Церковный календарь
Новости


2017-07-25 / russportal
"Добротолюбіе". Объясненіе нѣкоторыхъ изреченій св. Антонія Великаго (1963)
2017-07-25 / russportal
"Добротолюбіе". Изреченія св. Антонія Великаго и сказанія о немъ (1963)
2017-07-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово при открытіи общества "Правосл. Дѣло" (1994)
2017-07-24 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Догматика о. Архимандрита Іустина (Поповича) (1964)
2017-07-23 / russportal
Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій. Письмо (48-е), увѣщаніе къ мученичеству (1879)
2017-07-23 / russportal
Свщмч. Кипріанъ Карѳагенскій. Письмо (47-е), противъ еретиковъ (1879)
2017-07-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 28-е (1882)
2017-07-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 27-е (1882)
2017-07-22 / russportal
А. И. Купринъ. «Разсказы для дѣтей». Фіалки (1921)
2017-07-22 / russportal
А. И. Купринъ. «Разсказы для дѣтей». Скворцы (1921)
2017-07-22 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Барышня-крестьянка (1921)
2017-07-22 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Станціонный смотритель (1921)
2017-07-22 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 5-я (1903)
2017-07-22 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 4-я (1903)
2017-07-21 / russportal
Повѣсть о явленіи образа Пресв. Богородицы въ Казани, и о чудесахъ, бывшихъ отъ него (1912)
2017-07-21 / russportal
"Проповѣдн. хрестоматія". Поученіе въ день Казанской иконы Божіей Матери (1965)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 26 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XVI.
Судьба юго-западной Россіи послѣ татарскаго нашествія.

Послѣ татарскаго нашествія старинная Русь, Кіевская область, потеряла послѣднія силы: Кіевъ сдѣлался ничтожнымъ городомъ, въ которомъ едва насчитывалось домовъ съ двѣсти; окрестности его представляли пустыню, по которой разбросаны были черепа и кости че/с. 41/ловѣческія; Литовцы свободно гуляли по Приднѣпровью, истребляя и послѣднее, чтó осталось послѣ Татаръ; защищаться было некому. Народъ разбѣгался или въ сѣверо-восточныя русскія области, или на западъ, гдѣ, въ уголкѣ прикарпатскомъ, уцѣлѣло еще русское княжество, поддержанное знаменитымъ Даніиломъ Романовичемъ. Но и въ этомъ уголкѣ, несмотря на татарское опустошеніе, доканчивалась старинная усобица между Мономаховичами и Ольговичами; Мономаховичъ Даніилъ Романовичъ долженъ былъ бороться съ Ольговичемъ — Ростиславомъ, сыномъ Михаила черниговскаго. Во время татарскаго нашествія оба они, и Даніилъ и Ростиславъ съ отцомъ, скрывались въ Польшѣ, но, какъ только Татары схлынули, начали воевать другъ съ другомъ; война эта кончилась въ 1249 году битвою на рѣкѣ Санѣ, гдѣ Ростиславъ потерпѣлъ отъ Даніила совершенное пораженіе съ союзниками своими, Венграми и Поляками. Такъ кончилась послѣдняя усобица между Мономаховичами и Ольговичами на югѣ-западѣ. Даніилъ окончательно утвердился на галицкомъ столѣ; но отъ Батыя съ Волги пришелъ къ нему грозный зовъ, и Даніилъ отправился въ Орду. Тяжко было южному князю, въ которомъ разсудительность не преобладала надъ чувствами, какъ у сѣверныхъ князей, тяжко было правнуку Изяслава, который привыкъ вездѣ честь свою брать, тяжко было Даніилу унижаться предъ степнымъ варваромъ, становиться передъ нимъ на колѣни, пить кумысъ. Ханъ отпустилъ его ласково; но эта ласка показалась Даніилу злою обидою, и всѣ плакали отъ досады, когда Даніилъ возвратившись домой, разсказалъ о ласкѣ татарской: «злѣе зла честь татарская», говоритъ по этому случаю лѣтописецъ южный. Не могши никакъ помириться съ мыслію, что должно остаться подданнымъ хана, Даніилъ началъ хлопотать, какъ бы свергнуть татарское иго. Съ одними средствами своего Галича да Волыни, гдѣ княжилъ братъ Даніиловъ Василько, этого сдѣлать было нельзя, — надобно было вступить въ союзъ со всѣми сосѣдними европейскими государствами и предпринять крестовый походъ на Татаръ, общихъ враговъ всего христіанства; но о крестовомъ походѣ въ союзѣ съ католическими державами нельзя было думать безъ соединенія съ папою, и потому Даніилъ завелъ сношенія съ Римомъ насчетъ этого соединенія. Папа очень обрадовался, прислалъ Даніилу вѣнецъ королевскій, писалъ въ разныя стороны о необходимости крестоваго похода противъ Татаръ; но такъ какъ посланія папскія не имѣли никакого слѣдствія, то Даніилъ скоро прервалъ сношенія свои съ Римомъ, удержавъ однако титулъ королевскій, и сталъ думать, какъ бы собственными средствами избавиться отъ Татаръ. Для этого онъ началъ укрѣплять города, не позволялъ ханскимъ воеводамъ утверждаться въ низовьяхъ /с. 42/ Днѣстра и вступилъ въ явную войну съ слабымъ воеводою Куремсою; но когда, вмѣсто Куремсы, пришелъ другой сильный воевода Бурундай, то Даніилъ увидалъ невозможность бороться съ Татарами, и принужденъ былъ, по ихъ требованію, разорить укрѣпленія своихъ городовъ.

Но если Даніилъ не имѣлъ успѣха въ борьбѣ съ Татарами, за то былъ счастливъ въ войнахъсъ другими своими сосѣдями. Въ это время Литва начала усиливаться, благодаря ослабленію русскихъ княжествъ и единовластію, которое началъ утверждать въ ней князь Миндовгъ, варваръ хитрый и жестокій, не разбиравшій средствъ для достиженія своихъ цѣлей; несмотря на то, Даніилъ счастливо воевалъ съ нимъ, и по смерти Миндовга, сынъ его Воишелкъ призналъ свою зависимость отъ брата Даніилова, Василька волынскаго. Также удачно шла война съ Ятвягами, которые наконецъ обѣщались служить Даніилу и строить города въ землѣ своей. Такіе успѣхи прославили Даніила среди сосѣдей, которые искали его союза и помощи; вслѣдствіе этого Даніилъ принималъ участіе въ борьбѣ Венгровъ съ Чехами за Австрію, которой престолъ былъ тогда праздненъ; по уговору съ венгерскимъ королемъ, сынъ Даніиловъ, Романъ, женился на сестрѣ умершаго австрійскаго герцога Фридриха и въ приданое бралъ Австрію; но венгерскій король обманулъ Романа, не далъ ему помощи противъ чешскаго короля Оттокара, и Даніилъ долженъ былъ отказаться отъ надежды посадить сына своего на австрійскій престолъ. Кромѣ военныхъ подвиговъ, король Даніилъ славился также своею правительственною распорядительностію: послѣ татарскаго опустошенія онъ успѣлъ привести свою землю въ цвѣтущее состояніе: населилъ, обстроилъ города, усилилъ промышленность, торговлю. Но должно замѣтить, что Даніилъ, желая населить города свои, наполнилъ ихъ, подобно сосѣдямъ своимъ, князьямъ польскимъ, чужестранцами, Нѣмцами, Поляками, Армянами, Жидами: отъ этого городское населеніе Галицкаго княжества, богатое и сильное, но чуждое русской народности, не имѣло патріотизма, не могло содѣйствовать къ поддержанію независимости Галиціи. Даніилъ умеръ между 1264 и 1266 годами, почти въ одно время съ Александромъ Невскимъ. Между этими знаменитыми современниками есть сходство, но есть и важное различіе, показывающее именно, что одинъ былъ южный, а другой сѣверный князь: Даніилъ, оскорбленный униженіемъ, которое онъ претерпѣлъ въ Ордѣ, не могъ помириться съ мыслію о необходимости татарскаго ига; Александръ, не менѣе Даніила храбрый и славный своими побѣдами, но болѣе разсчетливый, осторожный и благоразумный, призналъ тяжкую необходимость только дарами и поклонами отмаливать людей своихъ отъ бѣды татарскаго /с. 43/ нашествія; то, что Даніилъ долженъ былъ отказаться отъ своихъ надеждъ свергнуть иго, долженъ былъ срыть свои крѣпости, служитъ лучшимъ оправданіемъ поведенія Александрова.

По смерти короля Даніила, галицкая земля раздѣлилась между троими его сыновьями, Львомъ, Мстиславомъ и Шварномъ, а Волынь осталась по прежнему за дядею ихъ, Василькомъ Романовичемъ. Въ Литвѣ сынъ Миндовговъ, Воишелкъ, пошелъ въ монахи, и отдалъ всѣ свои владѣнія Шварну Даниловичу, женатому на его сестрѣ. Но Шварнъ скоро умеръ бездѣтнымъ, и Литовцы опять вызвали Воишелка изъ монастыря для управленія княжествомъ. Воишелкъ былъ убитъ братомъ Шварна, Львомъ Даниловичемъ, который хотѣлъ пріобрѣсти себѣ Литву, но не получилъ успѣха въ этомъ дѣлѣ, и Литовцы выбрали себѣ князя изъ своего народа. Изъ князей восточной стороны Днѣпра, соперникъ Даніиловъ, князь Михаилъ Всеволодовичъ черниговскій, вмѣстѣ съ бояриномъ своимъ Ѳеодоромъ скончался въ Ордѣ мученическою смертію, не желая измѣнить христіанству.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 40-43.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.