Церковный календарь
Новости


2017-08-16 / russportal
Слово митр. Анастасія въ 7-ю годовщину муч. кончины Царской Семьи (1963)
2017-08-16 / russportal
Рѣчь архим. Анастасія (Грибановскаго) при нареч. его во еп. Серпуховскаго (1963)
2017-08-16 / russportal
Свщмч. Кипріанъ. Письмо (52-е) къ исповѣдникамъ, заключ. въ темницѣ (1879)
2017-08-16 / russportal
Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій. Письмо (51-е) къ Луцію, папѣ Римскому (1879)
2017-08-15 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 2-я. Глава 8-я (1943)
2017-08-15 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 2-я. Глава 7-я (1943)
2017-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Два принципа въ юрисдикціи (1964)
2017-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Канон. основаніе Русской Зарубежной Церкви (1964)
2017-08-15 / russportal
"Каноны или Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Діонисія Александрійскаго (1974)
2017-08-15 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Собора, бывш. въ храмѣ Премудрости Слова Божія (1974)
2017-08-15 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 30-е (1882)
2017-08-15 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 29-е (1882)
2017-08-14 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 2-я. Глава 6-я (1943)
2017-08-14 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 2-я. Глава 5-я (1943)
2017-08-14 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Дивное семейство. (Св. муч. Маккавеи) (1900)
2017-08-14 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Не оскорбляй креста Христова (1900)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 16 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ПРАВОСЛАВНАЯ ЖИЗНЬ».
Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь».

№8 (320). — Августъ 1976 года.

Послѣдняя земная Пасха Владыки Антонія [1].
(Извлечено изъ X-го тома «Жизнеописанія блаж. Антонія, Митрополита Кіевскаго и Галицкаго».)

Не даромъ говорятъ люди про какое-либо торжественное и радостное событіе, взволновавшее ихъ до глубинъ души, что «такъ было хорошо, какъ на Пасху».

Мнѣ хочется подѣлиться тою радостію, которую сподобилъ меня Господь пережить именно на Пасху 1936 года въ церкви, въ которой служилъ Блаженнѣйшій нашъ незабвенный покойный владыка Антоній.

Какъ всѣмъ извѣстно, послѣдще годы владыка не могъ уже ни ходить, ни стоять на ногахъ и его носили каждый праздничный и воскресный день въ церковь, гдѣ онъ неопустительно причащался Св. Таинъ и говорилъ поученія.

На Пасху 1936 года владыка очень пожелалъ служить, хотя бы сидя, и Господь помогъ мнѣ это устроить. Добрые /с. 15/ люди изъ Лондона къ юбилею владыки прислали очень удобное кресло на колесахъ, и это дало возможность исполнить желаніе владыки къ его и нашей общей радости.

Къ этой Пасхѣ владыка усиленно готовился, съ неменьшимъ усердіемъ, чѣмъ когда былъ еще здоровъ. Онъ посѣщалъ всѣ службы Страстной Седмицы и, при всей слабости своего здоровья, всю седмицу питался однимъ только чаемъ съ хлѣбомъ и другой пищи не вкушалъ.

Въ Великую Субботу, послѣ литургіи, владыка немножко отдохнулъ, а затѣмъ все время сидѣлъ и читалъ «Прологъ» и часто плакалъ. Уже вечеромъ прихожу я и говорю: «Владыка святый, Вы бы полежали хоть немного передъ службой, отдохнули бы, а то устанете и хуже будетъ». «Отчего мнѣ отдыхать? отъ ничего недѣланія? Самъ небось вертишься, какъ бѣлка въ колесѣ, и не думаешь отдыхать, а меня заставляешь?... Вотъ когда умру, тогда и буду отдыхать... если Богу уходно будетъ...» Тогда я попросилъ у владыки разрѣшенія перевезти его въ другую комнату — спальню, гдѣ стоялъ и письменный столъ, а самъ принялся накрывать пасхальный столъ, а дверь въ спальню затворилъ, чтобы не мѣшать владыкѣ, такъ какъ онъ очень не любилъ всякихъ приготовленій, сборовъ, укладыванія чемодановъ и тому подобной возни.

Провозился я такъ около часу. Слышу у владыки тихо, меня не зоветъ. Я подошелъ къ двери и тихонько пріотворилъ ее, чтобы посмотрѣть не нужно ли чего. Смотрю... Владыка стоитъ... Я въ страхъ прямо пришелъ. Но вида не подалъ, а спокойно спросилъ: «Владыко Святый можетъ быть Вамъ нужно что-нибудь». Владыка спокойно отвѣчаетъ: «Нѣтъ, мнѣ ничего не нужно»... «А чего же Вы встали?» «А такъ просто дѣлаю репетицію», отвѣчалъ владыка и самъ сѣлъ опять въ кресло. Тутъ я еще разъ предложилъ владыкѣ лечь отдохнуть, но онъ отвергъ мое предложеніе, сказавши: «Ложись самъ, если хочешь, а я не буду».

Моя работа со столомъ была готова около 9½ час. вечера, я пришелъ къ владыкѣ и спросилъ: «Владыко Святый, благословите будемъ читать правило». «Ну, ну хорошо». Начали вечернее правило съ канонами и съ акаѳистомъ, что положено читать подъ всякое воскресеніе вечеромъ, но безъ вечернихъ молитвъ, а затѣмъ сразу же и утреннее правило ко св. Причащенію, но безъ псалмовъ и утреннихъ молитвъ, а только канонъ, послѣ него полаженные тропари и молитвы. Владыка молился какъ-то особенно на этотъ разъ. Правда у него всегда была какая-то особенная молитва: когда онъ читалъ молитвы, то произносилъ ихъ такимъ ровнымъ голосомъ, такъ спокойно, что могло показаться, что это говорится по привычкѣ, но онъ никогда не молился безъ то/с. 16/го, чтобы его молитву не прерывали слезы умиленія. Умиленное настроеніе въ молитвѣ, которое не часто посѣщаетъ насъ, у него было всегда. Онъ никогда не напрягался въ молитвѣ, молился спокойно, просто, тихо и только эти постоянные приливы слезъ, которыя онъ умѣлъ какъ-то остананавливать, какъ бы проглатывая, говорили о его горячей молитвѣ, о его умиленномъ, чистомъ и высокомъ настроеніи. Такъ же и даже еще въ особой степени было и этотъ разъ...

Кончили правило, я пошелъ собираться, чтобы идти въ церковь и вернулся одѣвать владыку. Одѣлъ его въ новенькій серебристо-голубого цвѣта подрясникъ, присланный къ юбилею архіепископомъ Несторомъ изъ Харбина и говорю: «вотъ какъ хорошо Вы выглядите въ этомъ подрясникѣ», а владыка отвѣчаетъ: «что же тутъ хорошаго — старая и никому ненужная я тряпка и больше ничего»...

Пріѣхали мы въ церковь. Народу было уже полно. Владыку провезли прямо въ алтарь на креслѣ; сразу же облачили его, облачился и я, взялъ благословеніе и вышелъ править полунощницу. Внесли плащаницу въ алтарь. Какъ только стихла возня, всегда неизбѣжная въ этотъ моментъ, въ алтарѣ всѣ стали на свои мѣста. Затѣмъ священнослужители приложились ко св. Престолу и ждали знака, чтобы начать Пасхальную заутреню. Владыка въ полномъ облаченіи передъ Престоломъ сидѣлъ въ креслѣ на колесахъ, ему подали крестъ съ трехсвѣчникомъ, украшенный цвѣтами, въ правую руку онъ взялъ кадило и сказалъ: «отцы и братія, ну, съ Богомъ, начинаемъ», и мы начали пѣть, какъ положено, первый разъ тихо, «Воскресеніе Твое Христе Спасе»... во второй разъ громче и отдернули завѣсу, а въ третій разъ уже совсѣмъ громко, открыли Царскія врата и стали выходить. «Младшіе впередъ», распорядился владыка и протодіаконъ, а за нимъ священникъ вышли впередъ, а я остался за кресломъ владыки и вывезъ его самъ, чтобы, если потребуется, замѣнить его въ богослуженіи.

Облаченъ владыка былъ въ чудное красное съ золотомъ парчевое облаченіе, поднесенное ему отъ Харбинской епархіи въ дни его юбилея. Митра на немъ была его старая серебрянная, которая пропутешествовала съ нимъ отъ Житоміра даже до Карловцевъ. Это единственный предметъ изъ священныхъ облаченій, который владыка вывезъ съ собою изъ Россіи и то только потому, что размѣръ головы у него былъ необыкновенно большой — 64 сантиметра, вслѣдствіе чего даже въ Россіи не было ни одной митры по его головѣ и владыкѣ всегда приходилось возить митру съ собою, куда бы онъ ни ѣхалъ. Эта митра видала и гробъ Господень въ Іерусалимѣ, была на св. Аѳонѣ, въ Аѳинахъ, въ Царьградѣ, /с. 17/ Парижѣ, Лондонѣ, Берлинѣ, однимъ словомъ вездѣ, гдѣ былъ владыка въ эти послѣдніе 17 лѣтъ жизни заграницей.

Наша церковка въ Срем. Карловцахъ на второмъ этажѣ. Владыку довезли до площадки при входѣ въ церковь и тутъ онъ передалъ мнѣ крестъ съ трехсвѣчникомъ и кадило, а мы спустились внизъ и пошли вокругъ собора крестнымъ ходомъ. Сидя въ креслѣ передъ дверьми въ церковь, владыка ждалъ нашего возвращенія. Когда мы вернулись, я передалъ ему крестъ и кадило и онъ началъ заутреню: — свѣжимъ, громкимъ, прямо юношескимъ голосомъ онъ возгласилъ: «Слава Святѣй, и Единосущнѣй, и Животворящей, и Нераздѣльнѣй Троицѣ»... Такимъ же голосомъ началъ онъ и прочелъ стихи: «Да воскреснетъ Богъ»... Лицо его сіяло какой-то особенной благодатной славой. На красномъ фонѣ облаченія, при яркомъ свѣтѣ электричества и свѣчей, ликъ владыки былъ особенно ипостасенъ. Широкая пушистая бѣлая борода, какъ облако, окоймляла его лицо, чудные большіе глаза, сіяющіе добротой и лаской, какъ-то особенно смотрѣли въ этотъ день. — Онъ былъ смирененъ и величествененъ...

Отворились церковныя двери и владыка, слѣдуя въ креслѣ, громко возглашалъ: «Христосъ Воскресе» и также громко ему отвѣчали люди: «Воистину Воскресе». Служба пасхальная всегда торжественна, но тутъ было нѣчто неописуемое — было такое благодатное настроеніе у всѣхъ, что вотъ и теперь всѣ вспоминаютъ объ этомъ служеніи съ умиленнымъ чувствомъ.

Утреня шла на серединѣ храма, владыкѣ сослужили два священника и діаконъ. Наши прихожане, хотя и избалованные архіерейскими службами и всякаго рода церковными торжествами, были въ полномъ восторгѣ. Съ большимъ подъемомъ и свѣжимъ голосомъ читалъ владыка Слово Огласительное Св. Іоанна Златоуста, часто прерывая чтеніе слезами умиленія. Затѣмъ началъ владыка христосоваться, съ мужчинами трижды цѣлуясь, а женщинами давая цѣловать крестъ и руку и такъ со всею церковью.

Началась литургія, которая шла радостно и торжественно. Никто какъ-то не замѣчалъ, что владыка сидитъ въ креслѣ, что его возятъ, поворачиваютъ для того, чтобы осѣнить трикиріемъ и дикиріемъ народъ или сказать: «миръ всѣмъ».

«Малый входъ»... Поемъ «пріидите поклонимся», владыка осѣняетъ народъ на четыре стороны, все какъ слѣдуетъ, на лицахъ молящихся восторгъ и умиленіе. Владыка сіяетъ спокойной радостью, весь онъ, какъ икона. Читается Апостолъ, а затѣмъ протодіаконъ беретъ благословеніе на чтеніе Евангелія. Громко, свѣжо, совсѣмъ, какъ бывало прежде,

/с. 20/ прозвучало изъ алтаря Владыкино благословеніе: «Богъ молитвами святаго славнаго всехвальнаго Апостола и Евангелиста Іоанна Богослова»... А затѣмъ самъ владыка началъ читать Евангеліе по-гречески и при томъ наизусть (одинъ разъ владыка какъ будто запнулся, я испугался, потому, что вѣдь никто не можетъ подсказать, и сказалъ это мѣсто по-славянски, а владыка сразу же вспомнилъ и продолжалъ по-гречески безъ запинки). Я читалъ по-русски. другой священникъ по-сербски и діаконъ по-славянски. Владыкинъ голосъ прекрасно звучалъ, интонація чудесно хороша, утомленія никакого, однимъ словомъ все было необыкновенно хорошо. Изъ глазъ его излучаются какія-то благодатныя струи мира и любви, и онѣ глубоко трогаютъ душу и невольно слезы радости и умиленія текутъ по щекамъ, а на душѣ, тихо, спокойно и радостно.

Причащался владыка съ большимъ проникновеніемъ и смиреніемъ. Его лицо при Св. Причастіи описать трудно, выраженіе его неуловимо было бы даже большому художнику, ибо оно дѣлалось неземнымъ...

Но вотъ кончилась литургія. Владыку разоблачаютъ, а я пошелъ святить куличи. Прихожу назадъ въ алтарь, владыка говоритъ: «Ну вотъ слава Богу, — отслужилъ послѣднюю Пасху, теперь уже и умирать не страшно». Сказалъ онъ это такъ просто, такъ спокойно и убѣжденно, что у насъ, слышавшихъ это, не нашлись даже что сказать.

А затѣмъ владыка, обращаясь ко мнѣ, сказалъ: «Ну Ѳедя, изобрѣтатель же ты, я бы не додумался до того, чтобы съ такимъ удобствомъ и калѣкамъ можно служить». Мнѣ было сугубо пріятно: оченъ я радовался тому, что доставилъ владыкѣ радость, и не меньше еще и тому, что вся наша небольшая паства была въ такомъ восторгѣ. «Ну, Ѳедя, — говоритъ владыка, — приглашай пожалуйста ты самъ къ намъ разговляться, ты лучше знаешь кого», но я шепнулъ владыкѣ, чтобы онъ сдѣлалъ это самъ, тогда никто не станетъ отказываться, и онъ въ алтарѣ сказалъ всѣмъ бывшимъ тамъ: «отцы и братія пожалуйте ко мнѣ разговляться».

Пришли всѣ почти прислуживающіе въ алтарѣ и, конечно, всѣ служащіе и часть поющихъ, всего человѣкъ 12, да насъ двое, а затѣмъ С. В., казакъ, служившій въ Патріархіи и убиравшій команты владыки. Веземъ владыку и всѣ идемъ вокругъ него, тутъ же идетъ мальчикъ, сынъ бѣдныхъ родителей. Владыка, увидѣвъ его, подозвалъ по имени и говоритъ ему: «Иди милый къ намъ разговляться, а то у васъ, вѣроятно, и кушать то нечего». Мальчикъ съ нескрываемой радостью пошелъ съ нами и мы всѣ вмѣстѣ вошли въ комнату, гдѣ стоялъ пасхальный столъ. Я принесъ епитрахиль и св. /с. 21/ воду, пропѣли положенный чинъ на освященіе пасхи, окропилъ яствія св. водой и всѣ сѣли за стодъ.

Столъ былъ полонъ всякихъ явствъ и питій; часть заготовляли сами, часть приносили прихожане, любившіе владыку. Но изъ всего, что стояло на столѣ, для владыки почти ничего не было, ибо онъ мясного, а равно и спиртного, ничего никогда не вкушалъ. Поэтому спеціально для владыки одна изъ прихожанокъ приготовила жаренаго судака. Подали владыкѣ кофе съ молокомъ и хлѣбъ съ масломъ; былъ еще и сыръ, но его владыка не вкушалъ и когда ему предлагали, всегда отвѣчалъ: «сыръ? фу... это все равно, что мыло ѣсть».

Съѣлъ владыка маленькій кусочекъ судака и чтобы подать знакъ, что можно пить вино, приказалъ налить ему сладенького съ водичкой. Это «сладенькое» дѣлалъ я самъ спеціально для владыки; бралъ обыкновеннаго краснаго вина, добавлялъ довольно сахару и кипятилъ съ корками отъ апельсина. Съ водой выходило довольно вкусно, крѣпости не было.

Владыка очень любилъ угощать и радовался, когда сидящіе за столомъ держали себя просто и свободно и кушали все во славу Бажію, не дожидаясь приглашеній, самъ же владыка очень не любилъ, когда его угощали и предлагали что-либо и спрашивали: не угодно ли вамъ того или вотъ этого. Но я все-таки приставалъ, предлагая или яичко или рыбы и все говорилъ: «Владыко святый, скушайте пожалуйста, это вамъ полезно». Владыка сердился, но все-же что-нибудь бралъ. «Только, чтобы ты отвязался», говорилъ онъ при этомъ.

Одинъ изъ присутствующихъ за столомъ, отъ большой усталости, такъ какъ на немъ лежала большая часть хлопотъ по церковнымъ службамъ, которыя онъ исполнялъ, продолжая нести труды своей постоянной службы, — покушавши и выпивъ стаканъ вина, сидя за столомъ, вздремнулъ. На столѣ стоялъ большой букетъ цвѣтовъ и мнѣ не было видно заснувшаго, а владыка сидѣлъ во главѣ стола и всѣхъ видѣлъ. Вдругъ слышу Владыкинъ голосъ: «пссс... пссс...» Всѣ мы посмютрѣли на владыку, а онъ, указывая на заснувшаго пальцемъ и нѣсколько поднявъ брови, съ улыбкой полушопотомъ говоритъ: «спитъ... спитъ» такъ тихо, чтобы не разбудить заснувшаго. Весь столъ затихъ и отъ тишины спящій проснулся и былъ немного сконфуженъ, но владыка по родному ласково обратился къ нему, похвалилъ его за труды по церкви и пѣніе, а затѣмъ предложилъ всѣмъ еще скушать или выпить чего кто хочетъ, но всѣ уже были сыты.

Тогда владыка говоритъ: «Ну, милые друзья, пропоемъ молитву и завалимся спать; благодарю васъ, отцы и братія, за хорошую службу сегодняшнюю и за то, что и мнѣ, калѣ/с. 22/кѣ, удалось послужить и также за то, что раздѣлили съ нами сію трапезу». Послѣ молитвы владыка со всѣми простился и далъ каждому по яичку и всѣ ушли, радуясь о Воскресшемъ Спасителѣ нашемъ и о томъ, что дождались сихъ великихъ и святыхъ дней.

Проводилъ я гостей, а затѣмъ вернулся къ владыкѣ; онъ сидѣлъ все еще за столомъ, ибо самъ двинуться никуда не могъ и ждалъ меня. Только что я показался въ дверяхъ, гляжу, владыка ласково смотритъ на меня и тихо плачетъ... и среди плача вырываются у него слова: «Спасибо тебѣ, Ѳедя, за твое усердіе... Господь тебя не оставитъ». Я молчалъ и не зналъ, что сказать. Мнѣ хотѣлось тоже плакать, но я съ трудомъ удержался, ибо боялся, что это его еще больше разстроитъ. Поэтому я сдѣлалъ видъ, что не обращаю вниманія на похвалы и сказалъ только, что слава Богу за все, что такъ хорошо вышло и въ церкви и дома — разговѣніе, но въ душѣ моей была радость и ликованія, что мои затѣи доставили владыкѣ духовную радость и утѣшеніе.

Владыка отдыхалъ до 10 часовъ утра, а затѣмъ поднялся и тутъ начались визиты и пріемы. Правда наша Карловацкая колонія не большая, но все же порядочно было русскихъ. Было принято, что во всѣ праздники всѣ визиты начинались съ владыки. Такъ было и въ этогь разъ. Владыка принималъ и угошалъ всѣхъ чѣмъ Богъ послалъ цѣлый день до вечера, а я по обязанности настоятеля церкви долженъ былъ ходить по приходу, только время отъ времени забѣгая навѣдываться — посмотрѣть, какъ чувствуетъ себя владыка. Вижу владыка бодръ, веселъ, бесѣдуетъ съ гостями, угошаетъ, все слава Богу и бѣгу дальше. — Такъ всѣ три дня.

Такъ прошла Пасха, такъ служилъ Блаженнѣйшій митрополитъ Антоній свого послѣднюю пасхальную литургію.

Да, дни были незабываемые. И теперь, когда вспоминаю, душа трепещетъ и болитъ: — тогда радовалась, а теперь скорбитъ, ибо «отнятъ отъ насъ Женихъ и радоваться не можемъ».

Правда, вѣримъ, что онъ обрѣлъ благодать и милость у Бога, Которому такъ усерно служилъ всю свою жизнь, а поэтому и предстательствовать можетъ предъ Нимъ о насъ грѣшныхъ. Скорбимъ по земному, что нашего Великаго Аввы и Святителя не можемъ видѣть среди насъ и не можемъ ему повѣдать нашихъ скорбей. Но будемъ надѣяться, что увидимъ его тамъ, на облацѣхъ небесныхъ, и поклонимся ему, когда Господь и насъ призоветъ къ Себѣ.

Архимандритъ Ѳеодосій.       

Примѣчаніе:
[1] Въ числѣ вѣрнѣйшихъ и преданнѣйшихъ сотрудниковъ владыки Антонія былъ его келейникъ архимандритъ Ѳеодосій (Мельникъ), который изъ простыхъ монаховъ Кіево-Печерской Лавры съ 1919 года и до конца жизни владыки Антонія состоялъ при немъ. Состоя при владыкѣ Антоніи въ теченіе 17 лѣтъ и самъ, будучи отъ природы одареннымъ и воспріимчивымъ человѣкомъ, архимандритъ Ѳеодосій хорошо усвоилъ весь строй церковной службы и настолько ознакамился съ церковными и общественными дѣлами, что владыка Антоній считаль его достойнымъ архіерскаго сана и весьма хотѣлъ возвести его въ архіерейскій санъ, но не успѣлъ осуществить этого въ виду своей болѣзни и кончины. Послѣ кончины владыки Антонія архимандритъ Ѳеодосій состоялъ настоятелемъ Сербскаго монастыря «Высокіе Дечани» и тамъ скончался въ 1957 году.

Источникъ: «Православная жизнь» (Orthodox life). Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». №8 (320). Августъ 1976 года. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1976. — С. 14-22.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.