Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 2-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-13 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 1-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 14 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 42.
Исторія Россіи

Н. А. Соколовъ († 1924 г.)
УБІЙСТВО ЦАРСКОЙ СЕМЬИ.
(Изданіе 1-е. Берлинъ: Издательство «Слово», 1925).

ГЛАВА ДВАДЦАТЬ ШЕСТАЯ.
§ 1.
Убійство въ Алапаевскѣ Великой Княгини Елизаветы Ѳедоровны, Великаго Князя Сергѣя Михайловича, Князей Іоанна Константиновича, Константина Константиновича, Игоря Константиновича и князя Владиміра Павловича Палея.

Лѣтомъ 1918 года въ г. Алапаевскѣ, Верхотурскаго уѣзда, Пермской губерніи, недалеко отъ Екатеринбурга, содержались въ заключеніи Великая Княгиня Елизавета Ѳедоровна, Великій Князь Сергѣй Михайловичъ, Князья Іоаннъ Константиновичъ, Константинъ Константиновичъ, Игорь Константиновичъ и князь Владиміръ Павловичъ Палей.

Въ ночь на 18 іюля 1918 года всѣ они исчезли изъ Алапаевска, а утромъ большевики расклеили по городу объявленія, что ихъ похитили «бѣлогвардейцы».

Населеніе не вѣрило этимъ объявленіямъ, но, задавленное терроромъ, оно не смѣло проявить своей иниціативы.

28 сентября Алапаевскъ былъ освобожденъ отъ большевиковъ.

Военная власть поручила чиновнику Мальшикову начать полицейское разслѣдованіе.

Съ 11 октября у члена суда Сергѣева возникло судебное разслѣдованіе.

7 февраля 1919 года оно перешло ко мнѣ вмѣстѣ съ дѣломъ объ убійствѣ царской семьи.

Вотъ что установлено разслѣдованіемъ:

Узники прибыли въ Алапаевскъ 20 мая 1918 года и были помѣщены въ зданіи, такъ называемой, «Напольной школы», на краю города.

Это — каменное зданіе изъ четырехъ большихъ и двухъ малыхъ комнатъ, съ коридорной системой.

Угловую комнату съ лѣвой коридора занимала охрана.

Далѣе по той же сторонѣ коридора шли три комнаты. Въ первой жили Сергѣй Михайловичъ и Владиміръ Павловичъ Палей съ ихъ служащими Ѳедоромъ Михайловичемъ Ремезомъ и Круковскимъ. Въ слѣдующей — Константинъ Константиновичъ и Игорь Константиновичъ. Угловую комнату занимала Елизавета Ѳедоровна и состоявшія при ней сестры Марѳо-Маріинской общины Варвара Яковлева и Екатерина Янышева. Въ угловой комнатѣ съ правой стороны коридора жилъ Іоаннъ Константиновичъ, въ слѣдующей помѣщался лакей Калинъ, далѣе шла кухня.

Позднѣе прибылъ врачъ Сергѣя Михайловича докторъ Гельмерсенъ, также поселившійся въ школѣ.

Отдѣльнаго комиссара при заключенныхъ не было. Власть надъ заключенными проявляли многіе большевики, игравшіе въ Алапаевскѣ наиболѣе видную роль. Это были: /с. 257/

1. Григорій Павловъ Абрамовъ — предсѣдатель совдепа.

2. Иванъ Павловъ Абрамовъ — членъ совдепа.

3. Михаилъ Ивановъ Гасниковъ — членъ совдепа.

4. Михаилъ Леонтьевъ Заякинъ — членъ совдепа.

5. Дмитрій Васильевъ Перминовъ — секретарь совдепа.

6. Николай Павловъ Говыринъ — предсѣдатель чека.

7. Петръ Константиновъ Старцевъ — членъ чека.

8. Петръ Александровъ Зыряновъ — членъ чека.

9. Михаилъ Ѳедоровъ Останинъ — членъ чека.

10. Василій Петровъ Постниковъ — судья.

11. Иванъ Ѳедоровъ Кучниковъ — начальникъ красноармейскаго отряда.

12. Ефимъ Андреевъ Соловьевъ — комиссаръ юстиціи.

13. Владиміръ Афанасьевъ Спиридоновъ — административный комиссаръ.

14. Сергѣй Алексѣевъ Павловъ — военный комиссаръ.

15. Алексѣй Александровъ Смольниковъ.

16. Егоръ Ивановъ Сычевъ — рабочій-большевикъ.

17. Василій Павловъ Говыринъ — рабочій-большевикъ.

18. Евгеній Ивановъ Наумовъ — рабочій-большевикъ.

19. Дмитрій Петровъ Смирновъ — рабочій-большевикъ.

20. Иванъ Дмитріевъ Масловъ — рабочій-большевикъ.

21. Василій Рябовъ — рабочій-большевикъ.

22. Михаилъ Насоновъ — рабочій-большевикъ.

Все это — русскіе люди, мѣстные жители Алапаевска и его окрестностей. Караулъ всегда состоялъ изъ шести лицъ: мадьяръ, красноармейцевъ, мѣстныхъ рабочихъ, назначавшихся совдепомъ или чека.

Служившая узникамъ въ качествѣ приходящей поварихи Кривова, ея помощница Поздина-Замятина и рабочій-охранникъ Старцевъ [1] показали:

Кривова: «Въ комнатахъ Князей была только самая простая, необходимая обстановка: простыя желѣзныя кровати съ жесткими матрацами, нѣсколько простыхъ столовъ и стульевъ; мягкой мебели не было. Къ часу дня я готовила завтракъ, въ четыре подавался чай, а въ семь часовъ — обѣдъ... Князья занимались чтеніемъ, гуляли, работали въ находящемся при школѣ огородѣ. Съ разрѣшенія разводящаго красноармейскаго караула Князья ходили въ церковь и совершали прогулки въ поле, которое начинается за школой; ходили одни безъ охраны. Великая Княгиня Елизавета Ѳедоровна занималась рисованіемъ и подолгу молилась; завтракъ и обѣдъ ей подавали въ комнату; остальные Князья собирались для завтрака и обѣда въ комнату Сергѣя Михайловича, служившую также и общей столовой».

Поздина-Замятина: «Въ маѣ мѣсяцѣ, когда я прислуживала Князьямъ, они пользовались достаточной свободой: безпрепятственно гуляли по полянѣ близъ школы, работали въ огородѣ и ходили въ церковь; въ огородѣ работали всѣ /с. 258/ Князья и Княгиня и своими руками надѣлали гряды и цвѣточныя клумбы во дворѣ также все вычистили и привели въ порядокъ, такъ что получился чистый и уютный уголокъ, гдѣ Князья нерѣдко подъ открытымъ небомъ пили чай, читали и бесѣдовали».

Старцевъ: «По коридору гуляли иногда Князья; съ однимъ изъ нихъ, уже сѣдоватымъ господиномъ, (какъ его звали — не знаю) мы вели продолжительныя бесѣды. Князь этотъ доказывалъ, что всеобщаго равенства быть не можетъ, ссылаясь при этомъ на «притчу о талантахъ», по поводу земельнаго уравненія Князь говорилъ, что и земля бываетъ разная и потому трудно поровну и справедливо раздѣлить ее между всѣми трудящимися; жаловался Князь на ревматизмъ въ ногахъ и говорилъ, что только массажемъ и спасается отъ болей... Разговоры велись въ хорошемъ, миролюбивомъ тонѣ, такъ что князь выражалъ свое удовольствіе и сказалъ, что рѣдко ему приходится говорить, потому что караульные попадаются по большей части хулигане».

Какъ они относились къ узникамъ?

Кривова показала: «Красноармейцы, охранявшіе домъ, бывали и хорошіе и плохіе. Хорошіе жалѣли Князей и относились къ нимъ внимательно, а плохіе были грубы, придирчивы и даже обращались къ Князьямъ со словомъ «товарищъ». Раза три дежурили австрійцы; эти красноармейцы были чрезвычайно грубы и по ночамъ почти черезъ часъ врывались въ комнаты Князей и производили обыски. Великій Князь Сергѣй Михайловичъ возражалъ противъ этого напраснаго безпокойства, но на его заявленія не обращали никакого вниманія. Объ этомъ я передаю Вамъ со словъ самого Великаго Князя».

21 іюня жизнь узниковъ рѣзко ухудшилась: былъ установленъ тюремный режимъ, было отобрано имущество и деньги.

Кривова показала: «Приблизительно, черезъ мѣсяцъ положеніе Князей рѣзко измѣнилось къ худшему: у Князей было конфисковано все ихъ имущество — обувь, бѣлье, платье, подушки, золотыя вещи и деньги; оставлено было только носильное платье и обувь и двѣ смѣны бѣлья... Съ этого же времени были запрещены всякія прогулки внѣ школьной ограды и запрещено было дѣлать какія бы то ни было закупки на рынкѣ. Для пропитанія Князей было рѣшено присылать изъ совѣта готовыя кушанья, но затѣмъ разрѣшили мнѣ готовить Князьямъ пищу изъ своихъ продуктовъ; на недѣлю полагалось: 28 фунтовъ мяса, 15 фунтовъ проса и одна бутылка коноплянаго масла».

Не подлежитъ никакому сомнѣнію: перемѣна произошла по приказанію изъ Екатеринбурга.

21 іюня Великій Князь Сергѣй Михайловичъ телеграфировалъ:

«Екатеринбургъ. Предсѣдателю Областного Совѣта. По распоряженію Областного Совдепа мы съ сегодняшняго дня находимся подъ тюремнымъ режимомъ. Четыре недѣли мы прожили подъ надзоромъ Алапаевскаго совдепа и не покидаемъ зданія школы и ея двора, за исключеніемъ посѣщенія церкви. Не зная за собой никакой вины ходатайствуемъ о снятіи съ насъ тюремнаго режима. За себя и моихъ родственниковъ находящихся въ Алапаевскѣ Сергѣй Михайловичъ Романовъ».

Комиссаръ юстиціи Соловьевъ запрашивалъ въ тотъ же день по телеграфу:

/с. 259/ «Военная. Екатеринбург Област. Совет Считать ли прислугу Романовыхъ арестованными давать ли выезд основаніе 4227 Алапаевскій Совдеп Отправитель Е. Соловьевъ» [2].

Чѣмъ была вызвана перемѣна режима?

Лѣтомъ 1918 года въ Перми находился въ ссылкѣ Великій Князь Михаилъ Александровичъ.

Въ іюнѣ мѣсяцѣ онъ исчезъ.

Этимъ Екатеринбургъ и мотивировалъ введеніе тюремнаго режима въ Алапаевскѣ.

Отвѣчая на телеграмму Соловьева, Бѣлобородовъ телеграфировалъ ему 22 іюня:

«Алапаевск     Совдеп

Прислугу Ваше усмотрение выезд никому без разрешения Москву Дзержинского Петроград Урицкого Екатеринбург Обласовета точка Обявите Сергею Романову что заключение является предупредительной мерой против побега ввиду исчезновения Михаила Перми

Белобородов» [3].       

Отпускъ этой телеграммы значится на снимкѣ № 134.

Всѣ посторонніе были удалены отъ узниковъ. Только при Елизаветѣ Ѳедоровнѣ была оставлена сестра Яковлева и при Сергѣѣ Михайловичѣ — Ремезъ.

17 іюля въ 12 часовъ дня въ школу прибылъ чекистъ Петръ Старцевъ и нѣсколько человѣкъ рабочихъ-большевиковъ.

Они отобрали у заключенныхъ послѣднія деньги и объявили имъ, что ночью всѣ они будутъ перевезены въ Верхне-Синячихенскій заводъ, приблизительно, въ 15 верстахъ отъ Алапаевска.

Пришедшіе удалили изъ школы красноармейцевъ и сами замѣнили ихъ.

Кривова готовила въ это время обѣдъ. Она показала: «Меня большевики очень торопили съ обѣдомъ; обѣдъ я подала въ 6 часовъ и во время обѣда большевики все торопили: «Обѣдайте поскорѣе, въ 11 часовъ ночи поѣдемъ въ Синячиху». Я стала укладывать продукты, но большевики сказали мнѣ, чтобы я отложила укладку и что я могу завтра привезти ихъ въ Синячиху».

Поздней ночью около зданія школы стали раздаваться разрывы гранатъ, слышались ружейные выстрѣлы.

Это вызвало волненіе въ городѣ. Многіе видѣли разсыпанныя на нѣкоторомъ разстояніи отъ школы цѣпи красноармейцевъ, которыхъ затѣмъ повели къ самой школѣ.

/с. 260/ Характеръ мистификаціи былъ тогда же ясенъ не только многимъ жителямъ, но и самимъ красноармейцамъ, бывшимъ въ цѣпяхъ.

Изъ нихъ было задержано четыре человѣка [4]. Я ограничусь показаніемъ Якима Насонова:

«Часу въ третьемъ ночи на 18 іюля у насъ въ казармѣ подняли тревогу: наступаютъ бѣлогвардейцы. Мы наскоро собрались, одѣлись, вооружились. Насъ повели къ Напольной школѣ и близъ нея разсыпали насъ цѣпью. Въ цѣпи мы пролежали съ полчаса, а затѣмъ мы подошли къ самой школѣ. Никакого врага мы не видѣли и стрѣльбы не производили. Комиссаръ Смольниковъ стоялъ на крыльцѣ школы, матерился и говорилъ намъ: «Товарищи, теперь попадетъ намъ отъ уральскаго областного совѣта за то, что Князьямъ удалось бѣжать: ихъ бѣлогвардейцы увезли на аэропланѣ; тутъ же еще находился народный судья Постниковъ съ «большой книгой въ рукахъ» и наводилъ слѣдствіе о побѣгѣ Князей. Дня черезъ 3-4 стали говорить, что комиссары обманываютъ народъ, сочинивъ басню о похищеніи Князей, а что на самомъ дѣлѣ Князья ими убиты».

18 іюля въ 3 часа 15 минутъ утра Алапаевскій совдепъ телеграфировалъ въ Екатеринбургъ областному совдепу: [5]

«Военная. Екатеринбургъ. Уралуправленіе. 18 іюля утромъ два часа банда неизвѣстныхъ вооруженныхъ людей напала Напольную школу гдѣ помѣщались Великіе Князья. Во время перестрѣлки одинъ бандитъ убитъ и видимо есть раненые князьямъ съ прислугой удалось бѣжать въ неизвѣстномъ направленіи. Когда прибылъ отрядъ красноармейцевъ бандиты бѣжали по направленію къ лѣсу задержать не удалось розыски продолжаются. Алапаевскій исполкомъ. Абрамовъ. Перминовъ. Останинъ».

Въ тотъ же день въ 18 часовъ 30 минутъ Бѣлобородовъ телеграфировалъ:

                                   «Сборная

          Москва два адреса Совнарком Предсѣдателю Цик Свердлову

          Петроград два адреса Зиновьеву Урицкому

Алапаевский Исполком сообщил нападении утром восемнадцатаго неизвестной банды помещение где содержались под стражей бывшие великие князья Игорь Константинович Константин Константинович Иван Константинович Сергей Михайлович и Полей точка Несмотря сопротивление стражи князья были похищены точка Есть жертвы обеих сторон поиски ведутся точка 4853.

Предобласовета Белобородов» [6].       

Эта телеграмма значится на снимкѣ № 135.

/с. 261/ 25 іюля 1918 года совершенно такое же объявленіе Бѣлобородова было помѣщено въ номерѣ 144-мъ Пермскихъ Извѣстій:

«Похищение Князей.

Алапаевский Исполком сообщает из Екатеринбурга о нападении утром 18-го июля неизвестной банды на помещение, где содержались под стражей бывшие великие князья Игорь Константинович, Константин Константинович, Иван Константинович, Сергей Михайлович и Палей.

Несмотря на сопротивление стражи, князья были похищены. Есть жертвы обоих сторон. Поиски ведутся.

Председ. Областного Совета Белобородов» [7].       

Нить для разслѣдованія была дана Кривовой: собирались везти въ В.-Синячиху.

Но помогъ еще случай.

Незадолго до похищенія Августѣйшихъ узниковъ кр-нъ Алапаевска Иванъ Солонинъ собрался жениться. Онъ сдѣлалъ заказъ кр-ну Александру Самсонову приготовить къ свадьбѣ кумышки (самогону). Самсоновъ заказъ принялъ и съ нужными припасами поѣхалъ готовить кумышку въ лѣсъ.

Но свадьба разстроилась, и мать невѣсты, неудавшаяся теща, чтобы не платить Самсонову за его работу, пошла въ чека съ доносомъ на него, что онъ-де занимается тайнымъ винокуреніемъ.

Близкіе Самсонову люди, узнавъ объ этомъ, отыскали его въ лѣсу и предупредили о грозящей ему опасности.

Самсоновъ бросилъ работу и окольными дорогами уѣхалъ въ Алапаевскъ.

Своимъ спасителямъ онъ въ благодарность далъ четверть приготовленной уже кумышки, которую они на мѣстѣ и выпили.

Поздней ночью они поѣхали въ Алапаевскъ. Ѣхали они дорóгой, которая ведетъ изъ Алапаевска въ Синячиху, и встрѣтили поѣздъ въ 10-11 коробковъ, въ каждомъ по два человѣка, безъ кучеровъ на козлахъ.

Объ этой встрѣчѣ они говорятъ въ одинаковыхъ выраженіяхъ.

Вотъ показаніе Трушкова [8]: «Весь этотъ поѣздъ направлялся отъ Алапаевска къ Синячихѣ и попался мнѣ верстѣ на пятой отъ Алапаевска. Ни криковъ, ни разговоровъ, ни пѣсенъ, ни стоновъ — вообще никакого шума я не слышалъ: ѣхали всѣ тихо-смирно».

Синячихенская дорога приковала вниманіе Мальшикова. Онъ изслѣдовалъ ее и пришелъ къ убѣжденію, что разгадку тайны надо искать на рудникѣ, расположенномъ вблизи этой дороги.

Скоро онъ замѣтилъ, что одна изъ старыхъ шахтъ рудника засыпана сверху свѣжей землей. Онъ повелъ раскопки.

/с. 262/ Шахта имѣла въ глубину 28 аршинъ. Стѣнки ея были выложены бревнами. Въ ней было два отдѣленія: рабочее, черезъ которое добывалась руда, и машиное, куда ставились насосы для откачки воды. Оба отдѣленія были завалены множествомъ старыхъ бревенъ, занимавшихъ самое разнообразное положеніе.

На различной глубинѣ шахты Малышковъ нашелъ трупы: 8 октября Ѳедора Семеновича Ремеза, 9 — Варвары Яковлевой и князя Палея, 10 — Князей Константина Константиновича и Игоря Константиновича и Великаго Князя Сергѣя Михайловича, 11 октября Великой Княгини Елизаветы Ѳедоровны и Князя Іоанна Константиновича.

Трупы были въ одеждѣ. Въ карманахъ оказались разныя вещи домашняго обихода и ихъ документы, которые они всегда имѣли при себѣ въ заключеніи.

На груди Великой Княгини Елизаветы Ѳедоровны была икона Спасителя съ драгоцѣнными камнями. По моимъ свѣдѣніямъ, передъ этой иконой молился Государь передъ отреченіемъ отъ Престола и передалъ ее затѣмъ Елизаветѣ Ѳедоровнѣ. На оборотѣ ея надпись: «Вербная Суббота 13 апрѣля 1891 года».

На снимкѣ № 59 она слѣва въ верхнемъ ряду.

Шахта, несомнѣнно, была взорвана гранатами. Въ ней были ихъ осколки, были неразорвавшіяся гранаты.

Трупы были предъявлены народу и были опознаны.

Вотъ что оказалось по вскрытіи ихъ [9]:

Трупъ Великой Княгини Елизаветы Ѳедоровны: «Въ головной полости, по вскрытіи кожныхъ покрововъ, обнаружены кровоподтеки: на лобной части, величиною въ дѣтскую ладонь и въ области лѣвой теменной кости — величиною въ ладонь взрослаго человѣка; кровоподтеки въ подкожной клѣтчаткѣ, въ мышцахъ и на поверхности черепного свода. Кости черепа цѣлы... Въ твердой мозговой оболочкѣ наверху темени замѣчается кровоподтекъ».

Трупъ Великаго Князя Сергѣя Михайловича: «По снятіи кожныхъ покрововъ черепа въ лѣвой теменной области — кровоподтекъ въ мышцахъ и подкожной клѣтчаткѣ; въ правой теменной кости — круглое отверстіе величиной съ горошину (½ сантиметра въ діаметрѣ); каналъ этого раненія имѣетъ направленіе сверху внизъ и спереди назадъ. По снятіи черепной крышки на внутренней поверхности правой теменной кости соотвѣтственно первому имѣется отверстіе діаметромъ въ 1 сантиметръ; вокругъ отверстія осколки кости. На твердой мозговой оболочкѣ соотвѣтственно описаннымъ отверстіямъ въ кости черепа имѣется нарушеніе ткани въ видѣ кругловатаго отверстія».

Трупъ Князя Іоанна Константиновича: «...Въ правой височной области, по вскрытіи кожныхъ покрововъ, наблюдается кровоподтекъ въ мышцахъ и подкожной клѣтчаткѣ, занимающій всю височную область. По /с. 263/ вскрытіи черепной крышки обнаруженъ кровоподтекъ подъ твердую мозговую оболочку въ правой же височной области. Въ толщѣ мышцъ всей передней грудной стѣнки кровоподтекъ... Въ полостяхъ плевры обширное кровоизліяніе... Въ брюшной области по вскрытіи кожныхъ покрововъ, въ толщѣ мышцъ и жировой клѣтчатки наблюдается кровоподтекъ, простирающійся на всю переднюю стѣнку живота».

Трупъ Князя Константина Константиновича: «На темени — большая рваная рана кожныхъ покрововъ, направленіе ея справа налѣво, длина 9 сантиметровъ, ширина 3 сантиметра. На два сантиметра кзади — вторая рваная рана, длиной 2 сантиметра. На правой височной и теменной (костяхъ) и на самомъ темени — обширный кровоподтекъ величиной въ ладонь. По снятіи черепной крышки на твердой мозговой оболочкѣ, на темени и затылкѣ обнаруженъ кровоподтекъ. Въ грудной полости, по взрѣзѣ кожныхъ покрововъ, найденъ большой кровоподтекъ, проникающій мышцы и подкожную клѣтчатку на передней стѣнкѣ грудной клѣтки».

Трупъ Князя Игоря Константиновича: «Въ головной полости, по вскрытіи кожныхъ покрововъ, кровоподтекъ, занимающій всю правую половину лба; на костяхъ черепа трещина, начинающаяся со средины верхняго края правой глазницы и далѣе идущая по средней линіи лобной кости; кзади эта трещина переходитъ въ стрѣловидный шовъ и доходитъ до затылочной кости. По вскрытіи черепной крышки — мозгъ въ видѣ сѣрой массы; по удаленіи мозга видно, что трещина проходитъ по верхней стѣнкѣ правой глазницы и пересѣкаетъ турецкое сѣдло. Въ грудной полости, по вскрытіи кожныхъ покрововъ, обнаруженъ большой, проникающій мышцы, кровоподтекъ въ нижней части передней стѣнки грудной клѣтки... По вскрытіи брюшной полости — большой кровоподтекъ въ толщѣ брюшной стѣнки».

Трупъ Князя Владиміра Павловича Палея: «Въ головной полости, по вскрытіи кожныхъ покрововъ, — большой кровоподтекъ, занимающій обѣ теменныя и затылочную области. По разрѣзѣ кожныхъ покрововъ вытекло около 4-5 кубическихъ сантиметровъ крови... По вскрытіи черепной полости — кровоизліяніе подъ твердую мозговую оболочку затылочной области; въ заднихъ частяхъ головной мозгъ представляетъ собою кашицеобразную массу краснаго цвѣта. Въ грудной полости — большой кровоподтекъ въ толщу мышцы и подкожной клѣтчатки въ передней стѣнкѣ грудной клѣтки».

Трупъ Ѳедора Семеновича Ремеза: «Въ области грудныхъ мышцъ сильный кровоподтекъ, распространяющійся на всю грудную клѣтку... Кровоизліяніе въ области праваго плевральнаго мѣшка... Въ области праваго виска, по снятіи кожныхъ покрововъ, большое кровоизліяніе. Кровоподтекъ распространяется на всю затылочную область... Подъ твердой мозговой оболочкой въ лѣвой височной области кровоизліяніе».

Трупъ Варвары Яковлевой: «По вскрытіи кожныхъ покрововъ головы обнаруженъ кровоподтекъ въ правой височной области и второй кровоподтекъ въ затылочной и теменной областяхъ; кости черепа цѣлы; въ костныхъ швахъ — кровь. По снятіи черепной крышки оказался кровопод/с. 264/текъ подъ твердую мозговую оболочку въ затылочной области... По вскрытіи кожныхъ покрововъ — кровоподтекъ, занимающій область грудины».

На снимкахъ за №№ 136-140 изображены трупы Великаго Князя Сергѣя Михайловича, Великой Княгини Елисаветы Ѳедоровны, Князей Іоанна Константиновича, Константина Константиновича, Игоря Константиновича.

Экспертиза опредѣлила, что смерть Великаго Князя Сергѣя Михайловича произошла отъ «кровоизліянія въ твердую мозговую оболочку и нарушенія цѣлости вещества мозга, вслѣдствіе огнестрѣльнаго раненія».

Всѣ остальные были брошены въ шахту живыми, и смерть ихъ произошла отъ «полученныхъ ими кровоизліяній, вслѣдствіе ушибовъ».

Комиссаръ юстиціи Ефимъ Соловьевъ, чекистъ Петръ Старцевъ и членъ совдепа Иванъ Абрамовъ были пойманы [10].

На совѣсти Соловьева лежало много и другихъ убійствъ. Онъ убилъ, между прочимъ, мѣстнаго священника о. Удинцева. Какъ закоренѣлый преступникъ, Соловьевъ утверждалъ, что 17 и 18 іюля онъ отсутствовалъ изъ Алапаевска, что однако было опровергнуто слѣдствіемъ.

Старцевъ и Абрамовъ видѣли всѣхъ, кто увозилъ заключенныхъ въ ночь на 18 іюля къ шахтѣ и кто, оставаясь у школы, симулировалъ нападеніе мнимыхъ «бѣлогвардейцевъ».

Имена всѣхъ этихъ лицъ указаны выше.

На снимкѣ № 141 изображены: Ефимъ Соловьевъ (1), Григорій Абрамовъ (2), Николай Говыринъ (3), Михаилъ Останинъ (4), Алексѣй Смольниковъ (5), Сергѣй Павловъ (6), Дмитрій Перминовъ (7), Егоръ Сычевъ (8), Михаилъ Насоновъ (9), Василій Постниковъ (10).

Мнимый «бандитъ», трупъ котораго былъ найденъ у школы послѣ увоза заключенныхъ, оказался крестьяниномъ Салдинскаго завода. Онъ заранѣе былъ схваченъ чекистами и нѣсколько дней содержался въ алапаевской чека.

Старцевъ объяснилъ, что убійство Августѣйшихъ узниковъ произошло по приказанію изъ Екатеринбурга, что для руководства имъ оттуда пріѣзжалъ спеціально Сафаровъ [11].

Можно ли въ этомъ сомнѣваться?

Всего лишь сутки отдѣляютъ екатеринбургское убійство отъ алапаевскаго.

Тамъ выбрали глухой рудникъ, чтобы скрыть преступленіе. Тотъ же пріемъ и здѣсь.

Ложью выманили царскую семью изъ ея жилища. Такъ же поступили и здѣсь.

И екатеринбургское и алапаевское убійства — продуктъ одной воли однихъ лицъ.

/с. 265/

§ 2.
Убійство въ Перми Великаго Князя Михаила Александровича.

Спасся ли Великій Князь Михаилъ Александровичъ?

Онъ былъ высланъ изъ Гатчины въ февралѣ мѣсяцѣ 1918 года и жилъ нъ Перми, пользуясь сравнительной свободой, въ гостиницѣ купца Королева.

Въ этой же гостиницѣ жилъ его секретарь Николай Николаевичъ Джонсонъ, камердинеръ Василій Ѳедоровичъ Челышевъ и шофферъ Боруновъ.

12 іюня вечеромъ у Великаго Князя былъ его поваръ Георгій Ѳедоровичъ Митревели, жившій отдѣльно въ своей квартирѣ.

По приказанію Великаго Князя, Митревели долженъ былъ утромъ 13 іюня явиться къ нему.

Митревели утромъ явился въ гостинницу Королева, но не нашелъ здѣсь ни Великаго Князя, ни Джонсона, ни Челышева съ Боруновымъ.

Отъ прислуги гостинницы онъ узналъ, что минувшей ночью Великій Князь съ Джонсономъ былъ куда-то увезенъ большевиками, Челышевъ же съ Боруновымъ спустя нѣкоторое время, были арестованы.

Мнѣ удалось установить, что оба послѣдніе содержались большевиками въ пермской тюрьмѣ, откуда они по ордеру пермской чека отъ 21 сентября 1918 года за № 3694 были уведены и черезъ нѣкоторое время, по свѣдѣніямъ тюремнаго начальства, разстрѣляны.

Въ одной камерѣ съ Челышевымъ содержался уже извѣстный намъ камердинеръ Государыни Алексѣй Андреевичъ Волковъ.

Челышевъ разсказывалъ Волкову, какъ былъ увезенъ Великій Князь Михаилъ Александровичъ.

При допросѣ у меня Волковъ показалъ:

«Въ одной тюрьмѣ съ нами (въ Перми) сидѣлъ камердинеръ Великаго Князя Михаила Александровича Василій Ѳедоровичъ Челышевъ. Съ нимъ я встрѣчался въ коридорѣ, и онъ мнѣ разсказывалъ, какъ онъ попалъ въ тюрьму.

Михаилъ Александровичъ проживалъ въ Перми въ королевскихъ номерахъ, гдѣ въ другомъ номерѣ жилъ съ нимъ и Челышевъ. Тамъ же жилъ и его секретарь Джонсонъ. Приблизительно, недѣли за 1½, какъ говорилъ Челышевъ, до нашего прибытія въ Пермь ночью часовъ въ 12 пришли въ королевскіе номера какихъ-то трое вооруженныхъ людей. Были они въ солдатской одеждѣ. У нихъ у всѣхъ были револьверы. Они разбудили Челышева и спросили, гдѣ находится Михаилъ Александровичъ. Челышевъ указалъ имъ номеръ и самъ пошелъ туда. Михаилъ Александровичъ уже лежалъ раздѣтый. Въ грубой формѣ они приказали ему одѣваться. Онъ сталъ одѣваться, но сказалъ: «Я не пойду никуда. Вы позовите сюда вотъ такого-то. (Онъ указалъ, кажется, какого-то большевика, котораго онъ зналъ). Я его знаю, а васъ я не знаю». Тогда одинъ изъ пришедшихъ положилъ ему руку на плечо и злобно и грубо выругался: «А, вы, Романовы! Надоѣли вы намъ всѣ!» /с. 266/ Послѣ этого Михаилъ Александровичъ одѣлся. Они также приказали одѣться и его секретарю Джонсону и увели ихъ. Больше Челышевъ не видѣлъ ничего и не зналъ, въ чемъ и куда увезли Михаила Александровича. Спустя нѣкоторое время послѣ этого (когда Михаилъ Александровичъ уже былъ увезенъ), Челышевъ самъ отправился въ совдепъ, какъ онъ мнѣ говорилъ, и заявилъ тамъ объ увозѣ Михаила Александровича. По его словамъ, на это заявленіе не было обращено вниманія и, спустя часъ, какъ онъ мнѣ говорилъ, большевики стали дѣлать что-то вродѣ погони за Михаиломъ Александровичемъ, но въ чемъ она выразилась, Челышевъ не говорилъ. На него же они произвели то впечатлѣніе, что они нисколько не спѣшили догонять Михаила Александровича и вообще какъ бы не обратили должнаго вниманія на его заявленіе. Я забылъ еще сказать, что, когда Михаилъ Александровичъ уходилъ изъ номера, Челышевъ ему сказалъ: «Ваше Высочество, не забудьте тамъ взять лѣкарство». Это были свѣчи, безъ которыхъ Михаилъ Александровичъ не могъ жить. Пріѣхавшіе какъ-то обругались и увели Михаила Александровича. Лѣкарство же такъ и осталось въ номерѣ. На другой же день послѣ этого Челышевъ былъ арестованъ и, какъ я потомъ читалъ въ Тобольскѣ въ газетахъ, былъ разстрѣлянъ».

Большевичка Вѣра Карнаухова была секретаремъ пермскаго комитета партіи большевиковъ, а ея братъ Ѳедоръ Лукояновъ однимъ изъ слѣдователей уральской областной чека.

Карнаухова показала [12]: «Пришелъ какъ-то въ нашъ комитетъ чекистъ Мясниковъ, человѣкъ кровожадный, озлобленный, врядъ ли нормальный. Онъ съ кѣмъ-то разговаривалъ, и до меня донеслась его фраза: «Дали бы мнѣ Николая, я бы съ нимъ сумѣлъ расправиться, какъ и съ Михаиломъ».

Данными моей агентуры установлено, что Великій Князь вмѣстѣ съ Джонсономъ былъ увезенъ пермскими чекистами въ сосѣдній съ Пермью Мотовилихинскій заводъ, гдѣ они оба и были убиты.

Ихъ тѣла были тамъ же, видимо, сожжены.

Послѣ этого большевики распространили въ Перми слухъ, что Великій Князь былъ увезенъ монархистами, а въ Москвѣ они распространили ложное извѣстіе, что въ Екатеринбургѣ убитъ Государь Императоръ.

Это послѣднее извѣстіе появилось въ Москвѣ, и я имѣю много подлинныхъ телеграммъ ихъ отвѣтственныхъ дѣятелей, точно устанавливающихъ этотъ фактъ.

Такимъ путемъ они отвлекли вниманіе общества отъ особы Великаго Князя, приковавъ его къ мнимому въ то время факту гибели Государя.

Слухъ о «спасеніи» Великаго Князя многими былъ принятъ съ довѣріемъ, такъ какъ убійство Государя было скоро опровергнуто ими же самими.

Въ Перми вмѣстѣ съ камердинеромъ Государыни Волковымъ содержались графиня Гендрикова и Шнейдеръ.

Волковъ показалъ у меня на допросѣ:

/с. 267/ «Въ ночь на 22 августа по старому стилю меня привели изъ камеры въ контору. Тутъ же были и Гендрикова со Шнейдеръ. Отсюда насъ повели въ арестный домъ и ввели въ особую комнату, гдѣ было 8 человѣкъ. Здѣсь же было 22 вооруженныхъ человѣка. Это были, очевидно, палачи. Среди нихъ были и русскіе, но по большей части были не русскіе, а, видимо, латыши, хотя, быть можетъ, были и мадьяры. Командиромъ у нихъ былъ какой-то человѣкъ въ матросской одеждѣ. Мы сидѣли, ждали свѣта. Гендрикова мнѣ шепнула, съ чьихъ-то словъ, что насъ отведутъ въ пересыльную тюрьму, а потомъ отправятъ въ Москву или Петроградъ. Я не сталъ ей возражать, хотя и ясно видѣлъ, куда насъ поведутъ. Повели насъ за городъ. Кончились строенія, показался лѣсокъ. Стали мы подходить, должно быть, къ мѣсту казни нашей, потому что наши палачи стали услужливо предлагать свои услуги: «Позвольте, я понесу ваши вещи», очевидно, каждый желалъ сейчасъ же завладѣть нашими вещами, чтобы потомъ не дѣлиться ими съ другими. Потомъ насъ остановили. Я улучилъ минуту и перепрыгнулъ канаву, которая была около меня. Я бросился бѣжать. Въ меня было выпущено три пули. Я упалъ, потерялъ шляпу и слышалъ вдогонку мнѣ слова: «Готовъ». Но я тутъ же поднялся и снова побѣжалъ (упалъ я послѣ второго выстрѣла). Въ меня былъ произведенъ третій выстрѣлъ, но Господь Богъ меня сохранилъ, и я убѣжалъ. 43 сутокъ я блуждалъ и вышелъ на линію желѣзной дороги въ 70 верстахъ отъ Екатеринбурга на территорію, свободную отъ большевиковъ».

Графиня Гендрикова и Шнейдеръ были тогда же разстрѣляны.

Ихъ трупы были найдены весной 1919 года.

На снимкѣ № 142 графиня Гендрикова, на снимкѣ № 143 она въ гробу съ пробитой головой. На снимкѣ № 144 Шнейдеръ.

Примѣчанія:
[1] Эти свидѣтели были допрошены членомъ суда Сергѣевымъ: А. С. Кривова 25 октября 1918 года, А. Г. Поздина-Замятина 14 декабря того же года и А. Д. Старцевъ 18 того же декабря въ г. Алапаевскѣ.
[2] Обѣ эти подлинныя телеграммы, въ числѣ другихъ, были препровождены Сергѣеву начальникомъ Алапаевской почтово-телеграфной конторы 15 декабря 1918 года за № 303.
[3] Эта телеграмма была найдена прокурорскимъ надзоромъ 25  августа 1918 г. въ зданіи Уральского областного совѣта.
[4] Задержаны были красноармейцы П. Д. Поздинъ-Замятинъ, Я. И. Насоновъ, А. П. Костылевъ и И. Г. Стрехнинъ. Первый былъ допрошенъ Сергѣевымъ 15, а остальные 18 декабря 1918 года въ Алапаевскѣ.
[5] Эта телеграмма была препровождена Сергѣеву начальникомъ Алапаевской Почтово-Телеграфной Конторы 13 декабря 1918 года за № 303.
[6] Эта телеграмма была препровождена Сергѣеву начальникомъ Екатеринбургской Телеграфной Конторы 20 января 1919 года ва № 374.
[7] Я попытаюсь объяснить позднѣе, почему ни въ телеграммѣ Бѣлобородова, ни въ его оффиціальномъ газетномъ сообщеніи не упоминалось о судьбѣ Великой Княгини Елизаветы Ѳедоровны.
[8] Свидѣтель K. В. Трушковъ былъ допрошенъ членомъ суда Сергѣевымъ 22 декабря 1918 года въ г. Алапаевскѣ.
[9] 11 октября 1918 года былъ произведенъ медико-полицейскій осмотръ и вскрытіе трупа Ремеза. 12 октября — осмотръ всѣхъ остальныхъ. 26 октября того же года — членомъ суда Сергѣевымъ судебно-медицинскій осмотръ и вскрытіе всѣхъ труповъ, кромѣ уже вскрытаго трупа Ремеза.
[10] Обвиняемые Ефимъ Андреевъ Соловьевъ и Петръ Константиновъ Старцевъ были доотрошены членомъ суда Сергѣевымъ 28 декабря 1918 года въ Алапаевскѣ, обвиняемый Иванъ Павловъ Абрамовъ мною 18 апрѣля 1919 года въ Екатеринбургѣ.
[11] Сафаровъ былъ въ штабѣ Ленина и прибылъ вмѣстѣ съ нимъ въ Россію въ 1917 году. Онъ былъ членомъ уральскаго областного совѣта и редакторомъ большевистской газеты «Уральскій Рабочій». Національности его я не знаю.
[12] Свидѣтельница В. Н. Карнаухова была мною допрошена 2 іюля 1919 года въ Екатеринбургѣ.

Источникъ: Н. Соколовъ. Убійство Царской Семьи. — Берлинъ: Издательство «Слово», 1925. — С. 256-267.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.