Церковный календарь
Новости


2017-09-25 / russportal
"Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Василія Великаго къ Григорію пресвитеру (1974)
2017-09-25 / russportal
"Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Василія Великаго къ Діодору, еп. Тарскому (1974)
2017-09-25 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 6-я (1993)
2017-09-25 / russportal
Прот. Константинъ Зноско. "Истор. очеркъ церк. уніи". Часть 2-я. Глава 5-я (1993)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 4-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 3-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 2-я (1961)
2017-09-25 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Правда о Русской Церкви..." Глава 1-я (1961)
2017-09-24 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Душа послѣ смерти". Разсказъ блаж. Ѳеодоры о мытарствахъ (1991)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь къ новорукоположенному іерею (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь въ день празднованія 50-лѣтія шт. Калифорнія (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь, сказан. въ каѳедр. соборѣ въ Санъ-Франциско (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе къ новопоставленному іерею (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложеніе Аляскинскому духовному правленію (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Отвѣтъ ген. агенту по народн. образованію (1986)
2017-09-24 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово въ недѣлю 17-ю по Пятьдесятницѣ (1986)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 26 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 18.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XXX.
Царствованіе Лжедимитрія.

20 іюня 1605 года Лжедимитрій съ торжествомъ въѣхалъ въ Москву. Богданъ Бѣльскій, снова возвращенный въ Москву, торжественно, съ Лобнаго мѣста свидѣтельствовалъ передъ народомъ, что новый царь есть истинный Димитрій. Но другое втихомолку свидѣтельствовалъ князь Василій Шуйскій; онъ поручилъ одному купцу и одному лѣкарю разглашать въ народѣ, что новый царь — самозванецъ. Басмановъ узналъ о слухахъ, узналъ отъ кого они идутъ, и донесъ царю. Шуйскій былъ схваченъ, и Лжедимитрій отдалъ дѣло на судъ собору изъ духовенства, вельможъ и простыхъ людей; соборъ осудилъ Шуйскаго на смерть: уже былъ онъ выведенъ на мѣсто казни, какъ прискакалъ гонецъ съ объявленіемъ помилованія; Шуйскаго вмѣстѣ съ братьями сослали въ галицкіе пригороды, но прежде, нежели они достигли мѣста ссылки, ихъ возвратили въ Москву, отдали имѣніе и боярство.

Извѣстить области о восшествіи на престолъ новаго царя долженъ былъ патріархъ; такъ какъ Іовъ былъ свергнутъ, то на его мѣсто возвели рязанскаго архіепископа Игнатія, родомъ Грека, который пер/с. 145/вый изъ архіереевъ призналъ Лжедимитрія истиннымъ царемъ. Но признаніе Игнатія не могло окончательно утвердить новаго царя на престолѣ: это могло сдѣлать только признаніе матери, царицы Марѳы. Ее привезли въ Москву, Лжедимитрій встрѣтилъ ее въ селѣ Тайнинскомъ, имѣлъ свиданіе наединѣ, въ шатрѣ, послѣ чего народъ былъ свидѣтелемъ взаимныхъ нѣжностей матери и сына. Вскорѣ по пріѣздѣ матери Лжедимитрій вѣнчался на царство по обыкновенному обряду, при чемъ объявлены были милости мнимымъ родственникамъ царскимъ, гонимымъ при Годуновѣ, Нагимъ и Романовымъ. Филаретъ Никитичъ Романовъ былъ сдѣланъ ростовскимъ митрополитомъ.

Не проходило дня, въ который бы царь не присутствовалъ въ думѣ, гдѣ удивлялъ бояръ здравымъ смысломъ, находчивостію при рѣшеніи трудныхъ дѣлъ, начитанностію; указывая на невѣжество бояръ, онъ обѣщалъ позволить имъ ѣздить въ чужія земли для образованія; объявилъ, что хочетъ держать народъ въ повиновеніи не строгостію, но щедростію. Если и на Годунова сильно жаловались за то, что онъ очень любилъ иностранцевъ, отъ чего началось подражаніе иностраннымъ обычаямъ, то гораздо больше поводовъ къ подобнымъ жалобамъ подавалъ Лжедимитрій, который, побывавъ самъ на чужой сторонѣ, пристрастился къ тамошнимъ обычаямъ и, по живости природы своей, не могъ сообразоваться съ церемонною, сидячею жизнію прежнихъ царей. Желаніе какъ можно скорѣе видѣть невѣсту свою въ Москвѣ, равно какъ желаніе быть въ союзѣ съ католическими державами для общей войны противъ Турокъ, заставляли Лжедимитрія дорожить дружбою польскаго короля Сигизмунда, но онъ не хотѣлъ для этой дружбы жертвовать выгодами своего государства: такъ въ угоду королю онъ не только не хотѣлъ отказаться отъ титула царя, но еще принялъ титулъ императора, объявилъ, что не уступитъ ни клочка русской земли Польшѣ; въ сношеніяхъ съ папою Лжедимитрій также уклонялся отъ обязательства ввести католицизмъ въ Московское государство. Несмотря на то, пріѣздъ въ Москву Марины Мнишекъ со множествомъ Поляковъ, которые вели себя дерзко, женитьба царя на Полькѣ некрещеной, возбуждали неудовольствіе въ Москвѣ, которымъ спѣшилъ воспользоваться князь Василій Шуйскій вмѣстѣ съ другими боярами. Шуйскій по горькому опыту зналъ, что нельзя подвинуть народа противъ царя однимъ распущеніемъ слуховъ о самозванствѣ, зналъ, что большинство московскаго народа предано Лжедимитрію, какъ государю доброму и ласковому, и потому началъ дѣйствовать съ большою осторожностію. Особенно надѣялся онъ на осьмнадцатитысячное войско, собранное подъ Москвою царемъ для предполагавшагося похода на Крымъ; для безопасности же отъ большинства Моск/с. 146/вичей, преданныхъ Лжедимитрію, заговорщики положили по первому набату броситься во дворецъ, съ крикомъ: «Поляки бьютъ государя!» окружить царя какъ будто для защиты и убить его. Несмотря однако на эту осторожность и хитрость, умыселъ легко могъ бы не имѣть успѣха, еслибы заговорщикамъ не помогла необыкновенная довѣрчивость Лжедимитрія, который смѣялся надъ Поляками, увѣдомлявшими его о народномъ волненіи, не хотѣлъ принимать никакихъ доносовъ, отъ нѣмецкихъ тѣлохранителей и пренебрегъ всѣми мѣрами осторожности.

17 мая 1606 года, около четырехъ часовъ утра, раздался набатъ въ Москвѣ, и толпы заговорщиковъ хлынули на Красную площадь, гдѣ уже сидѣли на коняхъ бояре. Шуйскій повелъ народъ въ Кремль «на злаго еретика», какъ онъ выразился. Лжедимитрій проснулся отъ набата и выслалъ Басманова справиться въ чемъ дѣло. Басмановъ въ отчаяніи прибѣжалъ назадъ къ царю, крича, что вся Москва собралась на него. Когда уже бояре вошли во дворецъ, то Басмановъ вышелъ къ нимъ и сталъ уговаривать ихъ не выдавать народу Лжедимитрія, но былъ убитъ. Лжедимитрій увидѣлъ, что сопротивленіе безполезно, выскочилъ изъ окна и разбился. Стрѣльцы, стоявшіе на караулѣ, подняли его, привели въ чувство и приняли было его сторону, но заговорщики закричали: «Пойдемъ въ Стрѣлецкую слободу, истребимъ семейства стрѣльцовъ, если они не хотятъ намъ выдать обманщика». Стрѣльцы испугались и сказали боярамъ: «Спросимъ царицу: если она скажетъ, что онъ не сынъ ей, то Богъ въ немъ воленъ». Самъ Лжедимитрій требовалъ, чтобъ спросили мать его или вывели его на Лобное мѣсто и дали объясниться съ народомъ. Но объясниться ему не дали; пришелъ князь Голицынъ и сказалъ, что царица Марѳа называетъ своимъ сыномъ того, который убитъ въ Угличѣ, а отъ этого отрекается. Тогда Лжедимитрія убили, и трупъ его вмѣстѣ съ трупомъ Басманова выставили на Красной площади въ маскѣ съ дудкою и волынкою. Между тѣмъ другія толпы народа били Поляковъ. Тесть Самозванца, Мнишекъ съ родственниками, равно какъ послы королевскіе, пріѣхавшіе на свадьбу, были спасены боярами, Марину также не тронули и отвезли изъ дворца къ отцу.

Тотъ, кто назывался царемъ Димитріемъ, былъ убитъ; начали думать объ избраніи новаго царя. Виднѣе всѣхъ бояръ московскихъ по уму, энергіи, знатности рода были два князя, Василій Ивановичъ Шуйскій и Василій Васильевичъ Голицынъ; оба имѣли сильныя стороны, но Голицынъ не могъ съ успѣхомъ бороться противъ Шуйскаго, который гораздо больше выдался впередъ въ послѣднее время; онъ былъ первымъ обличителемъ самозванца, главою заговора, вождемъ народа противъ злаго еретика. Для людей, совершившихъ послѣднійпереворотъ, /с. 147/ кто могъ быть лучшимъ царемъ, какъ не вождь ихъ въ этомъ дѣлѣ? Бояре хотѣли созвать выборныхъ изъ всѣхъ городовъ, чтобъ по совѣту всей земли избранъ былъ государь такой, который былъ бы всѣмъ любъ. Но Шуйскій не хотѣлъ дожидаться собора, не будучи увѣренъ, что соборъ кончится въ его пользу, ибо дѣло истребленія самозванца, которымъ онъ прославился, было дѣло чисто московское, да и не всѣ Москвичи его одобряли. 19 мая утромъ на Красной площади толпился народъ точно также какъ и 17 мая. Вышли бояре и духовенство и предложили избрать патріарха (ибо Игнатій былъ свергнутъ, какъ приверженецъ Лжедимитрія), и разослать грамоты для созванія совѣтныхъ людей изъ городовъ на соборъ, который долженъ избрать государя. Но въ народѣ закричали, что царь нужнѣе патріарха, а царемъ долженъ быть князь Василій Ивановичъ Шуйскій. Этому крику никто не смѣлъ противорѣчить, и Шуйскій былъ провозглашенъ царемъ, послѣ чего въ патріархи былъ избранъ Гермогенъ, митрополитъ Казанскій.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 144-147.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.