Церковный календарь
Новости


2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Православная Русь въ Канадѣ (1975)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Тайна креста (1975)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 6-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 5-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Еще объ одной статьѣ (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (2-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 16 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 38.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Краткое пособіе по Русской Исторіи.

Преданіе объ основаніи Русскаго государства.

Съ начала IX вѣка хозарское владычество начало замѣтно колебаться. Причиной этого было то, что съ востока въ тылу у Хозаръ появились новыя орды Печенѣговъ и слѣдовавшихъ за ними Узовъ-Торковъ. Въ первой половинѣ IX в. варвары прорвались сквозь хозарскія поселенія и распространились по южно-русскимъ степямъ. Есть два указанія на это, идущія съ разныхъ сторонъ. Въ одной западной лѣтописи, такъ-называемой Бертинской, есть любопытный разсказъ о томъ, какъ въ 839 г. послы отъ народа Руси (Rhos), приходившіе въ Константинополь для подтвержденія дружбы, т. е. для возобновленія торговаго договора, не хотѣли возвращаться домой прежней дорогой по причинѣ жившихъ по ней варварскихъ жестокихъ народовъ. Изъ нашихъ источниковъ узнаемъ, какіе это были народы. Въ нѣкоторыхъ редакціяхъ Повѣсти о началѣ Русской земли разсказывается, что Аскольдъ в Диръ въ 867 г. избили множество Печенѣговъ. Значитъ, Печенѣги уже около половины IX в. успѣли придвинуться близко къ Кіеву, отрѣзывая среднее Поднѣпровье отъ черноморскихъ и каспійскихъ рынковъ. Хозарская власть, очевидно, уже не была въ состояніи оберегать русскихъ купцовъ на востокѣ. Главные торговые города Руси должны были сами взять на себя защиту торговли и торговыхъ путей. Съ этой минуты они начали вооружаться, опоясываться стѣнами, вводить у себя военное устройство, запасаться ратными людьми. Одно внѣшнее обстоятельство помогло скопленію военнаго люда въ этихъ городахъ. Въ первой половинѣ IX в. на рѣчныхъ путяхъ нашей равнины стали появляться заморскіе пришельцы изъ Скандинавіи, получившіе у насъ названіе Варяговъ. Въ X и XI в. эти Варяги постоянно приходили на Русь или съ торговыми цѣлями, или по зову нашихъ князей, набиравшихъ изъ нихъ свои военныя дружины. Но присутствіе Варяговъ на Руси замѣтно уже въ IX в. По словамъ Повѣсти о началѣ Русской земли, ихъ много набрали Аскольдъ и Диръ, утвердившись въ Кіевѣ. Упомянутые послы отъ народа Руси, не хотѣвшіе въ 839 г. изъ Константинополя возвратиться домой прежней дорогой, отправлены были съ Византійскимъ посольствомъ къ германскому императору Людовику Благочестивому и тамъ, по разслѣдованіи дѣла, по удостовѣреніи ихъ личности оказались Свеонами — Шведами, т. е. Варягами, къ которымъ наша Повѣсть причисляетъ и Шведовъ. Эти Варяги, появившіеся на Руси, по многимъ признакамъ были Скандинавы. Названіе ихъ, по мнѣнію нѣкоторыхъ ученыхъ, есть славяно-русская форма скандинавекаго или германскаго слова Waering или Warang, значеніе котораго недостаточно выяснено. Византійцы XI вѣка знали подъ именемъ Βάραγγοι Нормановъ, служившихъ наемными тѣлохранителями у византійскаго императора. Имена первыхъ русскихъ людей — варяговъ и ихъ дружинниковъ почти всѣ скандинавскаго происхожденія; тѣ же имена являются и въ скандинавскихъ сагахъ: Рюрикъ въ формѣ Hrörrekr, Труворъ — Thorvardr, Олегъ по древне-кіевскому выговору на о — Helgi, женская форма Ольга — Helga, у Константина Багрянороднаго Ἔλγα, Игорь — Jangvarr, Оскольдъ — Höskuldr и т. п.

Эти Варяги-Скандинавы и вошли въ составъ вооруженнаго класса, который сталъ складываться по большимъ торговымъ городамъ Руси подъ вліяніемъ внѣшнихъ опасностей. Варяги являлись къ намъ вооруженными купцами, пробиравшимися въ богатую Византію, чтобы тамъ съ выгодой послужить императору, съ барышомъ поторговать, а иногда и пограбить, если представится къ тому случай. Любопытно, что когда неторговому варягу нужно было скрыть свою личность, онъ прикидывался купцомъ, идущимъ изъ Руси или на Русь. На такой характеръ Варяговъ указываетъ и разсказъ лѣтописи о томъ, какъ обманулъ Олегъ своихъ земляковъ Аскольда и Дира, чтобы выманить ихъ изъ Кіева. Онъ послалъ сказать имъ: «Я купецъ, идемъ мы въ Грецію, придите къ намъ, землякамъ своимъ». Осаживаясь въ большихъ торговыхъ городахъ Руси, Варяги встрѣчали здѣсь классъ населенія, соціально имъ родственный и нуждавшійся въ нихъ, классъ вооруженныхъ купцовъ, и входили въ его составъ, нанимаясь за хорошій кормъ оберегать русскіе торговые пути и торговыхъ людей т. е. конвоировать русскіе торговые караваны. Какъ скоро изъ туземныхъ пришлыхъ элементовъ образовался такой классъ въ большихъ торговыхъ городахъ, онъ долженъ былъ измѣнить положеніе послѣднихъ. Когда стало колебаться хозарское иго, эти города сдѣлались независимыми. Мы не знаемъ, какъ они управлялись при Хозарахъ, но можемъ замѣтить, что взявши на себя защиту торговаго движенія, эти города скоро подчинили себѣ свои торговые округа. Это подчиненіе торговыхъ районовъ промышленнымъ центрамъ, теперь вооруженнымъ, повидимому, началось еще до князей, т. е. раньше половины IX вѣка. Повѣсть о началѣ Русской земли, разсказывая о первыхъ князьяхъ, вскрываетъ любопытный фактъ: за большимъ городомъ идетъ его округъ, цѣлое племя или часть его. Олегъ взялъ Смоленскъ и посадилъ въ немъ своего посадника: въ силу этого смоленскіе Кривичи стали признавать власть Олега. Олегъ взялъ Кіевъ, и кіевскіе Поляне вслѣдствіе этого также признавали его власть. Такъ цѣлые округа являются въ зависимости отъ своихъ главныхъ городовъ, и эта зависимость, повидимому, установилась помимо и раньше князей. Трудно сказать, какъ она установилась. Можетъ быть, торговые округа добровольно подчинялись городамъ, какъ укрѣпленнымъ убѣжищамъ, подъ давленіемъ внѣшней опасности; еще вѣроятнѣе, что при помощи вооруженнаго класса, скопившагося въ городахъ, послѣдніе силою завладѣвали своими торговыми округами.

Какъ бы то ни было, въ неясныхъ извѣстіяхъ Повѣсти о началѣ Русской земли обозначается первая политическая форма, возникшая на Руси около половины IX вѣка: это — городовая область, т. е. торговый округъ, управляемый укрѣпленнымъ городомъ, который вмѣстѣ съ тѣмъ служилъ и промышленнымъ центромъ для этого округа. Эти древнія городовыя области Кіевская, Черниговская, Смоленская и др. и легли въ основаніе областного дѣленія, установившагося на Руси при первыхъ кіевскихъ князьяхъ IX и X вѣка. Это областное дѣленіе не совпадало съ племеннымъ и, слѣдовательно, отъ него не зависѣло. Не было ни одной городовой области, которая бы состояла изъ одного и притомъ цѣльнаго племени; большинство областей составилось изъ разныхъ племенъ или изъ частей. Такъ Кіевская область составилась изъ Полянъ, Древлянъ и южной части Дреговичей. Напротивъ, племя Сѣверянъ распалось на двѣ городовыя области, Переяславскую и Черниговскую; въ составъ послѣдней вошли еще: часть Радимичей и всѣ Вятичи, у которыхъ не было значительныхъ городовъ и которые потому не образовали особыхъ областей. Иныя изъ этихъ городовыхъ областей превращались въ варяжскія княжества. Въ тѣхъ промышленныхъ пунктахъ, куда съ особенной силой приливали вооруженные пришельцы изъ-за моря, они легко покидали значеніе торговыхъ товарищей или наемныхъ охранителей торговыхъ путей и становились властителями охраняемыхъ ими городовъ. Тогда вождь компаніи такихъ пришельцевъ дѣлался конингомъ, по-русски — княземъ области захваченнаго города. Какъ совершались такія превращенія, показываетъ одинъ разсказъ начальной лѣтописи. Князь Владиміръ, одолѣвъ брата Ярополка, утвердился въ Кіевѣ съ помощью присланныхъ изъ-за моря Варяговъ въ 980 г. Тогда заморскіе его соратники, почувствовасъ свою силу, сказали своему князю-наемщику: «князь, вѣдь городъ-то нашъ; мы его взяли; такъ мы хотимъ брать съ горожанъ окупъ по двѣ гривны съ человѣка». Владиміръ съ трудомъ сбылъ съ рукъ этихъ назойливыхъ наемниковъ, выпроводивъ ихъ въ Царьградъ. Такимъ образомъ, иные вооруженные города съ своими областямт при извѣстныхъ обстоятельствахъ превращались въ варяжскія княжества. Такъ являются во второй половинѣ IX в. на сѣверѣ княжество Рюрика въ Новгородѣ, Синеусово на Бѣломъ озерѣ, Труворово въ Изборскѣ, Аскольдово въ Кіевѣ. Въ X в. становятся извѣстны два другія княжества такого же происхожденія: Рогволодово въ Полоцкѣ и Турово въ Туровѣ на Припети.

Появленіемъ этихъ варяжскихъ княжествъ вполнѣ объясняетгя и занесенное въ нашу Повѣсть о началѣ Руси сказаніе о призваніи князей изъ-за моря. По этому преданію еще до Рюрика Варяги водворились среди новгородцевъ и сосѣднихъ съ ними племенъ славянскихъ и финскихъ, Кривичей, Чуди, Мери, Веси, и наложили на нихъ дань. Потомъ данники отказались ее платить и прогнали Варяговъ опять за море. Оставшись безъ пришлыхъ властителей, туземцы перессорились между собою; не было между ними правды, одинъ родъ возсталъ на другой и пошли между ними усобицы. Утомленные этими усобицами, туземцы собрались и сказали: «поищемъ себѣ князя, который бы владѣлъ нами и судилъ насъ по праву». Порѣшивъ такъ, они отправили пословъ за море къ знакомымъ Варягамъ, приглашая желающпхъ изъ нихъ придти владѣть пространной и обильной, но лишенной порядка землей. Три родные брата откликнулись на зовъ и пришли «съ роды своими», т. е. съ дружинами земляковъ. Если снять нѣсколько идиллическій покровъ, которымъ подернуто это сказаніе, то передъ нами откроется очень простое явленіе, не разъ повторявшееся у насъ въ тѣ вѣка. Собравъ разсѣянныя по разнымъ редакціямъ начальнаго лѣтописнаго свода черты преданія, позволяющія возстановить дѣло въ его дѣйствительномъ видѣ, мы узнаемъ, что пришельцы призваны были не для одного внутренняю наряда, т. е. устройства управленія. Преданіе говоритъ, что князья-братья, какъ только усѣлись на своихъ мѣстахъ, начали «города рубить и воевать всюду». Значитъ, они призваны были оборонять туземцевъ отъ какихъ-то внѣшнихъ враговъ, какъ защитники населенія и охранители границъ. Далѣе, князья-братья, повидимому, не совсѣмъ охотно приняли предложеніе славяно-финскихъ пословъ: «едва избрашась», какъ записано въ одномъ изъ лѣтописныхъ сводовъ. «боясь звѣринаго ихъ обычая и нрава». Съ этимъ согласно уцѣлѣвшее извѣстіе, что Рюрикъ не прямо сѣлъ въ Новгородѣ, но сперва предпочелъ остановиться вдали отъ него, при самомъ входѣ въ страну, въ городѣ Ладогѣ, чтобы быть ближе къ родинѣ, куда можно было бы укрыться въ случаѣ нужды. Водворившись въ Новгородѣ, Рюрикъ скоро возбудилъ противъ себя недовольство въ туземцахъ. Въ одномъ сводѣ написано, что черезъ два года по призваніи новгородцы оскорбились, говоря: «быть намъ рабами и много зла пострадать отъ Рюрика и земляковъ его». Составился даже какой-то заговоръ. Рюрикъ убилъ вождя этого заговора, «храбраго Вадима», и перебилъ много новгородцевъ, его соумышленниковъ. Чрезъ нѣсколько лѣтъ еще множество новгородскихъ мужей бѣжало отъ Рюрика въ Кіевъ къ Аскольду. Очевидно, заморскіе варяжскіе князья съ дружиной призваны были новгородцами и союзными съ ними плененами для защиты страны отъ какихъ-то внѣшнихъ враговъ и получили опредѣленный кормъ за свои сторожевыя услуги. Но наемные охранители, повидимому, желали кормиться слишкомъ сытно. Тогда поднялся ропотъ среди плательщиковъ корма, подавленный вооруженной рукой. Почувствовавъ свою силу, наемники превратились во властителей. Таковъ простой прозаическій фактъ, повидимому, скрывающійся въ поэтической легендѣ о призваніи князей.

Изъ соединенія мѣстныхъ варяжскихъ княжествъ и сохранившихъ самостоятельность городовыхъ областей образовалось великое княжество Кіевское. Образованіе этого княжества было подготовлено указанными выше экономическими и политическими фактами. На какихъ бы пунктахъ русскаго промышленнаго міра ни появлялись варяжскіе князья, ихъ постоянно тянуло къ городу на южной окраинѣ этого міра, замыкавшему цѣпь русскихъ городовъ по рѣчной линіи Днѣпра-Волхова, — къ Кіеву. Здѣсь заморскіе искатели выгоднаго найма и торговаго барыша могли поживиться всего болѣе. Кіевъ былъ сборнымъ пунктомъ русской торговли; къ нему стекались торговыя лодки отовсюду, съ Волхова, Западной Двины, верхняго Днѣпра и его притоковъ. Кто владѣлъ Кіевомъ, тотъ держалъ въ своихъ рукахъ ключъ отъ главныхъ воротъ русской торговли. Вотъ почему всѣхъ варяжскихъ князей, появлявшихся на сѣверѣ, тянуло къ Кіеву. Изъ-за него они соперничали другъ съ другомъ и истребляли одинъ другого. Такъ, новгородскій князь Олегъ за Кіевъ погубилъ земляковъ своихъ Аскольда и Дира; такъ и другой новгородскій князь Владиміръ за тотъ же Кіевъ погубилъ своего родного брата Ярополка. Съ другой стороны, всѣ торговые русскіе города стояли въ экономической зависимости отъ Кіева. Въ Кіевѣ сходились нити ихъ благосостоянія: онъ могъ подорвать ихъ торговлю, перерѣзавъ главную артерію хозяйственныхъ оборотовъ страны, не пропуская торговыхъ лодокъ внизъ по Днѣпру къ азовскимъ и черноморскимъ рынкамъ. Поэтому, общимъ интересомъ этихъ городовъ было имѣть друзей въ Кіевѣ, чтобы изъ Кіева имѣть свободный выходъ на степныя торговыя дороги. Этотъ общій интересъ явственно сказывается въ разсказѣ нашей древней Повѣсти о первыхъ князьяхъ, утверждавшихся въ Кіевѣ. Аскольдъ съ Диромъ, отдѣлившись отъ дружины Рюрика, безпрепятственно спустились Днѣпромъ до Кіева и безъ замѣтной борьбы овладѣли имъ вмѣстѣ со всею землею Полянъ. Дальнѣйшая дѣятельность этихъ варяжскихъ князей въ Кіевѣ объясняетъ причины ихъ успѣха. Повѣстъ замѣчаетъ, что послѣ Кія, основателя Кіева, Полянъ обижали Древляне и другія окольныя племена. Поэтому, Аскольдъ и Диръ, какъ только утвердились въ Кіевѣ, вступили въ борьбу съ этими племенами, а потомъ, собравъ Варяговъ, предприняли походъ на Царьградъ. Современникъ и очевидецъ этого нападенія константинопольскій патріархъ Фотій говоритъ въ одной произнесенной по этому случаю проповѣди, что Русь тихонько подкралась къ Константинополю, чтобы отмстить за избіеніе своихъ земляковъ, вѣроятно, купцовъ; слѣдовательно, нападеніе вызвано было насильственнымъ перерывомъ торговыхъ сношеній Руси со стороны Византіи. Такой же рядъ явленій повторился и въ исторіи Олега, шедшаго по слѣдамъ Аскольда. Онъ также безпрепятственно спустился изъ Новгорода по Днѣпру, безъ труда захватилъ по дорогѣ Смоленскъ и Любечъ и безъ борьбы завладѣлъ Кіевомъ, погубивъ своихъ земляковъ. Утвердившись въ Кіевѣ, онъ началъ рубить вокругъ него новые города для защиты границъ страны отъ набѣговъ изъ степей, потомъ съ соединенными силами разныхъ племенъ предпринялъ новый походъ на Царьградъ, кончившійся заключеніемъ торговаго договора. Значитъ, и этотъ походъ былъ предпринятъ для того, чтобы возстановить торговыя сношенія Руси съ Византіей. Обоихъ вождей, повидимому, дружно поддерживали въ ихъ походахъ всѣ прибрежныя племена по торговымъ линіямъ Днѣпра — Волхова и другихъ большихъ рѣкъ, т. е. обитатели торговыхъ городовъ Руси. По крайней мѣрѣ, въ лѣтописномъ разсказѣ о походѣ Олега мы читаемъ, что, кромѣ подвластныхъ Олегу племенъ участвовали въ этомъ походѣ и племена неподвластныя, отдаленные Дулѣбы и Хорваты, т. е. племена, жившія въ области верховьевъ Днѣстра и обоихъ Буговъ, по сѣверо-восточнымъ склонамъ и предгорьямъ Карпатъ. Охрана границъ отъ степныхъ варваровъ-кочевниковъ и далекіе походы на Царьградъ для поддержанія торговыхъ сношеній съ Греками, очевидно, вызывали общее и дружное содѣйствіе во всемъ промышленномъ мірѣ по торговымъ линіямъ Днѣпра — Волхова и другихъ рѣкъ равнины. Этотъ общій интересъ и соединилъ прибрежные торговые города подъ властію князя кіевскаго.

Таковы были условія, при содѣйствіи которыхъ образовалось великое княжество Кіевское. Оно было создано соединеніемъ подъ властью кіевскаго князя мѣстныхъ варяжскихъ княжествъ и городовыхъ областей Руси. Кіевское княжество Олега и его преемниковъ было первой формой Русскаго государства, соединившаго подъ одною властью всѣ восточныя славянскія племена и нѣкоторыя сосѣднія финскія. Изъ хода его образованія видно, что это княжество имѣло военно-промышленное происхожденіе: его создалъ вождь вооруженной дружины, поддержанный промышленными городами Руси, нуждавшимися въ вооруженной силѣ для обороны границъ земли и торговыхъ путей.

Вопросъ о происхожденіи Варяговъ-Руси. Этотъ вопросъ болѣе ста лѣтъ занимаетъ изслѣдователей русской исторіи и доселѣ остается не вполнѣ разрѣшеннымъ. Причина этого заключается въ сбивчивости извѣстій о Варягахъ-Руси, какія сохранились въ нашихъ древнихъ памятникахъ. Начальная лѣтопись считаетъ Русь варяжскимъ племенемъ, а Варяговъ то признаетъ общимъ названіемъ разныхъ германскихъ народовъ, обитавшихъ въ сѣверной Европѣ, преимущественно по Варяжскому (Балтійскому) морю, каковы Шведы, Норвежцы, Готы, Англы, то какъ будто видитъ въ нихъ особое племя, принадлежавшее къ числу этихъ народовъ наравнѣ съ Русью. Въ лѣтописныхъ сводахъ XVI в. появляется сказаніе о призваніи перваго русскаго князя Рюрика изъ Прусской земли. Путемъ усиленныхъ изысканій и продолжительныхъ споровъ въ нашей исторіографіи сложились два главныя мнѣнія о происхожденіи Варяговъ-Руси. Одни, держась текста начальной лѣтописи, настаиваютъ на скандинавскомъ ихъ происхожденіи. Такое мнѣніе высказано было въ первой половинѣ ХѴІІІ-го вѣка ученымъ нѣмцемъ, членомъ русской Академіи Наукъ Байеромъ, который видѣлъ въ Варягахъ не какое-либо отдѣльное скандинавское племя, а дружины, составлявшіяся изъ разныхъ скандинавскихъ племенъ и нанимавшіяся на службу къ князьямъ Россіи. Въ XIX столѣтіи это мнѣніе поддерживалось Погодинымъ, Куникомъ и Соловьевымъ. Но уже въ ХѴІІІ-омъ столѣтіи это мнѣніе вызвало возраженіе со стороны Ломоносова, который приписывалъ Варягамъ славянское происхожденіе. Въ послѣднее время гипотеза о славянскомъ происхожденіи Варяговъ — Руси усиленно разрабатывалась Гедеоновымъ и его послѣдователями. Эта школа отдѣлила вопросъ о Варягахъ отъ вопроса о Руси. Варяговъ она считаетъ наемными дружинами смѣшаннаго состава изъ Скандинавовъ и Славянъ южно-балтійскаго поморья (Помераніи), а Русь производитъ съ острова Ругіи (Рюгена), откуда могли быть призваны первые русскіе князья, или же считаетъ ее общимъ стариннымъ названіемъ днѣпровскихъ Славянъ, идущимъ отъ племени Роксаланъ, т. е. Россаланъ, которые въ началѣ нашей эры обитали въ южной Россіи и будто бы были предками днѣпровскихъ Славянъ. Но если можно считать вѣроятнымъ скандинавское происхожденіе Варяговъ или, по крайней мѣрѣ, присутствіе Скандинавовъ въ варяжскихъ дружинахъ, появлявшихся на Руси въ ІХ вѣкѣ, то ученыя изслѣдованія и гипотезы доселѣ не объяснили удовлетворительно ни историчеекаго происхожденія самой Руси, ни этимологическаго значенія ея названія. Можно только обозначить различныя значенія, какія имѣло это слово въ первые вѣка нашей исторіи. По предложенію автора древней Повѣсти о Русской землѣ первоначальное значеніе его было племенное: такъ называлось то варяжское племя, изъ котораго вышли первые наши князья. Потомъ это слово получило сословное значеніе: Русью назывался высшій классъ русскаго общества, преимущественно княжеская дружина. Позднѣе это слово является съ географическимъ значеніемъ: такъ называлась Кіевская область, гдѣ преимущественно сосредоточивались пришлые Варяги. Наконець, въ XI и XII в. слово это, не теряя своего географическаго значенія, получаетъ еще значеніе политическое: такъ стала называться вся территорія, подвластная русскимъ князьямъ.

Источникъ: В. О. Ключевскій. Краткое пособіе по Русской исторіи: Частное изданіе для слушателей автора. — Изданіе пятое. — М., 1906. — С. 22-29.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.