Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Краткое пособіе по Русской Исторіи.

Московское княжество до половины XV вѣка.

Причины и ходъ его усиленія. Лѣтопись выводитъ городъ Москву въ числѣ новыхъ суздальскихъ городовъ, возникшихъ въ княженіе Юрія Долгорукаго. Любопытно, что городокъ этотъ впервые является въ лѣтописномъ разсказѣ съ значеніемъ пограничнаго пункта между княжествомъ сѣвернымъ Суздальскимъ и южнымъ Черниговскимъ. Сюда въ 1147 году Юрій Долгорукій пригласилъ своего сосѣда и союзника князя черниговскаго Святослава Ольговича на свиданье. Это — первое извѣстіе о Москвѣ. Значитъ, городъ возникъ на перепутьѣ между днѣпровскимъ югомъ и верхне-волжскимъ сѣверомъ. Съ тѣмъ же значеніемъ пограничнаго города Суздальской земли является Москва и въ дальнѣйшихъ лѣтописныхъ извѣстіяхъ. Лѣтопись подробно разсказываетъ о шумной борьбѣ, какая поднялась по смерти Андрея Боголюбскаго между его младшими братьями и племянниками. Въ 1176 году дяди, восторжествовавъ надъ племянниками, вызвали изъ Чернигова укрывавшихся тамъ своихъ женъ. Провожать княгинь поѣхалъ сынъ черниговскаго князя Олегъ; онъ довезъ ихъ до Москвы и оттуда возвратился въ свою волость Лопасню. Лопасня — село верстахъ въ 70 отъ Москвы къ югу по серпуховской дорогѣ. Такъ близко подходила тогдашняя черниговская граница къ суздальскому городу Москвѣ. Москва носила тогда еще другое названіе Куцкова, полученное ею отъ мѣстнаго вотчинника, боярина и ростовскаго тысяцкаго Степана Кучки, которому принадлежали окрестныя села и деревни. Временемъ возникновенія и географическимъ положеніемъ Москвы объясняется ея дальнѣйшая политическая судьба. Какъ городокъ новый и далекій отъ суздальскихъ центровъ Ростова и Владиміра, Москва позже другихъ суздальскихъ городовъ могла стать стольнымъ городомъ особаго княжества и притомъ должна была достаться младшему князю. Дѣйствительно, въ продолженіе бóльшей части XIII в. въ Москвѣ не замѣтно постояннаго княженія: князья являлись въ Москвѣ лишь на короткое время, и все это были младшіе сыновья своихъ отцовъ. Около начала послѣдней четверти XIII в. въ Москвѣ утвердился младшій изъ сыновей Александра Невскаго Даніилъ. Съ тѣхъ поръ Москва становится особымъ княжествомъ съ постояннымъ княземъ; Даніилъ сталъ родоначальникомъ московскаго княжескаго дома.

Таковы первыя извѣстія о Москвѣ. Первоначальныя причины ея быстраго роста заключались въ географическомъ положеніи города и его края. Прежде всего это положеніе содѣйствовало сравнительно болѣе ранней и густой населенности края. Москва возникла на рубежѣ между юго-западной днѣпровской и сѣверо-восточной волжской Русью. Это былъ первый край, въ который попадали юго-западные колонисты, переваливъ за рѣку Угру; здѣсь, слѣдовательно, они осаживалиеь въ наибольшемъ количествѣ, какъ на первомъ своемъ привалѣ. Блѣдные слѣды усиленнаго осадка колонизаціи въ области рѣки Москвы находимъ въ родословныхъ росписяхъ старинныхъ боярскихъ фамилій, которыя дѣйствовали въ Москвѣ. Эти росписи начинаются обыкновенно сказаніемъ о томъ, какъ и откуда родоначальники этихъ фамилій пришли служить московскому князю. Соединяя эти отдѣльныя генеалогическія преданія, мы получаемъ важный историческій фактъ: съ конца XIII вѣка, еще прежде чѣмъ городъ Москва начинаетъ играть замѣтную роль въ сѣверной Руси, въ нее со всѣхъ сторонъ собираются знатные служилые люди изъ Мурома, Нижняго, Ростова, Чернигова, даже изъ Кіева и съ Волыни. Знатные слуги шли по теченію народной массы. Генеалогическія сказанія боярскихъ родословныхъ отразили въ себѣ лишь общее движеніе, господствовавшее въ тогдашнемъ русскомъ населеніи. Въ Москву, какъ центральный водоемъ, со всѣхъ краевъ Русской земли, угрожаемыхъ внѣшними врагами, стекались народныя силы. Это центральное положеніе Москвы прикрывало ее со всѣхъ сторонъ отъ внѣшнихъ враговъ; внѣшніе удары падали на сосѣднія княжества Рязанское, Нижегородское, Ростовское, Ярославское, Смоленское и рѣдко достигали до Москвы. Благодаря такому прикрытію, Московская область стала убѣжищемъ для окрайнаго русскаго населенія, всюду страдавшаго отъ внѣшнихъ нападеній. Въ XIII и первой половинѣ ХІѴ вѣка Московское княжество было единственнымъ краемъ сѣверной Руси, свободнымъ отъ такихъ бѣдствій. Вотъ одно изъ условій, содѣйствовавшихъ успѣшному его заселенію. То же географическое положеніе Москвы заключало въ себѣ другое условіе, содѣйствовавшее раннимъ промышленнымъ ея успѣхамъ. Московское княжество съ сѣверо-запада на юго-востокъ діагонально перерѣзывалось теченіемъ рѣки Москвы. Въ старое время эта рѣка имѣла важное торговое значеніе, была торговой дорогой. Нижнимъ своимъ теченіемъ она связываетъ городъ Москву съ бассейномъ Оки, а верховьями подходитъ близко къ верхней Волгѣ. Такимъ образомъ рѣка Москва служитъ соединительной хордой, соединяющей концы рѣчной дуги, какая образуетея теченіемъ Оки и верхней Волги. Одно явленіе указываетъ на такое торговое значеніе рѣки. Очень рано на самомъ перевалѣ съ верхней Волги въ рѣку Москву возникъ торговый пунктъ Волокъ на Ламѣ (Волоколамскъ). Этотъ Волокъ на Ламѣ былъ построенъ новгородцами и служилъ имъ складочнымъ мѣстомъ въ ихъ торговыхъ сношеніяхъ съ бассейномъ Оки и съ областью средней Волги. Оба эти условія, вытекавшія изъ географическаго положенія города Москвы, имѣли важное значеніе для московскаго князя. Сгущенность населенія въ его удѣлѣ увеличивала количестро плательщиковъ прямыхъ податей. Развитіе торговаго транзитнаго движенія по рѣкѣ Москвѣ оживляло промышленность края и обогащало казну мѣстнаго князя торговыми пошлинами.

Рядомъ съ этими экономическими послѣдствіями, вытекавшими изъ географическаго положенія Москвы, изъ того же источника вышелъ рядъ важныхъ послѣдствій политическихъ. Съ географическимъ положеніемъ города Москвы тѣсно было связано генеалогическое положеніе его князя. Какъ городъ новый и окрайный, Москва досталась одной изъ младшихъ линій Всеволодова племени. Поэтому, московскій князь не могъ питать надежды дожить до старшинства и занять старшій великокняжескій столъ. Чувствуя себя безправнымъ среди родичей и не имѣя опоры въ обычаяхъ и преданіяхъ старины, онъ долженъ былъ обезпечивать свое положеніе иными средствами независимо отъ очереди старшинства. Благодаря тому московскіе князья рано выработали своеобразную политику, состоявшую въ умѣньи пользоваться условіями текущей минуты. Первый московскій князь Александрова племени Даніилъ, по разсказу лѣтописца, врасплохъ напавъ на своего рязанскаго сосѣда князя Константина, побѣдилъ его «нѣкоей хитростью», т. е. обманомъ, и взялъ въ плѣнъ. Сынъ этого Даніила Юрій въ 1303 году, напавъ на другого сосѣда Святослава, князя можайскаго, также взялъ его въ плѣнъ и захватилъ Можайскій удѣлъ, потомъ убилъ отцова плѣнника Константина и отхватилъ отъ Рязанскаго княжества городъ Коломну. Московскій князь — врагъ всякому великому князю, кто бы онъ ни былъ. Даніилъ всю жизнь боролся съ великими князьями, даже съ собственнымъ старшимъ братомъ Димитріемъ переяславскимъ. Но по смерти Димитрія онъ сблизился съ добрымъ и бездѣтнымъ его сыномъ Иваномъ и такъ подружился, что Иванъ, умирая въ 1302 году, отказалъ свой удѣлъ московскому своему сосѣду помимо старшихъ родичей. Даніилъ принялъ наслѣдство и отстоялъ его. Но враги старшинства, московскіе князья были гибкіе и сообразительные политики. Какъ скоро измѣнялись обстоятельства, и они измѣняли свой образъ дѣйствій. Татарскій разгромъ надолго, на весь XIII вѣкъ повергъ народное хозяйство сѣверной Руси въ страшный хаосъ. Но съ XIV вѣка отношенія здѣсь начали устанавливаться, народное хозяйство стало приходить въ нѣкоторый порядокь. Съ тѣхъ поръ и московскіе князья являются мирными хозяевами, домовитыми устроителями своего удѣла, заботятся о водвореніи въ немъ прочнаго порядка, заселяютъ его промышленными и рабочими людьми, которыхъ перезываютъ къ себѣ изъ чужихъ княжествъ, толпами покупаютъ въ Ордѣ русскихъ плѣнниковъ и на льготныхъ условіяхъ сажаютъ тѣхъ и другихъ на своихъ московскихъ пустошахъ, строятъ деревни, села, слободы.

Таковы были первоначальныя условія быстраго роста Московскаго княжества: то были географическое положеніе Москвы и генеалогическое положеніе ея князя. Первое условіе сопровождалось выгодами экономическими, которыя давали въ руки московскому князю обильныя матеріальныя средства ддя дѣйствія, а второе условіе указало ему, какъ всего выгоднѣе пустить въ оборотъ эти средства, помогло ему выработать политику, основанную не на родственныхъ воспоминаніяхъ, а на искусномъ пользованіи минутой. Пользуясь такими средствами и держась такой политики, московскіе князья въ ХІѴ и первой половинѣ ХѴв. умѣли добиться очень важныхъ политическихъ успѣховъ.

1) Пользуясь своими средствами, московскіе князья постепенно выводили свое княжество изъ первоначальныхъ тѣсныхъ его предѣловъ. Въ самомъ началѣ XIV вѣка на сѣверѣ Руси, можетъ быть, не было удѣла меньше Московскаго. Предѣлы его далеко не совпадали даже съ границами нынѣшней Московской губерніи. Изъ городовъ этой губерніи въ первоначальный составъ удѣльной московской территоріи не входили Дмитровъ, Клинъ, Волоколамскъ, Можайскъ, Коломна, Верея. Даже около того времени, когда третій московскій князь изъ племени Александра Невскаго Иванъ Калита сталъ великимъ княземъ, Московскій удѣлъ остался еще очень незначительнымъ. Въ одной духовной этого князя, написанной не раньше 1327 года, перечислены всѣ его вотчинныя владѣнія. Они состояли изъ шести городовъ съ уѣздами: то были Москва, Коломна, Можайскъ, Звенигородъ, Серпуховъ, Руза (Переяславль не упомянутъ въ грамотѣ). Въ этихъ шести уѣздахъ находились 51 чельская волость и 42 дворцовыхъ села. Вотъ весь удѣлъ Калиты около того времени, когда онъ сталъ великимъ княземъ. Но въ рукахъ его были обильныя матеріальныя средства, которыя онъ и пустилъ въ выгодный оборотъ. Тогдашнія тяжкія условія землевладѣнія заставляли землевладѣльцевъ продавать свои вотчины. Вслѣдствіе усиленнаго предложенія земли были дешевы. Московскіе князья, имѣя свободныя деньги, начали скупать земли у частныхъ лицъ и у церковныхъ учрежденій, у митрополита, у монастырей, у другихъ князей. Покупая села и деревни въ чужихъ удѣлахъ, Иванъ Калита купилъ цѣлыхъ три удѣльныхъ города съ уѣздами, Бѣлозерскъ, Галичъ и Угличъ. Преемники его продолжали это мозаическое собираніе Руси. Въ каждой слѣдующей московской духовной грамотѣ перечисляются новопріобрѣтенныя села и волости, о которыхъ не упоминаетъ предшествующая. Первоначально эти пріобрѣтенія совершались путемъ частныхъ полюбовныхъ сдѣлокъ; но потомъ пущенъ былъ въ ходъ и насильственный захватъ. Такъ сынъ Димитрія Донского Василій купилъ у хана Муромъ, Тарусу и цѣлое Нижегородское княжество и съ помощью Татаръ выгналъ владѣльцевъ этихъ княжествъ изъ ихъ владѣній. Благодаря этимъ пріобрѣтеніямъ, территорія Московскаго княжества значительно расширилась въ продолженіе XIV и XV вв. Владѣнія Ивана Калиты едвали заключали въ себѣ 500 квадратныхъ миль, такъ какъ во всей Московской губерніи не болѣе 590 кв. миль. Если по духовной Василія Темнаго 1462 года очертить предѣлы московскихъ владѣній, увидимъ, что въ нихъ можно считать по меньшей мѣрѣ 15.000 кв. миль. Таковы были территоріальные успѣхи, достигнутые московскими князьями къ половинѣ XV вѣка.

2) Пользуясь своими средствами и разсчетливой фамильной политикой, московскіе князья въ XIV в. постепешо сами выступали изъ положенія мелкихъ и безправныхъ удѣльныхъ князей. Младшіе, но богатые, эти князья предприняли смѣлую борьбу со старшими родичами, за великокняжескій столъ. Главными ихъ соперниками были князья тверскіе, старшіе ихъ родичи. Дѣйствуя во имя силы, а не права, московскіе князья долго не имѣли успѣха. Князь Юрій Даниловичъ погубилъ въ Ордѣ своего соперника Михаила Ярославича тверского, но потомъ самъ сложилъ тамъ свою голову. Однако окончательное торжество осталось за Москвою, потому что средства боровшихся сторонъ были неравны. На сторонѣ тверскихъ князей были право старшинства и таланты, средства юридическія и нравственныя, на сторонѣ князей московскихъ были деньги и умѣнье пользоваться обстоятельствами, т. е. средства матеріальныя и практическія, житейскія, а тогда Русь переживала время, когда послѣднія средства были сильнѣе первыхъ. Князья тверскіе никакъ не могли понять истиннаго положенія дѣлъ и въ началѣ XIV в. все еще считали возможной борьбу съ Татарами. Въ 1327 году тверской князь Александръ Михайловичъ не вытерпѣлъ, со всѣмъ городомъ Тверью поднялся на Татаръ и истребилъ находившихся тогда въ Твери татарскихъ пословъ. Московекіе князья иначе смотрѣли на положеніе дѣлъ. Они вовсе не думали о борьбѣ съ татарами; видя, что на Орду гораздо выгоднѣе дѣйствовать деньгами, чѣмъ оружіемъ, они усердно ухаживали за ханомъ и сдѣлали его орудіемъ своей политики. Благодаря тому, московскій князь, по генеалогіи младшій среди своей братіи, добивался старшаго великокняжескаго стола. Ханъ поручилъ Калитѣ наказать тверского князя за возстаніе. Тотъ исправно исполнилъ порученіе и въ 1328 г. получилъ въ награду великокняжескій столъ, который съ тѣхъ поръ уже не выходилъ изъ-подъ московскаго князя.

3) Пріобрѣтеніе великокняжескаго стола московскимъ княземъ сопровождалось важными послѣдствіями для Руси. Московскій удѣльный владѣлецъ, ставъ великимъ вняземъ, первый началъ выводить русское населеніе изъ того унынія, въ какое повергли его внѣшнія несчастія. Образцовый устроитель своего удѣла, московскій князь, ставъ великимъ, далъ почувствовать выгоды своей политики и другимъ частямъ сѣверо-восточной Руси. Этимъ онъ подготовилъ себѣ популярность, т. е. почву для дальнѣйшихъ успѣховъ. Лѣтописецъ съ удареніемъ отмѣчаетъ, что съ тѣхъ поръ, какъ московскій князь получилъ отъ хана велико-княжеское достоинство, сѣверная Русь начала отдыхать отъ постоянныхъ погромовъ, какіе она терпѣла. Разсказывая о возвращеніи Калиты отъ хана съ пожалованіемъ въ 1328 г., лѣтописецъ прибавляетъ: «бысть оттолѣ тишина велика по всей Русской землѣ на сорокъ лѣтъ и престаша Татарове воевати землю Русскую». Это, очевидно, замѣтка наблюдателя, жившаго во второй половинѣ XIV в. Оглянувшись назадъ за 40 лѣтъ, этотъ наблюдатель отмѣтилъ, какъ почувствовалось въ эти десятилѣтія господство Москвы въ сѣверной Россіи: время съ 1328 по 1369 г., когда впервые напалъ на сѣверо-восточную Русь Ольгердъ литовскій, считалось порою отдыха для населенія этой Руси, которое за то благодарило Москву. Наконецъ, почти вся сѣверная Русь, ставъ противъ Орды на Куликовомъ полѣ подъ московскими знаменами, въ 1380 г. одержала первую народную побѣду надъ агарянствомъ. Это сообщило московскому князю значеніе національнаго вождя сѣверной Руси въ борьбѣ съ внѣшними врагами.

4) Всего важнѣе было то, что московскій князь пріобрѣлъ своему стольному городу значеніе церковной столицы Руси. Въ этомъ пріобрѣтеніи ему также помогло географическое положеніе города Москвы. Отъ татарскаго разгрома окончательно опустѣла старинная Кіевская Русь. Вслѣдъ за населеніемъ на сѣверъ ушелъ и высшій іерархъ Русской Церкви, кіевскій митрополитъ. Лѣтописецъ разсказываетъ, что въ 1299 году митрополитъ Максимъ, не стерпѣвъ насилія татарскаго, собрался со всѣмъ своимъ клиросомъ и уѣхалъ изъ Кіева во Владиміръ на Клязьмѣ; тогда же и весь Кіевъ городъ разбѣжался, добавляетъ лѣтописецъ. Но остатки южно-русской паствы не менѣе прежняго нуждались въ заботахъ высшаго пастыря Русской Церкви. Митрополитъ изъ Владиміра часто ѣздилъ въ южно-русскія епархіи. Въ эти поѣздки онъ останавливался на перепутьи въ городѣ Москвѣ. Такъ бывалъ часто и живалъ подолгу въ Москвѣ преемникъ Максима митрополитъ Петръ. Благодаря тому, у него завязалась тѣсная дружба съ мѣстнымъ княземъ Иваномъ Калитой. Оба они вмѣстѣ заложили соборный храмъ Успенія въ Москвѣ; въ этомъ же городѣ митрополита Петра застигла смерть въ 1326 г. Можетъ быть, онъ еще и не думалъ о перенесеніи митрополичьей каѳедры съ Клязьмы на берега Москвы; но эта случайность стала завѣтомъ для дальнѣйшихъ митрополитовъ. Преемникъ Петра Ѳеогностъ не хотѣлъ жить во Владимірѣ, поселился на митрополичьемъ подворьѣ въ Москвѣ у чудотворцева гроба. Такъ Москва стала церковной столицей Руси задолго прежде, чѣмъ сдѣлалась столицей государственной. Богатыя матеріальныя средства, которыми располагала тогда Русская Церковь, стали стекаться въ Москву, содѣйствуя ея обогащенію. Еще важнѣе было нравственное впечатлѣніе, произведенное этимъ перемѣщеніемъ митрополичьей каѳедры на населеніе сѣверной Руси. Это населеніе съ большимъ довѣріемъ стало относиться къ московскому князю, предполагая, что всѣ его дѣйствія совершаются по благословенію старшаго святителя Русской Церкви. Слѣдъ этого впечатлѣнія замѣтенъ въ разсказѣ лѣтописца. Повѣствуя о перенесеніи каѳедры въ Москву, этотъ лѣтописецъ замѣчаетъ: «инымъ же княземъ многимъ немного сладостно бѣ, еже градъ Москва митрополита имяше въ себѣ живуща». Вслѣдствіи того, церковное русское общество стало сочувственно относиться къ князю, дѣйствовавшему объ руку съ высшимъ пастыремъ Русской Церкви. Это сочувствіе церковнаго общества, можетъ быть, всего болѣе помогло московскому князю укрѣпить за собою національное значеніе въ сѣверной Руси. Политическіе успѣхи московскаго князя освящались въ народномъ представленіи содѣйствіемъ и благословеніемъ высшей духовной власти Руси.

Значеніе, пріобрѣтенное этими успѣхами, все доставалось великому князю, старшему изъ московскихъ князей, который сверхъ своего московскаго удѣла владѣлъ еще великокняжеской Владимірской областью. Съ Ивана Калиты въ продолженіе ста лѣтъ такимъ великимъ княземъ становился обыкновенно старшій сынъ предшествовавшаго великаго князя. По личному составу московскаго княжескаго дома такой переходъ великокняжескаго достоинства въ нисходящей линіи до смерти Калитина правнука великаго князя Василія Димитріевича не вызывалъ спора среди московскихъ князей, а князьямъ другихъ линій, соперничавшимъ съ московскими, ни суздальскимъ, ни тверскимъ, не удалось перебить у нихъ великаго княженія. Неоспариваемый переходъ великокняжеской власти отъ отца къ сыну, повторявшійся въ продолженіе нѣсколькихъ поколѣній, сталъ обычаемъ, на который общество начало смотрѣть, какъ на правильный порядокъ, забывая о прежнемъ порядкѣ преемства по старшинству. Впервые, споръ противъ этого нового порядка поднялся въ московскомъ княжескомъ домѣ по смерти великаго князя Василія Димитріевича; но эта шумная усобица между московскими князьями кончилась торжествомъ новаго порядка. Эта усобица произошла вслѣдствіе притязанія Юрія Димитріевича галицкаго, дяди великаго князя Василія Васильевича, занять великокняжескій столъ мимо племянника. Этотъ дядя, дѣйствуя во имя своего старшинства, въ 1431 г. поѣхалъ въ Орду тягаться съ племянникомъ за великое княженіе. Эта усобица, продолженная по смерти Юрія его сыновьями, взволновала все русское общество, руководящіе классы котораго, духовенство, князья, бояре и другіе служилые люди рѣшительно стали за Василія. Когда сынъ Юрія Шемяка, по смерти отца наслѣдникъ его притязаній, нарушилъ свой договоръ съ Василіемъ, послѣдній отдалъ дѣло на судъ духовенства. Духовный соборъ изъ пяти епископовъ съ нѣсколькими архимандритами (тогда не было митрополита на Руси) въ 1447 г. обратился къ нарушителю договора съ грознымъ посланіемъ, въ которомъ высказалъ свой взглядъ на политическій порядокъ, какой долженъ существовать на Руси. Здѣсь духовенство рѣшительно возстало противъ притязаній Шемякина отца на великокняжескій столъ, признавая исключительное право на него за племянникомъ, старшимъ сыномъ предшествовавшаго великаго князя. Притязаніе Юрія духовенство сравниваегь съ грѣхомъ праотца Адама, возымѣвшаго желаніе «равнобожества», внушенное сатаной. «Сколько трудовъ понесъ отецъ твой, писали владыки, сколько истомы потерпѣло отъ него христіанство, но великокняжескаго стола онъ все-таки не получилъ, чего ему не дано Богомъ, ни земскою изначала пошлиной. Итакъ, духовенство считало единственно правильнымъ порядкомъ преемство великокняжескаго стола въ нисходящей линіи, а не по очереди старшинства, и даже наперекоръ исторіи признавало такой порядокъ исконной «земской пошлиной», т. е. стариннымъ обычаемъ Русской земли. Этотъ новый порядокъ долженъ былъ подготовить установленіе единовластія, усиливая одну прямую старшую линію московскаго княжескаго дома, устраняя и ослабляя боковыя младшія.

Поддержка, какую общество во время усобицы оказало этому порядку въ лицѣ вел. кн. Василія Темнаго, объясняется фактомъ, незамѣтно совершившимся въ сѣверной Руси подъ шумъ удѣльныхъ княжескихъ ссоръ и татарскихъ погромовъ. Мы знаемъ, какія обстоятельства заставили массу русскаго населенія передвинуться изъ старой днѣпровской Руси въ область верхней Волги. Передвиженіе это сопровождалось раздробленіемъ народныхъ силъ, выразившимся въ удѣльномъ дробленіи верхне-волжской Руси. Но съ теченіемъ времени различные этнографическіе элементы, прежде разъединенные, стали сливаться въ одно національное цѣлое, завязалась и окрѣпла въ составѣ русскаго населенія цѣлая плотная народность великорусская. Сложившись среди внѣшнихъ опасностей, она чувствовала потребность въ сосредоточеніи своихъ силъ, въ твердомъ государственномъ порядкѣ. Эта потребность и была новой и могущественной причиной успѣховъ московскаго князя, присоединившейся къ первоначальнымъ, какими были: экономическія выгоды географическаго положенія Московскаго княжества, церковное значеніе, пріобрѣтенное Москвой при содѣйствіи того же условія, и разсчетливый, согласованный съ обстоятельствами времени образъ дѣйствій московскихъ князей. Какъ скоро населеніе сѣверной Руси почувствовало, что Москва способна стать политическимъ центромъ, около котораго оно могло собрать свои силы для борьбы съ внѣшними врагами, удѣльный порядокъ долженъ былъ пасть передъ объединительными стремленіями великаго князя московскаго, пріобрѣтавшаго значеніе національнаго государя Великороссіи.

Источникъ: В. О. Ключевскій. Краткое пособіе по Русской исторіи: Частное изданіе для слушателей автора. — Изданіе пятое. — М., 1906. — С. 62-71.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.