973 года.

АРХІЕПИСКОПЪ ВИТАЛІЙ: КЪ СТОЛѢТІЮ СО ДНЯ РОЖДЕНІЯ.
(8/21 августа 1873 г. — 8/21 августа 1973 г.)

Въ годы страшныхъ бѣдствій, постигшихъ великій русскій народъ, Божественный Промыслъ воздвигъ многихъ самоотверженныхъ и мудрыхъ мужей, указывавшихъ путь, идя по которому Россія не только избѣжала бы всѣхъ своихъ бѣдствій, но и пришла бы къ небывалому величію, славѣ и расцвѣту. Въ нашей Зарубежной Руси такими славными мужами были — главнымъ образомъ приснопамятный Митрополитъ Антоній и два /с. 12/ его ученика, по Московской Духовной Академіи — Митрополитъ Анастасій и по Казанской Духовной Академіи — Архіепископъ Виталій. Отъ времени ихъ рожденія нынѣ исполняется столѣтіе. Они были отъ дѣтства своего избранниками Божіими — чистые дѣвственники, самоотверженные подвижники и отъ юности своей посвятившіе себя служенію Церкви Божіей. Въ эти дни сего славнаго столѣтія на меня, бывшаго въ теченіе 14 лѣтъ въ Америкѣ помощникомъ и сотрудникомъ Архіепископа Виталія, возложена честь написать эти строки о немъ.

Архіепископъ Виталій въ своей подвижнической и многотрудной и самоотверженной жизни прошелъ служеніе пророческое, святительское и народное. Перейдя изъ земной Церкви въ Церковь торжествующую, небесную, онъ оставилъ намъ священные завѣты и знамя, которымъ русскій народъ можетъ одержать побѣду надъ своимъ врагомъ — безбожнымъ коммунизмомъ. Эти завѣты его жизнь, а вещественное знамя — основанный имъ Св. Владимірскій Храмъ Памятникъ — памятникъ былой Святой Руси и знамя надежды на ея воскресеніе, — Св. Троицкій Монастырь и Св. Троицкая Духовная Семинарія, при немъ разросшіеся и укрѣпленные.

Въ годы смуты передъ мысленнымъ взоромъ Архіепископа Виталія предстояла Русская Православная Церковь и Россія, которымъ онъ самоотверженно служилъ. Въ докладѣ Епархіальному Съѣзду въ г. Нью-Іоркѣ 19 марта 1935 года Архіепископъ Виталій сказалъ слѣдующія слова:

«Вы помните эту нашу родную величественную матерь, Русскую Церковь, какъ она стояла до войны? На шестую часть вселенной раскинулась. Больше ста милліоновъ членовъ. Сколько она племенъ и народовъ соединила во едино съ русскимъ народомъ! Какое господствующее ея положеніе было въ христіанскомъ мірѣ! Она оказывала высокое покровительство и помощь Вселенскимъ Патріархамъ, славянскимъ и прочимъ православнымъ Церквамъ, 115 епархій, огромныя Миссіи въ Китаѣ, въ Америкѣ, въ Японіи, въ Кореѣ, въ Персіи, въ Іерусалимѣ, 160 архіереевъ, болѣе 50 тысячъ подготовленныхъ священнослужителей, еще болѣе церквей, 1000 монастырей, болѣе 50 тысячъ иночествующихъ, 4 академіи, 80 семинарій, 2½ милліона учащихся въ церковныхъ школахъ. Расцвѣтъ православной богословской науки. Огромное церковное издательство. Благолѣпные храмы, безподобныя богослуженія, сонмъ святыхъ и праведниковъ, вошедшихъ въ Церковь торжествующую на небѣ и сіяющихъ своими высокими примѣрами для Церкви воинствующей на землѣ, а эти торжества вѣры — въ Черниговѣ, въ Саровѣ, въ Бѣлградѣ, когда среди несмѣтнаго числа вѣрующихъ какъ бы само небо сходило на землю и повторялись знаменія и чудеса вре/с. 13/менъ евангельскихъ, и какъ бы послѣдній торжествующій актъ — напутственное завѣщаніе передъ катастрофой — Московскій Соборъ 1917-1918 со Святѣйшимъ Патріархомъ во главѣ, съ мудрыми и дальновидными церковными постановленіями».

Вотъ этой-то Русской Православной Церкви и служилъ Архіепископъ Виталій всю свою жизнь — и въ Россіи и въ эмиграціи.

О положеніи Русской Православной Церкви послѣ революціи Архіепископъ Виталій говорилъ такъ: «Коммунистическая безбожная власть воздвигла великое гоненіе на Церковь: твердыхъ въ вѣрѣ іерарховъ убила или сослала на каторгу и подобрала новую іерархію, которая отдалась на выполненіе задачъ безбожной власти. Нынѣшняя подконтрольная атеистамъ Патріархія отъ насъ требуетъ того же, какъ здѣсь быть вѣрующимъ? Говорятъ: Патріархія не измѣнила ни въ догматахъ, ни въ службахъ, ни въ обрядахъ. Нѣтъ, отвѣтимъ, Патріархія нарушила существенный догматъ о Церкви Христовой, отвергла ея существенное назначеніе — служить возрожденію людей и замѣнила противоестественнымъ для Церкви служеніемъ безбожнымъ цѣлямъ коммунизма. Это отступленіе горше всѣхъ прежнихъ аріанствъ, несторіанствъ, иконоборчества и прочихъ. И это не личный грѣхъ того или иного іерарха, а коренной грѣхъ Московской Патріархіи, утвержденный, провозглашенный, связанный присягою передъ всѣмъ свѣтомъ, такъ сказать догматизированный апостасисъ». «Мы находимся въ лонѣ помѣстной Русской Православной Церкви и не имѣемъ права оставить Матерь-Церковь въ тяжкой ея болѣзни. Но и послушать нынѣшнихъ ея оффиціальныхъ возглавителей не можемъ. Мы находимся въ такомъ же положеніи, какъ Апостолы предъ Іерусалимскими первосвященниками, и на требованіе Московской Патріархіи не можемъ отвѣтить иначе, какъ словами Апостоловъ Петра и Іоанна: «Судите, справедливо ли передъ Богомъ — слушать васъ болѣе, нежели Бога» (Дѣян. 4, 19). (Арх. Виталій. «Догматъ о Церкви Христовой», «Мотивы моей жизни» стр. 25.)

Архіепископъ Виталій глубоко вѣрилъ въ возрожденіе и освобожденіе русскаго народа. Въ своемъ посланіи Русской Православной Церкви въ Америкѣ онъ говоритъ: «Мы вѣримъ, что все, что происходитъ сейчасъ въ Россіи совершенно не случайно, а провиденціально. Совершается праведный судъ Божій надъ нашимъ народомъ, наказующій и вразумляющій его за его нравственное паденіе и духовное разслабленіе. Поэтому современныя потрясенія и катастрофы въ жизни нашего народа должны служить для него хотя суровой, но воспитательно-спасительной школой, въ которой долженъ сокрушиться ветхій грѣховный человѣкъ съ его немощами и родиться новый, созданный по Богу /с. 14/ въ правдѣ и въ преподобіи истины» («Мотивы моей жизни» стр. 61).

Въ другомъ случаѣ, указывая на сопротивленіе русскаго народа безбожному коммунизму на протяженіи всей революціи, Архіепископъ Виталій говоритъ: «Это все отдѣльные всплески пробуждающейся народной воли къ освобожденію. Они проникаютъ теперь въ народную толщу, какъ лучи вешняго солнца въ замерзшую землю. Они расплавятъ ледяныя оковы зимы, они сорвутъ и понесутъ ледъ, сковавшій и мертвящій народную жизнь, какъ несутъ и разбиваютъ въ мелкіе кусочки ледяныя глыбы вешнія воды родной Волги и широкаго Днѣпра. («Мотивы моей жизни» стр. 8.)

Призывая Русскую Зарубежную Церковь быть хранительницей правды Божіей Архіепископъ Виталій говоритъ: «Вѣрую во едину святую соборную и апостольскую Церковь, въ ту единую русскую Церковь, въ которой я родился и въ которой буду помирать».

Преклоняясь передъ Архіепископомъ Виталіемъ и, воздавая хвалу и честь за подвигъ его жизни, прослѣдимъ его жизненный путь.

Архіепископъ Виталій, въ міру Василій Максименко, родился въ мѣстечкѣ Глафировка Таганрогскаго округа Екатеринославской губерніи на берегу Азовскаго моря черезъ заливъ отъ г. Ейска 8/21 августа 1873 года. Его отецъ былъ діакономъ мѣстной приходской церкви — Іоаннъ, мать Евфросинія. Въ семьѣ было семь дѣтей. Отецъ для пополненія своего скуднаго содержанія занимался еще рыбной ловлей и во время этой ловли едва не утонулъ на оторвавшейся льдинѣ, простудился и скончался 47-л. отъ роду. Черезъ годъ отъ горя и нужды скончалась и мать, и всѣ осиротѣвшія дѣти остались на попеченіи старшей дѣвочки 18-лѣтней Маши. Она вышла потомъ замужъ за семинариста, ставшаго священникомъ, а старшій братъ тоже сталъ священникомъ. Дѣти жили въ глубокой бѣдности. Сахаръ и чай былъ для нихъ недоступной роскошью. Василію удалось поступить въ Маріупольское Духовное Училище и по окончаніи его въ Екатеринославскую Духовную Семинарію, которую онъ окончилъ со званіемъ студента, по первому разряду и съ правомъ поступленія въ Духовную Академію. Годы ученія для владыки Виталія проходили въ нуждѣ и въ одиночествѣ. Для него не было радостей рождественскихъ и пасхальныхъ каникулъ, на которыхъ онъ оставался въ училищѣ и въ семинаріи, а лѣтнія каникулы проводилъ въ семьѣ старшаго брата, ставшаго священникомъ, но также проводилъ тамъ время въ одиночествѣ. «Не зналъ я ни семьи, ни общества и даже боялся ихъ», говорилъ о себѣ владыка Виталій. У него выработался нѣсколько суровый /с. 15/ твердый волевой характеръ, растворенный христіанской любовью, которую воспитала въ немъ Св. Церковь.

По окончаніи Семинаріи онъ по конкурсному экзамену поступилъ въ Кіевскую Духовную Академію, въ которой однако на второй же годъ произошла съ нимъ катастрофа, которая могла испортить всю его жизнь. Онъ былъ уволенъ изъ Академіи съ такъ называемымъ «волчьимъ билетомъ» безъ права поступленія въ другое высшее учебное заведеніе за бунтъ, который выразился въ томъ, что онъ отказался снять свою подпись съ письменнаго протеста, который подали студенты съ обличеніемъ хозяйственныхъ злоупотребленій эконома Академіи. Всѣ подписавшіе эту жалобу подъ угрозой начальства быть уволенными изъ Академіи сняли свои подписи, а онъ одинъ отказался это сдѣлать и «въ назиданіе прочимъ» былъ такимъ жестокимъ образомъ уволенъ изъ Академіи якобы за бунтъ съ аттестаціей «революціонера». Уйдя изъ Академіи, онъ пытался поступить учителемъ въ церковно-приходскую школу, но ему, какъ «революціонеру», въ этомъ отказали. Съ трудомъ ему удалось устроиться въ запущенную, стоявшую съ разбитыми окнами министерскую школу въ глухомъ селѣ Прядивка съ жалованьемъ 120 рубл. въ годъ и съ питаніемъ отъ крестьянскихъ домовъ по очереди, какъ питались сельскіе пастухи. Однако о Прядивкѣ у владыки Виталія сохранились трогательныя воспоминанія. «Я отдался учебѣ со всѣмъ молодымъ жаромъ, и дѣти полюбили меня: прибѣгаютъ рано утромъ и до поздняго вечера сидятъ у меня. Матери приносятъ имъ ѣду въ школу, а очередная и мнѣ... и приговариваютъ еще: «вотъ, спасибо вамъ, панычику, что такъ заохотили при себѣ нашихъ хлопцевъ, теперь у насъ по хатамъ безъ нихъ тихо, а раньше удержу не было отъ нихъ»... Владыка проучилъ въ этой школѣ всю зиму и такъ поднялъ ее, что ее перевели для его преемника въ обычный разрядъ школъ съ жалованьемъ 300 рублей въ годъ.

Между тѣмъ о несчастіи молодого студента Максименко, о несправедливомъ и жестокомъ изгнаніи его изъ Кіевской Академіи узналъ молодой ректоръ Казанской Духовной Академіи епископъ Антоній (Храповицкій), по настоянію котораго Максименко былъ вызванъ въ Святѣйшій Сѵнодъ къ оберъ-прокурору Побѣдоносцеву, и ему было разрѣшено поступить въ Казанскую Духовную Академію. Въ Казанской Академіи въ это время господствовалъ новый духъ владыки Антонія, располагавшаго студентовъ къ принятію монашества и священнаго сана, подъ это вліяніе подпалъ и Максименко. Ознакомившись съ духовной литературой о монашествѣ и въ особенности съ книжкой епископа Ѳеофана Затворника: «Письма Ѳеофана Затворника къ мірскимъ людямъ о духовной жизни» и «Невидимая брань», а также /с. 16/ проведя первую седмицу Великаго поста въ Кизическомъ монастырѣ, владыка Виталій еще до окончанія Академіи, на 4-мъ курсѣ, принялъ постриженіе въ монашество. Въ это время у него обнаружился туберкулезъ легкихъ. Узнавъ объ этомъ, владыка Антоній сказалъ: «мы пострижемъ тебя въ монашество» и далъ ему имя Виталій — жизненный, въ знакъ того, что онъ будетъ долго жить, что и исполнилось, такъ какъ владыка Виталій скончался 86 лѣтъ. Владыка Антоній позаботился о томъ, чтобы онъ былъ назначенъ на службу въ подходящія климатическія условія на Кавказъ — преподавателемъ въ Александровскую Миссіонерскую Семинарію вблизи г. Владикавказа, гдѣ за три года службы онъ совершенно излѣчился отъ туберкулеза. Между тѣмъ въ апрѣлѣ мѣсяцѣ 1902 года послѣдовалъ переводъ владыки Антонія изъ Уфы на волынскую каѳедру, куда его посылалъ Святѣйшій Сѵнодъ для защиты Западнаго края отъ наступавшихъ на Россію католичества, уніатства и сектанства на границѣ съ поработившей православныхъ славянъ Карпатъ, Буковины и Галиціи — Австро-Венгріей. Для выполненія этой задачи владыкѣ Антонію нужны были дѣятельные сотрудники. Въ ноябрѣ мѣсяцѣ того же года по его настоянію преподаватель Александровской Миссіонерской Семинаріи архимандритъ Виталій былъ назначенъ типографомъ Лавры. Тамъ была историческая Почаевская типографія, основанная еще преп. Іовомъ Почаевскимъ (16 стол.). Но типографія эта находилась въ запустѣніи. Штатной должности типографа въ монастырѣ не было, и о. Виталій получилъ довольно неопредѣленное назначеніе «проповѣдника слова Божія, типографа и члена Духовнаго Собора». Энергичными трудами о. Виталія въ короткое время была возрождена Почаевская типографія. Теперь она помѣщалась въ 3-хъ этажномъ зданіи, имѣла восемь скоропечатныхъ машинъ и братство въ 120-150 человѣкъ. Типографія печатала богослужебныя, школьныя, народныя и миссіонерскія книги и листки и пять періодическихъ изданій. Одновременно съ этимъ архимандритъ Виталій создалъ церковно-народное движеніе и создалъ Волынскій отдѣлъ «Союза Русскаго народа», получившій презрительное названіе нашихъ лже-либераловъ — «черносотенцы». Союзъ кромѣ просвѣтительной дѣятельности заботился и о матеріальномъ благосостояніи крестьянъ. Въ короткое время былъ созданъ Почаевскій Народный Банкъ, который помогалъ крестьянамъ покупать землю, зерно, хозяйственныя машины, и были устроены потребительскія общества. Все это весьма способствовало оживленію Почаевской Лавры, въ которую собирались въ Почаевскіе праздники десятки тысячъ народу, и благотворное вліяніе Лавры распространялось на весь западный край Россіи. Самъ о. Виталій, какъ свидѣтельствовалъ владыка Антоній, «распялъ себя для /с. 17/ народа», онъ часто спалъ ночью подъ типографской машиной и пѣшкомъ съ крестными ходами путешествовалъ по селамъ. Онъ рѣшительно отказывался отъ неоднократно предлагавшейся ему архіерейской каѳедры и предпочиталъ почестямъ и удобствамъ жизни архіерея того времени — подвижническую жизнь церковно-народнаго проповѣдника. Однимъ изъ его славныхъ подвиговъ было созданіе имъ такъ называемыхъ «Казачьихъ могилъ».

«Когда въ 1908 году я шелъ крестнымъ ходомъ по Дубенскому уѣзду, то близъ мѣстечка Берестечка, на широкомъ полѣ остановили шествіе мѣстные крестьяне и, указывая на находившіяся на полѣ какъ бы палыя кости, сказали: «злодѣи и тѣ имѣютъ могилы, а эти дѣды наши, сложившіе свою жизнь за нашу вѣру и счастье, до сихъ поръ не похоронены». На слѣдующей остановкѣ я разсказалъ, что видѣлъ и слышалъ на Берестечскомъ полѣ. Случившійся на собраніи иностранецъ датчанинъ, управлявшій имѣніемъ гр. Граббе «Берестечко», отвѣтилъ мнѣ: «Дикій и неблагодарный вы народъ. Если бы у насъ, въ Даніи, случилось что-либо подобное, если бы наши дѣды такъ геройски умерли за нашу родину и вѣру, давно мы озолотили бы мѣсто ихъ смерти, давно поставили бы имъ памятникъ, достойный великаго подвига. Каждый изъ насъ, даже послѣдній школьникъ, зналъ бы гдѣ то мѣсто находится и какое событіе на немъ совершилось».

Оказалось, что это было то мѣсто, на которомъ въ 1651 году произошла битва казаковъ подъ предводительствомъ Богдана Хмѣльницкаго съ превосходившими ихъ по силамъ во много разъ польскими войсками. Благодаря тому, что Крымскіе татары, бывшіе въ союзѣ съ Богданомъ Хмѣльницкимъ, измѣнили и ушли съ поля боя, казаки были окружены поляками, загнаны въ непроходимыя болота, гдѣ и нашли себѣ смерть. Съ казаками былъ присланный греческимъ патріархомъ святитель Іоасафъ. Онъ въ облаченіи во время боя ободрялъ казаковъ и напутствовалъ ихъ. Святитель Іоасафъ, послѣ захвата его поляками, былъ ими привязанъ къ столбу и разстрѣлянъ.

При глубокомъ сочувствіи и съ благословенія владыки Антонія архимандритъ Виталій принялся за созданіе здѣсь большого церковно-патріотическаго дѣла. Кости казаковъ были собраны и первоначально надъ ними была устроена примитивная часовня. Затѣмъ былъ здѣсь основанъ монастырскій скитъ съ 50 человѣкъ братіи. Вскорѣ на этомъ ранѣе болотистомъ мѣстѣ было воздвигнуто нѣсколько монастырскихъ корпусовъ, огражденныхъ толстой стѣной древней архитектуры съ бойницами. При скитѣ была устроена церковь особаго вида. Была устроена подземная и верхняя церковь. Верхняя церковь была алтаремъ для 200 священнослужителей, а для народа была устроена просторная вы/с. 18/мощенная площадь вмѣстимостью на нѣсколько десятковъ тысячъ человѣкъ.

Кости казаковъ были собраны въ нижней церкви, въ склепѣ, накрытомъ стеклянной крышкой, черезъ которую онѣ были видны. Впослѣдствіи при Польшѣ, по распоряженію Польскаго правительства, стеклянная крышка была покрыта деревянной и такимъ образомъ кости были скрыты отъ взоровъ богомольцевъ.

«Казацкія могилы» очень заинтересовали Кіевскаго генералъ-губернатора Трепова, у котораго явилась мысль о томъ, что «Казацкія могилы» могли бы послужить духовной базой, на которой могло бы быть построено возрожденіе патріотическихъ чувствъ въ этомъ краѣ и защита Западныхъ границъ Россіи такой же сѣтью казачьихъ войскъ, какъ огражденъ былъ Кавказъ. Проэкту этому не суждено было осуществиться, но Государь Императоръ, узнавъ о Казацкихъ могилахъ, на ихъ постройку пожертвовалъ 25 тысячъ рублей. Но главнымъ жертвователемъ оказался директоръ Морозовской мануфактуры въ Москвѣ Колесниковъ, пожертвовавшій 50 тыс. рублей, онъ былъ старовѣръ изъ донскихъ казаковъ, на эти деньги былъ отлитъ колоколъ вѣсомъ въ 800 пудовъ, оказавшійся бóльшимъ, чѣмъ колоколъ Почаевской Лавры, вѣсившій 700 пудовъ, а командующій войсками Кіевскаго округа ген. Н. І. Ивановъ на колоколъ отпустилъ тысячу пудовъ артиллерійскихъ гильзъ. Торжественное открытіе «Казацкихъ могилъ» состоялось 25 мая 1912 года въ присутствіи представителя Государя Императора Кіевскаго Генералъ-Губернатора Трепова и множества народа. Казацкія могилы — пріобрѣли быстро глубокое почитаніе въ народѣ, который десятками тысячъ сталъ собираться на устраиваемые здѣсь праздники. Однако, вскорѣ наступившая война 1914 года и передъ ней переводъ владыки Антонія изъ Волыни вглубь Россіи въ г. Харьковъ, въ угоду Австро-Венгерской дипломатіи, пріостановили дальнѣйшее развитіе этого патріотическаго дѣла. Однако «Казацкія могилы» остались любимымъ дѣтищемъ владыки Виталія, и впослѣдствіи послѣ революціи тамъ же онъ былъ арестованъ поляками, приговорившими его къ разстрѣлу. Къ концу Великой войны архимандритъ Виталій былъ назначенъ духовникомъ Арміи, и онъ разъѣзжалъ по окопамъ дѣйствующей арміи, ободряя и вдохновляя солдатъ. Узнавъ объ отреченіи Государя Императора, архимандритъ Виталій поспѣшилъ въ Царскую Ставку въ Могилевъ съ намѣреніемъ умолять Государя взять свое отреченіе обратно. Но къ свиданію съ Государемъ онъ допущенъ не былъ. Имя архимандрита Виталія прогремѣло на всю Россію; благочестивые люди называли его Почаевскій Архимандритъ Виталій, а революціонеры всѣхъ видовъ — преклеили ему и его /с. 19/ сподвижникамъ прозвище «черносотенцевъ», и самое это слово, вѣроятно, произошло отъ тѣхъ черныхъ одеждъ, въ которыя онъ былъ облаченъ, какъ монахъ. Вліяніе Архимандрита Виталія подъ покровительствомъ Архіепископа Антонія на народъ было настолько велико, что подъ его контролемъ происходили выборы въ Государственную Думу, и отъ Волынской губерніи избирались въ Думу только депутаты праваго направленія, указанные о. Виталіемъ. Руководимый Архимандритомъ Виталіемъ Волынскій Союзъ Русскаго Народа былъ глубоко преданъ Царю. Въ разгаръ первой смуты послѣ 1905 года Союзъ поднесъ Государю Императору 12 книгъ (по числу уѣздовъ Волынской губерніи) съ сотнями тысячъ подписей «на Самодержавіе» отъ Волынской губерніи. Многочисленная депутація Союза во главѣ съ Архіепископомъ Антоніемъ и съ Архимандритомъ Виталіемъ, при участіи членовъ Государственной Думы и уполномоченныхъ отъ уѣздовъ, была принята Государемъ Императоромъ и Наслѣдникомъ въ Царскомъ Селѣ. Архіепископъ Антоній привѣтствовалъ Государя и Наслѣдника рѣчью, предсѣдатель Волынскаго Союза генералъ Красильниковъ прочиталъ адресъ и поднесъ книгу подписей, а Архимандритъ Виталій преподнесъ Царевичу бѣлую домотканную изъ шерсти свитку и такую же шапку. Государь былъ видимо растроганъ и произкесъ такія слова: «Благодарю васъ, господа, и васъ также, братцы, за вашу преданность и любовь къ Россіи, ко Мнѣ и къ Нашей Семьѣ. Благодарю васъ еще за ваши чувства и старанія, за непоколебимую преданность вѣрѣ православной. Вѣрю, что съ такими чувствами укрѣпится, усилится и возвеличится наша дорогая Россія, и волненія русской жизни скоро успокоятся. Съ нами Богъ». Однажды Архимандритъ Виталій былъ принятъ Предсѣдателемъ Совѣта Министровъ П. А. Столыпинымъ, однако, церковно-народная дѣятельность Архимандрита Виталія не была понята, и русское правительство предпочитало идти по иному, т. н. Европейскому конституціонному пути, приведшему въ концѣ концовъ къ катастрофѣ. О «Народномъ банкѣ» созданномъ Архимандритомъ Виталіемъ былъ освѣдомленъ министръ финансовъ гр. Коковцевъ, но онъ не только не оказалъ ему поддержки, но и отозвался иронически, что «монахи занимаются не своимъ дѣломъ». Въ эмиграціи гр. Коковцевъ былъ однимъ изъ главныхъ дѣятелей Евлогіанскаго раскола въ Парижѣ.

Послѣ октябрьской революціи и окончанія Московскаго великаго собора Архимандритъ Виталій пребывалъ въ Почаевской Лаврѣ и на «Казацкихъ могилахъ», которыя теперь отошли къ Польскому государству. Въ мартѣ мѣсяцѣ 1919 г. Архимандритъ Виталій былъ арестованъ за то, что онъ напечаталъ воззваніе Кіевскихъ іерарховъ во главѣ съ Митрополитомъ Антоніемъ про/с. 20/тивъ Украинской автокефаліи, которой домогались сепаратисты Украины, и былъ сосланъ въ уніатскій монастырь въ Бучачъ въ Галиціи, гдѣ томились заключенные тамъ Петлюровскимъ правительствомъ Митрополитъ Антоній, Архіепископъ Евлогій и другіе іерархи. Архимандритъ Виталій пробылъ тамъ недолго и черезъ нѣсколько мѣсяцевъ получилъ возможность выѣхать оттуда въ Буковину, а затѣмъ возвратился къ себѣ на излюбленныя имъ «Казацкія могилы». Здѣсь однажды, во время совершенія имъ божественной литургіи, храмъ былъ окруженъ польскими солдатами — батальономъ «польскихъ жолнировъ». Начальникъ приказалъ ему прекратить богослуженіе, и онъ былъ арестованъ и приведенъ сначала въ м. Берестечко, а оттуда подъ усиленной охраной, какъ опасный преступникъ, пѣшимъ хожденіемъ былъ отправленъ въ г. Луцкъ, гдѣ польскій воевода Юзефскій обвинилъ его въ томъ, что онъ будто бы руководилъ повстанцами противъ польской власти, и заключилъ его до суда въ одиночную камеру въ Демблинскій подводный казематъ. Здѣсь надъ нимъ издѣвались, морили голодомъ, избивали и угрожали разстрѣломъ. Но о его судьбѣ узналъ Митрополитъ Антоній, находившійся въ это время уже въ Югославіи, и черезъ югославское правительство было оказано воздѣйствіе на польское правительство, по распоряженію котораго Архимандритъ Виталій былъ освобожденъ изъ заключенія; въ Варшавѣ ему были даны виза и деньги на проѣздъ въ Югославію, какъ «друкарю (типографу) Сербской монашеской штампаріи».

Отошедши отъ своихъ тяжелыхъ переживаній въ заключеніи, Архимандритъ Виталій поставилъ своей задачей во что бы то ни стало спасти и возродить Почаевскую типографію и принялся за это дорогое для него дѣло съ присущей ему энергіей. Ему въ это время было еще 47 лѣтъ. Въ Югославіи онъ не нашелъ благопріятныхъ къ этому обстоятельствъ ввиду затрудненій, возникшихъ съ возрождавшейся въ это время Сербской Церковью, и онъ отправился на близкіе его сердцу Карпаты, гдѣ на голомъ мѣстѣ самоотверженнымъ трудомъ онъ въ Ладоміровѣ (Владимірово) въ Пряшевской Руси устроилъ монастырь и Почаевскую типографію. Въ монастырь ему удалось привлечь молодыя силы, въ числѣ которыхъ были теперешніе Архіепископъ Серафимъ Чикагскій, Архіепископъ Виталій Монтреальскій, Архимандритъ Кипріанъ — теперешній иконописецъ, Архимандритъ Антоній, и Архимандритъ Сергій — типографы, тогда молодые послушники, вскорѣ ставшіе иноками, вполнѣ достойными своего великаго Аввы. Здѣсь же Архимандритъ Виталій крестилъ новорожденнаго въ мѣстной крестьянской семьѣ младенца, назвавъ его Василіемъ, и затѣмъ, когда онъ подросъ, принялъ его въ монастырь — это теперешній нашъ Преосвященный Епископъ /с. 21/ Лавръ. Другой его сверстникъ, также Василій, родившійся въ сосѣднемъ селѣ и также принятый въ монастырь, — теперь игуменъ Флоръ. Позже, въ сороковые годы, послѣ второй Міровой войны, Братство монастыря пополнилось новыми иноками изъ ди-пи, среди которыхъ были такіе талантливые мастера и въ то же время исповѣдники въ совѣтской Россіи подъ нечестивой властью большевиковъ, какъ теперешній Архидіаконъ Пименъ, подвизающійся въ Св.-Троицкомъ монастырѣ, Архимандритъ Нектарій, пребывающій въ Православной Миссіи въ Іерусалимѣ, а также Игуменъ Алипій и другіе. Великимъ дѣломъ Ладоміровскаго монастыря и устроенной въ немъ типографіи было снабженіе вновь образовывавшихся приходовъ печатавшимися въ монастырѣ богослужебными книгами и календаремъ съ церковнымъ уставомъ. Безъ этихъ пособій было бы невозможно устройство приходовъ съ организаціей въ нихъ богослуженій, такъ какъ богослужебныхъ книгъ невозможно было тогда нигдѣ достать, кромѣ рѣдкихъ случаевъ. Впослѣдствіи, во время нѣмецкой оккупаціи части Россіи и открытія тамъ храмовъ для богослуженій, Ладоміровское Братство, уже подъ руководствомъ Архимандрита Серафима, смѣнившаго Архимандрита Виталія послѣ его архіерейскаго назначенія, организовало печатаніе и широкое снабженіе богослужебными книгами и миссіонерской литературой освободившейся отъ власти большевиковъ части Россіи. Цѣлый вагонъ этихъ книгъ впослѣдствіи былъ захваченъ въ Вѣнѣ католиками, и онѣ въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ распродавались ими. Первое типографское имущество Архимандритъ Виталій досталъ отъ чешскихъ легіонеровъ, вывезшихъ изъ Россіи типографію.

Дѣятельность Архимандрита Виталія продолжалась въ Ладоміровѣ съ 1921 по 1934 годъ, когда начинается новый періодъ его славной дѣятельности, уже въ Сѣверной Америкѣ. Въ Сѣверной Америкѣ съ 1924 года началась церковная смута послѣ того, какъ Митрополитъ Платонъ, посланный въ Сѣверную Америку Высшимъ Церковнымъ Управленіемъ заграницей для управленія Сѣверо-Американской епархіей, вышелъ изъ подчиненія Высшему Церковному Управленію и, послѣ неудачныхъ попытокъ организовать Американскую автокефалію, объявилъ независимость Сѣверо-Американской Митрополіи отъ высшей церковной власти. Рѣшеніемъ Архіерейскаго Собора Зарубежной Церкви въ 1927 году онъ былъ освобожденъ отъ управленія Сѣверо-Американской епархіей съ запрещеніемъ въ священнослуженіи, и управляющимъ епархіей Архіерейскимъ Сѵнодомъ былъ назначенъ епископъ Аполлинарій, бывшій викарій Санъ-Францисскій, сохранившій вѣрность канонической церковной власти, съ возведеніемъ его въ санъ архіепископа. Митрополитъ Платонъ, такъ же, какъ и Митрополитъ Евлогій въ Европѣ, не /с. 22/ подчинился этому рѣшенію Архіерейскаго Собора, и началась церковная борьба и смута. Архіепископъ Аполлинарій своимъ исповѣдническимъ и подвижническимъ трудомъ за короткое время организовалъ подчиненную черезъ него Архіерейскому Сѵноду епархію, которая насчитывала около 80 приходовъ, и Архіерейскимъ Сѵнодомъ, въ должности викарныхъ епископовъ, были присланы изъ Югославіи посвященные Митрополитомъ Антоніемъ съ другими іерархами въ архіереи архимандриты, окончившіе въ Россіи Духовныя Академіи: епископъ Тихонъ (Троицкій) для Санъ-Францисской каѳедры, Епископъ Іоасафъ для Канады и Епископъ Ѳеодосій, первоначально въ Детройтъ, а затѣмъ переведенный въ Южную Америку. 19 іюня 1933 года, при не вполнѣ выясненныхъ обстоятельствахъ, скончался Архіепископъ Аполлинарій, и временное управленіе епархіей было Архіерейскимъ Сѵнодомъ поручено епископу Тихону Санъ-Францисскому, который и прибылъ изъ Санъ-Франциско въ г. Нью-Іоркъ. Въ апрѣлѣ мѣсяцѣ 1934 года скончался главный организаторъ церковнаго раскола въ Америкѣ Митрополитъ Платонъ, и на его мѣсто вступилъ митрополитъ Ѳеофилъ, при которомъ стали обнаруживаться нѣкоторые признаки возможности изжитія этой смуты, глубоко тяготившей Церковь. Для организаціи церковной жизни въ Америкѣ Архіерейскимъ Сѵнодомъ было рѣшено возвести въ архіереи Архимандрита Виталія и послать его въ Америку.

22 апрѣля 1934 года въ г. Бѣлградѣ состоялась хиротонія Архимандрита Виталія въ архіерейскій санъ, вскорѣ послѣ чего онъ былъ возведенъ въ санъ Архіепископа и назначенъ Архіепископомъ Сѣверо-Американскимъ и Канадскимъ на мѣсто Архіепископа Аполлинарія. Послѣ преодолѣнія затрудненій, возникшихъ съ полученіемъ Американской визы, 2/15 октября 1934 года Архіепископъ Виталій прибылъ въ г. Нью-Іоркъ. Со всей присущей ему энергіей онъ прежде всего занялся правильной организаціей Епархіальнаго Управленія. На собранныя отъ прихожанъ пожертвованія былъ пріобрѣтенъ домъ, въ которомъ былъ устроенъ Вознесенскій Каѳедральный Соборъ: ранѣе епархіальная церковь помѣщалась въ наемномъ зданіи на сосѣдней улицѣ подъ наименованіемъ Кресто-Воздвиженскаго собора. Былъ у американскихъ властей взятъ Чартеръ епархіи и составленъ ея уставъ, былъ созванъ Епархіальный Съѣздъ и образованъ Епархіальный Совѣтъ, собиравшійся ежемѣсячно, былъ приглашенъ юрисконсультъ — русскій Б. Л. Бразоль и американскій адвокатъ Фассетъ. Въ Вознесенскомъ соборѣ были установлены ежедневныя богослуженія, которыя совершались самимъ Архіепископомъ Виталіемъ съ его вѣрнымъ помощникомъ священникомъ, впослѣдствіи митрофорнымъ протоіереемъ, Сергіемъ Пантелѣе/с. 23/вымъ. При соборѣ была устроена маленькая типографія, въ которой набиралъ миссіонерскіе листки самъ Владыка Виталій. Съ первыхъ же дней прибытія въ Америку Архіепископомъ Виталіемъ было обращено самое серьезное вниманіе на организацію Св. Троицкаго Монастыря, основаннаго еще въ 1928 году іеромонахомъ Пантелеимономъ, нынѣшнимъ архимандритомъ, его сподвижникомъ почившимъ архимандритомъ Іосифомъ и группой примкнувшихъ къ нимъ друзей. Іеромонахъ Пантелеимонъ передъ этимъ десять лѣтъ пробылъ на монашескомъ послушаніи въ Св. Тихоновскомъ монастырѣ Американской Митрополіи, но, разочаровавшись въ немъ, примкнулъ къ Русской Зарубежной Церкви. Первые годы монастырь этотъ представлялъ собой ферму съ монашескимъ устройствомъ жизни. Трудами монаховъ тамъ была построена деревянная церковь, и 17 іюня 1935 года владыка Виталій совершилъ ея освященіе. Однако, въ концѣ литургіи пламя охватило эту церковь и въ теченіе 2-3 часовъ она сгорѣла до тла. Никакихъ противопожарныхъ приспособленій не было и присутствовашіе могли только наблюдать за огнемъ. Вскорѣ послѣ этого было рѣшено строить фундаментальную каменную церковь по проэкту знаменитаго архитектора Р. Н. Верховскаго. Въ 1945 году была совершена закладка этой церкви, и въ 1950 году храмъ былъ освященъ прибывшимъ въ Америку Митрополитомъ Анастасіемъ. Храмъ этотъ теперь является обще-русской святыней, а по своему архитектурному стилю — достопримѣчательностью Нью-Іоркскаго штата, отмѣченной въ американскихъ туристическихъ путеводителяхъ и на картахъ.

Особые труды владыка Виталій приложилъ къ перевозу Ладоміровскаго Братства въ Америку. Съ окончаніемъ Второй Міровой войны и съ присоединеніемъ Чехо-Словакіи къ зонѣ совѣтскаго вліянія, Братство покинуло сзой монастырь, который былъ занятъ совѣтскими войсками. Сначала временный пріютъ Братство нашло въ Словакіи, а затѣмъ оттуда переѣхало въ Германію. Вопросъ о пріемѣ русскихъ бѣженцевъ ди-пи въ Америку тогда еще не былъ разрѣшенъ, и всѣ хлопоты владыки Виталія о разрѣшеніи Братству прибыть въ Америку встрѣчали затрудненія, такъ какъ первое время послѣ войны русскихъ эмигрантовъ считали фашистами и колаборантами. Дабы Братство не разсѣялось въ Германіи, среди эмиграціи, Владыкѣ Виталію съ большимъ трудомъ удалось добиться разрѣшенія поселиться Братству въ Швейцаріи, гдѣ оно въ теченіе цѣлаго года ожидало разрѣшенія на въѣздъ въ Америку. Наконецъ, это разрѣшеніе послѣдовало, и въ Америку сначала прибылъ Преосвященный Епископъ Серафимъ, глава Братства, возведенный въ то время въ Архіерейскій санъ, а затѣмъ 17/30 ноября 1946 г., въ день преподобнаго Никона Радонежскаго, въ Нью-Іоркъ прибы/с. 24/ло 14 человѣкъ монаховъ во главѣ съ Архимандритомъ Никономъ, ранѣе присоединившимся къ Братству. Архіепископъ Виталій Архимандрита Никона, въ качествѣ секретаря Епархіальнаго Управленія, и іеродіакона Пимена, оставилъ въ Вознесенскомъ Соборѣ въ г. Нью-Іоркѣ, а всѣ остальные отбыли въ Св. Троицкій монастырь въ Джорданвиллѣ, и въ исторіи монастыря началась новая эпоха жизни. Вскорѣ послѣ этой первой партіи монаховъ послѣдовала и другая партія, и монастырь разросся до большихъ предѣловъ. Самъ Архіепископъ Виталій раздѣлялъ свои подвижническіе труды между монастыремъ и Вознесенскимъ Соборомъ еще со времени своего первоначальнаго прибытія въ Америку. Обычно онъ пребывалъ въ монастырѣ и въ пятницу выѣзжалъ поѣздомъ въ Нью-Іоркъ, въ субботу здѣсь дѣлалъ необходимыя по епархіи распоряженія, совершалъ богослуженія въ Вознесенскомъ соборѣ или въ одномъ изъ приходовъ и въ понедѣльникъ возвращался поѣздомъ въ монастырь. Въ монастырѣ было создано громадное типографское дѣло, снабжавшее богослужебными книгами и церковной литературой всѣ церкви, пользующіяся церковно-славянскимъ языкомъ, и было создано образцовое фермерское хозяйство съ земляной площадью въ 750 акровъ земли. Особые труды приложилъ владыка Виталій и къ созданію Св. Троицкой Духовной Семинаріи. Первоначальной трудностью было отсутствіе преподавательскаго персонала. По началу преподавалъ самъ владыка Виталій, былъ у него сотрудникомъ просвѣщенный миссіонеръ протоіерей Василій Демидовъ, были сотрудники по обученію церковному пѣнію и церковному уставу. Усерднѣйшимъ и вѣрнѣйшимъ помощникомъ влад. Виталія по устройству семинаріи и монастыря былъ проф. Н. Н. Александровъ, спеціалистъ въ области авіаціонныхъ и морскихъ наукъ. Однако, постепенно преподавательскій составъ пополнялся квалифицированными и опытными преподавателями, такими, какъ протоіерей М. Помазанскій, М. А. Горчуковъ, профессоръ И. М. Андреевскій, архимандритъ Константинъ, Н. Д. Тальбергъ и др. Затѣмъ ректоромъ семинаріи былъ назначенъ прибывшій изъ Европы архимандритъ Аверкій, вскорѣ возведенный въ архіерейскій санъ и, наконецъ, Семинарія получила отъ Нью-Іорскаго Штата права высшаго учебнаго заведенія съ правомъ предоставленія ученой степени баккалавра богословія успѣшно окончившимъ ее студентамъ.

Особо усердные труды были положены владыкой Виталіемъ на изжитіе церковной смуты, потрясавшей всю Зарубежную Русь и раздѣлившую Сѣверо-Американскую Церковь на три юрисдикціи — Архіерейскаго Сѵнода, Митрополіи и Московской Патріархіи. Владыка Виталій прибылъ въ Америку съ надеждой на то, что ему удастся возсоединить Американскую Митрополію /с. 25/ съ Зарубежной епархіей. Въ 1935 году, послѣ бывшаго въ Ср. Карловцахъ церковнаго совѣщанія іерарховъ подъ покровительствомъ Сербскаго Патріарха Варнавы, было выработано Временное Положеніе о всей Русской Зарубежной Церкви, по которому былъ устроенъ и Сѣверо-Американскій Митрополичій округъ во главѣ съ Митрополитомъ Ѳеофиломъ. Владыка Виталій сталъ вѣрнымъ сотрудникомъ и помощникомъ Митрополита Ѳеофила, и приходы Зарубежной епархіи почти слились съ остальными приходами Митрополичьяго округа. Такая работа продолжалась до 1946 года и принесла громадную пользу церковному дѣлу. Однако, въ 1946 году произошла новая церковная катастрофа. Подъ вліяніемъ совѣтско-патріотическихъ настроеній, возникшихъ послѣ побѣды большевиковъ во 2-ой Міровой войнѣ, и соотвѣтствующей совѣтской агитаціи, Кливландскій соборъ рѣшилъ прервать свое общеніе съ Зарубежной Церковью и призналъ надъ собой духовное главенство Московской Патріархіи, сохраняя свою автономію. Архіепископъ Виталій, какъ и другіе архіереи, поставленные Архіерейскимъ Сѵнодомъ, не могли признать такое рѣшеніе Кливландскаго Собора и должны были возстановить свою прежнюю зарубежную епархію. Владыка Виталій оказался въ очень трудномъ положеніи, ему пришлось заново возстанавливать свои приходы. Большую помощь въ этомъ дѣлѣ оказало вѣрное духовенство, прибывавшее въ это время изъ Европы изъ бѣженскихъ лагерей послѣ войны, а также бѣженцы, осѣдавшіе въ Америкѣ и заботившіеся объ устройствѣ приходовъ, вѣрныхъ Зарубежной Церкви. Постепенно подготовилъ владыка Виталій и возможность переѣзда въ Америку Архіерейскаго Сѵнода во главѣ съ Первоіерархомъ, для котораго трудами, главнымъ образомъ, Архіепископа Серафима, было устроено подворье въ Магопакѣ, въ усадьбѣ, подаренной Церкви княземъ и княгиней Бѣлосельскими и наименованной по мысли Архіепископа Серафима «Новой Коренной Пустыней» въ память дорогой ему «Коренной Пустыни» въ Курскѣ.

Великое значеніе придавалъ Архіепископъ Виталій сооруженію Св. Владимірскаго Храма Памятника. Мысль объ этомъ у него возникла при празднованіи 950 лѣтія крещенія Руси въ 1938 году. Въ это время въ Америкѣ не было церковнаго раскола и на этотъ праздникъ собрались тысячи людей, среди которыхъ были многіе, извѣстные владыкѣ Виталію по Карпатской Руси и по Почаеву, выходцы изъ Волынской губерніи. И въ этомъ мѣстѣ, которое было наиболѣе крупнымъ средоточіемъ русскихъ людей, владыка Виталій въ 1940 году заложилъ Св. Владимірскій Храмъ Памятникъ, какъ памятникъ Святой Руси и знамя ея грядущаго воскресенія. Однако, въ дѣлѣ сооруженія этого храма возникли большія затрудненія. Началось съ того, /с. 26/ что подрядчикъ соорудилъ недостаточно прочный фундаментъ; на которомъ невозможно было строить величественный храмъ. Владыка Виталій приказалъ уничтожить этотъ фундаментъ, подрядчикъ подалъ на владыку въ судъ, и владыкѣ пришлось на положеніи арестованнаго провести почти цѣлый день въ зданіи суда, пока не выяснилось это дѣло. Далѣе возникла война, въ которой совѣтская Россія оказалась cоюзницей Америки. Владыка Виталій передъ правительствомъ президента Рузвельта протестовалъ противъ признанія совѣтскаго правительства, что вызвало сильную агитацію противъ владыки Виталія среди массы старыхъ эмигрантовъ, которые не желали понимать сущность совѣтскаго правительства. «Ровцы», т. е. члены организаціи Русскаго Объединеннаго Общества Взаимопомощи, въ предѣлахъ котораго строился храмъ, пытались воспрепятствовать сооруженію этого храма Владыкой Виталіемъ и отобрать отъ Владыки Виталія купчую крѣпость («дидъ») на тотъ участокъ земли, гдѣ сооружался храмъ, съ собранными для этой цѣли деньгами. Владыкѣ пришлось обращаться къ адвокатамъ и въ судъ, и въ концѣ концовъ онъ преодолѣлъ всѣ препятствія. Послѣ окончанія второй Міровой войны Св. Владимірскій Храмъ сталъ постепенно сооружаться, но теперь для него опорой стали не широкія массы русскихъ американцевъ, благоустроенныхъ въ Америкѣ, а вновь прибывшіе неустроенные бѣженцы. Тѣмъ не менѣе /с. 27/ храмъ продолжалъ постепенно расти. Архіепископъ Виталій придавалъ настолько важное значеніе Св. Владимірскому Храму Памятнику, что, къ большому огорченію братіи Св. Троицкаго монастыря, завѣщалъ похоронить себя не въ монастырѣ, а въ Св. Владимірскомъ Храмѣ Памятникѣ и въ своемъ завѣщаніи обязалъ своихъ преемниковъ во что бы то ни стало закончить его сооруженіе.

При закладкѣ Св. Владимірскаго Храма Памятника владыка Виталій сказалъ: «Пусть этотъ храмъ Памятникъ будетъ вѣчнымъ свидѣтелемъ нашихъ Православія и русскости и чтобы то и другое нераздѣльно росло и процвѣтало въ будущихъ русскихъ поколѣніяхъ на вольной землѣ Вашингтона». Въ своемъ же завѣщаніи владыка Виталій написалъ: «Владимірова горка это отнынѣ есть и на всѣ будущія времена останется «Путеводнымъ Маякомъ», «Предводительною Хоругвіею» въ историческомъ шествіи Русскаго Избраннаго Народа, въ разсѣяніи и по всей вселенной сущаго».

Владыка Архіепископъ Виталій также позаботился и о созданіи въ Америкѣ женскаго монастыря. Первоначальная идея о необходимости созданія женскаго монастыря возникла у епископовъ Серафима и Никона, при чемъ самое наименованіе монастыря «Новое Дивѣево» предложилъ епископъ Серафимъ. Съ прибытіемъ же въ Америку протопресвитера о. Адріана Рымаренко Архіепископъ Виталій поручилъ устройство женскаго монастыря ему въ качествѣ строителя и духовника, что многими трудами и подвигомъ о. Адріана, ставшаго Архіепископомъ Андреемъ, и осуществлено, и созданъ прекрасный женскій монастырь съ капитальнымъ при немъ старческимъ домомъ, обширнымъ кладбищемъ и полнымъ богослужебнымъ кругомъ церковныхъ службъ.

Въ теченіе своей подвижнической жизни владыка Виталій былъ безсребренникомъ, онъ не бралъ жалованья изъ Вознесенскаго собора и не пользовался деньгами изъ Св. Троицкаго монастыря на свои личныя нужды, но самъ широко помогалъ, причемъ источникомъ средствъ были тѣ денежные подарки, которые онъ получалъ отъ своихъ почитателей. Изъ этихъ суммъ онъ выдавалъ такъ называемыя карманныя деньги преподавателямъ семинаріи, получавшимъ отъ него по 10 долл. въ мѣсяцъ и питаніе отъ монастыря. Болѣе широкую помощь онъ организовалъ русскимъ епархіямъ въ Европѣ, церквамъ, духовенству и бѣженцамъ, для чего основалъ Епархіальный Благотворительный Фондъ, куда поступали и расходовались средства въ тысячахъ долларовъ. Фондъ этотъ, хотя и въ скромныхъ размѣрахъ, существуетъ и въ настоящее время.

Продолжая свои неустанные труды для Церкви Божіей, вла/с. 28/дыка Виталій однажды зимой отправился въ Детройтъ для урегулированія возникшаго тамъ церковнаго осложненія. При возвращеніи въ монастырь отъ желѣзнодорожной станціи Херкимеръ, такси могъ его довезти ночью только до монастырскаго кладбища изъ-за снѣжнаго заноса, оттуда владыка долженъ былъ отправиться пѣшкомъ. Онъ еле дошелъ до монастыря и заболѣлъ, и отъ этой болѣзни, продолжавшейся въ теченіе нѣсколькихъ лѣтъ, онъ не могъ вполнѣ поправиться. За нѣкоторое время до своей кончины онъ изъ Св. Троицкаго монастыря окончательно переселился въ Вознесенскій соборъ въ свою скромную келлію, гдѣ онъ и почилъ 8/21 марта 1960 года, на 87 году своей подвижнической жизни.

На его мраморной гробницѣ въ Св. Владимірскомъ Храмѣ Памятникѣ начертаны слова Св. Апостола Павла: «Подвигомъ добрымъ подвизахся, теченіе скончахъ, вѣру соблюдохъ» (2 Тим. 4, 7-8). Къ владыкѣ Виталію приложимы и дальнѣйшія слова великаго Апостола: «Прочее убо соблюдается мнѣ вѣнецъ правды, егоже воздастъ ми Господь въ день онъ, праведный Судія, не токмо мнѣ, но и всѣмъ возлюбившимъ явленіе Его». Вѣнецъ правды воздастся владыкѣ Виталію въ Небесномъ Царствіи, здѣсь же, на землѣ, мы возлагаемъ на него нашъ скромный словесный вѣнецъ, сотканный изъ любви къ нему, изъ нашихъ незабвенныхъ воспоминаній о немъ и изъ нашей благодарности Господу Богу за то, что и на нашей родинѣ и въ нашемъ изъ нея изгнаніи находятся такіе люди — предвозвѣстники ея грядущаго воскресенія и обновленія.

Архіепископъ Никонъ.       

Источникъ: «Православная Жизнь» (Orthodox Life). Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». № 8. Августъ 1973 года. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1973. — С. 11-28.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.