Церковный календарь
Новости


2017-08-16 / russportal
Слово митр. Анастасія въ 7-ю годовщину муч. кончины Царской Семьи (1963)
2017-08-16 / russportal
Рѣчь архим. Анастасія (Грибановскаго) при нареч. его во еп. Серпуховскаго (1963)
2017-08-16 / russportal
Свщмч. Кипріанъ. Письмо (52-е) къ исповѣдникамъ, заключ. въ темницѣ (1879)
2017-08-16 / russportal
Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій. Письмо (51-е) къ Луцію, папѣ Римскому (1879)
2017-08-15 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 2-я. Глава 8-я (1943)
2017-08-15 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 2-я. Глава 7-я (1943)
2017-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Два принципа въ юрисдикціи (1964)
2017-08-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Канон. основаніе Русской Зарубежной Церкви (1964)
2017-08-15 / russportal
"Каноны или Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Діонисія Александрійскаго (1974)
2017-08-15 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Собора, бывш. въ храмѣ Премудрости Слова Божія (1974)
2017-08-15 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 30-е (1882)
2017-08-15 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 29-е (1882)
2017-08-14 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 2-я. Глава 6-я (1943)
2017-08-14 / russportal
П. Н. Красновъ. "Павлоны". Часть 2-я. Глава 5-я (1943)
2017-08-14 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Дивное семейство. (Св. муч. Маккавеи) (1900)
2017-08-14 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Не оскорбляй креста Христова (1900)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 16 августа 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.

Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ПРАВОСЛАВНАЯ ЖИЗНЬ»,
Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь».

№2 (422). — Февраль 1985 года.

Святой праведный Іоаннъ Кронштадтскій.
Къ 20-лѣтію его прославленія.

(Нижепомѣщаемое жизнеописаніе св. прав. Іоанна Кронштадтскаго было написано въ началѣ нашего столѣтія Іеромонахомъ Михаиломъ).

Молодая жена его какъ бы по обѣту превратилась, (въ первое время, правда, не безъ ропота), въ сестру милосердія своему «глаголемому» супругу въ его высокомъ служеніи Богу и ближнимъ.

Во всѣ эти годы они видѣлись, говорятъ, только на нѣсколько чуть ли не минутъ въ день, когда о. Іоаннъ появлялся дома поздно вечеромъ или рано утромъ.

Счастливыхъ семей, Лиза, и безъ насъ довольно, говорилъ обыкновенно онъ. А мы съ тобой посвятимъ себя на служеніе Богу.

И вотъ къ 60-мъ годамъ мы уже видимъ въ о. Іоаннѣ почти нынѣшняго о. Іоанна.

Уже въ 60-хъ годахъ его день проходилъ такъ: «Отецъ Іоаннъ только что вернулся домой послѣ литургіи и безчисленныхъ визитовъ къ больнымъ и страждущимъ; передъ домомъ, по обыкновенію, стояла толпа нищихъ, ожидавшихъ подаянія.

Отецъ Іоаннъ роздалъ все до послѣдняго двугривеннаго и оставилъ только 20 копѣекъ на пароходъ, чтобы, отдохнувъ, ѣхать въ Ораніембаумъ къ тяжело-больному; о. Іоаннъ зналъ, что дома у него этой суммы не найдется. Едва онъ вошелъ въ свою скромную комнату, какъ услышалъ въ прихожей шумъ и громкій разговоръ. Не снимая верхней одежды, о. Іоаннъ вернулся въ прихожую; оказалось, что какая-то женщина съ рыданіями проситъ пустить ее къ батюшкѣ.

Пусть подождетъ, говоритъ о. Іоанну жена, вѣдь, ты съ 5 часовъ утра ходилъ, голодный, измученный; пообѣдай, отдохни...

Погоди, я спрошу, что она хочетъ.

Увидавъ батюшку, женщина бросилась ему въ ноги.

Спаси насъ, отецъ, молила она, у меня мужъ умираетъ, пятеро дѣтей второй день не ѣли, я сама едва хожу... Одна надежда на тебя...

Пойдемъ къ тебѣ, ласково отвѣчаетъ о. Іоаннъ, подымая женщину, Господь тебѣ поможетъ...

И о. Іоаннъ, совершенно забывъ объ обѣдѣ и усталости, вышелъ изъ дому вмѣстѣ съ женщиной.

На вотъ тебѣ 20 коп. Зайди въ лавку, купи хлѣба и яицъ, больше у меня нѣтъ...

Придя къ женщинѣ, о. Іоаннъ дѣйствительно засталъ картину страшной нищеты: умирающій смотрѣлъ безжизненно остановившимися глазами и не шевелился; дѣти стонали отъ голода.

Когда хлѣбъ и яйца были съѣдены, о. Іоаннъ самъ помогъ женщинѣ убрать ея темную подвальную каморку, привелъ нѣсколько въ порядокъ дѣтей и затѣмъ, опустившись на колѣни передъ крошечнымъ образкомъ, висѣвшимъ въ углу, началъ громко молиться...

Женщина повторяла слова молитвы и все ждала, когда же отецъ Іоаннъ будетъ просить у Господа исцѣленія больного, улучшенія ихъ бѣдственнаго положенія, нужды... Но отецъ Іоаннъ просилъ совсѣмъ о другомъ... Онъ молилъ Бога о прощеніи грѣховъ, спасеніи души, о вѣрѣ и любви къ Спасителю...

Когда голосъ его стихъ, онъ стоялъ еще долго, опустивъ голову, и затѣмъ, вставъ съ колѣнъ, подошелъ къ кровати и благословилъ больного.

Приди ко мнѣ завтра въ церковь, сказалъ о. Іоаннъ уходя.

Не успѣлъ онъ выйти изъ дома, какъ увидѣлъ уже нѣсколько человѣкъ, ожидавшихъ его съ приглашеніями въ Петербургъ и Ораніенбаумъ; выслушавъ просителей, о. Іоаннъ отправился съ ними на пароходъ и только въ первомъ часу ночи вернулся домой «обѣдать»... Нечего и говорить, что на утро онъ сдѣлалъ для семьи все, что могъ, а онъ могъ уже многое».

А далѣе 70-80-ые годы извѣстность растетъ; нисколько не удивительно, если такого пастыря скоро всѣ узнали. Вѣсть о молодомъ необыкновенномъ священникѣ стала быстро распространяться и внѣ Кронштадта. Разсказы о подвигахъ милосердія, любви и о плодахъ его молитвы ходили изъ устъ въ уста.

Въ 1883 году 20 декабря въ газетѣ «Новое Время» появилось знаменитое «благодарственное заявленіе», которое было началомъ уже всероссійской извѣстности Кронштадтскаго священника. Составленное неизвѣстно кѣмъ и сопровождаемое десятками подписей, это заявленіе гласило буквально слѣдующее:

«Мы, нижеподписавшіеся, считаемъ своимъ нравственнымъ долгомъ засвидѣтельствовать искреннюю душевную благодарность протоіерею Андреевскаго собора, что въ городѣ Кронштадтѣ, отцу Іоанну Ильичу Сергіеву, за оказанное намъ исцѣленіе отъ многообразныхъ и тяжкихъ болѣзней, которыми мы страдали и отъ которыхъ ранѣе не могла насъ исцѣлить медицинская помощь, хотя нѣкоторые изъ насъ подолгу лежали въ больницахъ и лѣчились у докторовъ. Но тамъ, гдѣ слабыя человѣческія усилія являлись тщетными, оказалась спасительною теплая вѣра во Всемогущаго Цѣлителя всѣхъ золъ и болѣзней, ниспославшаго намъ грѣшнымъ помощь и исцѣленіе чрезъ посредство достойнаго предъ Господомъ благочестиваго отца протоіерея. Святыми и благотворными молитвами сего, такъ много заслужившаго предъ Верховнымъ Зиждителемъ всѣхъ благъ, подвижника, всѣ мы не только получили полное избавленіе отъ угнетавшихъ насъ недуговъ тѣлесныхъ, но нѣкоторые изъ насъ чудесно исцѣлились и отъ немощей нравственныхъ, безповоротно увлекавшихъ ихъ на путь порока и погибели, и теперь, укрѣпленные столь явнымъ знакомъ Божьяго къ нимъ милосердія, почувствовали силы оставить прежнюю грѣховную жизнь и пребывать болѣе твердыми на стезѣ честнаго труда и богобоязненнаго поведенія. Считая особенно полезнымъ для назиданія многихъ въ наше маловѣрное время заявить во всеобщее свѣдѣніе о таковомъ видимомъ проявленіи неустанно пекущагося о грѣховномъ человѣчествѣ всеблагаго Промысла Божія, признаемъ неуклоннымъ долгомъ предъ лицомъ всѣхъ заявить свою глубокую благодарность столь много помогшему преподобному о. протоіерею, прося его и на будущее время не забывать насъ грѣшныхъ въ своихъ молитвахъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ, стараясь твердо памятовать сами, сообщаемъ и для другихъ единственный, преподанный намъ многодостойнымъ пастыремъ-исцѣлителемъ, при нашихъ къ нему обращеніяхъ, высоковрачующій спасительный совѣтъ жить по Божіей правдѣ и какъ можно чаще приступать ко Св. Причастію» (№ 2807).

Послѣ этого заявленія о. Іоаннъ сталъ вѣдомъ всей Россіи... Онъ получаетъ сотни телеграммъ и писемъ.

Дворъ маленькаго домика, занимаемаго и по нынѣ о. Іоанномъ, сталъ наполняться всякимъ пришлымъ народомъ. Приходили недугующіе, страждущіе, обремененные, приходили съ семейными невзгодами, пьющіе запоемъ, покинутыя жены... Всѣмъ была нужда до батюшки. Его звали, приглашали всюду. Предъ нимъ открывали свою душу. И онъ никому не отказывалъ, принимая всѣхъ приходившихъ къ нему; молился съ ними, утѣшалъ ихъ. Шелъ по первому зову къ тяжело-больному, ѣхалъ за десятки верстъ. Вездѣ, гдѣ только ни появлялся онъ, вносилъ миръ, отраду, надежду, вѣру. Каждый уходилъ отъ него съ облегченнымъ сердцемъ и смягченными тѣлесными страданіями.

И чѣмъ болѣе вездѣ и всюду распространялась о немъ добрая слава, тѣмъ все менѣе и менѣе находилъ онъ за собой заслугъ. Все онъ смиренно приписывалъ Богу. «Благодать и милость Спасителя нашего не оскудѣваютъ и нынѣ, и не оскудѣютъ во вѣки... Слава Спасителю нашему Богу! Онъ видитъ, что не ложно я возсылаю Ему эту славу. Только Имъ и о имени Его я славенъ, а безъ Него — безчестенъ; только Имъ силенъ, а безъ Него — немощенъ; съ Нимъ святъ, а безъ Него — исполненъ грѣховъ; съ Нимъ дерзаю, а безъ Него малодушествую; съ Нимъ кротокъ и смиренъ, а безъ Него — раздражителенъ и неблагъ. Возвеличите же Господа со мною и вознесемъ Имя Его вкупѣ» (Псал. 33, 4).

Такая популярность внесла въ жизнь о. Іоанна только новыя тернія. Прежде всего непріязненно отнеслась къ о. Іоанну его ближайшая власть — настоятель собора. О. Іоанна обвиняли въ небрежномъ отношеніи къ его обязанностямъ, въ неблагочинномъ поведеніи, какъ священника, въ самовольныхъ отлучкахъ. Надъ о. Іоанномъ было даже слѣдствіе, которое, конечно, не могло найти въ его дѣятельности ничего предосудительнаго, но, тѣмъ не менѣе, не проявило особенной чуткости къ огромному, святому, просвѣтительному дѣлу о. Іоанна.

Непріязненно относились къ о. Іоанну и гражданскія власти, напримѣръ, кронштадтскій полицейместеръ Г., который нѣсколько лѣтъ тому назадъ былъ преданъ суду за лихоимство и взяточничество.

О. Іоаннъ прощалъ, и любилъ, и молился за враговъ.

Судъ надъ Г. былъ торжествомъ этой прощающей любви! Прокурорская власть, зная отношеніе полицейместера къ о. Іоанну, вызвала о. Іоанна въ качествѣ свидѣтеля по дѣлу Г. Зданіе суда ломилось отъ публики въ день допроса о. Іоанна. Г. и его защитники сильно волновались. Но вотъ начался допросъ. Къ общему удивленію и разочарованію многихъ, о. Іоаннъ говорилъ только о хорошихъ поступкахъ Г. и въ каждомъ обвинительномъ пунктѣ находилъ что-либо гуманное, полезное...

Свидѣтель, обратился къ о. Іоанну прокуроръ, вы должны на судѣ говорить всю правду, ничего не скрывая.

Глаза о. Іоанна засвѣтились тѣмъ огнемъ, который не разъ заставлялъ дрожать многихъ. Онъ не далъ кончить прокурору начатой фразы и произнесъ твердымъ и рѣшительнымъ голосомъ:

Я говорю по священству.

Всѣ присутствовавшіе затаили дыханіе. Прокуроръ отказался отъ допроса; защитники также; а когда о. Іоаннъ оставилъ залъ суда, то часа полтора держала его въ коридорахъ толпа народа, прося благословенія. Слова: «я говорю по священству» у всѣхъ надолго остались въ памяти.

Съ большой болью встрѣчалъ о. Іоаннъ обвиненія въ печати и въ общественномъ мнѣніи, потому что они мѣшали его дѣлу. Въ чемъ только его не обвиняли?!

Обвиняли о. Іоанна и въ основаніи какой-то небывалой секты, упрекали въ небрежномъ будто бы отношеніи къ своимъ обязанностямъ, въ извращеніи Св. Писанія. Мало того, стремились доказать, что почтенный пастырь разрушаетъ семейныя узы и кичится своими благодѣяніями. Призывали даже къ общественному вниманію и принятію какихъ-либо мѣръ противъ о. Іоанна. Нѣкоторые распространяли даже какую-то безсмысленную молитву, приписывая ее о. Іоанну.

О. Іоанна лично не смущала эта клевета; онъ считалъ ее неизбѣжной на пути ученика Христова. Въ минуты гоненій, воздвигаемыхъ на него, онъ приводилъ себѣ на память слова Спасителя: «рабъ не можетъ быть больше господина своего» (Іоан. 15, 20), и утѣшалъ себя слѣдующими мыслями:

Какъ гнали Господина жатвы, такъ будутъ гнать во всѣ времена истинныхъ послѣдователей Его. Но Господь заранѣе утѣшилъ всѣхъ Своихъ вѣрныхъ учениковъ ублаженіемъ и обѣтованіемъ имъ величайшей награды на небесахъ — вѣчнаго Царства Небеснаго; и напередъ претерпѣлъ Самъ жесточайшія мученія и смерть, оставивъ всѣмъ намъ примѣръ мужества и терпѣнія при гоненіи за правду. «Блажени изгнани правды ради: яко тѣхъ есть царствіе небесное... Радуйтеся и веселитеся, яко мзда ваша многа на небесѣхъ». Онъ какъ бы такъ сказалъ: не унывайте и не отчаявайтесь, вѣрные Мои послѣдователи, возвѣщающіе людямъ правду словомъ и дѣломъ, и съ твердостью необоримою до изгнанія и смерти стоящіе за истину Мою, за заповѣди Мои. Я буду вашею подпорою, вашей силою, вашимъ утѣшеніемъ, вашимъ внутреннимъ блаженствомъ при всѣхъ вашихъ злостраданіяхъ, напастяхъ и скорбяхъ, при всѣхъ истязаніяхъ и мученіяхъ за имя Мое. «Якоже страданія Мои будутъ избыточествовать въ васъ, тако будетъ вамъ избыточествовать Мое утѣшеніе» (2 Кор. 1, 5).

Если о. Іоаннъ и страдалъ иногда отъ этихъ обвиненій, то не за себя. Онъ иногда боялся только за свое дѣло. Когда въ 1892-1893 году по поводу одной типографской ошибки [1] и одного неточно понятаго богословскаго термина о. Іоанна стали упрекать даже въ неправославіи, онъ смутился. Не въ неправославіи своемъ, конечно, усумнился онъ, а боялся, что этотъ вызванный недоразумѣніемъ поводъ вызоветъ смуту, подорветъ довѣріе къ его пастырству.

Онъ тогда же счелъ нужнымъ даже защищаться, и защищался съ достоинствомъ и твердостью.

«Уне, писалъ онъ, мнѣ умрети, нежели кто похвалу мою упразднитъ», подорветъ славу (репутацію) священника — слуги Христова. Хотятъ смутить народъ православный. Лишить меня довѣрія Россіи. Это не по Христову ученію. Это по прелести, а не по Христу.

«Вѣрой я дорожу больше всего на свѣтѣ, а на нее нападаютъ.

«Я худъ нравственно, но я православный. Троице Пребожественная!.. Ты вѣдаешь мое точное, неповрежденное Православіе... Молю Тебя — разсѣй недоумѣніе и отврати поношеніе неправильное».

Боюсь, говоритъ онъ, что соблазнятъ ко грѣху и осужденію пастыря души неопытныхъ, и скорблю.

Впрочемъ, онъ твердо вѣрилъ въ торжество истины.

Онъ зналъ, что Христосъ побѣдитъ. И Христосъ побѣдилъ. Мало-по-малу въ молодомъ священникѣ перестали уже видѣть юродиваго; напротивъ, мало-по-малу, всѣмъ стало ясно, что именно таковъ и долженъ быть истинный служитель Православной Церкви.

Итакъ, путемъ народной молвы, путемъ затеплившейся любви бѣдняковъ, съ теченіемъ времени обрисовался образъ добраго пастыря, образъ полный захватывающаго обаянія. И тогда уже не стало разногласія въ разныхъ слояхъ общества, которое съ изумительнымъ единодушіемъ сознало, наконецъ, нравственное превосходство гонимаго и осмѣиваемаго дотолѣ священника.

А главное — Христосъ окончательно побѣдилъ въ самомъ о. Іоаннѣ.

Внѣшнія искушенія, глумленія, практика пастырства создали того о. Іоанна, какого мы теперь имѣемъ.

Что такое теперь о. Іоаннъ?

Прежде чѣмъ перейти къ нынѣшнему о. Іоанну, просмотримъ еще одинъ эпизодъ изъ первыхъ годовъ пастырства — его законоучительство.

(Продолженіе слѣдуетъ).

Примѣчаніе:
[1] Напечатано было о Св. Троицѣ вмѣсто «единство существа», «единство существъ».

Источникъ: «Православная жизнь» (Orthodox life). Ежемѣсячное приложеніе къ журналу «Православная Русь». №2 (422). Февраль 1985 года. — Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго. Свято-Троицкій монастырь, 1985. — С. 16-22.

Назадъ / Къ оглавленію журнала / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.