Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Краткое пособіе по Русской Исторіи.

Бытъ Славянъ восточныхъ.

Племена. Миѳологія. Семейныя отношенія. Въ продолженіе VII и VIII вѣковъ восточная вѣтвь Славянъ, сосредоточившаяся на сѣверо-восточныхъ склонахъ Карпатъ, отливала мало-по-малу на сѣверо-востокъ и востокъ. На новыхъ мѣстахъ жительства бытъ переселенцевъ измѣнился во многомъ.

На Карпатахъ эти Славяне, повидимому, жили еще первобытными родовыми союзами. Черты такого быта мелькаютъ въ неясныхъ и скудныхъ византійскихъ извѣстіяхъ о Славянахъ VI и начала VII вѣка. По этимъ извѣстіямъ Славяне управлялись царьками и филархами, т. е. племенными князьками и родовыми старѣйшинами, и имѣли обычай собираться для совѣщанія объ общихъ дѣлахъ. Трудно представить себѣ общественный бытъ восточныхъ Славянъ въ эпоху ихъ разселенія по русской равнинѣ. Наша древняя Повѣстъ о началѣ Русской земли, описывая разселеніе восточныхъ Славянъ, пересчитываетъ племена, на которыя они дѣлились, указывая, гдѣ поселилось каждое. Такъ, на западномъ берегу средняго Днѣпра поселилось племя Полянъ; къ сѣверо-западу отъ нихъ, въ дремучихъ лѣсахъ по южнымъ притокамъ Припети поселились Древляне, къ западу отъ нихъ, по Западному Бугу Волыняне или Дулѣбы; противъ Полянъ, на восточномъ берегу Днѣпра, по Деснѣ и Сулѣ жили Сѣверяне; въ сосѣдствѣ с ними, по притоку Днѣпра Сожу сидѣли Радимичи, а къ востоку отъ нихъ, по верхней Окѣ Вятичи; на верховьяхъ трехъ рѣкъ Днѣпра, Западной Двины и Волги обитали Кривичи, къ юго-западу отъ нихъ, въ болотистой и лѣсистой странѣ между Припетью и Западной Двиной Дреговичи; къ сѣверу отъ нихъ, по Западной Двинѣ, поселилась вѣтвь Кривячей Полочане, а къ сѣверу отъ Кривичей, у озера Ильменя и далѣе по рѣкѣ Волхову обитали Славяне новгородскіе. Но трудно рѣшить, что такое были эти племена, плотные ли политическіе союзы, или простыя географическія группы населенія, ничѣмъ не связанныя политически. Повидимому, въ эпоху разселенія родовые союзы остались господствующей формой быта восточныхъ славянъ, какъ изображаетъ его Повѣсть о началѣ Руси, замѣчая: «живяху кождо съ своимъ родомъ и на своихъ мѣстѣхъ, владѣюще кождо родомъ своимъ». Однако легко понять, что разселеніе должно было разбивать и эти союзы. Родовой союзъ держится крѣпко, пока родичи живутъ вмѣстѣ; но колонизація разрушала совмѣстную жизнь родичей. Родовой союзъ держался на двухъ опорахъ: на власти родового старшины и на нераздѣльности родового имущества. Родовой культъ, почитаніе предковъ скрѣпляло обѣ эти опоры. Но восточные Славяче разселялись по равнинѣ разбросанными дворами. На такой порядокъ разселенія указываетъ византійскій писатель VI вѣка Прокопій, говоря, что Славяне жили въ плохихъ разбросанныхъ хижинахъ и часто переселялись. Власть старшины не могла съ одинаковой силой простираться на всѣ родственные дворы, разбросанные на обширномъ пространствѣ среди лѣсовъ и болотъ. Мѣсто родовладыки въ каждомъ дворѣ долженъ былъ занять домовладыка, хозяинъ двора, глава семейства. Въ то же время характеръ лѣсного и земледѣльческаго хозяйства, завязавшагося въ Поднѣпровьѣ, разрушалъ мысль о нераздѣльности родового имущества. Лѣсъ, приспособлялся къ промысламъ усиліями отдѣльныхъ дворовъ, поле расчищалось трудомъ отдѣльныхъ семействъ; такіе лѣсные и полевые участки рано должны были получить значеніе частнаго семейнаго имущества. Родичи могли помнить свое кровное родство, могли чтить общаго родового дѣда, хранать родовые обычаи и преданія; но въ области права, въ практическихъ житейскихъ отношеніяхъ связь между родичами разстраивалась все болѣе. Это разрушеніе родовыхъ союзовъ, распаденіе ихъ на дворы или сложныя семьи оставило по себѣ слѣдъ въ одной чертѣ нашей миѳологіи.

Въ сохраненныхъ позднѣйшими памятниками скудныхъ чертахъ миѳологіи восточныхъ Славянъ можно различить два рода вѣрованій. Одни изъ этихъ вѣрованій можно признать остатками почитанія видимой природы. Въ русскихъ памятникахъ уцѣлѣли слѣды поклоненія небу подъ именемъ Сварога, солнцу подъ именами Дажбога, Хорса, Велеса, грому и молніи подъ именемъ Перуна, богу вѣтровъ Стрибогу, огню и другимъ силамъ и явленіямъ природы. Дажбогъ и божество огня считались сыновьями Сварога, звались Сварожичами. Такимъ образомъ, на русскомъ Олимпѣ различались поколѣнія боговъ — знакъ, что въ народной памяти сохранились еще моменты миѳологическаго процесса; но теперь трудно дать хронологическое опредѣленіе этимъ моментамъ. Уже въ VI вѣкѣ, по свидѣтельству Прокопія, Славяне признавали повелителемъ вселенной одного бога громовержца, т. е. Перуна. По нашей начальной лѣтописи Перунъ является главнымъ божествомъ русскихъ Славянъ рядомъ съ Велесомъ, который характеризуется названіемъ «скотьяго бога» въ смыслѣ покровителя стадъ. Общественное богослуженіе еще не установилось и даже въ послѣднія времена язычества видимъ только слабые его зачатки. Ни храмовъ, ни сословія жрецовъ незамѣтно; на открытыхъ мѣстахъ ставились изображенія боговъ, предъ которыми совершались нѣкоторые обряды и приносились требы, т. е. жертва. Такъ въ Кіевѣ на холму стоялъ идолъ Перуна, предъ которымъ Игорь въ 945 году приносилъ клятву въ соблюденіи заключеннаго съ Греками договора. Владиміръ, утвердившись въ Кіевѣ въ 980 году, поставилъ здѣсь на холму идолы Перуна, Хорса, Дажбога, Стрибога и другихъ боговъ, которымъ князь и народъ приносили жертвы, даже человѣческія. Повидимому, бóльшее развитіе получилъ и крѣпче держался другой рядъ вѣрованій — культъ предковъ. Въ старинныхъ памятникахъ средоточіемъ этого культа является со значеніемъ охранителя родичей родъ съ его рожаницами, т. е. дѣдъ съ бабушками — намекъ на нѣкогда господствовавшее между Славянами многоженство. Тотъ же обоготворенный предокъ чествовался подъ именемъ чура, въ церковно-славянской формѣ щура; эта форма доселѣ уцѣлѣла въ сложномъ словѣ прощуръ. Значеніе этого дѣда-родоначальника, какъ охранителя родичей, доселѣ сохранилось въ заклинаніи: чуръ меня, т. е. храни меня дѣдъ. Но въ народныхъ преданіяхъ и повѣрьяхъ этотъ чуръ-дѣдъ, хранитель рода, является еще подъ именемъ дѣдушки домового, т. е. охранителя не цѣлаго рода, а отдѣльнаго двора. Такимъ образомъ, не колебля народныхъ вѣрованій и преданій, связанныхъ съ первобытнымъ родовымъ союзомъ, разселеніе должно было разрушать юридическую связь рода, замѣняя родство сосѣдствомъ.

Это юридическое разрушеніе родового союза дѣлало возможнымъ взаимное сближеніе родовъ, однимъ изъ средствъ котораго служилъ бракъ. Наша древняя лѣтопись указываетъ на ходъ этого сближенія: описывая языческій бытъ Радимичей, Вятичей и другихъ племенъ, она говоритъ объ игрищахъ между селами, т. е. о религіозныхъ празднествахъ, на которыхъ жители селъ похищали, «умыкали» себѣ женъ по уговору съ ними. Эти села — родственные поселки, разросшіеся изъ отдѣльныхъ дворовъ, какими разселялись восточные Славяне. На играхъ между селами похищали невѣстъ изъ чужихъ селъ, т. е. родовъ, которые не уступали ихъ добровольно при недостаткѣ невѣстъ вслѣдствіе господствовавшаго тогда многоженства. Вражда между родами, вызывавшаяся умычкою чужеродныхъ невѣстъ, устранялась вѣномъ, выкупомъ невѣсты у ея родственниковъ. Съ теченіемъ времени вѣно превратилось въ продажу невѣсты жениху ея родственниками по взаимному соглашенію, безъ умычки, которая замѣнилась обрядомъ хожденія зятя по невѣсту. Дальнѣйшій моментъ сближенія родовъ лѣтопись отмѣтила у Поланъ, уже вышедшихъ, по ея изображенію, изъ дикаго состоянія, въ какомъ оставались другія племена. Она замѣчаеть, что у Полянъ «не хожаше зять (женихъ) по невѣсту, но привожаху вечеръ (приводили ее вечеромъ), а заутра приношаху, что на ней вдадуче (что за нее платили)». Такимъ образомъ, хожденіе жениха по невѣсту, замѣнившее насильственный актъ умычки невѣсты, въ свою очередь смѣнилось обрядомъ привода невѣсты къ жениху, почему законная жена въ языческой Руси называлась водимою. Важно то, что родственники жениха и невѣсты становились свояками, своими людьми другъ для друга. Такимъ образомъ, брачный союзъ уже въ языческую пору роднилъ чуждые другъ другу роды. Это указываетъ на раннее ослабленіе родового союза у русскихъ Славянъ. Въ первичномъ, нетронутымъ своемъ составѣ родъ представлялъ замкнутый союзъ, недоступный для чужаковъ: невѣста изъ чужого рода порывала родственную связь съ своими кровными родичами, но не роднила ихъ съ родней своего жениха.

Города и торговля. Хозары. Большáя перемѣна произошла въ экономическомъ быту восточныхъ Славянъ, разселившихся по Днѣпру, его притокамъ и далѣе къ сѣверу, въ области озера Ильменя. При тогдашнемъ значеніи рѣкъ, какъ удобнѣйшихъ путей сообщенія, Днѣпръ былъ столбовой торговой дорогой для западной полосы русской равнины: верховьями своими онъ близко подходитъ къ Западной Двинѣ и бассейну Ильменя-озера, т. е. къ двумъ важнѣйшимъ дорогамъ въ Балтійское море, а устьемъ соединяетъ центральную Алаунскую возвышенность съ сѣвернымъ берегомъ Чернаго моря; притоки Днѣпра, издалека идущіе справа и слѣва, какъ его подъѣздные пути, приближаютъ Поднѣпровье съ одной стороны къ карпатскимъ бассейнамъ Днѣстра и Вислы, а съ другой — къ бассейнамъ Волги и Дона, т. е. къ морямъ Каспійскому и Азовскому. Такимъ образомъ, область Днѣпра захватываетъ всю западную половину русской равнины. Эту водную дорогу по Днѣпру изъ Балтійскаго моря въ Черное наша лѣтопись называетъ «путемъ изъ Варягъ въ Греки». Днѣпръ и сдѣлался для восточныхъ Славянъ могучей питательной артеріей народнаго хозяйства, втянувъ ихъ въ сложное торговое движеніе, которое шло тогда въ юго-восточномъ углу Европы. Своимъ низовымъ теченіемъ и лѣвыми притоками Днѣпръ потянулъ славянснихъ поселенцевъ къ черноморскимъ и каспійскимъ рынкамъ. Это торговое движеніе вызвало разработку естественныхъ богатствъ занятой поселенцами страны. Если мы представимъ себѣ нашу равнину въ томъ видѣ, какой она имѣла десять или одиннадцать вѣковъ тому назадъ, то легко можемъ раздѣлить ее на двѣ полосы, на сѣверо-западную лѣсную и юго-восточную степную. Восточные Славяне заняли преимуществечно первую; самый городъ Кіевъ возникъ на рубежѣ между обѣими полосами. Эта лѣсная полоса своимъ пушнымъ богатствомъ и лѣснымъ пчеловодствомъ (бортничествомъ) и доставляла Славянамъ обильный матеріалъ для внѣшней торговли: мѣха, медъ, воскъ стали главными статьями русскаго вывоза.

Одно внѣшнее обстоятельство особенно содѣйствовало успѣхамъ этой торговли. Съ конца VII в. по южно-русскимъ стапямъ стала распространятьса новая азіатская орда, Хозары. Это было кочевое племя тюркскаго происхожденія; но оно не было похоже на предшествовавшія ему и слѣдовавшія за нимъ азіатскія орды, преемственно господствовавшія въ южно-русскихъ степяхъ. Хозары скоро стали покидать кочевой бытъ и обращаться къ мирнымъ промысламъ. Въ VIII в. среди нихъ водворились изъ Закавказья промышленные Евреи и Арабы. Еврейское вліяніе здѣсь было такъ сильно, что династія хозарскихъ кагановъ съ своимъ дворомъ, т. е. высшимъ классомъ хозарскаго общества, приняла іудейство. Раскинувшись на привольныхъ степяхъ по берегамъ Волги и Дона, Хозары основали средоточіе своего государства въ низовьяхъ Волги. Здѣсь столица ихъ Итиль скоро стала огромнымъ разноязычнымъ торжищемъ, гдѣ рядомъ жили магометане, евреи, христіане и язычники. Хозары покорили племена восточныхъ Славянъ, жившія близко къ степямъ, Сѣверянъ, Вятичей. Но хозарское иго доставляло покореннымъ большія экономическія выгоды. Съ тѣхъ поръ для нихъ, какъ данниковъ Хозаръ, были открыты степныя рѣчныя дороги, которыя вели къ черноморскимъ и каспійскимъ рынкамъ. Подъ покровительствомъ Хозаръ по этимъ рѣкамъ пошла бойкая торговля изъ Поднѣпровья. Мы встрѣчаемъ рядъ указаній на успѣхи этой торговли. Арабскій писатель Хордадбе, современникъ Рюрика и Аскольда, писавшій не позже 870-хъ годовъ, замѣчаетъ, что русскіе купцы возятъ товары изъ отдаленныхъ краевъ своей страны къ Черному морю въ греческіе города, гдѣ византійскій императоръ беретъ съ нихъ десятину (торговую пошлину), что тѣ же купцы плаваютъ по Волгѣ, спускаются къ хозарской столицѣ, гдѣ властитель хозарскій беретъ съ нихъ также десятину, выходятъ въ Каспійское море, проникаютъ на юго-восточные его берега и даже провозятъ свои товары на верблюдахъ до Богдада. Сколько поколѣній нужно было, чтобы проложить такіе далекіе и разносторонніе торговые пути съ береговъ Днѣпра и Волхова! Восточная торговля Поднѣпровья, какъ ее описываетъ Хордадбе, могла завязатьея по крайней мѣрѣ лѣтъ за сто до этого арабскаго географа. Впрочемъ, есть и прямое указаніе на время, когда завязалась и развивалась эта торговля. Въ области Днѣпра найдено множество кладовъ съ древними арабскими монетами, серебряными диргемами. Бóльшая часть ихъ относится къ IX и X вѣку, ко времени наибóльшаго развитія восточной торговли Руси. Но есть клады, въ которыхъ самыя позднія монеты не позже начала IX вѣка, а раннія восходятъ къ началу VIII вѣка; изрѣдка попадаются монеты VII вѣка и то лишь самыхъ послѣднихъ его лѣтъ. Эта нумизматическая лѣтопись наглядно показываетъ, что именно въ VIII вѣкѣ завязалась торговля Славянъ днѣпровскихъ съ хозарскимъ и арабскимъ востокомъ. Но этотъ вѣкъ былъ временемъ утвержденія Хозаръ въ южно-русскихъ степяхъ; ясно, что Хозары и были торговыми посредниками между этимъ востокомъ и русскими Славянами.

Слѣдствіемъ успѣховъ восточной торговли Славянъ было возникновеніе древнѣйшихъ торговыхъ городовъ на Руси. Повѣсть о началѣ Русской земли не помнитъ, когда возникли эти города: Кіевъ, Черниговъ, Смоленскъ, Любечъ, Новгородъ и др. Въ ту минуту, съ которой она начинаетъ свой разсказъ о Руси, эти города являются уже значительными поселеніями. Но довольно бѣглаго взгляда на географическое размѣщеніе этихъ городовъ, чтобы видѣть, что они были созданы успѣхами внѣшней торговли Руси: большинство ихъ вытянулось длинной цѣпью по главной рѣчной дорогѣ Днѣпра — Волхова. Возникновеніе этихъ большихъ торговыхъ городовъ было завершеніемъ сложнаго экономическаго процесса, завязавшагося среди Славянъ на новыхъ мѣстахъ жительства. Мы видѣли, что восточные Славяне разселялись по Днѣпру и его притокамъ разбросанными одинокими дворами. Съ развитіемъ торговли возникали среди этихъ дворовъ сборные пункты, мѣста промышленнаго обмѣна, куда сходились звѣроловы и бортники для торговли, для гостьбы, какъ говорили въ старину. Такіе сборные пункты получили названіе погостовъ. Мелкіе сельскіе рынки тянули къ болѣе крупнымъ, возникавшимъ на особенно бойкихъ торговыхъ путяхъ. Изъ этихъ крупныхъ рынковъ, служившихь посредниками между туземными промышленниками и иностранными рынками, и выросли наши древнѣйшіе города по Днѣпру и его притокамъ. Города эти служили торговыми центрами и главными складочными пунктами для образовавшихся вокругъ нихъ промышленныхъ округовъ.

Источникъ: В. О. Ключевскій. Краткое пособіе по Русской исторіи: Частное изданіе для слушателей автора. — Изданіе пятое. — М., 1906. — С. 16-21.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.