Церковный календарь
Новости


2017-03-23 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на кн. Бытія. Бесѣда 16-я (1898)
2017-03-23 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на кн. Бытія. Бесѣда 15-я (1898)
2017-03-22 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 18-е (1882)
2017-03-22 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 17-е (1882)
2017-03-22 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 2-е о скончавшихся отцахъ (1895)
2017-03-22 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 1-е о скончавшихся отцахъ (1895)
2017-03-22 / russportal
Свт. Кириллъ, архіеп. Іерусалимскій. Огласительное слово 9-е (1855)
2017-03-22 / russportal
Свт. Кириллъ, архіеп. Іерусалимскій. Огласительное слово 8-е (1855)
2017-03-22 / russportal
Свт. Кириллъ, архіеп. Іерусалимскій. Огласительное слово 7-е (1855)
2017-03-22 / russportal
Свт. Кириллъ, архіеп. Іерусалимскій. Огласительное слово 6-е (1855)
2017-03-21 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 16-е (1882)
2017-03-21 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 15-е (1882)
2017-03-21 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 14-е (1882)
2017-03-21 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 13-е (1882)
2017-03-21 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 12-е (1882)
2017-03-21 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 11-е (1882)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 24 марта 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.

Духовные журналы Русскаго Зарубежья

«Владимірскій Вѣстникъ» (1951-1968 гг.)

«Владимірскій Вѣстникъ» — православно-монархическій журналъ, ежемѣсячное изданіе Общества Святаго Князя Владиміра въ Санъ-Пауло (Бразилія). Издавался на русскомъ языкѣ съ 1951 по 1968 годъ. Основанъ въ 1951 г., эмигрантомъ изъ Россіи Владиміромъ Даниловичемъ Мержеевскимъ, съ благословенія епископа Санъ-Паульскаго и Бразильскаго Ѳеодосія (РПЦЗ). Журналъ проводилъ твердую національную линію, постоянно поднималъ вопросъ о масонствѣ и еврейскомъ засильѣ въ Россіи. Содержаніе номеровъ составляли публицистическія статьи, написанныя съ православно-монархическихъ позицій, посвященныя современному положенію русской эмиграціи, революціи 1917 г. и Гражданской войны въ Россіи, памятнымъ датамъ Дома Романовыхъ, исторіи императорской Россіи, текущимъ событіямъ въ РПЦЗ и православнымъ праздникамъ. На страницахъ журнала печатались поминальныя объявленія о смерти русскихъ эмигрантовъ, а также объявленія о выпущенныхъ русскихъ книгахъ, журналахъ. Среди авторовъ, помимо главнаго редактора В. Д. Мержеевскаго, можно отмѣтить извѣстнаго русскаго изслѣдователя масонства Н. Ѳ. Степанова («Свиткова»), писателя и публициста Бориса Башилова, публициста П. Н. Шабельскаго-Боркъ («Стараго Кирибѣя»), писателя Ю. А. Слезкина и др. Многіе авторы журнала состояли въ Православномъ Свято-Владимірскомъ Обществѣ.

«Владимірскій Вѣстникъ»

«ВЛАДИМІРСКІЙ ВѢСТНИКЪ».
Ежемѣсячное Изданіе Общества Святаго Князя Владиміра въ Санъ Пауло (Бразилія).

№ 45. — Мартъ 1955 года.

Критика и библіографія.

Въ предисловіи къ книгѣ издательство говоритъ, что «жизнь, личность и судьба отца Георгія Шавельскаго представляетъ на рѣдкость единое цѣлое». Въ чемъ проявилось это единство составитель вступительнаго очерка такъ и не сказалъ, тайна осталась неразгаданной, но послѣ прочтенія книги протопресвитера, надъ ней кое какіе покровы пріотрываются. Прежде всего возникаетъ вопросъ: какимъ образомъ, священникъ Суворовской церкви при Императорской Академіи Генеральнаго Штаба, отецъ Георгій Шавельскій, могъ достичь поста протопресвитера военнаго и морскаго духовенства? Само по себѣ это назначеніе не было бы удивительно, если бы не оставленные имъ «Воспоминанія», которыя проникнуты ненавистью къ режиму, при которомъ онъ достигъ наивысшаго, возможнаго, для священника, положенія. Должно земѣтить, что должность протпрсвитера военного и морского духовенства считалась третьяго класса, иными словами протопресвитеръ по рангу приравнивался къ генералъ-лейтенанту по военному вѣдомству, или архіепископу по духовному.

Во всякомъ случаѣ силы за о. Георгіемъ стояли не малыя, но это были силы революціоннаго, а не консервативнаго порядка. Самъ о. Шавельскій не объясняетъ кто именно рекомендовалъ его на должность протопресвитера, ссылаясь только отчасти на Великаго Князя Николая Николаевича, но на своемъ посту держался онъ крѣпко, ибо и послѣ удаленія Великаго Князя съ должности Верховнаго Главнокомандующаго, — онъ на немъ оставался.

Книга написана искуссно. Передъ читателемъ проходитъ цѣлый калейдоскопъ лицъ, стоявшихъ въ то время (начиная съ 1911 г. и до революціи) на верхахъ государственной лѣстницы: Государь, Великіе Князья, министры, генералы, іерархи Церкви. Мало кто изъ этихъ лицъ получилъ отъ Шавельскаго лестную оцѣнку.

Красной нитью черезъ всю книгу проходитъ одно слово: «Распутинъ». Это слово читатель можетъ встрѣтить на каждой страницѣ со всѣми производными отъ него. Не можетъ быть никакого сомнѣнія, что назначеніе книги отца Шавельскаго и заключается въ томъ, чтобы воскресить эту нелѣпую легенду, извѣстную подъ именемъ «Распутиніада». Враги Россіи прибѣгли къ испытанному, уже, однажды, испробованному, средству. Идеологическая подготовка революціи, какъ извѣстно, началась клеветой на Императрицу: на первыхъ же страницахъ книги Шавельскаго читатель встрѣчаетъ эту клевету, которая упорно и послѣдовательно повторяется до самого конца. Выше мы сказали, что книга построена искуссно и необходимо теперь оговориться: искуссно во лжи. Не имѣя фактовъ, авторъ преподноситъ ложь не отъ себя, но вкладывая въ уста кого-либо изъ встрѣчаемыхъ имъ лицъ.

Императрица злословится при каждомъ случаѣ, когда о ней идетъ рѣчь. Отецъ Шавельскій не останавливается даже передъ такой клеветой, которую стыдно и повторить, вкладывая ее въ уста лица, котораго уже нѣтъ на свѣтѣ и не могущего, въ силу этого, быть спрошеннымъ.

О Великихъ Князьяхъ отзывы даны не лучшіе: «Владиміровичи — шелопаи и кутилы; Михайловичи — стяжатели, Константиновичи, въ большинствѣ какіе-то несуразные. Всѣ они обманываютъ Государя и прокучиваютъ россійское добро». Даже Великій Князь Николай Николаевичъ, о которомъ Шавельскій въ общемъ отзывается одобрительно, въ силу того, что онъ былъ «не распутинецъ» и «хотѣлъ заточить Государыню Императрицу въ монастырь», въ заключеніе получилъ характеристику жестокую. Оказывается, что «Великій Князь до крайности оберегалъ свой покой и здоровье; на автомобилѣ онъ не дѣлалъ болѣе 25 верстъ въ часъ опасаясь несчастья; онъ ни разу не выѣхалъ на фронтъ дальше ставокъ Главнокомандующихъ, боясь шальной пули; он ни за что не принялъ бы участія ни въ какомъ переворотѣ или противодѣствіи, если бы предпріятіе угрожало его жизни...». Въ общемъ былъ трусъ.

Но главное мѣрило о. Шавельскаго, для каждого человѣка, это его отношене къ Распутину. Въ отношеніи каждаго подчеркивалось является лишь онъ распутницемъ, или нѣтъ. Если кто-либо получалъ назначеніе въ министры, то обязательно это было благодаря Распутину, если увольнялся и въ томъ повинна была рука этого «старца». Про самого Григорія Распутина книга приводитъ столько сплетенъ, что съ полнымъ правомъ можетъ назваться распутинской энциклопедіей. Разсказаны такіе небылицы, которыя не требуютъ даже и опроверженія, напримѣръ, что Распутинъ, въ присутствіи Царской Семьи, сидѣлъ за литургіей развалившись въ креслѣ въ алтарѣ и затѣмъ пріобщался, въ алтарѣ же, изъ чаши со священниками.

Согласно Шавельскому, революція случилась благодаря тому, что «зловѣщая фигура Распутина овладѣла разумомъ и волей несчастной царской четы». Объ этомъ онъ текстуально говоритъ въ предисловіи и немного далѣе: «въ настоящемъ же одно ясно: старое, одряхлѣвшее кончилось, наступаетъ новое: новые условія жизни, новые порядки, новые взаимоотношенія. Стараго не вернуть: не течетъ рѣка обратно, не вернуть, что безвозвратно. Отъ новаго не уйти».

Опровергать Шавельскаго съ его новымъ изданіемъ Распутиніады не стóитъ. Дѣйствительная роль Распутина уже съ достаточной ясностью выяснена во время Временнаго Правительства. Чрезвычайная Слѣдственная Комиссія не нашла никакихъ слѣдовъ вліянія Распутина на государвенныя дѣла, за исключеніемъ записокъ съ просьбами о пенсіяхъ или выдачи пособій, которыя «старецъ» широко раздавалъ во время своихъ утреннихъ пріемовъ.

Слѣдователь А. Ф. Романовъ, который велъ дѣло Распутина утверждаетъ, что при своихъ посѣщеніяхъ дворца Распутинъ никогда не бывалъ пьянъ, велъ себя очень достойно и говорилъ только о божественномъ и нуждахъ народныхъ. Что касается гнусныхъ слуховъ, позорящихъ Императрицу и ея близкихъ, то Романовъ назвалъ ихъ просто «гнусной и позорной легендой», нелѣпость которыхъ «стыдно даже опровергать». Даже слѣдователю Революціоннаго правительства стало стыдно, а протопресвитеру Шавельскому нисколько не стыдно, но онъ съ удовольствіемъ смакуетъ на протяженіи тысячи, безъ малого, страницъ подобныя гнусности.

Прочитавъ внимательно книгу Шавельскаго, на страницахъ которой проскользнуло сотни людей, читатель съ недоумѣніемъ замѣтитъ, что въ Россіи, въ окруженіи Государя и въ правительствѣ, не было достойныхъ людей. Если оказывается, что даже и кличка «распутинецъ» не примѣнима къ какому-нибудь лицу и никакого недостойнаго слуха о немъ сообщить нельзя, то характеристика давалась такая: честный человѣкъ, но глупъ. Государыня была виновата въ томъ, что давала совѣты своему Августѣйшему Супругу, члены свиты оказываются виновными тѣмъ, что они въ политику не вмѣшивались и совѣтовъ Государю не давали. Совсѣмъ по Крылову: «ты виноватъ ужъ тѣмъ, что хочется мнѣ кушать...».

Военнаго человѣка больно задѣваетъ при чтеніи книги Шавельскаго пренебрежительные разсужденія послѣдняго о знаменахъ, которые онъ считалъ какъ бы тряпками, приколотыми къ деревяшкамъ и сокрушался, что на охрану знаменъ ненужно тратятся военныя силы. Вѣрующіе замѣтятъ такое же пренебрежительное отношеніе отца протопресвитера къ чудотворымъ иконамъ. Кстати, о прибытіи одной чудтворной иконы въ ставку, привезенной княземъ Жеваховымъ по повелѣнію Государыни Императрицы, протопресвитеръ очень нескладно разсказалъ, а этотъ эпизодъ достоинъ быть предметомъ спеціальнаго очерка.

Заканчивая, скажемъ, что книга протопресвитера Шавельскаго является политическимъ памфлетомъ, направленнымъ противъ старой Россіи и удивительно, что она могла быть издана эмигрантскимъ издательствомъ. Не обошлось и безъ курьезовъ съ этой книгой. Въ книгѣ имѣется цѣлый очеркъ, посвященный роли евреевъ въ первую міровую войну, которые, по наблюденіямъ Шавельскаго, большой храбростью не отличались. Эти страницы подвергнулись критикѣ на страницахъ «Новаго Русскаго слова» и суровый критикъ (цензоръ?) Аронсонъ усмотрѣлъ въ нихъ признаки антисемитнзма и на основаніи этого потребовалъ у «Чеховскаго Издательства» объясненія: почему оно эту главу не выпустило? Издательство принесло на страницахъ той же газеты смиренныя извиненія, которыми цензоръ Аронсонъ не удовлетворился. Кстати, отъ того же Аронсона попало и «Новому Журналу» за то, что Коряковъ на его страницахъ назвалъ сотрудника «Новаго Времени» Меньшикова русскимъ писателемъ.

Чтобы закончить полезно вспомнить слѣдующій историческій фактъ, который заимствуемъ у Винберга изъ его книги «Крестный путь» (стр. 146-148). Во время войны прапорщикъ запаса Лемке былъ призванъ на военную службу. Этотъ человѣкъ былъ заклятымъ врагомъ существовавшаго тогда государственнаго строя, т. е. престола и отечества. Непостижимыми путями онъ попадаетъ въ ставку и причисляется къ штабу верховнаго главнокомандующаго, гдѣ день за днемъ, какъ и Шавельскій, велъ свою хронику. Лемке былъ близкимъ человѣкомъ у Алексѣева, свидѣтльствуетъ Винбергъ и когда стали поступать въ штабъ свѣдѣнія о томъ чтó онъ изъ себя представляетъ и начали требовать его удаленія, — то Алексѣвъ упорствовалъ. Наконецъ, онъ принужденъ былъ согласиться, но направилъ его въ Петроградъ, а не на фронтъ, дабы онъ могъ заниматься своими «научными трудами» и сохранилъ ему содержаніе. Послѣ переворота Лемке получилъ большое назначеніе отъ Временнаго Правительства (завѣдывающимъ экспедиціей государственныхъ бумагъ), которое сохранилъ и при большевикахъ. Большевики издали его «Записки», объемистый трудъ болѣе чѣмъ на 800 страницахъ, по старой орѳографіи и широко распространили заграницей.

Съ Шавельскимъ произошло не точно тоже самое, но весьма подобное. Въ 1917 году онъ былъ «избранъ» пожизненнымъ протопресвитеромъ, слѣдовательно, его заслуги революціи были оцѣнены. Но съ большевиками онъ не остался, съ духовнымъ званіемъ у нихъ дѣлать было нечего, и эвакуировался съ Бѣлой Арміей. Жилъ въ Болгаріи, гдѣ писалъ свои воспоминанія. Когда послѣ второй міровой войны Болгарія была оккупирована совѣтскими войсками, онъ не бѣжалъ и большевики его не тронули. Умеръ онъ въ 1951 году и для него, не въ примѣръ прочимъ, большевиками было сдѣлано исключеніе: его было разрѣшено похоронить по церковному обряду, что по закону уже не разрѣшалось. Воспоминанія протопресвитера Шавельскаго большевикамъ не пришлось издавать, ибо эту задачу взяло на себя Чеховское Издательство.

В. Раскатовъ.       

Источникъ: «Владимірскій Вѣстникъ». Ежемѣсячное Изданіе Общества Святого Князя Владиміра въ Санъ Пауло подъ редакціей В. Д. Мержеевскаго. № 45. Мартъ 1955. — São Paulo, 1955. — С. 27-31.

Назадъ / Къ оглавленію раздѣла / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.