Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XXXVII.
Общій обзоръ внутренняго состоянія Московскаго государства.

1. Опредѣленіе Московскаго государства. Подъ именемъ Московскаго государства разумѣлись сѣверо-восточныя русскія княжества, соединенныя въ одно московскими князьями и увеличенныя обширными пространствами на востокѣ вслѣдствіе завоеванія царствъ Казанскаго, Астраханскаго и Сибирскаго. Такъ какъ не весь русскій народъ, не всѣ русскія области находились подъ державой московскаго царя, многія изъ нихъ находились подъ властію королей польскихъ и вмѣстѣ великихъ князей литовскихъ, то слова: Россія, Русь, Россійское царство употреблялись рѣдко; только титуломъ своимъ московскіе государи указывали на это соединеніе всѣхъ рус/с. 227/скихъ областей какъ на что-то естественное и необходимое, случайно, временно нарушенное; они назывались: «великій государь, царь и великій князь всея Руси самодержецъ». Понятно, что Полякамъ не нравился этотъ титулъ: даже при заключеніи Поляновскаго мира они хлопотали о его измѣненіи, но въ Москвѣ не согласились на это, и царь Алексѣй Михайловичъ послѣ удачной войны съ Польшею принялъ титулъ: «всея великія, малыя и бѣлыя Руси самодержца».

2. Отношеніе его къ Востоку и Западу. Московское государство, расположенное на европейской украйнѣ, на границѣ съ Азіею, въ удаленіи отъ тѣхъ державъ, которыя преимущественно участвовали въ европейской исторіи, отталкиваемое постоянно отъ запада враждебными сосѣдями, Поляками и Шведами, имѣя свое особое исповѣданіе христіанское, занятое внутри труднымъ дѣломъ установленія внутренняго порядка при бѣдности средствъ, — Московское государство, вслѣдствіе всѣхъ этихъ причинъ, не входило въ систему европейскихъ государствъ. На востокѣ оно съ торжествомъ для себя окончило борьбу съ ослабѣвшею, распадшеюся Ордою Татарскою; Москва была сильнѣе своихъ восточныхъ сосѣдей: ни Казань, ни Астрахань, ни инородцы сибирскіе не могли ей противустать; только съ крымскими разбойниками ей трудно было сладить, потому что обширныя степи защищали отъ нея полуостровъ и она принуждена была платить ежегодно хану, чтобъ удержать его отъ нападеній. Но во сколько Москва была сильнѣе восточныхъ варварскихъ народовъ, во столько же была слабѣе западныхъ европейскихъ своихъ сосѣдей, болѣе искусныхъ въ дѣлѣ ратномъ, и потому въ исторіи Московскаго государства мы видимъ, что оно постоянно распространяется на востокъ и терпитъ ущербъ на западѣ; только въ царствованіе Алексѣя Михайловича, вслѣдствіе присоединенія Малороссіи и счастливыхъ обстоятельствъ, при которыхъ была ведена война съ Польшею, Москва успѣла сдѣлать пріобрѣтенія на западѣ, и тутъ же она должна была войти въ непосредственныя столкновенія съ Турціею.

3. Правленіе. Власть въ Московскомъ государствѣ сосредоточивалась въ рукахъ великаго государя царя, всея Руси самодержца. Потомки князей и вельможъ старинныхъ, бѣдные средствами, не могли противодѣйствовать этому сосредоточенію; они не посылались на долгое время правителями областей, не посылались на долгое время предводителями войскъ, потому что походы были кратковременные и воеводы смѣнялись. Жили они постоянно въ Москвѣ, имѣя свои домы подлѣ дворца, въ Кремлѣ и подлѣ Кремля, въ Китаѣ городѣ, и постоянно находились на глазахъ государя; каждый день рано поутру пріѣзжали они всѣ ударять челомъ государю, потомъ пріѣзжали въ другой разъ /с. 228/ послѣ обѣда въ вечерни. Писались они холопами государевыми; менѣе знатные издавна въ грамотахъ къ царю писались уменьшительными именами; самые знатные до временъ Грознаго сохраняли право писаться полнымъ именемъ; но потомъ всѣ стали писаться полуименами. Самый знатный санъ былъ санъ боярина, за нимъ слѣдовалъ санъ окольничаго; знатнѣйшіе дворяне, допускаемые въ совѣтъ, въ думу къ государю, назывались думными дворянами. Сыновья знатныхъ людей начинали свою службу при дворѣ, въ званіи спальниковъ и стольниковъ: первые поочередно спали у царя въ комнатѣ и прислуживали ему; вторые во время торжественныхъ обѣдовъ подавали кушанье царю и гостямъ его; первая должность, какъ ближайшая къ царю, считалась почетнѣе. Сыновья самыхъ знатныхъ людей жаловались изъ спальниковъ прямо въ бояре, менѣе знатныхъ въ окольничіе и назывались они ближніе или комнатные бояре и окольничіе. Государь думалъ, разсуждалъ о дѣлахъ съ боярами, окольничими и думными людьми, и совѣтъ этотъ назывался думою; если же царь хотѣлъ посовѣтоваться о какомъ-нибудь тайномъ дѣлѣ, то призывалъ въ думу только самыхъ близкихъ людей, ближнихъ бояръ и окольничихъ, которые были пожалованы изъ спальниковъ. Въ важнѣйшихъ дѣлахъ въ думу призывался патріархъ и другіе архіереи; а царь Іоаннъ Грозный сталъ призывать и выборныхъ изъ другихъ сословій, и такое засѣданіе называлось соборомъ. Особенно часты были соборы при царѣ Михаилѣ, когда государство, послѣ литовскаго разоренія, находилось въ крайнемъ затрудненіи и потому постоянно обращалось къ землѣ, къ народу съ требованіемъ средствъ для своего поддержанія; соборы бывали и въ началѣ царствованія Алексѣя Михайловича; но потомъ, когда государство окрѣпло по прежнему, соборы выходятъ изъ употребленія.

4. Дьяки. Письменная часть находилась въ завѣдываніи думныхъ дьяковъ (государственныхъ секретарей), простыхъ дьяковъ и подъячихъ. И въ Московскомъ государствѣ сохранялся старинный взглядъ, по которому знатные люди, окружавшіе государя, считая себя дружинниками, призванными исключительно къ военной службѣ, службу перомъ, а не мечомъ, считали для себя унизительною, и потому, какъ ни важна была должность думнаго дьяка, люди знатные ее не принимали; обыкновенно въ дьяки шли изъ духовнаго званія и изъ торговыхъ людей.

5. Приказы. Управленіе и судъ сосредоточивались въ Приказахъ. Государь одному изъ своихъ приближенныхъ приказывалъ вѣдать постоянно одно какое-нибудь дѣло или нѣсколько дѣлъ, однородныхъ или совершенно разнородныхъ, придавалъ ему въ помощь дру/с. 229/гаго или двоихъ другихъ, для письмоводства являлись дьяки, подъячіе, и образовался Приказъ. Такъ какъ Приказъ имѣлъ свои расходы, то для покрытія ихъ приписывались къ нему въ вѣдѣніе города или извѣстные разряды податныхъ людей, съ которыхъ онъ собиралъ подати. Съ развитіемъ государственной дѣятельности каждое новое дѣло вело къ учрежденію новаго Приказа, и число приказовъ увеличивалось все болѣе и болѣе. Во второй половинѣ XVII вѣка ихъ было больше сорока.

6. Государственные доходы. Войско. Вслѣдствіе малости народонаселенія сравнительно съ огромнымъ пространствомъ земли, вслѣдствіе незначительнаго развитія промышленности и торговли, государственные доходы были малы, не удовлетворяли нуждамъ государства, безпрестанно увеличивавшимся, особенно когда нужно было вести продолжительныя и тяжелыя войны, какъ напримѣръ при царѣ Михаилѣ Ѳедоровичѣ и Алексѣѣ Михайловичѣ. Доходы простирались до 1,300,000, кромѣ сибирской казны, т. е. мѣховъ, присылаемыхъ изъ Сибири. Помѣстья для содержанія служилыхъ людей были недостаточны, и потому во время похода они получали жалованье; расходы на войско увеличились, когда въ XVII вѣкѣ увидали необходимость нанимать иностранныхъ солдатъ; тогда же составились и полки изъ русскихъ людей, обученные иностранному строю и носившіе иностранныя названія — рейтары, драгуны, солдаты; но это были только начатки; масса же войска состояла, во-первыхъ, изъ придворныхъ, которые не теряли прежняго своего военнаго дружиннаго значенія, ибо всѣ эти спальники и стольники составляли государевъ полкъ или гвардію; потомъ изъ дворянъ и дѣтей боярскихъ и городовыхъ козаковъ: это были ратные люди, жившіе обыкновенно въ своихъ помѣстьяхъ и собиравшіеся на случай войны; стрѣльцы, составлявшіе гарнизоны по городамъ, исполнявшіе полицейскія обязанности, жили съ семействами своими въ особыхъ слободахъ и въ свободное отъ службы время занимались разными промыслами. При нарядѣ, или артиллеріи, находились пушкари, жившіе также особыми слободами. Кромѣ этихъ ратныхъ людей собирались во время войны еще такъ называемые даточные люди и, шедшіе по своей волѣ, охочіе люди; наборъ какъ даточныхъ людей, также стрѣльцовъ и солдатъ производился съ дворовъ, а не съ душъ. Наконецъ при Московскомъ войскѣ находились козаки, степные (донскіе, терскіе) и Татары. Ратные люди выѣзжали на войну въ латахъ и шлемахъ, съ огненнымъ и лучнымъ боемъ, т. е. вооруженные огнестрѣльнымъ оружіемъ и луками. По единогласному свидѣтельству московское войско гораздо лучше защищало города, чѣмъ сражалось въ чистомъ полѣ. Это происходило /с. 230/ отъ недостатка военнаго искусства, отъ того, что масса войска не состояла изъ людей, постоянно находящихся подъ ружьемъ.

7. Города и села. Городъ по прежнему имѣлъ значеніе крѣпости, назначенной для защиты окрестнаго народонаселенія отъ непріятеля. Какъ только правительство получало вѣсть о вторженіи непріятеля въ какую-нибудь область, то разсылало приказы выслать изъ уѣздовъ въ города семейства служилыхъ людей, дворянъ и дѣтей боярскихъ, также дворовыхъ людей и крестьянъ со всѣмъ имѣніемъ и запасами, хлѣбъ прятали по ямамъ; при этомъ правительство объявляло, что кто не поѣдетъ въ городъ и попадется въ плѣнъ, тотъ пусть выкупается самъ, правительство его выкупать не станетъ, потому что самъ виноватъ. Стѣны большей части городовъ были деревянныя; подъ стѣнами располагались посады, обитаемые посадскими, торговыми и промышленными людьми; какъ многіе города мало разнились отъ селъ, видно изъ того, что жители ихъ занимались хлѣбопашествомъ. Управлялись города воеводами, назначаемыми отъ правительства, или выборными правителями, которые обыкновенно носили названіе губныхъ старостъ; въ выборахъ участвовали и духовенство, и служилые, и посадскіе люди, но выбирались дворяне. Дѣла по воеводскому управленію сосредоточивались въ Съѣзжей или Приказной избѣ. Посадскіе люди для своихъ дѣлъ, преимущественно по городовому хозяйству, раскладкѣ податей и т. д., выбирали себѣ своего старосту, который назывался земскій городовой и всеуѣздный головной староста. Староста одинъ для города и уѣзда, потому что уѣздные крестьяне связаны съ посадскими людьми общими хозяйственными распоряженіями, сообща раскладываютъ подати. Дѣла по управленію Земскаго старосты сосредоточивались въ Земской избѣ; уѣздные крестьяне присылали сюда выборныхъ людей къ совѣту. Самые богатые торговые люди назывались гостями, потомъ было раздѣленіе на торговыхъ людей гостинной и суконной сотни. Такъ какъ посадскіе люди были главные плательщики податей, то правительству важно было, чтобъ число ихъ не уменьшалось и чтобъ они не уклонялись отъ податей. Такъ издавна старалось оно, чтобъ они не переходили въ другія сословія, не платящія податей. Подати платили посадскіе люди всѣмъ міромъ, по числу дворовъ, принадлежавшихъ къ посаду, тяглыхъ дворовъ; число этихъ дворовъ было извѣстно правительству по переписи, по такъ-называемымъ писцовымъ книгамъ, и правительство требовало всѣхъ денегъ со всѣхъ дворовъ; но дворы пустѣли отъ вымиранія ихъ хозяевъ, отъ пожаровъ, отъ побѣговъ посадскихъ людей въ другія мѣста, и остальные посадскіе люди должны были платить и за выбывшихъ товарищей своихъ, что было имъ очень тяжело. /с. 231/ Тяжело было имъ еще и отъ того, что многіе желали жить въ посадахъ, промышлять разными промыслами, и между тѣмъ не быть въ числѣ посадскихъ тяглыхъ людей, быть свободными отъ податей и повинностей: такъ торговали козаки, стрѣльцы, монастырскіе, архіерейскіе служки, дѣти духовныхъ и сами духовные, а податей не платили; кромѣ того, чтобъ отбыть отъ податей, многіе переходили въ частную зависимость, закладывались, по тогдашнему выраженію, за бояръ и другихъ знатныхъ и сильныхъ людей, подъ покровительствомъ которыхъ торговали, промышляли разными промыслами, не платя податей богатѣли, покупали и брали въ закладъ на посадахъ тяглые дворы, въ Москвѣ и другихъ городахъ на городской землѣ устроили себѣ цѣлыя слободы, а посадскіе люди, не будучи въ состояніи соперничать съ этими привилегированными людьми, не платящими податей, бѣднѣли, разбѣгались, отбывая отъ податей. Въ царствованіе Алексѣя Михайловича приняты были мѣры для прекращенія этихъ явленій; всѣмъ торгующимъ, къ какому бы званію ни принадлежали, велѣно быть въ тяглѣ вмѣстѣ съ посадскими людьми, также запрещено жителямъ слободъ и посадовъ быть закладчиками за частными лицами. Запрещая на городскихъ земляхъ слободы, населенныя закладчиками частныхъ лицъ, чтобъ никого въ избылыхъ не было, чтобъ всѣ несли ровно государственныя повинности, правительство, потому же побужденію, чтобъ никого въ избылыхъ не было и чтобъ не затруднялся сборъ податей, строго запрещало переходъ посадскихъ людей изъ одного посада въ другой; такимъ образомъ посадскіе люди были прикрѣплены къ мѣсту своего жительства; но то же правительство, опять по финансовымъ побужденіямъ, чтобъ пополнить московскія торговыя сотни, переводило волею-неволею богатѣйшихъ купцовъ изъ другихъ городовъ въ Москву. Купцовъ правительство употребляло въ разныя должности, напримѣръ для сбора таможенныхъ и кабацкихъ доходовъ.

Желая получать постоянные доходы, правительство прикрѣпило посадскихъ людей къ ихъ посадамъ; желая, чтобъ служилые люди, жившіе своими помѣстьями, имѣли также постоянныхъ работниковъ, постоянные доходы, имѣли возможность нести государственную службу, правительство прикрѣпило и крестьянъ къ землямъ ихъ. Всѣ эти прикрѣпленія произошли отъ одной причины, отъ бѣдности государства, отъ бѣдности промышленности и торговли, отъ недостатка рабочихъ рукъ, отъ несоразмѣрности народонаселенія съ огромнымъ пространствомъ земли, когда и безъ того слабое народонаселеніе все болѣе и болѣе растягивалось на вновь пріобрѣтаемыхъ пустынныхъ пространствахъ, уходило въ козаки. /с. 232/

8. Церковь. Съ учрежденіемъ патріаршества права главнаго архіерея русской церкви не увеличились, и вообще состояніе церкви въ Московскомъ государствѣ мало разнилось отъ состоянія церкви въ древней Россіи. Выборъ патріарха, если царь не имѣлъ никого въ виду заблаговременно, происходилъ по жребію изъ нѣсколькихъ кандидатовъ, назначенныхъ собравшимся въ Москву духовенствомъ. По случаю важныхъ дѣлъ церковныхъ созывались церковные соборы. Какъ царь въ важныхъ дѣлахъ государственныхъ призывалъ для совѣта патріарха и знатнѣйшее духовенство, такъ въ городахъ воеводы во всѣхъ важныхъ случаяхъ должны были совѣтоваться съ архіереями. Высшее духовенство въ Московскомъ государствѣ пользовалось правомъ ходатайствовать предъ властію гражданскою за несчастныхъ просить о помилованіи виновныхъ, или по крайней мѣрѣ о смягченіи наказанія; въ городахъ жители, притѣсненные воеводою, обращались къ архіерею съ просьбою заступиться за нихъ. Въ монастыряхъ монахи обыкновенно сами выбирали себѣ игуменовъ; священниковъ выбирали прихожане и свидѣтельствовали письменно предъ архіереемъ что избранный ими человѣкъ добрый. Если по челобитью помѣщика поставлялся въ священники его же крестьянинъ, то дѣти этого священника, родившіяся до священства, оставались въ крестьянахъ, но родившіяся въ священствѣ были вольны. Какъ въ XVI вѣкѣ соборъ 1551 года обратилъ вниманіе на прекращеніе безпорядковъ церковныхъ, такъ въ XVII вѣкѣ этимъ же знаменитъ соборъ 1667 года; онъ постановилъ, чтобъ въ праздники не работали и не торговали; чтобъ священники учили дѣтей своихъ и приготовляли ихъ такимъ образомъ на свои мѣста, при чемъ соборъ въ чрезвычайно рѣзкихъ выраженіяхъ жаловался на невѣжество сельскаго духовенства; священникамъ и дьяконамъ не позволено было переходить отъ одной церкви къ другой; запрещалась бродячая жизнь монаховъ, запрещалось мнимымъ отшельникамъ и юродивымъ бродить по городамъ и селамъ; запрещалось духовенству торговать. Тотъ же соборъ, отмѣнивъ постановленіе собора 1621 года, опредѣлилъ, что католики обращающіеся въ православіе, не должны быть перекрещиваемы.

9. Нравы и обычаи. До второй половины XVII вѣка, когда уже иностранные, западные обычаи и взгляды начали, хотя довольно слабо, проникать въ высшіе слои общества, — до второй половины XVII вѣка, тѣ обычаи и повѣрья, которые мы встрѣчаемъ теперь въ жизни сельскаго народонаселенія, господствовали одинаково и во дворцѣ царей, и въ домахъ вельможъ, и въ избѣ крестьянина. Высшія сословія въ домашней своей жизни отличались отъ низшихъ тѣмъ, что, имѣя больше средствъ, держали своихъ женщинъ въ заперти. /с. 233/ Царицы и царевны жили невидимками, когда выѣзжали на богомолье, то колымаги ихъ были завѣшены тафтою; случалось, что дочери людей значительныхъ до замужества ни разу и въ церкви не бывали; учить грамотѣ дѣвушекъ считали совершенно безполезнымъ. Такъ какъ общество, по отсутствію просвѣщенія, не представляло для женщины достойныхъ развлеченій, а только одни сплетни и пересуды, то лучшіе люди, заботясь о нравственной чистотѣ матери семейства, должны были совѣтовать ей совершенное затворничество и полное, исключительное погруженіе въ хозяйственныя заботы, какъ сдѣлалъ авторъ Домостроя. Что касается до мущинъ, то отсутствіе просвѣщенія, невозможность заниматься наукою, искусствомъ, невозможность принимать участіе въ судьбахъ всего современнаго человѣчества, по отсутствію всѣмъ доступныхъ извѣстій политическихъ, осуждали ихъ на препровожденіе свободнаго времени въ удовольствіяхъ грубыхъ: отсюда усиленіе пьянства во всѣхъ сословіяхъ; лучшіе люди, правительство церковное и гражданское съ благородною ревностью указывали на гибельныя слѣдствія этого порока и старались ослабить его, но усилія ихъ не увѣнчивались большимъ успѣхомъ, ибо нельзя было уничтожить порока, не уничтоживши условій, питавшихъ его.

Самыми печальными явленіями въ Московскомъ государствѣ были правежъ, пытки и жестокія казни. Правежъ состоялъ въ томъ, что неплатящаго должника били палками по ногамъ до тѣхъ поръ, пока не заплатитъ; при взысканіи казенныхъ недоимокъ множество людей подвергалось этому правежу; господа за свои долги могли выставлять на правежъ холопей своихъ. Тѣлеснымъ наказаніямъ, кнуту, батогамъ (палкамъ) подвергались люди всѣхъ сословій. Чтобъ заставить преступника признаться въ преступленіи и раскрыть всѣ его обстоятельства, употреблялись жесточайшія пытки. Жену, убившую мужа, закапывали въ землю, оставя на верху одну голову; гораздо легче наказывался мужъ, убившій жену; фальшивымъ монетчикамъ заливали горло растопленнымъ металломъ; еретиковъ и чернокнижниковъ сожигали.

Въ удобствахъ жизни большинство жителей Московскаго государства очень мало выиграло противъ предковъ своихъ, русскихъ людей XIII и XIV вѣка. Казна царей была богаче казны князей московскихъ, богаче золотомъ, серебромъ и дорогими каменьями, у нихъ было больше дорогаго платья, больше прислуги знатной, больше лошадей, больше колымагъ, обитыхъ бархатомъ и сукномъ; огромное количество блюдъ приготовлялось ежедневно на кухнѣ царской; столы людей знатныхъ и богатыхъ также отличались изобиліемъ: вотчины и помѣстья доставляли много съѣстныхъ припасовъ. Богатые люди вы/с. 234/казывали свое богатство во множествѣ холопей и лошадей. Но жилища были тѣсны и бѣдны; каменные домы по прежнему составляли рѣдкость, лавки и столы, покрытые коврами, представляли единственную мебель, образа въ окладахъ единственное украшеніе дома. Какъ не хитры были жилища большинства, видно изъ того, что деревянные дома, совсѣмъ готовые, продавались на рынкахъ. Улицы мостились деревянными бревнами, пожары страшно свирѣпствовали. Много терпѣли жители городовъ отъ пожаровъ, много терпѣли и отъ предохранительнаго средства отъ пожаровъ: это средство состояло въ томъ, что въ лѣтнее время, съ мая до сентября, городскимъ жителямъ запрещалось топить печи въ домахъ и баняхъ, а для приготовленія кушанья велѣно было класть печи въ огородахъ и пустыхъ мѣстахъ вдали отъ жилья. Это особенно было тяжело жителямъ сѣверныхъ городовъ, подверженныхъ сѣвернымъ вѣтрамъ и стужамъ среди лѣта, и по ихъ просьбамъ позволялось имъ топить въ сумрачные дни, также въ назначенные дни недѣли и въ большіе праздники. Рѣдкое народонаселеніе повсюду, огромные дремучіе лѣса давали большія удобства разбойникамъ, которые много вредили сельскимъ жителямъ, много вредили торговлѣ. Даже въ самой столицѣ разбои были сильны; на масляницѣ воры, всякихъ чиновъ люди, большими толпами ѣздили и ходили съ оружіемъ, били и грабили встрѣчныхъ.

Особность Московскаго государства, частыя сношенія съ Азіятцами, постоянная враждебность сосѣднихъ европейскихъ державъ, дали иностраннымъ сношеніямъ московскаго двора характеръ азіятскій. Въ сношеніяхъ этихъ господствовала подозрительность, далеко переходившая предѣлы приличной и необходимой осторожности. Особенно этотъ характеръ въ дипломатическихъ сношеніяхъ началъ господствовать со временъ Іоанна Грознаго, когда были открыты вредныя для государства сношенія литовскаго посла съ нѣкоторыми вельможами. На посла смотрѣли какъ на человѣка, пріѣхавшаго съ враждебными намѣреніями, пріѣхавшаго провѣдывать, и потому держали его въ заперти, не позволяли ни съ кѣмъ сноситься, хватали тѣхъ, кто приближался къ посольскому двору. Чиновникъ, приставленный къ послу, долженъ былъ превозносить предъ нимъ могущество и благоденствіе Московскаго государства; если же посолъ затрогивалъ какой-нибудь важный или непріятный вопросъ, то приставъ долженъ былъ отговариваться незнаніемъ. Во время проѣзда пословъ черезъ города, по улицамъ, чрезъ которыя они проѣзжали, приказывалось толпиться народу, одѣтому въ лучшее свое платье, чтобъ иностранцы видѣли вездѣ только людность и богатство. При сношеніяхъ и переговорахъ /с. 235/ прежде всего хлопотали о томъ, чтобы иностранцы не уменьшили и не исказили какъ-нибудь титулъ великаго государя, — это называлось обереганіемъ чести государевой и считалось главнымъ дѣломъ. Быть въ посланникахъ не считалось большимъ почетомъ, и потому обыкновенно отправлялись сановники второстепенные. Рѣдко, только въ случаяхъ особенной важности, преимущественно къ польскому двору назначались великими полномочными послами бояре. Въ XVII вѣкѣ появленіе иностранныхъ резидентовъ въ Москвѣ и московскихъ при сосѣднихъ иностранныхъ дворахъ предвѣщало уже перемѣну въ характерѣ дипломатическихъ сношеній.

Много темныхъ сторонъ находили въ Московскомъ государствѣ иностранцы; свои русскія извѣстія нисколько не скрываютъ этихъ темныхъ сторонъ; громко вопіютъ противъ нихъ и церковь и государство, требуя исправленія. Но иностранцы не могли не отдать справедливости способностямъ русскаго народа: «Необразованность сковываетъ этотъ народъ, говорили они: какъ же будетъ онъ могущественъ и страшенъ, когда пріобрѣтетъ образованіе!» Дѣйствительно нельзя не признать нравственной силы народа, который при самыхъ неблагопріятныхъ историческохъ условіяхъ, въ сосѣдствѣ и въ безпрестанной борьбѣ и сношеніяхъ съ азіятскими варварами, раскинутый на громадныхъ пространствахъ, въ странѣ суровой, вдали отъ моря, вдали отъ тѣхъ европейскихъ народовъ, которые, благодаря стеченію разныхъ счастливыхъ условій, преимущественно потрудились для гражданственности, — успѣлъ сохранить свой европейско-христіанскій образъ; трудясь тяжело и скромно при средствахъ самыхъ скудныхъ, населилъ громадныя, необитаемыя пространства восточной Европы и сѣверной Азіи, положилъ здѣсь начало европейско-христіанской гражданственности; одинъ изо всѣхъ славянскихъ народовъ умѣлъ составить могущественное государство; въ безпрерывной борьбѣ съ неблагопріятными обстоятельствами, среди трудной и бѣдной жизни своей, незакоснѣлъ нравственно, не утратилъ способности движенія къ лучшему. Окончивъ съ торжествомъ борьбу съ востокомъ, успокоиваясь отъ смутъ внутреннихъ, бывшихъ въ началѣ XVII вѣка, Московское государство въ то же самое время начало все болѣе и болѣе сближаться съ западомъ, заимствовать отъ него плоды его цивилизаціи, хотя отрывочно, односторонне, съ колебаніемъ, какъ обыкновенно бываетъ въ началѣ дѣла; а между тѣмъ вмѣстѣ съ внутреннимъ усиленіемъ потребности сближаться съ западомъ ослабѣвали внѣшнія препятствія къ этому сближенію, ослабѣвало польское государство вслѣдствіе событій, ознаменовавшихъ царствованіе Алексѣя Михайловича; оставалась одна Швеція, которая загораживала Европу отъ /с. 236/ Москвы, которая держала у себя завѣтные прибалтійскіе берега. Сломить эту послѣднюю преграду и удовлетворить такъ ясно обнаружившейся потребности Московскаго государства, — сблизиться съ западною Европою, суждено было младшему сыну царя Алексѣя Михайловича.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 226-236.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.