Церковный календарь
Новости


2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 12-я (1932)
2017-11-23 / russportal
П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 11-я (1932)
2017-11-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 38-е (1882)
2017-11-23 / russportal
Слова преп. Симеона Новаго Богослова. Слово 37-е (1882)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Глава 10-я (1932)
2017-11-22 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "Старая Академія". Главы 8-9 (1932)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Да здравствуетъ Самодержавіе!" (1907)
2017-11-22 / russportal
Воззваніе Союза Русскаго Народа "Къ честнымъ сынамъ Россіи" (1907)
2017-11-22 / russportal
Н. Д. Тальбергъ. "Исторія Русской Церкви". Церковное управленіе (1959)
2017-11-22 / russportal
Л. Д. Перепелкина. Градъ Китежъ или самая умышленная страна? (2005)
2017-11-21 / russportal
Программа и уставъ "Русскаго Народн. Союза им. Михаила Архангела" (1909)
2017-11-21 / russportal
Уставъ "Союза Русскаго Народа" (1906)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (6-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (5-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (4-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
2017-11-21 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе (3-е) на соборъ св. Архистратига Михаила (1965)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 23 ноября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XXIX.
Царствованіе Бориса Годунова.

1. Избраніе на престолъ Годунова. На вопросъ патріарха и бояръ: «Кому приказываешь царство?» умирающій Ѳеодоръ отвѣчалъ: «Во всемъ царствѣ и въ васъ воленъ Богъ; какъ Ему угодно, такъ и будетъ». По смерти Ѳеодора поспѣшили присягнуть женѣ его, царицѣ Иринѣ, чтобъ избѣжать междуцарствія. Но Ирина отказалась отъ престола, уѣхала изъ дворца въ Новодѣвичій монастырь, гдѣ и постриглась подъ именемъ Александры. Не смотря на то, дѣла производились ея именемъ, дѣйствительно же въ главѣ правленія стоялъ патріархъ; ему слѣдовательно принадлежалъ и первый голосъ въ дѣлѣ царскаго избранія, а Іовъ былъ самый ревностный приверженецъ Годунова. И такъ за Годунова былъ патріархъ; за Годунова было долголѣтнее пользованіе царскою властію при Ѳеодорѣ, доставлявшее ему большія средства: повсюду правительственныя должности занимали люди всѣмъ ему обязанные; при Ѳеодорѣ онъ самъ и родственники его пріобрѣтали огромное богатство, также могущественное средство пріобрѣтать доброжелателей; за Годунова было то обстоятельство, что сестра его признавалась царицею правительствующею: кто же мимо роднаго брата могъ взять скипетръ изъ рукъ ея? Патріархъ съ духовенствомъ, боярами и гражданами московскими, отправился въ Новодѣвичій монастырь просить царицу, чтобъ благословила брата на престолъ, — просили и самаго Годунова принять царство; но онъ отказался, ибо хотѣлъ быть избранъ въ цари всею Россіею, соборомъ, на которомъ бы находились выборные изо всѣхъ городовъ, совѣтные люди, какъ тогда говорили. На соборѣ большинство составляли духовенство и дворянство второстепенное, которые были давно за Годунова или шли за мнѣніемъ патріарха. 17 февраля 1598 г. на соборѣ патріархъ объявилъ, что, по его мнѣнію, также по мнѣнію всего духовенства, бояръ и всѣхъ Москвичей, мимо Бориса Ѳеодоровича Годунова другаго государя искать нечего, и совѣтные люди отвѣчали, что ихъ мнѣніе такое же. Отправились опять къ Годунову, который жилъ вмѣстѣ съ сестрою въ Новодѣвичьемъ монастырѣ, и опять получили отказъ. Тогда патріархъ пошелъ въ монастырь съ крестнымъ ходомъ и со множествомъ народа; патріархъ съ духовенствомъ и боярами вошли въ келью къ царицѣ и долго упрашивали ее со слезами, стоя на колѣняхъ, чтобъ благословила брата /с. 137/ на царство; на монастырѣ и около монастыря, народъ, стоя на колѣняхъ, вопилъ о томъ же. Царица наконецъ благословила, и Годуновъ принялъ царство. Говоря будто народъ пригнанъ былъ неволею, — грозили, что если кто не пойдетъ, съ того будутъ взыскивать деньги.

2. Сношенія царя Бориса съ державами европейскими и азіатскими. Такъ былъ избранъ въ цари Борисъ Годуновъ. Царствованіе его относительно западныхъ, самыхъ опасныхъ, сосѣдей, Польши и Швеціи, началось при самыхъ благопріятныхъ обстоятельствахъ: эти державы, такъ недавно грозившія Москвѣ страшнымъ союзомъ своимъ подъ однимъ королемъ, теперь находились въ открытой и ожесточенной враждѣ; Шведы отказались повиноваться Сигизмунду польскому и провозгласили королемъ своимъ дядю его Карла, въ которомъ Сигизмундъ, разумѣется, видѣлъ похитителя своего престола. Оба государства, и Швеція и Польша, вслѣдствіе этого искали союза съ Борисомъ, который, подобно Іоанну IV, не спускалъ глазъ съ Ливоніи, считая прибалтійскіе берега необходимыми для своего государства. Пріобрѣсть эту желанную страну или часть ея было теперь легко, но для этого было средство прямое, рѣшительное: заключить тѣсный союзъ съ королемъ шведскимъ и дѣйствовать съ нимъ вмѣстѣ противъ Польши. Но Годуновъ, по характеру своему, не былъ способенъ къ средствамъ рѣшительнымъ, прямымъ и открытымъ. Онъ думалъ, что Швеція уступитъ ему Нарву, а Польша Ливонію или часть ея, если только онъ будетъ грозить Швеціи союзомъ съ Польшею, а Польшѣ союзомъ съ Швеціею; но этими угрозами онъ только раздражалъ и Швецію и Польшу, а не пугалъ ихъ, обнаруживая политику мелочную, двоедушную. Онъ боялся войны; самъ не имѣлъ ни духа ратнаго, ни способностей воинскихъ, воеводамъ не довѣрялъ и потому хлопоталъ, чтобъ Ливонія сама поддалась ему, для чего поддерживалъ неудовольствіе ея жителей противъ польскаго правительства; но эти средства, не подкрѣпляемыя дѣйствіями прямыми и рѣшительными не вели ни къ чему. Чтобъ имѣть на готовѣ вассальнаго короля для Ливоніи, какъ Іоаннъ IV имѣлъ Магнуса, Борисъ вызвалъ въ Москву шведскаго принца Густава, племянника королю Карлу: Годуновъ хотѣлъ также выдать за этого Густава дочь свою Ксенію; но Густавъ не захотѣлъ отказаться отъ протестантизма, и былъ отосланъ въ Угличъ. Нужно было искать другаго жениха Ксеніи между иностранными принцами, и жениха нашли въ Даніи: принцъ Іоаннъ братъ короля Христіана, согласился ѣхать въ Москву, чтобъ быть зятемъ царскимъ и княземъ удѣльнымъ. Іоаннъ былъ принятъ въ Москвѣ съ большимъ торжествомъ, очень /с. 138/ ласково отъ будущаго тестя; но скоро потомъ сдѣлалась у него горячка, отъ которой онъ и умеръ на двадцатомъ году жизни.

Отношенія къ Крыму были благопріятны: ханъ, жившій не въ ладу съ султаномъ турецкимъ, принуждаемый принимать участіе въ войнахъ послѣдняго, и видя съ другой стороны могущество Москвы, невозможность приходить врасплохъ на ея украйны, ибо въ степяхъ, являлись одна за другою русскія крѣпости, долженъ былъ смириться и соглашаться съ московскими послами, которые объявили, что государь ихъ не боится ни хана, ни султана, что рати его безчисленны. Но если отношенія къ Крыму видимо принимали благопріятный оборотъ, то иначе шли дѣла за Кавказомъ: рано еще, не по силамъ было Московскому государству бороться въ этихъ далекихъ краяхъ съ могущественными Турками и Персіянами. Александръ кахетинскій, признавая себя слугою Бориса, сносился въ то же время съ сильнымъ Аббасомъ, шахомъ персидскимъ, и позволилъ сыну своему Константину принять магометанство; но и это не помогло: Аббасъ хотѣлъ совершеннаго подданства Кахетіи, и велѣлъ отступнику Константину убить отца и брата за преданность Москвѣ. Преступленіе было совершено; съ другой стороны, въ Дагестанѣ, Русскіе вторично утвердились было въ Таркахъ, но Турки вытѣснили ихъ отсюда, а Кумыки перерѣзали при отступленіи: 7000 Русскихъ пало вмѣстѣ съ воеводами, и владычество Москвы изсчезло въ этой странѣ.

3. Окончаніе борьбы съ Кучумомъ сибирскимъ. Въ Закавказьѣ Москва не могла защищать единовѣрцевъ своихъ отъ могущественныхъ народовъ магометанскихъ; зато безпрепятственно утверждалась ея власть за Уральскими горами. Въ Сибири Кучумъ былъ еще живъ и не переставалъ враждовать противъ Русскихъ. Въ 1598 году за нимъ погнался воевода Воейковъ, нашелъ Кучума на рѣкѣ Оби и поразилъ: семейство Кучума попалось въ плѣнъ къ Русскимъ, старикъ самъ-третей ушелъ въ лодкѣ внизъ по Оби. Въ этой рѣшительной битвѣ у Русскихъ было 400, а у Кучума 500 человѣкъ войска! Лишенный всѣхъ средствъ противиться долѣе, Кучумъ ушелъ къ Ногаямъ и былъ тамъ убитъ. Русскіе продолжали строить города въ Сибири, заводить хлѣбопашество; кромѣ служилыхъ людей и хлѣбопашцевъ въ новопостроенные сибирскіе города переводились изъ другихъ городовъ и купцы; проводились дороги.

4. Ряспоряженіе Бориса относительно крестьянъ и просвѣщенія. Что касается внутреннихъ распоряженій Годунова въ Европейской Россіи, то онъ опредѣлилъ, сколько крестьянинъ долженъ платить землевладѣльцу и сколько работать на него, позволилъ временно переходъ крестьянъ отъ мелкихъ земле/с. 139/владѣльцевъ къ мелкимъ же, но не къ богатымъ, чтобъ послѣдніе не могли переманивать крестьянъ отъ бѣдныхъ. Годуновъ старался облегчить народъ отъ податей, старался о распространеніи просвѣщенія. Онъ хотѣлъ вызвать изъ-за границы ученыхъ людей и основать школы, гдѣ бы иностранцы учили Русскихъ людей разнымъ языкамъ. По духовенство не согласилось на это. Тогда Борисъ придумалъ другое средство: уже давно былъ обычай посылать русскихъ молодыхъ людей въ Константинополь учиться тамъ по-гречески; теперь царь хотѣлъ сдѣлать то же относительно другихъ странъ и языковъ: выбрали нѣсколько молодыхъ людей и отправили ихъ учиться — однихъ въ Любекъ, другихъ въ Англію, нѣкоторыхъ во Францію и Австрію. Борисъ очень любилъ иностранцевъ, составилъ изъ Нѣмцевъ, преимущественно изъ Ливонцевъ, отрядъ войска, — Нѣмцы эти получали большое жалованье и помѣстья; покровительствовалъ иностраннымъ купцамъ, иностранныхъ медиковъ своихъ держалъ какъ бояръ. Такое расположеніе царя къ иностранцамъ, убѣжденіе въ превосходствѣ ихъ надъ Русскими относительно просвѣщенія, убѣжденіе въ необходимости учиться у нихъ, возбудило въ нѣкоторыхъ Русскихъ желаніе подражать иностранцамъ и начать это подражаніе со внѣшняго вида: и свои и чужіе говорятъ о пристрастіи Русскихъ къ иноземнымъ обычаямъ и одеждамъ во время Годунова, о введеніи обычая брить бороды.

5. Начало смуты; доносы и опалы. Для большинства русскаго народа Борисъ, въ два первые года своего царствованія, оставался такимъ же, какимъ былъ во время правленія своего при царѣ Ѳеодорѣ, т. е. «наружностію и умомъ всѣхъ людей превосходилъ, много устроилъ въ Русскомъ государствѣ похвальныхъ вещей; старался искоренять разбои, воровства, корчемства, но не могъ искоренить; былъ онъ свѣтлодушенъ, милостивъ и нищелюбивъ, но въ военномъ дѣлѣ былъ неискусенъ. Цвѣлъ онъ добродѣтелями, и еслибъ зависть и злоба не помрачили его добродѣтелей, то могъ бы древнимъ царямъ уподобиться. Онъ принималъ доносы отъ клеветниковъ на невинныхъ, отчего возбудилъ противъ себя негодованіе вельможъ всей русской земли: отсюда поднялось на него много бѣдъ, которыя и привели его къ погибели». Такимъ образомъ, по свидѣтельству современниковъ, вся бѣда для Годунова произошла отъ того, что онъ не могъ уподобиться древнимъ царямъ, не имѣлъ достаточно величія духа, чтобъ, восшедши на престолъ, позабыть всѣ старыя боярскія свои вражды, унизился до страха предъ своими прежними соперниками, страдалъ мелкою, болѣзненною подозрительностію; этою подозрительностію и враждою онъ раздражилъ противъ себя вельможъ, которые и были виновниками его паденія. Первая опала отъ подозрительнаго /с. 140/ Бориса постигла Богдана Бѣльскаго, извѣстнаго намъ по смутѣ въ началѣ царствованія Ѳеодора, сосланнаго вслѣдствіе этой смуты и возвращеннаго изъ ссылки Годуновымъ. Царь послалъ Бѣльскаго строить въ степи городъ Борисовъ; Бѣльскій, будучи очень богатъ, не щадилъ издержекъ для угощенія ратныхъ людей, строившихъ городъ, бѣднымъ изъ нихъ давалъ деньги, платье, и этимъ заслужилъ отъ нихъ громкія похвалы. Это стараніе Бѣльскаго пріобрѣсти народную любовь, стараніе, увѣнчавшееся успѣхомъ, возбудило подозрительность и злобу Бориса, тѣмъ болѣе, что Бѣльскій былъ человѣкъ дѣйствительно подозрительный: Бѣльскаго схватили и сослали въ одинъ изъ дальныхъ городовъ въ тюрьму. Подозрительность Бориса разыгралась. Желая знать, что говорятъ о немъ знатные люди и не умышляютъ ли чего-нибудь дурнаго, онъ началъ поощрять холопей къ доносамъ на господъ своихъ. Доносчики получали награды, и язва эта быстро разлилась, заразила людей всѣхъ званій; слѣдствіями доносовъ были пытки, казни, заточенія: ни при одномъ государѣ такимъ бѣдъ никто не видалъ, говорятъ современники. Поданъ былъ доносъ на Романовыхъ отъ двороваго человѣка одного изъ нихъ, Александра Никитича. Романовыхъ забрали подъ стражу вмѣстѣ со всѣми родственниками и пріятелями ихъ, пытали, пытали и людей ихъ, но не могли ничего свѣдать. Въ 1601 году старшаго изъ Романовыхъ, Ѳедора Никитича, постригли подъ именемъ Филарета и сослали въ Антоніевъ Сійскій монастырь; жену его Аксинью Ивановну, урожденную Шестову, также постригли подъ именемъ Марѳы и сослали въ одинъ изъ заонежскихъ погостовъ; Александра Никитича Романова сослали къ Бѣлому морю, Михайлу Никитича въ Пермскую область, Ивана Никитича въ Пелымъ, Василья Никитича въ Яренскъ; мужа сестры ихъ, князя Бориса Черкасскаго, съ женою и съ племянникомъ ея, сыномъ Ѳедора Никитича, маленькимъ Михаиломъ (будущимъ царемъ), на Бѣлоозеро. Только двое изъ братьевъ пережили свое несчастіе — Филаретъ и Иванъ Никитичъ; остальные померли отъ жестокости приставовъ, отправленныхъ съ ними въ мѣста заточенія.

6. Голодъ и разбои. Въ то время какъ доносчики свирѣпствовали въ Москвѣ, страшное физическое бѣдствіе постигло Россію: отъ сильныхъ неурожаевъ въ продолженіе трехъ лѣтъ, съ 1601 до 1604, сдѣлался голодъ небывалый, къ которому присоединилось еще моровое повѣтріе. За голодомъ и моромъ слѣдовали разбои: люди, спасавшіеся отъ голодной смерти, составляли шайки, чтобъ вооруженною рукою кормиться на счетъ другихъ. Преимущественно эти шайки составлялись изъ холопей, которыми наполнены были домы знатныхъ и богатыхъ людей. Во время голода, найдя обременительнымъ для /с. 141/ себя кормить толпу холопей, господа выгоняли ихъ отъ себя; число этихъ холопей, лишенныхъ пріюта и средствъ къ пропитанію, увеличилось еще холопями опальныхъ бояръ, Романовыхъ и другихъ, ибо этихъ холопей Годуновъ запретилъ всѣмъ принимать къ себѣ. Эти люди, изъ которыхъ многіе были привычны къ военному дѣлу, шли къ границамъ, въ сѣверскую украйну (нынѣшнія губерніи Орловская, Курская, Черниговская), которая уже и безъ того была наполненна людьми, ждавшими только случая начать непріятельскія дѣйствія противъ государства; еще царь Іоаннъ IV, желая умножить народонаселеніе этой страны людьми воинственными, способными защитить ее отъ Татаръ и Поляковъ, позволялъ преступникамъ спасаться отъ наказанія бѣгствомъ въ украинскіе города. Вслѣдствіе всего этого теперь послѣ голода образовались въ украйнѣ многочисленныя разбойничьи шайки, отъ которыхъ не было проѣзда не только по пустымъ мѣстамъ, но и подъ самою Москвою; атаманомъ ихъ былъ Хлопка Косолапъ. Царь выслалъ противъ нихъ войско подъ начальствомъ воеводы Ивана Басманова, который сошелся съ Хлопкою подъ Москвою; разбойники бились отчаянно и убили Басманова; не смотря на то, царское войско одолѣло ихъ; полумертваго Хлопку взяли въ плѣнъ, товарищей его, пробиравшихся назадъ въ украйну, ловили и вѣшали; но въ украйнѣ было много имъ подобныхъ, — черная роль ея только что начиналась, начинали ходить слухи о Самозванцѣ.

7. Появленіе Самозванца. Въ послѣднихъ годахъ XVI вѣка появился въ Москвѣ бойкій, смышленный, грамотный молодой человѣкъ, сирота, сынъ галицкаго служилаго человѣка Богдана Отрепьева, Юрій. Онъ проживалъ во дворахъ вельможъ, подозрительныхъ царю, а поэтому самъ сдѣлался подозрителенъ. Бѣда грозитъ молодому человѣку, онъ спасается отъ нея постриженіемъ подъ именемъ Григорія, скитается изъ монастыря въ монастырь, попадаетъ наконецъ въ Чудовъ, и поступаетъ даже къ патріарху Іову для книжнаго письма. Но здѣсь дерзкія рѣчи, что онъ будетъ царемъ на Москвѣ, навлекли на него новую бѣду; царь Борисъ велѣлъ одному дьяку сослать Отрепьева въ Кирилловъ Бѣлозерскій монастырь, но дьякъ не исполнилъ царскаго приказа, молодой монахъ убѣжалъ изъ Чудова монастыря, и послѣ долгихъ странствованій по разнымъ мѣстамъ пробрался за литовскую границу въ сопровожденіи двухъ другихъ монаховъ. Въ польскихъ владѣніяхъ онъ скинулъ съ себя монашескую рясу, поучился немного въ школѣ города Гащи, потомъ побывалъ у козаковъ запорожскихъ, и наконецъ поступилъ въ службу къ польскому вельможѣ, князю Адаму Вишневецкому, которому при первомъ удобномъ случаѣ открылъ, что онъ московскій царевичъ Димитрій, /с. 142/ сынъ царя Іоанна Васильевича, спасенный отъ убійцъ, подосланныхъ Годуновымъ, которые вмѣсто него убили другаго, подставленнаго ребенка.

8. Успѣхи Самозванца въ Польшѣ. Вишневецкій повѣрилъ, и вѣсть о московскомъ царевичѣ, чудесно спасшемся отъ смерти, быстро распространилась между сосѣдними панами, которые начали принимать Отрепьева съ царскими почестями; у одного изъ нихъ, сандомирскаго воеводы Юрія Мнишка, жившаго въ Самборѣ, Самозванцу очень понравилась дочь Марина. Мнишки были ревностные католики; принятіе католицизма всего болѣе помогало Отрепьеву, ибо становило на его сторону духевенство польское и особенно могущественныхъ іезуитовъ; Лжедмитрій позволилъ францисканскимъ монахомъ обратить себя въ католицизмъ. Въ началѣ 1604 года Мнишекъ привезъ Лжедмитрія въ Краковъ, гдѣ папскій нунцій Рангони представилъ его королю Сигизмунду. Король находился въ большомъ затрудненіи: съ одной стороны ему хотѣлось помочь Самозванцу и такимъ образомъ завести смуту въ Московскомъ государствѣ; съ другой стороны страшно было нарушить перемиріе, оскорбить могущественнаго Годунова, который могъ жестоко отомстить Польшѣ за свою обиду наступательнымъ союзомъ съ Швеціею. Сигизмундъ рѣшился употребить такую хитрость: онъ призналъ Отрепьева московскимъ царевичемъ, хотя и не публично, назначилъ ему ежегодное содержаніе, но не хотѣлъ помогать ему явно войскомъ отъ имени правительства польскаго, а позволилъ вельможамъ частнымъ образомъ помогать царевичу. Вести дѣло поручено было Мнишку, который съ торжествомъ привезъ царевича въ Самборъ, гдѣ тотъ предложилъ руку свою Маринѣ. Предложеніе было принято, но свадьба отложена до утвержденія Димитрія на престолѣ московскомъ.

9. Мѣры Годунова противъ Лжедимитрія. Мнишекъ собралъ для будущаго зятя 1600 человѣкъ всякаго сброда въ польскихъ владѣніяхъ; но подобныхъ людей было много въ степяхъ и украйнахъ, Московскаго государства: слѣдовательно сильная помощь ждала Самозванца впереди. Московскіе бѣглецы, искавшіе случая безопасно и съ выгодою возвратиться въ отечество, первые пріѣхали къ нему и провозгласили истиннымъ царевичемъ; донскіе козаки, стѣсненные при Борисѣ болѣе чѣмъ когда-либо прежде, откликнулись также немедленно на призывъ Лжедимитрія. Какъ скоро Лжедимитрій объявился въ Польшѣ, то слухи объ немъ начали съ разныхъ сторонъ приходить въ Москву. Борисъ объявилъ прямо боярамъ, что это они подставили Самозванца, и началъ принимать мѣры противъ страшнаго врага, котораго нельзя было сокрушить одною военною силою. /с. 143/ Отправлены были грамоты въ Польшу къ королю, вельможамъ, воеводамъ пограничнымъ съ объявленіемъ, что тотъ, кто называетъ себя царевичемъ Димитріемъ, есть бѣглый монахъ Отрепьевъ. Въ Москвѣ патріархъ Іовъ и князь Василій Шуйскій уговаривали народъ не вѣрить слухамъ о царевичѣ; патріархъ проклялъ Гришку Отрепьева со всѣми его приверженцами и разослалъ по областямъ грамоты съ извѣстіемъ объ этомъ проклятіи и съ увѣщаніемъ не вѣрить спасенію царевича. Но средства эти оказались тщетными: сѣверская украйна волновалась отъ подметныхъ грамотъ Лжедимитріевыхъ; воеводы царскіе прямо говорили, что «трудно воевать противъ природнаго государя» (т. е. противъ Димитрія); въ Москвѣ на пирахъ пили [за] здоровье Димитрія.

10. Вступленіе Лжедимитрія въ московскіе предѣлы. Въ октябрѣ 1604 года Лжедимитрій вошелъ въ области Московскаго государства. Сѣверскіе города начали ему сдаваться; не сдался одинъ Новгородъ Сѣверскій, гдѣ засѣлъ воевода Петръ Ѳедоровичъ Басмановъ, любимецъ царя Бориса. Борисъ; выслалъ войско подъ начальствомъ перваго боярина, князя Мстиславскаго, который сошелся съ войсками Самозванца подъ Новгородомъ Сѣверскимъ; несмотря на малочисленность своего войска въ сравненіи съ войскомъ царскимъ Самозванецъ разбилъ Мстиславскаго, ибо у Русскихъ, пораженныхъ сомнѣніемъ — не сражаются ли они противъ законнаго государя? — не было рукъ для сѣчи, какъ говорятъ очевидцы. Такъ какъ Мстиславскій былъ раненъ въ битвѣ, то вмѣсто него начальствовать надъ войскомъ былъ присланъ князь Василій Ивановичъ Шуйскій. Самозванецъ 21 января 1605 года ударилъ на царское войско при Добрыничахъ, но, несмотря на храбрость необыкновенную, потерпѣлъ пораженіе, вслѣдствіе многочисленности пушекъ въ царскомъ войскѣ. Годуновъ сильно обрадовался, думалъ, что дѣло съ Самозванцемъ кончено, но радость его не была продолжительна, ибо скоро пришли вѣсти, что Самозванецъ не истребленъ, а усиливается; 4000 донскихъ козаковъ явились къ нему въ Путивль, гдѣ заперся онъ, а между тѣмъ московскіе воеводы ничего не дѣлали, не пользовались своею побѣдою.

11. Смерть Бориса и провозглашеніе Лжедимитрія царемъ. Въ такомъ нерѣшительномъ положеніи находились дѣла, когда 13 апрѣля 1605 года умеръ царь Борисъ скоропостижно. Послѣ него остался сынъ Ѳедоръ, котораго всѣ свидѣтельства единогласно осыпаютъ похвалами, какъ молодаго человѣка, наученнаго всякой премудрости, ибо дѣйствительно отецъ успѣлъ дать ему хорошее по времени и по средствамъ образованіе. Жители Москвы спокойно присягнули Ѳедору. Къ войску вмѣсто Шуйскаго, отозваннаго въ Москву, /с. 144/ отправленъ былъ Басмановъ, прославившійся защитою Новгорода Сѣверскаго. Но Басмановъ увидалъ, что ничего нельзя было сдѣлать съ войскомъ, которое и прежде не имѣло рукъ отъ недоумѣнія, а теперь еще болѣе было ослаблено нравственно вслѣдствіе смерти Бориса. Видя это, видя, что воеводы самые способные, могшіе придать одушевленіе войску, не хотятъ Годунова, Басмановъ рѣшился измѣнить сыну своего благодѣтеля, и вмѣстѣ съ князьями Голицыными (Васильемъ и Иваномъ Васильевичами) и съ Михайломъ Глѣбовичемъ Салтыковымъ 7 мая объявилъ войску, что истинный царь есть Димитрій, и полки безъ сопротивленія провозгласили его государемъ.

Самозванецъ двинулся по дорогѣ въ Москву, гдѣ 1 іюня Плещеевъ и Пушкинъ возмутили народъ и свели съ престола царя Ѳедора; скоро пріѣхали въ Москву изъ стана Самозванца князья Василій Голицынъ и Василій Масальскій, свергнули патріарха Іова, разослали въ заточеніе Годуновыхъ и родственниковъ ихъ и звѣрски умертвили царя Ѳеодора Борисовича и мать его, царицу Марью; царевна Ксенія Борисовна осталась въ живыхъ и послѣ была пострижена подъ именемъ Ольги.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 136-144.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.