Церковный календарь
Новости


2017-07-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово при открытіи общества "Правосл. Дѣло" (1994)
2017-07-24 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Догматика о. Архимандрита Іустина (Поповича) (1964)
2017-07-23 / russportal
Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій. Письмо (48-е), увѣщаніе къ мученичеству (1879)
2017-07-23 / russportal
Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій. Письмо (47-е), противъ еретиковъ (1879)
2017-07-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 28-е (1882)
2017-07-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 27-е (1882)
2017-07-22 / russportal
А. И. Купринъ. «Разсказы для дѣтей». Фіалки (1921)
2017-07-22 / russportal
А. И. Купринъ. «Разсказы для дѣтей». Скворцы (1921)
2017-07-22 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Барышня-крестьянка (1921)
2017-07-22 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Станціонный смотритель (1921)
2017-07-22 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 5-я (1903)
2017-07-22 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 4-я (1903)
2017-07-21 / russportal
Повѣсть о явленіи образа Пресв. Богородицы въ Казани, и о чудесахъ, бывшихъ отъ него (1912)
2017-07-21 / russportal
"Проповѣдн. хрестоматія". Поученіе въ день Казанской иконы Божіей Матери (1965)
2017-07-20 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Василиса Прекрасная (1921)
2017-07-20 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Морозко (1921)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 25 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ПРАВОСЛАВНОЕ ОБОЗРѢНІЕ»,
Періодическій журналъ Русской Православной Мысли.

№ 47. Мартъ 1979 г. — Montreal: Изданіе Русской Православной Зарубежной Церкви.

УЧЕНІЕ СВ. ГРИГОРІЯ ПАЛАМЫ О ВЕЛИКОМЪ ПОСТѢ.

Время нашей жизни уподобляется рѣкѣ, которая все проноситъ и никогда ни на мигъ не останавливается въ своемъ теченіи къ морю. Несетъ она на своемъ пути и обломки и вырванныя вѣтромъ и брошенныя въ рѣку деревья, несетъ илъ и однодневокъ, но въ нѣкоторой части своего теченія несетъ она и крупинки золота. И вотъ ради этихъ-то крупинокъ золота многіе люди предпринимаютъ большіе труды, подвергаютъ себя многочисленнымъ опасностямъ и лишеніямъ, чтобы вырвать у рѣки несомое ею золото, собрать его и положить въ свою сокровищницу, чтобы воспользоваться имъ при наступленіи оскудѣнія. Такъ и въ «рѣкѣ» нашей жизни: несутся обломки былыхъ надеждъ, вырванныя съ корнемъ иллюзіи, уносятся близкіе намъ люди — такіе же «однодневки», какъ и мы, проносится вся тяжесть и неприглядность жизни, тотъ «илъ», который мутитъ рѣку нашей жизни; а сколько въ этой рѣкѣ опасныхъ вертлоговъ, омутовъ и теченій! Но въ то же время эта «рѣка» таитъ въ себѣ и «крупинки золота», т. е. то драгоцѣнное, что можетъ быть похищено у всепроносящей «рѣки» и сохранено для вѣчной жизни и положено въ сокровищницу на небѣ, которую душа найдетъ тогда, когда оскудѣютъ дни земной жизни, и душа войдетъ въ океанъ вѣчной жизни.

Во время Святаго Великаго Поста рѣка нашей жизни изобилуетъ этими «крупинками золота». Для добычи тлѣннаго золота столько людей подвергали себя множеству бѣдствій, /с. 2/ и столь немногіе нашли его. Но мы безъ большихъ трудовъ и только при наличіи доброй воли всѣ можемъ собрать нынѣ большое сокровище на небесахъ, потому что проносимое нынѣ временемъ золото — это добродѣтель поста. Мы сравниваемъ добродѣтель съ золотомъ по той причинѣ, что оно и красиво и весьма цѣнно на землѣ, но, на самомъ дѣлѣ, и золото и драгоцѣнные камни и все иное, что цѣнится на землѣ, ничего не стоитъ передъ драгоцѣнностью добродѣтели, потому что только добродѣтель даетъ душѣ жизнь, смыслъ жизни и является залогомъ блаженной вѣчности.

Св. Григорій Палама говоритъ, что истинный постъ причисляетъ постящихся къ Ангеламъ, дѣлаетъ ихъ Ангелами, и тогда Небесные Ангелы бываютъ хранителями, помощниками и содѣйственниками постящимся.

Но какъ находящіе крупинки золота не сразу становятся обладателями его, но — только послѣ того, какъ проявили заботу очистить его отъ песка, промыть и выбрать, такъ и при собираніи духовнаго золота, необходимо — и съ нашей стороны достойное тщаніе, чтобы собрать его и чтобы очистить себя для принятія его. Св. Григорій Палама говоритъ: «Братіе, примемъ на умъ, что какъ земля не воздаетъ полезныхъ плодовъ, если не потрудишься надъ ней, такъ и душа, безъ наличія духовныхъ подвиговъ, не произведетъ ничего богоугоднаго и служащаго ко спасенію. Но земля, дѣйствительно, тяжка для земледѣланія, а всякая разумная душа по природѣ благорасположена къ добродѣтели».

Постъ является великимъ благомъ не только для души, но и для тѣла. Св. Григорій Палама называетъ постъ «матерью здоровья», говоря такъ: «Быть можетъ, ты щадишь плоть и бѣжишь отъ поста, какъ отъ носителя истощенія? — Но — напротивъ! — Именно, пресыщеніе приводитъ къ возникновенію подагры и мигрени и иныхъ болѣзней; постъ же является матерью здоровья. Такъ что не только блудникъ согрѣшаетъ противъ своего тѣла, но и чревоугодникъ грѣшитъ противъ своего тѣла, дѣлая его слабымъ и удобоболѣзненнымъ».

Итакъ, если и тѣло получаетъ благо отъ поста, то что же сказать о душѣ, ради которой великій постъ и совершается? Св. Григорій и объ этомъ намъ скажетъ. — «Постъ», говоритъ онъ, «матерь цѣломудрія. Изъ числа иныхъ добродѣтелей, каждая очищаетъ и украшаетъ или душу или тѣло, /с. 3/ лучше же сказать — одну нѣкую часть души или тѣла: такъ молитва и знаніе очищаютъ умъ; кротость утоляетъ гнѣвъ; цѣломудріе погашаетъ грѣховное вожделѣніе. Постъ же и воздержаніе умиряютъ возстаніе плоти, угашаютъ ярость гнѣва и страстность, въ душѣ создаютъ ясное небо — чистое и какъ бы безоблачное — очищая ее отъ испареній, происходящихъ отъ множества ѣды и отъ помраченія какъ слѣдствія сего. Благодаря посту и воздержанію внѣшній человѣкъ вянетъ; насколько же онъ вянетъ, настолько внутренній — обновляется, какъ говоритъ Апостолъ. Упитанный желудокъ, сказалъ нѣкто, не рождаетъ тонкій умъ; слѣдовательно, суживаемый отъ поста и воздержанія, онъ и умъ, по необходимости, дѣлаетъ тонкимъ».

Въ другомъ мѣстѣ онъ поучаетъ насъ такъ: «Сытость презрѣнными яствами препятствуетъ чувству очистительной скорби и печали о Бозѣ и сердечному сокрушенію, которое приводитъ сердце, не склонное къ раскаянію, къ спасительному покаянію. Потому что безъ наличія сокрушенія въ сердцѣ нельзя достигнуть истиннаго покаянія. Ограниченіе же въ пищѣ, во времени удѣляемомъ для сна, и общее воздержаніе сокрушаетъ сердце и заставляетъ скорбѣть о своихъ грѣхахъ».

Постъ есть своего рода леченіе, говоритъ намъ Святитель Григорій. — «Истинный постъ, это такой постъ, который распространяется на все; такой постъ все очищаетъ и все врачуетъ; да, братіе, нѣжно и благостно леченіе души постомъ, и посему-то Отцы наши установили его для насъ въ теченіе этихъ дней (Четыредесятницы)». Неоднократно въ своихъ бесѣдахъ Св. Григорій приводитъ намъ результаты поста, которые засвидѣтельствованы въ Св. Писаніи. Онъ говоритъ: «Постъ и невоздержаніе взаимно противоположны другъ другу, какъ жизнь противоположна смерти. Заповѣданный Богомъ постъ является ровесникомъ жизни человѣческаго естества; онъ былъ данъ Богомъ Адаму въ раю изначала ради сохраненія вложенной въ него отъ Бога жизни и божественной благодати. Невоздержаніе же происходитъ отъ совѣта, который приводитъ къ смерти и тѣла и души, совѣта даннаго коварнымъ образомъ черезъ Еву Адаму въ раю, съ той цѣлью чтобы они лишились жизни и потеряли, данную имъ отъ Бога, божественную благодать. Богъ же не сотворилъ смерть и не радуется погибели живущихъ. Итакъ, какъ долженъ поступать человѣкъ желающій жизни /с. 4/ и хотящій обрѣсти благодать, которая въ Богѣ и отъ Бога? — Пусть онъ бѣжитъ отъ смертоноснаго невоздержанія и прибѣгнетъ къ божественному посту и воздержанію, дабы, благодаря сему, радуясь взойти въ рай. Вотъ, Моисей, совершая на горѣ сорокадневный постъ, взлетѣлъ на высоту боговидѣнія и получилъ божественныя скрижали; а еврейскій народъ внизу пьянствуя, соскользнулъ въ нечестіе и вылилъ идола на подобіе египетскаго божества, тельца Асписа. И если бы Моисей не сталъ, предстательствуя за нихъ предъ Богомъ, предварительно нещаднымъ истребленіемъ изъ числа виновныхъ въ народѣ умилостививъ Его, Богъ бы имъ отнюдь не простилъ ихъ грѣха. Посему и мы, если пользуемся милостями Божіими, не станемъ опьяняться виномъ, не станемъ отягчаться пресыщеніемъ, потому что въ пьянствѣ и въ пресыщеніи скрываются распутство и нечестіе. И Илья сталъ богозрителемъ, но и онъ — предочистившись постомъ. И Даніилъ получилъ увидѣть Бога и увидѣть одного изъ Архангеловъ, дарующаго ему познаніе будущаго, но прежде сего въ теченіе цѣлыхъ двадцати дней онъ пребывалъ безъ пищи. А другой, вотъ, пророкъ оказался убитымъ львомъ, и это случилось по той причинѣ, что онъ вкусилъ пищи противно велѣнію Божію. Конечно, вы знаете объ Исавѣ, сынѣ Исаака, который по причинѣ чревоугодія лишился отеческаго благословенія и иныхъ привилегій первородства. Да убоимся, чтобы и намъ, отдавшимся сему чревоугодію, не лишиться онаго обѣтованнаго благословенія и наслѣдія отъ Небеснаго Отца. И вы не находитесь въ невѣдѣніи относительно Трехъ Отроковъ, которые прилежа посту, несгораемыми стопами и тѣлами попрали семикратно разжженную для нихъ пещь въ Вавилонѣ; и мы также, если будемъ соблюдать истинный постъ, то и здѣшній внутренній огонь страстей плоти будемъ попирать и угасимъ и будущую пещь безъ ущерба пройдемъ, когда, по слову Апостола Павла, огонь испытаетъ дѣла каждаго. Что же достойно сказать о Господѣ пророковъ, Который пріявъ плоть и ради насъ ставъ человѣкомъ, явивъ намъ образъ, какъ побѣждать діавола, постясь во всемъ, побѣдилъ его, выдвигавшаго противъ Него всякія искушенія, и Своимъ Ученикамъ возвѣстилъ относительно нѣмого и глухого демона: «Сей бѣсъ не изыдетъ, какъ только молитвой и постомъ». Вотъ, братіе, какъ угоденъ Богу и какое великое значеніе имѣетъ истинный постъ!».

/с. 5/ Въ иной своей бесѣдѣ, поясняя, что означаютъ слова: «Уклонися отъ зла, и сотвори благо» (Пс. 33, 5), онъ говоритъ: «Зло — чревоугодіе, пьянство и распущенность; зло — сребролюбіе, алчность и неправедность... Пусть каждый уклонится отъ таковыхъ золъ и да сотворитъ благо. А что есть благо? Это — воздержаніе, постъ, цѣломудріе... лишь при наличіи которыхъ мы возможемъ достойно соучаствовать закланному за насъ Агнцу Божіему и тѣмъ принять залогъ безсмертія».

И въ иныхъ своихъ бесѣдахъ онъ показываетъ высокое значеніе поста. — «Увы, человѣкъ, добровольно предпочтя вмѣсто цѣли божественной заповѣди, данной первымъ людямъ въ Раю, началозлобнаго змія и нарушивъ заповѣданный ему постъ, пріялъ вмѣсто вѣчной жизни — смерть, вмѣсто мѣста чистаго радованія — многоболѣзненное и весьма соотвѣтствующее этому обиталище грѣха; болѣе того осуждается на адъ и тамошній мракъ. И осталось бы наше естество въ преисподней подъ гнетомъ прельстившаго змія, если бы Христосъ, придя и начавъ съ поста, не уничтожилъ окончательно его тиранію, не освободилъ насъ и не оживилъ, о чемъ и Моисей предрѣкъ. Потому что постясь тогда на горѣ, онъ пріялъ богодѣланныя скрижали, а вмѣстѣ съ ними — законъ, написанный Божіимъ перстомъ на двухъ скрижаляхъ. И Илья, также постившись сорокъ дней, и самъ увидѣлъ Бога на горѣ, но не въ огнѣ, какъ ранѣе — представители Израиля, а, по причинѣ богоугоднаго поста, минуя видѣніе Бога въ огнѣ, увидѣлъ Его во гласѣ проходящаго тонкаго вѣянія, что ближе соотвѣтствуетъ словамъ Владыки, говорящаго: «Духъ есть Богъ: и иже кланяется Ему, духомъ и истиною достоитъ кланятися». Въ видѣніи Бога, бывшемъ во время совершенія имъ поста, Илья также воспріялъ силу для помазанія пророка вмѣсто себя и дарованія ему вдвойнѣ той благодати, которая обитала въ немъ самомъ, а также чтобы быть взятымъ ввысь отъ земли, конечно, какъ очевидный прообразъ бывшаго впослѣдствіи Вознесенія Христа на небо. Такъ нѣкогда вмѣстѣ съ Тремя Юношами въ Вавилонѣ, украшенными воздержаніемъ и постомъ, посреди огня былъ видѣнъ и четвертый, сохраняющій ихъ невредимыми и чудесно орошающій ихъ. Такъ Даніилу, совершающему многодневный постъ, предсталъ Ангелъ, умудряющій его и предвозвѣщающій сму будущее. Такъ въ другой разъ, когда онъ молитвою и по/с. 6/стомъ заградилъ уста львовъ, Ангелъ чрезъ большое разстояніе перенесъ по воздуху Пророка Аввакума, несущаго ему ѣду. Такъ и въ насъ, совершающихъ вмѣстѣ тѣлесный и духовный постъ и молящихся, содѣйствіемъ благихъ Ангеловъ, огонь тѣлесной страсти будетъ погашенъ, и гнѣвъ, какъ бы львиный, будетъ укрощенъ, и мы станемъ участниками пророческой пищи — въ надеждѣ будущихъ благъ и вѣрѣ и умномъ созерцаніи, и намъ будетъ дано наступать на аспида, и скорпіона, и на всю силу вражію... И Самъ Христосъ, постившись въ пустынѣ, съ силою побѣдилъ общаго искусителя и, отнявъ силу его надъ людьми и уничтоживъ окончательно его тиранію, освободилъ наше естество и сдѣлалъ онаго (искусителя) посмѣшищемъ для всѣхъ тѣхъ, которые желаютъ жить по Его Евангелію; и прореченія пророковъ Онъ исполнилъ, и то, что ими совершалось въ видѣ образа, Онъ самымъ дѣломъ возвѣстилъ, какъ благодать и истину. Видите ли дары поста, посредствомъ чего, чего и сколь великаго Онъ насъ удостоилъ?... Іоаннъ Предтеча Благодати въ теченіе всей жизни довольствовался акридами и дикимъ медомъ. Петръ употреблялъ только соленье, маслины, волчій бобъ (лупинъ) и очищенную зелень. Что же должно сказать о Павлѣ, который говоритъ: «Во алчбѣ и жаждѣ, въ пощеніихъ многащи»?

Затѣмъ Св. Григорій Палама, побуждая къ пощенію, предлагаетъ и слѣдующсе разсужденіе: «Поскольку въ силу первичнаго осужденія мы осуждены въ трудѣ и заботѣ проводить нашу жизнь, и сего никто не можетъ избѣжать, то будемъ совершать необходимую добродѣтель, и то, что поневолѣ стало намъ присуще, принесемъ Богу какъ добровольный даръ, давая взамѣнъ за прочное — временное; и за труды мы примемъ счастливый удѣлъ, пріобрѣтая привременнымъ трудомъ вѣчное упокоеніе; потому что, трудясь нынѣ въ добродѣтели, мы, конечно, достигнемъ обѣтованнаго упокоенія въ будущемъ вѣкѣ. Потому что вѣренъ — Обѣщавшій, Который и готовымъ Помощникомъ является для тѣхъ, которые съ готовностью вступили въ подвигъ добродѣтели; а при помощи Его, Сильнаго во всемъ, можетъ ли что-нибудь быть неуспѣшнымъ?!»

Итакъ, со стороны человѣка необходима добрая воля и изъявленіе желанія взять на себя подвигъ поста; тогда-то ему является Божія помощь, а при помощи Бога, Который /с. 7/ всемогущъ и всесиленъ, можетъ ли что быть неуспѣшнымъ? Но и сама краткость времени, въ которомъ заключенъ совершаемый нами постъ, является ободряющей насъ въ несеніи подвига; объ этомъ такъ говоритъ Святитель Григорій: «Періодъ сорокадневнаго поста не составляетъ для тебя всю твою жизнь; къ тому же изъ дня въ день заходъ солнца возвѣщаетъ тебѣ приближеніе конца поста. О, развѣ не легко для всѣхъ и удобно это воздержаніе отъ пищи?!»

Въ своихъ бесѣдахъ Святитель Григорій многократно приводитъ примѣры пользы, проистекающей отъ поста; приводитъ онъ также примѣры изъ Священнаго Писанія, показывающіе, какой вредъ приноситъ пресыщеніе и пьянство. Ограничимся здѣсь лишь немногими ссылками на его слова. — «Если мы станемъ безразсудно уклоняться отъ поста, то насъ ожидаютъ карающія наказанія и разсѣченіе и жженіе, потому что то, что не поддается леченію, Христосъ разсѣчетъ и предастъ неугасимому огню на вѣчную кару. Ибо, какъ тогда не постившись въ раю, мы были изгнаны въ эту много-болѣзненную жизнь, такъ и нынѣ, если не будемъ поститься и, по силамъ, жить воздержанно, мы будемъ ввержены въ неугасимую и нестерпимую оную геену. Но «обратитесь, сынове отступившіе», взываетъ пророкъ. Ни что до такой степени не содѣйствуетъ умилостивленію Бога къ обращающимся отъ грѣха, какъ — постъ, какъ мы научены изъ примѣра обращенія Ниневитянъ; и ничто такъ не приноситъ смерть душѣ, какъ — чревоугодіе, какъ являетъ Говорящій объ обратившемся блудномъ сынѣ: «Сынъ мой сей мертвъ бѣ, и оживе: и изгиблъ бѣ, и обрѣтеся» (Лк. 15, 24). Онъ возлюбилъ свиноподобную жизнь и наслаждался свиной грязью, сравнившись съ ними и ставъ подобнымъ имъ, слагая съ себя подобіе Божіе»... «Какъ оный евангельскій богачъ, говоря самому себѣ: яждь, пій, веселися, — сдѣлалъ себя, несчастный, достойнымъ вѣчнаго огня, такъ мы, братіе, напротивъ, скажемъ себѣ самимъ воздерживаться и поститься, бодрствовать и ограничивать себя, и смиряться и злострадать ради нашего спасенія. Потому что такимъ образомъ мы прекрасно и богоугодно совершимъ и настоящую жизнь и унаслѣдуемъ вѣчное благобытіе»... «Посему будемъ бѣжать чревоугодія, облобызаемъ воздержаніе, примемъ съ любовью эти постные дни, какъ дѣлающіе тѣло послушнымъ душѣ и облегчающіе умъ, легко возвышающійся къ Богу».

/с. 8/ Но для того, чтобы постъ принесъ такіе плоды, необходимо съ нашей стороны большое стараніе и трезвеніе: «Потому что въ это время поста видимые и невидимые звѣри, я имѣю въ виду — страсти, особенно нападаютъ на насъ: видимые звѣри это — чревоугодіе, пьянство и под.; другіе же невидимо сидятъ въ засадѣ: тщеславіе, гордость, самомнѣніе и лицемѣріе». Передъ лицомъ этихъ опасностей Св. Григорій научаетъ насъ правильному совершенію поста, иначе мы никакой отъ него не получимъ пользы.

Прежде всего, до начала подвига или въ самомъ его началѣ діаволъ приводитъ намъ на умъ тяжесть и неудободостижимость предпринятаго нами труда, и тѣмъ самымъ подвергаетъ насъ малодушію и нераденію. Къ этому присовокупляется маловѣріе въ обѣтованныя Богомъ награды для тружениковъ. Для борьбы съ такимъ нападеніемъ діавола Св. Григорій Палама совѣтуетъ намъ осознать необходимость духовныхъ подвиговъ, безъ наличія которыхъ душа не произведетъ ничего богоугоднаго и служащаго къ ея спасенію. Затѣмъ предлагаетъ имѣть твердую вѣру въ то, что вступившимъ въ подвигъ Богъ помогаетъ и, конечно, при Его всесильной поддержкѣ, дѣло не можетъ не увѣнчаться успѣхомъ. Кромѣ того, маловѣріе здѣсь совершенно неумѣстно, потому что Вѣренъ — Обѣщавшій, и многократныя свидѣтельства изъ Св. Писанія обильно говорятъ о томъ благѣ, которое по причинѣ поста проистекаетъ для постящихся, и, въ то же время, приводитъ столько устрашающихъ примѣровъ, показывающихъ къ чему приводятъ невоздержаніе и чревоугодіе. Вторая опасность, которая грозитъ на пути поста, какъ и на пути всякаго подвига въ добродѣтели, это — тщеславіе и связанныя съ нимъ страсти: гордость, лицемѣріе и превозношеніе надъ ближнимъ, а тѣмъ самымъ и осужденіе его. — «Началозлобный змій», говоритъ Св. Григорій, «всѣми способами внушаетъ намъ гордость, какъ конечную и злѣйшую трясину, и убѣждаетъ насъ надмеваться, какъ будто бы собственной силой и знаніемъ мы совершили добродѣтель. Но мы будемъ памятовать Саму Истину, говорящую, что «безъ Мене не можете творити ничесоже» (Ін. 15, 5); и такимъ образомъ мы избѣгнемъ многовидныя ухищренія лукаваго, дѣйствуя правильнымъ образомъ и совершая добро съ подобающимъ смиреніемъ; зная, что какъ если кто, храня въ сосудѣ драгоцѣнное мѵро, выльетъ его въ соръ, или соръ подброситъ въ /с. 9/ сосудъ съ мѵромъ, одинаково приведетъ мѵро въ негодность и уничтожитъ его; такъ и добродѣтель: если кто бездѣліемъ презритъ ее или къ совершенію ея примѣшаетъ элементъ негодности, подобнымъ образомъ, такъ или иначе приведетъ ее въ негодность и умертвитъ. И это я говорю нынѣ вашей любви по причинѣ времени поста: чтобы намъ сохранить его несмѣшаннымъ ни съ какимъ зломъ; потому что оный евангельскій фарисей, хотя и постился дважды въ недѣлю въ теченіе всего года (т. е. болѣе ста дней въ году, по толкованію Св. Григорія Паламы), однако не получилъ никакой пользы отъ поста, потому что онъ имѣлъ его смѣшаннымъ съ гордостью и осужденіемъ ближняго». Въ иной бесѣдѣ онъ такъ говоритъ: «И иная еще приключается, по дѣйствію злоумышленника противъ нашихъ душъ, негодность въ нашей молитвѣ и постѣ: именно та порочность, которую имѣлъ оный фарисей, постившійся и молившійся, однако отосланный безплоднымъ. Но вы, зная, что всякій гордецъ является безчестнымъ и непріемлемымъ предъ Богомъ, а также то, что мы, являясь должниками Богу во многихъ и великихъ вещахъ, и отваживаясь нѣчто малое воздать отъ долга, будемъ поститься и молиться съ сокрушеніемъ сердца и самоукореніемъ, дабы нашъ постъ былъ чистымъ и богоугоднымъ и въ храмѣ Божіемъ мы предстояли со тщательностью и выдержанно. Имѣется еще и иной образъ дѣйствія лукаваго, дѣлающій нашъ трудъ поста и молитвы безплоднымъ, это — убѣдить насъ совершать подвигъ по мотиву тщеславія и съ лицемѣріемъ. Поэтому Господь увѣщаваетъ насъ въ Евангеліи, говоря: «Вниди въ клѣть твою, и затворивъ двери твоя, помолися Отцу твоему Иже въ тайнѣ: и Отецъ твой видяй въ тайнѣ, воздастъ тебѣ явѣ» (Мф. 6, 6). И еще Господь говоритъ: «Егда поститеся, не будете якоже лицемѣри сѣтующе: помрачаютъ бо лица своя, яко да явятся человѣкомъ постящеся. Аминь, аминь, глаголю вамъ, яко воспріемлютъ мзду свою. Ты же постяся помажи главу твою, и лице твое умый: яко да не явишися человѣкомъ постяся, но Отцу твоему Иже въ тайнѣ: и Отецъ твой видяй въ тайнѣ, воздастъ тебѣ явѣ». Господь говоритъ это, чтобы не для взора людей мы были видимы молящимися и постящимися, вслѣдствіе чего отъ этого не будетъ для насъ никакой пользы: трудъ поста и молитвы стойко выдержимъ, а награды лишимся! Умастить же елеемъ голову, говоритъ, и умыть лице, то есть не заботить/с. 10/ся о томъ, чтобы лицо являло блѣдность, и не быть неопрятнымъ и съ сухой головой, поскольку нѣчто такое можетъ казаться проистекающимъ вслѣдствіе наложеннаго на себя поста и отъ пренебреженія къ тѣлу, и такимъ образомъ можетъ пріобрѣсти похвалу отъ людей; потому что такъ поступали фарисеи, когда накладывали на себя постъ. Посему и справедливо они явились чуждыми Христовой Церкви, и Господь строго запрещаетъ уподобляться имъ. Быть можетъ же, кто возвышенно скажетъ, что здѣсь подъ «головой» слѣдуетъ разумѣть голову души, т. е. — умъ, какъ начальствующій, а подъ «лицомъ» — воображеніе, въ которомъ сосредоточиваются впечатлѣнія, проистекающія отъ чувствъ, — и намъ, если мы правильно совершаемъ постъ, слѣдуетъ помазать голову елеемъ, т. е. нашъ умъ сдѣлать милостивымъ, а наше лицо, т. е. воображеніе, омыть отъ постыдныхъ и нечистыхъ помысловъ, а также отъ гнѣва и отъ всего дурного». Во время поста врагъ спасенія нашего часто воспламеняетъ насъ гнѣвомъ на ближняго и этимъ сводитъ на нѣтъ всѣ наши труды. Объ этомъ такъ говоритъ Святитель: «Имѣется, братіе, и иного рода пресыщеніе и дурное пьянство, которое бываетъ не отъ ѣды и не отъ напитковъ и проистекающихъ отъ нихъ удовольствій, но — отъ гнѣва на ближняго и ненависти и злопамятства и проистекающихъ отъ нихъ золъ... Вотъ, такого рода пьянство, проистекающее отъ ненависти и вызывающее отвращеніе отъ насъ Бога, діаволъ пытается вызвать въ молящихся и постящихся и влагаетъ въ ихъ память провинности, которыми кто ихъ обидѣлъ, и доводами подвигаетъ ихъ къ злопамятству и обостряетъ ихъ языкъ къ злословію, дѣлая ихъ таковыми, какъ Давидъ описываетъ человѣка, молящагося въ злобѣ, говоря: «Неправду умысли весь день, языкъ свой яко бритву изостри». Но мы, братіе, во время поста и молитвы, молю, если что когда и дѣйствительно имѣли бы противъ кого-нибудь, простимъ и будемъ полны любви, болѣе того — слѣдящими другъ за другомъ ради побужденія къ любви и добрымъ дѣламъ и говоря другъ о другѣ хорошо, и въ самихъ себѣ разсуждая и помышляя благая предъ Богомъ и предъ людьми, — дабы намъ поститься похвальнымъ и непорочнымъ постомъ, и чтобы на основаніи его наши прощенія были благопріемлемы Богомъ, такъ чтобы, по благодати, подобающимъ образомъ и «Отцемъ» Его именовать и возмочь говорить Ему со дерзновеніемъ: «Отче, /с. 11/ остави намъ долги наша, якоже и мы оставляемъ должникомъ нашимъ». Но постъ не такого рода и не такимъ образомъ совершаемый — болѣе родственъ злымъ ангеламъ: потому что имъ — свойственны неядѣніе, связанное съ гнѣвомъ и ненавистью, и высокомѣріе и противленіе Богу, — и мы, будучи рабами и служителями Добра, противостоимъ имъ». Но поскольку любовь по отношенію къ нашимъ ближнимъ не можетъ ограничиваться лишь словами, то Святитель призываетъ къ обильному творенію милостыни во время поста: сказавъ, что тотъ, кто оказываетъ состраданіе бѣднымъ, спасется, онъ затѣмъ прибавляетъ: «Пріобрѣтемъ добродѣтель милосердія; дадимъ отъ себя доказательство любви нашей къ брату и преданности общему Отцу и Владыкѣ; и болѣе благопріятнаго времени для этого, чѣмъ время нынѣшнихъ постныхъ дней, никто не нашелъ бы. Потому что тотъ, кто къ посту присовокупитъ милосердіе, тотъ сотретъ съ себя всѣ грѣхи и получитъ вѣчное искупленіе».

Въ чемъ же заключается постъ? — Постъ это — воздержаніе. Прежде всего и преимущественно это — воздержаніе въ пищѣ. Какъ же долженствуетъ принимать пищу во время Великаго Поста? — И этому насъ научаетъ Св. Григорій Палама, говоря: «Пусть насыщеніе соотвѣтствуетъ посту, т. е. будетъ ограниченнымъ: умѣренно воздерживающійся отъ пищи и умѣренно насыщающійся, не на много будетъ отстоять отъ весьма строго постящихся». Въ иномъ мѣстѣ онъ и болѣе подробно говоритъ о семъ: «Теперь, братіе, позвольте мы вамъ покажемъ въ чемъ заключается богоугодный и истинный постъ: потому что вамъ слѣдуетъ знать, что мы восхвлаяемъ тѣлесный постъ не самъ по себѣ, но какъ содѣйствующій чему-то иному — болѣе душеполезному, потому что, какъ и божественный Павелъ говоритъ, плотское дѣланіе (само по себѣ) мало приноситъ пользы. Посему-то на основаніи опыта говорящіе богоносные Отцы не одобряютъ многодневныхъ невкушеній пищи, но признаютъ за лучшее — вкушеніе пищи единожды въ день, и то — вкушеніе не до насыщенія; и такой постъ они называютъ соразмѣрнымъ и разумнымъ. Это же и Писаніе говоритъ, чтобы мы не прельщались насыщеніемъ желудка и услажденіемъ глотки, но лишь утоляли естественную потребность въ ѣдѣ, въ то время какъ качество и количество ее должны быть соразмѣрены съ силами /с. 12/ и состояніемъ питаемаго тѣла, чтобы по силѣ оно и его здоровье были сохранены. Потому что если соотвѣтственно немощи немощный ѣстъ отъ данныхъ кушаній, — не прибавляя къ необходимому совершенно лишняго и безполезнаго, — и если нуждается въ пищѣ, а не ищетъ услажденія, и нуждается въ питьѣ (вина) для подкрѣпленія силъ, а не ищетъ опьяненія, и нуждается въ умѣренномъ употребленіи и того и другого, а не ищетъ неумѣренности, невоздержанности и злоупотребленія, — то, по причинѣ необходимаго употребленія большаго количества или лучшаго качества пищи, онъ не лишится святыни поста».

Но, какъ Св. Григорій Палама намъ растолковалъ, самъ по себѣ тѣлесный постъ не является самодовлѣющей цѣлью, а — только средствомъ для пріобрѣтенія душевныхъ благъ. Посему, сказавъ о способѣ и образѣ тѣлеснаго поста, онъ немедленно за тѣмъ говоритъ слѣдующее: «Итакъ, это — начало истиннаго и богоугоднаго поста; цѣль же, ради которой онъ былъ узаконенъ и находится въ чести у христіанъ, заключается въ очищеніи души. Потому что, что за польза воздерживаться отъ тѣлесной ѣды, и, въ то же время, поддаваться плотскимъ помысламъ и страстямъ? Что за выгода воздерживаться отъ вина, и, въ то же время, томиться жаждой и пьянѣть, хотя и не отъ вина, но, какъ говорится въ Писаніи: «Увы! пьянымъ не отъ вина», и если душа мятется гнѣвомъ и завистью? Что за польза воздерживаться отъ пышныхъ трапезъ, и, въ то же время, душу не имѣть сокрушенной? и плоть «измѣнить елеа ради» (Пс. 108, 24), душу же не смирить въ постѣ, какъ смирялъ себя Давидъ? Что за пріобрѣтеніе освободиться отъ мглы испареній, приходящей отъ изобильныхъ яствъ, заботами же и суетными мыслями дѣлать нашъ умъ непригоднымъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ приводить въ негодность и наши молитвы къ Богу? — Посему добрый постъ есть тотъ постъ, который совершается съ цѣлью угашенія страстей, приведенія души въ смиреніе, возненавидѣнія гордыни, погашенія гнѣва, отъятія злопамятства, совершенія богомыслія (созерцанія), молитвы и чистоты». Если же истинный постъ имѣетъ передъ собой такія задачи, то онъ и долженъ выражаться во всѣхъ движеніяхъ души. Посему въ иной бесѣдѣ Св. Григорій такъ намъ говоритъ: «Поскольку невоздержанность проявляется черезъ всѣ чувства, то на /с. 13/ всѣхъ нихъ наложимъ воздержаніе. Если же ты постишься въ пищѣ, глаза же имѣешь совратителемъ къ прелюбодѣянію въ тайникахъ твоей души, и къ неподобному любопытству и къ злословію; слухъ же — воспринимающимъ безчинства и блудныя пѣсни и недобрыя клеветническія нашептыванія; и иныя чувства — послѣдовательно вредящія, — то какая польза отъ поста? — Конечно, никакой! Потому что ты бѣжишь отъ одного зла, чтобы тѣмъ самымъ бѣжать и отъ другого зла (т. е. ты бѣжишь отъ чревоугодія и пресыщенія, чтобы благодаря сему бѣжать и отъ иныхъ грѣховъ, которые являются слѣдствіемъ чревоугодія, и которые порождаютъ въ душѣ пороки и грѣхи. Поскольку мы составлены изъ души и тѣла; не изъ одного только тѣла, но и изъ души, — то такой постъ является истиннымъ, который распространяется на все и все очищаетъ и все врачуетъ».

Закончимъ эту статью слѣдующими словами Св. Григорія Паламы: «Итакъ, возлюбленные, не только уклонимся отъ рыхлой (разнѣженной) и разслабленной жизни, но какъ бы предъ очами Божіими и предъ Нимъ находясь, будемъ содѣлывать нашъ постъ и псалмопѣніе и молитву, зная, что ни постъ, ни псалмопѣніе, ни молитва сами по себѣ не могутъ спасти насъ, но бываютъ спасительными для насъ только тогда, когда совершаются предъ очами Божіими. Потому что, какъ солнце согрѣваетъ освѣщаемое имъ, такъ очи Господни, взирая, освящаютъ насъ. Совершается же это предъ лицемъ Божіимъ тогда, когда умъ выдержанно взираетъ на Него, и, по причинѣ взиранія на Него, совершается постъ и пѣніе псалмовъ и молитвы; но когда во время молитвы и псалмопѣнія духъ по временамъ простирается къ Богу, по временамъ же приходитъ въ упадокъ и безпокойство, то долженствуетъ разумѣть, что мы еще не всецѣло предали себя Богу, и не въ законѣ Божіемъ вся цѣль того, что нами совершается; посему, насколько мы отступаемъ отъ дѣлъ праведности, настолько не можемъ пребывать предъ очами Божіими. «Не пребудутъ беззаконницы предъ очима Твоима», говорится (Пс. 5, 6). Но мы, лежащіе израненными, будемъ призывать Господа, могущаго возложить на наши язвы пластырь и перевязать ихъ. Итакъ, не дадимъ здѣсь, молю, послабленія постамъ и молитвамъ, и со слезами и всѣми способами будемъ призывать Его до тѣхъ поръ, пока Онъ не приблизится и /с. 14/ не исцѣлитъ насъ: явимъ и дѣлами, что мы богаты имѣть Жениха Христа, Котораго нынѣ отъ насъ отлучившагося и въ небесныхъ селеніяхъ пребывающаго, мы съ твердой надеждой ожидаемъ». «Егда отнимется отъ нихъ Женихъ», говоритъ Онъ, «и тогда постятся» (Мф. 9, 15). Отсюда — очевидно, что для призываемыхъ Христомъ необходимо проводить всю жизнь въ воздержаніи и постѣ, съ благой надеждой ожидая трепетнаго Его Пришествія. Будемъ же особенно въ эти дни постить и держать себя въ состояніи готовности, ожидая и годовой день Воскресенія Христова, чтобы чистыми чисто Страсти Его прославить и улучить, содѣланную чрезъ нихъ для насъ Господомъ, безсмертную и блаженную жизнь, которую да будетъ всѣмъ намъ получить благодатію и человѣколюбіемъ Господа нашего Іисуса Христа, Которому подобаетъ всякая слава, честь и поклоненіе со безначальнымъ Его Отцемъ и Пресвятымъ и Благимъ и Животворящимъ Духомъ, нынѣ и присно и во вѣки вѣковъ. Аминь».

Если читатель пожелаетъ болѣе подробно прочесть ученіе Св. Григорія Паламы о постѣ и молитвѣ, то онъ найдетъ обильный духовный матеріалъ въ первомъ томѣ Бесѣдъ Св. Григорія Паламы, недавно переведенныхъ съ греческаго языка.

Архимандритъ Амвросій.       

Источникъ: «Православное Обозрѣніе». Періодическій журналъ Русской Православной Мысли. — Изданіе Русской Православной Зарубежной Церкви. — Montreal: Тисненіе Братства преп. Іова Почаевскаго, 1979. — №47 (Мартъ). — С. 1-14.

Назадъ / Къ оглавленію журнала / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.