Церковный календарь
Новости


2017-09-24 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Разсказъ блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ (1991)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь къ новорукоположенному іерею (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь въ день празднованія 50-лѣтія шт. Калифорнія (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь, сказан. въ каѳедр. соборѣ въ Санъ-Франциско (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе къ новопоставленному іерею (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложеніе Аляскинскому духовному правленію (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Отвѣтъ ген. агенту по народн. образованію (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово въ недѣлю 17-ю по Пятьдесятницѣ (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Бесѣда въ день св. равноап. кн. Владиміра (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь при вступленіи въ Ситхинскій соборъ (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово къ прихож. Миннеаполисской церкви (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Изъ бесѣды въ недѣлю Православія (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе на праздникъ Рождества Христова (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь при вступленіи на архіерейскую каѳедру (1986)
2017-09-23 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Приложеніе 4b (1991)
2017-09-23 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Приложеніе 4a (1991)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - понедѣльникъ, 25 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.

Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«Владимірскій Вѣстникъ» (1951-1968 гг.)

«Владимірскій Вѣстникъ» — православно-монархическій журналъ, ежемѣсячное изданіе Общества Святаго Князя Владиміра въ Санъ-Пауло (Бразилія). Издавался на русскомъ языкѣ съ 1951 по 1968 годъ. Основанъ въ 1951 г., эмигрантомъ изъ Россіи Владиміромъ Даниловичемъ Мержеевскимъ, съ благословенія епископа Санъ-Паульскаго и Бразильскаго Ѳеодосія (РПЦЗ). Журналъ проводилъ твердую національную линію, постоянно поднималъ вопросъ о масонствѣ и еврейскомъ засильѣ въ Россіи. Содержаніе номеровъ составляли публицистическія статьи, написанныя съ православно-монархическихъ позицій, посвященныя современному положенію русской эмиграціи, революціи 1917 г. и Гражданской войны въ Россіи, памятнымъ датамъ Дома Романовыхъ, исторіи императорской Россіи, текущимъ событіямъ въ РПЦЗ и православнымъ праздникамъ. На страницахъ журнала печатались поминальныя объявленія о смерти русскихъ эмигрантовъ, а также объявленія о выпущенныхъ русскихъ книгахъ, журналахъ. Среди авторовъ, помимо главнаго редактора В. Д. Мержеевскаго, можно отмѣтить извѣстнаго русскаго изслѣдователя масонства Н. Ѳ. Степанова («Свиткова»), писателя и публициста Бориса Башилова, публициста П. Н. Шабельскаго-Боркъ («Стараго Кирибѣя»), писателя Ю. А. Слезкина и др. Многіе авторы журнала состояли въ Православномъ Свято-Владимірскомъ Обществѣ.

«Владимірскій Вѣстникъ»

«ВЛАДИМІРСКІЙ ВѢСТНИКЪ».
Ежемѣсячное Изданіе Общества Святаго Князя Владиміра въ Санъ Пауло (Бразилія).

№ 36. — Іюнь 1954 года.

Мертвые повелѣваютъ.

«...Я спою, какъ росла богатырская рать, —
Шли борцы изъ желѣза и стали,
И какъ знали они, что идутъ умирать,
И какъ свято они умирали...»
Солдатская пѣсня» А. Н. Апухтина).

I.

Благодаренье судьбѣ, — началъ сѣдой штабсъ-капитанъ, что привела меня встрѣтиться на войнѣ со славнымъ Владимірскимъ полкомъ...

Исторія Владимірскаго полка — сказаніе Русской славы, подъ конецъ я самъ былъ тому свидѣтель... [1]

Вспомни бой подъ Альмой, гдѣ въ штыковомъ бою противъ цѣлой дивизіи зуавовъ генерала Боскэ, во Владимірскомъ полку легли три маіора, четырнадцать капитановъ и три тысячи пятьсотъ солдатъ.

Того же духа былъ и маіоръ Горталовъ. Въ казармахъ по всей Россійской Императорской Арміи висѣли картины съ изображеніемъ его подвига.

Было то въ 1877 году. Зеленыя горы подъ Плевней. Редутъ Абдулъ-Бей. Турецкіе таборы массами ведутъ наступленіе. Скобелевъ оставляетъ на редутѣ батальонъ Владимірцевъ, подъ командою маіора Горталова, съ приказаніемъ — ни шагу назадъ! Маіоръ Горталовъ даетъ слово, что живой онъ не оставитъ редута. Батальонъ держится противъ цѣлой дивизіи. Несетъ жестокія потери.

Скоболевъ посылаетъ, наконецъ, приказъ очистить редутъ и отходить.

Доложите генералу Скобелеву — отвѣчаетъ маіоръ Горталовъ присланному адъютанту, — что русскаго офицера отъ даннаго имъ слова можетъ освободить только смерть...

Горталовъ исполняетъ только первую часть скобелевскаго приказа: онъ выводитъ порѣдѣвшія роты, прощается съ батальономъ, креститъ его. Засимъ идетъ обратно въ редутъ и гибнетъ тамъ на штыкахъ турецкихъ аскеровъ, въ честь и славу родного полка.

Въ память его, въ назиданіе грядущихъ поколѣній Владимірцевъ, родной батальонъ его съ того дня носилъ имя «Горталовскаго».

А теперь я разскажу тебѣ о послѣднемъ, можно такъ назвать его, командирѣ Горталовскаго батальона. О послѣднемъ Горталовцѣ.

Исторія послѣдняго горталовца — незаурядная. Имя этого малоизвѣстнаго героя, маіору Горталову подобнаго, должно быть занесено въ особый примѣръ на золотыя всероссійскія скрижали...

Много видѣлъ я на своемъ долгомъ вѣку полковъ, много видѣлъ вѣрныхъ и храбрыхъ, но такой красоты и героизма духа, а къ тому же и рѣдкой скромности, въ столь благодарномъ сочетаніи — признаться, я не встрѣчалъ въ повтореніи. Недаромъ о немъ ходили цѣлыя легенды, и стоустая солдатская молва окрестила его «заговореннымъ».

Былъ я тогда старымъ поручикомъ, когда впервые встрѣтилъ этого достойнаго преемника Горталовской славы. Самый обликъ его, какой-то лежавшій на немъ особый отпечатокъ благородства, привлекъ мое вниманіе.

Ужъ много разъ перемѣнилъ свой составъ Владимірскій полкъ. Пять мѣсяцевъ непрерывныхъ боевъ накороткѣ. Горы труповъ на подступахъ къ Варшавѣ. Бѣлѣло много безвѣстныхъ деревянныхъ крестовъ Владимірцевъ. Еще больше братскихъ могилъ. На одной изъ нихъ, помню, надпись: «Польскія дѣти, принесите цвѣтовъ!»...

Бѣлявъ... Владиславовъ... Волимовъ... Фольваркъ Могелы... Воля Шидловская... Баура... Равка... Здѣсь рядами косила Владимірцевъ смерть, вѣнчало ихъ безсмертіе!...

А по ту сторону окоповъ — такія же обширныя поля крестовъ, на нихъ каски съ германскимъ орломъ...

Но, прости, я отклонился. На мой вопросъ о новомъ командирѣ Горталовскаго батальона, я услышалъ, что это старый коренной Владимірецъ, вернувшійся въ ряды родного полка, — изъ Воинскихъ начальниковъ: ПОДПОЛКОВНИКЪ ГАМРАТЪ-КУРЕКЪ.

Большая, съ чуть-чуть широкимъ козырькомъ фуражка, живо напоминала эпоху Александра III. Очки скрывали его глаза, но изъ за нихъ невольно чувствовался проницательный взглядъ. Гордо закинутая голова. Густая и длинная, раздвоенная сѣдая борода оттѣняла небольшую, слегка сутоловатую фигуру...

Я всмотрѣлся въ солдатскія лица шедшаго полка. Мало было кадровыхъ солдатъ, еще меньше кадровыхъ офицеровъ. Въ рядахъ выдѣлялись молодцеватою выправкой вернувшіеся въ строй раненые. У многихъ на груди георгіевскіе кресты.

Извиваясь между перелѣсками узкой лентой, поблескивая штыками, шелъ этотъ прославленный боями полкъ. Куда онъ шелъ? Гдѣ-то неладно, гдѣ-то невязка, и вотъ вызываютъ Скобелевскую дивизію, и весь Скобелевскій корпусъ. Но куда именно — никто не знаетъ: военная тайна! Владимірцы идутъ грузиться. Три тысячи блестящихъ штыковъ.

Мысль невольно перенеслась назадъ къ четырнадцатому году, къ бою подъ Владиславовымъ. Тамъ тоже было три тысячи штыковъ, и какихъ штыковъ! Кадровыхъ... Кадровыхъ штыковъ!

Стройно, какъ на ученіи, шли батальоны, въ штыковыя контръ-атаки противъ нѣмецкихъ полковъ. Ни шагу назадъ! Немногіе вернулись съ поля!... Въ этотъ день была вторая Альма.

II.

Начался великій отходъ Русской Арміи. Той Арміи, которая цѣной лучшей крови своей спасла Англію и Францію, Арміи, которая создала чудо на Марнѣ.

Уже прошла веліикая галиційская битва съ разгромомъ пятидесяти австрійскихъ дивизій. Уже полегли русскія дивизіи, брошенныя въ Восточную Пруссію — зато спасли Парижъ...

И вотъ — пусты артиллерійские парки. Нѣтъ винтовокъ. Приходятъ къ концу патроны. Противникъ сыплетъ гранатами и шрапнелью. Спасая союзниковъ, Россія посылаетъ все новые милліоны резервовъ. Послѣдніе обученные резервы...

Старые, кадровые солдаты почти всѣ легли. На фронтъ приходятъ уже не солдаты, а сырая деревня.

Въ нѣсколько мѣсяцевъ не создаются офицеры. Не они командуютъ солдатами, а солдаты командуютъ ими.

Но прости... Я опять отклонился...

Скобелевскій корпусъ, Скобелевская дивизія, послѣ ряда удачныхъ боевъ на австрійскомъ фронтѣ, выравнивая общій фронтъ, отходитъ. Отходитъ вся Русская Армія. Весь австрійскій фронтъ.

Трудно было Гамратъ-Куреку изъ воинскихъ начальниковъ командовать батальономъ въ такой обстановкѣ.

Недооцѣненный еще современниками Конрадъ Герцендорфъ, этотъ послѣдній талантливый полководецъ австрійской Имперіи, рѣшилъ повторить прорывъ подъ Горлицей. Цѣль этого удара — отрѣзать двѣ русскія арміи.

Судьбѣ было угодно, чтобы ударъ этотъ пришелся именно на Скобелевскій корпусъ, и въ особенности — на Скобелевскую дивизію. Въ случаѣ успѣха плана Герцендорфа, все, что было лѣвѣе Скобелевскаго корпуса, попадало въ безвыходное положеніе.

Прологъ операціи ударъ на 62-ой Суздальскій Генералиссимуса Князя Суворова полкъ.

Два дня ужаса. Суздальцы не посрамили славнаго имени своего шефа. Наступая волнами, австрійцы понесли громадныя потери. Легло до четырехъ австрійскихъ дивизій. Мѣстность передъ фронтомъ Суворовцевъ изъ зеленой превратилась въ голубую. Голубѣли шинели и мундиры убитыхъ австрійцевъ. За всю войну не видѣлъ я такого удачнаго для насъ боя!

Дѣйствуя совмѣстно съ Суздальцами подъ Варшавой, заслужилъ я свое георгіевское оружіе.

И тѣмъ не менѣе, несмотря на сказочный успѣхъ Суздальскаго полка, Скобелевскій корпусъ опять долженъ былъ отходить. Что подѣлаешь, если у сосѣднихъ армій не было даже ружейныхъ патроновъ. А объ артиллеріи — и говорить нечего...

Скобелевскій корпусъ — на два перехода въ арріергардѣ всего австрійскаго фронта. Представь себѣ, чтó значитъ шестидесятиверстный переходъ послѣ двухдневнаго непрерывнаго боя. Были и ночныя атаки. Люди безъ сна...

Наконецъ корпусъ остановился, Зборажъ, Зборовъ, Злочьевъ, Тарнополь, Заложце. Мѣста, описанныя Сенкевичемъ. Сколько воспоминаній! Сколько старинныхъ казацкихъ могилъ!

Здѣсь — могила Польши, здѣсь нашелъ свою могилу и планъ Канрада Герцендорфа.

Австрійцы, слѣдуя по пятамъ, стянули новыя свѣжія дивизіи, снявъ ихъ съ сосѣднихъ участковъ, гдѣ отходили наши сосѣднія арміи.

Скобелевскій корпусъ, подъ командой геноралъ-лейтенанта Гурко, расположился, примкнувъ внутренніе фланги дивизіи къ рѣкѣ Серетъ, имѣя Заложце передъ фронтомъ корпуса.

На третій день австрійцы повели наступленіе.

Когда цѣпи противника подошли къ окопамъ Владимірцевъ, командиръ Горталовскаго батольона, подполковникъ Гамратъ-Курекъ, по своей иниціативѣ выскочилъ изъ окопа, а за нимъ — весь Горталовскій батальонъ. Въ штыковую атаку...

Австрійцы опѣшили...

Да и кто-бы не опѣшилъ! Впереди всего батольона въ атаку шелъ съ обнаженной шашкой и развѣвающейся длинной сѣдой бородой, Гамратъ-Курекъ. А за нимъ, перегоняя его, съ винтовками наперевѣсъ и оглушительнымъ «ура!», какъ одинъ человѣкъ, ураганомъ наступалъ весь Горталовскій батальонъ.

Увлеченные примѣромъ и успѣхомъ Горталовскаго батальона, сосѣдніе батальоны Владимірцевъ, Суздальцевъ, Угличанъ, Казанцевъ также ринулись въ атаку — съ громовымъ «ура»!..

Горталовскій батальонъ штыками ворвался въ цѣпи противника, прорвалъ его, ударомъ во флангъ смялъ непріятельское расположеніе.

Бей! Коли, Горталовцы! Заходи во флангъ! Охватывай!.. — то и дѣло слышались команды Гамратъ-Курека въ самомъ пеклѣ штыковой свалки.

Старикъ былъ неузнаваемъ. Весь преобразился. Куда дѣвались годы!..

Общими усиліями Скобелевской дивизіей австрійцы были смяты, потеряли управленіе.

Подполковникъ Гамратъ-Курекъ, когда обозначился явный успѣхъ штыкового удара, объединивъ на мѣстѣ дѣйствія сосѣднихъ батальоновъ, окончательнымъ фланговымъ ударомъ прижалъ австрійцевъ къ берегу Серета, гдѣ они и положили оружіе.

Не задерживайся! Уводи плѣнныхъ! Считать будутъ въ тылу! — неумолчно гремѣлъ Гамратъ-Курекъ.

Къ пяти часамъ дня громадная колонна плѣнныхъ австрійцевъ, извиваясь голубой змѣей, уходила въ русскій тылъ...

Разобраться по ротно! Оставить полевые караулы! Санитары, забирай раненыхъ! Господа офицеры, ведите роты въ исходное положеніе! — распоряжался Гамратъ-Курекъ.

Конченъ бой. Полная побѣда.

Гамратъ-Курекъ снялъ свою фуражку съ широкимъ козырькомъ. Серьезные, большіе стариковскіе глаза, впиваясь въ солдатскія лица, пропускали взводъ за взводомъ, роту за ротой.

Спасибо, Горталовскіе Орлы! — Рады стараться, Ваше Высокоблагородіе, — гремѣлъ солдатскій отвѣтъ. И надо было видѣть, съ какой гордостью, съ какой любовью смотрѣлъ на своего героя — командира весь Горталовскій батальонъ.

Пропустивъ послѣднюю роту, Гамратъ-Курекъ повернулся на востокъ и усталый, рязгоряченный боемъ, нѣсколько разъ широко перекрестился и замеръ въ безмолвной молитвѣ...

Старый Кирибѣй.       

(Продолженіе слѣдуетъ.)

Примѣчаніе:
[1] Быль «Мертвые повелѣваютъ» представляетъ собой точный пересказъ событій, сообщенныхъ автору ихъ очевидцемъ.

Источникъ: «Владимірскій Вѣстникъ». Ежемѣсячное Изданіе Общества Святого Князя Владиміра въ Санъ Пауло подъ редакціей В. Д. Мержеевскаго. № 36. Іюнь 1954. — São Paulo: Tipografia Venitimin V. Sapelkin, 1954. — С. 11-16.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.