Церковный календарь
Новости


2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 20-я (1939)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 19-я (1939)
2017-10-21 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Симона, еп. Владимірскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Нестора, лѣтописца Россійскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Есть ли у насъ покаяніе? (1975)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 15-я (1925)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 14-я (1925)
2017-10-20 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 18-я (1939)
2017-10-20 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 17-я (1939)
2017-10-20 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преподобнаго Нифонта (1967)
2017-10-20 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Тита пресвитера (1967)
2017-10-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Боже, милостивъ буди намъ, грѣшнымъ" (1975)
2017-10-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Слова и рѣчи. Томъ II. (1961-1968). Вступленіе (1975)
2017-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 4-я (1991)
2017-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 3-я (1991)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 15.

Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ПРАВОСЛАВНАЯ ЖИЗНЬ»,
Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь».

№12 (420). — Декабрь 1984 года.

Епископъ Игнатій (Брянчаниновъ).
Поученіе въ тридесять первую недѣлю.

Объясненіе таинственнаго значенія Евангельской повѣсти.

Господь нашъ Іисусъ Христосъ, повѣтствуетъ Евангеліе, выходилъ изъ города Іерихона. За нимъ слѣдовали ученики Его и множество народа. На пути сидѣлъ слѣпецъ, просилъ у прохожихъ милостыню. Услышавъ шумъ многочисленной толпы, онъ полюбопытствовалъ о причинѣ народнаго собранія. Ему отвѣчали, что шествуетъ Іисусъ, что присутствіемъ Его привлечено это многолюдство. Тогда слѣпецъ началъ кричать громкимъ голосомъ: Іисусе, Сыне Давидовъ, помилуй мя. Тѣ, которые шли впереди Господа, останавливали слѣпца, приказывая ему молчать; но онъ еще сильнѣе кричалъ: Сыне Давидовъ, помилуй мя. Господь остановился, велѣлъ привести его къ Себѣ. Слѣпаго позвали. Онъ сбросилъ съ себя верхнюю одежду, и предсталъ предъ Господа. Господь спросилъ его: «чего ты хочешь отъ Меня?» Слѣпецъ отвѣчалъ: «Господи! хочу, чтобъ Ты даровалъ мнѣ зрѣніе». Господь сказалъ: прозри: вѣра твоя спасе тя. Слѣпецъ прозрѣлъ немедленно и пошелъ вслѣдъ Іисуса, славя Бога [2].

Въ духовномъ отношеніи всѣ грѣшники должны быть признаны слѣпыми: они точно — слѣпы. Ихъ называетъ слѣпыми Священное Писаніе [3]; самое дѣло доказываетъ слѣпоту ихъ. Зрѣніе грѣшниковъ столько извращено и повреждено грѣхомъ, что оно со всею справедливостію должно быть признано и названо слѣпотою. Слѣпота эта — слѣпота духа. Слѣпота эта тѣмъ опаснѣе, что она наиболѣе признаетъ и проповѣдуетъ себя удовлетворительнѣйшимъ, превосходнѣйшимъ зрѣніемъ. Не видитъ слѣпотствующій грѣшникъ ни Бога, ни вѣчности, ни себя, ни назначенія, для котораго созданъ человѣкъ, ни смерти, ожидающей его и всѣхъ человѣковъ, неминуемой ни для него, ни для кого изъ человѣковъ. Несчастный! онъ дѣйствуетъ изъ слѣпоты своей, дѣйствуетъ для погубленія себя, дѣйствуетъ для одного суетнаго и временнаго, гоняется за одними призраками. И приходитъ забытая имъ смерть, срываетъ его съ поприща дѣятельности его, представляетъ на судъ Божій, о которомъ онъ никогда не думалъ, къ которому онъ вовсе не приготовился. — Началомъ возвращенія къ зрѣнію для слѣпотствующаго грѣшника служатъ сознаніе и исповѣданіе слѣпоты, оставленіе дѣятельности, совершаемой подъ водительствомъ этой слѣпоты.

Іерихонъ расположенъ былъ въ долинѣ, прорѣзываемой рѣкою Іорданомъ. Мѣстность, которую занимали прочіе города израильскіе — вообще гористая. Низменнымъ положеніемъ Іерихона изображается наше состояніе паденія. Таинственный слѣпецъ вышелъ изъ Іерихона. Онъ престалъ участвовать въ дѣлахъ, которыми занимаются жители города: онъ престалъ совершать явные грѣхи при посредствѣ тѣла; онъ сѣлъ при пути, по которому шествуютъ Спаситель и спасеніе, началъ испрашивать милостыню у мимоходящихъ, кормиться скудно, подаяніемъ. Мимоходяшіе суть живые сосуды Святаго Духа, которыхъ Богъ посылалъ въ міръ для руководства міра ко спасенію, въ теченіи всей жизни міра [4]. Мимоходящіе суть наставленія пастырей Церкви и подвижниковъ благочестія, временно странствующихъ на землѣ подобно всѣмъ человѣкамъ: они руководствуютъ грѣшника въ началѣ его обращенія; они питаютъ его гладную душу познаніями, доставляемыми вѣрою отъ слуха [5]. Слѣпецъ, хотя и вышелъ изъ города, но не могъ по причинѣ слѣпоты своей далеко уйти отъ него. Онъ сидѣлъ близь городскихъ воротъ; молва городская достигала слуха его, тревожила сердце, умъ приводила въ смущеніе. Такъ и слѣпотствующій грѣшникъ, когда оставитъ грубые грѣхи, не можетъ расторгнуть связи со грѣхомъ, какъ живущимъ внутри его, такъ и дѣйствующимъ на него извнѣ. И по обращеніи своемъ, онъ пребываетъ близь грѣха и во грѣхѣ; грѣховные помыслы, мечтанія, ощущенія, не престаютъ возмущать умъ его и сердце. Сопутствующіе и содѣйствующіе Христу — Пророки, Апостолы и святые Отцы — возвѣщаютъ слѣпому о близости къ нему Спасителя: потому что слѣпый въ омраченіи своемъ никакъ не можетъ представить себѣ, что Богъ находится близь его. Ему представляется Богъ удаленнымъ, какъ-бы вовсе несуществующимъ. Слѣпецъ, наставленный словомъ Божіимъ, что вездѣсущій Богъ ближе къ нему, нежели всѣ предметы видимаго и невидимаго міра, ободряется, вступаетъ въ молитвенный подвигъ. Онъ вступилъ въ подвигъ; но умъ его запечатлѣнъ плотскимъ мудрованіемъ, и, будучи вещественъ по причинѣ усвоенія впечатлѣній вещественныхъ, не можетъ молиться духовно; сердце его, зараженное различными пристрастіями, непрестанно отвлекается этими пристрастіями отъ молитвы. Молитва слѣпца — дебела, вещественна, перемѣшана съ помыслами и мечтаніями плотскими и грѣховными, осквернена ими; не можетъ подняться отъ земли, пресмыкается по землѣ, — низвергается на землю, лишь сдѣлаетъ усиліе подняться отъ земли. Слѣпецъ не имѣетъ удовлетворительнаго понятія о Богѣ: это понятіе несвойственно плотскому состоянію; молитвенный подвигъ слѣпца есть еще подвигъ тѣлесный. «Слѣпъ, сказалъ преподобный Маркъ подвижникъ, — тотъ, кто вопіетъ и говоритъ: Сыне Давидовъ! помилуй мя. Онъ молится еще тѣлесно, еще не стяжалъ духовнаго разума». Онъ сидитъ, одинокій, у вратъ Іерихона.

На поприщѣ молитвеннаго подвига встрѣчаютъ подвижника многія и различныя препятствія. Дѣйствія и сила ихъ основаны на слѣпотѣ подвижника. Въ то время, какъ слѣпецъ занимался прошеніемъ милостыни у мимоходящихъ, положеніе его было положеніемъ сѣдящаго. И при первоначальныхъ вопляхъ своихъ онъ оставался въ положеніи сѣдящаго. Нѣтъ еще истиннаго духовнаго преуспѣянія, нѣтъ духовнаго движенія въ томъ, кто занимается изученіемъ слова Божія по буквѣ и тѣлесною молитвою. Онъ продолжаетъ оставаться подъ вліяніемъ грѣховныхъ помысловъ и ощущеній, подъ вліяніемъ плотскаго мудрованія; онъ продолжаетъ оставаться на землѣ; шествіе на небо для него невозможно, неестественно. Онъ подвизается въ молитвенномъ подвигѣ, какъ въ подвигѣ ему чуждомъ, принуждаетъ себя къ подвигу насильно, влечетъ себя къ этому подвигу, какъ-бы къ злѣйшему врагу, къ немилостивому убійцѣ. Чувство это, этотъ залогъ плотскаго человѣка къ молитвѣ свойственны ему: она убиваетъ, она закалаетъ ветхаго нашего человѣка, и страшится ветхій человѣкъ заколенія, хочетъ избѣжать его, всѣми силами противится ему. Кругомъ подвижника стоятъ падшіе духи: они не удалились отъ него, потому что онъ не получилъ освобожденія отъ нихъ, подчинившись имъ прежнею грѣховною жизнію, предшествовавшею обращенію къ Богу. Они стараются удержать его въ порабощеніи; они воспрещаютъ ему молиться; они угрожаютъ ему, смущаютъ его, принимаютъ всѣ мѣры, чтобъ принудить къ молчанію. Они приносятъ ему невѣріе, внушая, что молитва его не будетъ услышана. Они приносятъ ему безнадежіе, воспоминая множество содѣянныхъ имъ грѣховъ, живо представляя ихъ воображенію и чувству, возбуждая услажденіе ими въ душѣ и тѣлѣ. Они расхищаютъ и уничтожаютъ молитву его, приводя на мысль различныя попеченія, представляя необходимость немедленнаго занятія ими. Они производятъ въ душѣ сухость, уныніе, чтобъ подвижникъ, увидѣвъ безплодіе подвига, покинулъ его. Они насмѣхаются надъ подвигомъ, издѣваются надъ нимъ, какъ надъ безплоднымъ и тщетнымъ, потому что трепещутъ послѣдствій его. Подвижникъ молитвы, предавшійся подвигу молитвы, вдали отъ занятій человѣческаго общества, услышитъ адскій говоръ демоновъ. Онъ увидитъ плѣнъ свой, свои цѣпи и темницу. Положилъ еси насъ, говоритъ великій дѣлатель молитвы, поношеніе сосѣдомъ нашимъ, подражненіе и поруганіе сущимъ окрестъ насъ. Весь день срамъ мой предо мною есть, и студъ лица моего покры мя, отъ гласа поношающаго, отъ лица вражія и изгонящаго [6].

Здѣсь нужна вѣра: вѣра твоя спасе тя, сказалъ Господь слѣпцу, по исцѣленіи его. Нужна вѣра для постоянства въ молитвенномъ подвигѣ; нужны постоянство, терпѣніе и долготерпѣніе; нужны отверженіе ложнаго стыда и настойчивость, чтобъ подвигъ принесъ чудный плодъ свой. Первоначально нуженъ усиленный телѣсный подвигъ: нужны колѣнопреклоненія, утомляющія тѣло, смиряющія душу; нужны продолжительныя стоянія и всенощныя бдѣнія; нужна молитва устная и гласная, молитва, соединенная съ плачемъ и воплемъ, когда мы находимся наединѣ, въ келейномъ затворѣ, и можемъ плакать и стенать свободно; нужна негласная молитва съ негласнымъ плачемъ сердца, когда мы находимся въ обществѣ человѣковъ. Воспрещали слѣпцу вопіять, и вопіялъ онъ тѣмъ сильнѣе; повелѣвали слѣпцу молчать, и вопіялъ онъ тѣмъ громче. Такъ должны поступать и мы: мы должны преодолѣвать и попирать всѣ препятствія къ молитвѣ; мы должны оставлять безъ вниманія всѣ препятствія, и молиться тѣмъ ревностнѣе и усерднѣе. Если на утренномъ правилѣ твоемъ, молитва твоя была расхищена помыслами и мечтаніями, и ты не принадлежалъ себѣ, по насилію обуревавшихъ тебя страстей: то не ослабѣй, не впади въ уныніе. Съ обновленною ревностію встань на вечернемъ правилѣ, усиливаясь внимать твоему молитвословію и собирая разсѣянныя мысли твои подобно вождю израильскому, говорившему воинамъ своимъ: мужаимся и укрѣпимся о людехъ нашихъ и о градѣхъ Бога нашего, и Господь сотворитъ благое предъ очима Его [7] Необходимо въ молитвенномъ подвигѣ отреченіе отъ себя, предоставленіе преуспѣянія нашего волѣ Бога нашего, Который даетъ въ извѣстное Ему время благодатную молитву тому, кто собственнымъ подвигомъ дѣятельно докажетъ свое произволеніе имѣть ее [8]. Не имамъ душу мою честну себѣ [9], говоритъ Апостолъ; считаютъ себя достойными благодати обольщенные гордостію и самомнѣніемъ. Если въ теченіи года преуспѣяніе наше въ молитвѣ, не смотря на постоянное упражненіе въ ней, оказалось скуднымъ, ничтожнымъ: на слѣдующій годъ употребимъ зависящія отъ насъ усилія, чтобъ преуспѣяніе было плодоноснымъ. Если протекло десять лѣтъ, если протекли десятки годовъ, и мы не увидѣли еще вожделѣннаго плода: постараемся пребыть вѣрными подвигу въ оставшіеся дни жизни нашей. Сокровище, доставляемое подвигомъ, вѣчно; оно — цѣны безмѣрной: нисколько не странно, что промыслъ Божій допускаетъ намъ трудъ, который бы, хотя нѣсколько, соотвѣтствовалъ вѣнчающему его пріобрѣтенію. Главное условіе преуспѣянія въ молитвѣ заключается въ томъ, чтобъ молитва всегда совершалась съ величайшимъ благоговѣніемъ и вниманіемъ. Для этого нужно не только оставленіе грѣховной жизни, но и удаленіе за городъ, чѣмъ преимущественно изображается отверженіе всѣхъ заботъ и попеченій во время молитвы. Мы достигаемъ этого, когда все, касающееся насъ, возлагаемъ на Господа. Къ такой преданности Богу приглашаетъ насъ святая Церковь; часто вспоминаетъ она о этой преданности, говоря: «сами себѣ, другъ друга и весь животъ нашъ Христу Богу предадимъ» [10]. Вспомоществуетъ внимательной молитвѣ памятованіе вездѣсущія и всевѣдѣнія Божіихъ. Если Богъ присутствуетъ на всякомъ мѣстѣ: то Онъ присутствуетъ и въ мѣстѣ моленія нашего. Если Онъ видитъ все: то видитъ Онъ и расположеніе сердца нашего, настроеніе нашего ума. Стоя на молитвѣ, мы стоимъ предъ лицемъ Божіимъ, на судѣ Божіемъ: имѣемъ возможность умилостивить Бога нашимъ молитвеннымъ воплемъ и стенаніемъ. Памятованіе неизвѣстности смертнаго часа также возбуждаетъ къ усерднымъ, теплѣйшимъ молитвамъ. Мы нисколько не погрѣшимъ, если каждый разъ, когда молимся, будемъ молиться какъ-бы въ послѣдній часъ жизни нашей, какъ-бы въ часъ наступившей кончины. При вниманіи ума молитвѣ, внимаетъ ей и сердце, выражая и доказывая вниманіе свое чувствомъ покаянія. Для удобнѣйшаго достиженія въ состояніе вниманія, святые Отцы совѣтуютъ молиться неспѣшно, какъ-бы заключая умъ въ слова молитвы, чтобъ ни одно слово не ускользнуло отъ вниманія. Ускользнувшее слово — потерянное слово! Ускользнувшая молитва отъ вниманія — потерянная молитва!

Умъ, нестяжавшій навыка ко вниманію, съ трудомъ пріучается къ нему. Это не должно приводить въ уныніе и смущеніе подвижника молитвы. «Нестоятельность, говоритъ святый Іоаннъ Лѣствичникъ, свойственна уму [11] падшаго человѣка, уму, растлѣнному грѣхомъ. «Когда умъ твой — продолжаетъ великій Іоаннъ наставлять подвижника молитвы — будетъ увлеченъ отъ вниманія по причинѣ младенчества своего: ты опять введи его въ слова молитвы. Усвой себѣ этотъ невидимый подвигъ, и пребывай постоянно въ немъ. Если поступишь такъ: то придетъ къ тебѣ Тотъ, Кто назначаетъ предѣлы морю, и повелитъ уму твоему: до сего дойдеши въ молитвѣ твоей, и не прейдеши, но въ тебѣ сокрушатся волны твоя» [12]: въ тебѣ да сосредоточатся помышленія твои. Постоянный трудъ въ стяжаніи вниманія есть дѣятельное свидѣтельство предъ Богомъ искренняго желанія нашего имѣть вниманіе. Но духа своего связать человѣку невозможно собственными усиліями: для этого нужно повелѣніе Всевысшаго Духа, Того Духа, Который Владыка и Создатель духа нашего [13]. И совершаетъ это дѣло Духъ Божій. Это — Тотъ Посланный, Который посылается Сыномъ Божіимъ къ сидящему и вопіющему слѣпцу, Который призываетъ слѣпца къ Іисусу [14]. Духъ Божій возвѣщаетъ о Сынѣ Божіемъ [15]. Духъ, осѣнивъ служителя Христова, наставляетъ его на всяку истину [16], наставляетъ и на внимательную молитву. Вниманіе ума при молитвѣ есть всецѣлое устремленіе его къ Истинѣ, есть правильное состояніе и дѣйствіе его: разсѣянность, напротивъ того, есть состояніе самообольщенія, есть признакъ, что умъ увлекается ученіемъ лжи, — помыслами и мечтаніями, которые приносятся ему демонами, и возникаютъ изъ недугующаго грѣхомъ естества. Состояніе глубокаго постояннаго вниманія при молитвѣ происходитъ отъ прикосновенія Божественной благодати къ духу нашему. Дарованіе благодатнаго вниманія молящемуся есть первоначальное духовное Божіе дарованіе [17].

Слѣпецъ, услышавъ приглашеніе, оживленный, обрадованный этимъ приглашеніемъ, встаетъ, свергаетъ съ себя верхнюю одежду, идетъ предстать предъ Господа. «Когда умъ посредствомъ благодатнаго вниманія, говорятъ Отцы, соединится съ душою, тогда онъ исполняется неизреченныхъ сладости и веселія» [18]. Тогда начинается духовное преуспѣяніе подвижника молитвы; тогда силою и чистотою молитвы онъ устремляется всѣмъ существомъ своимъ къ Богу; тогда отступаютъ, исчезаютъ всѣ постороннія помышленія и мечтанія, какъ сказалъ святый Давидъ: отступите отъ мене вси дѣлающіи беззаконіе, яко услыша Господь гласъ плача моего, услыша Господь моленіе мое, Господь молитву мою пріятъ. Да постыдятся и смятутся вси врази мои — духи отверженные — да возвратятся и устыдятся [19]. Сверженіемъ верхней одежды означается оставленіе многихъ и различныхъ наружныхъ образовъ моленія: они замѣняются молитвою въ душевной клѣти, объемлющею и совокупляющею въ себѣ всѣ частныя дѣланія. Будучи дѣланіемъ обширнымъ, она поглощаетъ собою, и совмѣщаетъ въ себѣ все жительство подвижника. «Много видовъ добродѣтели, сказалъ преподобный Нилъ Сорскій, но они — частные; сердечная же молитва есть источникъ всѣхъ благъ: напаявается ею душа, какъ обильными водами садъ» [20]. Чистая молитва есть предстояніе лицу Божію. Представшій предъ Бога, проситъ прозрѣнія и получаетъ благодатное просвѣщеніе ума и сердца. Онъ вступаетъ въ истинное Богопознаніе и Богослуженіе: уже не возвращается въ прежнее положеніе неподвижности, къ воротамъ города; но, присоединясь къ прочимъ ученикамъ Господа Іисуса Христа, послѣдуетъ Ему. Имѣетъ онъ къ такому послѣдованію и всю возможность и нужную способность. «Кто молится устами — говоритъ святый Симеонъ, Новый Богословъ — но еще не стяжалъ разума духовнаго, и не можетъ молиться умомъ: тотъ подобенъ слѣпому, который вопіялъ: Сыне Давидовъ! помилуй мя. Но тотъ, кто стяжалъ духовный разумъ, и молится умомъ, котораго душевныя очи отверзлись, — подобенъ тому-же слѣпому, когда Господь исцѣлилъ его, когда возвращено было ему зрѣніе, и онъ, увидѣвъ Господа, уже не называлъ Его сыномъ Давидовымъ, но исповѣдалъ Сыномъ Божіимъ, и воздалъ Ему поклоненіе, подобающее Богу» [21].

Вѣра — основаніе молитвы. Кто увѣруетъ въ Бога, какъ должно вѣровать, тотъ непремѣнно обратится къ Богу молитвою, и не отступитъ отъ молитвы, доколѣ не получитъ обѣтованій Божіихъ, доколѣ не усвоится Богу, не соединится съ Богомъ. «Вѣра — сказалъ святый Іоаннъ Лѣствичникъ — есть чуждое сомнѣнія стояніе души, неколеблемое никакими противностями. Вѣрующимъ признается тотъ, кто не только исповѣдуетъ Бога всемогущимъ, но и вѣруетъ, что все получитъ отъ Него. Вѣра есть мать безмолвія» [22] и келейнаго и сердечнаго. Увѣровавшій, что Богъ неусыпно промышляетъ о немъ, возлагаетъ все упованіе на Него, успокоиваетъ упованіемъ сердце, при помощи упованія устраняетъ отъ себя всѣ попеченія, и предается отъ всея души изученію воли Божіей, открытой человѣчеству въ Священномъ Писаніи, открываемой еще обильнѣе молитвеннымъ подвигомъ. Вѣрою въ Бога подвижникъ претерпѣваетъ и преодолѣваетъ всѣ препятствія, возникающія изъ падшаго естества и воздвигаемыя духами злобы, препятствія, усиливающіяся смутить его молитву, отнять у него это средство общенія съ Богомъ. Множицею брашася со мною отъ юности моей; на хребтѣ моемъ дѣлаша грѣшницы, продолжиша биззаконіе свое [23]. Но я, укрѣпляемый и руководимый вѣрою, постоянно къ Тебѣ, Господь мой, возведохъ очи мои, мои умъ и сердце. Се яко очи рабъ въ руку господій своихъ, яко очи рабыни въ руку госпожи своея: тако очи наши ко Господу Богу нашему, дондеже ущедритъ ны [24]. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Преподобный Маркъ Подвижникъ. О законѣ духовномъ, гл. 13, 14; Преподобный Симеонъ, Новый Богословъ, Слово о вѣрѣ. Добротолюбіе, ч. 1.
[2] Лук. XVIII, 35-43; Марк. X, 46-52.
[3] Матѳ. XV, 14.
[4] 2 Петр. 1, 19. Имамы извѣстнѣйшее пророческое слово, емуже внимающе, якоже свѣтилу, сіящу въ темнемъ мѣсте, добрѣ творите, дондеже день озаритъ, и денница возсіяетъ въ сердцахъ вашихъ.
[5] Рим. X, 17.
[6] Пс. XLIII, 14, 16, 17.
[7] 2 Царств. X, 12.
[8] 1 Царств. II, 9.
[9] Дѣян. XX, 24.
[10] 3-е прошеніе на малой эктеніи.
[11] Лѣствица, Слово 28-е.
[12] Іов. XXXVIII, 12.
[13] Заимствовано изъ 28 слова Лѣствицы.
[14] Іоанн. XVI, 7, 14.
[15] Іоанн. XVI, 7-14.
[16] Іоанн. XVI, 7-14.
[17] Каллистъ и Игнатій Ксанфопулы, гл. 24. Доброт., ч. 2.
[18] Никифора Монашествующаго, Слово о трезвеніи и храненіи сердца. Добротолюбіе, ч. 2.
[19] Псал. VI, 9-11.
[20] Слово 2-е.
[21] Слово о Вѣрѣ. Добротолюбіе, ч. 1.
[22] Лѣствица; Слово 27-е.
[23] Псал. CXXVIII, 2-3.
[24] Псал. CXXII, 1-2.

Источникъ: «Православная жизнь» (Orthodox life). Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». №12 (420). Декабрь 1984 года. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1984. — С. 11-19.

Назадъ / Къ оглавленію журнала / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.