Церковный календарь
Новости


2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 14 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Краткое пособіе по Русской Исторіи.

Cуздальская земля.

Ея заселеніе. Отливъ населенія изъ Поднѣпровья шелъ въ двухъ направленіяхъ, двумя противоположными струями. Одна струя направлялась на западъ, въ область верховьевъ Западнаго Буга и Днѣстра и дальше, въ область верхней Вислы, въ глубь Польши. Другая струя колонизаціи шла въ противоположный уголъ Русской земли, на сѣверо-востокъ за р. Угру, въ междурѣчье Оки и верхней Волги. Сохранились нѣкоторые слѣды этого сѣверо-восточнаго направленія колонизаціи.

1) До половины XII ст. въ Ростово-Суздальскомъ краю преобладало еще инородческое финское населеніе, хотя русскія поселенія въ немъ стали появляться задолго до XII в. Русская колонизація этого края первоначально шла преимущественно съ сѣверо-запада, изъ Новгородской земли, къ которой принадлежалъ этотъ край при первыхъ русскихъ князьяхъ. Здѣсь возникло нѣсколько русскихъ городовъ, каковы Ростовъ, Ярославль и др. Съ половины XII в. стали обнаруживаться признаки усиленнаго прилива русскихъ поселенцевъ въ этотъ финскій край съ другой стороны, съ юго-запада, изъ Приднѣпровья. Въ то время, когда стало замѣтно запустѣніе южной Руси въ отдаленномъ Суздальсвомъ краѣ начинается усиленная строительная работа. При князьяхъ Юріи Долгорукомъ и Андреѣ Боголюбскомъ здѣсь возникаютъ одинъ за другимъ новые города. Въ 1134 году Юрій строитъ городъ Кснятинъ при впаденіи Большой Нерли въ Волгу. Въ 1147 году становится извѣстенъ городокъ Москва Въ 1152 году Юрій строитъ Юрьевъ «въ полѣ» (или Польскій, нынѣ уѣздный городъ Владимірской губерніи) и переноситъ на новое мѣсто возникшій около этого времени городъ Переяславль Залѣсскій. Въ 1154 году онъ основалъ на рѣкѣ Яхромѣ городъ Дмитровъ, названный такъ въ честь Юрьева сына Димитрія Всеволода, родившагося въ томъ году во время полюдья, когда князь съ женою объѣзжалъ свою волость для сбора дани. Въ 1158 году Андрей Боголюбскій основалъ городъ Боголюбовъ (на Клязьмѣ пониже Владиміра). Извѣстія объ основаніи городовъ сопровождаются въ лѣтописи извѣстіями о построеніи церквей. Оба князя, отецъ и сынъ, являются усердными храмоздателями въ Суздальской землѣ. Тогда же возникло много другихъ городовъ въ сѣверной Руси: таковы, напримѣръ, Тверь, Городецъ на Волгѣ, Кострома, Стародубъ на Клязьмѣ, Галичъ, Звенигородъ, Вышгородъ при впаденіи Протвы въ Оку и др. Самъ Андрей Боголюбскій хвалился своею колонизаторскою дѣятельностью. Задумавъ основать во Владимірѣ на Клязьмѣ особую русскую митрополію, независимую отъ кіевской, князь говорилъ своимъ боярамъ: «я всю Бѣлую (Суздальскую) Русь городами и селами великими населилъ и многолюдной учинилъ».

2) Далѣе, встрѣчаемъ признакъ, прямо указывающій на то, откуда шло населеніе, наполнявшее эти новые суздальскіе города и великія села. Надобно вслушаться въ названія новыхъ суздальскихъ городовъ: Переяславль, Звенигородъ, Стародубъ, Вышгородъ, Галичъ — все это южнорусскія названія, которыя мелькаютъ то и дѣло въ разсказѣ старой кіевской лѣтописи о событіяхъ въ южной Руси. Однихъ Звенигородовъ было нѣсколько въ землѣ Кіевской и Галицкой. Имена кіевскихъ рѣчекъ Лыбеди и Почайны встрѣчаются въ Рязани, во Владимірѣ на Клязьмѣ, въ Нижнемъ Новгородѣ. Извѣстна рѣка Ирпень въ Кіевской землѣ (притокъ Днѣпра), на которой по преданію Гедиминъ въ 1321 году разбилъ южно-русскихъ князей; Ирпенью называется и притокъ Клязьмы (во Владимірскомъ уѣздѣ). Имя самого Кіева не было забыто въ Суздальекой землѣ: село Кіево на Кіевскомъ оврагѣ знаютъ старинные акты XVI в. въ Московскомъ уѣздѣ. Но всего любопытнѣе въ исторіи передвиженія географическихъ названій три города. Въ древней Руси извѣстны были три Переяславля: Русскій (нынѣ уѣздный городъ Полтавской губерніи), Переяславль Рязанскій (нынѣшняя Рязань) и Переяславль Залѣсскій (уѣздный городъ Владимірской губерніи). Каждый изъ этихъ трехъ одноименныхъ городовъ стоитъ на рѣкѣ Трубежѣ. Это перенесеніе южно-русской географической номенклатуры на отдаленный суздальскій сѣверъ было дѣломъ переселенцевъ, приходившихъ сюда съ кіевскаго юга. Извѣстенъ обычай всѣхъ колонистовъ въ мірѣ уносить съ собою на новыя мѣста имена покидаемыхъ жилищъ.

Итакъ, съ половины XII ст. начался или усилился отливъ населенія изъ централыюй днѣпровской Руси къ двумъ противоположнымъ окраинамъ Русской земли, къ юго-западной и сѣверо-восточной. Обозначивъ этотъ фактъ, изучимъ его послѣдствія. Мы ограничимся въ этомъ изученіи только сѣверо-восточной струей русской колонизаціи и отмѣтимъ два ряда ея послѣдствій: 1) послѣдствія этнографическія и 2) политическія.

Отношеніе русскихъ поселенцевъ къ финскимъ туземцамъ. Происхожденіе великорусскаго племени. Главнѣйшимъ изъ этнографическихъ слѣдствій было образованіе новой вѣтви въ составѣ русской народности, великорусскаго племени. Чтобы оцѣнить важность этого факта въ нашей исторіи, достаточно припомнить, что великорусское племя составляетъ 2/3 всего русскаго народа. Это племя образовалось путемъ сліянія русскихъ поселенцевъ съ инородцами первоначально въ области Оки и верхней Волги, а потомъ въ другихъ краяхъ сѣверо-восточной Руси, куда эти поселенцы проникали.

Инородцы, съ которыми встрѣтились русскіе переселенцы въ области Оки и верхней Волги, были финскія племена. Финны, по нашей лѣтописи, являются сосѣдями восточныхъ Славянъ съ тѣхъ самыхъ поръ, какъ послѣдніе стали разселяться по нашей равнинѣ. Финскія племена водворились среди лѣсовъ и болотъ центральной и сѣверной Россіи еще въ то время, когда здѣсь незамѣтно никакихъ слѣдовъ присутствія Славянъ. Уже Іорнандъ въ VI вѣкѣ зналъ нѣкоторыя изъ этихъ племенъ: въ его искаженныхъ именахъ сѣверныхъ народовъ, входившихъ въ IV вѣкѣ въ составъ готскаго королевства Германариха, можно прочесть Эстовъ, Весь, Мерю, Мордву, Чудь. Въ области Оки и верхней Волги въ XI-XII вв. жили три финскихъ племени: Мурома, Меря и Весь. Начальная лѣтопись довольно точно обозначаетъ мѣста жительства этихъ племенъ: она знаетъ Мурому на нижней Окѣ, Мерю по озерамъ Переяславскому и Ростовскому, Весь въ области Бѣлоозера. Нынѣ въ центральной Великороссіи уже нѣтъ живыхъ остатковъ этихъ племенъ; но они оставили по себѣ память въ ея географической номенклатурѣ. На обширномъ пространствѣ отъ Оки до Бѣлаго моря встрѣчаемъ тысячи нерусскихъ названій городовъ, селъ, рѣкъ и урочищъ. Прислушиваясь къ этимъ названіямъ, легко замѣтить, что нѣкогда на всемъ этомъ пространствѣ звучалъ одинъ языкъ, которому принадлежали эти названія, и что онъ родня тѣмъ нарѣчіямъ, на которыхъ говорятъ туземныя нерусскія населенія нынѣшней Финляндіи и восточныхъ губерній Европейской Россіи. Такъ на этомъ пространствѣ, какъ и въ восточной полосѣ Европейской Россіи, встрѣчаемъ множество рѣкъ, названія которыхъ оканчиваются на ва: Нротва, Москва, Сылва, Косва и т. д. У одной Камы можно насчитать до 20 притоковъ, имена которыхъ имѣютъ такое окончаніе: va по-фински значитъ вода. Названіе самой Оки — финскаго происхожденія: это обрусѣвшая форма финскаго joki, чтó значитъ рѣка вообще. Даже племенныя названія Мери и Веси не исчезли безслѣдно въ центральной Великороссіи: здѣсь встрѣчается множество селъ и рѣчекъ, которыя называются Мерями и Весями. Уѣздный городъ Тверской губерніи Весьегонскъ значитъ собственно Весь-Егонская. Опредѣляя по этимъ слѣдамъ въ географической номенклатурѣ границы разселенія Мери и Веси, найдемъ, что эти племена обитали нѣкогда отъ сліянія Сухоны и Юга, отъ Онежскаго озера и рѣки Ояти до средней Оки, захватывая сѣверныя части губерній Калужской, Тульской и Рязанской. Итакъ, русскіе поселенцы, направлявшіеся въ Суздальскій край, встрѣтились съ финскими туземцами въ самомъ центрѣ нынѣшней Великороссіи.

Какъ они встрѣтилиеь и какъ одна сторона подѣйствовала на другую? Вообще говоря, встрѣча эта имѣла мирный характеръ. Въ народныхъ преданіяхъ великоруссовъ не уцѣлѣло воспоминайій объ упорной и повсемѣстной борьбѣ пришельцевъ съ тузенцами. Самый характеръ Финновъ содѣйствовалъ такому мирному ихъ сближенію. Финны при первомъ своемъ появленіи въ европейской исторіографіи отмѣчены были одной характеристической чертой — миролюбіемъ, недостаткомъ воинственности. Тацитъ говоритъ о Финнахъ, что это удивительно дикое племя, которое не знаеть ни домовъ, ни оружія. Іорнандъ называетъ Финновъ самымъ мирнымъ племенемъ изъ всѣхъ обитателей европейскаго сѣвера. Судьба Финновъ на европейской почвѣ оправдываетъ эти извѣстія. Нѣкогда финскія племена были распространены далеко южнѣе линіи рѣкъ Москвы и Оки — тамъ, гдѣ не находимъ ихъ слѣдовъ впослѣдствіи. Но народные потоки, проносившіеся по южной Руси, отбрасывали это племя все далѣе къ сѣверу; оно все болѣе отступало и, отступая, постепенно исчезало. Процессъ этого исчезновенія продолжается и до сихъ поръ. Правда, въ преданіяхъ Великороссіи уцѣлѣли нѣкоторыя воспоминанія о борьбѣ, завязывавшейся по мѣстамъ; но эти воспоминанія говорятъ о борьбѣ не племенъ, а религій. Столкновенія назывались не встрѣчей пришельцевъ съ туземцами, а попытками распространить христіанство среди послѣднихъ. Слѣды этой религіозной борьбы встрѣчаются въ двухъ старинныхъ житіяхъ древнихъ ростовскихъ святыхъ, подвизавшихся во второй половинѣ XI вѣка, епископа Леонтія и архимандрита Авраамія: по житію перваго, ростовцы упорно сопротивлялись христіанству, прогнали двухъ первыхъ епископовъ Ѳеодора и Иларіона и умертвили третьяго Леонтія, изъ житія Авраамія видно, что въ Ростовѣ былъ одинъ конецъ, называвшійся Чудскимъ — знакъ, что большинство населенія этого города было русское. Этотъ Чудскій конецъ и послѣ Леонтія оставался языческимъ, поклонялся идолу славянскаго бога Велеса. Значитъ, уже до введенія христіанства мѣстная Меря начала усвоять языческія вѣрованія русскихъ Славянъ. По житію Леонтія, всѣ ростовскіе язычники упорно боролись противъ христіанскихъ проповѣдниковъ, т. е. вмѣстѣ съ Чудью принимала участіе въ этой борьбѣ и ростовская Русь. При такомъ отношеніи русскихъ поселенцевъ къ финскимъ туземцамъ встрѣча ихъ сопровождалась поглощеніемъ послѣднихъ первыми. Но сливаясь съ Русью, Финны оказали на нее нѣкоторое вліяніе, которое проникало въ русскую среду двумя путями: 1) пришлая Русь, селясь среди Финновъ, неизбѣжно путемъ общенія кое-что заимствовала изъ ихъ быта; 2) Финны, постепенно русѣя, всею массою, со всѣми своими антропологическими и этнографическими особенностями, съ своимъ языкомъ, обычаями и вѣрованіями, входили въ составъ русской народности. Тѣмъ и другимъ путемъ въ русскую среду проникло не мало физическихъ и нравственныхъ особенностей, заимствованныхъ у Финновъ, и изъ этой смѣси элементовъ русскихъ и финскихъ, при господствѣ первыхъ, сложилось великорусское племя.

Андрей Боголюбскій и его отношенія къ Кіевсной Руси. Теперь обратимся къ изученію политическихъ послѣдствій русской колонизаціи верхняго Поволжья. Они стали обнаруживаться уже при сынѣ того суздальскаго князя, въ княженіе котораго начался усиленный приливъ колонизаціи въ междурѣчье Оки и верхней Волги, при Андреѣ Боголюбскомъ. Самъ этотъ князь Андрей является крупной фигурой, на которой наглядно отразилось дѣйствіе колонизаціи. Отецъ его Юрій по своимъ понятіямъ былъ еще князь совершенно стараго южно-русскаго закала. Получивъ отъ отца Мономаха въ управленіе Суздальскую Русь, онъ не успѣлъ отрѣшиться отъ кіевскихъ понятій и стремленій, на суздальскомъ сѣверѣ мечталъ о Кіевѣ, много лѣтъ боролся за него съ южно-русскими князьями и умеръ, сидя на кіевскомъ столѣ (Учебн. Соловьева, гл. VIII). Андрей не былъ похожъ на отца. Онъ родился въ 1111 году. Это былъ настоящій сѣверный князь, истый суздалецъ-залѣшанинъ по своимъ привычкамъ и понятіямъ, по своему политическому воспитанію. Онъ, кажется, и родился на сѣверѣ и прожилъ тамъ бóльшую половину своей жизни, совсѣмъ не видавши юга. Отецъ далъ ему въ управленіе Владиміръ на Клязьмѣ, маленькій, недавно возникшій пригородъ, и тамъ Андрей прокняжилъ далеко за 30 лѣтъ своей жизни, не побывавъ въ Кіевѣ. Южная, какъ и сѣверная, лѣтопись молчитъ о немъ до начала шумной борьбы, которая завязалась между его отцомъ и двоюроднымъ братомъ Изяславомъ волынскимъ съ 1146 года. Андрей появляется на югѣ впервые не раньше 1148 года, когда Юрій, восторжествовавъ надъ племянникомъ, сѣлъ на кіевскомъ столѣ. Съ тѣхъ поръ и заговорила объ Андреѣ южная Русь, и южная лѣтопись сообщаетъ нѣсколько разсказовъ, живо рисующихъ его физіономію. Андрей скоро выдѣлился изъ толпы тогдашнихъ южныхъ князей своими личными особенностями, своеобразнымъ характеромъ. Онъ въ удали не уступалъ своему удалому сопернику Изяславу, любилъ забываться въ разгарѣ сѣчи, залетать въ самую опасную свалку, не замѣчалъ, какъ съ него сбивали шлемъ. Все это было очень обычно на югѣ, гдѣ постоянныя внѣшнія опасности и усобицы развивали удальство въ князьяхъ. Но совсѣмъ не было обычно умѣніе Андрея быстро отрезвляться отъ воинственнаго опьяненія. Тотчасъ послѣ боя онъ становился осторожнымъ, благоразумнымъ политикомъ, мирнымъ распорядителемъ. У Андрея всегда все въ порядкѣ; его нельзя было застать врасплохъ; онъ умѣлъ не терять головы во время переполоха. Несмотря на свою боевую удаль, онъ не любилъ войны, послѣ удачнаго боя первый подступалъ къ отцу съ просьбою мириться съ побитымъ врагомъ. Южно-русскій лѣтописецъ съ удивленіемъ отмѣчаетъ въ немъ эту черту характера, говоря: «не величавъ былъ Андрей на ратный чинъ, но ждалъ похвалы лишь отъ Бога». Точно также Андрей совсѣмъ не раздѣлялъ страсти своего отца къ Кіеву, былъ вполнѣ равнодушенъ къ матери городовъ русскихъ и ко всей южной Руси. Когда въ 1151 году Юрій былъ побѣжденъ Изяславомъ, онъ плакалъ горькими слезами, жалѣя, что ему приходится разстаться съ Кіевомъ. Дѣло было къ осени. Андрей сказалъ отцу: «намъ, батюшка, здѣсь теперь больше дѣлать нечего, уйдемъ-ка отсюда затепло». По смерти Изяслава въ 1154 году Юрій прочно усѣлся на кіевскомъ столѣ и просидѣлъ до самой смерти въ 1157 году. Самаго надежнаго изъ своихъ сыновей Андрея онъ посадилъ у себя подъ рукою въ Вышгородѣ близъ Кіева; но Андрею не жилось на югѣ. Не спросившись у отца, онъ тихонько ушелъ на сѣверъ, захвативъ изъ Вышгорода чудотворную икону Божіей Матери, которая стала потомъ главной святыней Суздальской земли подъ именемъ Владимірской. Одинъ позднѣйшій лѣтописный сводъ такъ объясняетъ этотъ поступокъ Андрея: «Смущался князь Андрей, видя нестроеніе своей братіи, племянниковъ и всѣхъ сродниковъ своихъ: вѣчно они въ мятежѣ и волненіи, все добиваясь великаго княженія кіевскаго: ни у кого изъ нихъ ни съ кѣмъ мира нѣтъ, и оттого всѣ княженія запустѣли; скорбѣлъ объ этомъ Андрей въ тайнѣ своего сердца и, не сказавшись отцу, рѣшился уйти къ себѣ въ Ростовъ и Суздаль, говоря: тамъ поспокойнѣе». По смерти Юрія на кіевскомъ столѣ смѣнилось нѣсколько князей и наконецъ усѣлся сынъ Юрьева соперника, Андреевъ двоюродный племянникъ Мстиславъ Изяславичъ волынскій. Андрей, считая себя старшимъ, выждалъ удобную минуту и послалъ на югъ съ сыномъ суздальское ополченіе, къ которому тамъ присоединились полки многихъ другихъ князей. Союзники взяли Кіевъ копьемъ и на щитъ, т. е. взяли городъ приступомъ и разграбили его (въ 1169 году). Но Андрей, взявъ Кіевъ своими полками, не поѣхалъ туда сѣсть на столъ отца и дѣда. Кіевъ былъ отданъ младшему Андрееву брату Глѣбу. Впослѣдствіи, по смерти Глѣба, Кіевская земля отдана была ближайшимъ родичамъ Андрея Ростиславичамъ смоленскимъ. Старшій Романъ сѣлъ въ Кіевѣ, младшіе его братья Давыдъ и Мстиславъ помѣстились въ ближайшихъ городахъ. Андрей носилъ званіе великаго князя, живя на своемъ суздальскомъ сѣверѣ. Но Ростиславичи разъ показали неповиновеніе Андрею и тотъ послалъ. къ нимъ посла съ грознымъ приказаніемъ: «не ходишь ты, Романъ, въ моей волѣ съ своей братіей, такъ пошелъ вонъ изъ Кіева, ты, Мстиславъ, вонъ изъ Бѣлгорода, а ты, Давыдъ, вонъ изъ Вышгорода; ступайте всѣ въ Смоленскъ и дѣлитесь тамъ, какъ знаете». Въ первый разъ великій князь, названный отецъ для младшей братіи, обращался такъ съ своими родичами. Эту перемѣну въ обращеніи съ особенною горечью почувствовалъ младшій изъ Ростиславичей Мстиславъ; онъ обрилъ голову и бороду Андрееву послу и отпустилъ его назадъ, велѣвъ сказать Андрею: «мы до сихъ поръ признавали тебя отцомъ своимъ по любви; но если ты посылаешь къ намъ съ такими рѣчами, не какъ къ князьямъ, а какъ къ подручникамъ и простымъ людямъ, то дѣлай, что задумалъ, а насъ Богъ разсудитъ». Такъ въ первый разъ произнесено было новое политическое слово подручникъ, т. е. впервые сдѣлана была попытка замѣнить неопредѣленныя отношенія родового старшинства отношеніями обязательнаго подчиненія, политическаго подданства младшихъ князей старшему наравнѣ съ простыми людьми.

Таковъ рядъ необычныхъ явленій, обнаружившихся въ отношеніяхъ Андрея Боголюбскаго къ южной Руси и другимъ князьямъ. До сихъ поръ званіе старшаго князя нераздѣльно соединено было съ обладаніемъ старшимъ кіевскимъ столомъ. Князь, признанный старшимъ среди родичей, обыкновенно садился въ Кіевѣ; князь, сидѣвшій въ Кіевѣ, обыкновенно признавался старшимъ среди родичей. Андрей впервые отдѣлилъ старшинство отъ мѣста: заставивъ признать себя великимъ княземъ всей Русской земли, онъ не покинулъ своей Суздальской области и не поѣхалъ въ Кіевъ сѣсть на столъ отца и дѣда. Такимъ образомъ княжеское старшинство, оторвавшись отъ мѣста, получило личное значеніе и сдѣлана была попытка сообщить ему авторитетъ настоящей верховной власти. (Объ усобицѣ по смерти Андрея см. Учебн. Соловьева, гл. IX).

Всеволодъ III Большое Гнѣздо. Въ княженіе Всеволода III обнаруживается новый фактъ — рѣшительное преобладаніе Суздальской области надъ остальными областями Русской земли. Всеволодъ III княжилъ въ Суздальской землѣ съ 1176 до 1212 г. Княженіе его во многомъ было продолженіемъ внѣшней и внутренней дѣятельности Андрея. Подобно старшему брату Всеволодъ заставилъ признать себя великимъ княземъ всей Русской земли и подобно ему же не поѣхалъ въ Кіевъ сѣсть на столъ отца и дѣда. Онъ правилъ южной Русью съ береговъ далекой Клязьмы; въ Кіевѣ князья садились изъ его руки. Великій князь кіевскій чувствовалъ себя непрочно на этомъ столѣ, если не ходилъ въ волѣ Всеволода, не былъ его подручникомъ. И сосѣди Всеволода князья рязанскіе чувствовали на себѣ его руку, ходили въ его волѣ, по его указу посылали свои полки въ походы вмѣстѣ съ его полками. Въ 1207 году Всеволодъ, вмѣшавшись въ усобицу рязанскихъ князей, потребовалъ у рязанцевъ выдачи ихъ всѣхъ съ княгинями, продержалъ ихъ у себя подъ присмотромъ, а въ Рязани посадилъ своего сына съ суздальскими посадниками. Когда же буйные, непокорные рязанцы, какъ ихъ характеризуетъ суздальскій лѣтописецъ, вышли изъ повиновенія Всеволоду, тогда суздальскій князь велѣлъ перехватить всѣхъ горожанъ съ семействами и расточилъ ихъ по суздальскимъ городамъ, а городъ Рязань сжегъ. И пѣвецъ Слова о полку Игоревѣ, южно-русскій поэтъ и публицистъ конца XII вѣка, знаетъ политическое могущество суздальскаго князя. Изображая бѣдствія, какія постигли Русскую землю послѣ пораженія его героевъ въ степи, этотъ пѣвецъ обращается къ Всеволоду съ такими укоризненными словами: «великій князь Всеволодъ! чтобы тебѣ прилетѣть издалека, отчаго золотого стола постеречь: вѣдь ты можешь Волгу разбрызгать веслами, Донъ шлемами вычерпать». Въ такихъ поэтически-преувеличенныхъ размѣрахъ представлялись черниговскому пѣвцу волжскій флотъ Всеволода III и его сухопутная рать. Такимъ образомъ Суздальская область, еще въ началѣ XII в. столь незначительный сѣверо-восточный уголъ Русской земли, уже въ концѣ этого вѣка является княжествомъ, рѣшительно господствующимъ надъ всей остальной Русью. Политическій центръ тяжести явственно перемѣщается съ береговъ средняго Днѣпра на берега Клязьмы. Это перемѣщеніе было слѣдствіемъ отлива русскихъ силъ изъ средняго Поднѣпровья съ северо-востоку.

Удѣлы. Обращаясь къ явленіямъ, слѣдовавшимъ за смертью Всеволода, встрѣчаемъ еще новый фактъ, не менѣе важный, чѣмъ всѣ предыдущіе. Порядокъ княжескаго владѣнія въ старой Кіевской Руси держался на очереди старшинства. Всматриваясь во владѣльческія отношенія потомковъ Всеволода, мы замѣчаемъ, что въ Суздальской землѣ утверждается новый порядокъ княжескаго владѣнія, непохожій на прежній. Кіевъ окончательно падаетъ послѣ татарскаго нашествія. Владиміръ на Клязьмѣ для потомковъ Всеволода заступаетъ мѣсто Кіева въ значеніи политическаго центра Руси, оставляя за Кіевомъ, и то лишь на короткое время, только значеніе центра церковно-административнаго. Въ занятіи старшаго владимірскаго стола Всеволодовичи вообще слѣдовали прежней очереди старшинства. Когда Константинъ Всеволодовичъ побѣдой на Липицѣ возстановилъ свое старшинство, снятое съ него отцомъ, дѣти Всеводода садились на владимірскомъ столѣ по порядку старшинства, сначала Константинъ, потомъ Юрій, за нимъ Ярославъ, наконецъ Святославъ. Та же очередь наблюдалась и въ поколѣніи Всеволодовыхъ внуковъ, сыновей Ярослава Всеволодовича: на столѣ владимірскомъ сидѣлъ сначала старшій Ярославичъ Александръ Невскій, потомъ Ярославъ тверской, за ними младшій Василій костромской (1276 г.). Значитъ, до послѣдней четверти XIII вѣка въ занятіи великокняжескаго стола дѣйствовала прежняя очередь старшинства; бывали отступленія отъ этого порядка, но ихъ видимъ мы здѣсь, въ Суздальской землѣ, не болѣе, чѣмъ видѣли въ старой Кіевской Руси. Рядомъ со старшей Владимірской областью, составлявшей общее достояніе Всеволодовичей и владѣемой по очереди старшинства, возникло въ Суздальской землѣ нѣсколько младшихъ волостей, которыми владѣли младшіе Всеволодовичи. Во владѣніи этими младшими областями устанавливается другой порядокъ, который держался не на очереди старшинства. Младшія волости переходятъ теперь не по очереди старшинства, а по завѣщанію отъ отца къ сыну, передаются изъ рукъ въ руки въ прямой нисходящей, а не въ боковой ломанной линіи, т. е. не отъ старшаго брата младшему, отъ младшаго дяди старшему племяннику и т. д. Такой порядокъ владѣнія измѣняетъ юридическій характеръ младшихъ волостей. Прежнія волости были части Русской земли, владѣемыя всѣми князьями сообща, т. е. каждымъ отдѣльнымъ княземъ временно, по извѣстной очереди. Теперь волость — неотъемлемая отдѣльная собственность извѣстнаго князя, личное его достояніе, постоянное владѣніе, которое передается отъ отца дѣтямъ по личному распоряженію владѣльца, по завѣщанію. Вмѣстѣ съ измѣненіемъ юридическаго характера волости является для нея и новое названіе. Въ старой Кіевской Руси части Русской земли, достававшіяся тѣмъ или другимъ князьямъ по очереди, обыкновенно назывались волостями или надѣлками въ смыслѣ временнаго владѣнія. Младшія волости, на которыя распалась Суздальская земля въ Всеволодовомъ племени съ XIII вѣка, называются удѣлами или вотчинами въ смыслѣ владѣнія отдѣльнаго и наслѣдственнаго. Этоть новый порядокъ княжескаго владѣнія, утвердившійся на сѣверѣ въ XIII и XIV в., и можно называть удѣльнымъ.

Слѣдствія удѣльнаго порядка. Такъ, дѣйствовавшій между Ярославичами къ Кіевской Руси совмѣстный родовой порядокъ владѣнія всей Русской землей по очереди старшинства уступилъ мѣсто на суздальскомъ сѣверѣ въ потомствѣ Всеволода III раздѣльному наслѣдственному владѣнію частями земли на правѣ полной личной собственности, принадлежавшемъ каждому князю-владѣльцу. Новый порядокъ утверждался въ сѣверной Руси одновременно съ ея русской колонизаціей, которая и была главной причиной этой перемѣны. Сѣверные князья, руководя этой колонизаціей, заселяя и устрояя свои владѣнія, привыкали смотрѣть на нихъ, какъ на дѣло рукъ своихъ, т. е. какъ на свое личное достояніе. Дѣйствіе этого порядка сопровождалось слѣдствіями, очень важными для послѣдующей политической судьбы сѣверной Руси: 1) путемъ раздѣла княжескихъ вотчинъ между наслѣдниками сѣверная Русь въ XIII-XV вв. постепенно раздробилась на множество мелкихъ удѣловъ, приближавшихся по своимъ размѣрамъ къ вотчинамъ простыхъ частныхъ землевладѣльцевъ; 2) измельчаніе удѣловъ сопровождалось обѣдненіемъ удѣльныхъ князей и упадкомъ ихъ правительственнаго авторитета; 3) удѣльный порядокъ вносилъ въ среду князей взаимное отчужденіе, ослаблялъ въ нихъ чувство солидарности, общности интересовъ, отучалъ ихъ дѣйствовать сообща, дѣлалъ ихъ неспособными къ дружнымъ политическимъ союзамъ; 4) отчуждая князей другъ отъ друга и замыкая ихъ въ мелкихъ наслѣдственныхъ вотчинахъ, удѣльный порядокъ понижалъ уровень ихъ гражданскаго чувства и земскаго сознанія, затемнялъ мысль о единствѣ Русской земли, объ общемъ народномъ благѣ. Облегчая борьбу съ удѣльными князьями, удѣльный порядокъ этими слѣдствіями подготовилъ свое собственное разрушеніе и политическое объединеніе сѣверной Руси однимъ изъ удѣльныхъ княжествъ — Московскимъ.

Источникъ: В. О. Ключевскій. Краткое пособіе по Русской исторіи: Частное изданіе для слушателей автора. — Изданіе пятое. — М., 1906. — С. 53-62.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.