Церковный календарь
Новости


2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 12-я (1932)
2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 11-я (1932)
2017-11-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 38-е (1882)
2017-11-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 37-е (1882)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 10-я (1932)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Главы 8-9 (1932)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Да здравствуетъ Самодержавіе!" (1907)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Къ честнымъ сынамъ Россіи" (1907)
2017-11-22 / russportal
Н. Д. Тальбергъ. "Исторія Русской Церкви". Церковное управленіе (1959)
2017-11-22 / russportal
Л. Д. Перепелкина. Градъ Китежъ или самая умышленная страна? (2005)
2017-11-21 / russportal
Программа и уставъ "Русскаго Народн. Союза им. Михаила Архангела" (1909)
2017-11-21 / russportal
Уставъ "Союза Русскаго Народа" (1906)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (6-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (5-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (4-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (3-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 23 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XIII.
Внутреннее состояніе русскаго общества отъ половины IX до половины XII вѣка.

1) Общій взглядъ на событія описаннаго времени. Если мы сравнимъ извѣстія лѣтописи о бытѣ славянскихъ племенъ до половины IX вѣка съ извѣстіями о событіяхъ на Руси XI и XII вѣковъ, то увидимъ великую разницу, происшедшую именно вслѣдствіе призванія князей, собравшихъ племена въ одинъ народъ. Племенныя названія исчезаютъ; не встрѣчаемъ больше названій: По/с. 30/ляне, Древляне, Сѣверяне, Кривичи, Меря; эти названія замѣняются названіями областей, отъ имени главнаго, стольнаго города произшедшими: Кіевляне, Владимірцы, Черниговцы, Смольняне, Ростовцы, и всѣ эти области, при видимомъ раздѣленіи, связаны между собою, жители ихъ понимаютъ, что составляютъ одинъ народъ русскій, живутъ всѣ въ одной землѣ русской, хотя въ тѣсномъ смыслѣ; Русью продолжаетъ называться Кіевское княжество. Каждая область имѣла своего князя, независимаго въ дѣлахъ внутренняго управленія: но князья эти владѣли русскою землею сообща, и мѣняли свои княжества, подвигаясь по старшинству, къ главному столу, кіевскому; вслѣдствіе этого области находились въ тѣсной связи: смерть кіевскаго князя была событіемъ одинаковой важности какъ для Кіевлянина, такъ и для Черниговца, и для Смольнянина, и для отдаленнаго Ростовца и Новгородца, ибо она влекла за собою перемѣны въ ихъ родныхъ областяхъ; самыя усобицы княжескія за старшинство, за обладаніе Кіевомъ, укрѣпляли сознаніе о единствѣ земли, потому что вслѣдствіе ихъ дружины сѣверныя стремились на югъ, южныя на сѣверъ; не смотря на огромное разстояніе областей русскихъ, напримѣръ Волыни отъ Ростова или Новгорода, жители ихъ принимали участіе въ дѣлахъ другъ друга, благодаря этой нераздѣльности княжескаго рода.

2) Значеніе князя. Названіе князя на Руси принадлежало только членамъ Рюрикова потомства и не отнималось ни у кого изъ нихъ ни въ какомъ случаѣ; старшій между ними назывался великимъ княземъ. Князь былъ призванъ для того, чтобъ княжить и владѣть, по словамъ лѣтописи; онъ заботился объ утвержденіи порядка въ землѣ, о дѣлѣ военномъ, о законахъ. Князь обыкновенно былъ главнымъ вождемъ во время войны и верховнымъ судьей во время мира; онъ наказывалъ преступниковъ; его дворъ былъ мѣстомъ суда; его слуги были исполнителями судебныхъ приговоровъ. Князь собиралъ дань съ жителей своей области; кромѣ того въ его пользу шли пошлины, которыя брались при продажѣ товаровъ, съ обвиненныхъ при рѣшеніи дѣлъ судебныхъ; наконецъ большой доходъ князьямъ приносили принадлежавшія имъ земли, населенныя рабами: на этихъ земляхъ князья устроивали себѣ дворцы, гдѣ складывались всякаго рода вещи, нужныя въ хозяйствѣ — медъ, вино, мѣдь, желѣзо и т. п. Эти земли, доставлявшія множество съѣстныхъ припасовъ, давали возможность князьямъ угощать безпрестанно дружину, духовенство, иногда всѣхъ жителей городскихъ.

3) Дружина и войско. Подлѣ князя видимъ дружину, съ которою онъ обо всемъ совѣтуется, ходитъ въ походы, за данью, охотится, пируетъ; изъ членовъ дружины назначалъ князь правите/с. 31/лей въ города или посадниковъ, воеводъ для городовыхъ полковъ или тысяцкихъ, приставниковъ при разныхъ дѣлахъ или тіуновъ; хорошій князь, по тогдашнимъ понятіямъ, ничего не щадилъ для дружины, что получалъ, все издерживалъ на нее, ничего не откладывалъ собственно для себя, потому что съ храброю, преданною дружиною никогда не могъ быть бѣденъ. Дружиннику было хорошо при князѣ; онъ былъ его совѣтникомъ (думцемъ), получалъ отъ него обильное содержаніе, и денежное жалованье, и доходныя мѣста, а если ему что-нибудь не нравилось, то могъ свободно переходить отъ одного князя къ другому: это не считалось измѣною, ибо князья владѣли сообща русскою землею. Не будучи привязанъ къ одному какому-нибудь князю, дружинникъ не былъ привязанъ и къ одному какому-нибудь княжеству; но сопровождалъ князя, въ службѣ котораго ему нравилось, изъ одного княжества въ другое. Это движеніе не давало дружинникамъ возможности усиливаться въ качествѣ постоянныхъ богатѣйшихъ землевладѣльцевъ; не могли они усилиться и какъ посадники, правители волостей, городовъ, потому что съ самаго начала князья потомки Рюрика чрезвычайно размножаются, вслѣдствіе чего всѣ сколько-нибудь значительные города и волости находятся въ управленіи самихъ князей, а не посадниковъ ихъ.

Сначала, при первыхъ князьяхъ, дружины наполняются преимущественно Варягами; но скоро потомъ онѣ являются вполнѣ туземными, хотя доступъ въ нихъ постоянно былъ открытъ всякому чужестранцу, извѣстному своею храбростію. Дружина раздѣлялась на старшую — боляръ или бояръ, совѣтниковъ, думцевъ князя по преимуществу, и на младшую — людей молодыхъ лѣтами и подвигами (гриди, гридьба); въ составъ дружины входила также собственная прислуга князя (отроки, дѣтскіе, пасынки, дворяне). Войско составлялось изъ дружины и полковъ, собираемыхъ изъ остальнаго народонаселенія, городскаго и сельскаго; ополченія раздѣлялись на конницу и пѣхоту, и располагались пятью отдѣлами: большой полкъ, два крыла — правое и лѣвое, передовой полкъ и сторожевой, котораго обязанность состояла въ наблюденіи за непріятелемъ.

4) Города. Городомъ называлось огороженное, укрѣпленное мѣсто, устроенное для защиты отъ непріятеля: сюда, въ случаѣ вражьяго нападенія, укрывалось все окрестное народонаселеніе съ семействами и пожитками. Въ самомъ городѣ жилъ князь или посадникъ его, окруженный дружиною, подъ стѣнами города селились люди промышленные, сначала, разумѣется, тѣ, которыхъ издѣлія всего нужнѣе были для дружины, мастера оружейные; потомъ, если городъ находился на выгодномъ мѣстѣ, на большой рѣкѣ, на торговомъ пути, /с. 32/ то число жителей и богатство ихъ увеличивались: такъ явились большіе города на Руси: Кіевъ, Новгородъ, Полоцкъ, Смоленскъ; но жители, селившіеся подлѣ другихъ небольшихъ городовъ, занимались обыкновенно земледѣліемъ; каменныя стѣны у городовъ были рѣдкостію, большею частію стѣны были деревянныя. Когда князь предпринималъ что-нибудь, то въ совѣтъ свой вмѣстѣ съ дружиною призывалъ и городскихъ старцевъ; такъ было при первыхъ князьяхъ; но потомъ, послѣ Ярослава I, видимъ, что князья созываютъ всѣхъ городскихъ жителей на вѣче и предлагаютъ имъ какое-нибудь предпріятіе, обыкновенно походъ; граждане соглашаются или не соглашаются. Особенно значеніе вѣча поднялось во время княжескихъ усобицъ, когда города получили возможность выбирать между нѣсколькими князьями-соперниками, выбирать того, кто былъ ласковѣе и уступчивѣе; сила вѣча зависѣла также отъ многочисленности и богатства жителей: были сильныя вѣча въ Кіевѣ, Новгородѣ, Полоцкѣ, Смоленскѣ, Ростовѣ; маленькіе же города или пригороды своего вѣча не имѣли, а исполняли то, что рѣшатъ вѣча большихъ городовъ. Особенно сильно было вѣче въ Новгородѣ Великомъ, во-первыхъ, по богатству и многочисленности жителей, во-вторыхъ, потому что князья мѣнялись очень часто вслѣдствіе усобицъ, происходившихъ на югѣ, и Новгородцы могли выбирать изъ многихъ; въ-третьихъ, такъ какъ главная сцена дѣйствія была на югѣ, князья бились все около Кіева и ближайшихъ къ нему городовъ, то Новгородцы могли безопасно мѣнять князей и заключать съ ними ряды или договоры: князья, занятые на югѣ, не имѣли средствъ и охоты ходить съ большимъ войскомъ къ далекому Новгороду и заставлять его жителей исполнять свою волю. Но на сѣверо-востокѣ, гдѣ единственный большой, старый городъ, имѣвшій вѣче, Ростовъ, упалъ при сыновьяхъ Юрія Долгорукаго, и остались одни малые города, неимѣвшіе прежде вѣчей, тамъ о вѣчахъ, объ условіяхъ горожанъ съ князьями, уже не слыхать. Жители городскіе раздѣлялись на десятки, каждый подъ начальствомъ своего десятскаго, десятскіе зависѣли отъ сотскихъ, начальниковъ сотенъ, а сотскіе, въ свою очередь, зависѣли отъ тысяцкаго или воеводы городоваго.

5) Торговля. Города богатѣли отъ торговли, такъ какъ самая сильная торговля въ древней Россіи производилась на пространствѣ между Балтійскимъ и Чернымъ морями, на этомъ водномъ пути, который соединялъ сѣверную Европу съ южною, то самыми богатыми городами были тѣ, которые находились на оконечностяхъ этого пути — Кіевъ на югѣ и Новгородъ на сѣверѣ: Кіевъ преимущественно торговалъ съ Греціею, былъ складкою южныхъ европейскихъ и азіат/с. 33/скихъ товаровъ; а Новгородъ торговалъ съ скандинавскими и германскими народами; кромѣ Кіева и Новгорода еще два города, по выгодному положенію своему на томъ же пути, вели большую торговлю: Смоленскъ и Полоцкъ. Богатство городовъ выражалось особенно въ многочисленности и богатствѣ церквей, которыя были почти исключительными тогда общественными зданіями.

6) Сельское народонаселеніе. Въ селахъ жили или свободные земледѣльцы, или челядь, рабы принадлежащіе владѣльцамъ земель; свободные сельскіе жители управлялись своими старостами.

7) Законодательство. Князья были призваны для правды, для суда справедливаго, безпристрастнаго, и потому одною изъ главныхъ заботъ первыхъ князей былъ уставъ земскій, о которомъ они думали съ дружиною, старцами городскими и епископами. Ярославу I приписывается писанный уставъ, извѣстный подъ именемъ «Русской Правды». Этотъ уставъ первыми строками своими указываетъ на государство только что родившееся, въ которомъ еще ясны слѣды прежняго быта племенъ, когда они жили порознь, каждый родъ особо. Такъ въ случаѣ убійства убійца по «Русской Правдѣ» наказывался не государственною властію по закону, а должны были мстить ему ближайшіе родственники убитаго: братъ долженъ былъ мстить за брата, сынъ за отца, отецъ за сына, дядя за племянника; если же послѣ убитаго не оставалось близкихъ родственниковъ, которые бы за него отомстили, то убійца платилъ князю пеню, виру, за простаго человѣка вдвое меньше, чѣмъ за члена дружины или слугу княжескаго, за женщину вполовину меньше, чѣмъ за мущину. Дѣти Ярослава отняли у родственниковъ убитаго право мстить убійцѣ смертію, а положили, что онъ долженъ откупаться деньгами. Когда не было ясныхъ свидѣтельствъ преступленія, то употреблялось испытаніе желѣзомъ, водою, а потомъ ввелись и судебные поединки.

8) Церковь. Съ самаго начала сильное вліяніе на смягченіе нравовъ, на распространеніе лучшихъ понятій въ обществѣ, оказала новая религія — христіанство. Но благодѣтельное вліяніе свое христіанство успѣшнѣе могло оказывать на югѣ, гдѣ оно принялось скорѣе, на сѣверѣ же и на сѣверо-востокѣ язычество еще крѣпко держалось: здѣсь проповѣдники христіанства подвергались мученической смерти, какъ напримѣръ, св. Леонтій въ Ростовѣ, св. Кукша у Вятичей; здѣсь являлись волхвы и возмущали народъ противъ новой религіи, пользуясь особенно физическими бѣдствіями, голодомъ. Однажды волхвъ явился въ Новгородѣ, сталъ говорить передъ народомъ, что все знаетъ, что можетъ ходить по водѣ, какъ по суху; народъ повѣрилъ ему, и когда епископъ вышелъ на площадь съ крестомъ въ рукахъ, то на /с. 34/ его сторонѣ сталъ только князь съ дружиною, всѣ же остальные Новгородцы стали на сторонѣ волхва; епископа спасла отъ погибели только рѣшительность князя, который подошелъ къ волхву и разрубилъ его топоромъ; народъ, видя, что старые боги не умѣли защитить своего слугу, разошелся. Христіанство торжествовало видимо; но въ народѣ, особенно въ низшемъ его слоѣ, языческія преданія и представленія были еще очень сильны: духовенство постоянно жалуется на языческіе обычаи, на двувѣріе народа, который былъ на половину христіанскимъ, а на половину оставался при прежнихъ вѣрованіяхъ. Если мы теперь въ низшемъ слоѣ народонаселенія встрѣчаемъ еще много языческихъ преданій и представленій, то что же было въ XII вѣкѣ? Касательно управленія русская церковь зависѣла отъ константинопольскаго патріарха, который поставлялъ для нея митрополитовъ и произносилъ окончательные приговоры въ дѣлахъ церковныхъ. Митрополиты были обыкновенно Греки; изъ Русскихъ были только: при Ярославѣ I Иларіонъ, Русскій и поставленный соборомъ русскихъ епископовъ безъ вѣдома патріарха; потомъ при Изяславѣ Мстиславичѣ Климентъ, поставленный также въ Россіи безъ вѣдома патріарха; но нѣкоторые епископы не соглашались на его поставленіе. Послѣ этой попытки патріархъ продолжалъ присылать митрополита въ Кіевъ изъ Константинополя, но съ согласія великаго князя. Митрополитъ, съ своей стороны, поставлялъ епископовъ во всѣ епархіи, но опять съ согласія тамошнихъ князей; Новгородцы избирали своихъ архіепископовъ или владыкъ жребіемъ. Для содержанія главныхъ или любимыхъ церквей, также домовъ архіерейскихъ, нѣкоторые князья давали десятую часть (десятину) изъ своихъ доходовъ, давали села, слободы, иногда цѣлые города.

Для упроченія христіанства нужно было, чтобъ оно распространялось не словомъ только, но самымъ дѣломъ, чтобы новые русскіе христіане увидали въ лучшихъ людяхъ дѣйствіе христіанства, и въ этомъ дѣйствіи признали превосходство новой религіи надъ старою. Такое вліяніе на молодое русское общество производили монахи, изъ которыхъ особенно прославились монахи Кіевскаго Печерскаго монастыря. Основателемъ монастыря былъ св. Антоній, родомъ изъ города Любеча; онъ былъ на Аѳонской горѣ, постригся тамъ, возвратился въ отечество и поселился въ Кіевѣ, въ пещерѣ, на берегу Днѣпра, въ княженіе Изяслава Ярославича. Слухъ о подвигахъ его суровой монашеской жизни скоро разнесся по Кіеву, и около него собралась братія; изъ этой братіи знаменитѣе всѣхъ своими подвигами былъ св. Ѳеодосій, въ ранней молодости бросившій богатый домъ отцовскій для того, чтобъ жить суровою монастырскою жизнію. Ставши игуменомъ Пе/с. 35/черскаго монастыря послѣ Антонія, Ѳеодосій былъ защитникомъ притѣсненныхъ, у себя въ кельѣ ходилъ за больнымъ монахомъ, писалъ поученія монахамъ и князьямъ, по ночамъ отправлялся спорить съ жидами; знаменитый повсюду, онъ отличался смиреніемъ необыкновеннымъ. Кромѣ Антонія и Ѳеодосія Печерскій монастырь выставилъ рядъ проповѣдниковъ христіанства, епископовъ, лѣтописцевъ; въ немъ видѣли, какъ проходилъ монашескій искусъ одинъ изъ князей черниговскихъ, Святославъ (святоша) Давыдовичъ, какъ онъ рубилъ дрова, былъ привратникомъ и служилъ при трапезѣ братской. Для содержанія своего и въ это уже время монастыри имѣли недвижимыя имущества; до насъ дошла въ подлинникѣ грамота великаго князя Мстислава Владиміровича (1128-1132 годовъ) новгородскому Юрьеву монастырю на волость: эта древнѣйшая подлинная грамота, до насъ дошедшая.

9) Просвѣщеніе. Съ распространеніемъ христіанства распространялась и грамотность: человѣкъ благочестивый, который хотѣлъ быть крѣпокъ въ вѣрѣ, хотѣлъ побольше знать о божественномъ, долженъ былъ читать, пріобрѣтать книги для собственной духовной пользы и пользы другихъ. Князья и простые люди, священники и монахи обращались къ архіереямъ и знаменитымъ игуменамъ съ разными вопросами, особенно ихъ занимавшими; тѣ должны были отвѣчать имъ, иногда письменно; эти отвѣты, имѣвшіе всеобщую занимательность, переписывались, распространялись, и такимъ образомъ дошли до насъ. Новыхъ русскихъ христіанъ занималъ вопросъ: зачѣмъ Христосъ воплощался? вѣдь и Евреи знали единаго истиннаго Бога. Это нужно было объяснить, и вотъ еще при Ярославѣ первый кіевскій митрополитъ изъ Русскихъ, Иларіонъ, писалъ объ этомъ. Въ Кіевъ приходили христіане римскаго исповѣданія: русскимъ людямъ хотѣлось знать, какая разница между этимъ исповѣданіемъ и греческимъ? И католики тоже христіане, а между тѣмъ Греки ихъ не любятъ, называютъ ихъ вѣру не правою. И вотъ появились сочиненія, показывавшія эту неправоту, между прочимъ и отвѣтъ св. Ѳеодосія на вопросъ великаго князя Изяслава о вѣрѣ латинской. Изъ поученій, написанныхъ для князей, особенно замѣчательно поученіе митрополита Никифора Владиміру Мономаху, изъ котораго мы узнаемъ объ образѣ жизни этого знаменитаго князя. Записывались поученія, которыя говорили архіереи въ церквахъ всему народу: такъ записано было простое, краткое поученіе новгородскаго епископа Луки Жидяты, о томъ, какъ долженъ вести себя христіанинъ; записаны одушевленныя, краснорѣчивыя проповѣди Кирилла, епископа туровскаго, содержащія въ себѣ объясненія прославленія разныхъ евангельскихъ событій; поученія св. Ѳеодосія Печерскаго, изъ которыхъ мы узнаемъ о нравахъ того времени. Кромѣ /с. 36/ поученій, принадлежащихъ духовнымъ лицамъ, до насъ дошло поученіе, написанное Владиміромъ Мономахомъ для своихъ дѣтей, которыхъ онъ учитъ быть благочестивыми, правосудными, никого не убивать, держать свое слово, не зарывать добра въ землю, въ домѣ за всѣмъ смотрѣть самимъ, чтобъ гости не осмѣяли обѣда; вышедши на войну, не надѣяться на воеводъ, а за всѣмъ смотрѣть самимъ; во время дороги не давать слугамъ своимъ обижать жителей; ласкать иностранцевъ всякаго званія, потому что они разносятъ добрую и дурную славу; учиться всему доброму; въ заключеніе Мономахъ разсказываетъ дѣтямъ о своихъ трудахъ. Охота къ паломничеству, къ путешествіямъ въ Святую Землю распространилась въ это время между русскими людьми, и вотъ дошло до насъ описаніе одного изъ такихъ путешествій, совершеннаго игуменомъ Даніиломъ. Отъ этого же времени дошло до насъ сочиненіе другаго Даніила: «Посланіе Даніила Заточника къ князю Юрію Владиміровичу Долгорукому»; сочиненіе это наполнено изрѣченіями житейской мудрости того времени, собранными, какъ говоритъ самъ авторъ, изъ многихъ книгъ.

Самыя старинныя историческія пѣсни и сказки, дошедшія до насъ уже въ измѣненномъ видѣ, содержатъ разсказы о подвигахъ богатырей времени св. Владиміра, о борьбѣ ихъ съ степными народами, которая больше всего занимала народъ. Послѣ св. Владиміра эта борьба продолжалась, больше всѣхъ князей пріобрѣлъ въ ней славы Владиміръ Мономахъ, и поэтому въ лѣтописяхъ мы встрѣчаемъ слѣды народныхъ поэтическихъ сказаній о подвигахъМономаха противъ Половцевъ. Отъ позднѣйшаго времени дошло до насъ въ цѣлости поэтическое сказаніе о несчастномъ походѣ сѣверскихъ князей, Игоря Святославича съ братьями, на Половцевъ, «Слово о полку Игоревѣ». Особенная храбрость этихъ князей, ихъ ревность добыть себѣ славы въ борьбѣ съ погаными, ихъ великодушіе, по которому они не захотѣли покинуть въ бѣдѣ простыхъ людей, заслуженная поэтому народная любовь къ этимъ князьямъ, любопытныя подробности похода, необыкновенная удача въ началѣ, необыкновенное бѣдствіе въ концѣ, наконецъ удивительное спасеніе Игоря изъ плѣна, — все это должно было возбудить вниманіе народа къ событію, которое и стало предметомъ поэтическаго сказанія. Наконецъ отъ описываемаго времени дошли до насъ лѣтописи, то-есть погодныя записки о событіяхъ; дошли онѣ до насъ въ видѣ сборниковъ, составленныхъ изъ разныхъ лѣтописей, написанныхъ въ разныхъ мѣстахъ разными лицами; но преданіе сохранило намъ имя древнѣйшаго лѣтописца, монаха Кіево-Печерскаго монастыря, преподобнаго Нестора. Съ половины XI вѣка мы замѣчаемъ въ лѣтописяхъ явные слѣды, что событія записываются совре/с. 37/менниками и даже очевидцами: до этого же времени событія записаны по устнымъ преданіямъ. До насъ дошли въ цѣлости и въ отрывкахъ лѣтописи, написанныя въ Кіевѣ, Новгородѣ, на Волыни, въ Полоцкѣ, въ области Черниговской, въ области Ростовской или Суздальской. Вліяніе этихъ различныхъ мѣстностей отразилось на характерѣ лѣтописнаго разсказа: такъ лѣтописи южныя — Кіевская и Волынская отличаются живостію, полнотою разсказа, въ нихъ описываются не только дѣйствія историческихъ лицъ, но и приводятся рѣчи ихъ, отъ чего эти лица и являются людьми живыми. Новгородская лѣтопись отличается краткостію и силою. Разсказъ суздальскаго лѣтописца сухъ, не имѣя силы новгородской рѣчи, и вмѣстѣ многоглаголивъ безъ художественности рѣчи южной.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 29-37.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.