Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 17.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Краткое пособіе по Русской Исторіи.

Подготовка къ преобразованію въ царствованіе Алексѣя Михайловича.

Соборное Уложеніе. Царь Михаилъ съ Боярской Думой и земскимъ соборомъ дѣятельно работалъ надъ устройствомъ государства, расшатаннаго смутой. Здѣсь имъ приходилось бороться со многими затрудненіями; нужно было возстановлять, едва не вновь строить государство: до того былъ разбитъ весь его механизмъ. Все царствованіе Михаила прошло въ усиленной законодательной дѣятельности правительства, касавшейся самыхъ разнообразныхъ сторонъ государственной жизни. Благодаря тому къ началу второго царствованія накопился уже обильный запасъ новыхъ законовъ и почувствовалась потребность разобраться въ этомъ запасѣ, привести его въ порядокъ. Эта потребность и привела къ составленію Уложенія 1649 года.

Мысль составить Уложеніе, внушенная челобитьемъ «всякихъ чиновъ людей», исходила отъ государя съ тѣснымъ соборомъ, т. е. съ правительственнымъ совѣтомъ, составленнымъ изъ Освященнаго собора и Боярской Думы. Здѣсь 16 іюля 1648 г. приговорили выбрать пригодныя статьи изъ правилъ апостольскихъ и святыхъ отцовъ, изъ законовъ греческихъ царей, изъ прежнихъ московскихъ судебниковъ, также изъ указовъ прежнихъ государей и приговоровъ Боярской Думы, а по вопросамъ, на которые не отвѣчало прежнее законодательство, составить новыя опредѣленія «по общему совѣту». Составить проектъ Уложенія поручено было особой кодификаціонной комиссіи изъ 5 членовъ: изъ бояръ князей Одоевскаго и Прозоровскаго, окольничаго кн. Волконскаго и дьяковъ Леонтьева и Грибоѣдова. Комиссія выписывала статьи изъ указанныхъ въ приговорѣ источниковъ и составляла новыя. Тѣ и другія статьи «писались въ докладъ», т. е. представлялись государю съ Думой на разсмотрѣніе, и государь съ Освященнымъ соборомъ и съ думными людьми «того собранія слушалъ». Въ то время, какъ шла эта кодификаціонная работа, въ Москву «къ тому общему совѣту» были созваны (къ 1 сент. 1648 г.) выборные отъ всѣхъ чиновъ государства, по одному или по два представителя отъ каждаго чина столичнаго и уѣзднаго. Этимъ выборнымъ былъ прочитанъ составленный комиссіей проектъ Уложенія, послѣ чего государь указалъ всему Освященному собору высшаго духовенства, всѣмъ думнымъ и выборнымъ людямъ приложить къ «списку» Уложенія свои руки, т. е. скрѣпить свитокъ своими подписями. Этотъ списокъ въ началѣ 1649 г. былъ напечатанъ и разосланъ по приказамъ въ столицѣ и по городамъ въ воеводскія канцеляріи, чтобы «всякія дѣла дѣлать по тому Уложенію».

Основные источники Уложенія указаны въ приговорѣ 16 іюля: это 1) Кормчая, 2) московскіе судебники и 3) дополнительные къ нимъ указы государей и боярскіе приговоры. Земскій соборъ также послужилъ однимъ изъ источниковъ этого свода. Съѣхавшіеся въ Москву земскіе выборные обращались къ правительству съ челобитьями о своихъ нуждахъ. Эти челобитныя вносились въ кодификаціонную комиссію, разсматривались ею и докладывались государю, который вмѣстѣ съ Думою по возбужденнымъ ими вопросамъ приговаривалъ, т. е. давалъ новые законы, обыкновенно «совѣтовавъ съ патріархомъ и со всѣмъ Освященнымъ соборомъ», а иногда поговоривъ также и съ самими челобитчиками, съ нѣкоторыии или со всѣми выборными людьми, со всѣмъ соборомъ, если челобитье шло отъ «всякихъ чиновъ людей». Эти законы также вносились въ Уложеніе. Кромѣ того, нѣкоторые выборные «были для государевыхъ и земскимъ дѣлъ въ приказѣ съ боярами» кодификаціонной коммиссіи, т. е. вводились въ ея составъ въ качествѣ свѣдущихъ людей для справокъ и указаній по отдѣльнымъ вопросамъ законодательства и такимъ образомъ участвовали въ составленіи самаго проекта Уложенія. Въ сохранившемся подлинномъ свиткѣ Уложенія есть ссылки на Литовскій Статутъ. Составители Уложенія пользовались этимъ кодексомъ, слѣдовали ему въ расположеніи предметовъ, иногда даже въ порядкѣ статей, въ подборѣ казусовъ и отношеній, требующихъ законодательнаго опредѣленія, въ постановкѣ правовыхъ вопросовъ, но отвѣтовъ искали всегда въ собственномъ правѣ, брали формулы самыхъ нормъ, правовыхъ положеній, но только общихъ тому и другому праву, устраняя все ненужное или несродное праву и судебному порядку московскому, вообще перерабатывали все, что заимствовали. Такимъ образомъ, Статутъ послужилъ не столько юридическимъ источникомъ Уложенія, сколько кодификаціоннымъ пособіемъ для его составителей.

По мысли, положенной въ основаніе Уложенія, оно должно было стать полнымъ сводомъ всего наличнаго законодательнаго запаса, послѣднимъ словомъ московскаго законодательства. Оно было важнымъ шагомъ впередъ сравнительно съ прежними судебниками. Эти судебники были простыя практическія руководства для суда и управленія, опредѣляя главнымъ образомъ порядокъ судопроизводства. Уложеніе гораздо шире захватываетъ область законодательства. И въ немъ X глава, самая обширная изъ его 25-ти главъ, излагаетъ порядокъ и подробности судопроизводства; но другія главы говорятъ о положеніи разныхъ классовъ общества, о ратныхъ и посадскихъ людяхъ, о холопахъ, крестьянахъ. Уложеніе нельзя назвать сводомъ основныхъ законовъ государства; оно не есть систематическое изложеніе всѣхъ основаній государственнаго порядка; но по нему можно составить отчетливое понятіе о составныхъ частяхъ этого порядка.

Управленіе. Стремленіе къ централизаціи управленія, обнаружившееся при царѣ Михаилѣ въ учрежденіи воеводствъ, продолжалось и при его преемникахъ одинаково настойчиво какъ въ центральномъ, такъ и въ областномъ управленіи. Осложненіе государственныхъ потребностей и отправленій въ ХVІ и XVII в. постепенно увеличивало количество центральныхъ правительственныхъ вѣдомствъ, вызывая одинъ за другимъ новые приказы, какъ вообще назывались эти вѣдомства: къ половинѣ XVII в. такихъ приказовъ накопилось болѣе 40. Теперь московское правительство начало сосредоточивать такое слишкомъ раздробленное управленіе, или ставя одного начальника во главѣ нѣсколькихъ сродныхъ по вѣдомствамъ приказовъ, или подчиняя одному приказу нѣсколько другихъ: такъ при царяхъ Алексѣѣ и Ѳеодорѣ Посольскому приказу, вѣдавшему иностранныя дѣла, подчинены были 9 другихъ приказовъ, въ томъ числѣ Малороссійскій и Полоняничный, вѣдавшій дѣла о выкупѣ плѣнныхъ.

Съ повсемѣстнымъ введеніемъ городовыхъ или уѣздныхъ воеводъ въ царствованіе Михаила уѣздъ въ Московскомъ государствѣ получилъ характеръ цѣльной административной единицы, управленіе которой сосредоточивалось въ рукахъ одной коронной военно-гражданской власти. Земскія учрежденія не были отмѣнены, но былъ стѣсненъ кругъ ихъ дѣлъ и изъ самостоятельныхъ органовъ мѣстнаго управленія они превратились въ послушныя орудія воеводъ. Преемники царя Михаила сдѣлали еще шагъ впередъ въ сосредоточеніи мѣстнаго управленія. Въ царствованіе Алексѣя, во время войнъ съ Польшей и Швеціей, съ цѣлью лучшаго устройства внѣшней обороны пограничные уѣзды по западной, южной и юго-восточной окраинѣ государства стали соединять въ крупные военные округа, называвшіеся разрядами, въ которыхъ уѣздные воеводы были поставлены въ зависимость отъ главныхъ окружныхъ воеводъ, какъ высшихъ мѣстныхъ военно-гражданскихъ управителей и предводителей мѣстныхъ военно-служилыхъ людей, составлявшихъ окружные корпуса. Такъ образовались разряды Новгородскій, Сѣвскій или Сѣверскій, Бѣлгородскій (Бѣлгородъ — нынѣ уѣздный городъ Курской губ.), Тамбовскій, Казанскій. При царѣ Ѳеодорѣ Алексѣевичѣ предположено было и внутренніе уѣзды съ военно-служилымъ населеніемъ соединить въ такіе же военные округа, образовавъ разряды Московскій, Владимірскій, Смоленскій. Эти военные округа и послужили основаніемъ губернскаго дѣленія, введеннаго Петромъ Великимъ.

Войско. Сосредоточенная и усиленная дѣятельность управленія требовалась нуждами государства, которыя увеличивались тяжелыми войнами съ Польшей и Швеціей. На первомъ мѣстѣ среди этихъ нуждъ стояла военная реформа. Въ войнахъ съ Польшей и Швеціей не разъ оказывалась полная несостоятельность нестройныхъ и плохо вооруженныхъ московскихъ войскъ. Увидѣвъ необходимость воспользоваться военнымъ искусствомъ западной Европы, московское правительство нанимало отряды иноземныхъ ратниковъ. Но эти наемные отряды стоили дорого и были ненадежны, и потому признано было болѣе выгоднымъ завести свои войска, обученныя и вооруженныя по образцу западно-европейскихъ регулярныхъ армій. Изъ мелко-помѣстныхъ и безпомѣстныхъ дворянъ, также изъ даточныхъ (рекрутовъ) и охочихъ людей другихъ классовъ набирали полки пѣхотные солдатскіе и конные рейтарскіе и драгунскіе подъ командой наемныхъ иноземныхъ офицеровъ, которые обучали ихъ западно-европейскимъ боевымъ пріемамъ. Этотъ переходъ русскаго войска къ регулярному строю предпринятъ былъ въ царствованіе Михаила передъ второй войной съ Польшей. Въ составѣ корпуса, двинутаго подъ Смоленскъ въ 1632 году, было уже 6 полковъ иноземнаго строя, въ которыхъ числилось болѣе 10 тысячъ русскихъ ратниковъ, обученныхъ солдатскому регулярному строю и огненному бою, т. е. ружейной стрѣльбѣ. Преемники Михаила продолжали это дѣло, и въ царствованіе Ѳеодора въ составѣ русскаго войска было уже нѣсколько десятковъ полковъ иноземнаго строя.

Сословія и крѣпостное право. Расходы на наемъ иноземныхъ солдатъ и офицеровъ, на содержаніе своихъ полковъ иноземнаго строя и на другія военныя нововведенія увеличили государственныя тягости, падавшія на народъ. Военно-служилые и тяглые классы или чины, между которыми распредѣлены были главныя государственныя повинности, военная служба и податное тягло, не были устойчивыми, обязательными состояніями: служилые и тяглые люди могли переходить въ классы, свободные отъ повинностей, въ холопы или въ вольные гулящіе люди, какъ назывались въ Московскомъ государствѣ лица, не имѣвшія опредѣленныхъ занятій и постояннаго мѣстожительства и занимавшіяся преимущественно мелкими перехожими промыслами или поденной работой. Возможность мѣнять состоянія, именно покидать тѣ изъ нихъ, на которыя падали наиболѣе важныя государственныя повинности, причиняла большія затрудненія правительству, все болѣе нуждавшемуся какъ въ служилыхъ, такъ и въ тяглыхъ людяхъ. Чтобы пресѣчь эту возможность, законодательство въ XVII вѣкѣ прикрѣпило служилыхъ и тяглыхъ людей къ ихъ состояніямъ, связавъ съ каждымъ изъ этихъ состояній извѣстныя права и обязанности. Такимъ образомъ прежніе неустойчивые чины превратились въ замкнутыя состоянія или сословія, рѣзко обособленныя одно отъ другого. Вслѣдствіе этого само собою пало право служилыхъ и тяглыхъ людей вступать въ частную личную зависимость и этимъ путемъ уклоняться отъ военной и податной повинности. Такъ закономъ 1642 года запрещено было принимать въ холопы дворянъ и дѣтей боярскихъ, а Уложеніе 1649 года запретило людямъ неслужилыхъ классовъ, напримѣръ, боярскимъ холопамъ, покупать и брать въ закладъ земли. Такъ какъ и помѣстья давались только служилымъ людямъ, то помѣстное и личное вотчинное землевладѣніе сдѣлалось сословной привилегіей служилыхъ людей, какъ ратная служба стала ихъ сословной повинностью. Точно также городскіе обыватели, занимавшіеся торгами и промыслами, но не принадлежавшіе къ городскимъ (посадскимъ) тяглымъ обществамъ, по Уложенію должны были нести посадское тягло; торгово-промышленныя слободы частныхъ владѣльцевъ, построенныя на посадскихъ земляхъ, приписывались къ тяглымъ городскимъ обществамъ; крестьяне и лица другихъ состояній, имѣвшія въ городѣ дворы, лавки, амбары и другія промышленныя заведенія, должны были продать ихъ тяглымъ посадскимъ обывателямъ. Такимъ образомъ право торговать и промышлять въ городѣ стало сословной привилегіей тяглаго городского населенія. Уложеніе запретило тяглымъ посадскимъ людямъ переходить въ нетяглыя состоянія, а указъ 1658 года грозилъ смертной казнью даже за самовольный переходъ изъ одного посада въ другой.

Крестьяне также были прикрѣплены къ своему состоянію, а посредствомъ этого прикрѣпленія въ ХѴІІ вѣкѣ установлена была крѣпостная зависимость крестьянъ, жившихъ на земляхъ частныхъ владѣльцевъ. Изстари русскіе крестьяне пользовались свободой земледѣльческаго труда, выражавшейся въ томъ, что они снимали участки казенной и частной земли по договору съ сельскими обществами или землевладѣльцами и могли покидать эти участки, исполнивъ принятыя на себя обязательства по арендѣ и по ссудѣ, которую многіе изъ нихъ получали отъ землевладѣльцевъ при недостаткѣ собственнаго инвентаря. По разнымъ причинамъ въ XVI вѣкѣ задолженность крестьянъ своимъ владѣльцамъ усилилась и ссуда стала почти общимъ условіемъ крестьянскихъ договоровъ. Крестьяне, сохраняя право перехода, въ большинствѣ потеряли фактическую возможность перехода по своей волѣ безъ чужой помощи; тогда усилились крестьянскіе побѣги безъ расплаты съ владѣльцами. Чтобы ослабить безконечные иски владѣльцевъ о бѣглыхъ, правительство устанавливало для нихъ сроки давности, по истеченіи которыхъ истцы теряли права на бѣглыхъ крестьянъ. Такъ по указу 24 ноября 1597 года землевладѣлецъ терялъ право искать судебнымъ порядкомъ крестьянина, бѣжавшаго отъ него до 1 сентября 1592 года, если до того же срока не былъ вчиненъ землевладѣльцемъ искъ о бѣглецѣ. Пятилѣтняя давность для исковъ о бѣглыхъ крестьянахъ была подтверждена указомъ перваго самозванца въ 1606 году; позднѣе, въ 1642 году установлена была десятилѣтняя давность. Для обезпеченія себя отъ потерь, какими грозилъ законъ о давности, землевладѣльцы въ царствованіе Михаила стали вносить въ свои договоры съ крестьянами условіе, которымъ крестьяне обязывались безвыходно жить на ихъ земляхъ, т. е. отдались имъ въ вѣчную крѣпостную зависимость, отказываясь отъ права прекратить ее возвратомъ полученной ссуды. Этимъ условіемъ устанавливалась личная крѣпостная зависимость крестьянина, не простиравшаяся на его потомство. Это условіе противорѣчило правилу, какое проводилось въ Уложеніи — не дозволять свободному лицу, обязанному государственными повинностями, отказываться отъ своей свободы. Примиряя это правило съ интересами дворянства, военно-служебная годность котораго зависѣла отъ количества рабочихъ крестьянскихъ рукъ на его земляхъ, правительство по закону 1646 года, повторенному въ Уложеніи, отмѣнивъ давность для иска о бѣглыхъ, укрѣпило крестьянъ съ ихъ потомствомъ за ихъ владѣльцами и возложило на послѣднихъ отвѣтственность за податную исправность первыхъ. Такъ частная личная неволя крестьянъ по договору превратилась въ потомственную крѣпостную ихъ зависимость по закону, и эта зависимость пала на крестьянъ, какъ новая повинность, которая должна была обезпечить правительству исправное исполненіе другихъ повинностей, падавшихъ какъ на крестьянъ, такъ и на ихъ владѣльцевъ дворянъ. Такимъ образомъ крестьяне, жившіе на земляхъ частныхъ владѣльцевъ, прикрѣплены были къ этимъ владѣльцамъ; крестьяне дворцовые и черные, т. е. государственные, въ то же время прикрѣплены были къ своимъ земельнымъ участкамъ, т. е. къ землѣ.

Финансы. Преобразуя управленіе, войско, составъ общества, московское правительство старалось усилить свои финансовыя средства, чтобы удовлетворить возраставшимъ нуждамъ государства. Эти средства составлялись изъ доходовъ окладныхъ и неокладныхъ. Окладными доходами назывались податные сборы, которымъ напередъ въ смѣтѣ назначался опредѣленный обязательный для плательщиковъ размѣръ, окладъ. Окладные доходы составлялись изъ прямыхъ и косвенныхъ налоговъ. Подати или прямые налоги въ Московскомъ государствѣ падали либо на цѣлыя общества, либо на отдѣльныя лица. Совокупность податей, платимыхъ цѣлыми обществами, по общей раскладкѣ, составляла тягло, и люди, подлежавшіе такимъ платежамъ, назывались тяглыми. Главными предметами тягловаго обложенія были земли и дворы, которые также назывались тяглыми. Основаніемъ податного обложенія служило сошное письмо, т. е. росписаніе тяглыхъ земель и дворовъ на сохи. Соха — податная единица, заключавшая въ себѣ извѣстное количество тяглыхъ посадскихъ (городскихъ) дворовъ или извѣстное пространство тяглой крестьянской пашни: именно доброй земли помѣстной и вотчинной считалось въ сохѣ 800 четвертей въ одномъ полѣ, т. е. 1200 десятинъ въ трехъ поляхъ (четверть — половина десятины), монастырской 600 четвертей, черной казенной 500. Количество четвертей средней и худой земли въ каждой изъ этихъ сохъ пропорціонально увеличивалось.

1) Къ окладнымъ доходамъ принадлежали деньги данныя и оброчныя. Данью или данными деньгами назывались въ XVII вѣкѣ разные прямые налоги, которые падали на тяглое населеніе торгово-промышленное посадское и земледѣльческое сельское и взимались по числу сохъ, значившихся по писцовымъ книгамъ за извѣстнымъ городскимъ или сельскимъ обществомъ. Оброкъ имѣлъ двоякое значеніе. Иногда такъ называлась плата правительству за предоставленіе частному лицу права пользоваться казенной землей, угодьемъ, или заниматься какимъ-либо промысломъ. Въ этомъ смыслѣ оброкомъ назывался казенный доходъ съ принадлежавшихъ казнѣ рыбныхъ ловель, сѣнныхъ покосовъ, звѣриныхъ гоновъ, также съ городскихъ торговыхъ лавокъ, харчевень, бань и другихъ промышленныхъ заведеній. Въ другихъ случаяхъ оброкъ означалъ общую подать, которою окладывались всѣ жители извѣстнаго округа взамѣнъ разныхъ другихъ податей и повинностей. Такъ оброкомъ назывался налогъ, замѣнившій кормы и пошлины намѣстниковъ и волостелей при отмѣнѣ этихъ должностей въ царствованіе Грознаго. Только оброки этого послѣдняго рода входили въ составъ тягла и взимались по сошному письму. Дань и оброкъ въ смыслѣ общей подати уплачивались всегда въ постоянномъ количествѣ по неизмѣнному окладу, тогда какъ размѣры другихъ государственныхъ податей были измѣнчивы, опредѣлялись особыми царскими предписаніями.

2) Къ окладнымъ доходамъ причислялись еще спеціальные налоги, назначавшіеся на особыя потребности государства: таковы были деньги ямскія, полоняничныя и стрѣлецкія. Ямскія деньги собирались на содержаніе ямской гоньбы для провоза пословъ, гонцовъ, должностныхъ и ратныхъ людей, для чего по большимъ дорогамъ ставились ямы (ямъ — почтовая станція). Эта подать собиралась съ посадскихъ людей и съ крестьянъ также по сошному письму и поступала въ особое центральное учрежденіе, въ Ямской приказъ, который завѣдывалъ ямщиками, получавшими жалованье и прогоны за ѣзду, для чего они обязаны были содержать лошадей на ямахъ. Полоняничныя деньги — подворная, а не посошная подать, назначенная на выкупъ плѣнныхъ у Татаръ и Турокъ. Еще въ царствованіе Михаила она собиралась временно по особому распоряженію правительства. Потомъ она стала постоянной и по Уложенію 1649 года собиралась ежегодно «со всякихъ людей», какъ тяглыхъ, такъ и нетяглыхъ, но не въ одинаковомъ размѣрѣ съ людей разныхъ состояній: посадскіе обыватели и церковные крестьяне платили со двора по 8 денегъ (на наши деньги около 70 коп.), крестьяне дворцовые, черные и помѣщичьи вдвое меньше, а стрѣльцы, казаки и прочіе служилые люди низшихъ чиновъ только по 2 деньги. По словамъ Котошихина, полоняничныхъ денегъ въ его время собиралось ежегодно тысячъ по 150 (около 2,5 милліоновъ рублей на наши деньги). Эту подать собиралъ завѣдывавшій выкупомъ полоняниковъ Посольскій приказъ. Стрѣлецкая подать назначена была на содержаніе стрѣльцовъ, постоянной пѣхоты, заведенной въ XVI вѣкѣ при великомъ князѣ Василіи. Сначала это былъ незначительный налогъ хлѣбомъ; въ XVII вѣкѣ стрѣлецкая подать собиралась и хлѣбомъ, и деньгами и по мѣрѣ увеличенія численности стрѣлецкаго войска сильно возрастала, такъ что сдѣлалась наконецъ важнѣйшимъ прямымъ налогомъ. По свидѣтельству Котошихина, въ царствованіе Алексѣя стрѣльцовъ было въ Москвѣ даже въ мирное время больше 20 приказовъ (полковъ), по 800-1000 чел. въ каждомъ (20,000 въ 1681 г.), да городовыхъ, т. е. провинціальныхъ, приблизительно столько же.

Всѣ перечисленныя подати кромѣ полоняничной взимались по сошному письму: правительство клало на каждую соху извѣстную сумму податей, окладъ, предоставляя плательщикамъ, тяглымъ людямъ сохи, раскладывать его между собой по платежнымъ средствамъ каждаго, «верстаться межъ себя самимъ по своимъ животамъ, по промысламъ, по пашнямъ и по всякимъ угодьямъ». Въ царствованіе Ѳеодора (въ 1679 г.) эта податная система была значительно упрощена: на тяглое посадское населеніе всѣхъ городовъ и на черныхъ крестьянъ сѣверныхъ и сѣверовосточныхъ уѣздовъ взамѣнъ всѣхъ прежнихъ прямыхъ надоговъ положена была одна стрѣлецкая подать, а владѣльческіе крестьяне остальныхъ уѣздовъ, гдѣ они были, обложены были ямскими и полоняничными деньгами, соединенными въ одну подать, которая была во много разъ легче стрѣлецкой. Тогда же сошное письмо замѣнено было новымъ основаніемъ податного обложенія, дворовымъ числомъ: правительство назначало для каждаго податного округа средній подворный окладъ подати и по числу тяглыхъ дворовъ высчитывало общую сумму податныхъ платежей для каждаго округа. Но дворы платили не поровну: окладная сумма распредѣлялась самими плательщиками между отдѣльными дворами тяглаго общества такъ же, какъ прежде между дворами сохи, по платежнымъ средствамъ, по «тяглу и промысламъ» каждаго двора. Для этого въ 1678-1679 гг. была произведена общая подворная перепись и составлены переписныя книги, которыя тѣмъ отличались отъ прежнихъ писцовыхъ, что въ послѣднихъ описывались преимущественно земли, угодья, промыслы — хозяйственныя средства, по которымъ населеніе облагалось податью, а въ переписныхъ — рабочія силы, которыя платили подать, тяглые дворы и ихъ обыватели. Эти переписныя книги и служили основаніемъ подворнаго податного обложенія. Всего числилось по переписи 1678 года болѣе 800,000 тяглыхъ дворовъ. Дворъ, какъ податная единица, составлявшая часть прежней сохи, служилъ переходомъ отъ посошнаго обложенія къ подушному.

3) Къ окладнымъ доходамъ причислялись и косвенные налоги, изъ коихъ главные были таможенные и кабацкіе сборы. Первые были очень разнообразны и взимались какъ при провозѣ, такъ и продажѣ товаровъ; кабацкіе сборы получались отъ продажи питей, составлявшей казенную монополію. И для этихъ доходовъ правительство обыкновенно назначало извѣстные оклады и отдавало ихъ либо на откупъ, либо на вѣру, поручая таможенные сборы и продажу вина вѣрнымъ (присяжнымъ) головамъ и цѣловальникамъ, которыхъ обязаны были выбирать для того мѣстные жители, и если избранные сбирали менѣе положеннаго, недоборы взыскивались съ ихъ избирателей. Въ половинѣ XVII в. и косвенные налоги были объединены, какъ были объединены позднѣе прямые: въ 1653 г. вмѣсто многочисленныхъ таможенныхъ сборовъ введена такъ названная рублевая пошлина (по 10 денегъ съ рубля — 5% продажной цѣны товаровъ съ продавца и по 5 денегъ съ рубля съ денегъ, привезенныхъ на покупку товаровъ).

Второй разрядъ государственныхъ доходовъ, неокладные сборы состояли главнымъ образомъ изъ платежей за удовлетвореніе разныхъ нуждъ, съ которыми частныя лица обращались къ правительственнымъ учрежденіямъ: таковы были пошлины съ разныхъ частныхъ сдѣлокъ, съ просьбъ, какія подавались частными лицами въ административныя и судебныя мѣста, съ грамотъ, какія оттуда имъ выдавались, судебныхъ рѣшеній и т. п.

Но обыкновенными постоянными доходами правительство не могло покрывать все увеличивавшихся расходовъ казны и должно было прибѣгать въ чрезвычайнымъ или, какъ они тогда назывались, запроснымъ сборамъ. Особенно часты были такіе поборы въ царствованіе Алексѣя и Ѳеодора, когда продолжительныя и разорительныя войны съ Польшей, Швеціей, Крымомъ и Турціей требовали тяжелыхъ жертвъ людьми и деньгами. Изъ чрезвычайныхъ поборовъ особенно тяжелы были налоги, называвшіеся пятой или десятой деньгой: это были сборы съ посадскихъ и торговыхъ людей пятой или десятой доли отъ «избытковъ и промысловъ», 20% или 10% либо заявленнаго по совѣсти оборотнаго капитала, либо валового дохода отъ оборота; пашенные крестьяне платили по 25 или 50 коп. (около 4 или 8 рублей) съ двора.

По росписи 1680 года можно видѣть сравнительную доходность разныхъ налоговъ. Всѣхъ денежныхъ доходовъ по окладу или смѣтѣ этого года значится въ росписи около 1,5 млн. руб. (приблизительно 25 млн. на наши деньги). Главную статью дохода (почти 43%) составляли важнѣйшіе косвенные налоги, таможенные и кабацкіе сборы. Изъ прямыхъ налоговъ, которые давали около 44% всего дохода, наибольшую статью составляли чрезвычайные сборы (16%) Но ежегодные овлады поступали далеко не сполна: недоимка по 1676 годъ превышала 1 млн. рублей и въ 1681 году ее пришлось сложить. Почти половина доходовъ шла на военныя нужды.

Источникъ: В. О. Ключевскій. Краткое пособіе по Русской исторіи: Частное изданіе для слушателей автора. — Изданіе пятое. — М., 1906. — С. 121-131.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.