Церковный календарь
Новости


2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 16 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Краткое пособіе по Русской Исторіи.

Западная Русь со времени соединенія Литвы съ Польшей.

Вліяніе этого событія на положеніе западно-русскихъ областей. Самымъ тяжелымъ дѣломъ внѣшней политики Московскаго государства въ XVII в. былъ вопросъ о западной Руси. Этотъ вопросъ сплелся изъ разнообразныхъ затрудненій, которыя постепенно развились въ той Руси изъ политической сдѣлки польскихъ пановъ съ великимъ княземъ литовскимъ Ягайломъ. Поляки добивались присоединенія Литвы съ западной Русью къ Польшѣ, а Ягайло, ища поддержки въ трудной борьбѣ съ Тевтонскимъ Орденомъ, обѣщалъ имъ это, обѣщалъ еще принять католицизмъ со всѣмъ литовскимъ народомъ. Эти обоюдные разсчеты и были скрѣплены женитьбой Ягайла на наслѣдницѣ польскаго престола Ядвигѣ въ 1386 г. Слѣдствіемъ этого брака было династическое соединеніе двухъ сосѣднихъ государствъ, королевства Польскаго и великаго княжества Литовскаго. Это событіе произвело важныя перемѣны въ положеніи русскихъ областей, вошедшихъ въ составъ Литовскаго княжества. Покореніе западной Руси литовскими князьями сопровождалось подчиненіемъ Литвы русскому вліянію. Въ началѣ XV в. покоренныя русскія области, земли Подольская, Волынская, Кіевская, Сѣверская, Смоленская, Полоцкая и другія и по пространству, и по количеству населенія значительно превосходили покорившее ихъ Литовское княжество, и какъ по племенному, такъ и по культурному своему составу это литовско-русское княжество являлось больше русскимъ, чѣмъ литовскимъ государствомъ. Русскій языкъ и русское право, русскіе нравы вмѣстѣ съ православіемъ стали распространяться среди полудикой языческой Литвы. Культурное сближеніе соединенныхъ народностей подъ преобладающимъ воздѣйствіемъ болѣе развитой изъ нихъ шло такъ успѣшно, что полное сліяніе обѣихъ народностей становилось возможно. Но со времени соединенія Литвы съ Польшей русское вліяніе въ Литовскомъ княжествѣ начало вытѣсняться польскимъ, которое проникало туда различными путями. Однимъ изъ нихъ служили сеймы, на которыхъ рѣшались общія дѣла обоихъ союзныхъ государствъ: литовско-русскіе вельможи, встрѣчаясь здѣсь съ польскими панами, знакомились съ ихъ политическими понятіями и порядками, господствовавшими въ Польшѣ. Съ другой стороны, польское вліяніе проводилось въ Литовскую Русь жалованными грамотами великихъ кназей литовскихъ, которыя назывались привилеями и которыми устанавливались такой же порядокъ управленія, такія же права и отношенія сословій въ Литовскомъ княжествѣ, какія господствовали въ Польшѣ. Проникая этими путями, польское вліяніе глубоко измѣнило какъ устройство управленія, такъ и складъ общества въ русскихъ областяхъ, вошедшихъ въ составъ Литовскаго книжества.

1) Русскіе князья, владѣвшіе этими областями на древнемъ родовомъ правѣ подобно своимъ предкамъ XI и XII в., подчинившись власти великаго князя литовскаго, обязывались служить ему вѣрно и платить дань, а онъ имъ жаловалъ ихъ княженія въ вотчину на наслѣдственномъ правѣ или иногда во временное владѣніе, до своей господарской воли. Этимъ разрушено было старинное родовое владѣніе князей, и къ началу XVI в. они стали служилыми вотчинниками, полными собственниками своихъ княжествъ и вмѣстѣ съ знатнѣйшими русскими боярами и литовскими вельможами образовали землевладѣльческую аристократію, подобную польской. Члены этой аристократіи, паны, составили правительственный совѣтъ или раду великаго князя литовскаго, которая сильно ограничивала его власть. По привилею великаго князя Александра Казимировича 1492 г. литовскій государь не могъ безъ согласія пановъ-рады вести сношеній съ иностранными государствами, издавать и измѣнять законы, распоряжаться государственными доходами и расходами, назначать на должности и т. п.; мнѣнія рады король признавалъ для себя обязательными даже въ случаѣ несогласія своего съ ними и принималъ ихъ къ исполненію «для своей и общей пользы». Вмѣстѣ съ тѣмъ введены были въ Литвѣ по примѣру Польши высшія правительственныя должности или уряды: гетмана, главнаго предводителя войскъ, канцлера, хранителя государственной печати, двухъ подскарбіевъ: земскаго, вѣдавшаго общегосударственные доходы и расходы, и надворнаго по дворцовому хозяйству. Начальниками отдѣльныхъ областей, которыми прежде управляли русскіе князья по соглашенію съ вѣчевыми городами, назначались воеводы, отъ которыхъ зависѣли кастеляны (коменданты городовъ) и старосты повѣтовъ, округовъ, на которые дѣлились воеводства. Такъ центральное и областное управленіе Литовской Руси приблизилось къ польскому и получило аристократическій строй.

2) Привилеями, какъ общими или земскими, данными всему княжеству, такъ и мѣстными или областными, въ Литовской Руси устанавливались сословныя права и отношенія, подобныя тѣмъ, какія существовали въ Польшѣ. На Городельскомъ сеймѣ 1413 г., подтвердившемъ соединеніе Литвы съ Польшей, изданъ былъ привилей, по которому литовскіе бояре, принявшіе католицизмъ, получили права и привилегіи польской шляхты; привилей Казимира IV 1447 г. распространилъ эти права и на православныхъ. По этимъ привилеямъ литовскіе землевладѣльцы уравнивались съ польскими въ правахъ владѣнія вотчинами и пожалованными имѣніями и освобождались отъ налоговъ и повинностей, за исключеніемъ нѣкоторыхъ маловажныхъ, имѣвшихъ не столько финансовое, сколько символическое значеніе, какъ знакъ подданства; крестьяне господскіе были изъяты отъ суда великокняжескихъ судей и подчинены юрисдикціи господъ; сверхъ того привилей Казимира воспретилъ переходъ крестьянъ съ земель частныхъ владѣльцевъ на великокняжескія и обратно. Это постановленіе положило начало закрѣпощенію крестьянъ въ Литовскомъ княжествѣ. Общіе и мѣстные привилеи постепенно сравняли литовско-русское дворянство въ правахъ и вольностяхъ съ польской шляхтой и сообщили ему значеніе господствующаго сословія въ княжествѣ съ обширной властью надъ крестьянскимъ населеніемъ, жившимъ на его земляхъ, и съ вліятельнымъ участіемъ въ законодательствѣ, судѣ и управленіи. Это значеніе литовско-русской шляхты закрѣплено было въ ХѴІ в. законодательнымъ сводомъ Литовскаго княжества, извѣстнымъ подъ названіемъ Литовскаго Статута. Начало этому своду положено было при Сигизмундѣ I изданіемъ Статута 1529 г. Послѣ этотъ первый сводъ неоднократно пересматривали и дополняли, соглашая его съ польскимъ законодательствомъ, вслѣдствіе чего на этомъ уложеніи отразилось сильное вліяніе польскаго права, смѣшавшагося въ Статутѣ съ древнерусскими юридическими обычаями, какіе сохранились отъ временъ Русской Правды. Въ окончательномъ составѣ Литовскій Статутъ былъ изданъ (на русскомъ языкѣ) при Сигизмундѣ III въ 1588 г. По второму Статуту, утвержденному на Виленскомъ сеймѣ въ 1566 году, въ Литовскомъ княжествѣ вводились подобные польскимъ повѣтовые шляхетскіе сеймики, которые собирались въ каждомъ повѣтѣ (уѣздѣ) для выбора мѣстныхъ земскихъ судей, а также и земскихъ пословъ, т. е. представителей шляхты на общемъ или вальномъ сеймѣ, по два отъ каждаго повѣта. Литовскій сеймъ, установленный Городельскимъ договоромъ, первоначально состоялъ только изъ литовскихъ князей и бояръ. Привилегированное положеніе, въ какое этотъ договоръ ставилъ литовскую знать, большею частью окатоличившуюся, передъ русской православной, побудило присоединенныя къ Литвѣ русскія области подняться противъ нея, когда по смерти Витовта произошла новая усобица между Гедиминовичами. Въ этой борьбѣ русскіе князья и бояре завоевали себѣ права литовскихъ вельможъ и около половины ХѴ в. получили доступъ на сеймъ, который такимъ образомъ сталъ общимъ или «вальнымъ».

Усиленіе дворянства въ Литовскомъ княжествѣ сопровождалось упадкомъ старинныхъ городовъ западной Руси. Въ старой Кіевской Руси область со своимъ волостнымъ городомъ составляла цѣльную землю, которая подчинялась рѣшенію вѣча старшаго города. Теперь со введеніемъ господарскихъ урядовъ областной городъ оторвался отъ своей области: мѣсто вѣча заступилъ назначаемый великимъ княземъ воевода съ подчиненными ему старостами, каштелянами и пр. Подгородныя земли, находившіяся въ общинномъ пользованіи этихъ городовъ, розданы были великими князьями въ частное владѣніе съ обязательствомъ ратной службы. Служилые землевладѣльцы, бояре и земяне, прежде входившіе въ составъ городскихъ обществъ, теперь шляхетскими своими привилегіями обособившись отъ мѣщанъ, торгово-промышленнаго городского населенія, начали покидать города, селясь въ своихъ вотчинахъ и выслугахъ, пожалованныхъ имѣніяхъ. Великокняжескіе урядники, воеводы, каштеляны и старосты притѣсняли горожанъ. Чтобы вывести города западной Руси изъ упадка, литовско-польскіе государи давали имъ нѣмецкое городовое самоуправленіе, или магдебургское право, которое въ XIII и XIV вв. проникло въ Польшу вмѣстѣ съ нѣмецкими колонистами, наводнявшими тогда польскіе города. Еще въ XIV вѣкѣ это самоуправленіе введено было въ городахъ Галицкой земли, которая присоединена была къ Польшѣ королемъ Казимиромъ Великимъ въ 1340 году; съ половины XV в. магдебургское право распространилось и въ другихъ городахъ западной Руси. По этому праву горожане получили нѣкоторыя торговыя привилегіи и льготы по отправленію казенныхъ позинностей и освобождались отъ подсудности воеводамъ и другимъ правительственнымъ урядникамъ. По магдебургскому праву городъ управлялся двумя совѣтами или коллегіями, лавой, члены которой (лавники — присяжные) подъ предсѣдательствомъ назначаемаго королемъ войта (нѣм. фогтъ) производили судъ надъ горожанами, и радой съ выбранными изъ горожанъ радцами (ратманами) и бурмистрами во главѣ ихъ, которые завѣдывали дѣлами по хозяйству, торговлѣ, благоустройству и благочинію города.

Политическое вліяніе Польши на Литву, сближая литовско-русскій государственный строй съ польскимъ, въ XV и первой половинѣ XVI в. поддерживало кой-какъ многократно обновлявшійся новыми договорами династическій союзъ обоихъ государствъ, то имѣвшихъ отдѣльныхъ государей, то соединявшихся подъ властью одного. Не такъ удачно было церковное вліяніе Польши: въ этомъ отношеніи ея унія съ Литвой сопровождалась слѣдствіями, которыя грозили отторженіемъ Литовской Руси отъ польско-литовскаго союза. Ягайло съ помощью поляковъ обратилъ часть Литвы въ католичество. Поляки хотѣли закрѣпить династическую унію Польши съ Литвой церковнымъ единствомъ союзныхъ государствъ и съ своимъ духовенствомъ во главѣ повели католическую пропаганду среди православнаго литовско-русскаго населенія, но встрѣтили сильный отпоръ, который уже въ концѣ XV в. повелъ къ тому, что русскіе князья, подчиненные Литвѣ, Одоевскіе, Бѣлевскіе, Воротынскіе и другіе, владѣнія которыхъ примыкали къ московскимъ границамъ, начали переходить на московскую службу съ своими вотчинами. Эти переходы вызвали двѣ войны Ивана III съ Литвой, кончившіяся тѣмъ, что вел. князь московскій удержалъ за собою земли всѣхъ русскихъ князей, ему поддавшихся.

Люблинская унія. Церковная вражда сильно мѣшала сближенію Литовской Руси съ Польшей. Расколъ, происшедшій въ католичеекой церкви въ XVI в., значительно ослабилъ это препятствіе. Протестантизмъ успѣшно распространился въ Польшѣ, а потомъ и въ Литвѣ, преимущественно среди высшихъ классовъ. Изъ протестантскихъ ученій литовская знать особенно охотно усвояла кальвинизмъ, которому сочувствовалъ и послѣдній Ягеллонъ Сигизмундъ Августъ. Главнымъ поборникомъ этого ученія въ Литвѣ былъ вліятельный литовскій вельможа канцлеръ Николай Радзивиллъ Черный. Успѣхи протестантизма въ Польско-Литовскомъ государствѣ послужили однимъ изъ условій, подготовившихъ выгодное для Польши рѣшеніе вопроса о вѣчномъ соединеніи ея съ Литвой. Эти успѣхи остановили католическую пропаганду въ Литовской Руси. Покровительствуя протестантамъ, послѣдній Ягеллонъ благоволилъ и къ православнымъ и принялъ очень важную для нихъ мѣру. Одно постановленіе Городельскаго сейма 1413 г. лишало православныхъ права занимать государственныя и общественныя должности. Въ 1563 г. Сигизмундъ Августъ отмѣнилъ это постановленіе. Это измѣнило отношеніе православнаго литовско-русскаго населенія къ польскому правительству. До тѣхъ поръ оно враждебно относилось къ этому правительству; теперь, съ ослабленіемъ католической пропаганды, которую поддерживали прежніе короли, православные люди Литвы перестали бояться польскаго правительства. Эта перемѣна сдѣлала возможнымъ продолженіе политическаго союза Литвы съ Польшей. Сигизмундъ Августъ умиралъ бездѣтнымъ. Это возбуждало тревожный вопросъ о дальнѣйшихъ отношеніяхъ Литвы къ Польшѣ, такъ какъ со смертью Сигизмунда Августа прекращалась династія Ягеллоновъ и, слѣдовательно, разрывался династическій союзъ Литвы съ Польшей. Пока католическая пропаганда, покровительствуемая польскимъ правительствомъ, дѣйствовала въ Литвѣ, православное литовско-русское населеніе не хотѣло и думать о продолженіи союза; но когда Сигізмундъ Августъ началъ даже покровительствовать православнымъ, послѣдніе перестали смотрѣть съ боязнью на это дѣло. Противодѣйствія ему можно было ожидать только отъ литовской аристократіи, которая не хотѣла полнаго сліянія Литвы съ Польшей, гдѣ господствовала шляхта, т. е. рядовое дворянство. Въ январѣ 1569 года собрался сеймъ въ Люблинѣ для рѣшенія вопроса о продолженіи уніи. Литовскіе сенаторы и послы (депутаты) долго не соглашались на предложенныя поляками условія уніи. Но король привлекъ на свою сторону двухъ вліятельнѣйшихъ магнатовъ юго-западной Руси, которые стояли во главѣ православнаго дворянства. Одинъ изъ нихъ былъ Рюриковичъ, воевода кіевскій князь Константинъ Острожскій, другой Гедиминовичъ, воевода волынскій князь Александръ Чарторыйскій. Эти два магната и увлекли за собою все юго-западное русское дворянство, за которымъ принуждено было послѣдовать и литовское. На Люблинскомъ сеймѣ политическій союзъ обоихъ государствъ былъ признанъ неразрывнымъ и по пресѣченіи династіи Ягеллоновъ. Вмѣстѣ съ тѣмъ соединенное государство получило окончательное устройство. Оно превращалось въ избирательную республикански-устроенную монархію, называвшуюся Рѣчью Посполитой (переводъ лат. respublica). Во главѣ правленія становился король, избираемый общимъ сеймомъ Литвы и Польши, или Княжества и Короны, какъ назывались эти части соединенной республики. Законодательная власть принадлежала сейму, составлявшемуся изъ земскихъ пословъ, т. е. депутатовъ шляхты, и сенату, состоявшему изъ высшихъ свѣтскихъ и духовныхъ сановниковъ обѣихъ частей государства. Но обѣ союзныя части Рѣчи Посполитой сохранили отдѣльную высшую администрацію, имѣли особыхъ министровъ, также особое войско и особые законы. Для исторіи юго-западной Руси всего важнѣе было то постановленіе Люблинскаго сейма, по которому нѣкоторыя части этой Руси, входившія въ составъ Литовскаго княжества, теперь отошли къ Коронѣ, т. е. къ Польшѣ. Это были: Подляхія (западная часть Гродненской губерніи), Волынь, Подолія и Украйна (губерніи Кіевская и Полтавская съ частью Черниговской). Благодаря присоединенію этихъ областей къ Коронѣ онѣ подпали подъ непосредственное вліяніе Польши. Съ тѣхъ поръ въ этихъ областяхъ стала водворяться польская администрація на мѣсто туземной русской, дѣйствовавшей при литовскихъ князьяхъ. Польская шляхта начала пріобрѣтать земли въ юго-западной Руси и водворяла здѣсь польское крѣпостное право. Дворянство юго-западной Руси, по примѣру польскихъ землевладѣльцевъ поработѝвъ русское крестьянское населеніе своихъ земель, постепенно отчуждалось отъ своего народа и ополячивалось, сближаясь съ польской шляхтой и вмѣстѣ съ ея привилегіями усвояя ея нравы, языкъ и вѣру.

Церковная унія еще ухудшила положеніе, созданное послѣдствіями уніи политической. Вражда вѣроисповѣданій, вызванная въ Западной Руси католической пропагандой въ XV в., обострилась съ появленіемъ въ Литвѣ іезуитовъ во второй половинѣ XVI в. Подъ ихъ вліяніемъ вѣроисповѣдный индифферентизмъ послѣдняго Ягеллона смѣнился католической ревностью не по разуму короля Сигизмунда III. Поддерживаемые имъ іезуиты скоро овладѣли въ Литвѣ правительствомъ и высшимъ обществомъ, церковной каѳедрой, школой, и подавивъ напускное аристократическое увлеченіе протестантизмомъ, направили всѣ эти силы противъ православной Западной Руси. Въ здѣшней православной іерархіи они не встрѣтили должнаго отпора. Равнодушное или пренебрежительное отношеніе литовско-польскаго правительства къ западно-русской православной іерархіи помогло проникнуть въ ея среду людямъ, недостойнымъ званія пастырей, способнымъ только разстроить церковный порядокъ. Но тогда на защиту православной вѣры и русской народности поднялись міряне, сперва вельможи, какъ кн. Константинъ Острожскій, а потомъ церковныя братства. Грозная опасность вызвала наружу скрытыя народныя силы. Городское самоуправленіе по магдебургскому праву и цѣховое устройство мѣщанъ, воспитало въ западно-русскихъ городахъ духъ корпоративности и самодѣятельности. Подъ іезуитскимъ напоромъ этотъ духъ проникъ въ религіозно-нравственную жизнь западно-русскаго общества. Братства изъ скромныхъ собраній прихожанъ для братской трапезы въ складчину въ день храмового праздника преобразились въ могущественныя и властныя товарищества взаимопомощи, благотворительности, народнаго просвѣщенія и церковнаго благочинія, суда и управленія, устрояли школы, типографіи, госпитали. Львовское Успенское братство (въ г. Львовѣ, въ Галиціи) получило отъ антіохійскаго патріарха право общаго надзора за цервовнымъ порядкомъ, даже за образомъ дѣйствій своего епископа, и право отлучать отъ Церкви: овцы восхитили пастырскій жезлъ. Епископы почувствовали себя между двухъ огней: католики преслѣдовали ихъ, какъ православныхъ пастырей, православные — какъ пастырей подозрительныхъ. Чтобы выйти изъ унизительнаго положенія, нѣкоторые епископы съ Кіевскимъ митрополитомъ Михаиломъ Рагозой, предводимые самымъ дѣятельнымъ изъ нихъ, епископомъ луцкимъ Кирилломъ Терлецкимъ, ухватились за мысль іезуита Скарги объ уніи русской Церкви съ римской. Дѣлу приданъ былъ видъ интриги, построенной на двоедушіи. Митрополитъ и епископы сговорились подчинить русскую Церковь папѣ, не испросивъ на то ея согласія, безъ полномочій, канонически отъ нея полученныхъ. Епископы признавали главенство папы и принимали: католическое вѣроученіе, но сохраняли православные обряды и церковно-славянскій языкъ въ богослуженіи для того, чтобы православно-русское простонародье, равнодушное къ вѣроисповѣдной догматикѣ, не встревожилось крутымъ переломомъ въ своей церковной жизни. Соборъ, созванный въ Брестѣ (1596) для рѣшенія предпринятаго дѣла, наглядно показалъ, что эта церковвая унія на самомъ дѣлѣ раздѣлила западно-русскую Церковь на уніатовъ и православныхъ: обѣ стороны не рѣшились совѣщаться совмѣстно, засѣдали порознь и кончили переговоры тѣмъ, что прокляли другъ друга. Загорѣвшаяся борьба поддержала, даже усилила умственное и нравственное возбужденіе въ русскомъ обществѣ, оживила литературу, вызвала рядъ превосходныхъ полемическихъ и апологетическихъ произведеній, подняла школьное образованіе. Но этотъ подъемъ не обошелся безъ жертвъ: со времени Петра Могилы, преобразователя Кіевской братской школы, это образованіе измѣнило вѣковымъ греко-восточнымъ преданіямъ русской Церкви, подчинилось вліянію враждебной стороны, противъ которой готовило борцовъ. Кіевскіе ученые, при содѣйствіи Могилы довершавшіе свое образованіе въ Римѣ и другихъ западныхъ городахъ, не остались свободны отъ схоластическихъ пріемовъ, державшихся въ высшихъ католическихъ школахъ, и эти пріемы внесли потомъ въ духовныя школы восточной Россіи: русская духовная семинарія стала близко напоминать іезуитскую коллегію. Притомъ борьба вызвала жестокія гоненія на православныхъ, которымъ теперь приходилось бороться съ двумя врагами. съ чужими — католиками и со своими — уніатами, а усиленная борьба можетъ возбуждать народныя силы, но не укрѣпляетъ ихъ. Наконецъ, въ религіозную борьбу вовлечена была вооруженная сила, малороссійское козачество. Оно состояло изъ городовыхъ козаковъ, дѣлившихся на полки по городамъ, въ уѣздахъ которыхъ козаки владѣли землей подобно городовымъ дворянамъ и дѣтямъ боярскимъ въ Московскомъ государствѣ (полкъ Переяславскій, Миргородскій и др.) и изъ запорожцевъ, образовавшихъ подъ командой выборнаго кошевого атамана вольное боевое товарищество, средоточіемъ котораго служила укрѣпленная Сѣчь за днѣпровскими порогами. Польское правительство старалось усилить свою власть надъ козачествомъ, ограничить его число. Козаки сопротивлялись, но ихъ возстанія за козацкую свободу, начавшіяся въ концѣ XVI в., встрѣчали поддержку въ порабощенномъ крестьянствѣ и во всемъ гонимомъ православномъ населеніи юго-западной Руси, получали характеръ борьбы за вѣру и народность, становились дѣломъ національно-религіознымъ. Долго козаки не имѣли удачи, пока не сталъ во главѣ ихъ Богданъ Хмѣльницкій, возстаніе котораго въ 1648 году завершилось присоединеніемъ восточной Малороссіи къ Московскому государству по Андрусовскому договору 1667 г. Таковы были слѣдствія обѣихъ уній, политической и церковной.

Источникъ: В. О. Ключевскій. Краткое пособіе по Русской исторіи: Частное изданіе для слушателей автора. — Изданіе пятое. — М., 1906. — С. 113-121.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.