Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Исторія Россіи

В. О. Ключевскій († 1911 г.)

Василій Осиповичъ Ключевскій (1841-1911), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1900), почетный академикъ (1908) С.-Петербургской АН. Родился 16 (29) января 1841 г. въ семьѣ священнослужителя. Обученіе проходилъ въ духовномъ училищѣ и въ духовной семинаріи. Въ 1861 г. поступилъ въ Московскій университетъ. Ученикъ С. М. Соловьева. Въ 1866 г. опубликовалъ книгу «Сказанія иностранцевъ о Московскомъ государствѣ»; въ 1871 г. — «Древнерусскія житія святыхъ какъ историческій источникъ». Съ 1871 г. преподавалъ въ Московской духовной академіи, съ 1879 г. — на каѳедрѣ русской исторіи въ Московскомъ университетѣ (послѣ смерти С. М. Соловьева); профессоръ (1882). Особой популярностью пользовался его «Курсъ русской исторіи», который онъ постоянно дополнялъ и совершенствовалъ (т. 1-4, 1904-1910). Ему удалось не только составить его на серьезной научной основѣ, но и достигнуть художественнаго изображенія нашей исторіи. «Курсъ» получилъ всемірное признаніе. Кромѣ систематическаго курса онъ читалъ также рядъ спецкурсовъ, въ томъ числѣ «Методологія русской исторіи», «Терминологія русской исторіи», «Исторія сословій въ Россіи», «Западное вліяніе въ Россіи послѣ Петра». Скончался въ Москвѣ 12 (25) мая 1911 г. Похороненъ на кладбищѣ Донского монастыря.

Сочиненія В. О. Ключевскаго

Проф. В. О. Ключевскій († 1911 г.)
Курсъ Русской Исторіи.

Лекція III.
Форма поверхности Европейской Россіи. — Климатъ. — Геологическое происхожденіе равнины. — Почва. — Ботаническіе поясы. — Рельефъ равнины. — Почвенныя воды и атмосферные осадки. — Рѣчные бассейны.

Начиная изученіе исторіи какого-либо народа, встрѣчаемъ силу, которая держитъ въ своихъ рукахъ колыбель каждаго народа, — природу его страны.

Въ географическомъ очеркѣ страны, предпосылаемомъ обзору ея исторіи, необходимо отмѣтить тѣ физическія условія, которыя оказали наиболѣе сильное дѣйствіе на ходъ ея исторической жизни.

Форма поверхности Европейской Россіи. Мы говоримъ: Восточная Европа или Европейская Россія, когда хотимъ обозначить географическое отношеніе Россіи къ странамъ, лежащимъ къ западу отъ нея, или отличить русскія владѣнія по сю сторону Урала отъ зауральскихъ. Уральскій хребетъ, повторяемъ мы, отдѣляетъ Азію отъ Европы. Мы такъ привыкли къ этимъ выраженіямъ, что не предполагаемъ возможности и не чувствуемъ надобности выражаться какъ-нибудь иначе, точнѣе. Однако географическія представленія образованнаго міра не всегда совпадали съ этими привычными нашими выраженіями. Древніе греческіе географы, напримѣръ, проводили раздѣльную черту между Европой и Азіей по рѣкѣ Танаису (Дону), такъ что значительная часть нынѣшней Европейской Россіи оказалась бы за предѣлами Европы, а городъ Москва — на восточной ея границѣ, если бы тогда существовалъ. Взглядъ античной географіи находилъ историческое оправданіе въ явленіи, идущемъ съ протовоположнаго полюса человѣческаго развитія. Сама Азія, настоящая кочевая Азія, испоконъ вѣковъ наводняя своими кибитками и стадами нынѣшнюю южную Россію, повидимому, слабо чувствовала, что она попадала въ Европу. Переваливъ за Карпаты, въ нынѣшнюю Венгрію, ея орды становились въ невозможность продолжать прежній азіатскій образъ жизни и скоро дѣлались осѣдлыми. На широкихъ поляхъ между Волгой и Днѣстромъ, по обѣ стороны Дона, онѣ не чувствовали этой необходимости и цѣлые вѣка проживали здѣсь, какъ жили въ степяхъ средней Азіи.

Не даромъ бытовая практика дикаго азіата сходилась съ географическимъ воззрѣніемъ образованнаго грека. Двѣ географическія особенности отличаютъ Европу отъ другихъ частей свѣта и отъ Азіи преимущественно: это, во-первыхъ, разнообразіе формъ поверхности и, во-вторыхъ, чрезвычайно извилистое очертаніе морскихъ береговъ. Извѣстно, какое сильное и разностороннее дѣйствіе на жизнь страны и ея обитателей оказываютъ обѣ эти особенности. Европѣ принадлежитъ первенство въ силѣ, съ какою дѣйствують въ ней эти условія. Нигдѣ горные хребты, плоскогорья и равнины не смѣняютъ другъ друга такъ часто, на такихъ сравнительно малыхъ пространствахъ, какъ въ Европѣ. Съ другой стороны, глубокіе заливы, далеко выдавшіеся полуострова, мысы образуютъ какъ бы береговое кружево западной и южной Европы. Здѣсь на 30 кв. миль материковаго пространства приходится одна миля морского берега, тогда какъ въ Азіи одна миля морского берега приходится на 100 кв. миль материковаго пространства. Типической страной Европы въ обоихъ этихъ отношеніяхъ является южная часть Балканскаго полуострова, древняя Эллада: нигдѣ море такъ причудливо не избороздило береговъ, какъ съ восточной ея стороны; здѣсь такое разнообразіе въ устройствѣ поверхности, что на пространствѣ какихъ-нибудь двухъ градусовъ широты можно встрѣтить почти всѣ породы деревьевъ, растущихъ въ Европѣ, а Европа простирается на 36 градусовъ широты.

Черты сходства съ Азіей. Россія — я говорю только объ Европейской Россіи — не раздѣляетъ этихъ выгодныхъ природныхъ особенностей Европы или, говоря точнѣе, раздѣляетъ ихъ въ одинаковой степени съ Азіей. Море образуетъ лишь малую долю ея границъ; береговая линія ея морей незначительна сравнительно съ ея материковымъ пространствомъ, именно одна миля морского берега приходится на 41 кв. милю материка. Однообразіе — отличительная черта ея поверхности; одна форма господствуетъ почти на всемъ ея протяженіи: эта форма — равнина, волнообразная плоскость пространствомъ около 90.000 кв. миль (болѣе 400 милліоновъ десятинъ), т.-е. площадь, равняющаяся болѣе чѣмъ девяти Франціямъ, и очень невысоко (вообще саженей на 79-80) приподнятая надъ уровнемъ моря. Даже въ Азіи среди ея громадныхъ сплошныхъ пространствъ одинаковой формаціи наша равнина заняла бы не послѣднее мѣсто: Иранское плоскогорье, напримѣръ, почти вдвое меньше ея. Къ довершенію географическаго сродства съ Азіей, эта равнина переходитъ на югѣ въ необозримую маловодную и безлѣсную степь пространствомъ тысячъ въ 10 кв. миль и приподнятую всего саженей на 25 надъ уровнемъ моря. По геологическому своему строенію эта степь совершенно похожа на степи внутренней Азіи, а географически она составляетъ прямое, непрерывное ихъ продолженіе, соединяясь со средне-азіатскими степями широкими воротами между Уральскимъ хребтомъ и Каспійскимъ моремъ и простираясь изъ-за Урала сначала широкою, а потомъ все суживающеюся полосой по направленію къ западу, мимо морей Каспійскаго, Азовскаго и Чернаго. Это какъ бы азіатскій клинъ, вдвинутый въ европейскій материкъ и тѣсно связанный съ Азіей исторически и климатически. Здѣсь искони шла столбовая дорога, которой чрезъ Урало-Каспійскія ворота хаживали въ Европу изъ глубины Азіи страшные гости, всѣ эти кочевыя орды, неисчислимыя, какъ степной ковыль или песокъ азіатской пустыни. Умѣренная, во всемъ послѣдовательная западная Европа не знаетъ такихъ изнурительныхъ лѣтнихъ засухъ и такихъ страшныхъ зимнихъ метелей, какія бываютъ на этой степной равнинѣ, а онѣ заносятся сюда изъ Азіи или ею поддерживаются.

Столько Азіи въ Европейской Россіи. Исторически Россія, конечно, не Азія; но географически она не совсѣмъ и Европа. Это переходная страна, посредница между двумя мірами. Культура неразрывно связала ее съ Европой; но природа положила на нее особенности и вліянія, которыя всегда влекли ее къ Азіи или въ нее влекли Азію.

Климатъ. Отъ однообразія формы поверхности въ значительной мѣрѣ зависитъ и климатъ страны, распредѣленіе тепла и влаги въ воздухѣ и частію направленіе вѣтровъ. На огромномъ пространствѣ отъ крайняго сѣвернаго пункта материковаго берега Вайгачскаго пролива (Югорскаго шара), почти подъ 70°с. ш., до южной оконечности Крыма и сѣверныхъ предгорій Кавказскаго хребта, приблизительно до 44°, на протяженіи 2700 верстъ можно было бы ожидать рѣзкихъ климатическихъ различій. По особенностямъ климата нашу равнину дѣлятъ на 4 климатическихъ пояса: арктическій по ту сторону сѣвернаго полярнаго круга, сѣверный или холодный отъ 66½ до 57°с. ш. (приблизительно до параллели г. Костромы), средній или умѣренный, охватывающій срединную полосу равнины до 50°с. ш. (линія Харьковъ — Камышинъ), и южный, теплый или степной, до 44°с. ш. Но климатическія особенности этихъ поясовъ гораздо менѣе рѣзки, чѣмъ на соотвѣтствующихъ пространствахъ Западной Европы: однообразіе формы поверхности дѣлаетъ климатическіе переходы съ С. въ Ю. и съ З. въ В. болѣе мягкими. Внутри Европейской Россіи нѣтъ значительныхъ горъ меридіанальнаго направленія, которыя производили бы рѣзкую разницу въ количествѣ влаги на ихъ западныхъ и восточныхъ склонахъ, задерживая облака, идущія со стороны Атлантическаго океана, и заставляя ихъ разрѣшаться обильными дождями на западныхъ склонахъ; нѣтъ въ Россіи и значительныхъ горъ поперечнаго направленія, идушихъ съ З. на В., которыя производили бы чувствительную разницу въ количествѣ теплоты на С. и на Ю. отъ нихъ. Вѣтры, безпрепятственно носясь по всей равнинѣ и мѣшая воздуху застаиваться, сближаютъ въ климатическомъ отношеніи мѣста, очень удаленныя другъ отъ друга по географическому положенію, и содѣйствуютъ болѣе равномѣрному распредѣленію влаги съ З. на В. и тепла съ С. на Ю. Поэтому высота надъ уровнемъ моря не имѣетъ большого значенія въ климатѣ нашей страны. Моря, окаймляющія Россію съ нѣкоторыхъ краевъ, сами по себѣ, независимо отъ формы ея поверхности и движенія вѣтровъ, также производятъ слабое дѣйствіе на климатъ внутренняго пространства страны; изъ нихъ Черное и Балтійское слишкомъ незначительны, чтобы оказывать замѣтное вліяніе на климатъ такой обширной равнины, а Ледовитый океанъ со своими глубоко врѣзывающимися заливами ощутительно вліяетъ на климать только дальняго Сѣвера и притомъ на значительную часть года остается подо льдомъ (кромѣ западной части — по Мурманскому берегу).

Этими условіями объясняются особенности, характеризующія климатъ Европейской Россіи. Разность температуры между зимой и лѣтомъ здѣсь на материкѣ вдали отъ морей не менѣе 23 градусовъ, по мѣстамъ доходитъ до 35°, Средняя годовая температура отъ 2° до 10°. Но географическая широта слабо вліяетъ на эту разность. Нигдѣ на обширныхъ материковыхъ пространствахъ, удаленныхъ отъ морей, температура не измѣняется по направленію съ С. на Ю. такъ медленно, какъ въ Европейской Россіи, особенно до 50°с. ш. (параллель Харькова). Разсчитали, что ея подъемъ въ этомъ направленіи — только 0,4° на каждый градусъ широты. Гораздо замѣтнѣе дѣйствуетъ на измѣненіе температуры географическая долгота. Это дѣйствіе связано съ усиленіемъ разности температуры между зимой и лѣтомъ по направленію съ З. на В., чѣмъ далѣе на В., тѣмъ зима становится холоднѣе, и различіе въ зимнемъ холодѣ по долготѣ перевѣшиваетъ разницу въ лѣтнемъ теплѣ по широтѣ, съ С. на Ю. Карта изотермъ наглядно показываетъ эти явленія. Годовыя изотермы, на западъ отъ Вислы часто изгибающіяся зигзагами съ С. на Ю., замѣтно выпрямляются по направленію къ В., какъ только заходятъ въ предѣлы нашей равнины,но при этомъ сильно наклоняются къ Ю.-В. Потому одинаковую годовую температуру имѣютъ мѣста, раздѣленныя значительнымъ числомъ градусовъ широты и долготы. Оренбургъ на 8 градусовъ южнѣе Петербурга, но годовая температура его одинакова съ петербургской, даже немного ниже (на 0,4°), потому что онъ на 25°восточнѣе Петербурга; зимняя (январьская) разница температуры обоихъ городовъ (—6°) перевѣшиваетъ лѣтнюю (іюльскую 4°). Еще рѣшительнѣе юговосточный наклонъ январьскихъ изотермъ. Январьская изотерма (—15°) того же Оренбурга, годовая температура котораго почти одинакова съ Петербургомъ, проходитъ уже не чрезъ этотъ городъ, а на 2°сѣвернѣе и на 20°восточнѣе — около Усть-Сысольска, т.-е. ея юговосточное направленіе отъ этого города круче уклоняется къ Ю. сравнительно съ годовой петербургско-оренбургской изотермой: разстояніе оренбургскаго меридіана отъ усть-сысольскаго впятеро меньше, чѣмъ отъ петербургскаго. Зимніе мѣсяцы въ Оренбургѣ холоднѣе, чѣмъ даже въ Архангельскѣ, широта котораго на 5 градусовъ сѣвернѣе Петербурга, хотя годовая температура Архангельска несравненно ниже оренбургской (0,3° и 3,3°). Зато лѣто въ Оренбургѣ значительно теплѣе петербургскаго (въ іюлѣ на 4°), болѣе соотвѣтствуетъ его широтѣ, и его іюльская изотерма идетъ гораздо южнѣе Петербурга, на Саратовъ и Елисаветградъ. Лѣтомъ температура больше зависитъ отъ широты, зимой — отъ долготы. Потому іюльскія изотермы выпрямляются въ направленіи съ З. на В., стремятся совпасть съ параллелями.

Вліяніе направленія вѣтровъ. Сильное вліяніе на климать Европейекой Россіи имѣетъ направленіе вѣтровъ, являющееся одной изъ характерныхъ климатическихъ особенностей нашей страны. Измѣненіе температуры по долготѣ зимой ослабляется, между прочимъ, тѣмъ, что теплые западные вѣтры тогда преобладаютъ въ сѣверной полосѣ нашей равнины, а болѣе холодные восточные — въ южной. Это происходитъ отъ распредѣленія вѣтровъ въ Европейской Россіи. Отношеніе западныхъ и восточныхъ вѣтровъ у насъ измѣняется по временамъ года и по широтамъ. Замѣчено, что западные вѣтры преобладаютъ лѣтомъ и въ сѣверной полосѣ, а восточные — зимой и въ южной полосѣ, и чѣмъ южнѣе, тѣмъ это зимнее преобладаніе восточныхъ вѣтровъ усиливается. Дѣятельное участіе азіатскихъ вѣтровъ составляетъ климатическое отличіе Европейской Россіи отъ Западной Европы, наложенное на нашу страну ея сосѣдствомъ съ Азіей. Мы скоро увидимъ неодинаковое дѣйствіе обоихъ противоположныхъ одно другому направленій вѣтра на жизнь страны, полезное дѣйствіе направленія западнаго европейскаго и вредное — восточнаго азіатскаго. Эта воздушная борьба Азіи съ Европой въ предѣлахъ нашей равнины невольно напоминаетъ тѣ давнія историческія времена, когда Россія служила широкой ареной борьбы азіатскихъ народовъ съ европейскими и когда именно въ южной степной полосѣ ея Азія торжествовала надъ Европой, напоминала бы, можетъ-быть, и болѣе позднія времена, когда въ сѣверной полосѣ завязалась нравственная борьба между вѣяніями западными и восточными, если бы это явленіе не было такъ далеко отъ метеорологіи.

Ограничиваясь срединной полосой Европейской Россіи, главной сценой нашей древней исторіи, безъ южныхъ степей и крайняго сѣвера, климатъ этого пространства, какъ онъ опредѣлился указанными условіями, обыкновенно характеризуютъ такими общими чертами: зима не особенно суровая, но продолжительная, покрывающая землю снѣгомъ и воды льдомъ, при незначительной разницѣ въ температурѣ по широтѣ и при болѣе замѣтномъ ея измѣненіи по долготѣ; весна поздняя, съ частыми возвратами холодовъ; лѣто умѣронно-теплое, благопріятное для земледѣлія; температура измѣняется часто и быстро зимой и весной, рѣже и постепеннѣе лѣтомъ и осенью.

Геологическое происхожденіе русской равнины. Описанная форма поверхности страны объясняется геологическимъ ея происхожденіемъ. Почва плоской котловины, какую представляетъ наша страна, состоитъ изъ рыхлыхъ наносныхъ пластовъ новѣйшаго образованія, которые лежатъ на площади изъ гранита и другихъ древнихъ горныхъ породъ, покрывая сплошной толщей всю поверхность равнины и образуя холмистыя возвышенія, сообщающія ей волнообразный видъ. Эти пласты, состоящіе преимущественно изъ смѣси глины и песку, въ нѣкоторыхъ мѣстахъ южной степной полосы лишены всякой плотности. Эта зыбучая почва имѣетъ такое однообразное строеніе, какое возможно было только при одинаковомъ ея происхожденіи. Въ наносныхъ слояхъ ея, представляющихъ морскіе осадки, находятся стволы деревьевъ и остовы допотопныхъ животныхъ, а по степи разсѣяны каспійскія раковины. Эти признаки заставили геологовъ предположить, что поверхность нашей равнины сравнительно новаго образованія и если не вся, то на большей части своего пространства была дномъ моря, обнажившимся въ одинъ изъ позднихъ геологическихъ періодовъ. Берегами этого моря служили Уральскія и Карпатскія горы, чѣмъ объясняется присутствіе обильныхъ залежей каменной соли въ этихъ горныхъ хребтахъ. Воды, покрывавшія равнину, отлили въ огромные водоемы, образуемые морями Каспійскимъ и Аральскимъ. Отливъ произошелъ, вѣроятно, вслѣдствіе пониженія дна этихъ большихъ впадинъ. Оба эти моря вмѣстѣ съ Чернымъ признаются остатками водъ обширнаго морского бассейна, нѣкогда покрывавшаго южную Россію и прикаспійскую низменность. Осадки, отложившіеся отъ ушедшаго моря, и образовали тѣ правильные, однообразно раслоложенные глинисто-песчаные пласты, изъ которыхъ состоитъ почва равнины на обширномъ протяженіи. Сѣвернѣе пространства, которое было покрыто этимъ моремъ, подобные пласты песку, глины и суглинка отложились при таяніи отъ обширныхъ ледниковъ, покрывавшихъ всю сѣверную и большую часть средней Россіи. Если бы возможно было съ достаточной высоты взглянуть на поверхность русской равнины, она представилась бы намъ въ видѣ узорчатой ряби, какую представляетъ обнажившееся песчаное дно рѣки или поверхность моря при легкомъ вѣтрѣ.

При всемъ однообразіи, какимъ отличается природа нашей равнины, всматриваясь въ нее подробнѣе, можно замѣтить нѣкоторыя мѣстныя особенности, которыя также связаны тѣсно съ геологическимъ образованіемъ страны и оказали ощутительное дѣйствіе на исторію нашего народа.

По предположенію геологовъ, море, покрывавшее нѣкогда южную и юго-восточную Россію, отступило не сразу, а въ два пріема. Они находятъ слѣды, указывающіе на то, что сѣверный берегъ этого моря своимъ сѣверо-восточнымъ угломъ шелъ приблизительно по 55°с. ш., нѣсколько южнѣе впаденія Камы, далѣе уклоняясь отъ него къ Ю. Потомъ море отступило градуса на 4, такъ что сѣвернымъ берегомъ его сталъ Общій Сыртъ, отрогъ, идущій отъ южной оконечности Уральскаго хребта къ Волгѣ въ юго-западномъ направленіи. Этимъ геологи объясняютъ рѣзкую разницу въ почвѣ и флорѣ по сѣверную и южную сторону Общаго Сырта и особенно то, что уровень поверхности къ Ю. отъ этого кряжа значительно ниже, чѣмъ къ С.: отъ послѣднихъ южныхъ уступовъ Сырта въ 40 саж. высоты мѣстность быстро понижается до 0. Пространство между 55°и 51°с. ш., крайней южной линіей Сырта, раньше освободившееся отъ моря, почти совпадаетъ съ полосой наиболѣе глубокаго и сильнаго чернозема. Этотъ черноземъ, какъ думаютъ, образовался отъ продолжительнаго перегниванія обильной растительности, вызванной здѣсь благопріятными климатическими условіями: въ составѣ тучнаго чернозема находятъ свыше 10% перегноя. Напротивъ, пространство къ Ю. отъ этого пояса, образующее степную полосу и позднѣе вышедшее изъ-подъ моря, успѣло покрыться лишь тонкимъ растительнымъ слоемъ, лежащимъ на песчаномъ солончаковомъ грунтѣ, какой остался отъ ушедшаго моря, и съ гораздо слабѣйшимъ содержаніемъ перегноя. Ближе къ Каспійскому морю, въ астраханскихъ степяхъ почва лишена и такого тонкаго покрова, и голые солончаки часто выступаютъ наружу. Песчаные солончаки и соляныя озера, которыми усѣяна эта низменность, показываютъ, что она еще недавно была дномъ моря. Если южныя понтійскія степи еще обильны травой и производятъ даже хлѣбныя растенія, то на прикаспійской низменности встрѣчается только крайне скудная растительность въ видѣ кустиковъ или пучковъ и ползучихъ порослей. Но даже и травянистая южная степь по тонкости растительнаго черноземнаго слоя и при постоянныхъ сильныхъ и сухихъ вѣтрахъ, въ ней господствующихъ, не въ силахъ питать значительной древесной растительности на открытыхъ пространствахъ: въ этомъ главныя причины безлѣсья степной полосы. Такимъ образомъ въ южной полосѣ нашей равнины уцѣлѣли довольно явственные слѣды ея геологическаго происхожденія и образованія ея почвы. Видъ и составъ почвы прикаспійскихъ степей, какъ мы уже замѣтили, даетъ возможность предполагать, что отливъ моря съ южной половины Европейской Россіи завершился сравнительно поздно, можетъ-быть, уже на памяти людей, въ историческую пору. Каспійское море вмѣстѣ съ Аральскимъ, нѣкогда составлявшимъ, вѣроятно, одно съ нимъ цѣлое, продолжаетъ убывать и доселѣ. Не сохранилось ли смутное воспоминаніе объ этомъ переворотѣ въ сказаніи древнихъ греческихъ и средневѣковыхъ арабскихъ географовъ о томъ, будто Каспійское море соединено съ одной стороны съ Сѣвернымъ океаномъ, а съ другой — съ Азовскимъ моремъ? Это послѣднее по своему очертанію и характеру оченъ похоже на остатокъ пролива, быть можетъ, соединявшаго Каспійское море съ Чернымъ въ довольно позднее геологически время, и даже считаютъ Кума-Манычскую низину дномъ этого пролива. Что касается Сѣвернаго океана, то по соображеніямъ геологовъ между нимъ и Каспійскимъ моремъ въ предѣлахъ нашей равнины нѣкогда проходилъ сплошной водный бассейнъ, параллельный Уральскому хребту, но только въ очень отдаленныя геологическія эпохи.

Ботаническіе поясы. Такимъ образомъ, въ связи съ геологическимъ строеніемъ Европейской Россіи можно различить въ ней, не входя въ болѣе дробное дѣленіе, двѣ основныя почвенныя области, особенно важныя исторически: сѣверную область супеси и суглинка съ большей или меньшей примѣсью подзола и область южнаго чернозема. Этимъ почвеннымъ областямъ соотвѣтствуютъ, впрочемъ не совпадая съ ними, два ботаническихъ пояса, лѣсной и степной, которые имѣли сильное вліяніе на исторію нашего народа. Отливъ моря съ южной части равнины произошелъ по склону, какой она дѣлаетъ къ морямъ Черному и Каспійскому. Юго-восточнымъ направленіемъ этого склона обозначилось географическое очертаніе и степного пространства, созданнаго этимъ отливомъ. Здѣсь степной характеръ почвы усиливается въ томъ же юго-восточномъ направленіи: чѣмъ позднѣе извѣстная часть этого пространства вышла изъ-подъ моря, тѣмъ менѣе бывшее морское дно успѣло покрыться новыми почвенными образованіями. При юго-восточномъ направленіи склона сѣверо-западный край этого дна долженъ былъ обнажаться раньше сѣверо-восточнаго, такъ что сѣверный берегъ отступившаго моря наклонялся къ югу въ западной своей части болѣе, чѣмъ въ восточной. И степная полоса имѣетъ такое же очертаніе: она имѣетъ видъ треугольника, основаніе котораго обращено къ Уралу; имѣя наибольшую ширину въ сѣверо-восточной своей части, она постепенно суживается къ Ю-З., упираясь клиномъ въ низовья Дуная.

Степь. Степь не представляетъ безлѣснаго пространства, однообразнаго по составу почвы и характеру растительности. Въ обоихъ этихъ отношеніяхъ ее можно раздѣлить на двѣ полосы, сѣверную луговую и южную дерновую. Въ первой — дерновой покровъ, лугъ сплошь покрываетъ почву, и черноземъ отличается наибольшей тучностью; во второй — среди дерна остаются обнаженныя прогалины, и черноземъ къ Ю. становится все тоньше и скуднѣе перегноемъ. И лѣса въ первой полосѣ разсѣяны частыми островами, за чтó ее и характеризуютъ названіемъ лѣсостепной, а во вторую — они забѣгаютъ кой-гдѣ отдѣльными клочками, ютясь въ долинахъ или на горныхъ склонахъ, гдѣ имъ благопріятствуютъ условія мѣстности. И въ этихъ мѣстныхъ измѣненіяхъ сказывается зависимость южнорусской почвы и флоры отъ направленія морского отлива, раньше обнажавшаго сѣверо-западныя части южной Россіи.

Лѣсъ. Къ степной области съ С. и С.-З. примыкаетъ широкій поясъ лѣса, образовавшагося здѣсь вслѣдствіе болѣе ранняго выхода этого пространства изъ-подъ моря или ледника, чтó дало время накопиться здѣсь болѣе сильному растительному слою. Впрочемъ, трудно провести раздѣльную черту между обоими поясами: такъ постепенно и незамѣтно перемѣшиваются и сливаются межлу собою ихъ климатическія, почвенныя и ботаническія особенности. Въ лѣсномъ поясѣ являются окруженные лѣсами степные острова, а среди степей выступаютъ лѣса разорванными участками и даже сплошными округами. Теперь первобытнаго сплошного лѣса въ средней Россіи уже не существуетъ; лѣсной поясъ вслѣдствіе вырубки и распашки значителыю отступилъ съ Ю., и степь начинается сѣвернѣе, чѣмъ начиналась прежде. Кіевъ теперь находится почти въ степной полосѣ, а лѣтопись помнитъ его еще совсѣмъ лѣснымъ городомъ: «и бяше около града лѣсъ и боръ великъ». Но думаютъ, что нѣкогда степь шла на С. дальше теперешняго и была отодвинута къ Ю. распространявшимися съ С. лѣсными породами, а потомъ рукой человѣка возвращена къ прежней границѣ. Начинаясь приблизительно между Пермью и Уфой, довольно узкой полосой вьется все въ томъ же юго-западномъ направленіи по нижней Камѣ, минуя съ Ю. Нижній Новгородъ, Рязань, Тулу, Черниговъ, Кіевъ и Житомиръ, переходная почва, близкая къ чернозему, суглинистая съ значительной примѣсыо перегноя отъ лиственнаго лѣса и потому называемая лѣснымъ суглинкомъ. Пролегая между суглинками и песчаниками сѣверной области и обыкновеннымъ степнымъ черноземомъ и часто ими прерываемая, эта полоса является раздѣльной чертой между лѣснымъ и степнымъ поясомъ: здѣсь встрѣчаются и борются супесь и суглинокъ съ черноземомъ, лѣсъ со степью.

Этотъ лѣсной поясъ по составу почвы и по характеру растительности дѣлятъ на двѣ полосы: черноземъ и лѣсной суглинокъ на Ю. питаютъ лиственный лѣсъ, суглинокъ и песчаникъ на С. производятъ лѣсъ хвойный. Москва возникла, повидимому, въ ботаническомъ узлу этихъ полосъ или близко къ нему. Впрочемъ, лиственныя породы такъ перемѣшались съ хвойными, что рѣчь можетъ быть только о мѣстномъ преобладаніи однѣхъ надъ другимъ, а не о точномъ географическомъ ихъ разграниченіи. Несмотря на дѣятельность человѣка, притомъ русскаго человѣка, не привыкшаго беречь лѣса, лѣсная площадь Европейской Россіи до послѣдняго времени еще сохраняла значительные размѣры. По офиціальнымъ даннымъ 1860-хъ годовъ, здѣсь изъ 425 милл. десятинъ лѣсомъ было покрыто 172 милл., т.-е. около 40%. По свѣдѣніямъ Центральнаго Статистическаго Комитета, собраннымъ въ 1881 году, изъ 406 милл. десятинъ лѣсная площадь Европепской Россіи безъ Финляндіи и привислинскихъ губерній занимала 157½ милл. десятинъ или почти 39%.

Главнѣйшіе водораздѣлы. Процессъ образованія поверхности нашей равнины, дѣйствіе котораго такъ замѣтно въ климатѣ страны, въ строеніи ея почвы и въ географическомъ распространеніи растительности, не менѣе дѣятельно повліялъ и на распредѣленіе водъ текучихъ и стоячихъ. Здѣсь имѣютъ значеніе нѣкоторыя черты рельефа нашей равнины. Не нарушая общаго равниннаго характера страны, внутри ея выступаютъ отдѣльные подъемы, которые по мѣстамъ складываются въ сплошныя плоскія возвышенности или гряды холмовъ со значительнымъ протяженіемъ, но довольно умѣренной высотой, въ наивысшихъ точкахъ не выше 220 саж. надъ уровнемъ моря. Недавнія гипсометрическія изслѣдованія Тилло показали, что внутреннія возвышенности Европейской Россіи слѣдуютъ болѣе меридіанальному, чѣмъ широтному направленію. Таковы: такъ-называемая Среднерусская возвышенность, начинающаяся въ Новгородской губерніи и протягивающаяся почти меридіанально болѣе чѣмъ на 1000 верстъ до Харьковской губерніи и Области Войска Донскаго, соприкасаясь тамъ съ Донецкою плоскою возвышенностью, идущею по Сѣверному Донцу до Дона; Приволжская возвышенность, слѣдующая въ томъ же направленіи отъ Нижняго-Новгорода по правому берегу Волги и продолжающаяся такъ же на Ю. рядомъ холмовъ — Ергеней; Авратынская, которая, начинаясь въ Галиціи, но совершенно отдѣльно отъ Карпатъ, проходитъ нѣсколькими вѣтвями по Волынской и Подольской губ., наполняя своими отрогами сосѣднія губерніи и образуя днѣпровскіе пороги. Эти возвышенности отдѣляются одна отъ другой низинами, изъ которыхъ наиболѣе важны исторически Югозападная низменность, идущая изъ Полѣсья по Днѣпру до Чернаго и Азовскаго моря, и центральная Московская котловина или Окско-Донская низменность съ долинами Оки, Клязьмы, верхней Волги и Дона. Названныя возвышенности со своими разносторонними развѣтвленіями служатъ водораздѣлами главнѣйшихъ рѣчныхъ бассейновъ средней и южной Россіи, а по низменностямъ текутъ главныя рѣки этихъ бассейновъ, и, такимъ образомъ, эти возвышенности и низменности связаны съ гидрографіей Европейской Россіи.

Воды. Среднерусская возвышенность сѣверной своей частью образуетъ Алаунское плоскогорье и Валдайскія горы. Эти горы, поднимающіяся на 800-900 фут. и рѣдко достигающія 1000 фут., имѣютъ наиболѣе важное гидрографическое значеніе для нашей равнины: здѣсь ея центральный гидрографическій узелъ. Рѣчная сѣть нашей равнины — одна изъ выдающихся географическихъ ея особенностей. За 4½ вѣка до нашей эры она бросилась въ глаза и наблюдательному Геродоту; описывая Скиѳію, т.-е. южную Россію, онъ замѣчаетъ, что въ этой странѣ нѣтъ ничего необыкновеннаго кромѣ рѣкъ, ее орошающихъ: онѣ многочисленны и величественны. И никакая другая особенность нашей страны не оказала такого разносторонняго, глубокаго и вмѣстѣ столь замѣтнаго дѣйствія на жизнь нашего народа, какъ эта рѣчная сѣть Европейской Россіи.

Форма поверхности и составъ почвы русской равнины дали ея рѣчнымъ бассейнамъ своеобразное направленіе; эти же условія доставляютъ имъ или поддерживаютъ и обильныя средства ихъ питанія. Наша равнина не обдѣлена ни почвенной, ни атмосферной водой сравнительно съ Западной Европой. Обиліе тѣхъ и другихъ водъ въ ея предѣлахъ зависитъ частью тоже отъ формы ея поверхности въ связи съ ея геологическимъ образованіемъ. Въ углубленіяхъ между холмами сѣверной и средней Россіи остались отъ древняго ледника обильные скопы прѣсныхъ водъ въ видѣ озеръ и болотъ; соляныя озера Астраханской и Таврической губ., остатки отлившаго съ южной Россіи моря, не имѣютъ значенія въ ея рѣчной системѣ. Озера, озерки и болота встрѣчаются почти на всемъ пространствѣ сѣверной и средней Россіи. Верхневолжскія губерніи Тверская, Ярославская и Костромская усѣяны болотами и озерками; тамъ они считаются сотнями. Въ Моложскомъ уѣздѣ Ярославской губ. одно изъ многочисленныхъ болотъ еще недавно занимало до 100 кв. верстъ. Съ каждымъ годомъ, впрочемъ, это царство озерковъ и болотъ умаляется. На нашихъ глазахъ продолжается давній процессъ исчезновенія этихъ водныхъ скоповъ: озера по краямъ затягиваются мхами и водорослями, суживаются, мелѣютъ и превращаются въ болота, которыя въ свою очередь съ вырубкой лѣсовъ и пониженіемъ почвенныхъ водъ высыхаютъ. Несмотря на то, площадь озеръ и болотъ въ Европейской Россіи все еще очень обширна. Озерами, которыхъ въ ней насчитываютъ свыше 5000, и болотами особенно богаты два края: это — такъ-называемая Озерная область и Полѣсье. Въ первомъ краю, въ губерніяхъ Новгородской, Петербургской и Псковской, не считая Архангельской, Олонецкой и Тверской, которыя по обилію озеръ также могутъ быть къ нимъ причислены, болота, — только болота, не считая озеръ, — занимаютъ до 3 милл. десятинъ. Въ Полѣсьи, т.-е. въ смежныхъ частяхъ губерній Гродненской, Минской и Волынской, площадь болотъ исчисляли почти въ 2 милл. дес. Какъ трудна борьба съ болотами, показываетъ ходъ осушки Полѣсья. Въ 1873 году для этого составлена была особая экспедиція. Въ 25 лѣтъ работы она успѣла осушить до 450.000 дес., т.-е. около ¼ всего болотнаго пространства Полѣсья.

Съ открытыми, надземными водами тѣсно связаны воды подземныя, грунтовыя: первыми питаются послѣднія или ихъ питаютъ. Общій законъ ихъ распредѣленія въ Европейской Россіи: по направленію съ С. къ Ю. грунтовыя воды постепенно углубляются. Въ сѣверныхъ широтахъ онѣ очень близки къ поверхности и сливаются съ открытыми водами, образуя болота. Въ средней полосѣ онѣ уходятъ въ глубь уже на нѣсколько саженей — до 6, а въ Новороссіи залегаютъ на глубинѣ 15 и болѣе саженей. Онѣ держатся въ глинистыхъ, песчанистыхъ и известковыхъ породахъ, образуя по мѣстамъ въ средней полосѣ могучія жилы прекрасной воды, безцвѣтной, прозрачной, безъ запаха и съ ничтожной минеральной примѣсью, какова, напримѣръ, Мытищинская вода, питающая водопроводы Москвы. Чѣмъ далѣе къ Ю., тѣмъ минеральная примѣсь въ составѣ почвенной воды увеличивается.

Почвенныя воды дѣятельно поддерживаются атмосферными осадками, распредѣленіе которыхъ много зависитъ отъ направленія вѣтровъ. Лѣтомъ, съ мая до августа, въ сѣверной и средней Россіи господствуютъ западные и преимущественно югозападные вѣтры, наиболѣе дождливые. Уралъ задерживаетъ облака, несомыя къ намъ этими вѣтрами со стороны Атлантическаго океана, и заставляетъ ихъ разрѣшаться обильными дождями надъ нашей равниной; къ нимъ присоединяются мѣстныя испаренія отъ весенняго таянія снѣговъ. Лѣтомъ въ сѣверной и средней Россіи выпадаетъ обыкновенно больше дождей, чѣмъ въ Западной Европѣ, и потому Россію считаютъ вообще страною лѣтнихъ осадковъ. Въ южной степной Россіи, напротивъ, преобладаютъ сухіе восточные вѣтры, которымъ открытая степь при ея непрерывной связи съ пустынями средней Азіи даетъ свободный сюда доступъ. Потому количество лѣтнихъ осадковъ въ средней и южной Россіи увеличивается отъ Ю. и особенно Ю.-В. къ С. и С.-З. Годовое количество ихъ въ прибалтійскихъ и западныхъ губерніяхъ 475-610 миллим., въ центральныхъ 471-598, восточныхъ 272-520, южныхъ степныхъ, Астраханской и новороссійскихъ 136-475: minimum западныхъ губерній — maximum южныхъ.

Рѣки. У подножія валдайскихъ возвышеній изъ болотъ и озеръ, залегающихъ между холмами и обильно питаемыхъ осадками, которыхъ здѣсь выпадаетъ всего больше и дождями, и снѣгами, берутъ начало главныя рѣки Европейской Россіи, текущія въ разныя стороны по равнинѣ, Волга, Днѣпръ, Западная Двина. Такимъ образомъ, Валдайская возвышенность составляетъ центральный водораздѣлъ нашей равнины и оказываетъ сильное вліяніе на систему ея рѣкъ. Почти всѣ рѣки Европейской Россіи берутъ начало въ озерахъ или болотахъ и питаются сверхъ своихъ источниковъ весеннимъ таяніемъ снѣговъ и дождями. Здѣсь и многочисленныя болота равнины занимаютъ свое регулярное мѣсто въ водной экономіи страны, служа запасными водоемами для рѣкъ. Когда истощается питаніе, доставляемое рѣкамъ снѣговыми и дождевыми воспомогательными средствами, и уровень рѣкъ падаетъ, болота по мѣрѣ силъ восполняютъ убыль израсходованной рѣчной воды. Рыхлость почвы даетъ возможность стоячимъ водамъ находить выходъ изъ ихъ скоповъ въ разныя стороны, а равнинность страны позволяетъ рѣкамъ принимать самыя разнообразныя направленія. Потому нигдѣ въ Европѣ не встрѣтимъ такой сложной системы рѣкъ со столь разносторонними развѣтвленіями и съ такой взаимной близостью бассейновъ: вѣтви разныхъ бассейновъ, магистрали которыхъ текутъ иногда въ противоположныя стороны, такъ близко подходятъ другъ къ другу, что бассейны какъ бы переплетаются между собою, образуя чрезвычайно узорчатую рѣчную сѣть, наброшенную на равнину. Эта особенность при неширокихъ и пологихъ водораздѣлахъ, волокахъ, облегчала канализацію страны, какъ въ болѣе древнія времена облегчала судоходамъ переволакиваніе небольшихъ рѣчныхъ судовъ изъ одного бассейна въ другой. Выходя изъ озеръ и болотъ съ небольшой высотой надъ уровнемъ моря, русскія рѣки имѣютъ малое паденіе, т.-е. медленное теченіе, при чемъ встрѣчаютъ рыхлый грунтъ, который легко размывается. Вотъ почему онѣ дѣлаютъ змѣевидные изгибы. Рѣки горнаго происхожденія, питающіяся таяніемъ снѣговъ въ горахъ и падающія со значительныхъ высотъ среди твердыхъ горныхъ породъ, при своемъ быстромъ теченіи наклонны къ прямолинейному направленію, а гдѣ встрѣчаютъ препятствіе въ этихъ горныхъ породахъ, тамъ дѣлаютъ уклонъ подъ прямымъ или острымъ угломъ. Таково вообще теченіе рѣкъ въ Западной Европѣ. У насъ же, вслѣдствіе малаго паденія и непрочнаго состава почвы, рѣки чрезвычайно извилисты. Волга течетъ на протяженіи 3480 верстъ, а прямое разстояніе отъ ея истока до устья 1565 верстъ. Потому же главныя рѣки своими бассейнами захватываютъ обширныя области: Волга, напримѣръ, со своими притоками обтекаетъ площадь въ 1.216.460 кв. верстъ.

Вешніе разливы. Отмѣтимъ въ заключеніе еще двѣ особенности русской гидрографіи, также не лишенныя историческаго значенія. Одна изъ нихъ — это полноводные весенніе разливы нашихъ рѣкъ, столь благотворные для судоходства и луговодства, оказавшіе вліяніе и на побережное размѣщеніе населенія. Другая особенность принадлежитъ рѣкамъ, текущимъ въ болѣе или менѣе меридіанальномъ направленіи: правый берегъ у нихъ, какъ вы знаете, вообще высокъ, лѣвый низокъ. Вамъ уже извѣстно, что около половины прошлаго [XIX] вѣка русскій академнкъ Бэръ объяснилъ это явленіе суточнымъ обращеніемъ земли вокругъ своей оси. Мы запомнимъ, что эта особенность также оказала дѣйствіе на размѣщеиіе населенія по берегамъ рѣкъ и особенно на систему обороны страны: по высокимъ берегамъ рѣкъ возводились укрѣпленія и въ этихъ укрѣпленіяхъ или около нихъ сосредоточивалось населеніе. Припомнимъ мѣстоположеніе большинства старинныхъ укрѣпленныхъ русскихъ городовъ по р. Волгѣ.

Ограничимся приведенными подробностями и попытаемся свести ихъ въ нѣчто цѣльное.

Источникъ: Проф. В. Ключевскій. Курсъ Русской исторіи. Часть I: [Лекціи I-XX]. — Изданіе третье. — М.: Типографія Г. Лисснера и Д. Совко, 1908. — С. 43-63.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.