Церковный календарь
Новости


2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Исторія Россіи

Н. А. Соколовъ († 1924 г.)
УБІЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ.
(Изданіе 1-е. Берлинъ: Издательство «Слово», 1925).

ГЛАВА ПЕРВАЯ.
§ 1.
Ставка въ дни переворота. — Арестъ Государя.

Когда началась февральская смута, царская семья была раздѣлена: Государь былъ въ Могилевѣ, гдѣ находилась ставка, Государыня съ дѣтьми въ Царскомъ.

Сопоставляя показанія свидѣтелей: генерала Дубенскаго [1], находившагося въ тѣ дни при Государѣ, и генерала Лукомскаго [2], занимавшаго тогда должность генералъ-квартирмейстера Верховнаго Главнокомандующаго, а также опубликованные послѣднимъ документы и воспоминанія [3], представляется возможнымъ констатировать слѣдующіе факты.

8 марта Государь отбылъ изъ Царскаго въ ставку, куда прибылъ днемъ 9 марта.

10 марта тамъ впервые была получена телеграмма военнаго министра Бѣляева, извѣщавшая, что на заводахъ въ Петроградѣ объявлена забастовка и что среди рабочихъ, на почвѣ недостатка въ продуктахъ, начинаются безпорядки.

Въ тотъ же день Бѣляевъ вторично телеграфировалъ, что рабочее движеніе вышло на улицу и разрастается.

Обѣ телеграммы онъ сопровождалъ указаніями, что опасности нѣтъ, что безпорядки будутъ прекращены.

11 марта тотъ же Бѣляевъ и главный начальникъ петроградскаго военнаго округа генералъ Хабаловъ доносили телеграфно, что въ нѣкоторыхъ войсковыхъ частяхъ были отказы употреблять оружіе противъ рабочихъ, къ которымъ присоединяется чернь.

Бѣляевъ продолжалъ успокаивать, что приняты всѣ мѣры къ прекращенію безпорядковъ. Хабаловъ же просилъ о присылкѣ подкрѣпленій, указывая на ненадежность петроградскаго гарнизона.

/с. 6/ 11 марта была получена впервые телеграмма предсѣдателя Государственной Думы Родзянко. Онъ сообщалъ, что солдаты арестовываютъ офицеровъ и переходятъ на сторону рабочихъ и черни, что необходима присылка въ Петроградъ надежныхъ частей.

Вечеромъ въ тотъ же день и утромъ 12 марта отъ Родзянко были получены на имя Государя Императора еще двѣ телеграммы. Въ нихъ указывалось, что единственная возможность водворенія порядка — Высочайшій Манифестъ объ отвѣтственности министровъ передъ Государственной Думой, увольненіе въ отставку всѣхъ министровъ и сформированіе новаго кабинета лицомъ, пользующимся общественнымъ довѣріемъ.

12 марта, около 12 часовъ дня, генерала Алексѣева вызвалъ къ прямому проводу Великій Князь Михаилъ Александровичъ. Онъ подтверждалъ свѣдѣнія, сообщенныя Родзянко, поддерживалъ необходимость указанныхъ имъ мѣръ и называлъ имена Родзянко и князя Львова, какъ тѣхъ людей, которымъ слѣдовало бы поручить составленіе кабинета.

Нѣсколько позже въ тотъ же день была получена телеграмма отъ предсѣдателя Совѣта Министровъ князя Голицина. Она была аналогична съ указаніями Родзянко и Великаго Князя. Въ ней говорилось также, что нахожденіе у власти министра внутреннихъ дѣлъ Протопопова вызываетъ всеобщее негодованіе.

Въ результатѣ телеграммъ Бѣляева, Хабалова и Родзянко, по повелѣнію Государя, генералъ Алексѣевъ телеграфировалъ 12 марта главнокомандующимъ сѣвернаго и западнаго фронтовъ приготовить къ отправленію въ Петроградъ нѣкоторыя воинскія части. Генералъ-адъютанту Иванову было приказано принять на себя руководство подавленіемъ мятежа.

Великому Князю Михаилу Александровичу Государь отвѣтилъ черезъ генерала Алексѣева, что онъ благодаритъ его за совѣтъ, но что онъ самъ знаетъ, какъ ему слѣдуетъ поступить.

По поводу телеграммы князя Голицина Государь сказалъ Алексѣеву, что отвѣтъ на нее онъ составитъ самъ.

Послѣ этого Государь около часа говорилъ по телефону съ Императрицей, а затѣмъ вручилъ генералу Лукомскому собственноручно написанную имъ телеграмму на имя князя Голицина.

Государь указывалъ въ ней, что при создавшейся обстановкѣ онъ не находитъ возможнымъ производить какія-либо перемѣны въ составѣ Совѣта Министровъ и требуетъ подавленія революціоннаго движенія и бунта среди войскъ.

Генералъ Лукомскій отправился съ этой телеграммой къ генералу Алексѣеву. Послѣдній пытался склонить Государя къ уступкамъ, на которыя указывали Родзянко, Великій Князь Михаилъ Александровичъ и князь Голицинъ. Его попытка успѣха не имѣла, и телеграмма Голицину была отправлена.

Свидѣтель Лукомскій сознается на слѣдствіи, что въ эти дни 10 и 11 марта въ ставкѣ не придавали серьезнаго значенія событіямъ въ Петроградѣ.

Свидѣтель Дубенскій, имѣвшій возможность видѣть въ эти дни Государя, показываетъ: «Онъ былъ покоенъ и ничѣмъ положительно не проявлялъ и тѣни безпокойства».

/с. 7/ Оно пришло только 12 марта. Но, какъ видно изъ показанія свидѣтеля полковника Энгельгарда [4], перваго предсѣдателя революціоннаго штаба Государственной Думы, смута въ Петроградѣ къ 12 марта приняла уже организованный характеръ: въ этотъ день между 3 и 5 часами дня возникъ «Комитетъ Государственной Думы» и появилась уже «Военная Комиссія» этого Комитета, предсѣдателемъ которой въ первые дни и былъ Энгельгардъ.

Раннимъ утромъ 13 марта Государь отбылъ въ Царское, слѣдуя но маршруту Могилевъ–Орша–Смоленскъ–Лихославль–Бологое–Тосна. Впереди шелъ свитскій поѣздъ; въ разстояніи часа ѣзды отъ него — поѣздъ Государя. Въ пути въ свитскомъ поѣздѣ стало извѣстно, что въ Петроградѣ возникла революціонная власть, и ею отдано распоряженіе направить поѣздъ Государя не въ Царское, а въ Петроградъ. Объ этомъ было дано знать въ поѣздъ Государя, и оттуда послѣдовало, распоряженіе ѣхать въ Царское. Но узловые пункты Любань и Тосна были заняты революціонными войсками. Государь принялъ рѣшеніе ѣхать въ Псковъ.

Тамъ 15 марта послѣдовало отреченіе Императора.

Поздно вечеромъ 16 марта Государь возвратился въ Могилевъ, куда на слѣдующій день прибыла Государыня Императрица Марія Ѳедоровна.

Государь прощался съ чинами штаба. Вечеромъ 20 марта онъ собственноручно составилъ свое прощальное обращеніе къ Русской Арміи, датированное имъ 21 марта.

Какъ извѣстно, революціонная власть запретила его распространеніе.

Въ дальнѣйшихъ цѣляхъ моего разслѣдованія я привожу его содержаніе полностью:

«Въ послѣдній разъ обращаюсь къ вамъ, горячо любимыя мною войска. Послѣ отреченія Моего за Себя и за Сына Моего отъ Престола Россійскаго власть передана Временному Правительству, по почину Государственной Думы возникшему. Да поможетъ ему Богъ вести Россію по пути славы и благоденствія. Да поможетъ Богъ и вамъ, доблестныя войска, отстоять нашу Родину отъ злого врага. Въ продолженіе двухъ съ половиной лѣтъ вы несли ежечасно тяжелую боевую службу, много пролито крови, много сдѣлано усилій и уже близокъ часъ, когда Россія, связанная со своими доблестными союзниками, однимъ общимъ стремленіемъ къ побѣдѣ, сломитъ послѣднее усиліе противника. Эта небывалая война должна быть доведена до полной побѣды. Кто думаетъ теперь о мирѣ, кто желаетъ его — тотъ измѣнникъ Отечеству, его предатель. Знаю, что каждый честный воинъ такъ мыслитъ. Исполняйте же вашъ долгъ, защищайте доблестную нашу Родину, повинуйтесь Временному Правительству, слушайтесь вашихъ начальниковъ. Помните, что всякое ослабленіе порядка службы только на руку врагу. Твердо вѣрю, что не угасла въ вашихъ сердцахъ безпредѣльная любовь къ нашей великой Родинѣ. Да благословитъ васъ Господь Богъ и да ведетъ васъ къ побѣдѣ Святой Великомученикъ и Побѣдоносецъ Георгій».

/с. 8/ Въ эти (послѣдніе дни пребыванія Государя въ ставкѣ, какъ показываетъ свидѣтель Дубенскій, генералъ Алексѣевъ велъ переговоры съ Временнымъ Правительствомъ о свободномъ проѣздѣ его въ Царское, свободномъ тамъ пребываніи и свободномъ отъѣздѣ за границу черезъ Мурманъ.

Свидѣтель Лукомскій показалъ на слѣдствіи, что Временное Правительство гарантировало свободу Императору и отъѣздъ его съ семьей за границу.

21 марта въ Могилевъ прибыли члены Государственной Думы Бубликовъ, Вершининъ, Грибунинъ и Калининъ. Въ ставкѣ ждали ихъ, думая, что они командированы Временнымъ Правительствомъ «сопровождать» Императора въ Царское. Но, когда Государь сѣлъ въ поѣздъ, эти лица объявили ему черезъ генерала Алексѣева, что онъ арестованъ.

Отъѣздъ Императора изъ ставки состоялся 21 марта. Свидѣтель Дубенскій показываетъ: «Государь вышелъ изъ вагона Императрицы матери и прошелъ въ свой вагонъ. Онъ стоялъ у окна и смотрѣлъ на всѣхъ, провожавшихъ его. Почти противъ его вагона былъ вагонъ Императрицы матери. Она стояла у окна и крестила сына. Поѣздъ пошелъ. Генералъ Алексѣевъ отдалъ честь Императору, а когда мимо него проходилъ вагонъ съ депутатами, онъ снялъ шапку и низко имъ поклонился».

§ 2.
Царское въ дни переворота.

Что происходило въ эти дни въ Царскомъ?

Эта обстановка достаточно подробно выяснена на слѣдствіи показаніями лицъ, окружавшихъ въ тѣ дни Императрицу и дѣтей: воспитателя Наслѣдника Цесаревича Жильяра, камеръ-юнгферъ Государыни Занотти и Тутельбергъ, няни дѣтей Теглевой, ея помощницы Эрсбергъ и камердинера Государыни Волкова [5].

Въ первые дни смуты Императрица была вынуждена удѣлять много вниманія дѣтямъ, постепенно заболѣвавшимъ корью.

Первымъ заболѣлъ Наслѣдникъ Цесаревичъ. 7 марта онъ былъ уже въ постели съ температурой 38,3. Постепенно болѣзнь захватила всѣхъ Великихъ Княженъ и протекала у нихъ весьма бурно, при температурѣ 40,5. У Маріи Николаевны и Анастасіи Николаевны она впослѣдствіи осложнилась воспаленіемъ легкихъ.

/с. 9/ О событіяхъ, происходившихъ въ Петроградѣ, Императрица освѣдомлялась преимущественно докладами министра внутреннихъ дѣлъ Протопопова.

Будучи занята дѣтьми, она принимала эти доклады отъ Протопопова по телефону черезъ своего камердинера Волкова.

Общій тонъ этихъ докладовъ былъ лживъ. Протопоповъ преуменьшалъ значеніе событій и увѣрялъ Императрицу, что онъ «не допуститъ ничего серьезнаго». Когда же движеніе приняло грозный характеръ, онъ растерялся, струсилъ и вынужденъ былъ сознаться, что «дѣла плохи».

Благодаря Протопопову, Императрица не имѣла правильнаго представленія о характерѣ движенія. Когда даже камердинеръ Волковъ, передавая очередной докладъ Протопопова, усумнился и указалъ Императрицѣ, что онъ не соотвѣтствуетъ дѣйствительности, что даже казаки въ Петроградѣ ненадежны, она спокойно отвѣтила Волкову: «Нѣтъ, это не такъ. Въ Россіи революціи быть не можетъ. Казаки не измѣнятъ».

Представляется совершенно очевиднымъ, въ виду данныхъ слѣдствія, что такое состояніе Императрицы, обусловленное Протопоповымъ, совпадало по времени какъ разъ съ пребываніемъ въ ставкѣ Императора. И я не питаю сомнѣній, что отвѣтная телеграмма князю Голицину, содержаніе которой было несомнѣнно извѣстно заранѣе Императрицѣ, была составлена подъ воздѣйствіемъ на нее Протопопова.

Когда грозные факты встали воочію передъ Императрицей, а связь съ Государемъ была порвана, въ душѣ ея родилась тревога. Чувствуя свое одиночество, она позвала къ себѣ Великаго Князя Павла Александровича. Этотъ фактъ самъ по себѣ знаменателенъ для пониманія ея настроенія. Послѣ смерти Распутина Павелъ Александровичъ, по личному приказанію Императрицы, не могъ появляться во дворцѣ. Теперь она сама звала его.

Она пыталась бороться съ событіями и не вѣрила слухамъ объ отреченіи Государя, считая ихъ провокаціонными.

Въ концѣ концовъ, она пришла, видимо, къ выводу о необходимости нѣкоторыхъ уступокъ и пыталась снестись письменно съ Императоромъ. Эта попытка не имѣла успѣха и являлась уже запоздалой: Государь отрекся отъ Престола.

Мужество и наружное спокойствіе не покинуло Императрицу не только въ первые дни смуты, но и послѣ отреченія Императора.

Свидѣтели показываютъ:

Эрсбергъ: «Она была очень выдержана и держала себя въ рукахъ. Она, видимо, не теряла надежды на лучшее будущее. Я помню, что, когда она увидѣла меня плачущей послѣ отреченія Государя, она утѣшала и говорила, что народъ одумается, призоветъ Алексѣя, и все будетъ хорошо».

Волковъ: «Къ событіямъ и самому отреченію Государя она относилась спокойно, проявляя мужество и выдержку».

Занотти: «Наружно она владѣла собой».

Жильяръ: «Когда она узнала объ отреченіи, она держала себя въ рукахъ, сохраняя спокойствіе».

/с. 10/

§ 3.
Арестъ Государыни. — Прибытіе Государя. — Ихъ встрѣча.

Арестъ Государыни произошелъ въ тотъ же день, какъ и арестъ Государя: 21 марта.

Онъ былъ выполненъ генераломъ Л. Корниловымъ, бывшимъ тогда въ должности командующаго войсками петроградскаго военнаго округа.

При этомъ арестѣ присутствовало только одно лицо: новый начальникъ царскосельскаго караула полковникъ Кобылинскій, назначенный къ этой должности Корниловымъ [6].

Государыня приняла ихъ въ одной изъ комнатъ дѣтской половины. Корниловъ сказалъ ей: «Ваше Величество, на меня выпала тяжелая задача объявить Вамъ постановленіе Совѣта Министровъ, что Вы съ этого часа считаетесь арестованной».

Послѣ этихъ краткихъ славъ Корниловъ представилъ Государынѣ Кобылинскаго. Затѣмъ онъ приказалъ ему удалиться и оставался наединѣ съ ней около 5 минутъ.

Указанные выше свидѣтели, освѣдомленные объ этомъ отъ Государыни и дѣтей, показали, что, оставшись съ Императрицей наединѣ, Корниловъ старался успокоить ее и убѣждалъ, что семьѣ не грозитъ ничего худого.

Затѣмъ Корниловъ собралъ находившихся во дворцѣ лицъ и объявилъ имъ, что всѣ, кто хочетъ остаться при царской семьѣ, должны впредь подчиняться режиму арестованныхъ.

Въ тотъ же день произошла смѣна караула. Сводный полкъ, охранявшій дворецъ, ушелъ. Его замѣнилъ Лейбъ-Гвардіи Стрѣлковый полкъ.

22 марта прибылъ Государь.

Его встрѣчалъ на платформѣ вокзала полковникъ Кобылинскій. Онъ показываетъ: «Государь вышелъ изъ вагона и очень быстро, не глядя ни на кого, прошелъ по перрону и сѣлъ въ автомобиль. Съ нимъ былъ гофмаршалъ князь Василій Александровичъ Долгоруковъ. Ко мнѣ же на перронѣ подошли двое штатскихъ, изъ которыхъ одинъ былъ членъ Государственной Думы Вершининъ, и сказали мнѣ, что ихъ миссія окончена: Государя они передали мнѣ. Въ поѣздѣ съ Государемъ ѣхало много лицъ. Когда Государь вышелъ изъ вагона, эти лица посыпались на перронъ и стали быстро-быстро разбѣгаться въ разныя стороны, озираясь по сторонамъ, видимо, проникнутыя чувствомъ страха, что ихъ узнаютъ. Прекрасно помню, что такъ удиралъ тогда генералъ-майоръ Нарышкинъ и, кажется, командиръ желѣзнодорожнаго батальона генералъ-майоръ Цабель. Сцена эта была весьма некрасивая».

Ворота дворца были заперты, когда подошелъ автомобиль Государя. Солдатъ, стоявшій здѣсь, не открывалъ ихъ и ждалъ дежурнаго офицера. Тотъ /с. 11/ крикнулъ издали: «Открыть ворота бывшему Царю». Многіе наблюдали эту сцену прибытія Государя. Свидѣтельница Занотти показываетъ: «Я прекрасно помню позу офицера (дежурнаго). Онъ хотѣлъ обидѣть Государя: онъ стоялъ, когда Государь шелъ мимо него, имѣя во рту папиросу и держа руку въ карманѣ».

На крыльцо вышли другіе офицеры. Они всѣ были въ красныхъ бантахъ. Ни одинъ изъ нихъ, когда проходилъ Государь, не отдалъ ему чести. Государь отдалъ имъ честь.

Государыня спѣшила навстрѣчу ему. Но онъ предупредилъ ее и встрѣтился съ ней на дѣтской половинѣ. При этой встрѣчѣ присутствовалъ только камердинеръ Волковъ. Онъ показываетъ: «Съ улыбочкой они обнялись, поцѣловались и пошли къ дѣтямъ».

Позднѣе, оставшись другъ съ другомъ, они плакали. Это видѣла комнатная дѣвушка Государыни Демидова, погибшая вмѣстѣ съ царской семьей. Она разсказывала объ этомъ другимъ, оставшимся въ живыхъ.

Примѣчанія:
[1] Свидѣтель Д. Н. Дубенскій былъ допрошенъ мною въ Парижѣ 28-29 декабря 1920 года.
[2] Свидѣтель А. С. Лукомскій былъ допрошенъ мною въ Парижѣ 3 іюля 1922 года.
[3] Архивъ Русской Революціи, т.т. II и III.
[4] Свидѣтель Б. А. Энгельгардъ допрошенъ мною 12 апрѣля 1921 года въ Парижѣ.
[5] Эти свидѣтели допрошены на слѣдствіи: П. А. Жильяръ 12-14 сентября 1918 года въ г. Екатеринбургѣ членомъ суда Сергѣевымъ и мною: 5-6 марта 1919 года и 27 августа того же года въ г. Омскѣ, 14 марта 1920 года въ г. Харбинѣ и 27 ноября того же года въ Парижѣ; М. Ф. Занотти — мною 11 ноября 1920 года въ Парижѣ: М. Г. Тутельбергъ мною 23-27 іюля 1919 года въ г. Ишимѣ; А. А. Теглева мною 5-6 іюля 1919 года въ г. Екатеринбургѣ и 17 іюля того же года въ г. Тюмени; Е. Н. Эрсбергъ мною 6 іюля 1919 года въ г. Екатеринбургѣ, 17 іюля того же года въ г. Тюмени и 16 марта 1920 года въ г. Харбинѣ; А. А. Волковъ 22 октября 1918 года въ г. Екатеринбургѣ членомъ суда Сергѣевымъ и мною: 20-23 августа 1919 года съ г. Омскѣ и 15 марта 1920 года въ г. Харбинѣ.
[6] Свидѣтель Е. С. Кобылинскій былъ допрошенъ мною 6-10 апрѣля 1919 года въ г. Екатеринбургѣ.

Источникъ: Н. Соколовъ. Убійство Царской Семьи. — Берлинъ: Издательство «Слово», 1925. — С. 5-11.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.