Церковный календарь
Новости


2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Краткое пособіе по Русской Исторіи.

Общія черты дѣятельности первыхъ кіевскихъ князей.

Общій интересъ, создавшій великое княжество Кіевское, — внѣшняя торговля, направлялъ и его дальнѣйшее развитіе, руководилъ какъ внутренней, такъ и внѣшней дѣятельностью первыхъ кіевскихъ князей. Читая начальную лѣтопись, мы встрѣчаемъ рядъ полуисторическихъ, полусказочныхъ преданій о князьяхъ кіевскихъ IX и X вѣка, Олегѣ, Игорѣ, Святославѣ, Владимірѣ. Вслушиваясь въ эти преданія, можно уловить основныя побужденія, которыя направляли дѣятельность этихъ князей. Утвердившись въ Кіевѣ, князья съ 882 г. постепенно покорили славянскія племена равнины и начали устанавливать въ подвластной странѣ государственный порядокъ, прежде всего, разумѣется, администрацію налоговъ. Въ подчиненныхъ областяхъ они сажали своихъ намѣстниковъ, посадниковъ, которыми были либо ихъ дружинники, либо собственные сыновья и родственники. Эти намѣстники имѣли свои дружины, вооруженные отряды, дѣйствовали довольно независимо, стояли въ слабой связи съ государственнымъ центромъ, съ Кіевомъ, были такими же варяжскими конунгами, какъ и князь кіевскій, который считался только старшимъ между ними и въ этомъ смыслѣ назывался великимъ княземъ русскимъ; въ договорѣ Олега съ Греками 912 года они прямо такъ и зовутся «свѣтлыми князьями», подручными Олегу. Нѣкоторые изъ этихъ намѣстниковъ, покоривъ то и другое племя, получали его отъ великаго князя въ управденіе съ правомъ собирать съ него дань въ свою пользу. Игоревъ воевода Свѣнельдъ, побѣдивъ славянское племя Улучей, обитавшее по нижнему Днѣпру, получалъ въ свою пользу дань не только съ этого племени, но и съ Древлянъ, такъ что его дружина, отроки, жила богаче дружины самого Игоря. Главной цѣлью княжеской администраціи былъ сборъ налоговъ. Олегъ, какъ только утвердился въ Кіевѣ, сталъ хлопотать объ установленіи дани съ подвластныхъ племенъ. Ольга объѣзжала подвластныя земли и также вводила «уставы и оброки, дани и погосты», т. е. учреждала сельскіе судебно-податные округа. Дань получалась двумя способами: или подвластныя племена привозили ее въ Кіевъ, или князья сами ѣздили за нею по племенамъ. Первый способъ сбора дани назывался повозомъ, второй полюдьемъ. Полюдье — это административно-финансовая поѣздка князя по подвластнымъ племенемъ. Дань обыкновенно собиралась натурою, преимущественно мѣхами. Впрочемъ, есть извѣстіе, что Вятичи въ X вѣкѣ платили дань Хозарамъ шлягами (шиллингъ), т. е. звонкой монетой; подъ этимъ нѣмецкимъ названіемъ, вѣроятно, разумѣлись всякія иноземныя металлическія деньги, обращавшіяся тогда на Руси, преимущественно арабскія серебряныя диргемы, которыя путемъ торговли во множествѣ приливали тогда на Русь. Императоръ византійскій Константинъ Багрянородный, писавшій въ половинѣ X вѣка, въ своемъ сочиненіи объ управленіи имперіей рисуетъ намъ изобразительную картину полюдья современннаго ему русскаго князя. Въ началѣ ноября, когда, слѣдовательно, устанавливался зимній путь, князь «со всею Русью» т. е. съ дружиной, выходилъ изъ Кіева εἰς τὰ πολύδια, въ городки, какъ казалось Багрянородному, а въ самомъ дѣлѣ на полюдье, о которомъ ему говорили его славяно-русскіе разсказчики. Князь отправлялся для сбора дани къ Сѣверянамъ, Древлянамъ, Кривичамъ и другимъ славянскимъ плеленамъ, платившимъ дань Руси, и въ этомъ объѣздѣ проводилъ всю зиму. Между тѣмъ какъ князь съ дружиной блуждалъ по подвластнымъ землямъ, племена, платившія дань Руси, въ продолженіе зимы рубили деревья, дѣлали изъ нихъ лодки, и весною, въ апрѣлѣ, спускали ихъ по рѣкамъ и озерамъ къ Кіеву, вытаскивали ихъ здѣсь на берегъ и дожидались возвращенія Руси. Въ томъ же апрѣлѣ по полой водѣ съ данью, собранною зимой, Русь возвращалась въ Кіевъ, покупала эти лодки, оснащивала и грузила ихъ и сплавляла по Днѣпру въ Константинополь, прихвативъ съ собою торговыя лодки русскихъ купцовъ изъ Смоленска, Новгорода и другихъ городовъ. Читая этотъ разсказъ, легко понять, какими товарами нагружала Русь свои торговые караваны лодокъ, сплавлявшихся лѣтомъ къ Царьграду: это была дань натурой, собранная княземъ и дружиной во время зимняго объѣзда. Къ торговому каравану княжескому и боярскому примыкали лодки и простыхъ русскихъ купцовъ, чтобы подъ защитой княжеской дружины дойти до Царьграда. Въ договорѣ Игоря съ Греками между прочимъ читаемъ, что великій князь русскій и его бояре ежегодно могутъ присылать къ великимъ царямъ греческимъ столько кораблей, сколько захотятъ, съ послами и гостями, т. е. со своими собственными прикащиками и съ вольными русскими купцами. Этотъ разсказъ византійскаго императора наглядно указываетъ намъ на тѣсную связь между ежегоднымъ оборотомъ политической и экономической жизни Руси. Дань, которую собиралъ кіевскій князь, какъ правитель, служила ему въ то же время средствомъ и для торговыхъ оборотовъ; ставъ государемъ, какъ конунгъ, онъ, какъ варягъ, не переставалъ еще быть вооруженнымъ купцомъ. Въ томъ же разсказѣ Константина живо обрисовывается и централизующее значеніе Кіева, какъ средоточія политической и хозяйственной жизни Руси.

Такъ устроялась внутренняя политическая жизнь въ Кіевскомъ княжествѣ IX и X в. Легко замѣтить основной интересъ, руководившій этой жизнью. Дань, шедшая князю, питала внѣшнюю торговлю Руси. Этотъ же основной общественный интересъ направлялъ и внѣшнюю дѣятельносгь кіевскихъ князей. Дѣятельность эта была направлена къ двумъ цѣлямъ: 1) къ пріобрѣтенію и удержанію заморскихъ рынковъ, 2) къ расчисткѣ и охранѣ торговыхъ путей, которые вели къ этимь рынкамъ. Самымъ виднымъ явленіемъ во внѣшней исторіи Руси до половины XI вѣка были военные походы кіевскихъ князей на Царьградъ; до смерти Ярослава ихъ можно насчитать шесть, если не считать похода Владиміра на византійскую колонію Херсонесъ Таврическій. Достаточно видѣть причину перваго и послѣдняго изъ этихъ походовъ, чтобы замѣтить главное побужденіе, которымъ они вызывались. Въ 864 г. Аскольдъ и Диръ напали на Царьградъ, раздраженные, по словамъ патріарха Фотія, умерщвленіемъ своихъ соплеменниковъ, очевидно, русскихъ купцовъ, послѣ того какъ византійское правительство отказало Руси въ удовлетвореніи за эту обиду. Въ 1043 г. великій князь кіевскій Ярославъ послалъ на Грековъ своего сына Владиміра съ флотомъ, потому что въ Константинополѣ избили русскихъ купцовъ и одного изъ нихъ убили. Итакъ, византійскіе походы вызывались стремленіемъ Руси поддержать и возстановить свои порывавшіяся торговыя сношенія съ Византіей. Вотъ почему эти походы обыкновенно оканчивались торговыми трактатами. Такой торговый характеръ имѣютъ всѣ дошедшіе до насъ договоры Руси съ Греками X в. Изъ нихъ дошли до насъ два договора Олега, одинъ Игоревъ и одинъ краткій договоръ или только отрывокъ договора Святославова. Читая эти договоры, легко замѣтить, какой интересъ связывалъ Русь съ Византіей. Всего подробнѣе и точнѣе опредѣленъ въ нихъ порядокъ ежегодныхъ торговыхъ сношеній Руси съ Византіей; съ этой стороны они отличаются замѣчательной юридической выработкой. Ежегодно лѣтомъ русскіе торговцы являлись въ Константинополь на торговый сезонъ, продолжавшійся шесть мѣсяцевъ; никто изъ Русскихъ не имѣлъ права оставаться въ Константинополѣ на зиму. Русскіе купцы останавливались въ предмѣстьѣ Константинополя у святого Мамы (давно исчезнувшій монастырь св. Мамонта). Императорскіе чиновники отбирали у прибывшихъ купцовъ княжескую грамоту съ обозначеніемъ числа посланныхъ изъ Кіева кораблей, переписывали имена прибывшихъ княжескихъ пословъ и гостей. Эти послы и гости во время своего пребыванія въ Константинополѣ пользовались отъ мѣстнаго правительства даровой баней и даровымъ кормомъ — знакъ, что на эти торговыя поѣздки въ Константинополѣ смотрѣли не какъ на частныя промышленныя предпріятія, а какъ на торговыя посольства союзнаго кіевскаго правительства. Послы получали свои посольскіе оклады, а простые купцы мѣсячину, мѣсячный кормъ, который имъ раздавался въ извѣстномъ порядкѣ по старшинству городовъ, сначала кіевскимъ, потомъ черниговскимъ, переяславскимъ, и изъ прочихъ городовъ. Такой порядокъ торговыхъ сношеній съ Византіей установленъ былъ договорами Олега и Игоря. Русь продавала Грекамъ мѣха, кожи, медъ, воскъ и челядь въ обмѣнъ на золото, шелковыя матеріи, вина, овощи и оружіе.

Другой заботой кіевскихъ князей была поддержка и охрана торговыхъ путей, которые вели къ заморскимъ рынкамъ. Тотъ же императоръ Константинъ ярко рисуетъ опасности, которыя долженъ былъ одолѣвать русскій торговый флотъ на своемъ пути въ Византію. Собранные на Днѣпрѣ подъ Кіевомъ караваны княжескихъ, боярскихъ и купеческихъ лодокъ двигались вмѣстѣ къ порогамъ, загораживающимъ рѣку на протяженіи 70 верстъ между Екатеринославомъ и Александровскомъ. Черезъ одни изъ этихъ пороговъ Русь проходила вблизи берега, выбирая путь между камнями, другіе, болѣе опасные обходила, вытаскивая лодки на берегь, по которому тащила ихъ волокомъ или несла на плечахъ, напередъ выдвинувъ въ степь вооруженный отрядъ для защиты каравана отъ Печенѣговъ. Выбравшись благополучно изъ пороговъ и принесши благодарственныя жертвы своимъ богамъ, Русь спускалась въ устье Днѣпра, отдыхала здѣсь на одномъ островѣ два-три дня, исправляла судовыя снасти и, держась берега, двигались моремъ. Приближаясь къ устьямъ Дуная, караванъ опять высылалъ на берегь сторожевой отрядъ, чтобы отбить поджидавшихъ тутъ Печенѣговъ. Отъ устьевъ Дуная караванъ вдоль береговъ уже безопасно двигался къ Константинополю. Читая подробное описаніе этихъ путешествій у императора, живо чувствуешь, для чего нужна была русской торговлѣ вооруженная охрана при движеніи русскихъ купцовъ къ Константинополю.

Но преграждая степные пути русской торговли, кочевники безпокоили и самыя границы Русской земли. Отсюда, третья забота русскихъ князей — ограждать и оборонять предѣлы Руси отъ степныхъ варваровъ. Олегъ, по разсказу Повѣсти о началѣ Русской земли, какъ только утвердился въ Кіевѣ, началъ города ставить вокругъ него. Владиміръ, ставъ христіаниномъ, сказалъ: «худо, что мало городовъ около Кіева», и началъ строить города по рѣкамъ Стугнѣ, Деснѣ, Трубежу, Сулѣ и др. Эти укрѣпленные пункты заселялись боевыми людьми, которые вербовались изъ разныхъ племенъ славянскихъ и финскихъ, населявшихъ русскую равнину. Съ теченіемъ времени эти укрѣпленныя мѣста соединялись между собою валами и засѣками. Такъ, по южнымъ и юго-восточнымъ границамъ тогдашней Руси, на правой и лѣвой сторонѣ Днѣпра, выведены были въ X и XI в. ряды земляныхъ окоповъ и сторожевыхъ заставъ, городковъ, чтобы сдерживать нападенія кочевниковъ. Все княженіе Владиміра прошло въ упорной борьбѣ съ Печенѣгами, которые раскинулись по обѣимъ сторонамъ нижняго Днѣпра восемью ордами, дѣлившимися каждая на пять колѣнъ. При Владимірѣ Святомъ укрѣпленная степная граница Кіевской земли шла по р. Стугнѣ (правый притокъ Днѣпра), на разстояніи не болѣе одного дня пути отъ Кіева. Въ продолженіе полувѣковой упорной борьбы при Святославѣ и Владимірѣ Русь успѣла пробиться въ степь до линіи р. Роси, гдѣ преемникъ Владиміра Ярославъ «поча ставити городы» населяя ихъ плѣнными Ляхами.

Первые русскіе князья очертили своимъ мечомъ довольно широкій кругъ земель, политическимъ центромъ котораго былъ Кіевъ. Населеніе этой территоріи было довольно пестрое; въ составъ его постепенно вошли не только всѣ восточныя славянскія племена, но и нѣкоторыя изъ финскихъ; Чудь прибалтійская, Весь бѣлозерская, Меря ростовская и Мурома по нижней Окѣ. Среди этихъ инородческихъ племенъ рано появились русскіе города. Такъ среди прибалтійской Чуди при Ярославѣ возникъ Юрьевъ (Дерптъ); еще раньше являются правительственныя русскія средоточія среди финскихъ племенъ на востокѣ, среди Муромы, Мери и Веси, — Муромъ, Ростовъ и Бѣлозерскъ. Ярославъ построилъ еще на берегу Волги городъ, названный по его княжескому имени Ярославлемъ. Русская территорія такимъ образомъ простиралась съ сѣвера на югъ отъ Ладожскаго озера до устьевъ рѣки Роси, праваго притока Днѣпра, а съ востова на западъ — отъ впаденія Клязьмы въ Оку до верхняго теченія Западнаго Буга, гдѣ при кн. Владимірѣ возникъ г. Владиміръ. Страна древнихъ Хорватовъ Галиція была въ X и XI в. спорнымъ краемъ, переходившимъ между Польшею и Русью изъ рукъ въ руки. Нижнее теченіе р. Оки, которая была восточной границей Руси, находилось, повидимому, внѣ власти кіевскаго князя, какъ и низовья южныхъ рѣкъ Днѣпра, Южнаго Буга и Днѣстра.

Источникъ: В. О. Ключевскій. Краткое пособіе по Русской исторіи: Частное изданіе для слушателей автора. — Изданіе пятое. — М., 1906. — С. 29-34.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.