Церковный календарь
Новости


2017-05-22 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ пятокъ 7-й седмицы. Отданіе Вознесенія (1864)
2017-05-22 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ четвертокъ 7-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-05-22 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе (2-е) на память свт. Николая Чудотворца (1965)
2017-05-22 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе (1-е) на память свт. Николая Чудотворца (1965)
2017-05-22 / russportal
«Проповѣдн. хрестоматія». Поученіе на память св. пророка Исаіи. (1965)
2017-05-22 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Догматъ о Церкви въ современномъ мірѣ (1975)
2017-05-21 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ среду 7-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-05-21 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба во вторникъ 7-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-05-21 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Три поученія на перенес. мощей свт. Николая Чудотворца (1900)
2017-05-21 / russportal
Прот. Григорій Дьяченко. Поученіе въ день св. ап. и еванг. Іоанна Богослова (1900)
2017-05-20 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ понедѣльникъ 7-й седмицы по Пасхѣ (1864)
2017-05-20 / russportal
"Тріодь Цвѣтная". Служба въ недѣлю 7-ю по Пасхѣ (свв. отецъ, иже въ Никеи) (1864)
2017-05-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Высокопр. Іосифъ, митр. Скоплянскій (1975)
2017-05-19 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Хранимъ ли мы завѣты св. кн. Владиміра? (1975)
2017-05-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Обращеніе къ русской молодежи (1975)
2017-05-18 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Оцерковленіе жизни (практ. указанія) (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 23 мая 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Государство Россійское

О «Собраніи Трактатовъ и Конвенцій» Ѳ. Ѳ. Мартенса († 1909 г.)

«Собраніе Трактатовъ и Конвенцій, заключенныхъ Россіей съ иностранными державами» — публикація документовъ дипломатической исторіи Россіи XVII-XX вв., изданная въ 15 томахъ въ 1874-1909 годахъ. Изданіе было подготовлено по порученію Министерства Иностранныхъ Дѣлъ Россійской имперіи извѣстнымъ юристомъ-международникомъ, авторомъ фундаментальнаго труда въ области международнаго права «Современное международное право цивилизованныхъ народовъ» (1882), дипломатомъ, членомъ Совѣта Министерства Иностранныхъ Дѣлъ Россіи (съ 1881 г.), однимъ изъ организаторовъ созванныхъ по иниціативѣ Императора Николая II Гаагскихъ мирныхъ конференцій 1899 и 1907 годовъ, вице-президентомъ Европейскаго института международнаго права (1885), членомъ «Постоянной палаты третейскаго суда» въ Гаагѣ Ѳедоромъ Ѳедоровичемъ Мартенсомъ († 1909 г.), переводы и комментаріи котораго и сегодня составляютъ золотой фондъ отечественной науки международнаго права. «Собраніе Трактатовъ и Конвенцій» включаетъ документы о взаимоотношеніяхъ Россіи съ Австріей (Австро-Венгріей) — т. 1-4; съ Пруссіей (Германіей) — т. 5-8; съ Англіей — т. 9-12; съ Франціей — т. 13-15. Всѣ документы воспроизведены на языкѣ подлинника и даны въ русскомъ переводѣ. Каждому тому предпослано введеніе, многіе тексты договоровъ снабжены комментаріями. Собраніе Мартенса въ свое время явилось наиболѣе полной публикаціей такого рода, многія соглашенія и секретныя статьи къ нимъ были воспроизведены впервые.

Собраніе Трактатовъ и Конвенцій, заключенныхъ Россіей съ иностранными державами

Собраніе Трактатовъ и Конвенцій, заключенныхъ Россіею съ иностранными Державами.
Томъ IV. Часть I. Трактаты съ Австріею, 1815-1849.

№ 99. 1815, 14 (26) сентября. Актъ Священнаго Союза, заключенный въ Парижѣ (Полн. Собр. Зак. № 25,943).

Актъ Священнаго Союза долженъ быть отнесенъ къ тѣмъ международнымъ актамъ, которые свидѣтельствуютъ о совершившемся великомъ поворотѣ во всемірной исторіи. Въ этомъ актѣ отражаются не только внутреннее, душевное настроеніе его высокаго основателя, но также тѣ идеи и желанія, которыми были проникнуты европейскіе народы въ 1815 году. Нескончаемыя войны противъ Наполена I, коренныя перемѣны, предпринятыя этимъ великимъ завоевателемъ въ большинствѣ западно-европейскихъ государствъ, наконецъ, окончательная судьба этого геніальнаго человѣка, когда-то повелѣвавшаго надъ всею Западною Европою, — все это были такія міровыя событія, которыя не могли не потрясти всякую впечатлительную натуру. Когда же всѣмъ бѣдствіямъ, обрушивавшимся въ продолженіи болѣе двадцати лѣтъ надъ европейскими народами, былъ положенъ конецъ, когда и стодневное царствованіе Наполеона окончилось полнѣйшимъ его пораженіемъ и ссылкою на островъ Св. Елены, — монархи и народы Европы полагали, что наступила наконецъ-то эпоха, когда внутри государствъ будутъ царствовать правда и свобода, а въ области международныхъ отношеній — вѣчный миръ и братская любовь. Уже отъ Вѣнскаго конгресса ожидали установленія такого международнаго порядка, который сдѣлаетъ совершенно невозможнымъ преступное нарушеніе мира. Державы-руководительницы должны были даже учредить международный, третейскій трибуналъ для разрѣшенія всѣхъ могущихъ возникнуть споровъ и недоразумѣній. (Gervinus, Geschichte des XIX Jahrhunderts, Bd. I, S. 248).

Эти пожеланія и стремленія совершенно соотвѣтствовали душевному настроенію и идеямъ Императора Александра I. На впечатлительной и благородной натурѣ Императора міровыя событія, для которыхъ Провидѣніе избрало его своимъ главнымъ орудіемъ, оставили глубокій слѣдъ. Паденіе Наполеона съ той ужасной высоты, на которую онъ поднялся при помощи своего собственнаго генія, могло, по непоколебимому убѣжденію Александра I, совершиться не иначе, какъ при явномъ содѣйствіи Всевышняго. Глазамъ Императора представлялись, съ одной стороны, свиданіе его въ Тильзитѣ съ неограниченнымъ повелителемъ всей Западной Европы, и съ другой, великій плѣнникъ острова Св. Елены. Но въ то же время необычайная энергія, съ которою европейскіе народы сбросили съ себя иго французскаго императора, и самоотверженіе, выказанное ими во время послѣднихъ войнъ, убѣдили Александра I въ неотложной необходимости обезпечить въ Европѣ миръ и спокойствіе.

Наилучшимъ средствомъ для достиженія этой возвышенной цѣли представлялось Императору Александру заключеніе между всѣми монархами и правительствами Европы тѣснаго и братскаго союза. Давно занимала Императора эта мысль, но только во время переговоровъ о заключеніи втораго Парижскаго мира она получила осуществленіе. Александръ I собственноручно написалъ проектъ Священнаго Союза, члены котораго должны были обязаться руководствоваться во взаимныхъ своихъ отношеніяхъ только заповѣдями святой вѣры, любви, правды и мира. Предписанія христіанской религіи должны были опредѣлять права и взаимныя отношенія монарховъ къ подданнымъ, и всѣ народы должны были разсматриваться какъ члены одной и той же великой христіанской семьи.

Таковы основныя положенія Акта Священнаго Союза. По мысли Александра I основателями этого необычайнаго союза должны были быть его ближайшіе союзники и вѣнценосные друзья: императоръ австрійскій и король прусскій. Поэтому имъ обоимъ сообщилъ Императоръ, прежде всего, свой проектъ съ предложеніемъ присоединиться къ нему и вступить въ этотъ новый братскій союзъ. Онъ вполнѣ надѣялся, что возвышенная мысль его руководившая немедленно будетъ понята и оцѣнена по достоинству императоромъ Францомъ I и королемъ Фридрихомъ Вильгельмомъ III.

Между тѣмъ, ни австрійскій императоръ, а еще менѣе всемогущій его министръ князь Меттернихъ, искренно сочувствовали идеѣ русскаго Императора. Напротивъ, оба признавали ее и «странною и несбыточною» и весьма скептически относились къ предложенному къ подписанію акту. Князь Меттернихъ не вытерпѣлъ и совершенно открыто высказывался въ этомъ смыслѣ представителямъ другихъ державъ въ Парижѣ.

Но хотя Францъ I и князь Меттернихъ внутренно нисколько не сочувствовали сдѣланному имъ предложенію, все-таки, принять его требовалъ ихъ собственный настоятельный интересъ. Письмомъ отъ 12 (24) сентября 1815 г., императоръ Францъ, возвращая назадъ сообщенный ему проектъ, говоритъ, что онъ съ удовольствіемъ готовъ подписать его, чтобъ навсегда закрѣпить узы дружбы и убѣжденій, соединяющіе его съ русскимъ Императоромъ. Съ бóльшею симпатіею относился прусскіи король къ идеѣ своего Союзника и друга, такъ что 14 (26) сентября былъ окончательно утвержденъ собственноручными подписями трехъ монарховъ актъ, являющійся во всякомъ случаѣ однимъ изъ самыхъ любопытныхъ памятниковъ въ политической исторіи народовъ. (Срав. Bluntschli. Droit international codifié § 101).

Въ виду необычайности этого договора и тѣхъ исключительныхъ обстоятельствъ, при которыхъ онъ былъ заключенъ, понятно будетъ разнообразіе мнѣній относительно его практическаго и политическаго значенія. Воззрѣнія могутъ быть и были высказаны весьма различныя въ исторической литературѣ, но наиболѣе оригинальнымъ представляется намъ мнѣніе историка Гервинуса, утверждающаго, что Императоръ Александръ, ограничивая дѣйствія Священнаго Союза только христіанскими и цивилизованными державами, въ тайникѣ своей души лелѣялъ мысль, посредствомъ основанія союза, достигнуть завоеванія Константинополя и разрушенія Оттоманской имперіи (!). (Gervinus. Geschichte des XIX Jahrhunderts. Bd. I, S. 239). Но справедливость требуетъ сказать, что мысль, высказанная Гервинусомъ, была заявлена уже при самомъ заключеніи Священнаго Союза. Сама Порта открыто высказала свои опасенія насчетъ этого союза, такъ какъ она въ принципѣ была исключена. Императоръ Александръ уже въ торжественномъ манифестѣ къ своему народу объяснялъ истинную цѣль и задачу основаннаго имъ союза. (См. П. Собр. Зак. № 26,045).

Но постоянныя нареканія и обвиненія заставили его неоднократно возвращаться къ этому вопросу. Между прочимъ, весьма подробно объяснены назначеніе и внутренняя идея союза въ циркулярной нотѣ отъ 25 марта 1816 года, въ которой доказывается, что только ехидство и вражда къ Россіи и ея союзникамъ могутъ усматривать какіе-то честолюбивые и завоевательные помыслы. «Мои союзники и я», говоритъ Императоръ, «будучи проникнуты тою великою идеею, которая легла въ основаніе событій во время послѣдней европейской войны, имѣли въ виду приложить болѣе дѣйствительнымъ образомъ къ гражданскимъ и политическимъ отношеніямъ государствъ начала мира, согласія и любви, вытекающія изъ христіанской религіи и морали». Поэтому, «единственная и исключительная цѣль союза можетъ состоять только въ поддержаніи мира и въ соглашеніи всѣхъ нравственныхъ интересовъ народовъ, поставленныхъ волею божескаго Провидѣнія подъ сѣнію креста». На этомъ основаніи Священный Союзъ можетъ только имѣть въ виду «содѣйствовать внутреннему благосостоянію каждаго государства и общему благу всѣхъ, долженствующему истекать изъ дружбы между ихъ Государями, которая тѣмъ болѣе ненарушима, чѣмъ болѣе она не зависитъ отъ случайностей».

Если искать, заключаетъ Александръ I, въ этомъ актѣ только то, что онъ содержитъ, а именно, простое и точное выраженіе чувствъ, которыми воодушевлены его союзники и онъ лично, то приписываемые союзу завоевательные помыслы окажутся просто химерами. Союзъ никому не угрожаетъ и никто не вынужденъ приступить къ нему. На немъ только должны покоиться незыблемыя основы европейскаго мира и общаго благополучія [1].



Во имя Пресвятой и Нераздѣлимой Троицы,

Ихъ Величества, Императоръ Австрійскій, Король Прусскій, и Императоръ Россійскій, вслѣдствіе великихъ происшествій, ознаменовавшихъ въ Европѣ теченіе трехъ послѣднихъ лѣтъ, наипаче же вслѣдствіе благодѣяній, которыя Божію Провидѣнію было угодно изліять на государства, коихъ правительства возложили свою надежду и упованіе на единаго Бога, возчувствовавъ внутреннее убѣжденіе въ томъ, сколь необходимо предлежащій Державамъ образъ взаимныхъ отношеній подчинить высокимъ истинамъ, внушаемымъ вѣчнымъ Закономъ Бога Спасителя.

Объявляютъ торжественно, что предметъ настоящаго акта есть открыть предъ лицемъ Вселенныя Ихъ непоколебимую рѣшимость, какъ въ управленіи ввѣренными Имъ государствами, такъ и въ политическихъ отношеніяхъ ко всѣмъ другимъ правительствамъ, руководствоваться не иными какими-либо правилами, какъ заповѣдями сея Святыя Вѣры, заповѣдями любви, правды и мира, которыя, отнюдь не ограничиваясь приложеніемъ ихъ единственно къ частной жизни, долженствуютъ напротивъ того непосредственно управлять волею Царей и водительствовать всѣми ихъ дѣяніями, яко единое средство, утверждающее человѣческія постановленія и вознаграждающее ихъ несовершенства.

На семъ основаніи Ихъ Величества согласились въ слѣдующихъ статьяхъ:

Статья I.

Соотвѣтственно словамъ Священныхъ Писаній, повелѣвающихъ всѣмъ людямъ быть братьями, три договаривающіеся Монарха пребудутъ соединены узами дѣйствительнаго и неразрывнаго братства, и, почитая Себя какъ-бы единоземцами, Они во всякомъ случаѣ и во всякомъ мѣстѣ, станутъ подавать другъ другу пособіе, подкрѣпленіе и помощь; въ отношеніи же къ подданнымъ и войскамъ Своимъ, Они, какъ отцы семействъ, будутъ управлять ими въ томъ же духѣ братства, которымъ Они одушевлены, для охраненія вѣры, мира и правды.

Статья II.

По сему единое преобладающее правило да будетъ, какъ между помянутыми властями, такъ и подданными Ихъ: приносить другъ другу услуги, оказывать взаимное доброжедательство и любовь, почитать всѣмъ себя какъ-бы членами единаго народа христіанскаго, поелику три Союзные Государя почитаютъ Себя аки постановленными отъ Провидѣнія для управленія тремя единаго семейства отраслями, а именно Австріею, Пруссіею и Россіею, исповѣдуя такимъ образомъ, что Самодержецъ народа христіанскаго, коего Они и Ихъ подданные составляютъ часть, не иной подлинно есть, какъ Тотъ, Кому собственно принадлежитъ Держава, поелику въ Немъ единомъ обрѣтаются сокровища любви, вѣдѣнія и премудрости безконечныя, то есть Богъ, нашъ Божественный Спаситель, Іисусъ Христосъ, Глаголъ Всевышняго, Слово жизни. Соотвѣтственно съ симъ, Ихъ Величества съ нѣжнѣйшимъ попеченіемъ убѣждаютъ Своихъ подданныхъ со дня на день утверждаться въ правилахъ и дѣятельномъ исполненіи обязанностей, въ которыхъ наставилъ человѣковъ Божественный Спаситель, аки единственное средство наслаждаться миромъ, который истекаетъ отъ доброй совѣсти, и который единъ проченъ.

Статья III.

Всѣ державы, желающія торжественно признать изложенныя въ семъ актѣ священныя правила, и кои почувствуютъ, сколь нужно для счастія колеблемыхъ долгое время Царствъ, дабы истины сіи впредь содѣйствовали благу судебъ человѣческихъ, могутъ всеохотно и съ любовію быть приняты въ сей Священный Союзъ.

Написанъ втройнѣ и подписанъ въ Парижѣ, въ лѣто Благодати 1815-е, 14 (26) Сентября.

(М. П.) ФРАНЦИСКЪ.

(М. П.) ФРИДРИХЪ-ВИЛЬГЕЛЬМЪ.

(М. П.) АЛЕКСАНДРЪ.

Примѣчаніе:
[1] Извѣстно, что какъ къ акту Вѣнскаго Конгресса, такъ и къ акту Священнаго Союза приступили многія другія державы, непосредственно непринимавшія участія въ составленіи этихъ договоровъ. Эти акты приступленія существенно одинаковы и мы приведемъ ихъ въ отдѣлѣ трактатовъ одного изъ государствъ изъ числа приступившихъ.

Источникъ: Собраніе Трактатовъ и Конвенцій, заключенныхъ Россіею съ иностранными Державами. По порученію Министерства Иностранныхъ Дѣлъ составилъ Ф. Мартенсъ. Профессоръ Императорскаго С.-Петербургскаго Университета. Томъ IV. Часть I. Трактаты съ Австріею, 1815-1849. — СПб.: Типографія Министерства Путей Сообщенія (А. Бенке), 1878. — С. 1-7.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.