Церковный календарь
Новости


2017-09-25 / russportal
"Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Василія Великаго къ Григорію пресвитеру (1974)
2017-09-25 / russportal
"Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Василія Великаго къ Діодору, еп. Тарскому (1974)
2017-09-25 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 6-я (1993)
2017-09-25 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 5-я (1993)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 4-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 3-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 2-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 1-я (1961)
2017-09-24 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Разсказъ блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ (1991)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь къ новорукоположенному іерею (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь въ день празднованія 50-лѣтія шт. Калифорнія (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь, сказан. въ каѳедр. соборѣ въ Санъ-Франциско (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе къ новопоставленному іерею (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложеніе Аляскинскому духовному правленію (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Отвѣтъ ген. агенту по народн. образованію (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово въ недѣлю 17-ю по Пятьдесятницѣ (1986)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 26 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«ПРАВОСЛАВНОЕ ОБОЗРѢНІЕ»,
Періодическій журналъ Русской Православной Мысли.

№ 53. Апрѣль 1981 г. — Montreal: Изданіе Русской Православной Зарубежной Церкви.

ЕЩЕ ОДНО СВИДѢТЕЛЬСТВО О НОВЫХЪ МУЧЕНИКАХЪ РОССІЙСКИХЪ.

Предисловіе.

Будемъ видѣть въ нашемъ разсѣяніи глубокій духовный смыслъ. Свѣтильники у всѣхъ христіанскихъ религій уже еле теплятся, вотъ-вотъ угаснутъ и по слову нашего почившаго о Бозѣ Превосвятителя Митр. Анастасія намъ суждено, можетъ быть, дать имъ отъ нашего православнаго елея. Если мы родовиты — не будемъ похваляться нашей знатностью, если же мы — простолюдины, убогіе Ди-Пи, не будемъ смущаться важностью миссіи «ибо Богъ избралъ немудрое міра, чтобы посрамить мудрыхъ, и немощное міра избралъ Богъ, чтобы посрамить сильное» (1 Кор. 1, 27).

Сильны мы силой этихъ мучениковъ тѣмъ, что мы состоимъ въ одномъ и томъ же организмѣ: дѣти одного и того же народа, одной и той же Церкви — Русской Православной. Они наша слава, наша радость и наша сила, ибо въ нихъ съ предѣльной для слабаго человѣческаго естества полнотой дѣйствуетъ Господь, «Богъ крѣпокъ, Властитель, Начальникъ міра, Отецъ будущаго вѣка».

Святіи мученицы молите Бога о насъ!

† Архіепископъ Виталій.       

РАЗСКАЗЪ НЕВОЗВРАЩЕНЦА.

Я считаю своимъ долгомъ православнаго христіанина и человѣка разсказать правду народамъ всего міра. Это разсказъ о видѣнномъ и пережитомъ въ совѣтской Сибири, о мученической смерти отъ руки палачей шестидесяти православныхъ священниковъ.

/с. 24/ Въ 1929 году я былъ практикующій студентъ института метеорологіи и находился въ одномъ районномъ мѣстечкѣ, когда былъ вызвакъ въ РИК (районный исполнительный комитетъ). Въ РИК-ѣ мнѣ дали направленіе въ Ленинградъ, а здѣсь я былъ зачисленъ въ составъ экспедиціонной партіи, отправляющейся въ Сибирь для изслѣдовательныхъ работъ. Экспедиціонная партія состояла изъ 15 человѣкъ. Во главѣ экспедиціи стоялъ Иванъ Парамоновичъ Голубевъ — какъ я потомъ его узналъ, большой практикъ и спеціалистъ своего дѣла, прекрасной души человѣкъ и вѣрующій христіанинъ.

15-го августа мы уже были въ Иркутскѣ. Намъ предстояло отправиться по маршруту Иркутскъ — Кувтукъ съ тѣмъ, чтобы изслѣдовать пути сообщенія, сличить схемы, провѣрить работу по постройкѣ тракта Иркутскъ — Кувтукъ, протяженіемъ въ 100 километровъ.

Мы выѣхали лошадьми. При насъ были четыре палатки и на каждаго человѣка походная складная койка.

Вотъ уже и горы Забайкальскія. Тишина. Безлюдье. Таежная дикость. Красота. Мы собирали кедровые шишки, а вечеромъ жарили ихъ въ горячей золѣ и ужинали орѣшками изъ нихъ. Въ первый день мы продѣлали 30 километровъ, вполнѣ благополучно и въ хорошемъ расположеніи духа.

Дальнѣйшее путешествіе не было столь пріятнымъ. Остававшіеся 70 километровъ мы ѣхали цѣлыхъ 7 дней, пробиваясь сквозь чащу, звѣрье и буреломъ. Насъ неотступно преслѣдовалъ бурый медвѣдь-муравятникъ, и ночами мы не спали. Вокругъ палатокъ непрерывно горѣли костры, тѣмъ не менѣе медвѣдь подходилъ столь близко, что мы слышали производимый имъ шумъ. Да что шумъ! Въ насъ летѣли палки, куски дерева, иногда тяжелые камни. Это нашъ таежный знакомый, бурый медвѣдь, столь неуклюже шутилъ съ нами. Правда, при насъ были ружья-цѣнтралки, ну да вѣдь мы не могли видѣть вдаль отъ костра... Завыванія волковъ, каждый шорохъ, звукъ падающей кедровой шишки привлекали наше вниманіе и тогда каждый изъ насъ, вольно или невольно, громко произносилъ имя Господа Бога. Да, нигдѣ такъ не вѣруешь въ Бога, какъ въ пустынѣ или въ глухой дремучей тайгѣ. Иванъ Парамоновичъ, махнувъ рукой на всѣ условности лживой совѣтской жизни, часто говорилъ намъ: /с. 25/ «Молитесь Богу, и Онъ помилуетъ всѣхъ насъ, и мы живы и здоровы вернемся домой къ своимъ роднымъ и близкимъ».

Достигнувъ Кувтука и исполнивъ тамъ всѣ порученныя намъ работы, мы поздней осенью возвратились въ Иркутскъ. Какъ разъ въ это время въ Иркутскѣ неистовствовала волна коммунистическаго безбожія. Еще два мѣсяца назадъ, въ августѣ 1929 года, почти въ центрѣ города, возлѣ Тихоновской площади (переименована большевиками въ Ленинскую), красовался соборъ Іоанна Крестителя. Теперь же на мѣстѣ, гдѣ былъ соборъ, мы увидѣли лишь груду кирпичей. Соборъ былъ взорванъ. Группой проходя здѣсь, мы всѣ какъ-то неожиданно остановились отъ увидѣннаго, а Иванъ Парамоновичъ глубоко вздохнулъ и сказалъ: «Кому онъ мѣшалъ?»

Мы отдыхали въ Иркутскѣ передъ вторымъ нашимъ путешествіемъ, когда Иванъ Парамоновичъ предложилъ намъ поѣхать въ пригородное село Гласково посмотрѣть монастырь. Мы поѣхали извозчиками.

Миновавъ понтонный мостъ черезъ рѣку Ангару, мы сейчасъ же увидѣли большой бѣлокаменный монастырь и толпу народа возлѣ него. Войдя въ толпу, мы увидѣли, что у многихъ блестятъ на глазахъ слезы. Въ оградѣ монастыря стояли двѣ лошади, запряженныя въ сибирскія таратайки. Какіе-то субъекты выбрасывали изъ монастыря иконы и церковное имущество, а другіе грузили на таратайки. Одинъ изъ этихъ жалкихъ людей особенно богохульствовалъ. Онъ разбивалъ иконы и всячески поносилъ святыя изображенія. Наконецъ, онъ громко крикнулъ: «Да! Тамъ еще остались эти ... нетлѣнные мощи. Ну, мы посмотримъ, что это за нетлѣнные!» Съ этими словами онъ бросился въ монастырь и черезъ нѣсколько минутъ вышелъ, неся въ рукахъ гробницу. Положивъ гробницу съ лѣвой стороны таратайки и сѣвъ на святые мощи, безумецъ съ самодовольнымъ видомъ закурилъ цыгарку. Но вотъ лошади тронулись. Не прошло и трехъ минутъ, какъ лошадь, которой управлялъ этотъ безбожникъ, внезапно бросилась въ сторону отъ дороги и понесла. Безбожный активистъ со страшной силой вылетѣлъ изъ таратайки, сломалъ себѣ два ребра и переломилъ лѣвую руку. Толпа ахнула, и люди передавали другъ другу о наказаніи Божьемъ.

/с. 26/ 18 Декабря мы тронулись во второе наше путешествіе, на этотъ разъ внизъ по рѣкѣ Ангарѣ. Нашъ путь проходилъ черезъ Каменку, Ангарстрой. Увидѣли мы и знаменитый Александровскій централъ, побывали въ гостяхъ и у бурятовъ. Конечный пунктъ — село Морозово, Черемховскаго района. Вотъ здѣсь мы еще разъ наблюдали гнѣвъ Божій.

Предсѣдателю Морозовскаго сельсовѣта поступило распоряженіе райисполкома снять съ церкви колокола. Нашлось нѣсколько рьянныхъ безбожниковъ, которые взялись исполнить это каиново дѣло. И что же? Одинъ изъ нихъ, какъ разсказывала намъ его жена, возвратясь послѣ этаго святотатственнаго дѣла домой, попросилъ жену приготовить чаю. Жена поставила передъ иимъ стаканъ чаю и подала еще мягкую пышку. Безбожникъ взялъ въ ротъ пышку, подавился первымъ же кускомъ и умеръ.

Въ концѣ января 1930 года мы возвратились въ Ленинградъ.

Въ послѣдующіе 1931, 1932 и 1933 годы я ежегодно съ экспедиціей вновь посѣщалъ Сибирь. И вотъ одна лѣтняя ночь 1933 года, воспоминаніе о которой съ тоской черной, неизгладимой отложилось на сердцѣ на всю жизнь.

Въ іюлѣ 1933 года наша экспедиціонная партія остановилась на ночлегъ въ тайгѣ на Качутско-Нижнеудинскомъ трактѣ. Ночь была свѣтлая и тихая; гдѣ-то вблизи ласково журчалъ ручей, тихо перешептывались деревья и ароматъ таежныхъ цвѣтовъ стелился по долинѣ. Вѣкъ не забыть мнѣ этой долины, буду помнить ее всегда! Мы до поздней ночи благодушно сидѣли у костра и мирно бесѣдовали, не подозрѣвая, что черезъ нѣсколько часовъ здѣсь разыграется ужасная трагедія.

Нашъ чуткій таежный сонъ былъ нарушенъ какими-то грубыми и властными окриками. Мы вмигъ повскакивали. Начальникъ экспедиціи Борисъ Николаевичъ Мартышевскій уроженецъ Иркутска, быстро взялъ въ руки бинокль, а другіе установили два нивелира и стали всматриваться въ сторону, откуда пришли къ намъ человѣческіе голоса. Тотчасъ же мы увидѣли человѣческую толпу, движущуюся въ нашемъ направленіи. Кто, откуда эти люди? Въ глухую ночь въ безлюдной тайгѣ? Галлюцинація!

/с. 27/ Но это не было галлюцинаціей. Толпа все приближалась, подгоняемая какими-то все еще неясными намъ наглыми и властными окриками, и вотъ мы уже увидѣли лица, одежду людей. Это были скелеты, обернутые въ фантастическое тряпье. У каждаго изъ этихъ скелетовъ была черезъ плечо веревка, а позади толпы возвышалась на какомъ-то нелѣпомъ экипажѣ бочка. Они ее тянули. Какъ мы потомъ узнали, это была бочка съ человѣческими испражненіями. Кто-то изъ состава экспедиціи, не потерявшій хладнокровія и при видѣ этого кошмарного явленія, успѣлъ пересчитать толпу. Ихъ было 60. По сторонамъ толпы шли конвоиры въ полувоенной формѣ, съ винтовками. Отъ нихъ-то и исходили окрики.

Замѣтивъ стоянку экспедиціи, одинъ изъ конвоировъ далъ знакъ толпѣ остановиться и на чисто сибирско-чекистскомъ жаргонѣ громко приказалъ въ нашу сторону: «Легай и не вертухайся!» (т. е. ложись и не шевелись). Одинъ изъ конвоировъ бросился бѣжать назадъ, видимо, съ предупрежденіемъ.

Минутъ черезъ десять появился цѣлый взводъ стрѣлковъ, которые шли на насъ, держа винтовки на перевѣсъ. Къ намъ вышли командиръ взвода и политрукъ. Они спросили, кто мы и потребовали для провѣрки документы. Послѣ этого, командиръ взвода строго спросилъ, на какомъ основаніи мы дѣлаемъ стоянку на территоріи исправительно-трудового лагеря НДВД. Услышавъ отъ насъ, что существованіе здѣсь лагеря мы себѣ рѣшительно не представляли и что подобные населенные пункты на картѣ вѣдь не обозначены, командиръ какъ будто остался удовлетворенъ нашимъ отвѣтомъ. Онъ сказадъ, что мы должны быть нѣмы, какъ рыба, и объяснилъ съ пафосомъ, что мы случайно получаемъ честь присутствовать при одной изъ славныхъ операцій ВЧК-ГПУ, огненнаго меча пролетарской революціи. «Эти люди, — сказалъ онъ, показавъ рукой на несчастныхъ, — приговорены къ разстрѣлу и вы, конечно, ихъ не пожалѣете: это — мракобѣсы, никому не нужные попы, дурманъ народа». Командиръ приказалъ намъ зайти въ палатки, а одному изъ сопровождающихъ его охранниковъ сказалъ подвинуть приговоренныхъ къ ямѣ. Видимо, яма была гдѣ то здѣсь рядомъ.

Молчаливые и окаменѣвшіе, съ омерзительнѣйшимъ чувствомъ къ палачамъ, съ презрѣніемъ къ собственному /с. 28/ малодушію и страху, сидѣли мы по палаткамъ, напряженно вслушиваясь въ наступившую гробовую тишину. Но вотъ снова человѣческіе голоса.

Ты послѣдній свой духъ испускаешь, говори: есть Богъ?

Вѣрую во единаго Бога Отца, Вседержителя Творца... — запѣлъ кроткій голосъ.

Выстрѣлъ. У насъ, сидящихъ въ палаткахъ, сердце въ комокъ сжалось. Второй, третій выстрѣлы... Приговоренныхъ подводили къ ямѣ, видимо, по одному. И еще не разъ вопрошалъ тотъ же деревянный, неживой голосъ:

Есть-ли Богъ? Говори!

Всевидящій, всезнающій, вездѣсущій, всемогущій, всемилостивый, всеблагій Богъ! — было отвѣтомъ.

...Пройдутъ, быть можетъ, еще многіе годы, но эта дорогая сердцу православныхъ людей могила на Качутско-Нижнеудинскомъ трактѣ будетъ найдена и соберетъ къ себѣ толпы паломниковъ, которые придутъ сюда, въ невѣдомую сибирскую тайгу, чтобы вознести жаркую молитву святымъ мученикамъ православной вѣры, жизнь свою отдавшимъ за Господа Бога нашего Іисуса Христа.

Святіи мученицы молите Бога о насъ!

М. Г.       

Источникъ: «Православное Обозрѣніе». Періодическій журналъ Русской Православной Мысли. — Изданіе Русской Православной Зарубежной Церкви. — Montreal: Тисненіе Братства преп. Іова Почаевскаго, 1981. — №53 (Апрѣль). — С. 23-28.

Назадъ / Къ оглавленію журнала / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.