Церковный календарь
Новости


2018-12-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. 60-лѣтіе священнослуженія митр. Анастасія (1976)
2018-12-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свѣтильникъ Русской Церкви блаж. митр. Антоній (1976)
2018-12-17 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Св. Обитель и духовная школа на служеніи Церкви (1976)
2018-12-17 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Чѣмъ каждый изъ насъ долженъ служить Церкви? (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 18 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Краткое пособіе по Русской Исторіи.

Обзоръ главнѣйшихъ явленій русской исторіи со смерти Петра Великаго.

Со смерти Петра Великаго во внѣшнемъ и внутреннемъ положеніи Россіи обнаруживается рядъ перемѣнъ, которыя были прямыми или косвенными слѣдствіями дѣятельности Преобразователя и значительно измѣнили границы и международное положеніе имперіи, устройство ея управленія и составъ русскаго общества.

Внѣшняя политика. Сосредоточивъ все свое вниманіе на балтійскихъ берегахъ и воюя съ Швеціей въ союзѣ съ Польшей, Петръ Великій, особенно послѣ турецкаго похода 1711 г., покинулъ мысль о Черномъ морѣ, о восточномъ вопросѣ, какъ и о возсоединеніи западной Россіи. Но въ слѣдующія царствованія эти старые, давно наболѣвшіе вопросы русской политики сами собою стали на очередь. Преобразованная Россія заняла видное мѣсто среди европейскихъ державъ, а ея южнымъ границамъ попрежнему угрожали крымскіе варвары и ихъ набѣги уже въ царствованіе Анны вызвали побѣдоносную, но тяжелую, страшно дорого стоившую войну съ Турціей, кончившуюся безплоднымъ Бѣлградскимъ миромъ (1739 г.). Со времени Андрусовскаго перемирія (1667 г.) Россія жила въ мирѣ и даже союзѣ съ Польшей, имѣя общихъ враговъ — Турцію и Швецію. Но эта непривычная дружба двухъ такъ долго враждовавшихъ сосѣдей только ухудшила положеніе православныхъ въ Польшѣ: ихъ насильно обращали въ унію, православныя епархіи передавали уніатамъ, православное духовенство подвергали жестокимъ истязаніямъ, оскорбляли православные церковные обряды и святыни, запрещали строить и поправлять православные храмы, православныхъ русскихъ не допускали ни на сеймъ, ни къ общественнымъ должностямъ, облагали ихъ поборами въ пользу католическаго духовенства. Петръ Великій и его преемники напрасно жаловались польскому правительству на все это; ихъ жалобы оставлялись безъ послѣдствій. Такой образъ дѣйствій Поляковъ, прикрываемый и какъ бы поощряемый союзомъ съ Россіей, ослаблялъ, грозилъ даже порвать тѣ національныя и церковныя связи западной Руси съ Россіей, въ которыхъ для послѣдней заключалось самое надежное средство завершить свое національно-политическое объединеніе возвратомъ западно-русскихъ областей. Екатерина II смѣло приступила къ рѣшенію обоихъ этихъ вопросовъ, восточнаго и западно-русскаго. Правда, оба дѣла пошли при ней не вполнѣ тѣмъ прямымъ путемъ, какой указывали исторически выяснившіеся интересы Россіи, и пошли не такъ легко, какъ надѣялась повести ихъ Екатерина. Двѣ побѣдоносныя, но тяжелыя войны съ Турціей, предпринятыя съ мечтательными планами освобожденія христіанъ Балканскаго полуострова и возстановленія Греческой имперіи на развалинахъ Турецкой, дали Россіи Крымскій полуостровъ съ Очаковомъ. Вопросъ о возсоединеніи западной Руси съ Россіей разрѣшился уничтоженіемъ Рѣчи Посполитой, при чемъ коренная Польша, страна славянская, даже съ чисто русской областью Галиціей отдана была двумъ нѣмецкимъ державамъ. Такой ходъ дѣлъ вынужденъ былъ необходимостью разрѣшать оба вопроса, турецкій и польскій, одновременно и совмѣстно, а не раздѣльно и поочередно, и допустить участіе въ ихъ разрѣшеніи двухъ стороннихъ державъ, при чемъ еще колебались между союзомъ съ Австріей и съ Пруссіей, державами, соперничавшими другъ съ другомъ, но одинаково непріязненными Россіи и славянству. При всемъ томъ и достигнутые успѣхи были весьма велики: отъ Польши пріобрѣтено было болѣе 6 мил. большею частью коренного русскаго населенія; южно-русскія степи открыты были русскому труду и европейско-христіанской культурѣ; территоріальное расширеніе Россіи земельными пріобрѣтеніями Екатерины II настолько подвинуто было къ своей цѣли, что оставалось только присоединить Финляндію (по миру въ Фридрихсгамѣ 1809 г.) и Бессарабію (по договору въ Бухарестѣ 1812 г.) для того, чтобы Европейская Россія стала въ свои естественныя географическія границы; Русская имперія собрала почти всѣ части Русской земли (за исключеніемъ Галиціи) и закрѣпила за собою мѣсто въ семьѣ великихъ европейскихъ державъ. Намѣчены были пути и средства дальнѣйшаго рѣшенія восточнаго вопроса: по договору 1774 г. въ Кучукъ-Кайнарджи русскимъ торговымъ судамъ открывалось свободное плаваніе изъ Чернаго моря въ Средиземное, а русскимъ резидентамъ въ Константинополѣ дано право ходатайствовать передъ Портой по дѣламъ Молдавіи; по присоединеніи Крыма возникъ черноморскій военный флотъ въ Севастополѣ, служившій ближайшей опорой русскаго протектората надъ восточными христіанами.

Съ завершеніемъ территоріальнаго и національнаго объединенія Европейской Россіи внѣшняя политика ея приступаетъ къ рѣшенію другихъ задачъ, раньше поставленныхъ или вновь ставшихъ на очередь. Эти задачи прямо или косвенно связаны со старымъ восточнымъ вопросомъ, который сначала XIX в. и становится основнымъ регуляторомъ внѣшней политики Россіи. Вмѣстѣ съ тѣмъ и содержаніе его расширяется: изъ мѣстнаго вопроса объ освобожденіи балканскихъ христіанъ отъ турецкаго ига онъ превращается въ общій вопросъ о прочной установкѣ отношеній Россіи къ азіатскимъ населеніямъ, согласныхъ съ требованіями европейско-христіанской цивилизаціи, и распространяется съ Балканскаго полуострова на Закавказье, среднюю и восточную Азію, вызывая столкновеніе Россіи съ Турціей, Персіей, съ владѣльцами Туркестана и съ Китаемъ. Но ходъ этого вопроса затруднился интересами, съ разныхъ сторонъ въ него вплетавшимися, заботами западныхъ державъ о поддержаніи политическаго равновѣсія въ Европѣ, разсчетами ихъ восточной торговли, опасеніями Австріи за спокойствіе своихъ Славянъ, опасеніями Англіи за свое вліяніе въ Азіи и т. п. Затрудненіе усиливалось еще колебаніями русской политики въ выборѣ способа рѣшенія труднаго вопроса: она то добивалась лишь нѣкотораго улучшенія въ положеженіи христіанъ подъ турецкимъ игомъ, то склонялась къ международному раздѣлу Турціи между Россіей, Австріей, Франціей, Англіей, даже Испаніей, то — подъ вліяніемъ консервативно-легитимистскихъ началъ Священнаго союза и въ ущербъ значенію Россіи на Востокѣ — предоставляла возставшихъ Грековъ ихъ собственнымъ силамъ. (на конгрессѣ въ Веронѣ 1822 г.), то, наконецъ, требовала независимаго внутренняго управленія для христіанскихъ народностей Балканскаго полуострова. Императоръ Николай I, свободный отъ обязательствъ Священнаго союза, предпочелъ этотъ послѣдній планъ дѣйствій и тѣмъ далъ восточному вопросу постановку, болѣе согласную съ интересами Россіи и съ преданіями русской политики. Такъ какъ быстрое распаденіе Турціи на ея составныя части грозило общей анархіей на Востокѣ, то въ основаніе восточной политики Россіи положено было правило содѣйствовать освобожденію христіанскихъ народностей Турціи по мѣрѣ ихъ національно-политическаго пробужденія, предоставляя имъ независимое внутреннее управленіе, но оставляя ихъ до поры до времени подъ верховною властью султана, чтобы не доводить Турцію до одновременнаго полнаго разложенія, и только обезпечивая такое переходное положеніе освобождаемыхъ русскимъ правительствомъ.

Такимъ образомъ давно и исторически-естественно возникшее стремленіе Россіи поддерживать угнетаемыя иновѣрцами единовѣрныя и частью единоплеменныя населенія Востока рядомъ войнъ Россіи съ Турками превратилось въ признанное договорами международное право ея покровительствовать всѣмъ восточнымъ христіанамъ. Завоевывая и укрѣпляя за собой это право, Россія отторгала отъ Турецкой имперіи одну за другой ея составныя части въ порядкѣ ихъ географической близости или ихъ политичеекаго пробужденія и однѣ изъ нихъ включала въ составъ своей территоріи, а другія призывала къ самостоятельному политическому бытію подъ властью собственныхъ государей и подъ покровительствомъ Россіи, но съ платой ежегодной дани султану въ знакъ его верховной власти (признаніе независимости Татаръ отъ Турціи по договору 1774 г., присоединеніе Бессарабіи въ 1812 г., освобожденіе Молдавіи, Валахіи и Сербіи по договору Бухарестскому 1812 г., Аккерманскому 1826 г. и Адріанопольскому 1829 г.). На такихъ же условіяхъ первоначально предполагалось освободить и Грековъ, возставшихъ въ 1821 г. (Лондонскій договоръ Россіи, Англіи и Франціи 24 іюня 1827 г.). Но послѣ Адріанопольскаго мира державы-покровительницы предпочли образовать изъ нихъ вполнѣ независимое отъ Турціи королевство (Лондонскій протоколъ 3 февраля 1830 г.). Въ то же время и та же необходимость защиты христіанъ отъ Турокъ и Персовъ увлекала Россію въ Закавказье, прежде чѣмъ покорено было иновѣрное населеніе горнаго Кавказа. Россія принимала тамъ подъ свое покровительство, а потомъ и подъ свою власть христіанскія владѣнія и покоряла магометанскія. Въ 1783 г. грузинскій царь Ираклій, не имѣя силъ бороться съ Персіей, отдался подъ покровительство Россіи, а его преемникъ Георгій XII завѣщалъ Грузію русскому императору и въ 1801 г. она была присоединена къ Россіи. Слѣдуя примѣру Грузіи, признали надъ собой владычество Россіи Имеретія (г. Кутаисъ), Мингрелія и Гурія (по р. Ріону — въ 1804 г. и 1810 г.) Для огражденія этихъ закавказскихъ пріобрѣтеній Россіи пришлось рядомъ войнъ отторгать отъ Персіи и Турціи смежныя магометанскія области (присоединеніе приморской части Дагестана съ Дербентомъ въ 1795 г., персидскихъ ханствъ Ширванскаго, Карабахскаго, Эриванскаго, Нахичеванскаго и др. по трактатамъ Гюлистанскому 1813 г. и Туркманчайскому 1828 г., восточнаго берега Чернаго моря и части турецкой Грузіи съ г. Ахалцыхомъ по Адріанопольскому договору 1829 г.).

Ослабленная русскими побѣдами Турція перестала считаться тяжелой помѣхой политическому возрожденію восточныхъ христіанъ, а по слабости своей казалась удобной сосѣдкой. Потому, когда побѣдоносное возстаніе паши египетсваго Мегмета-Али, турецкаго вассала, въ 1831 г. стало грозить основаніемъ новаго и сильнаго магометанскаго государства на развалинахъ Турецкой имперіи, Россія по просьбѣ султана послала ему помощь войскомъ и флотомъ и спасла Турцію отъ разгрома. Въ отплату за свое спасеніе султанъ по договору въ Ункіаръ-Скелесси (8 мая 1833 г.) предоставилъ русскимъ военнымъ судамъ свободный проходъ черезъ Босфоръ и Дарданеллы; для военныхъ флотовъ другихъ державъ эти проливы оставались закрыты. Россія пріобрѣла преобладающее вліяніе въ Константинополѣ и укрѣпила за собою право покровительства восточныхъ христіанъ. Такое преобладаніе казалось западнымъ державамъ грозною опасностью для политическаго равновѣсія Европы и онѣ старались ослабить его своимъ вмѣшательствомъ въ восточныя дѣла. Императоръ Николай поддержалъ султана и во второе еще болѣе опасное возстаніе египетскаго намѣстника (въ 1839 г.), но принужденъ былъ раздѣлить это дѣло съ Англіей, Австріей и Пруссіей. Лондонскій договоръ четырехъ державъ (1840 г.) заставилъ мятежнаго пашу покориться султану. Въ оба раза русская поддержка Турціи имѣла цѣлью помѣшать политическому возрожденію магометанства, замѣнѣ падавшаго османскаго господства на востокѣ арабско-египетскимъ, которое могло сообщить магометанству новую политическую силу и затруднить освобожденіе восточныхъ христіанъ отъ магометанскаго ига. Такъ установилась политика Россіи въ восточномъ вопросѣ: не допуская ни раздѣла Турціи между европейскими державами, ни политическаго усиленія магометанства посредствомъ внутренняго переворота, она, пользуясь исключительнымъ правомъ покровительства восточныхъ христіань, содѣйствовала освобожденію покровительствуемыхъ отъ турецкаго ига, но оставляла до времени освобождаемыхъ въ вассальной зависимости отъ султана. Западная дипломатія ставила другія цѣли своей восточной политикѣ, признавая необходимымъ для охраны цѣлости Турціи уничтожить это исключительное право Россіи и противодѣйствовать освобожденію покровительствуемыхъ ею христіанъ. Эта политика при новомъ столкновеніи Россіи съ Турціей изъ-за святыхъ мѣстъ въ 1853 г. и привела къ союзу западныхъ державъ съ Турціей противъ Россіи.

Исходъ этой новой коалиціонной восточной войны (1853-1856 г.) произвелъ крутой поворотъ въ постановкѣ восточнаго вопроса. Россія лишилась одной изъ главныхъ опоръ своего вліянія на Востокѣ; превосходный черноморскій флотъ ея погибъ, затопленный въ Севастопольской бухтѣ самими русскими, а по условіямъ Парижскаго мира (18 марта 1856 г.) Россія обязалась не заводить новаго и не строить никакихъ военно-морскихъ сооруженій по черноморскимъ берегамъ. Черное море было нейтрализовано, открыто для торговыхъ судовъ всѣхъ націй. Восточные христіане были поставлены подъ общее покровительство великихъ державъ Европы и сама Турція, существованіе которой было формально признано необходимымъ для поддержанія европейекаго равновѣсія, была принята въ систему европейскихъ державъ, т. е. стала подъ опеку тѣхъ же державъ-покровительницъ, какъ государство неполноправное. Такъ восточный вопросъ въ предѣлахъ Европы изъ русско-турецкаго превратился въ международный, обще-европейскій; и въ этой новой фазѣ своего развитія получилъ новую постановку и новый характеръ.

Совмѣстный протекторатъ великихъ державъ не умиротворилъ Востока, не примирилъ турецкихъ христіанъ съ магометанами, хотя Парижскій трактатъ обязалъ Порту уравнять въ правахъ первыхъ съ послѣдними. Виды западно-европейской дипломатіи на возрожденіе Турціи посредствомъ реформъ и на удержаніе христіанскихъ народностей подь ея властью сокрушились о косность и религіозный фанатизмъ Турокъ и о неудержимое стремленіе христіанъ къ свободѣ. Разложеніе Турціи пошло еще быстрѣе прежняго. Вассальныя дунайскія княжества Молдавія и Валахія противъ воли турецкаго правительства соединились въ одно государство Румынію, избравъ своимъ общимъ господаремъ молдавскаго дворянина Ал. Кузу (1859 г.), а по изгнаніи его принца Карла Гогенцоллерна (1866 г.). Греки на о. Критѣ поднялись противъ Турціи (1866 г.), желая присоединиться къ Греческому королевству, ихъ поддерживавшему. Вассальная Сербія, руководимая преданной Россіи національной партіей младосербовъ (вожди ея Вучичъ и Гарашанинъ), возстановила династію Обреновичей и добилась очищенія своихъ крѣпостей отъ турецкихъ гарнизоновъ, чѣмъ почти была упразднена власть султана надъ Сербіей (1867 г.). Возстаніе въ Босніи и Герцеговинѣ, поддержанное сербскими и черногорскими добровольцами (1875 г.) и сильно отозвавшееся въ другихъ частяхъ Балканскаго полуострова, особенно въ Болгаріи, повело къ войнѣ Сербіи и Черногоріи съ Турціей, а потомъ къ новой русско-турецкой войнѣ (1877 г.), окончившейся Санъ-Стефанскимъ договоромъ (19 февраля 1878 г.). Западныя державы, особенно Англія и Австрія, охраняя Турцію, противодѣйствовали, сколько могли, движеніямъ среди восточныхъ христіанъ, и это противодѣйствіе особенно явственно обнаружилось на Берлинскомъ конгрессѣ (іюнь 1878 г.), на которомъ по настоянію тѣхъ же двухъ державъ подвергнуты были пересмотру условія Санъ-Стефанскаго договора. По этому договору Россія получила отъ Турціи сверхъ денежнаго вознагражденія клочокъ Бессарабіи (на сѣверъ отъ Дуная), отторгнутый отъ нея по Парижскому трактату 1856 г., и часть Арменіи съ крѣпостію Карсомъ и портомъ Батумомъ на Черномъ морѣ, признавалась полная независимость Румыніи, Сербіи и Черногоріи съ расширеніемъ ихъ границъ, Болгарія въ предѣлахъ отъ Дуная до Эгейскаго моря становилась княжествомъ съ независимымъ національнымъ управленіемъ подъ главенствомъ султана и съ платежомъ ему дани, Боснія и Герцеговина также получали автономное внутреннее управленіе. Берлинскій конгрессъ ограничилъ Болгарское княжество сѣверной Болгаріей до Балканъ, оставивъ южную (Восточную Румелію) подъ непосредственной властью султана и подъ управленіемъ. назначаемаго имъ съ согласія европейскихъ державъ христіанскаго губернатора, т. е. сдѣлалъ необходимымъ новый переворотъ для возсоединенія разорванныхъ половинъ страны (1885 г.) съ новыми волненіями на полуостровѣ, а Боснію и Герцеговину отдалъ въ управленіе Австро-Венгріи, армія которой при занятіи этихъ провинцій встрѣтила упорное сопротивленіе. Англія, своей безполезной поддержкой Турціи продлившая послѣднюю войну и тѣмъ увеличившая число ея жертвъ, въ вознагражденіе за то независимо отъ Берлинскаго конгресса и даже неожиданно для него особымъ договоромъ съ Турціей отняла у нея о. Кипръ (іюнь 1878 г.).

Улаживая такимъ образомъ восточныя дѣла, европейская дипломатія урѣзывала территорію Турціи, стѣсняла предѣлы власти ея султана, предписывала ей обязательныя реформы, диктовала правила и назначала международныя наблюдательныя и воспомогательныя комиссіи для внутренняго устройства ея областей, указывала ей условія ея дальнѣйшаго существованія, сдерживала угрожавшія ей движенія восточныхъ христіанъ, — словомъ, поступала съ ней, какъ съ существомъ несовершеннолѣтнимъ, безпомощнымъ и неправоспособнымъ. Такъ со времени принятія Турціи въ концертъ европейскихъ державъ совмѣстный протекторатъ ихъ надъ восточными христіанами для защиты ихъ отъ Турціи превратился на дѣлѣ въ совмѣстную опеку надъ Турціей для защиты ея отъ восточныхъ христіанъ.

Сбитая Парижскимъ трактатомъ 1856 г. со своего стараго пути, восточная политика Россіи обратилась на новыя поприща, указанныя ея интересами или необходимостью. Вслѣдъ за окончаніемъ восточной (крымской) войны покорены были воинственныя горныя племена Кавказа, сначала восточнаго (1859 г.), потомъ западнаго (1864 г.), чѣмъ окончательно упрочена была безопасность кавказскихъ владѣній. Враждебное отношеніе средне-азіатскихъ ханствъ Коканскаго, Бухарскаго и Хивинскаго, разбойничьи набѣги туркменъ, грабежи русскихъ торговыхъ каравановъ побудили предпринять рядъ походовъ въ Туркестанъ, сопровождавшихся завоеваніемъ Ташкента (ген. Черняевымъ въ 1865 г.) и потомъ присоединеніемъ всего Коканскаго ханства (1876 г.), взятіемъ Самарканда у Бухарскаго эмира (1868 г.), покореніемъ Хивы (ген. Кауфманомъ въ 1873 г.) и туркменскаго племени текинцевъ (ген. Скобелевымъ въ 1881 г.). Съ добровольнымъ вступленіемъ Мерва въ русское подданство (1884 г.) среднеазіатскія владѣнія Россіи распространились до Афганистана, раздѣльной полосы между ними и англійской Индіей. Въ то же время Россія утверждалась и на Дальнемъ Востокѣ, на берегахъ Тихаго океана. Еще въ XVII в. сибирскіе казаки проникли въ область р. Амура и мужественно отстаивали построенную на ней противъ китайцезъ крѣпость Албазинъ. Но правительство царевны Софіи по недостатку свѣдѣній о краѣ уступило китайцамъ оба берега Амура (по Нерчинскому договору 1689 г.). Генералъ-губернаторъ Восточной Сибири Муравьевъ (по Айгунскому договору 1858 г.) укрѣпилъ за Россіей лѣвый берегъ Амура (Амурская область), къ которому вскорѣ присоединился Уссурійскій край до границъ Кореи съ правымъ берегомъ Амура ниже впаденія въ него р. Уссури (Приморская область), и тамъ быстро стали возникать русскія поселенія (Благовѣщенскъ, Хабаровскъ, Николаевскъ, Владивостокъ; въ обѣихъ областяхъ 65 тыс. жителей въ 1870 г., 164 тыс. въ 1885 г., 250 т. въ 1897 г., до 350 тыс. въ 1900 г.).

Великій Сибирскій путь и Дальній Востокъ. Въ 1891 г. была начата постройка Сибирской желѣзной дороги одновременно съ двухъ концовъ, отъ Челябинска и Владивостока. Съ западной стороны линія была доведена до Срѣтенска, съ восточной до Хабаровска. Оставалась линія Срѣтенскъ-Хабаровскъ. Но политическія событія 1890-хъ годовъ побудили русское правительство покинуть лѣвый берегъ Амура и дать другое направленіе восточной части пути. По договору съ Китаемъ въ 1898 г. Россія взяла въ арендное содержаніе Квантунскую область, примыкающую къ незамервающему Желтому морю, съ Портъ-Артуромъ, который сохранилъ значеніе военной гавани, а на берегу залива Да-Ля-Вань основанъ (1899 г.) городъ Дальній, съ правами торговаго порто-франко. Сибирскій путь съ востока завершился по конвенціи съ Китаемъ проведеніемъ чрезъ Манчжурію Восточной Китайской дороги; отходя отъ сибирской магистрали нѣсколько западнѣе Срѣтенска, манчжурская линія развѣтвляется и даетъ Сибирскому пути два выхода къ Тихому океану, одинъ на Владивостокъ, а другой на Дальній и Портъ-Артуръ. Стоимость Сибирскаго пути съ его вѣтвями и вспомогательными предпріятіями (организація переселенческаго дѣла, пароходство по прилежащимъ воднымъ путямъ и по Байкалу, устройство г. Дальняго и Портъ-Артура, Пермь-Котласская линія въ Европейской Россіи для выхода сибирскихъ грузовъ къ Бѣлому морю и др.) достигаеть милліарда рублей. Самое важное изъ побочныхъ предпріятій Сибирской дороги — устройство переселенческаго дѣла для заселенія полосы, просѣкаемой магистралью, особенно заселеніе пустынныхъ пространствъ Восточной Сибири. Ежегодное число переселенцевъ, до 1880-хъ годовъ не превышавшее 2 тысячъ, въ 1896 г. достигло 200 тысячъ. Громадны политическія и экономическія задачи, представшія предъ Россіей съ проложеніемъ великаго Сибирскаго пути. Достаточно указать на усложненіе международныхъ отношеній въ связи съ занятіемъ Манчжуріи и Квантунской области, на противодѣйствіе желтой расы успѣхамъ русской культуры и колонизаціи на Дальнемъ Востокѣ, на трудность соглашенія общей таможенной политики Россіи съ началами свободной торговли, необходимыми для ея восточныхъ окраинъ, и будущаго мірового транзитнаго значенія сибирской магистрали съ развитіемъ внутреннихъ производительныхъ силъ страны [1]. Въ сентябрѣ 1904 г. была окончена, весьма спѣшно и съ большими экстренными затратами, Кругобайкальская дорога (ок. 260 верстъ). Она огибаетъ южную часть Байкала, всюду почти пролегая по гнейсовымъ скаламъ, входящимъ въ воды озера-моря. Множество мостовыхъ и туннельныхъ сооруженій, вынужденная войною спѣшка работъ, самыя условія работъ въ этихъ предѣлахъ вѣчной мерзлоты, — все это ставитъ Кругобайкальскую дорогу въ рядъ труднѣйшихъ и наиболѣе дорогихъ желѣзныхъ путей (до 200 т. р. верста). Увеличеніе пропускной способности дороги также потребовало бы огромныхъ затратъ.

Необходимый самъ по себѣ сибирскій рельсовый путь на первыхъ порахъ не поднялъ замѣтнымъ образомъ благосостоянія просѣкаемыхъ имъ мѣстностей, а вслѣдствіе вывоза за границу изъ Западной Сибири хлѣба и масла тамъ подобрались былые хлѣбные запасы и, что должно быть особенно вредно для дѣтскаго населенія, сократилось потребленіе молочныхъ продуктовъ. Такъ какъ не было детальнаго, внимательнаго къ голосу мѣстныхъ нуждъ изученія вопроса объ ожидающихъ дорогу грузахъ, участки Сибирской дороги, отстраиваясь, сразу же не могли удовлетворять требованіямъ, предъявляемымъ къ дорогѣ обществомъ и самимъ правительствомъ. Съ наступленіемъ войны сибирскій товарный обмѣнъ оказался въ худшемъ положеніи, чѣмъ былъ до проведенія дороги, потому что всѣ поѣзда, по крайней мѣрѣ въ восточномъ направленіи, были заняты воинскими грузами, а прежнія гужевыя сообщенія успѣли совершенно разладиться. Уже начаты сложныя и по необходилости медленныя работы по смягченію подъемовъ и спрямленію крутыхъ поворотовъ, за чѣмъ послѣдуетъ прокладка и второго пути въ предѣлахъ какъ Западной, такъ и Восточной Сибири; эти работы являются въ сущности капитальнымъ переустройствомъ дороги, послѣ котораго она станетъ болѣе въ уровень съ требованіями политической и экономической жизни страны. Кругобайкальская дорога сомкнула непрерывнымъ рельсовымъ путемъ (съ перемѣною колеи на русско-германской границѣ) океаны Атлантическій и Тихій уже тогда, когда юго-восточная, къ незамерзающему побережью примыкающая часть великаго пути была исторгнута изъ русскихъ рукъ. Японо-русская война была слѣдствіемъ вступленія Россіи въ область могущественныхъ международныхъ вліяній, плотно облегающихъ побережья Желтаго и Китайскаго морей, южную и среднюю Манчжурію. Овладѣвъ одною изъ лучшихъ частей этого побережья, соединивъ его русскою колеею съ русскими дорогами черезъ самое сердце Манчжуріи, священный Мукденъ, Россія заняла господствующее положеніе въ этой области перекрестныхъ интересовъ Англіи, Японіи, Германіи и Америки. Ея вліяніе съ небывалою остротою проникло и въ Корею, куда уже давно стремится Японія перелить избытокъ своего населенія. Напротивъ того сѣверная, на Владивостокъ идущая манчжурская линія едва-ли повліяла на завязку великой борьбы. Дорога здѣсь отдавала вліянію Россіи только правое побережье Амура, гдѣ у державъ не было особенныхъ интересовъ, а у Россіи напротивъ самые настоятельные: дѣломъ необходимой обороны было утвердить свое вліяніе въ областяхъ, гдѣ водвореніе иной державы грозило бы неотвратимою опасностью всѣмъ старымъ восточно-азіатскимъ владѣніямъ Россіи. Но отдѣленная отъ областей Амурской и Приморской и пространствами сѣверной Манчжуріи съ кучей горныхъ хребтовъ, и самымъ теченіемъ великой рѣки, сѣверная манчжурская дорога отнюдь не исключаетъ нужды въ желѣзныхъ путяхъ на лѣвомъ берегу Амура, необходимыхъ для колонизаціи Восточной Сибири и использованія ея разнообразныхъ богатствъ.

Управленіе. Преобразуя старое московское управленіе, Петръ Великій вводилъ въ центральныя и областныя учрежденія коллегіальный порядокъ дѣлопроизводства, точнѣе разграничивалъ вѣдомства, отдѣливъ судъ отъ администраціи учрежденіемъ независимыхъ отъ губернаторовъ надворныхъ судовъ, далъ городскому торгово-промышленному населенію выборное, независимое отъ губернаторовъ и воеводъ управленіе въ ратушахъ, а потомъ въ магистратахъ. Послѣ Петра созданное имъ областное управленіе нашли слишкомъ сложнымъ и тяжелымъ и начали упрощать его: губернаторамъ и воеводамъ возвращена была судебная власть и городовые магистраты были подчинены имъ, а Главный магистратъ совсѣмъ упраздненъ. За то центральное управленіе при Екатеринѣ I осложнилось новымъ учрежденіемъ, ставшимъ выше Сената, Верховнымъ Тайнымъ Совѣтомъ изъ важнѣйшихъ сановниковъ (8 февр. 1726 г.). Сенатъ, какъ высшій надзиратель и руководитель управленія, дѣйствовалъ въ предѣлахъ существующаго закона, принимая мѣры для его исполненія. Верховному Совѣту вмѣстѣ съ законодательной иниціативой предоставлено было обсужденіе проектовъ законовъ, и никакое дѣло законодательнаго характера не могло быть рѣшено помимо его, по особому докладу императрицѣ. Практика и случайныя распоряженія безъ общаго плана значительно измѣнили по частямъ учрежденія Петра Великаго, мало улучшивъ ихъ, и Екатерина ІІ въ началѣ царствованія жаловалась, что всѣ правительственныя мѣста и самый Сенатъ выступили изъ своихъ основаній.

Ни историческій складъ русскаго государства, ни собственные политическіе виды не располагали Екатерину II къ коренной перестройкѣ высшаго центральнаго управленія въ духѣ усвоенныхъ ею либеральныхъ ученій тогдашнихъ французскихъ публицистовъ; но она хотѣла дать этимъ теоріямъ возможно широкое примѣненіе въ мѣстномъ управленіи. Утвержденныя ею 7 ноября 1775 г. губернскія учрежденія съ небольшими измѣненіями дѣйствовали до земской и судебной реформы 1864 года, а нѣкоторыя дѣйствуютъ доселѣ. Они составили довольно сложную систему административныхъ и судебныхъ мѣстъ общихъ и сословныхъ. Россія раздѣлена была на 50 губерній съ населеніемъ отъ 300 до 400 тыс. душъ въ каждой, съ подраздѣленіемъ на уѣзды въ 20 — 30 тыс. душъ. Губерніи управляются губернаторами; иногда во главѣ 2-3 губерній ставился генералъ-губернаторъ или намѣстникъ съ обширными полномочіями. Губернское правленіе получило власть распорядительную и полицейскую; его уѣздными органами были нижніе земскіе суды подъ предсѣдательствомъ избираемыхъ дворянствомъ капитановъ-исправниковъ. Государственными доходами и другими казенными дѣлами завѣдуетъ казенная палата; хранятъ доходы казначейства губернское и уѣздныя. Въ судебномъ порядкѣ учреждены три инстанціи: низшую образовали въ уѣздѣ уѣздный судъ для дворянъ, городовой магистратъ для купцовъ и мѣщанъ, нижняя расправа для однодворцевъ и государственныхъ крестьянъ, среднюю — губернскіе сословные же суды, верхній земскій судъ, губернскій магистратъ и верхняя расправа, высшую — палаты уголовная и гражданская для всѣхъ сословій. Для уголовныхъ дѣлъ, въ которыхъ источникомъ преступленія является не злая воля, а несчастіе, суевѣріе и т. п., и для полюбовнаго рѣшенія тяжебъ въ губернскомъ городѣ учреждался совѣстный судъ. Дѣлами благотворительности и народнаго просвѣщенія завѣдывалъ приказъ общественнаго призрѣнія. Главныя начала положенія 7 ноября: коллегіальный порядокъ веденія дѣлъ, послѣдовательно проведенное раздѣленіе вѣдомствъ административнаго и судебнаго съ отдѣленіемъ суда гражданскаго отъ уголовнаго, сословный составъ суда въ низшей и средней инстанціи, совмѣстное участіе трехъ сословій въ нѣкоторыхъ учрежденіяхъ, именно въ совѣстномъ судѣ и приказѣ общественнаго призрѣнія, гдѣ присутствовали выборные засѣдатели отъ купечества и мѣщанъ, отъ однодворцевъ и государственныхъ крестьянъ. Это участіе имѣетъ особенно важное значеніе: оно было робкимъ приступомъ къ возстановленію въ управленіи и судѣ совмѣстной дѣятельности сословій, еще въ ХѴІІ в. разобщившихся сословными правами и обязанностями, какъ и сословнымъ управленіемъ. Недостатками учрежденій 1775 г. можно признать излишнюю сложность и дороговизну управленія и особенно суда, а также одностороннее основаніе новаго областного дѣленія: Россія была разрѣзана на 50 губерній взамѣнъ прежнихъ 20 исключительно по количеству народонаселенія, безъ всякаго вниманія къ пространству и къ прежнему историческому дѣленію страны, къ мѣстнымъ бытовымъ связямъ и особенностямъ населенія. Къ числу недостатковъ тѣхъ же учрежденій можно отнести и ихъ практику, не оправдавшую ни положенныхъ въ ихъ основаніе началъ, ни возлагавшихся на нихъ ожиданій. Впрочемъ вина этого лежитъ не столько на законодательствѣ, сколько на обществѣ, въ которомъ трудно было найти достаточно людей, годныхъ къ дѣятельности въ новыхъ учрежденіяхъ, и которое, будучи призвано къ участію въ мѣстномъ управленіи, не показало, по свидѣтельству современныхъ наблюдателей, ни должнаго вниманія къ этому призыву, ни надлежащаго пониманія своихъ интересовъ.

Новое образованіе центральнаго управленія было дѣломъ царствованія Александра I. На ходѣ этого дѣла замѣтно отразились нѣкоторыя черты личнаго характера Императора. Мечтательный отъ природы, исполненный высокихъ и неясныхъ идеаловъ по воспитанію и возрасту, но осторожный и недовѣрчивый къ людямъ по раннему житейскому опыту, онъ принесъ на престолъ больше благихъ желаній, чѣмъ практическихъ средствъ для ихъ осуществленія. Изъ среды, окружавшей его до воцаренія, екатерининской и павловской, онъ вынесъ тяжелое впечатлѣніе безпорядка и произвола и юношески-горячее желаніе какъ можно скорѣе водворить порядокъ и законность въ управленіи, дать ему опредѣленныя, твердыя формы. Но мало знакомый съ прошедшимъ Россіи и съ ея настоящимъ положеніемъ, онъ не имѣлъ достаточно наблюденій и соображеній, чтобы по нимъ составить цѣлесообразный и удобоисполнимый планъ преобразовательныхъ мѣръ, требуемыхъ этимъ положеніемъ, и не видно, чтобы онъ много думалъ о томъ, найдутся ли люди, способные понять и практически разобрать его стремленія, еще недостаточно выяснившіяся ему самому. Дла него пока ясно было лишь то, что хорошіе законы и учрежденія нужнѣе и надежнѣе хорошихъ людей, которые всегда — только счастливая случайность, и какъ скоро явятся хорошіе законы и учрежденія, то и безъ особенныхъ усилій правительства его органы будутъ дѣйствовать хорошо. И Александръ I немедленно по воцареніи приступилъ къ приведенію въ порядокъ законовъ и учрежденій. Въ 1801 г. гр. Завадовскому поручено управленіе Комиссіей составленія законовъ, которая впрочемъ не больше прежняго подвинула дѣло, не удавшееся во весь XVIII вѣкъ, со времени учрежденія коммисіи 1700 г. для пересмотра Уложенія 1649 г. Со смерти Петра I чувствовалась потребность въ высшемъ учрежденіи для предварительнаго обсужденія новыхъ законовъ и важнѣйшихъ дѣлъ управленія. Этой потребности пытались удовлетворить посредствомъ Верховнаго Тайнаго Совѣта при Екатеринѣ I и Петрѣ II, Кабинета министровъ при Аннѣ, частію Конференціи при Елизаветѣ. Екатерина II для обсужденія важнѣйшихъ государственныхъ вопросовъ созывала совѣтъ изъ довѣренныхъ лицъ, не имѣвшій ни опредѣленнаго круга дѣлъ, ни установленнаго порядка ихъ производства. Въ 1801 г. учрежденъ былъ постоянный Непремѣнный Совѣтъ изъ 12 членовъ, но безъ раздѣленія на департаменты. Коллегіальный строй, данный центральному управленію Петромъ Великимъ, постепенно расшатывался вліяніемъ сильныхъ лицъ, какими были, напримѣръ, при Екатеринѣ II президентъ военной коллегіи кн. Потемкинъ или генералъ-прокуроръ кн. Вяземскій, распоряжавшіеся коллегіями, какъ своими послушными орудіями. Притомъ со введеніемъ губернскихъ учрежденій 1775 г. большинство петровскихъ коллегій (юстицъ-коллегія, ревизіонъ-коллегія, штатсъ-контора и др.) было закрыто и дѣла ихъ, судебныя и финансовыя, перешли изъ центра въ губернскія правленія и палаты гражданскаго и уголовнаго суда и въ казенную, т. е. были децентрализованы. Это дѣлало центральное управленіе еще менѣе цѣльнымъ и стройнымъ. Въ видахъ централизаціи управленія и болѣе правильнаго распредѣленія дѣлъ между отдѣльными центральными вѣдомствами, а также для установленія болѣе строгой отвѣтственности центральныхъ управленій коллегіи постепенно были замѣнены съ 1802 г. восемью министерствами: иностранныхъ дѣлъ, военно-сухопутныхъ силъ, морскихъ силъ, внутреннихь дѣлъ, юстиціи, финансовъ, коммерціи и народнаго просвѣщенія. По каждому министерству направленіе дѣлъ и отвѣтственность за ходъ ихъ возлагались на одно лицо, министра, а не на коллегію. Дѣятельность министровъ подчинена была надзору Сената, которому они представляли ежегодные отчеты о своемъ управленіи. Дѣла, касавшіяся нѣсколькихъ вѣдомствъ и требовавшія общихъ соображеній, рѣшались Комитетомъ министровъ (упраздненъ 24 апрѣля 1906 г.: дѣла его распредѣлены между департаментами Гос. Совѣта и Совѣтомъ Министровъ). Такъ надъ коллегіальными губернскими учрежденіями Екатерины II стали центральныя вѣдомства съ единоличной властью министровъ. Эти реформы первыхъ лѣтъ царствованія вводились спѣшно, безъ точныхъ положеній, недостаточно соображались одна съ другой и съ общимъ строемъ управленія, разсчитаны были больше на то, чтобы все было какъ у другихъ, у просвѣщенныхъ народовъ, чѣмъ на то, что было нужно и возможно по ходу туземныхъ дѣлъ и по туземному уровню развитія.

Для исправленія и довершенія первыхъ преобразовательныхъ опытовъ Императоръ встрѣтилъ въ лицѣ Сперанскаго организатора, какихъ немного появлялось въ нашей исторіи. Въ его умѣ, быстромъ и гибкомъ, привыкшемъ къ работѣ надъ отвлеченными предметами, сложные государственные вопросы разрѣшались легко даже при скудныхъ данныхъ для ихъ рѣшенія, запутанныя отношенія какъ-то сами собой складывались въ стройный планъ, въ цѣльную систему. Съ Тильзитскаго мира (1807 г.) Сперанскій становится ближайшимъ сотрудникомъ Императора по внутреннему управленію. Онъ умѣлъ угадывать и развивать преобразовательные помыслы Императора, облекая ихъ въ стройные и отчетливые проекты. Къ концу 1809 г. по указаніямъ Императора составленъ быль обширный планъ общаго и коренного преобразованія, обнимавшій всѣ части государственнаго порядка сверху донизу. Но, одобривъ проектъ, Александръ не рѣшился осуществить его въ полномъ составѣ въ виду затрудненій, какія этотъ проектъ долженъ былъ встрѣтить при исполненіи по своей широтѣ и по новизнѣ своихъ началъ. Осуществлены были только немногія его части, относящіяся къ центральному управленію, которое тогда получило устройство, съ нѣкоторыми измѣненіями дѣйствующее доселѣ.

Въ первый день 1810 г. открытъ былъ самимъ Императоромъ преобразованный Государственный Совѣтъ. Значеніе его въ системѣ государственныхъ установленій выражено манифестомъ 1 января 1810 г. въ трехъ основныхъ началахъ его устройства: 1) Совѣтъ разсматриваетъ проекты законовъ, уставовъ и учрежденій по всѣмъ частямъ управленія, 2) одинъ онъ ихъ разсматриваетъ, и 3) никакой законъ, уставъ или учрежденіе не исходитъ изъ Совѣта и не можетъ имѣть дѣйствія безъ утвержденія верховной власти. Такимъ образомъ устанавливался порядокъ законодательства. Къ дѣламъ собственно законодательнымъ присоединялись и другія, съ ними соприкасающіяся: общія внутреннія мѣры въ чрезвычайныхъ случаяхъ, объявленіе войны, заключеніе мира и другія важныя внѣшнія мѣры, «когда по усмотрѣнію обстоятельствъ могутъ онѣ подлежать предварительному общему соображенію», ежегодныя смѣты государственныхъ доходовъ и расходовъ, назначеніе новыхъ расходовъ въ теченіе года, разсмотрѣніе отчетовъ всѣхъ министерствъ по управленію ввѣренными имъ частями. Совѣтъ составлялея изъ членовъ по назначенію государя и изъ членовъ по званію, министровъ, и былъ раздѣленъ на четыре департамента: законовъ, дѣлъ военныхъ, дѣлъ гражданскихъ и духовныхъ и государственной экономіи, съ особыми предсѣдателями въ каждомъ департаментѣ. Въ общемъ собраніи, гдѣ предсѣдательствуетъ самъ государь или одинъ изъ членовъ, ежегодно имъ для того назначаемый, рѣшались дѣла, предварительно разсмотрѣнныя въ подлежащемъ департаментѣ или прямо въ него внесенныя. Для веденія дѣлъ Совѣта при немъ учреждена государственная канцелярія съ особыми отдѣленіями для каждаго департамента. Во главѣ каждаго отдѣленія поставленъ статсъ-секретарь, докладывающій дѣла въ своемъ департаментѣ, а всей канцеляріей Совѣта руководитъ государственный секретарь, докладывающій дѣла въ общемъ собраніи и представляющій журналы Совѣта на высочайшее усмотрѣніе. Государственнымъ секретаремъ былъ назначенъ, разумѣется, Сперанскій, организаторъ учрежденія, что по новости дѣла давало ему значеніе руководителя Совѣта и какъ бы первенствующаго министра.

Вслѣдъ за Государственнымъ совѣтомъ преобразованы были по плану Сперанскаго министерства, учрежденныя въ 1802 г. Это преобразованіе совершено манифестомъ 25 іюля 1810 г. о раздѣленіи государственныхъ дѣлъ на особыя управленія и Общимъ учрежденіемъ министерствъ, изданнымъ 25 іюня 1811 г. По новому распорядку упразднено одно изъ прежнихъ 8 министерствъ — коммерціи, дѣла котораго распредѣлялись между министерствами финансовъ и внутреннихъ дѣлъ; зато изъ вѣдомства послѣдняго выдѣлены были дѣла о внутренней безопасности, для которыхъ образовано особое министерство полиціи. Кромѣ того образовано нѣсколько особыхъ центральныхъ вѣдомствъ подъ названіемъ главныхъ управленій съ значеніемъ отдѣльныхъ министерствъ (главныя управленія ревизіи государственныхъ счетовъ или государственный контроль, духовныхъ дѣлъ иностранныхъ исповѣданій и путей сообщенія). Въ Общемъ учрежденіи опредѣлены составъ и порядокъ управленія министровъ, границы власти министровъ, ихъ отвѣтственность и другія подробности министерскаго управленія. Положеніе 1811 г. въ своихъ основаніяхъ и даже во многихъ подробностяхъ дѣйствуетъ донынѣ съ нѣкоторыми измѣненіями, вызванными дальнѣйшимъ развитіемъ центральнаго управленія [2].

Сперанскій составилъ и проектъ преобразованія Сената, согласованный съ новымъ устройствомъ министерствъ и Государственнаго Совѣта и основанный на строгомъ раздѣленіи дѣлъ административныхъ и судебныхъ, которыя соединялись въ вѣдомствѣ этого учрежденія. Но этотъ проектъ не былъ приведенъ въ исполненіе и Сенатъ сохранилъ прежнее смѣшанное вѣдомство, оставшись высшей судебной инстанціей по дѣламъ гражданскимъ и уголовнымъ, судомъ ревизіоннымъ и кассаціоннымъ, а вмѣстѣ и высшимъ административнымъ учрежденіемъ, которое распоряжается обнародованіемъ законовъ и наблюдаетъ за ихъ исполненіемъ подчиненными ему мѣстами, разрѣшая ихъ недоразумѣнія по управленію и приложенію законовъ.

Составъ общества. До конца царствованія Петра Великаго главнымъ источникомъ, изъ котораго правительство черпало необходимыя ему средства, служилъ обязательный трудъ въ пользу государства, разверстанный въ видѣ спеціальныхъ сословныхъ повинностей между основными классами русскаго общества, служилымъ землевладѣльческимъ, городскимъ торгово-промышленымъ и сельскимъ земледѣльческимъ. Эта разверстка спеціальныхъ повинностей, соединенная съ извѣстными также спеціальными правами, и придавала общественнымъ классамъ характеръ разобщенныхъ, замкнутыхъ сословій. Петръ Великій не только не ослабилъ, но еще осложнилъ эту сословную разверстку, установивъ обязательное обученіе дворянства и распространивъ воинскую повинность рекрутскими наборами на неслужилые классы. Послѣ Петра становится замѣтенъ обратный ходъ строенія русскаго общества: спеціальныя сословныя повинности, падавшія на свободные классы, постепенно облегчаются или упраздняются, а сословныя права ихъ опредѣляются точнѣе и расширяются; тѣмъ и другимъ процессомъ сословія, уравниваясь и сближаясь, подготовляются въ совокупной дѣятельности въ мѣстномъ управленіи; эта подготовка завершается отмѣной крѣпостного права, распространившей на крѣпостныхъ крестьянъ права состоянія свободныхъ сельскихъ обывателей.

Дворянство. Эта перестройка общества началась сверху, съ дворянства. Внѣшнія и внутреннія обстоятельства, наступившія по смерти Петра Великаго, содѣйствовали облегченію, а потомъ и отмѣнѣ служебныхъ тягостей, лежавшихъ на этомъ сословіи (законъ 31 декабря 1736 г. объ ограниченіи обязательной дворянской службы 25-лѣтнимъ срокомъ, минифестъ 18 февраля 1762 г. о дарованіи «вольности и свободы россійскому благородному дворянству»). Учрежденіе о губерніяхъ 1775 г. открыло дворянству широкое и вліятельное участіе въ мѣстномъ управленіи и судѣ. Жалованная грамота дворянству 1785 года, образовавъ изъ дворянъ каждой губерніи дворянское общество, точно опредѣлила и закрѣпила сословныя права дворянства какъ личныя, такъ и общественныя. Права личныя: наслѣдственность дворянскаго достоинства, неотъемлемость его безъ суда, судимость «своими равными», свобода отъ личныхъ податей и тѣлесныхъ наказаній, право заводить фабрики и заводы и заниматься торговлей, полное право собственности на все, что находится въ имѣніи дворянина. Общественныя права сословія выражались въ вѣдомствѣ органовъ губернскаго дворянскаго общества, губернскаго и уѣздныхъ собраній дворянства, созываемыхъ чрезъ каждые 3 года. Эти собранія со своими предсѣдателями, выборными губернскимъ и уѣздными предводителями дворянства: 1) принимали участіе въ общемъ губернскомъ управленіи, выбирая «изъ дворянъ, на мѣстѣ живущихъ», должностныхъ лицъ; избраніе которыхъ предоставлено было дворянству, 2) вели дѣла внутренняго сословнаго самоуправленія, предоставленнаго дворянскимъ обществамъ, 3) могли представлять губернатору «о своихъ общественныхъ нуждахъ и пользахъ» и приносить чрезъ депутатовъ «представленія и жалобы» какъ Сенату, такъ и самой верховной власти. Впослѣдствіи эти права были еще расширены. По учрежденію 1775 г. дворянство наравнѣ съ двумя другими сословіями выбирало членовъ засѣдателей въ свои сословные суды первой и второй инстанціи (уѣздный судъ и верхній земскій судъ). При Александрѣ I дворянству дано право выбирать по два засѣдателя въ палаты уголовную и гражданскую, составлявшія третью всесословную инстанцію, а при Николаѣ I положеніемъ 1831 г., сравнявшимъ мѣстную службу дворянства въ наградахъ и выгодахъ съ государственной, ему предоставлено было выбирать и предсѣдателей обѣихъ судебныхъ палатъ. Такимъ образомъ мѣстный судъ былъ отданъ въ руки дворянскаго общества. Сверхъ того положеніе 1831 г. давало дворянскимъ обществамъ право дѣлать высшему начальству представленія не только о своихъ сословныхъ нуждахъ, но и о прекращеніи мѣстныхъ злоупотребленій и вообще объ устраненіи неудобствъ, замѣченныхъ въ мѣстномъ управленіи, и такимъ образомъ дѣлало губернское дворянское общество ходатаемъ о нуждахъ всей губерніи, а дворянство представителемъ всѣхъ другихъ общественныхъ классовъ. Узаконенія, создававшія такое преобладающее положеніе дворянства, были временннымъ и мало оправданнымъ уклоненіемъ законодательства отъ усвоеннаго имъ направленія къ уравненію сословій, хотя и здѣсь можно усматривать мысль о взаимномъ сближеніи сословій подъ руководствомъ перваго изъ нихъ.

Городское состояніе устроялось почти такимъ же порядкомъ, какъ и дворянство, хотя не на одинаковыхъ основаніяхъ. Постепенно облегчались лежавшія на немъ сословныя государственныя повинности, между которыми особенно тяжелы были отвѣтственныя казенныя службы по таможеннымъ, кабацкимъ и другимъ сборамъ и разнымъ нарядамъ, занимавшимъ множество людей по установленной очереди или по общественнымъ выборамъ. Купцамъ дозволялось откупаться отъ личной рекрутской повинности взносомъ въ казну опредѣленнаго оклада (100 р. съ человѣка) или выкупать крѣпостныхъ людей для отдачи вмѣсто себя въ рекруты. Уничтоженіемъ внутреннихъ таможенъ въ 1753 г. отмѣнено было множество таможенныхъ и мелочныхъ сборовъ и нарядовъ по нимъ, обременявшихъ торгово-промышленныхъ людей. Въ 1775 г. купечество, раздѣленное на три гильдіи, освобождено было отъ подушной подати и обложено взамѣнъ того гильдейской пошлиной въ 1% съ заявленнаго по совѣсти капитала. Учрежденіе о губерніяхъ предоставило купечеству и мѣщанству участіе въ мѣстномъ управленіи и судѣ, даже совмѣстное съ дворянствомъ (въ совѣстномъ судѣ и приказѣ общественнаго призрѣнія). Жалованная грамота городамъ, изданная въ одно время съ дворянской, установила составъ, управленіе и права «градскаго общества». Она раздѣлила городскихъ обывателей на шесть классовъ: то были 1) настоящіе городскіе обыватели, лица всякаго званія, владѣвшія какой-либо недвижимой собственностью въ городѣ, 2) купцы трехъ гильдій (первой съ объявленнымъ капиталомъ не менѣе 10 тыс, второй — не менѣе 5 тыс, третьей — не менѣе 1000), 3) ремесленники, вписавшіеся въ цехи, 4) иногородные и иностранные гости, приписавшіеся къ городу для промышленныхъ занятій, 5) именитые граждане, лица занимавшія должности по городскимъ выборамъ, ученые съ академическими или университетскими аттестатами, художники и артисты, капиталисты съ объявленнымъ капиталомъ не менѣе 50 тыс. руб. и т. п. и 6) посадскіе, живущіе какимъ-либо промысломъ или работою въ городѣ и не вошедшіе въ составъ никакой другой группы городскихъ обывателей. Разъ въ три года городскіе обыватели всѣхъ шести классовъ созывались на общее городское собраніе для выбора членовъ сословнаго суда (магистрата), городского головы и другихъ должностныхъ лицъ городского выборнаго управленія, а также для представленія губернатору объ общественныхъ нуждахъ и пользахъ города; но дворянскаго права «дѣлать представленія и жалобы» верховной власти городскія общества не получили. Хозяйство и благоустройство города вѣдали двѣ городскія думы, общая, состоявшая изъ выборныхъ гласныхъ отъ всѣхъ званій городского населенія, отъ каждой гильдіи, каждаго цеха и т. д., и шестигласная, состоявшая изъ 6 гласныхъ, которыхъ избирала общая дума изъ своей среды по одному отъ каждаго изъ шести разрядовъ городскихъ обывателей. Общая дума, выбравъ шестигласную на 3 года, потомъ собиралась, когда того требовала «общественная нужда и польза», и имѣла распорядительное значеніе. Шестигласная дѣйствовала постоянно и вела текущія дѣла города. Городской голова былъ предсѣдателемъ обѣихъ. Въ городскомъ самоуправленіи, такъ устроенномъ, участвовали всѣ городскіе обыватели не моложе 25 лѣтъ, владѣвшіе капиталомъ, проценты съ котораго не ниже 50 рублей. Личныя права распредѣлялись между гражданами и съ такою равномѣрностью, какъ въ дворянствѣ. Въ этомъ отношеніи шесть классовъ городского общества имѣли характеръ особыхъ сословій, какъ они и называются въ Жалованной грамотѣ. Настоящіе городскіе обыватели, какими могли быть люди всякаго званія, духовные, дворяне служащіе въ военной или гражданской службѣ, пользовались правами своего состоянія независимо отъ своей принадлежности къ городскому обществу. Такъ о дворянахъ, имѣвшихъ въ городѣ недвижимую собственность, грамота говоритъ, что они отъ городскихъ тягостей не освобождаются, но «ради ихъ дворянскаго достоинства» свободны отъ личныхъ податей и службъ. Купцы всѣхъ трехъ сословій сверхъ общихъ правъ городского состоннія пользовались еще свободой отъ подушной подати и личной рекрутской повинности съ условіемъ указаннаго взноса въ казну, чего не было предоставлено ни посадскимъ, ни цеховымъ, не объявившимъ за собою гильдейскаго капитала. Купцы первой и второй гильдіи сверхъ того были еще свободны отъ тѣлесныхъ наказаній и имѣли право содержать фабрики и заводы, чѣмъ не пользовались ни посадскіе, ни купцы третьей гильдіи. Наконецъ именитые граждане сверхъ всѣхъ этихъ правъ могли еще имѣть загородные дворы и сады, ѣздить по городу въ каретѣ четверней и при извѣстныхъ условіяхъ даже просить о возведеніи въ дворянство, если ихъ отцы и дѣды имѣли и безпорочно сохраняли именитость. Такая дробность въ распредѣленіи правъ лишала городское общество надлежащей цѣльности и единства. Въ исторіи уравненія и сближенія русскихъ сословій городовая грамота Екатерины II была замѣчательной попыткой — изъ людей, разъединенныхъ правами и обязанностями, даже общественными предразсудками и соединенныхъ только мѣстомъ жительства, образовать нѣчто цѣльное, связанное общими интересами. Но сознаніе общихъ интересовъ воспитывается одинаковыми правами и обязанностями, чувствомъ общественной солидарности, а въ этомъ отношеніи классы городского общества были тогда еще такъ далеки другъ отъ друга, что екатерининскій городъ на дѣлѣ не сталъ всесословнымъ обществомъ, а остался такимъ же торгово-промышленнымъ сословнымъ посадомъ, какимъ былъ прежде.

Крестьяне и крѣпостное право. Вслѣдъ за дворянствомъ и городскимъ состояніемъ предстояло устроить и крестьянство. По Учрежденію 1775 г. и свободное сельское населеніе получило свой сословный судъ въ нижней уѣздной и верхней губернекой расправѣ и нѣкоторое участіе въ общемъ губернскомъ управленіи совмѣстно съ двумя другими сословіями. Былъ составленъ проектъ жалованной грамоты и свободному сельскому сословію, но не былъ приведенъ въ исполненіе. По отношенію къ этому сословію законодательству предстояла болѣе сложная задача, чѣмъ простое опредѣленіе сословныхъ правъ. Учрежденіе о губерніяхъ соединило въ вѣдомствѣ расправъ и казенныхъ палатъ однодворцевъ и крестьянъ государственныхъ, дворцовыхъ и экономическихъ, отобранныхъ у Церкви въ 1764 г. Предстояло не только опредѣлить права, но и устроить самый бытъ этихъ классовъ на одинаковыхъ основаніяхъ и притомъ обезпечить его цѣлесообразно обдуманнымъ порядкоыъ надзора и защиты, безъ чего эти классы не были бы въ состояніи справиться ни съ какими правами. При Екатеринѣ II и двухъ ея преемникахъ были принимаемы мѣстныя или частичныя мѣры для устройства управленія и быта этихъ крестьянъ. При императорѣ Павлѣ поселенія крестьянъ казенныхъ и дворцовыхъ, которые снова были отдѣлены отъ казенныхъ и составили особое вѣдомство подъ названіемъ удѣльныхъ, раздѣлены были на волости, не болѣе 3000 душъ въ каждой. Волостное правленіе, состоявшее изъ выборныхъ волостного головы, старосты главнаго селенія и волостного писаря, вѣдало хозяйство волости, судъ по маловажнымъ дѣламъ и сборъ податей; волостной голова отдавалъ отчетъ мірскому сходу въ собранныхъ деньгахъ. Предписывалось также уравнительное надѣленіе казенныхъ крестьянъ землей по 15 дес. на ревизскую душу, а въ малоземельныхъ губерніяхъ по 8 дес. Немаловажное значеніе имѣлъ для государственныхъ крестьянъ капитальный въ исторіи сословій законъ (12 декабря 1801 г.), предоставлявшій всѣмъ свободнымъ состояніямъ права личной поземельной собственности, дотолѣ принадлежавшее только дворянству. Цѣльный планъ устройства казенныхъ крестьянъ былъ составленъ Министерствомъ государственныхъ имуществъ открытымъ въ 1838 г. подъ управленіемъ Киселева. Поселенія государственныхъ крестьянъ, которыхъ по восьмой ревизіи 1834 г. числилось немного менѣе 8 мил. душъ, были раздѣлены на волости 8000 душъ въ каждой, съ подраздѣленіемъ на сельскія общества по 1500 душъ въ каждомъ. Образованы были мірскіе сходы, выборныя волостныя и сельскія управленія по административнымъ дѣламъ, расправы для суда; крестьяне надѣлены по возможности уравнительно землей, подати переложены съ душъ на землю; устроены сельскія школы, продовольственные запасные магазины, сельскіе банки со сберегательными и вепомогательными кассами.

Устройство казенныхъ крестьянъ считалось первымъ шагомъ къ отмѣнѣ крѣпостного права, какъ образецъ, по которому могли быть устроены помѣщичьи крестьяне при выходѣ изъ крѣпостной зависимости. Екатеринѣ II принадлежитъ заслуга гласнаго возбужденія вопроса о крѣпостномъ правѣ, который обсуждался въ созванной ею Комиссіи для составленія проекта новаго уложенія. Но Екатерина ничего не сдѣлала, чтобы облегчить разрѣшеніе этого труднаго вопроса. Трудность его заключалась въ томъ, что законодательство принимало крѣпостное право, какъ оно складывалось практикой жизни, слабо его регулируя, не выясняя отчетливо его юридическаго существа и состава. Такое выясненіе вопроса начато было закономъ (5 апрѣля 1797 г.), по которому помѣщикъ могъ требовать отъ своихь крестьянъ только трехдневной работы въ недѣлю, оставляя прочіе дни крестьянамъ для ихъ собственныхъ работъ, какъ плательщикамъ государственныхъ податей. Такимъ образомъ помѣщику присвоялась по закону только половина крѣпостного крестьянскаго труда. Это былъ первый приступъ къ опредѣленію законнаго пространства власти помѣщика надъ крѣпостными людьми, къ разграниченію правъ государства и душевладѣльца въ составѣ крѣпостной неволи. Законъ о свободыхъ хлѣбопашцахъ (20 февраля 1803 г.) былъ вторымъ крупнымъ шагомъ въ томъ же направленіи: онъ разрѣшалъ всѣмъ помѣщикамъ отпускать своихъ крестьянъ на волю цѣлыми селеніями или отдѣльными семьями съ землею на условіяхъ, заключенныхъ по обоюдному соглашенію обѣихъ сторонъ. Отпущенные такимъ образомъ крестьяне могли не записываться въ другія сословія, образуя особенное состояніе свободныхъ хлѣбопашцевъ. Практическое дѣйствіе этого закона было невелико: до конца царствованія Александра I въ состояніе свободныхъ хлѣбопашцевъ перешло всего 47 тыс. крѣпостныхъ ревизскихъ душъ, а въ 1855 г. ихъ значилось около 116 тыс. Но важно принципіальное значеніе закона. Помѣщики издавна пользовались правомъ отпускать крѣпостныхъ на волю поодиночкѣ и цѣлыми семьями безъ земли. Но ни законодательство, ни крѣпостная практика не указывали порядка увольненія крѣпостныхъ крестьянъ цѣлыми селеніями. Законъ 20 февраля намѣчалъ два основныя условія такового увольненія: 1) земельный надѣлъ увольняемыхъ, 2) добровольное соглашеніе обѣихъ сторонъ. Потому положенія объ освобожденіи крѣпостныхъ крестьянъ (около 400 тыс. душъ) въ трехъ прибалтійскихъ губерніяхъ, совершенномъ въ 1816-1819 гг. безъ соблюденія перваго и главнаго изъ этихъ условій, не были распространены на коренныя области Россіи. Далѣе, законъ не устанавливалъ обязательнаго размѣра земельнаго участка, которымъ долженъ быть надѣленъ крѣпостной крестьянинъ, предоставляя это усмотрѣнію помѣщика. Въ 1827 г. по одному частному случаю былъ изданъ указъ, который предписывалъ отбирать въ казенное вѣдомство имѣніе съ крестьянами, въ которомъ за залогомъ или продажею земли оставалось оной менѣе 4,5 десятинъ на душу.

Изложенныя узаконенія дали Сперанскому возможность опредѣлить (въ одной запискѣ 1836 г.), «въ чемъ состоитъ, въ точномъ и буквальномъ смыслѣ нынѣ дѣйствующихъ законовъ, истинное законное крѣпостное право въ Россіи». По этому опредѣленію «законное крѣпостное состояніе въ существѣ своемъ есть состояніе крестьянина, водвореннаго на землѣ помѣщичьей съ потомственной и взаимной обязанностію со стороны крестьянина — обращать въ пользу помѣщика половину рабочихъ своихъ силъ, со стороны помѣщика — надѣлять крестьянина такимъ количествомъ земли, на коемъ могъ бы онъ, употребляя остальную половину рабочихъ его силъ, трудами своими снискивать себѣ и своему семейству достаточное пропитаніе». Итакъ сущность крѣпостного права заключалась въ помѣщичьемъ правѣ собственности не на личность крѣпостного, а только на его повинности, т. е. на его обязательный трудъ владѣльца и то въ ограниченномъ размѣрѣ, такъ какъ крѣпостной крестьянинъ, кромѣ повинностей владѣльцу, обязанъ былъ повинностями и государству (податной и рекрутской). Слѣдовательно, личная зависимость крѣпостного была слѣдствіемъ, а не основаніемъ его обязательнаго труда на помѣщика. Такой взглядъ и положенъ былъ въ основаніе указа 2 апрѣля 1842 г. объ обязанныхъ крестьянахъ, который предоставлялъ помѣщикамъ «заключать со своими крестьянами по взаимному соглашенію договоры на такомъ основаніи, чтобы помѣщики сохранили полное право собственности на землю, а крестьяне получали отъ нихъ участки земли въ пользованіе за условленныя повинности». По смыслу этого закона крѣпостной крестьянинъ, становясь обязаннымъ по добровольному соглашенію, переставалъ быть крѣпостнымъ; самый актъ такого соглашенія, какъ дѣйствіе свободнаго лица, снималъ съ него крѣпостную неволю; этимъ актомъ его обязательный трудъ на помѣщичьей землѣ превращался изъ собственности помѣщика по закону въ простое поземельное обязательство по договору; повинности, какія принималъ онъ на себя по этому обязательству, служили вознагражденіемъ за пользованіе землей, которой при договорѣ помѣщикъ долженъ былъ надѣлить крестьянина, безъ чего и самый договоръ не могъ состояться, а не уплатой за личную свободу, которую при этомъ получалъ крестьянинъ, такъ какъ личность крестьянина законъ молчаливо признавалъ не подлежащей выкупу и оцѣнкѣ. До конца царствованія Николая I по закону 2 апрѣля перешло въ состояніе обязанныхъ крестьянъ всего только 24,708 душъ. Прямое дѣйствіе этого, какъ и другихъ указовъ того времени о крѣпостномъ правѣ, менѣе важно, чѣмъ косвенное: не измѣняя значительно положенія дѣла, они подготовляли умы къ неизбѣжной реформѣ и клали юридическія основанія для новаго устройства быта крѣпостныхъ людей. Въ законодательствѣ и въ сознаніи самого дворянства выяснились и составъ крѣпостного права, и основныя начала предстоявшей реформы: изъ состава крѣпостной собственности выдѣлена личность крѣпостного; съ помѣщичьимъ правомъ на трудъ крѣпостного крестьянина неразрывно соединено надѣленіе его землей; это надѣленіе поставлено непремѣннымъ условіемъ раскрѣпленія, а добровольное соглашеніе обѣихъ сторонъ — главнымъ юридическимъ средствомъ опредѣленія ихъ взаимныхъ отношеній.

Отмѣна крѣпостного права. На этихъ началахъ и были составлены утвержденныя 19 февраля 1861 г. Положенія о крестьянахъ, вышедшихъ изъ крѣпостной зависимости. Крѣпостное право на крестьянъ и дворовыхъ людей, т. е. на ихъ личность, отмѣнялось просто безъ всякихъ условій, а стоимость обязательнаго труда крестьянъ, насколько онъ принадлежалъ помѣщику, включалась въ оцѣнку земельнаго надѣла, какой получали крестьяне при выходѣ изъ крѣпостной зависимости. Поэтому дворовые люди, какъ безземельные, чрезъ 2 года со дня изданія положенія о нихъ получали полное освобожденіе безъ всякаго вознагражденія за то ихъ владѣльцевъ. По Общему положенію помѣщики, сохраняя право собственности на всѣ принадлежащія имъ земли, предоставляютъ крестьянамъ въ постоянное пользованіе усадебную ихъ осѣдлость и сверхъ того для обезпеченія ихъ быта и исполненія обязанностей передъ правительствомъ опредѣленное количество полевой земли, за что крестьяне обязаны исполнять въ пользу помѣщиковъ опредѣденныя повинности. Въ этомъ переходномъ состояніи обязательныхъ поземельныхъ отношеній къ помѣщикамъ крестьяне называются временно-обязанными. Надѣленіе крестьянъ землею, какъ и слѣдующія за это повинности въ пользу помѣщика, опредѣляются преимущественно по добровольному между помѣщиками и крестьянами соглашенію, или же по закону, на основаніи мѣстныхъ положеній, когда такое соглашеніе не состоится; условія соглашенія или обязательнаго разверстанія отношеній между сторонами излагаются по каждому сельскому обществу или имѣнію въ особомъ актѣ, такъ называемой уставной грамотѣ. Крестьянамъ предоставлено право выкупать ихъ усадебную осѣдлость; для пріобрѣтенія въ собственность полевого надѣла необходимо согласіе помѣщика. При пріобрѣтеніи крестьянами въ собственность вмѣстѣ съ усадебною осѣдлостью и полевого надѣла оказывается содѣйствіе отъ правительства посредствомъ выкупной операціи (выкупа). Это содѣйствіе заключается въ томъ, что правительство ссужаетъ подъ выкупаемыя земли опредѣленную сумму съ разсрочкою крестьянамъ уплаты оной на продолжительный срокъ (49 лѣтъ со дня выдачи выкупной ссуды) и само взыскиваетъ съ нихъ платежи какъ въ счетъ процентовъ по выданной ссудѣ, такъ и на постепенное погашеніе долга (всего по шести копѣекъ на рубль съ назначенной правительствомъ выкупной ссуды). Выкупомъ поземельнаго надѣла временно-обязанными крестьянами прекращаются ихъ обязательныя отношенія къ помѣщикамъ и они вступаютъ въ состояніе свободныхъ крестьянъ-собственниковъ. Въ Положеніи установляется порядокъ общественнаго крестьянскаго управленія и указываются даруемыя крестьянамъ и дворовымъ людямъ права, какъ и возлагаемыя на нихъ обязанности въ отношеніи къ правительству и помѣщикамъ. Въ первые годы выкупной операціи выкупъ надѣловъ пошелъ очень быстро: въ 1862-1871 гг. изъ 10,5 милл. ревизскихъ душъ временно-обязанныхъ крестьянъ болѣе 6,5 милл. душъ выкупили 23 милл. десятинъ земли. Въ 1862-1891 гг. выдано изъ казны выкупныхъ ссудъ 886 милл. руб., 9,221 тыс. ревизскихъ душъ выкупили 38,820 тыс. десятинъ земли. Крестьянская реформа завершилась распространеніемъ основныхъ началъ Положеній 19 февраля 1861 г. на крестьянъ удѣльныхъ (около 1,5 милл. душъ) и государственныхъ (ок. 10 милл. душъ). Съ пріобрѣтеніемъ въ собственность надѣловъ безъ содѣйствія или съ содѣйствіемъ правительства различные классы крестьянскаго населенія образуютъ одно состояніе свободныхъ крестьянъ-собственниковъ, однородное по основамъ своего государственнаго положенія. Къ началу царствованія Александра III во владѣніи крестьянъ разныхъ наименованій числилось свыше 130 мил. (теперь 140 мил.) десятинъ надѣльной земли (не менѣе трети приведеннаго въ извѣстность пространства Европейской Россіи безъ Финляндіи и Привислинскихъ губерній), не считая земель, пріобрѣтенныхъ крестьянами сверхъ надѣловъ (не менѣе 5 милл. десятинъ). Поземельнымъ устройствомъ крестьянъ завершается дѣло государственнаго образованія сословнаго землевладѣнія, начатое еще въ древней Россіи устройствомъ служилаго дворянскаго землевладѣнія. То и другое землевладѣніе создано мѣрами законодательства по нуждамъ государства, дворянское посредствомъ надѣленія служилыхъ людей казенной землей въ помѣстное владѣніе для обезпеченія ихъ обязательной службы, крестьянское посредствомъ надѣленія крестьянъ помѣщичьей или казенной землей во временно-обязательное пользованіе для обезпеченія ихъ быта и выполненія ихъ государствеиныхъ обязанностей. И, какъ нѣкогда временное и условное, обязанное службой землевладѣніе дворянъ постепенно правительственными пожалованіями превращено было въ полную наслѣдственную собственность сословія, такь и въ наше время земля, отведенная въ надѣлъ крестьянамъ, превращается въ ихъ собственность при содѣйствіи правительства посредствомъ выкупной операціи или выкупныхъ платежей.

Реформа 19 февраля не успѣла завершиться въ царствованіе императора Александра II. Ни помѣщики, лишившіеся дешеваго крѣпостного труда, ни ихъ бывшіе крестьяне, оставшіеся безъ привычной господской опеки, не могли скоро освоиться съ созданными реформой условіями своего положенія. Правительству приходилось указывать обѣимъ сторонамь пути и давать средства къ выходу изъ возникавшихъ затрудненій. Принятыми для этого мѣрами облегчалось и довершалось дѣло 19 февраля. Земля, оставшаяся у бѣднѣвшаго дворянства за надѣломъ крестьянъ, стала замѣтно уходить отъ него въ руки лицъ другихь сословій. Чтобы доставить дворянству дешевый кредитъ и тѣмъ задержать его обезземеленіе, въ 1885 г. учрежденъ Дворянскій земельный банкъ, задачей котораго предполагалось «главнымъ образомъ облегчить потомственнымъ дворянамъ способы къ сохраненію принадлежащихъ имъ вотчинъ за своимъ потомствомъ». Еще болѣе нуждалась въ правительственной поддержкѣ другая, слабѣйшая сторона. Переходъ временно-обязанныхъ крестьянъ на выкупъ замедлился: 20 лѣтъ спустя со дня освобожденія во внутреннихъ губерніяхъ, особенно нечерноземныхъ, оставалось немало крестьянъ, продолжавшихъ отбывать повинности въ пользу помѣщиковъ. По закону 26 декабря 1881 г. во всѣхъ внутреннихъ губерніяхъ произведенъ обязательный выкупъ: съ 1 января 1883 г. прекращались обязательныя отношенія крестьянъ къ помѣщикамъ. Выкупная операція замедлилась: главною причиною тому было несоотвѣтствіе выкупныхъ платежей доходности выкупаемыхъ надѣловъ, что повело къ накопленію въ сущности мнимыхъ недоимокъ, возросшихъ до 13 мил. руб. Закономъ 28 декабря 1881 г. выкупные платежи понижены на одинъ рубль съ каждаго душевого надѣла и назначено для осуществленія этой мѣры 12 милл. руб. ежегодно. Впослѣдствіи издано постановленіе объ отсрочкѣ и разсрочкѣ недоимокъ по выкупнымъ платежамъ. Законъ 13 мая 1896 г. разрѣшилъ пересрочивать на много лѣтъ и оставшійся непогашеннымъ выкупной долгъ, уменьшая выкупные оклады до необременительныхъ размѣровъ и входя при взысканіяхъ въ платежную способность крестьянъ. Трудной задачей законодательства было изыскать способы для удержанія надѣльныхъ земель въ рукахъ крестьянъ и для расширенія крестьянскаго землевладѣнія. Положеніе 19 февраля допускало при извѣстныхъ условіяхъ отчужденіе надѣльной земли, и съ 1870 по 1890 г. перешло въ постороннія руки до 100,000 дес. такой земли; стали даже повторяться случаи потери всей надѣльной земли цѣлыми сельскими обществами. Предотвращая обезземеленіе крестьянъ, законъ 14 декабря 1893 г. стѣснилъ права крестьянъ по распоряженію своими надѣлами: между прочимъ дозволялось отдѣльнымъ домохозяевамъ при общинномъ владѣніи отчуждать надѣльные участки лишь членамъ своихъ обществъ и совершенно воспрещалось закладывать надѣльныя земли. Въ 1882 г. учрежденъ Крестьянскій земельный банкъ, задача котораго давать сельскому населенію доступный долгосрочный кредитъ для пріобрѣтенія земли, въ которой нуждаются крестьяне съ недостаточными надѣлами; въ 20 слишкомъ лѣтъ своей дѣятельности банкъ помогъ крестьянамъ купить болѣе 7 мил. десятинъ сверхнадѣльной земли, выдавъ въ ссуду не менѣе две трети стоимости купленнаго. Принимались и другія мѣры для устраненія или ослабленія условій, разстраивавшихъ крестьянское хозяйство: изданы правила для упорядоченія крестьянскихъ семейныхъ раздѣловъ (законъ 18 мая 1886 г.) и семейныхъ передѣловъ (наименьшій срокъ для передѣла 12 лѣтъ по закону 8 іюня 1893 г.), о наймѣ на сельскія работы, о крестьянскихъ переселеніяхъ и пр. Закономъ 12 марта 1903 г. отмѣнена круговая порука крестьянъ въ уплатѣ окладныхъ государственныхъ, земскихъ и мірскихъ сборовъ. Всѣ эти мѣры либо восполняли какіе-либо пробѣлы въ юридическомъ или хозяйственномъ быту крестьянъ, оставленные Положеніемъ 19 февраля, либо нормировали вызванныя имъ новыя отношенія.

Крестьянскій вопросъ и новѣйшіе законодательные акты. Но всѣ эти мѣропріятія не устраняли условій, клонившихъ крестьянство къ обезземеленію, а только искусственно удерживали землю въ рукахъ крестьянина, отнюдь не улучшая его положенія. Увеличеніе населенія дѣлаетъ настоятельно необходимымъ усиленіе производительности земли и развитіе заработковъ помимо нея. Но тому и другому препятствуетъ денежное оскудѣніе деревни, которой стало не на что обернуться, увеличить живой инвентарь, ввести искуственныя удобренія или завести кустарные промыслы и наладить сбытъ его продуктамъ. Здѣсь правительство уже оказалось безсильно придти крестьянству на помощь, напротивъ того, оно разошлось съ нимъ: привлеченіемъ вкладовъ въ сберегательныя кассы колиссальныя суммы были изъяты изъ мѣстнаго оборота и цѣликомъ истрачены на нужды такъ называемаго общегосударственнаго характера, а не на нужды данной мѣстности (и въ частности на установленіе въ ней общедоступнаго сельскохозяйственнаго и кустарнаго кредита, какъ это практикуется въ Западной Европѣ). Введеніе винной монополіи лишило крестьянство даже того ростовщическаго кредита, который до того сосредоточивался въ рукахъ кабатчиковъ; отсутствіе денегъ на мѣстахъ оставляетъ безъ удовлетворенія почти всю имѣющуюся потребность въ кредитѣ. Удешевленныя дальнія перевозки хлѣба (такъ называемые дифференціальные хлѣбные тарифы), введенные правительствомъ съ цѣлью привлеченія въ страну золота, выбрасывая на европейскій рынокъ каждую осень безудержную массу хлѣба, понизили хлѣбныя цѣны до уровня издержекъ производства, заставляя населеніе недоѣдать. Особенно тяжело положеніе среднихъ губерній, гдѣ наиболѣе развито помѣщичье землевладѣніе, и оскудѣніе центра давно стало оффиціально-признаннымъ фактомъ. Помѣщичья усадьба раздѣлила съ крестьянской деревней значительную часть тѣхъ же тяжелыхъ условій: помѣщичье хозяйство не сдѣлало необходимыхъ успѣховъ въ смыслѣ культуры и частью пало, частью выродилось или въ хозяйство аграрія, эксплуатирующее дешевыя, иногда пришлыя, нуждою гонимыя рабочія руки, или въ хозяйство арендное, эксплуатирующее острую нужду крестьянина въ землѣ, въ которой онъ могъ бы приложить свой трудъ, не находящій себѣ иного примѣненія. Но въ то время какъ представителямъ помѣщичьяго класса жизнь дала цѣлый рядъ выходовъ въ видѣ свободныхъ профессій, государственной службы, крестьянинъ оказался кругомъ стѣсненнымъ тѣмъ безправнымъ положеніемъ, въ которое шагъ за шагомъ ставили его реформы императора Александра III. Суровое примѣненіе паспортной системы, лишающей крестьянина той свободы передвиженія, которая всюду является одною изъ важнѣйшихъ основъ народнаго труда, стѣсненіе земскаго представительства, мѣшающее крестьянину бороться съ пристрастіями земскаго обложенія, наконецъ все растущая опека мѣстной администраціи, посягающей на всѣ проявленія труда — всѣ эти условія дали вырости грандіозному по своимъ размѣрамъ и по своему историческому значенію кризису огромной страны, главной житницы Европы. Кризисъ сельско-хозяйственный превратился въ политическій: всѣ отрасли народнаго труда болѣе или менѣе связаны, болѣе или менѣе обезсилены оскудѣніемъ, а интересы трудящихся массъ непримиримо противоположны интересамъ помѣщичьяго класса.

При этихъ условіяхъ дѣятельность правительства по крестьянскому вопросу послѣ отмѣны круговой поруки въ теченіе всего 1904 и всего 1905 гг. сосредоточилась въ области чисто-административныхъ мѣропріятій. Указомъ Сенату отъ 4 марта 1906 г. образованы землеустроительныя коммиссіи, (по ноябрь 1906 г. образованы окончательно болѣе, чѣмъ въ 150 уѣздахъ). Цѣлью этихъ коммиссій является соглашеніе крестьянъ и помѣщиковъ по обмѣну, продажѣ и покупкѣ земель, уничтоженію черезполосицы, длинноземелья и т. д. Составленныя изъ представителей мѣстнаго земства и администраціи со слабымъ участіемъ крестьянства, эти новыя учрежденія имѣютъ устранить наиболѣе вопіющія неудобства земельнаго сосѣдства, не касаясь правъ сосѣдей, но заставляя обѣ стороны высказать свои домогательства и облегчая имъ соглашеніе при воздѣйствіи Крестьянскаго банка. Основою учрежденія являются коммиссіи уѣздныя. Они состоятъ изъ 9-10 членовъ (въ зависимости отъ нахожденія въ данномъ уѣздѣ удѣльныхъ земель), представителей судебной, земской и финансовой администрацій съ присоединеніемъ къ нимъ 3 крестьянъ, назначаемыхъ по жребію изъ числа кандидатовъ, избираемыхъ волостными сходами уѣзда. Губернскія коммиссіи имѣютъ объединить дѣйствія уѣздныхъ и въ свой чередъ объединяются въ Петербургѣ дѣятельностью новаго учрежденія, Комитета по землеустроительнымъ дѣламъ. Содержаніе всѣхъ этихъ учрежденій разсчитано въ суммѣ 1,300,000 рублей. Кромѣ соглашенія помѣщиковъ и крестьянъ, коммиссіи должны также содѣйствовать переселенію крестьянъ на свободныя казенныя и удѣльныя земли, чтó получаетъ особенное значеніе послѣ указовъ 12 и 27 августа, предоставляющихъ крестьянамъ казенныя и удѣльныя земли для переселенія на извѣстныхъ условіяхъ, открывающихъ большой просторъ дѣятельности коммиссій. Общее количество земель казенныхъ и удѣльныхъ, подлежащихъ распродажѣ, можно опредѣлить въ 11 мил. десятинъ.

Всѣ указанныя мѣропріятія являются бюрократическою регулировкою посредничества Крестьянскаго банка, доселѣ свободного въ своихъ отношеніяхъ къ сторонамъ, и затѣмъ распространеніемъ на большее пространство прежнихъ правилъ объ образованіи переселенческихъ участковъ въ сѣверныхъ и юго-восточныхъ губерніяхъ (гдѣ главная масса казенныхъ земель).

19 сентября Комитетомъ по землеустроительнымъ дѣламъ утвержденъ наказъ землеустроительнымъ коммиссіямъ; въ этомъ наказѣ дѣятельность коммиссій становится на весьма широкія основанія, а самъ Комитетъ выясняется, какъ властное, почти законодательное учрежденіе, стоящее совершенно особнякомъ. Кромѣ переселенія на казенныя земли коммиссіи распоряжаются назначеніемъ земельнаго запаса Крестьянскаго банка и рѣшаютъ вопросъ о покупкѣ банкомъ земель новыхъ. Кромѣ упорядоченія земельнаго сосѣдства помѣщиковъ и крестьянъ, онѣ властны рѣшать и другіе важные вопросы, напримѣръ, переходъ общинъ на подворное владѣніе, залогъ надѣльной земли съ продажею невыкупленныхъ залоговъ другимъ крестьянамъ и т. д. При этомъ съ ними должны согласоваться всѣ прочія учрежденія, вѣдающія крестьянскія дѣла.

Сельская община. Одною изъ важнѣйшихъ сторонъ крестьянскаго вопроса является нынѣшнее положеніе общиннаго землепользованія. Увеличеніе населенія сильно уменьшило земельные надѣлы крестьянъ и уронило раздробленныя хозяйства, обезсиливъ ихъ. Неизбѣжные передѣлы лишаютъ крестьянина главнаго стимула хорошей обработки, прочности пользованія, увѣренности въ будущемъ. Съ другой стороны, въ общинѣ вслѣдствіе внѣшнихъ препятствій не создалось того свободнаго труда, который по чаянію манифеста 19 февраля 1861 года долженъ былъ бы стать «залогомъ домашняго благополучія и блага общественнаго». Искусственно поддерживаемая община терпѣла всегда стѣсненія въ своемъ свободномъ развитіи: раздѣленіе чрезмѣрно большихъ общинъ на меньшія съ угодьями, близкими къ мѣсту селенія, затруднялось; не устранялось первоначальное правило, по которому членъ общины могъ отказаться отъ участія въ ней лишь безвозмездно, и такимъ образомъ кто уходитъ, уходитъ безъ формальнаго отказа отъ своей доли, но съ пустыми руками, а кто остается, живетъ подъ вѣчнымъ разслабляющимъ страхомъ, что ушедшіе вернутся и захватятъ воздѣланныя ихъ руками полосы и угодья; получившій образованіе крестьянинъ обязанъ выдти изъ общества и община лишается просвѣщеннаго члена и т. д. Безъ этихъ тормазовъ община, возможно, подвинула бы равномѣрное развитіе и оздоровленіе народа. Уничтоженіе общины и замѣна ея подворнымъ владѣніемъ на правѣ собственности можетъ расколоть наше крестьянство на двѣ части, враждебныя одна другой, на дѣловитое, хозяйственное крестьянство, весьма консервативное по своимъ политическимъ тяготѣніямъ, и на безземельную массу, безсильную и темную, которая составитъ рабочую армію, несущую на себѣ хозяйство помѣщика и крестьянина-собственника.

Земскія учрежденія и Городовое положеніе. Реформа 19 февраля 1861 г., поставивъ крѣпостныхъ крестьннъ въ ряду свободныхъ сельскихъ обывателей, даровала имъ сословное общественное управленіе и сословный судъ и тѣмъ увеличила число сословныхъ управленій, какими пользовались дворянство, города и крестьяне казенные и удѣльные. Положеніе о земскихъ учрежденіяхъ создавало въ мѣстномъ управленіи кругъ общихъ дѣлъ, въ которыхъ общественные классы, дѣйствовавшіе дотолѣ разрозненно, соединялись для совмѣстной дѣятельности. Указъ 1 января 1864 г. призывалъ «къ ближайшему участію въ завѣдываніи дѣлами, относящимися до хозяйственныхъ пользъ и нуждъ каждой губерніи и каждаго уѣзда, мѣстное ихъ населеніе». До тѣхъ поръ дѣла такого рода въ каждой губерніи вѣдалъ весьма неудовлетворительно Комитетъ земскихъ повинностей, собиравшійся разъ въ три года и составлявшійся подъ предсѣдательствомъ губернатора частію изъ коронныхъ чиновниковъ (предсѣдателя казенной палаты и управляющихъ палатой государственныхъ имуществъ и удѣльною конторой съ подвѣдомственными имъ уѣздными начальниками), частію изъ сословныхъ выборныхъ (предводителей дворянства, городскихъ головъ и пр.). Комитетъ составлялъ смѣты и раскладки земскихъ повинностей. Большая часть земскихъ денежныхъ сборовъ, составлявшихъ ежегодно сумму свыше 20 милл. рублей, шла на общія государственныя потребности и только малая доля на мѣстныя земскія нужды. Предметы вѣдомства земскихъ учрежденій по Положенію 1864 г.: завѣдываніе имуществами, капиталами и денежными сборами земства, устройство и содержаніе зданій и путей сообщенія, содержимыхъ на счетъ земства, народное продовольствіе, общественное призрѣніе, участіе, преимущественно хозяйственное, въ попеченіи о народномъ здравіи и образованіи, взаимное земское страхованіе имуществъ, мѣры противъ падежей скота, представленія и ходатайства о земскихъ пользахъ и нуждахъ и т. п. Соотвѣтственно хозяйственнымъ задачамъ земскаго управленія участіе въ немъ опредѣляется имущественнымъ цензомъ. Земство — совокупность лицъ и учрежденій, которыя владѣютъ въ городѣ или уѣздѣ извѣстнымъ пространствомъ земли или другимъ недвижимымъ имуществомъ опредѣленной цѣнности, по цензу, либо промышленнымъ или торговымъ заведеніемъ съ опредѣленнымъ годовымъ оборотомъ [3]; предоставлено чрезъ свои органы управленія вѣдать мѣстное земское хозяйство. Земство ведетъ свои дѣла въ уѣздныхъ и губернскихъ земскихъ учрежденіяхъ посредствомъ выборныхъ гласныхъ. Для выбора гласныхъ въ уѣздное земское собраніе избиратели частію по роду имущества, частію по мѣсту его нахожденія (въ городѣ, въ уѣздѣ), образуютъ отдѣльные избирательные съѣзды 1) уѣздныхъ землевладѣльцевъ, 2) городскихъ избирателей и 3) выборныхъ отъ сельскихъ обществъ, которыхъ назначаютъ волостные сходы изъ своей среды. Уѣздное земское собраніе подъ предсѣдательствомъ уѣзднаго предводителя и членовъ уѣздной земской управы, а также гласныхъ въ губернское земское собраніе (по одному на шесть уѣздныхъ гласныхъ), а оно избираетъ изъ своей среды предсѣдателя и членовъ губернской земской управы. Всѣ выборы производятся на три года. Уѣздныя и губернскія земскія собранія собираются ежегодно по одному разу на положенные сроки; управы дѣйствуютъ въ продолженіе всего года. Земскимъ собраніямъ принадлежитъ власть распорядительная съ общимъ надзоромъ за ходомъ земскихъ дѣлъ: онѣ выслушиваютъ отчеты управъ и рѣшаютъ вопросы по земскому хозяйству. Земскимъ управамъ принадлежатъ распоряженія исполнительныя и вообще ближайшее завѣдываніе земскими дѣлами, губернатору — надзоръ за дѣятельностью земскихъ учрежденій, Сенату — разборъ пререканій губернатора съ земскими собраніями и жалобъ на нихъ частныхъ лицъ и учрежденій. Земскія учрежденія ведутъ ввѣренныя имъ дѣла самостоятельно; но губернаторъ можетъ остановить исполненіе ихъ рѣшеній, несогласныхъ съ закономъ о общими интересами государства.

Положеніе о земскихъ учрежденіяхъ вводило новую общественную классификацію, не совпадавшую съ сословнымъ дѣленіемъ русскаго общества. Къ классу уѣздныхъ землевладѣльцевъ причислены лица всѣхъ сословій, имѣющія положенный для него имущественный цензъ, въ томъ числѣ и православные священнослужители, владѣющіе въ уѣздѣ церковной землей въ опредѣленномъ размѣрѣ; со времени Петра Великаго бѣлое духовенство впервые является здѣсь со значеніемъ земскаго класса на ряду съ другими сословіями. Крестьяне «безъ различія вѣдомствъ», бывшіе крѣпостные, удѣльные и казенные, впервые соединены въ одинъ классъ, представляемый земскими гласными отъ сельскихъ обществъ и названный въ Положеніи сельскимъ сословіемъ. Но и прежнее сословное дѣленіе не осталось безъ вліянія на составъ земскаго управленія. Дворянство и въ земскихъ учрежденіяхъ сохранило преобладающее значеніе, какимъ пользовалось оно дотолѣ въ мѣстномъ управленіи. Уѣздный предводитель дворянства по Положенію непремѣнно предсѣдательствуетъ въ уѣздномъ земскомъ собраніи, а губернскій въ губернскомъ, если только императоромъ не назначено для того особое лицо. Въ уѣздныхъ земскихъ собраніяхъ 33 внутреннихъ губерній Европейской Россіи, въ которыхъ первоначально введено было Положеніе 1864 года, почти половина гласныхъ (6104 изъ 13035) избирались уѣздными землевладѣльцами, огромное большинство которыхъ, особенно въ первое время дѣйствія Положенія, составляли дворяне. Члены избирательнаго съѣзда землевладѣльцевъ, а также мѣстные православные священнослужители могли быть избираемы въ гласные и отъ сельскихъ обществъ. Положеніе имѣло въ виду дать участіе въ земскомъ управленіи лицамъ всѣхъ сословій и частію по ихъ сословному значенію. По смѣтамъ на 1903 г. доходы всѣхъ земствъ по 34 земскимъ губерніямъ исчислялись зъ 104 мил. руб.

Устройство мѣстнаго общественнаго управленія завершено была новымъ Городовымь Положеніемъ 16 іюня 1870 года. Предметы вѣдомства новаго городского управленія сходны съ вѣдомствомъ земскихъ учрежденій: это — «попеченіе и распоряженіе по городскому хозяйству и благоустройству». Но право участія въ городскихъ выборахъ не обусловливалось опредѣленнымъ имущественнымъ цензомъ: въ выборахъ участвовали всѣ городскіе обыватели безъ различія сословій, владѣвшіе въ городѣ какимъ-либо недвижимымъ имуществомъ, или платившіе въ пользу города какой-либо налогъ, какъ бы ни были незначительны это имущество и этотъ платежъ. Такимъ образомъ городское управленіе, которому Жалованная грамота 1785 года пыталась сообщить всесословный характеръ, Положеніе 1870 года сдѣлало безсословнымъ. Органы управленія: 1) городская дума съ распорядительной властью, изъ гласныхъ, избираемыхъ на 4 года въ городскихъ избирательныхъ собраніяхъ; 2) городская управа, учрежденіе исполнительное, избираемое городскою думой; 3) городской голова, также избираемый думой, предсѣдательствуетъ въ ней, въ управѣ и въ избирательныхъ городскихъ собраніяхъ; 4) губернское по городскимъ дѣламъ присутствіе подъ предсѣдательствомъ губернатора, съ участіемъ губернскаго городского головы, разбираетъ пререканія между думой и администраціей, какъ и между самими городскими общественными учрежденіями, равно и жалобы на постановленія городской думы.

Судебные уставы 1864 г. Судебная реформа была такимъ же необходимымъ слѣдствіемъ крестьянской, какъ и земская, и вводила всесословное участіе общества въ отправленіе правосудія, какъ земская предоставляла всѣмъ сословіямъ завѣдываніе мѣстнымъ общественнымъ хозяйствомъ. Обществу, ставшему свободнымъ во всемъ своемъ составѣ, необходимъ былъ судъ общій для всѣхъ составныхъ частей его, основанный на равенствѣ всѣхъ передъ закономъ, дѣйствующій открыто передъ обществомъ и при его содѣйствіи. Начала такого суда были предуказаны Высочайшимъ повелѣніемъ (январь 1862 г.), предписавшимъ канцеляріи Государственнаго Совѣта изложить соображенія «о тѣхъ главныхъ началахъ, несомнѣнное достоинство коихъ признано въ настоящее время наукою и опытомъ европейскихъ государствъ и по коимъ должны быть преобразованы судебныя части въ Россіи». По соображеніямъ государственной канцеляріи, разсмотрѣннымъ и дополненнымъ Государственнымъ Совѣтомъ, составлены были Основныя положенія преобразованія судебной части. Особая комиссія при государственной канцеляріи (предсѣдатель — государственный секретарь Бутковъ), въ составъ которой вошли лучшіе правовѣды, ученые и практики, изъ этихъ положеній выработала подробные Судебные Уставы, утвержденные 20 ноября 1864 г. Здѣсь устанавливаются: 1) правила гражданскаго и уголовнаго судопроизводства, коими опредѣляются средства для возстановленія силы нарушенныхъ законовъ, и 2) система судоустройства, т. е. учрежденія, коими эти правила приводятся въ дѣйствіе.

Власть судебная принадлежитъ мировымъ судьямъ, рѣшающимъ дѣла единолично, и судебнымъ мѣстамъ коллегіальнимъ: съѣздамъ мировыхъ судей, окружнымъ судамъ, судебнымъ палатамъ и Правительствующему Сенату. Судебная власть всѣхъ этихъ учрежденій простирается на лица всѣхъ сословій и на всѣ дѣла, гражданскія и уголовныя. Эти учрежденія рѣшаютъ дѣла по существу, кромѣ Сената, который въ качествѣ верховнаго кассаціоннаго суда, не рѣшая дѣлъ по существу, наблюдаетъ за охраненіемъ точной силы закона и за единообразнымъ его исполненіемъ всѣми судебными установленіями Имперіи.

При судебныхъ мѣстахъ состоятъ:

1) прокуроры и ихъ товарищи, отъ имени правительства ограждающіе пользы государства, требованія общественнаго порядка и неприкосновенность закона;

2) вспомогательные органы суда: нотаріусы, правильнымъ совершеніемъ актовъ предупреждающіе тяжбы, присяжные повѣренные, участіемъ своимъ въ защитѣ тяжущихся и подсудимыхъ содѣйствующіе скорѣйшему и правильному рѣшенію дѣлъ, секретари канцелярій, совершающіе всѣ акты судебныхъ распоряженій и рѣшеній, и судебные пристава, органы судебной полиціи, на коихъ возлагается исполненіе постановленій суда.

Мировые судьи рѣшаютъ уголовныя и гражданскія дѣла меньшей важности, которыя требуютъ скораго рѣшенія на мѣстѣ и близкаго знакомства съ мѣстными отношеніями или которыя, возникая изъ взаимныхъ недоразумѣній, могутъ быть улажены примиреніемъ тяжущихся посредствомъ разъясненія ихъ недоразумѣній лицомъ, пользующимся довѣріемъ обеихъ сторонъ. Примиреніе тяжущихся — главнѣйшая задача мирового судьи и высшее качество его правосудія. На эти задачи мирового суда и разсчитано его устройство. Уѣздъ съ находящимися въ немъ городами составляетъ мировой округъ, который дѣлится по мѣстнымъ условіямъ на большее или меньшее количество мировыхъ участковъ. Обѣ столицы дѣлятся каждая на нѣсколько мировыхъ округовъ, состоящихъ изъ двухъ или болѣе частей города. Въ мировомъ округѣ сверхъ участковыхъ полагаются еще почетные мировые судьи, служащіе безмездно и замѣняющіе участковыхъ въ опредѣленныхъ закономъ случаяхъ. Тѣ и другіе избираются на три года всѣми сословіями, именно уѣздными земскими собраніями, въ городахъ думами, изъ мѣстныхъ жителей, обладающихъ установленнымъ цензомъ образовательнымъ и имущественнымъ (недвижимой собственностью извѣстнаго размѣра или цѣнности, напримѣръ, 400 десят. земли въ Московской губ.). Собраніе участковыхъ и почетныхъ мировыхъ судей округа составляетъ высшую мировую инстанцію — съѣздъ мировыхъ судей.

Окружные суды рѣшаютъ и гражданскія и уголовныя дѣла всѣхъ сословій и замѣнили собою прежніе сословные суды первой инотанціи (уѣздные суды, магистраты или ратуши, нижнія расправы), установленные Учрежденіемъ о губерніяхъ 1775 г. Окружной судъ состоитъ изъ предсѣдателя и членовъ и учреждается на нѣсколько уѣздовъ. Членами окружнаго суда считаются и судебные слѣдователи, которые производятъ слѣдствія по уголовнымъ дѣламъ въ назначенныхъ для каждаго изъ нихъ участкахъ судебнаго округа. Въ уголовныхъ дѣлахъ, за которыя въ законѣ положены наказанія, соединенныя съ лишеніемъ или ограниченіемъ правъ состоянія, къ составу суда присоединяются присяжные засѣдатели для опредѣленія вины или невиновности подсудимыхъ. Отдѣльное рѣшеніе вопросовъ о виновности и о наказаніи и даже различными судьями необходимо для того, чтобы рѣшеніе суда внушало къ себѣ общественное довѣріе, какъ приговоръ правосудія, а не произвола. Опредѣленіе наказанія, которое должно быть основано на законѣ, на его знаніи и правильномъ пониманіи, — дѣло судей-законовѣдовъ. Вопросъ о виновности можетъ быть справедливо рѣшенъ только по совѣсти. Въ лицѣ присяжныхъ засѣдателей, вызываемыхъ изъ общества, призывается къ такому рѣшенію общественная совѣсть. Потому присяжными засѣдателями могутъ быть только лица, пользующіяся заслуженнымъ общественнымъ довѣріемъ, какъ выразители мнѣнія большинства благонадежныхъ гражданъ или какъ представители лучшихъ элементовъ общества и притомъ всего общества, а не какихъ-либо отдѣльныхъ его классовъ. Сверхъ извѣстныхъ нравственныхъ качествъ для правильной оцѣнки вины подсудимаго необходимо еще хорошее знакомство съ нравами, обычаями и общественной жизнью извѣстной мѣстности. Этими соображеніями и опредѣляются внѣшнія и внутреннія качества, которыми обусловливаются способность и право быть присяжнымъ засѣдателемъ: опредѣленный возрастъ (отъ 25 до 70 лѣтъ), жительство въ уѣздѣ не менѣе 2 лѣтъ, владѣніе имуществомъ (напримѣръ, землею не менѣе 100 десятинъ или доходомъ во всѣхъ мѣстахъ кромѣ столицъ не менѣе, 200 р. въ годъ), извѣстная степень образованія, довѣріе, пріобрѣтенное государственной или общественной службой и т. п. Мѣстные обыватели всѣхъ сословій (кромѣ духовенства и военнослужащихъ чиновъ), удовлетворяющіе внѣшнимъ условіямъ, вносятся въ общіе списки присяжныхъ засѣдателей, составляемые по каждому уѣзду отдѣльно особыми временными комиссіями изъ лицъ, назначаемыхъ ежегодно уѣздными земскими собраніями, а въ столицахъ соединенными засѣданіями городскихъ думъ и мѣстныхъ уѣздныхъ земскихъ собраній. Тѣ же комиссіи подъ предсѣдательствомъ уѣздныхъ предводителей дворянства составляютъ очередные списки по уѣздамъ, выбирая изъ общихъ только тѣхъ лицъ, которыя въ предстоящемъ году имѣютъ быть призываемы къ исполненію обязанностей присяжныхъ засѣдателей (по городамъ С.-Петербургу и Москвѣ съ ихъ уѣздами 1200 лицъ, по уѣздамъ, гдѣ болѣе 100 тысячъ жителей, 400, гдѣ менѣе — 200). Комиссія производитъ эту выборку по своему усмотрѣнію на основаніи внимательной оцѣнки внутреннихъ качествъ каждаго избираемаго лица, необходимыхъ для добросовѣстнаго выполненія имъ судебныхъ обязанностей. Рѣшеніе присяжныхъ засѣдателей не подлежитъ пересмотру; но если судъ признаетъ единогласно, что этимъ рѣшеніемъ осужденъ невинный, то онъ постановляетъ передать дѣло на разсмотрѣніе новаго состава присяжныхъ.

Судебныя палаты. Приговоры по уголовнымъ дѣламъ, постановленные окружнымъ судомъ безъ участія присяжныхъ засѣдателей, и по всѣмъ дѣламъ гражданскимъ могутъ быть обжалованы (апелляція) въ судебной палатѣ. Приговоры ея, какъ и окружнаго суда съ участіемъ присяжныхъ, почитаются окончательными, которые могутъ быть отмѣняемы только въ случаѣ нарушенія или неправильнаго примѣненія закона (кассація). Вѣдомство судебной палаты простирается на округъ, состоящій изъ нѣсколькихъ губерній или областей.

Главныя начала, положенныя въ основаніе судебнаго порядка, такъ устроеннаго: 1) отдѣленіе власти судебной отъ исполнительной, 2) введеніе въ гражданскія дѣла состязательнаго, въ уголовныя обвинительнаго процесса вмѣсто слѣдственнаго, 3) гласное и устное или словесное судопроизводство вмѣсто закрытаго канцелярскаго и письменнаго, 4) установленіе только двухъ судебныхъ инстанцій и кассаціоннаго суда, 5) сочетаніе выборнаго начала съ правительственнымъ назначеніемъ. Уже Учрежденіе о губерніяхъ 1775 г. предоставило тремъ сословіямъ замѣщать нѣкоторыя судебныя должности по выборамъ; но эти выборы производились каждымъ сословіемъ отдѣльно отъ остальныхъ и выборные сословные судьи (кромѣ совѣстнаго суда) вѣдали дѣла лицъ только своихъ сословій. По Уставамъ 1864 г. мировые судьи выбираются всѣми сословіями, а присяжные засѣдатели изъ всѣхъ сословій произносятъ приговоры о винѣ или невиновности надъ подсудимыми безъ различія сословій. Такимъ образомъ всесословное представительство въ судѣ получило полное развитіе и дѣйствительное значеніе и судебная реформа стала дальнѣйшимъ и крупнымъ шагомъ въ ходѣ уравненія и сближенія сословій для совмѣстной дѣятельности.

Перемѣны въ мѣстномъ управленіи и судѣ. Мировые посредники принадлежа къ мѣстному дворянству, при введеніи Положеній 19 февраля руководили опредѣленіемъ отношеній крестьянъ къ ихъ бывшимъ помѣщикамъ и дѣятельностію сельскихъ и волостныхъ крестьянскихъ учрежденій. Эти учрежденія, съ упраздненіемъ мировыхъ посредниковъ въ 1874 г., были предоставлены самимъ себѣ. Закономъ 12 іюля 1889 г. учреждена должность земскихъ начальниковъ. Сельскія и незначительныя городскія поселенія уѣзда распредѣлены на участки, изъ коихъ въ каждомъ земскій начальникъ, назначаемый губернаторомъ, по соглашенію съ губернскимъ и подлежащимъ уѣзднымъ предводителями дворянства, изъ мѣстныхъ дворянъ, имѣющихъ установленный образовательный и имущественный или служебный цензъ, ведетъ административныя и судебныя дѣла. Главная административная обязанность земскаго начальника — надзоръ за крестьянскимъ общественнымъ управленіемъ. Въ судебныхъ дѣлахъ земскіе начальники замѣнили упраздненныхъ тѣмъ же закономъ уѣздныхъ мировыхъ судей; только для наиболѣе важныхъ дѣлъ учреждена должность уѣзднаго члена окружнаго суда, по одному на уѣздъ. Въ городахъ (кромѣ обѣихъ столицъ и шести наиболѣе крупныхъ городовъ, гдѣ сохранены мировыя учрежденія) для судебныхъ дѣлъ, соотвѣтствующихъ компетенціи земскихъ начальниковъ, учреждены назначаемые министромъ юстиціи городскіе судьи. Вторая инстанція, уѣздный съѣздъ, по роду дѣлъ, совмѣщаемыхъ въ вѣдомствѣ земскихъ начальниковъ, раздѣляется на два присутствія, административное и судебное, съ неодинаковымъ составомъ; въ обоихъ предсѣдательствуетъ уѣздный предводитель дворянства, что придаетъ съѣзду сословный характеръ. Окружной судъ составляетъ вторую инстанцію для дѣлъ его уѣзднаго члена, дѣйствуя на правахъ съѣзда мировыхъ судей. Высшую въ губерніи инстанцію для этихъ учрежденій съ правами надзора за ихъ дѣятельностію составляетъ губернское присутствіе подъ предсѣдательствомъ губернатора изъ высшихъ должностныхъ лицъ губернской администраціи и суда съ двумя непремѣнными членами, назначаемыми губернаторомъ изъ мѣстнаго дворянства въ порядкѣ и на условіяхъ назначенія земскихъ начальниковъ.

Преобразовано было и мѣстное общественное управленіе, земское и городское. Положеніемъ 12 іюня 1890 г. о губернскихъ и уѣздныхъ земскихъ учрежденіяхъ группировка избирателей по роду имущества замѣнена распредѣленіемъ ихъ на сословныя группы дворянскую, городскую и крестьянскую; при этомъ непосредственный выборъ крестьянскихъ гласныхъ волостными сходами замѣненъ выборомъ кандидатовъ, изъ числа которыхъ губернаторы по отзывамъ земскихъ начальниковъ назначаютъ гласныхъ въ земское собраніе. Усиленъ правительственный надзоръ за земскимъ самоуправленіемъ: постановленія земскихъ собраній не могутъ быть приводимы въ исполненіе, пока не утверждены губернаторомъ или по его представленію министромъ внутреннихъ дѣлъ. Особый типъ мѣстнаго земско-хозяйственнаго управленія созданъ Положеніемъ 2 апрѣля 1903 г. для девяти губерній Западной Россіи. Управленіе земскимъ хозяйствомъ въ каждой изъ этихъ губерній ввѣрено губернскому и уѣзднымъ комитетамъ по дѣламъ земскаго хозяйства съ распорядительной властью, а исполнительныя дѣйствія возложены на губернскую и на уѣздныя управы по дѣламъ земскаго хозяйства. Въ сложный составъ комитетовъ рядомъ съ высшими (губернскими) и подчиненными (уѣздными) должностными лицами разныхъ вѣдомствъ мѣстной администраціи входятъ и земскіе гласные, не менѣе двухъ отъ каждаго уѣзда, назначаемые по представленію губернатора министромъ внутреннихъ дѣлъ на 3 года изъ лицъ, имѣющихъ постоянное жительство въ уѣздѣ и владѣющихъ здѣсь недвижимымъ имуществомъ или торгово-промышленнымъ заведеніемъ. Въ губернскомъ комитетѣ предсѣдательствуетъ губернаторъ, въ уѣздныхъ — уѣздные предводители дворянства, въ Западномъ краѣ назначаемые правительствомъ. Предсѣдатель и члены губернской управы также назначаются министромъ и состоятъ на государственной службѣ. Въ городскомъ самоуправленіи новое Городовое Положеніе 11 іюня 1892 г. возвысило имущественный цензъ: избирательное право обусловлено недвижимымъ городскимъ имуществомъ извѣстной цѣнности смотря по населенности городовъ (отъ 3 тыс. руб. въ столицахъ до 300 р.) или торгово-промышленнымъ предпріятіемъ по купеческому свидѣтельству первой (въ столицахъ) или второй гильдіи. Правительственный надзоръ, какъ и другія условія дѣятельности городского общественнаго управленія опредѣлены примѣнительно къ новому земскому Положенію.

Уставъ 1874 г. о воинской повинности составилъ одинъ изъ важнѣйшихъ моментовъ въ уравнительномъ переустройствѣ русскаго общества. При системѣ рекрутскихъ наборовъ воинская повинность, наиболѣе тяжелая изъ всѣхъ государственныхъ повинностей, была распредѣлена крайне неравномѣрно: вслѣдствіе разнообразныхъ сословныхъ и другихъ изъятій вся тяжесть ея падала почти исключительно на мѣщанъ и крестьянъ (5,5 милліон. изъятыхъ на 24,5 милліон. подлежавшихъ повинности). Уставъ, утвержденный 1 января 1874 г. (при военномъ министрѣ Д. А. Милютинѣ), установилъ всесословный призывъ къ исполненію воинской повинности. Мужское населеніе подлежитъ этой повинности «безъ различія состояній». Вступленіе въ военную службу по ежегоднымъ призывамъ рѣшается жребіемъ, который вынимаютъ всѣ, достигшіе призывнаго возраста (20-21 г.). Изъ нихъ признанные годными принимаются на службу въ числѣ, ежегодно назначаемомъ, какое требуется для пополненія постоянныхъ войскъ сухопутныхъ и морскихъ; остальные зачисляются въ ратники ополченія, которое созывается лишь въ чрезвычайныхъ обстоятельствахъ военнаго времени и составляется изъ всего не числящагося въ постоянныхъ войскахъ, но способнаго носить оружіе мужскаго населенія отъ призывнаго до 40-лѣтняго возраста включительно. Выслужившіе срокъ дѣйствительной службы увольняются въ запасъ, призываемый на дѣйствительную службу въ случаѣ необходимости привести войска въ полный составъ. Полные сроки службы дѣйствительной и въ запасѣ 6 и 9 лѣтъ въ арміи, 7 и 3 года во флотѣ. Отмѣнены замѣщенія и откупы отъ военной службы, но допущены отсрочки въ отправленіи повинности, а также разныя изъятія и льготы, дающія (по неспособности къ военной службѣ, по семейному или имущественному положенію, по званію и роду занатій и особенно по образованію) право на освобожденіе отъ воинской повинности вообще, или отъ дѣйствительной службы въ мирное время, либо только на сокращенные сроки дѣйствительной службы. Такъ освобождаются отъ воинской повинности священнослужители всѣхъ христіанскихъ исповѣданій, а также православные псаломщики (на извѣстныхъ условіяхъ), льготные по семейному положенію перваго разряда (единственный способный къ труду сынъ при отцѣ къ труду неспособномъ или при матери вдовѣ и т. п.); освобождаются отъ дѣйствительной службы въ мирное время и зачисляются въ армейскій запасъ на 15 лѣтъ преподаватели учебныхъ заведеній, содержимыхъ правительствомъ или уставы коихъ имъ утверждены; сроки дѣйствительной службы въ арміи по жребію сокращаются на степени полученнаго образованія (отъ 4 лѣтъ въ начальныхъ училищахъ до 6 мѣсяцевъ въ высшихъ учебныхъ заведеніяхъ) съ увеличеніемъ на соотвѣтствующее число лѣтъ срока состоянія въ запасѣ. Лицамъ, удовлетворяющимъ опредѣленнымъ условіямъ образованія, предоставляется отбывать воинскую повинность въ арміи безъ жребія, вольноопредѣляющимися, и соотвѣтственно полученному образованію они обязаны прослужить въ дѣйствующихъ войскахъ 3 мѣсяца, полгода или 2 года. Широкими льготами по образованію военная реформа весьма много способствовала распространенію народнаго просвѣщенія. Мысль закона 1874 г. въ томъ и состоитъ, что по современнымъ условіямъ войны только та армія можетъ разсчитывать на боевой успѣхъ, въ которой грамотными, развитыми и находчивыми солдатами командуютъ офицеры съ основательнымъ образованіемъ не только спеціальнымъ, но и общимъ.

При дѣйствіи устава 1874 г. европейская армія Россіи по составу обученныхъ людей не превышала въ военное время 1,270,000 человѣкъ, когда Германія могла выставить армію въ 3,734,000, а Австро-Венгрія въ 1,821,000. Между тѣмъ являлись поводы опасаться вооруженнаго столкновенія съ ближайшими сосѣдями на Западѣ. Чтобы увеличить боевыя силы, не обременяя населенія чрезмѣрно личной повинностью, а казны непосильными, расходами, правила 14 іюня 1888 г., сокративъ дѣйствительную службу на одинъ годъ, увеличили срокъ состоянія въ запасѣ на 3 года, такъ что продолжительностъ дѣйствительной и резервной службы съ прибавкой къ послѣдней четвертаго года, взятаго у первой, возросла съ 15 до 18 лѣтъ (какъ въ Германіи). Трехлѣтняя прибавка распостранена на льготныхъ по образованію и на вольноопредѣляющихся. По тому же закону срокъ состоянія въ ополченіи продолженъ до 43-лѣтняго возраста. Съ цѣлью пополнить въ арміи составъ офицерскихъ чиновъ образованными людьми и побудить послѣднихъ поступать въ ряды войскъ добровольно, закономъ 1886 г. трехмѣсячный и полугодовой срокъ дѣйствительной службы вольноопредѣляющихся замѣненъ годовымъ, а полугодовой и полуторагодовой срокъ льготныхъ по образованію жеребьевыхъ — двухлѣтнимъ.

Въ первые пять призывовъ (1874-1878 гг.) вынимало жребій ежегодно среднимъ числомъ не много менѣе 700,000 человѣкъ; изъ нихъ для ежегоднаго пополненія арміи и флота требовалось около 180,000; съ правами на сокращенные сроки по образованію поступало на службу не много болѣе 1% всего числа новобранцевъ. Въ 1902 г. для пополненія постоянныхъ войскъ призвано 318,745 человѣкъ, а въ 1904 г. по случаю войны съ Японіей число призванныхъ увеличено до 447,402.

Возвѣщенныя реформы. Высочайшій указъ Сенату отъ 12 декабря 1904 г. возвѣстилъ рядъ реформъ, продолжающихъ дѣло уравненія сословій и подготовки ихъ къ совокупному участію въ управленіи. Особому совѣщанію по важнѣйшимъ вопросамъ устроенія крестьянской жизни повелѣвается, чтобы работы его привели законы о крестьянахъ, какъ полноправныхъ свободныхъ сельскихъ обывателяхъ, «къ объединенію съ общимъ законодательствомъ Имперіи». Между прочимъ указъ предписываетъ «предоставить земскимъ и городскимъ учрежденіямъ возможно широкое участіе въ завѣдываніи различными сторонами мѣстнаго благоустройства и призвать къ дѣятельности въ этихъ учрежденіяхъ на однородныхъ основаніяхъ представителей всѣхъ частей заинтересованнаго въ мѣстныхъ дѣлахъ населенія», образовавъ въ дополненіе къ дѣйствующимъ губернскимъ и уѣзднымъ земствамъ однородныя съ ними и болѣе близкія къ населенію земскія учрежденія въ болѣе тѣсныхъ по пространству, чѣмъ уѣздъ, округахъ (такъ-называемая «мелкая земская единица). Признано также неотложнымъ преобразованіе судебной части въ цѣляхъ уравненія передъ судомъ лицъ всѣхъ состояній. Доселѣ крестьяне подсудны своимъ особымъ волостнымъ судамъ, не связаннымъ съ общими судебными установленіями и подчиненнымъ губернской администраціи, притомъ въ большей части правонарушеній, за исключеніемъ важнѣйшихъ, изъятымъ изъ-подъ дѣйствія общихъ уголовныхъ и гражданскихъ законовъ.

Указомъ 12 декабря не ограничились преобразовательныя предначертанія. Въ памятный день 18 февраля 1905 г. изданы три акта. Высочайшимъ рескриптомъ на имя министра внутреннихъ дѣлъ возвѣщено о привлеченіи «достойнѣйшихъ, довѣріемъ народа облеченныхъ, избранныхъ отъ населенія людей къ участію въ предварительной разработкѣ и обсужденію законодательныхъ предположеній», и именнымъ указомъ Сенату отъ того же числа облегчается «всѣмъ вѣрноподданымъ, радѣющимъ объ общей пользѣ и нуждахъ государственныхъ», возможность непосредственнаго обращенія къ верховной власти и на состоящій подъ предсѣдательствомъ Государя Совѣть министровъ возлагается «разсмотрѣніе и обсужденіе поступающихъ на Высочайщее имя отъ частныхъ лицъ и учрежденій видовъ и предположеній по вопросамъ, касающимся усовершенствованія государственнаго благоустройства и улучшеніе народнаго благосостоянія». Такимъ образомъ дѣятельности общественныхъ классовъ, доселѣ ограниченной дѣлами мѣстнаго хозяйственнаго управленія и суда, открывается путь къ совмѣстной съ центральнымъ правительствомъ работѣ надъ вопросами общегосударственными, законодательными, люди, облеченные довѣріемъ народа, всѣхъ его классовъ, призываются «содѣйствовать успѣшному осуществленію преобразованій, направленныхъ къ обновленію духовной жизни народа, къ упроченію его благосостоянія и усовершенствованію государственнаго порядка», какъ гласитъ Высочайшій манифестъ отъ того же 18 февраля 1905 г.

Ходъ образованія русскаго общества. Въ Московскомъ государствѣ XVII в. съ прекращеніемъ земскихъ соборовъ общество распадалось на классы, раздѣленные сословными правами и обязанностями, съ разобщенной дѣятельностію, замыкавшейся въ кругу сословныхъ дѣлъ и интересовъ. Съ Петра Великаго законодательная перестройка общества совершалась двумя параллельными порядками мѣръ, изъ коихъ однѣ уравнивали его классы, другія сближали ихъ и подготовляли къ совмѣстной дѣятельности. Процессъ уравненія состоялъ въ томъ, по одни сословныя права и обязанности упразднялись, а другія съ одного сословія распространялись на прочія и чрезъ это становились общими (распространеніе при Петрѣ Великомъ воинской повинности на неслужилые классы и податной на холоповъ и вольныхъ людей, снятіе казенныхъ службъ съ торгово-промышленныхъ людей при Елисаветѣ, распространеніе нѣкоторыхъ личныхъ и общественныхъ правъ дворянства на высшіе разряды городскихъ обывателей по Жалованной грамотѣ городамъ 1785 г., предоставленіе лицамъ всѣхъ свободныхъ состояній права личной поземельной собственности по закону 12 декабря 1801 г., законы 20 февраля 1803 г. и 2 апрѣля 1842 г., подготовлявшіе юридическія основы для отмѣны крѣпостной зависимости, и наконецъ предоставленіе бывшимъ помѣщичьимъ крестьянамъ гражданскихъ правъ съ сословнымъ самоуправленіемъ по Положенію 19 февраля 1861 г. и уравненіе всѣхъ передъ закономъ въ общемъ судѣ по Судебнамъ Уставамъ 20 ноября 1864 г. и въ несеніи воинской повинности по Уставу 1 января 1874 г. Въ ходѣ взаимнаго сближенія и подготовки сословій къ совмѣстной дѣятельности можно различить три момента неодинаковаго значенія. Въ Комиссію 1767 г. призваны были представители разныхъ классовъ русскаго общества содѣйствовать правительству въ законодательной работѣ, и она подготовила матеріалы для губернскихъ учрежденій 1775 г., призвавшихъ къ участію въ мѣстномъ управленіи и судѣ всѣ свободные классы гражданскаго общества, и для Жалованной грамоты городамъ, пытавшейся сдѣлать изъ города всесословное общество. Потомъ въ Положеніи 1831 г. о дворянской службѣ мелькнула мысль сдѣлать дворянство мѣстнымъ представителемъ всѣхъ другихъ классовъ общества. Но оба процесса замедлялись нѣкоторыми особенностями положенія государства и общества. Вмѣстѣ съ расширеніемъ государственной территоріи и усложненіемъ управленія росла потребность въ людяхъ, пригодныхъ для государственной службы военной и гражданской. Еще до Петра Великаго служилый классъ пополнялся путемъ выслуги изъ другихъ сословій. Табель о рангахъ 1722 г. укрѣпила этотъ путь, причисляя къ потомственному дворянству всѣхъ, кто дослуживался до чина VIII класса, «хотя бъ они и низкой породы были». Съ времени Петра Великаго служебная годность была обусловлена образовательнымъ цензомъ; но этотъ цензъ не сталъ средствомъ общественнаго уравненія и объединенія. Государство и общество складывались такъ, что правительство искало и внѣ дворянства способныхъ и образованныхъ людей для государственной службы и вводило ихъ въ дворянство, а способные люди изъ недворянъ путемъ образованія и службы стремились выйти изъ своего состоянія и стать дворянами. Такъ школа и служба переливали общественныя силы снизу наверхъ и этимъ наперекоръ уравнительнымъ и объединительнымъ стремленіямъ законодательства усиливали разобщеніе между высшимъ и низшими классами, искусственно понижая умственный уровень и общественное значеніе послѣднихъ. Екатерину II занимала мысль создать въ Россіи образованное среднее сословіе, кадрами котораго служили бы люди, «изъ подлости (простонародья) къ наукамъ взятые». Въ царствованіе Николая I думали придать средней и начальной школѣ профессіонально-сословный характеръ, при которомъ каждый «не стремился бы чрезъ мѣру возвыситься надъ тѣмъ состояніемъ, въ коемъ ему суждено оставаться». Чтобы остановить или ослабить стремленіе торгово-промышленныхъ людей въ дворянство путемъ службы, въ 1832 г. учреждено было привилегированное состояніе почетнаго гражданства потомственнаго и личнаго. Наконецъ 1851-мъ годомъ открывается періодъ усиленной и разносторонней переработки общества въ уравнительномъ и объединительномъ направленіи. Разные разряды крестьянъ сливаются въ однородное сельское сословіе; общество получаетъ всесословное участіе въ мѣстномъ земскомъ и городовомъ управленіи и въ отправленіи правосудія; уставъ о всеобщей воинской повинности и отмѣна подушной подати (съ 1 января 1887 г.) съ дальнѣйшими перемѣнами въ системѣ прямыхъ налоговъ значительно сгладили прежнее коренное дѣленіе общества на привилегированное и податныя сословія. Въ то же время совершалось постепенное обобщеніе понятій, нравовъ, бытовыхъ отношеній подъ дѣйствіемъ новыхъ учрежденій, школы, печати и другихъ культурныхъ средствъ общенія. Сословныя учрежденія и правовыя различія еще сохраняются; но одни изъ нихъ служатъ воспомогательными средствами общаго государственнаго управленія (участіе предводителей дворянства въ мѣстномъ управленіи, сословный характеръ земскихъ начальниковъ, крестьянскія учрежденія), а нѣкоторыя являются пережиточными остатками прошлаго.

Японо-русская война. Міровыя соотношенія державъ, приведшія годъ за годомъ къ этой войнѣ, представляютъ глубокій обще-историческій интересъ. Настойчиво совершая займы, вводя новые косвенные налоги и централизуя государственное управленіе, Россія къ концу восьмидесятыхъ годовъ достигла положенія, при которомъ она могла затрачивать огромныя суммы на флотъ и армію. Положеніе русскаго правительства, независимаго въ дѣйствіяхъ своихъ ни отъ общественнаго мнѣнія, ни отъ настроеній народныхъ массъ и державшаго въ рукахъ своихъ всѣ нити государственнаго управленія, долгое время служило предметомъ тревожнаго вниманія со стороны великихъ державъ, всячески старавшихся обезопасить себя отъ возможныхъ эволюцій политики петербургскаго кабинета. Занятіе Манчжуріи было принято, какъ перемѣна политическаго курса, котораго держался императоръ Александръ III, и повлекло за собою заключеніе англо-японскаго договора, парализовавшаго франко-русскій союзъ на Дальнемъ Востокѣ. Этотъ договоръ и былъ первымъ шагомъ вражды, такъ какъ передъ тѣмъ въ безуспѣшной миссіи маркиза Ито въ 1901 году Японія стремилась достигнуть непосредственнаго соглашенія съ Россіей. Облекшаяся въ современныя государственныя формы Японія быстро выросла въ компактную силу, стремившуюся на материкъ въ силу реальныхъ неудержимыхъ интересовъ своего народнаго труда, высоко напряженнаго и перенаселеніемъ, и давнею своеобразною культурой на тѣсномъ пространствѣ плодородной страны. Какъ выяснилось впослѣдствіи, Японія и предприняла трудъ изслѣдованія дѣйствительной военной силы Россіи и въ главномъ штабѣ японской арміи быстро узнали слабыя стороны русской организаціи, мало улучшившейся со времени турецкой войны. Между тѣмъ техническое усложненіе военнаго дѣла требовало совсѣмъ иной подготовки. Режимъ закрытыхъ военно-учебныхъ заведеній, самое обученіе въ коихъ получило характеръ сословной привилегіи дворянства, способствовалъ замѣнѣ духа призванія духомъ привилегіи, изученіе военнаго дѣла тормазилось внѣшнею выучкой, традиціей николаевской эпохи. Въ большинствѣ случаевъ военная школа не даетъ офицерству нитей, чтобы привязать къ себѣ и воспитать въ военномъ отношеніи многоплеменную и многоязычную массу арміи, и единственнымъ средствомъ превращенія новобранца въ солдата является полукаторжный режимъ казармы, убивающій въ рядовыхъ необходимое въ современной войнѣ чувство иниціативы и сознательнаго свободнаго энтузіазма. Всецѣло въ массѣ своей зависящее отъ служебнаго заработка, офицерство не можетъ препятствовать и надстройкѣ надъ нимъ высшей военной бюрократіи, сильной связами, протекціей, средствами, которая и распоряжается самовластно и безотвѣтственно дѣлами арміи, къ великому ущербу ея боевой способности.

Военному столкновенію между Японіей и Россіей предшествовали продолжительные переговоры между обоими правительствами. Японія, заручившись договоромъ съ Англіей и готовая къ войнѣ совершенно, пожелала разграничить съ далекимъ сосѣдомъ сферы вліянія на материкѣ и притомъ сообразно съ реальнымъ соотношеніемъ силъ. Сравнительная слабость Россіи на Дальнемъ Востокѣ сознавалась отдѣльными представителями русскаго правительства; кромѣ того, насущнымъ интересамъ Японіи на материкѣ и въ частности въ Кореѣ нечего было противопоставить съ русской стороны, такъ какъ нужная Россіи сѣверная Манчжурія врядъ ли была нужна Японіи. Русское правительство и проявило уступчивость: но нежеланіе очистить южную Манчжурію и раздражившія японское общество хищническія затѣи вліятельныхъ спекулянтовъ въ Кореѣ дали поводъ къ войнѣ и создали настроеніе, при которомъ она и вспыхнула послѣ перерыва переговоровъ 24-го января 1904 года; удачная атака на русскій флотъ обезпечила Японіи господство на морѣ и русская армія усвоила тактику отступленія и постепеннаго накопленія силъ, японская — наступленія и постепеннаго захвата территоріи и обѣ стороны измѣняли себѣ, приковывая часть силъ къ Портъ-Артуру, одна — чтобы поддержать съ нимъ сообщеніе, другая — чтобы оторвать его. Битвы при Кинжоу (13 мая 1904) и Вафангоу (1-2 іюня) рѣшили эту борьбу въ пользу Японіи. Первое генеральное сраженіе при Ляоянѣ (12-21 августа 1904) не дало японскимъ войскамъ рѣшительнаго перевѣса, но принудило русскихъ къ отступленію. Второе сраженіе при Шахэ (22-30 сентября) заключило кампанію 1904 года. Небывалое по размѣрамъ и кровопролитію, оно также не рѣшило войны. Въ зимній періодъ на южномъ театрѣ войны рѣшилась участь Портъ-Артура, продержавшагося всего 20 дней послѣ смерти своего славнаго защитника, ген. Кондратенка, а по возобновленіи кампаніи на сѣверѣ въ 1905 г. произошло и рѣшающее сраженіе войны подъ Мукденомъ (13-24 февраля), безпримѣрное въ исторіи по громадности силъ и жертвъ. Оно, какъ и первыя два, не окончилось прямымъ разгромомъ русской арміи въ бою, но на этотъ разъ во время отступленія армія понесла такія потери, что исходъ кампаніи былъ рѣшенъ. Въ противоположность сухопутной арміи, русскій флотъ, частью разстрѣлянный въ водахъ Портъ-Артура, частью потопленный при Цусимѣ (14-15 мая) и частью неумѣло затопленный своими при сдачѣ Портъ-Артура, не оказалъ врагу достойнаго сопротивленія.

Война обнаружила полную негодность флота, его матеріальной части и личнаго состава, а въ сухопутной арміи цѣлый рядъ глубокихъ изъяновъ: отсутствіе знаній, произволъ и бюрократическій формализмъ высшихъ чиновъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ подавленность рядового офицерства, лишеннаго подготовки, иниціативы.

23 августа 1905 г. въ Портсмутѣ подписанъ былъ мирный договоръ между Японіей и Россіей. Россія уступала Японіи южную половину Сахалина, т. е. часть своей территоріи, затѣмъ арендныя права въ Квантунской области и выстроенные съ такими тяжелыми затратами Портъ-Артуръ, Дальній и самую желѣзную дорогу, начиная отъ пункта южнѣе Харбина (на 250 в.). За Японіей со стороны Россіи признавалось право исключительнаго протектората надъ Кореей. Россія сохранила за собою договорныя права, связанныя съ обладаніемъ сѣверными участками Восточно-Китайской ж. д. (Харбинъ-Владивостокъ), но самую Манчжурію обѣ стороны обязывались очистить отъ своихъ войскъ. Кромѣ того Россія, не платя контрибуціи, вознаграждала Японію за содержаніе многочисленныхъ русскихъ плѣнныхъ. Японія по этому договору пріобрѣтала территорію, почти равную своей собственной, Россія осталась съ незащищенною желѣзною дорогою къ Владивостоку и весьма дурнымъ стратегическимъ положеніемъ на Дальнемъ Востокѣ, безъ тѣхъ пространствъ сѣверной Манчжуріи, которыя столь ей необходимы для обороны Восточной Сибири и Приморской области (см. выше). Такъ закончилась самая несчастная и самая изнурительная война, какую вела Россія. Чтобы собрать мильонъ войска и увезти его за 7 тыс. верстъ, понадобилось сломать сотни тысячъ крестьянскихъ хозяйствъ, оторвать отъ дѣла сотни тысячъ рабочихъ рукъ, погубленныхъ затѣмъ въ Манчжуріи или ввергнутыхъ въ острую безработицу, наступившую послѣ войны. Вмѣстѣ съ тѣмъ на платежныя силы живущаго и слѣдующаго поколѣній легла огромная тяжесть мильярдныхъ затратъ, сдѣланныхъ русскимъ правительствомъ на Дальнемъ Востокѣ и ради Дальняго Востока въ слѣпой и безотвѣтственной тратѣ народныхъ силъ.

Реформы 1905 и 1906 гг. Японская война обнаружила на кровавыхъ и потрясающихъ примѣрахъ и передъ самыми широкими кругами населенія всю несостоятельность правительственныхъ дѣйствій. Стремленіемъ правительства опереться въ дальнѣйшихъ своихъ мѣропріятіяхъ на консервативные и вліятельные слои общества вызвано было Учрежденіе Государственной Думы, изданное при соотвѣтствующемъ Манифестѣ 6 августа 1905 г.: въ русской государственной жизни полагалось начало народному представительству, созываемому ежегодно и установленному разъ навсегда. Этотъ законодательный актъ былъ первымъ шагомъ отъ того чисто-приказнаго строя, которому оставалось вѣрно русское государство во всѣхъ чертахъ своего устройства; но въ этомъ не все значеніе первоначальнаго учрежденія Думы, которому жизнь не дала осуществиться: послѣдующія реформы были не столько отмѣною, сколько развитіемъ Думы 6 августа и водвореніемъ ея на конституціонныя основанія, дѣлящія верховную власть между короною и народнымъ представительствомъ. Дума 6 августа имѣла быть законосовѣщательною: ея постановленія не имѣли обязательной силы; однако «законодательныя предположенія», отвергнутыя большинствомъ и Думы, и Государственнаго Совѣта, при которомъ состояла Дума (и до извѣстной степени въ положеніи подчиненномъ Совѣту), не передавались на усмотрѣніе верховной власти (ст. 49). Вѣдѣнію Думы подлежали всѣ предметы, требующіе изданія законовъ и штатовъ, государственная роспись, смѣты министерствъ, отчеты Контроля и пр. (ст. 33). Но законодательная иниціатива Думы поставлена была въ тѣсныя рамки: проектъ новаго закона можетъ исходить не отъ одного члена Думы, а не менѣе, какъ отъ 30, и если принятъ большинствомъ двухъ третей въ Думѣ, но отвергнутъ министромъ, къ вѣдомству котораго относится, то поступаетъ на экспертизу Государственнаго Совѣта (ст. 55-57). Еще ограниченнѣе право Думы по надзору за управленіемъ: въ то время какъ для постановки законопроекта Думѣ нужно одно голосованіе и одинъ мѣсяцъ (ст. 55), — для того, чтобы довести до Государственнаго Совѣта свое разногласіе съ министромъ въ этой области, Думѣ потребно двукратное (до отвѣта министра на запросъ и послѣ этого отвѣта) голосованіе, притомъ второе должно дать большинство двухъ третей (Пол. о выб. ст. 58-61). Вмѣстѣ съ Учрежденіемъ Думы 6 августа издано было и Положеніе о выборахъ въ нее. Все политическое значеніе реформы сводилось къ тому, сколь широкіе круги населенія окажутся въ рядахъ избирателей. Избирательный законъ 6 августа построенъ на началахъ классоваго и цензоваго представительства: онъ вручалъ избирательное право очень узкимъ кругамъ лицъ, избирающимъ членовъ Думы отъ данной губерніи (или области) въ одномъ общемъ губернскомъ избирательномъ собраніи; но выборы выборщиковъ, голосующихъ въ этой стадіи выборовъ, разбиваются на три независимыя избирательныя собранія: съѣздъ уѣздныхъ землевладѣльцевъ, съѣздъ городскихъ избирателей, съѣздъ уполномоченныхъ отъ волостей и станицъ (ст. 3). (Города, обособленные въ независимые округа, выбираютъ выборщиковъ по участкамъ и членовъ Думы въ городскомъ собраніи выборщиковъ). Распредѣленіе числа выборщиковъ между этими съѣздами находится въ зависимости отъ имущественной силы каждой группы, соотвѣтственно условіямъ данной мѣстности, и не находится въ прямой зависимости отъ численности лицъ, пользующихся въ каждомъ съѣздѣ правомъ голоса. При большой разницѣ ценза (въ съѣздѣ землевладѣльцевъ примѣрно 15 т. р , въ съѣздѣ гор. избирателей лишь около 1500 р.) выходитъ, что голосъ уѣзднаго землевладѣльца имѣетъ гораздо болѣе избирательной силы, чѣмъ голосъ городского избирателя. Кромѣ ценза простого выборы устанавливаютъ и цензъ сложный — цензъ лицъ, владѣющихъ въ уѣздѣ или землею въ размѣрѣ не менѣе десятой доли количества десятинъ, опредѣленнаго для каждаго уѣзда, или инымъ недвижимымъ имуществомъ (но не торгово-промышленнымъ заведеніемъ) стоимостью не менѣе 1500 р. Такія лица въ особомъ съѣздѣ избираютъ по одному уполномоченному въ съѣздъ уѣздн. землевладѣльцевъ, полагая по одному на полный избирательный цензъ. Такимъ образомъ голосъ такихъ лицъ ровно въ десять разъ слабѣе голоса уѣзднаго землевладѣльца. Крестьянское представительство осложняется одною лишнею степенью (волостной сходъ — съѣздъ уполномоченныхъ — губернское собраніе), если считать волостной сходъ за первую степень. Зато изъ числа членовъ Думы отъ каждой губерніи одинъ долженъ быть крестьянинъ. Торгово-промышленные люди, не имѣющіе земельнаго ценза, включены въ составъ городскихъ избирателей, хотя бы проживали въ уѣздѣ. Приведенныя черты даютъ понятіе объ избирательной системѣ 6 августа, какъ о системѣ, дающей преимущество землевладѣльческимъ слоямъ общества.

Манифестъ 17 октября и реформа представительства. Глубокія волненія, охватившія страну осенью 1905 года, дали жизнь торжественному акту, въ которомъ правительство становится на новый путь раздѣленія законодательной власти между монархомъ и представительными учрежденіями. Изъ трехъ статей манифеста 17 октября, о гражданской свободѣ, о расширеніи избирательнаго права и о законодательной власти Думы, безъ согласія коей не можетъ воспріять силы никакой законъ, до сихъ поръ разработаны въ законы лишь вторая и третья статьи. Указомъ Сенату 11 декабря 1905 г. кругъ избирателей въ Государственную Думу расширяется весьма значительно, почти до предѣловъ всеобщаго избирательнаго права. Но съ другой стороны сохранены избирательныя куріи 6 августа и число выборщиковъ отъ каждаго съѣзда опредѣляется по-прежнему въ соотвѣтствіи съ размѣромъ налоговъ и сборовъ, идущихъ съ каждой категоріи избирателей. Новые голоса распредѣлились между съѣздами далеко не равномѣрно: имущественный цензъ «домообзаводства», примѣненный къ городскимъ выборамъ, увеличиваетъ по крайней мѣрѣ въ десять разъ число избирателей въ городскихъ съѣздахъ. Но цензъ управленія землею и пониженный цензъ сложный (отдѣлы III в IV), примѣненный къ съѣзду уѣздныхъ землевладѣльцевъ, увеличиваетъ число избирателей въ эту курію едва на одну треть (разъясненія Сената въ руководство вторыхъ выборовъ сократили и эту сравнительно небольшую добавочную часть голосовъ). Наконецъ крестьянскіе выборы оставлены совершенно безъ измѣненія. Въ дополненіе къ тремъ съѣздамъ 6 августа законъ 11 декабря устанавливаетъ еще съѣезды уполномоченныхъ отъ рабочихъ (отдѣлъ V указа) фабричнаго, горнаго, горнозаводскаго производствъ и отъ желѣзнодорожныхъ мастерскихъ. Рабочіе (ст. 4) избираютъ изъ своей среды уполномоченныхъ по слѣдующему разсчету въ предпріятіяхъ съ общимъ числомъ рабочихъ мужского пола отъ пятидесяти до тысячи — одного уполномоченнаго, а въ предпріятіяхъ свыше тысячи по одному уполномоченному на каждую тысячу рабочихъ. Общее число выборщиковъ отъ рабочихъ въ губернскихъ и городскихъ собраніяхъ выборщиковъ опредѣляется въ 236 чел. (по разсчету одного выборщика на 10,000 рабочихъ). Рабочіе голоса тонутъ въ массѣ выборщиковъ избирательныхъ собраній, ибо выдѣлены въ особую курію и слѣдовательно не могутъ повліять на исходъ выборовъ въ мѣстахъ, гдѣ они бываютъ скучены. Такимъ образомъ законъ 11 декабря осуществляетъ весьма широкое, но и весьма неравное избирательное право. Неравенство это усиливается еще тѣмъ, что въ городскіе списки вносятся нѣкоторыя категоріи лицъ, имѣющихъ мѣстопребываніе въ уѣздѣ: къ представителямъ торгово-промышленнаго класса по закону 6 августа (см. выше) здѣсь присоединяются квартиронаниматели въ уѣздѣ и служащіе въ правительственныхъ, общественныхъ и сословныхъ учрежденіяхъ, если живутъ въ уѣздѣ не менѣе года. Этимъ изъ состава уѣздныхъ съѣздовъ, построенныхъ всецѣло на имущественномъ цензѣ, устраняются мѣстные жители, не имѣющіе этого ценза (къ таковымъ принадлежитъ, напримѣръ, почти вся интелигенція деревни). Наконецъ списки избирателей составляются частью явочнымъ порядкомъ и съ тѣмъ, что не подавшій заявленія въ срокъ уже теряетъ на данные выборы свое право, а частію ex ofticio разными учрежденіями. Такимъ образомъ какъ бы устраняются одни избиратели и искусственно привлекаются другіе.

За расширеніемъ избирательныхъ правъ населенія послѣдовало новое учрежденіе Государственной Думы, изданное въ исполненіе послѣдней статьи манифеста 17 октября «установить, какъ незыблемое правило, чтобы никакой законъ не могъ воспріять силу безъ одобренія Государственной Думы и чтобы выборнымъ отъ народа обезпечена была возможность дѣйствительнаго участія въ надзорѣ за закономѣрностью дѣйствій поставленныхъ отъ Насъ властей». Изданное 20 февраля 1906 г. также при соотвѣтствующемъ манифестѣ новое Учрежденіе Государственной Думы даетъ выраженіе вышеупомянутому основному правилу въ ст. 50. Такое же правило заключается и въ новомъ Учрежденіи Государственнаго Совѣта, поставленнаго рядомъ съ Думою въ качествѣ верхней палаты (Отд. II, ст. 12) на мѣсто прежняго законосовѣщательнаго Совѣта. Совѣтъ состоитъ изъ членовъ по назначенію и изъ членовъ по выборамъ въ равномъ числѣ (I, 2), причемъ предсѣдатель назначается ежегодно Высочайшей властью изъ числа членовъ Совѣта по назначенію (I, 3). Выборные члены; 6 членовъ Православной іерархіи, 18 членовъ отъ дворянскихъ собраній, 6 отъ Академіи Наукъ и университетовъ, 12 отъ торгово-промышленныхъ учрежденій (совѣтовъ и комитетовъ торговли и мануфактуръ, биржевыхъ комитетовъ и пр.) и члены отъ земскихъ собраній, по одному отъ каждаго. Цензъ для права избранія — утроенный земскій (около 45,000 р.) или простой земскій, если кандидатъ служилъ по выборамъ въ опредѣленныхъ должностяхъ. Такимъ образомъ Гос. Совѣтъ является учрежденіемъ бюрократически-классовымъ (за исключеніемъ представителей отъ Академіи и университетовъ) и не безъ плутократическаго оттѣнка.

Новое Учрежденіе Государственной Думы, за выдѣленіемъ ст. 50, устанавливающей новый принципъ согласія Думы, какъ непремѣннаго условія каждаго законодательнаго акта, въ общемъ воспроизводитъ Учрежденіе 6 августа. Право законодательной иниціативы даже стѣснено, такъ какъ законопроекты могутъ вырабатываться Думою только въ случаѣ отказа министра взять на себя ихъ приготовленіе (ст. 57). Въ отношеніи контроля надъ администраціей Дума по второму Учрежденію также стѣснена: въ случаѣ отказа министра отвѣтить на запросъ вторичное (см. выше) постановленіе Думы представдяется императору не черезъ Государственный Совѣтъ, гдѣ мнѣніе Думы можетъ встрѣтить поддержку, а чрезъ представителя бюрократіи — предсѣдателя Совѣта.

Государственная Дума можетъ быть до истеченія пятилѣтняго срока полномочій ея членовъ распущена указомъ Императорскаго Величества. Тѣмъ же указомъ назначаются новые выборы въ Думу и время ея созыва (ст. 3). Продолжительность ежегодныхъ занятій Государственной Думы и сроки ихъ перерыва въ теченіе года опредѣлаются указами Императорскаго Величества (ст. 4). Изъ этихъ статей видно, что не обезпечена самая продолжительность занятій Думы, достаточная для осуществленія хотя бы части ея правъ.

Изданные 23 апрѣля 1906 г. Основные законы подлежатъ измѣненію лишь по почину императорской власти (ст. 8). Этими законами во-первыхъ устанавливается раздѣленіе верховнаго управленія и законодательной власти. Первое принадлежитъ нераздѣльно императорской власти, сохранившей названіе «самодержавной». Вторая осуществляется въ единеніи съ Госуд. Думой и Госуд. Совѣтомъ (ст. 7 и 10). Далѣе подробно предусматривается порядокъ верховнаго управленія и порядокъ изданія временныхъ правилъ въ отсутствіе Думы, когда она распущена. Мѣры, принятыя въ порядкѣ верховнаго управленія, подлежатъ одобренію Думы въ теченіе двухъ мѣсяцевъ со дня ея созыва. Въ основныхъ законахъ повторяются тѣ статьи изъ Учрежденія Думы и Совѣта, починъ въ измѣненіи коихъ принадлежитъ императорской власти исключительно. Такими статьями являются всѣ, въ коихъ устанавливаются границы правъ Думы.

Однимъ изъ самыхъ существенныхъ ограниченій законодательныхъ правъ Думы является полное равенство ея въ дѣлахъ законодательства съ Государственнымъ Совѣтомъ. Дума лишена даже обычнаго преимущества нижней палаты надъ верхней въ вопросахъ расходованія народныхъ средствъ, хотя и по Учрежденію Думы разсмотрѣніе и утвержденіе бюджета составляетъ законодательный актъ, а не актъ верховнаго управленія, къ которому относятся только чрезвычайные сверхсмѣтные расходы, вызванные нуждами военнаго времени. Въ отсутствіе Думы министерствамъ постепенно открываются кредиты въ прошлогоднихъ размѣрахъ.

Собирая, распуская Думу, управляя страной безъ нея и безъ нея же издавая важнѣйшіе акты, имѣющіе законодательное значеніе (Наказъ землеустроительнымъ комиссіямъ), правительство все же стоитъ все время лицомъ къ лицу съ народнымъ представительствомъ, около котораго, какъ около оси, вращается его дѣятельность. И въ этомъ глубокаа разница съ дѣятельностью правительства до японской войны. Независимое совершенно, среди безмолвнаго общества, едва подымавшаго свой критическій голосъ, оно не имѣло въ своей дѣятельности даже и такого объединяющаго момента, какъ борьба съ Думою, и отдавалось стихійному произволу неожиданныхъ случайностей. Въ непрерывномъ взаимодѣйствіи правительственной власти и народнаго представительства, крѣпнущаго въ борьбѣ съ ея преобладаніемъ, и заключается залогъ будущаго развитія государства и усвоенія правительствомъ культурныхъ началъ конституціонной монархіи.

Примѣчанія:
[1] По изданію 1903 года.
[2] Утверждены: въ 1826 г. состоящія въ непосредственномъ вѣдѣніи верховной власти Министерство Императорскаго двора и удѣловъ и Собственная Его Императорскаго Величества канцелярія съ 4-мя отдѣленіями, въ 1837 г. Министерство государственныхъ имуществъ — между прочимъ для содѣйствія сельскому хозяйству и для устройства управленія и быта крестьянъ, живущихъ на собственныхъ и казенныхъ земляхъ (съ 1894 г. Министерство земледѣлія и государственныхъ имуществъ), въ 1865 г. Министерство путей сообщенія, преобразованное изъ прежняго главнаго управленія. Именнымъ указомъ Сенату отъ 27 октября 1905 г. учреждено Министерство Торговли и Промышленности.
[3] Для крестьянъ, какъ владѣльцевъ не личнаго, а мірского земельнаго имущества, по коему они образують сельскія общества, опредѣленнаго ценза не положено.

Источникъ: В. О. Ключевскій. Краткое пособіе по Русской исторіи: Частное изданіе для слушателей автора. — Изданіе пятое. — М., 1906. — С. 142-193.

Назадъ / Къ оглавленію


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.