Церковный календарь
Новости


2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XXIII.
Василій Васильевичъ Темный.

Василій Димитріевичъ оставилъ одного малолѣтняго сына, Василія, подъ опекою матери его, Софьи Витовтовны. До сихъ поръ не было усобицъ въ родѣ князей московскихъ; мы видѣли, что двоюродный братъ Донскаго, Владиміръ Андреевичъ, безъ борьбы уступилъ старшинство племяннику Василію Димитріевичу; но этотъ братъ Донскаго былъ, во-первыхъ, братъ двоюродный; во-вторыхъ, не могъ занять старшаго стола по отчинѣ: отецъ его не былъ великимъ княземъ московскимъ и владимірскимъ; у Василія же Димитріевича были родные братья, изъ которыхъ старшій по немъ былъ Юрій Димитріевичъ звенигородскій и галицкій (Галича костромскаго). Этотъ князь, считая себя по старинѣ полноправнымъ наслѣдникомъ старшинства, отказался признать старшинство племянника Василія Васильевича, отказался признать новый порядокъ престолонаслѣдія отъ отца къ сыну. Не смотря на то, молодой Василій началъ княжить въ Москвѣ, ибо у Юрія не было средствъ силою вытѣснить его оттуда. Чтобъ избѣжать войны, дядя и племянникъ согласились ѣхать въ Орду и положиться на рѣшеніе хана; въ Ордѣ, благодаря ловкости боярина московскаго Ивана Димитріевича Всеволожскаго, ханъ объявилъ, что великимъ княземъ долженъ быть Василій; но Юрій не хотѣлъ успокоиться на ханскомъ рѣшеніи, и, возвратясь домой, ждалъ только благопріятнаго для себя случая начать борьбу съ племянникомъ. Этотъ случай скоро представился.

Василій Васильевичъ, будучи въ Ордѣ, далъ обѣщаніе боярину своему Всеволожскому жениться на его дочери; но, по пріѣздѣ въ Москву, мать великаго князя, Софья Витовтовна, никакъ не согласилась на этотъ бракъ, и настояла, чтобъ сынъ обручился на княжнѣ Марьѣ Ярославнѣ, внукѣ Владиміра Андреевича. Тогда разсерженный бояринъ Иванъ Димитріевичъ отъѣхалъ изъ Москвы къ князю Юрію и /с. 63/ началъ поднимать его на племянника; въ то же время сыновья Юрія, пріѣхавшіе на свадьбу къ великому князю, были оскорблены Софьею Витовтовною, и это послужило предлогомъ къ войнѣ. Василій Васильевичъ, праздновавшій свою свадьбу, вовсе не былъ готовъ къ войнѣ, выступилъ противъ дяди съ наскоро собранными, нестройными толпами, былъ разбитъ на голову и взятъ въ плѣнъ. Юрій вступилъ въ Москву и сѣлъ на столѣ велико-княжескомъ, племяннику же Василію отдалъ въ удѣлъ Коломну, по совѣту любимца своего, боярина Морозова; но какъ скоро Василій пріѣхалъ въ этотъ городъ, то началъ призывать къ себѣ отовсюду людей, и отовсюду начали стекаться къ нему князья, бояре, дворяне, потому что, говоритъ лѣтописецъ, не привыкли они служить галицкимъ князьямъ: дружина такъ уже привыкла теперь къ преемству престола отъ отца къ сыну, что старшій въ родѣ, дядя, считался какимъ-то чужимъ княземъ, служить которому было унизительно, тогда какъ молодой сынъ покойнаго великаго князя уже считался великимъ княземъ. Увидавши, что около Василія въ Коломнѣ собралось большое войско, съ которымъ не сладить, сыновья Юрія, Василій Косой и Димитрій Шемяка, въ припадкѣ досады и злости, убили боярина Морозова за то, что присовѣтовалъ отцу ихъ возвратить Василію Васильевичу свободу и дать удѣлъ. Убѣгая отцовскаго гнѣва, убійцы уѣхали изъ Москвы; тогда Юрій, видя себя оставленнаго всѣми, послалъ къ племяннику звать его обратно на великое княженіе, а самъ уѣхалъ въ Галичь, сопровождаемый только пятью человѣками. Онъ заключилъ съ Василіемъ Васильевичемъ договоръ, въ которомъ обязался не принимать къ себѣ сыновей — Косаго и Шемяку и призналъ племянника старшимъ братомъ. Понадѣявшись на обѣщаніе дяди, Василій отправилъ войско противъ Косаго и Шемяки, но тѣ разбили Москвичей; узнавши, что Юрій не сдержалъ обѣщанія, что полки его помогали Косому и Шемякѣ, великій князь опять началъ войну съ дядею, которая опять кончилась для него несчастливо; онъ принужденъ былъ бѣжать изъ Москвы и собирался уже въ Орду, какъ вдругъ узналъ о скоропостижной смерти Юрія и о томъ, что сынъ послѣдняго, Василій Косой, занялъ престолъ московскій — по новому обычаю, потому что по старинѣ старшинство въ родѣ по смерти Юрія принадлежало Василію Васильевичу, какъ сыну старшаго брата. Но Косой, оставленный даже и родными братьями, Шемякою и Димитріемъ Краснымъ, не могъ удержаться въ Москвѣ. Лишенный и великаго княженія, и удѣла своего — Звенигорода, Косой не переставалъ однакожъ воевать съ Василіемъ Васильевичемъ, опустошая его области, наконецъ былъ разбитъ, взятъ въ плѣнъ и ослѣпленъ. Во время этой усобицы умерли и три остальные сына Донскаго, дядья Васильевы; /с. 64/ двое изъ нихъ умерли бездѣтны, а третій, Андрей, оставилъ двоихъ сыновей: Ивана, князя можайскаго, и Михаила, князя верейскаго.

Борьба великаго князя съ двоюродными братьями возобновилась по поводу дѣлъ татарскихъ. Въ 1437 году ханъ Улу-Махметъ, изгнанный изъ Золотой Орды братомъ своимъ, засѣлъ въ опустѣлой отъ русскихъ набѣговъ Казани, поставилъ себѣ городъ на новомъ мѣстѣ и въ 1439 году явился нечаянно подъ Москвою. Великій князь не успѣлъ собраться съ силами и уѣхалъ за Волгу; ханъ стоялъ 10 дней подъ Москвою, взять ее не могъ, но надѣлалъ много зла русской землѣ. Въ 1445 году Татары Улу-Махметовы опять появились на русскихъ границахъ, и великій князь вышелъ противъ нихъ съ небольшимъ войскомъ, всего тысячи съ полторы, потому что полки другихъ князей не успѣли собраться; подлѣ Суздаля сошлись Русскіе съ Татарами и потерпѣли сильное пораженіе, самъ великій князь попался въ плѣнъ и былъ отведенъ въ Казань. Татары не пошли дальше, и ханъ отправилъ посла къ Шемякѣ, который принялъ его съ большою честію и отправилъ съ нимъ вмѣстѣ въ Казань своего посла уговаривать Улу-Махмета, чтобъ не отпускалъ Василія на великое княженіе. Но такъ какъ послы эти долго не пріѣзжали въ Казань, то ханъ, думая, что посолъ его убитъ Шемякою, вошелъ въ переговоры съ своимъ плѣнникомъ и согласился отпустить его въ Москву за извѣстную сумму денегъ; кромѣ того съ Василіемъ выѣхало много Татаръ, которыхъ онъ принялъ въ свою службу. Пріѣздъ этихъ непріятныхъ гостей и тяжелыя подати, наложенныя для того, чтобъ собрать обѣщанныя хану деньги, возбудили неудовольствіе, которымъ спѣшилъ воспользоваться Шемяка; онъ началъ сноситься съ великимъ княземъ тверскимъ, Борисомъ, и княземъ можайскимъ, Иваномъ Андреевичемъ, сообщилъ имъ слухъ, который носился тогда объ условіяхъ Василія съ ханомъ Махметомъ, именно шла молва, будто великій князь обѣщалъ отдать хану все Московское княжество, а самъ бралъ себѣ Тверь. Князья тверской и можайскій повѣрили и согласились дѣйствовать за одно съ Шемякою, въ пользу котораго составился въ Москвѣ заговоръ. Въ 1446 году заговорщики дали знать союзнымъ князьямъ, что Василій поѣхалъ на богомолье въ Троицкій монастырь. Шемяка и можайскій князь ночью 12-го февраля овладѣли въ расплохъ Москвою, схватили мать и жену великаго князя, казну его разграбили, вѣрныхъ бояръ перехватали, и въ ту же ночь князь можайскій отправился къ Троицѣ съ большою толпою вооруженныхъ людей, схватилъ тамъ Василія, вовсе неожидавшаго бѣды, и привезъ его въ Москву; здѣсь его ослѣпили, сказавши ему такія вины: «Зачѣмъ привелъ Татаръ на русскую землю, и города съ волостями отдалъ имъ въ кормленіе? Татаръ /с. 65/ и языкъ ихъ любишь сверхъ мѣры, а христіанъ томишь безъ милости; золото, серебро и всякое имѣніе отдаешь Татарамъ; наконецъ зачѣмъ ослѣпилъ князя Василія Юрьевича? Шемяка отослалъ слѣпаго (Темнаго) Василія въ Угличъ и провозгласилъ себя великимъ княземъ, но не могъ удержаться въ Москвѣ съ своими малочисленными приверженцами; большинство было за Василія. Приверженцы его и убѣжавшіе въ Литву (какъ-то: князь Василій Ярославичъ серпуховской, братъ жены Васильевой, князь Оболенскій, Басенокъ), и оставшіеся въ московскихъ областяхъ, какъ-то князья Ряполовскіе и многіе дѣти боярскіе, явно дѣйствовали въ его пользу; Шемяка, особенно по настоянію епископа Іоны, назначеннаго въ митрополиты, рѣшился освободить Василія и далъ ему въ удѣлъ Вологду, взявши клятву не искать великаго княженія. Но приверженцы Василія ждали только его освобожденія и толпами кинулись къ нему; игуменъ Кириллова Бѣлозерскаго монастыря разрѣшилъ его отъ клятвы, данной Шемякѣ, и Василій съ своими приверженцами отправился къ Твери, которой князь Борисъ Александровичь обѣщалъ ему помочь съ условіемъ, чтобъ онъ обручилъ своего старшаго сына и наслѣдника Ивана на его дочери Марьѣ: жениху было тогда только семь лѣтъ; Василій согласился, и съ тверскими полками пошелъ на Шемяку къ Москвѣ, а съ другой стороны шли туда же изъ Литвы князь Василій Ярославичъ серпуховской съ товарищами своего изгнанія. Шемяка вмѣстѣ съ княземъ Иваномъ можайскимъ выступилъ противъ Василія, но въ его отсутствіе Москва такъ же внезапно и легко была захвачена приверженцами послѣдняго, какъ прежде приверженцами Шемяки, который, узнавши о потерѣ столицы, небившись съ Василіемъ, убѣжалъ въ Каргополь и заключилъ миръ съ Василіемъ въ 1447 году, отказавшись отъ великаго княженія и отъ нѣкоторыхъ своихъ волостей.

Но миръ не былъ продолжителенъ: вездѣ въ великомъ Новгородѣ и Казани, между князьями удѣльными и въ стѣнахъ самой Москвы Шемяка заводилъ крамолы, хотѣлъ возбудить нерасположеніе къ Василію. Тотъ отдалъ свое дѣло на судъ духовенству, которое отправило къ Шемякѣ грозное посланіе. Посланіе это замѣчательно тѣмъ, что въ немъ духовенство вооружилось прямо противъ стараго порядка престолонаслѣдія; укоряя отца Шемякина, князя Юрія, за то, что онъ не по праву искалъ великаго княженія подъ племянникомъ, духовенство грозило проклятіемъ Шемякѣ, если онъ не будетъ исполнять условій договора, заключеннаго имъ съ великимъ княземъ. Шемяка не послушался увѣщаній духовенства, и нѣсколько разъ возобновлялъ войну; лишенный своего удѣла, Галича костромскаго, онъ скрылся въ Новгородѣ Великомъ и продолжалъ оттуда нападать на земли великокняже/с. 66/скія; наконецъ въ 1453 году онъ умеръ въ Новгородѣ отъ отравы присланной изъ Москвы. Сынъ Шемяки, Иванъ, ушелъ въ Литву, гдѣ дали ему волости. Но кромѣ Шемяки въ Московскомъ княжествѣ оставались еще другіе удѣльные князья, отъ которыхъ Василій хотѣлъ избавиться: онъ началъ съ союзника Шемякина, князя Ивана можайскаго, который не послушался митрополита, два раза звавшаго его на помощь къ великому князю противъ Татаръ; можайскій князь не могъ бороться съ московскимъ, убѣжалъ въ Литву, и удѣлъ его присоединенъ къ Москвѣ. Потомъ великій князь за какую-то неизвѣстную намъ крамолу велѣлъ схватить въ Москвѣ и заточить брата жены своей, серпуховскаго князя Василія Ярославича, котораго удѣлъ также былъ присоединенъ къ Москвѣ. Такимъ образомъ, изъ всѣхъ удѣловъ Московскаго княжества остался только одинъ — Верейскій, гдѣ княжилъ Михаилъ Андреевичъ, ведшій себя такъ спокойно, что немогъ возбудить никакого опасенія со стороны великаго князя. Такъ кончилась усобица между князьями московскими, потомками Калиты. Вмѣсто того, чтобъ раздробить, ослабить это княжество, отнять у него пріобрѣтенія прежнихъ князей, она кончилась тѣмъ, что Василій Васильевичъ, вовсе непревосходившій своихъ предшественниковъ личными достоинствами, и къ тому еще слѣпой впослѣдствіи, уничтожилъ удѣлы (кромѣ одного) въ Московскомъ княжествѣ и удержалъ пріобрѣтенія отцовскія и дѣдовскія: такъ новый порядокъ вещей уже былъ крѣпокъ въ Московскомъ княжествѣ, такъ отвыкли здѣсь повиноваться удѣльнымъ князьямъ мимо сына великаго князя.

Но въ то время, какъ въ Московскомъ княжествѣ происходила эта усобица между правнуками Калиты, усобица первая и послѣдняя, въ это время что же дѣлали великіе князья, давніе соперники московскихъ, князь рязанскій и тверской? Отчего они не воспользовались усобицею и не постарались усилиться на счетъ Москвы? Они были такъ слабы, что имъ не приходило и на мысль подобное предпріятіе, имъ оставалось на выборъ — подчиниться московскимъ или литовскимъ великимъ князьямъ, смотря по тому, которые изъ нихъ возьмутъ верхъ. Когда усиленіе Московскаго княжества было пріостановлено усобицею между потомками Калиты, рязанскій князь почелъ нужнымъ примкнуть къ Литвѣ и заключилъ съ Витовтомъ договоръ, въ которомъ отдался ему на службу; князья Пронскій, Новосильскій, Одоевскій и Воротынскій сдѣлали то же самое. Такимъ образомъ, чего съ одной стороны не успѣвали сдѣлать князья московскіе, то съ другой доканчивали литовскіе, отнимая независимость у князей восточной Руси, заставляя ихъ вступать къ себѣ въ службу. Но когда Витовтъ умеръ, и Литва ослабѣла отъ междоусобій, тогда тотъ же рязанскій /с. 67/ князь Иванъ Ѳедоровичъ примкнулъ къ Москвѣ, и, умирая, отдалъ маленькаго сына на руки великому князю Василію: послѣдній перевезъ малютку вмѣстѣ съ сестрою къ себѣ въ Москву, а въ Рязань и другіе города княжества послалъ своихъ намѣстниковъ. И тверской великій князь также сначала колебался между союзомъ московскимъ и литовскимъ, но подъ конецъ предпочелъ союзъ съ Василіемъ Темнымъ.

Но если во время усобицъ московскихъ Рязань и Тверь колебались между Москвою и Литвою, то Новгородъ Великій хотѣлъ быть самостоятельнѣе; Новгородцы слѣдовали правилу признавать побѣдителя своимъ княземъ, а между тѣмъ давать у себя убѣжище и побѣжденному; но это, разумѣется, не нравилось побѣдителю. Мы видѣли, что они держали Шемяку до самой его смерти, не смотря на увѣщанія митрополита Іоны не сообщаться съ отлученнымъ отъ церкви княземъ. Новгородцы должны были ждать мести отъ Василія, и дѣйствительно въ 1456 году великій князь выступилъ противъ Новгорода, и воеводы его, князь Стрига-Оболенскій и Ѳедоръ Басенокъ, разбили Новгородцевъ, которые принуждены были купить миръ за 10,000 рублей. Но на этотъ разъ великій князь не довольствовался однѣми деньгами, и заставилъ Новгородцевъ отказаться отъ права раздавать грамоты на вѣчѣ безъ участія великаго князя или его намѣстниковъ, заставилъ ихъ принять свою великокняжескую печать и присягнуть, что не будутъ принимать никого изъ враждебныхъ ему князей. Во Псковѣ власть московскаго князя утвердилась еще болѣе.

Литва не мѣшала Василію утверждать свою власть въ Рязани, Новгородѣ и Псковѣ. Страшный Витовтъ умеръ въ 1430 году; великимъ княземъ въ Литвѣ провозглашенъ былъ родной братъ Ягайловъ, Свидригайло Олгердовичъ, который хотѣлъ непремѣнно возвратить Литвѣ независимость отъ Польши; началась усобица между братьями; Поляки выставили Свидригайлу соперника въ братѣ Витовта, Сигизмундѣ Кейстутовичѣ, который согласился признать свою зависимость отъ короны польской. Вслѣдствіе этого произошло раздѣленіе: Литва стала за Сигизмунда, русскія области остались вѣрны Свидригайлу, и усобица между ними не прекращалась. Ягайло умеръ въ 1434 году, и Поляки выбрали себѣ въ короли сына его Владислава III, который послѣ получилъ и престолъ венгерскій. Въ Литвѣ жестокій и безнравственный Сигизмундъ былъ убитъ вслѣдствіе заговора, и Поляки прислали на его мѣсто молодаго Казимира Ягайловича, брата короля Владислава, въ качествѣ намѣстника польскаго, но Литовцы провозгласили его великимъ княземъ. Въ 1444 году Владиславъ, король польскій и венгерскій, палъ въ битвѣ съ Турками при Варнѣ, и это событіе повело опять къ соединенію Литвы съ Польшею, ибо Поляки /с. 68/ выбрали Казимира себѣ въ короли. Затруднительно было положеніе этого короля между стремленіями Поляковъ присоединить къ себѣ нѣкоторыя литовскія области, Волынь, Подолію, и между стремленіями Литовцевъ удержать въ цѣлости свои владѣнія и свою независимость отъ Польши; иногда дѣло доходило до явнаго разрыва и большихъ усилій стоило Казимиру отвратить кровопролитіе, а съ другой стороны дѣла Нѣмецкаго Ордена отвлекали его вниманіе на западъ.

Понятно что при такихъ обстоятельствахъ Литва не могла воспользоваться московскими усобицами, помѣшать Василію Темному собрать московскіе удѣлы и усилить свою власть въ сосѣднихъ княжествахъ. Въ послѣднее время своей жизни Василій думалъ нанести окончательный ударъ Новгороду великому: только архіепископъ новгородскій Іона, пользовавшійся всеобщимъ уваженіемъ, успѣлъ удержать его отъ похода, уговаривая обратить все свое вниманіе на Татаръ, враговъ христіанства, которые дѣйствительно не переставали нападать на русскія области. Въ 1462 году умеръ Василій Васильевичъ, оставивъ престолъ великокняжескій старшему сыну, Іоанну, котораго еще при жизни своей объявилъ великимъ княземъ и соправителемъ: всѣ грамоты писались отъ имени двоихъ великихъ князей. Димитрій Донской первый рѣшился благословить старшаго сына великимъ княженіемъ Владимірскимъ, потому что не боялся ему соперниковъ ни изъ Твери, ни изъ Нижняго; Василій Димитріевичъ не рѣшился благословить сына своего утвердительно Владиміромъ, зная о притязаніяхъ брата своего Юрія. Василій Темный не только благословляетъ старшаго сына своего отчиною, великимъ княженіемъ, но считаетъ область великаго княжества Владимірскаго неразрывно соединенною съ Московскимъ княжествомъ, вслѣдствіе чего Владиміръ и другіе города его области смѣшиваетъ съ городами московскими. Кромѣ Іоанна, у Василія осталось еще четверо сыновей: Юрій, Андрей Большой, Борисъ и Андрей Меньшой, которымъ всѣмъ онъ далъ удѣлы; но старшій, Іоаннъ, получилъ городовъ гораздо больше, чѣмъ всѣ остальные братья вмѣстѣ, не говоря уже о значеніи городовъ и величинѣ областей. Такимъ образомъ старшему даны были всѣ средства держать младшихъ подъ своей рукою.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 62-68.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.