Церковный календарь
Новости


2018-12-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 74-е (1895)
2018-12-19 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. Слово 73-е (1895)
2018-12-19 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Слово въ день зачатія прав. Анною Пресв. Богородицы (1965)
2018-12-19 / russportal
"Пропов. хрестоматія". Поученіе въ день святителя Николая Чудотворца (1965)
2018-12-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. 60-лѣтіе священнослуженія митр. Анастасія (1976)
2018-12-18 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свѣтильникъ Русской Церкви блаж. митр. Антоній (1976)
2018-12-17 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Св. Обитель и духовная школа на служеніи Церкви (1976)
2018-12-17 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Чѣмъ каждый изъ насъ долженъ служить Церкви? (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Соборность и церковное сотрудничество (1976)
2018-12-16 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Существуетъ ли невидимая Церковь? (1976)
2018-12-15 / russportal
Первое посланіе къ Коринѳянамъ св. Климента Римскаго (1860)
2018-12-15 / russportal
О святомъ Климентѣ Римскомъ и его первомъ посланіи (1860)
2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XLIII.
Царствованіе Анны Іоанновны.

1. Попытка Верховниковъ. Рановременная смерть Петра II прежде всего поражала Долгорукихъ, которые, чтобъ поддержать свое значеніе, схватились было за отчаянное средство: предъявивъ /с. 293/ подложное завѣщаніе Петра II, хотѣли провозласить императрицею невѣсту его, княжну Екатерину Долгорукую. Но попытка эта, разумѣется, не могла удасться; обойденъ былъ внукъ Петра Великаго, сынъ Анны Петровны, герцогини Голштинской, обойдена дочь Петра Великаго Елизавета Петровна, и выбрана дочь царя Іоанна Алексѣевича, вдовствующая герцогиня Курляндская Анна. Но при этомъ князь Димитрій Михайловичъ Голицынъ предложилъ ограничить власть императорскую властью Верховнаго Тайнаго Совѣта; предложеніе было принято членами этого совѣта или Верховниками, какъ ихъ тогда называли, и одинъ изъ нихъ, князь Василій Лукичъ Долгорукій, отправился къ Аннѣ въ Митаву съ предложеніемъ престола подъ условіемъ ограниченія власти. Анна приняла и то и другое. Получивъ изъ Митавы подтвержденіе условій, Верховники созвали высшее духовенство, генералитетъ и дворянство или шляхетство, какъ тогда говорили, въ чрезвычайное собраніе, и объявили волю новой императрицы ограничить свою власть, представляя это какъ свободное дѣйствіе Анны. Присутствовавшіе подписались, что «тою Ея Императорскаго Величества милостію весьма довольны». Не смотря на это обнаружилось сильное волненіе и неудовольствіе на Верховниковъ за ихъ своевольное дѣло. Верховники должны были уступить другимъ знатнымъ лицамъ право подавать свои мнѣнія относительно новыхъ формъ правленія; должны были обѣщать, что, въ случаѣ новыхъ государственныхъ важныхъ дѣлъ, для ихъ обсужденія будутъ приглашаемы въ Верховный Совѣтъ сенаторы, генералы, члены коллегій и знатное шляхетство, и если дѣло будетъ касаться церкви, то и архіереи. Между прочимъ Верховники настаивали, чтобъ резиденція была непремѣнно въ Москвѣ. Между тѣмъ, въ февралѣ мѣсяцѣ, пріѣхала новая императрица въ Москву; Верховники окружили ее и не допускали къ ней никого изъ людей имъ подозрительныхъ; но трудно было имъ бороться съ многочисленными и сильными противниками, которые дѣйствовали тайно и искусно, приготовившись и давши знать обо всемъ императрицѣ, приверженцы неограниченной монархіи въ большомъ числѣ съѣхались во дворецъ 25 февраля и подали Аннѣ челобитную, въ которой просили подвергнуть обсужденію записки, поданныя Верховному Тайному Совѣту и оставленныя имъ безъ вниманія. Императрица согласилась, но приверженцы неограниченной монархіи не хотѣли терять времени и тутъ же во дворцѣ рѣшили просить государыню о принятіи самодержавія по примѣру ея предшественниковъ, вслѣдствіе сего императрица разорвала условія, предписанныя ей Верховниками. Въ апрѣлѣ Анна короновалась, и въ началѣ 1732 года переѣхала въ Петербургъ. /с. 294/

2. Паденіе Верховниковъ. Верховный Тайный Совѣтъ былъ уничтоженъ. Дѣло и значеніе зачинщиковъ, ограниченія рушилось; но сначала ихъ оставили въ покоѣ, и только въ послѣдствіи, подъ разными предлогами, одни были сосланы, другіе казнены. Умерли въ заточеніи Долгорукіе — князь Василій Владиміровичъ, князь Алексѣй Григорьевичъ, князь Димитрій Михайловичъ Голицынъ; казнены: князь Василій Лукичъ и любимецъ Петра II князь Иванъ Алексѣевичъ Долгорукіе. Князь Иванъ, когда еще былъ во всей силѣ, обручился съ дочерью знаменитаго фельдмаршала Шереметева, Натальею Борисовною; когда со смертію Петра II значеніе Долгорукихъ начало падать, родственники совѣтовали Натальѣ отказать жениху. Но Наталья думала иначе: «Какая радость и честная ли это совѣсть? когда онъ былъ великъ, такъ я съ удовольствіемъ за него шла, а когда онъ сталъ несчастливъ, отказать ему!» Она вышла за Долгорукаго и раздѣляла всѣ его бѣды: «любя мужа, все сносила и еще его подкрѣпляла, и никогда не раскаявалась, для чего за него пошла, и не дала въ томъ безумія Богу». Наталья умерла монахинею, оставивъ записки о своей чистой, страдальческой жизни.

3. Нѣмецкая партія. Такимъ образомъ въ борьбѣ другъ съ другомъ сошли со сцены знаменитые русскіе люди, стоявшіе наверху, и обнаружилось явленіе небывалое: до сихъ поръ иностранцы, самые заслуженные и даровитые, имѣли второстепенное положеніе, на первомъ мѣстѣ стояли русскіе старинные вельможи или новые люди, выдвинутые Петромъ Великимъ, но теперь иностранцы становятся на первомъ планѣ; усиливается значеніе Остермана, Миниха; но вмѣстѣ съ этими людьми, могшими оправдать свое возвышеніе, возвышаются иностранцы, ничѣмъ не замѣчательные, и первенствующее значеніе получаетъ любимецъ Анны, курляндецъ Биронъ, или правильнѣе Биренъ. Бирону давно уже хотѣлось вступить въ русскую службу, еще при Петрѣ Великомъ онъ искалъ мѣста при дворѣ Софіи, жены царевича Алексѣя Петровича, но былъ отвергнутъ какъ человѣкъ низкаго происхожденія; онъ успѣлъ добиться мѣста при дворѣ курляндской герцогини Анны, скоро получилъ здѣсь первенствующее значеніе и съ тѣмъ же значеніемъ явился въ Россіи, когда Анна стала императрицею. Современники, знавшіе Бирона, хвалили его учтивость, внимательность, хорошія манеры, желаніе всѣмъ угодить, любезность, сладкую рѣчь, пріятную наружность. Но всѣ эти качества, которыя могли доставить ему видное мѣсто въ обществѣ, нисколько не сдѣлали его способнымъ занимать первое по государѣ мѣсто въ государствѣ; у Бирона не было вовсе правительственныхъ способностей, и, что было всего хуже, онъ смотрѣлъ на Россію совершенно глазами чуже/с. 295/странца. Иностранцы даровитые, какъ Остерманъ и Минихъ, были привязаны къ Россіи какъ мѣсту ихъ блестящей дѣятельности; они хотѣли быть полезными для Россіи, потому что были способны къ тому и желали прославиться принесенною ими пользою. Но мелкодушный Биронъ не могъ имѣть такихъ стремленій; онъ не любилъ Россіи, презиралъ Русскихъ, хотѣлъ пользоваться своимъ высокимъ мѣстомъ только для того, чтобъ получить отъ него какъ можно больше выгодъ. Съ такими взглядами и стремленіями Биронъ, разумѣется, могъ причинить большой вредъ для Россіи, ибо онъ былъ совершенно равнодушенъ къ тому, что дѣлали съ этою Россіею люди, ему служившіе, его обогащавшіе, лишь бы только они служили ему, обогащали его.

4. Бѣдствія Бироновскаго времени. Главныя бѣдствія, постигшія Россію въ Бироновское время, были, во первыхъ, физическія — голодъ и моръ; во вторыхъ, финансовые взыски, производившіеся безъ всякаго состраданія и вниманія къ обстоятельствамъ; въ третьихъ, такъ какъ этими мѣрами вызвано было всеобщее неудовольствіе, то стремленіе Бирона поддержать себя посредствомъ доносовъ и строгостей произвело новое бѣдствіе и новыя неудовольствія. При восшествіи на престолъ Анны недоимки государственныхъ податей простирались до нѣсколькихъ милліоновъ. Биронъ обратилъ на это вниманіе съ цѣлію собственнаго обогащенія. Не смотря на донесенія воеводъ о бѣдственномъ положеніи крестьянъ, посылались строжайшіе указы о неослабномъ взыскиваніи недоимокъ, и такъ какъ указы не помогли, то разосланы были гвардейскіе офицеры съ приказаніемъ держать воеводъ и товарищей ихъ въ цѣпяхъ до уплаты всей недостающей суммы; вслѣдствіе такихъ понудительныхъ мѣръ, сборщики дѣйствовали уже по чувству самосохраненія: у крестьянъ забирали и продавали все, что только могли найти на дворахъ; помѣщики и старосты были отвозимы въ городъ, гдѣ и держались подъ стражею по нѣскольку мѣсяцевъ, умирали съ голода и отъ тѣсноты. Вслѣдствіе ропота лазутчики роились всюду, явилось зло, какого не бывало со временъ Годунова. Печальное время омрачилось еще болѣе казнями, заточеніями вельможъ, Долгорукихъ, Голицыныхъ, сверженіями и наказаніями архіереевъ. Особенно поразительна была казнь Волынскаго съ товарищами. Артемій Волынскій сталъ извѣстенъ еще при Петрѣ Великомъ на дипломатическомъ поприщѣ, былъ губернаторомъ въ Астрахани, въ Казани, при Аннѣ быстро возвысился и сдѣланъ былъ кабинетъ-министромъ. Волынскій славился большимъ умомъ и нестерпимымъ характеромъ. Безпокойный, тщеславный, заносчивый, постоянно выскакивавшій впередъ, не терпѣвшій равныхъ, готовый на всякое вопіющее насиліе относительно низшихъ, Волынскій /с. 296/ возбудилъ противъ себя сильную ненависть. Будучи губернаторомъ, онъ сталъ извѣстенъ взяточничествомъ, грабительствомъ и средневѣковыми варварскими поступками съ подчиненными. Ставши кабинетъ-министромъ, онъ враждебно столкнулся съ Остерманомъ, задѣлъ Бирона, который и рѣшился погубить его. Волынскій подалъ императрицѣ записку, въ которой, изображая черными красками поведеніе придворныхъ, хотѣлъ представить Остермана и другихъ вельможъ. Записка произвела неблагопріятное впечатлѣніе на императрицу, которой не понравилось, что Волынскій хочетъ ее учить; потомъ Волынскій, по обыкновенію своему, избилъ извѣстнаго писателя и секретаря Академіи Тредьяковскаго, и когда Тредьяковскій пришелъ жаловаться Бирону, то Волынскій увидавъ его, снова избилъ его въ самыхъ покояхъ Бирона. Послѣдній воспользовался этимъ и началъ умолять императрицу, чтобъ Волынскій былъ преданъ суду: «Либо ему быть, либо мнѣ», говорилъ Биронъ, стоя на колѣняхъ предъ Анною, и Волынскаго предали суду, обвинили въ государственныхъ преступленіяхъ, подвергли страшной пыткѣ и казнили; двое близкихъ къ нему людей были также казнены, другіе биты кнутомъ и сосланы; дѣти Волынскаго также сосланы въ Сибирь, сына велѣно отдать въ солдаты безъ выслуги и отправить въ Камчатку, дочерей постричь. Ненавидимый при жизни, Волынскій пріобрѣлъ славу патріота по смерти, потому что палъ жертвою Бирона.

5. Внутреннія распоряженія правительства. Что касается внутреннихъ распоряженій при Аннѣ, то уничтоженъ былъ Верховный Тайный Совѣтъ (въ мартѣ 1730 г.) и возстановленъ Правительствующій Сенатъ на томъ же основаніи и въ такой силѣ, какъ былъ при Петрѣ Великомъ; но скоро вмѣсто Верховнаго Тайнаго Совѣта явился при императрицѣ Кабинетъ, члены котораго назывались кабинетъ-министрами. Старое зло, отъ котораго такъ страдала древняя Россія, продолжалось и въ новой; въ самомъ началѣ царствованія императрица должна была издать указъ, въ которомъ говорилось, что многіе воеводы какъ посадскимъ, такъ и уѣзднымъ людямъ дѣлаютъ великія обиды и разоренія, вслѣдствіе чего велѣно было смѣнять воеводъ каждые два года, и по смѣнѣ воеводы должны были являться въ Сенатъ съ отчетомъ; если воевода окажется исправнымъ и если въ продолженіе года жалобъ на него не будетъ, позволено опредѣлять его опять въ воеводы. И Анна должна была жаловаться, что сочиненіе Уложенія не двигалось впередъ, а между тѣмъ «при несогласныхъ указахъ безсовѣстные судьи рѣшали дѣла неправедно, въ пользу которой стороны хотѣли»; императрица велѣла начатое Уло/с. 297/женіе немедленно оканчивать и опредѣлить къ тому добрыхъ и знающихъ людей, выбравъ изъ шляхетства, духовенства и купечества.

Уничтоженъ былъ майоратъ на томъ основаніи, что землевладѣльцы, желая одинаково наградить всѣхъ сыновей и не имѣя денегъ для надѣленія младшихъ, берутъ лишнее съ крестьянъ или продаютъ деревни свои; въ семействахъ рождается ненависть; считая хлѣбъ и скотъ за движимое, отдаютъ младшимъ дѣтямъ, вслѣдствіе чего старшіе не могутъ ничего сдѣлать съ землею безъ хлѣба и скота, а младшіе съ хлѣбомъ и скотомъ безъ земли. Въ 1736 году издано постановленіе о шляхетской службѣ: отецъ, имѣя двоихъ или болѣе сыновей, можетъ одного оставить дома для хозяйства, но и этотъ остающійся дома сынъ долженъ быть обученъ грамотѣ и, по крайней мѣрѣ, ариѳметикѣ, чтобъ быть годнымъ въ гражданскую службу; остальные братья должны вступить въ военную службу. Такъ какъ до сихъ поръ не было опредѣлено, до какихъ поръ шляхтичъ долженъ служить въ военной службѣ, то отставлялись старики дряхлые, которые, пріѣхавъ домой, были не въ состояніи болѣе заниматься хозяйствомъ. Теперь опредѣлено: всѣмъ шляхтичамъ отъ 7 до 20 лѣтъ учиться, отъ 20 лѣтъ быть въ военной службѣ 25 лѣтъ, а 45 лѣтъ, если захотятъ, могутъ выходить въ отставку; за болѣзнями и ранами могутъ быть отпущены и до этого срока. Недорослей изъ дворянъ, болѣе способныхъ къ гражданской, чѣмъ къ военной службѣ, велѣно распредѣлить по коллегіямъ; секретари обязаны были обучать ихъ приказному порядку, знанію уложенія, указовъ, правъ государственныхъ, а два дня въ недѣлю назначались для обученія ариѳметикѣ, геометріи, геодезіи, географіи и грамматикѣ. Недорослей, шляхетскихъ дѣтей, обучавшихся въ родительскихъ домахъ, велѣно было свидѣтельствовать два раза; послѣ 12 и послѣ 16 лѣтъ; и которые послѣ втораго свидѣтельства окажутся невѣждами въ законѣ Божіемъ, ариѳметикѣ и геометріи, такихъ опредѣлять въ матросы безъ выслуги. Эти хлопоты и строгія мѣры правительства показываютъ только, какъ мало было въ самомъ шляхетствѣ потребности къ образованію. Въ 1736 году императрица жаловалась, что «многіе офицерскіе, дворянскіе и другихъ служилыхъ чиновъ дѣти не являются къ смотру, укрываются подъ разными видами, а нѣкоторые вступаютъ въ дворовую службу къ разныхъ чиновъ людямъ и объявляются въ разныхъ преступленіяхъ, потому что праздность всему злу корень; хотя для малолѣтнихъ велѣно учредить школы по городамъ, однако, не желая собственной пользы, отъ наукъ убѣгаютъ и тѣмъ сами себя губятъ». Въ гвардіи при Аннѣ къ полкамъ Преображенскому и Семеновскому прибавлены полки Измайловскій и Конный. По настоянію Миниха жалованье ино/с. 298/странныхъ офицеровъ сравнено съ жалованьемъ русскихъ. Въ іюлѣ 1731 года, по предложенію того же Миниха, учрежденъ былъ въ Петербургѣ Кадетскій корпусъ, изъ 200 воспитанниковъ, но послѣ это число увеличено до 360; корпусъ этотъ не былъ чисто военно-учебнымъ заведеніемъ: воспитанники его одинаково поступали въ военную и гражданскую службу, а нѣкоторые, имѣвшіе особенную склонность къ наукамъ, могли совершенствоваться въ нихъ у профессоровъ Академіи Наукъ; военными упражненіями занимали кадетъ только одинъ день въ недѣлю, «дабы въ обученіи другимъ наукамъ препятствія не было». Обучали: грамматикѣ, правильному въ письмѣ складу и стилю, риторикѣ, юриспруденціи, морали, геральдикѣ, ариѳметикѣ, геометріи, фортификаціи, артиллеріи, географіи, исторіи (универсальной и исторіи Нѣмецкаго государства, а не Русской).

Средства къ просвѣщенію мало-по-малу усиливались, но далеко не въ такой еще степени, чтобъ слѣдствія его могли быть ощутительны въ обществѣ. Извнѣ много было блеска, роскоши, но подъ этимъ внѣшнимъ лоскомъ скрывалось еще много грубости нравственной. Возможность такого характера, какимъ отличался Волынскій, возможность его поступка съ Тредьяковскимъ всего лучше обрисовываетъ намъ общество. Полуобразованность всего лучше высказывалась въ этой страсти къ шутамъ, которые наполняли дворецъ и домы вельможескіе, въ страсти къ удовольствіямъ балаганнымъ, къ штукамъ, какою былъ, напримѣръ, знаменитый ледяной домъ, построенный во время жестокой зимы 1740 года для празднованія свадьбы придворнаго шута; Тредьяковскій долженъ былъ участвовать въ этомъ шутовствѣ, сочинилъ для него нелѣпые, непристойные стихи. Такую роль игралъ академикъ въ Петербургѣ; а какую роль играли несчастные медики въ полкахъ, узнаемъ изъ донесенія армейскаго доктора архіатеру (главному медику) Фишеру: «Штабъ-офицеры лѣкарей хотятъ имѣть совершенно въ своей командѣ, употребляютъ ихъ вмѣсто камердинеровъ, заставляютъ парики расчесывать; а если лѣкарь предъ своимъ штабъ-офицеромъ не захочетъ показать излишней услужливости и раболѣпства, то на него нападаютъ, по произволу штрафуютъ и безчестятъ; а которые лѣкаря у штабъ-офицеровъ въ страхѣ или милости, употребляются вмѣсто камердинеровъ, такіе докторовъ не слушаются и должностію своею пренебрегаютъ, къ больнымъ не ходятъ, а живутъ больше при домахъ штабъ-офицерскихъ, другіе же, обиженные штабъ-офицерами, служить не хотятъ».

Въ Малороссіи въ началѣ царствованія Анны Апостолъ спокойно гетманствовалъ до смерти своей, случившейся въ 1734 году; преем/с. 299/ника ему не дали, а правленіе поручено было Коллегіи изъ шести членовъ, троихъ Великороссіянъ и троихъ Малороссіянъ.

6. Дѣла внѣшнія. Внѣшними дѣлами при Аннѣ управлялъ Остерманъ. Австрія и Франція наперерывъ искали союза съ Россіею; Остерманъ убѣдилъ императрицу, что австрійскій союзъ гораздо полезнѣе, ибо Австрія ближе къ Россіи и можетъ помогать ей въ дѣлахъ польскихъ и турецкихъ, тогда какъ отъ далекой Франціи нельзя ждать дѣятельной помощи. На Востокѣ Россія отказалась отъ плана Петра Великаго относительно утвержденія на берегахъ Каспійскаго моря; въ началѣ 1732 года были возвращены Персіи завоеванныя у нея Петромъ провинціи, которыя, по нездоровому климату своему, были кладбищемъ для русскаго войска. Въ слѣдующемъ 1733 году умеръ Августъ II король польскій; Россія и Австрія дѣйствуя за одно, хотѣли видѣть преемникомъ Августа сына его, Августа III, курфирста Саксонскаго, который обѣщалъ русскому правительству дѣйствовать согласно съ нимъ относительно Курляндіи и стараться о томъ, чтобъ Польша отказалась отъ своихъ притязаній на Лифляндію. Противникомъ Августа былъ старый соперникъ отца его, Станиславъ Лещинскій, который теперь, вслѣдствіе брака своей дочери Маріи съ французскимъ королемъ Людовикомъ XV, поддерживался Франціею. Лещинскій былъ провозглашенъ королемъ; но приближеніе русскаго войска подъ начальствомъ Ласси заставило его удалиться изъ Варшавы въ Данцигъ. Пользуясь этимъ, саксонская партія провозгласила Августа, и Ласси пошелъ осаждать Станислава въ Данцигѣ, но, имѣя очень мало войска, не могъ дѣйствовать съ успѣхомъ. Въ Россіи нашли, что дѣло идетъ очень медленно подъ Данцигомъ, и на смѣну Ласси послали Миниха. И Минихъ при тѣхъ же средствахъ, какія были у Ласси, не могъ скоро подвинуть дѣла; но когда къ нему на помощь подошло сухопутное войско и флотъ, привезшій запасы и артиллерію, то Лещинскій бѣжалъ, и Данцигъ сдался. Осада этого города, продолжавшаяся 135 дней, стоила Русскимъ болѣе 8000 человѣкъ. Скоро для Миниха представилось болѣе блистательное поприще въ войнѣ съ Турціею, начатой въ союзѣ съ Австріею, по поводу крымскихъ набѣговъ; Ласси овладѣлъ Азовомъ; въ 1736 году Минихъ взялъ Перекопь и страшно опустошилъ всю западную часть полуострова до самаго Бахчисарая; въ 1737 году Ласси опустошилъ восточную часть Крыма, и Минихъ взялъ Очаковъ, въ 1739 Минихъ одержалъ блистательную побѣду при Ставучанахъ, взялъ Хотинъ, перешелъ Прутъ, хвалясь, что позорный Прутъ сдѣлалъ славнымъ, намѣревался уже перейдти за Дунай. Эти блистательные успѣхи стоили однако очень дорого: походы были трудные, степные, а Минихъ вовсе не отличался способностію беречь людей. Какъ /с. 300/ трудны были эти степные походы, можно видѣть изъ того, что войско должно было везти съ собою воду и дрова. Въ то время какъ Минихъ торжествовалъ надъ Турками, Австрія терпѣла постоянныя неудачи и требовала мира; но кромѣ неудачъ, на склонность Австріи къ миру имѣло вліяніе еще французское золото. Неравнодушные къ нему министры австрійскіе начали представлять императору Карлу VI-му, что русская армія, исповѣдующая греческую вѣру, гораздо опаснѣе для наслѣдственныхъ владѣній австрійскаго дома, чѣмъ турецкая, потому что большая часть подданныхъ австрійскихъ въ Трансильваніи, Венгріи, Кроаціи, Далмаціи, Истріи исповѣдуютъ одну вѣру съ Русскими. Наконецъ европейскія державы безпокоились, чтобъ Русскіе не проникли до Константинополя и не захватили левантской торговли. Австрія приняла посредничество французскаго посланника въ Константинополѣ, Вилльнева; императрица Анна, не видя помощи отъ союзниковъ, слыша, что Персы также хотятъ заключить миръ съ Турками, устрашенная сильнымъ урономъ въ войскѣ и обезпокоенная несогласіемъ между предводителями его, сильно желала мира, лишь бы уничтожены были условія постыднаго Прутскаго договора. Миръ былъ заключенъ въ Бѣлградѣ, въ сентябрѣ 1739 года: Австрія сдѣлала Турціи важныя уступки, Россія ничего не пріобрѣла, кромѣ куска степи между Бугомъ и Днѣпромъ, да еще было постановлено, что Турки сроютъ Азовъ до основанія. Такъ кончилась война, въ которой погибло 100.000 русскаго войска. Но въ то время, какъ Минихъ побѣждалъ Турокъ, Биронъ безъ всякихъ побѣдъ и трудовъ сдѣлался герцогомъ курляндскимъ. Въ 1737 году умеръ послѣдній изъ Кетлеровъ, Фердинандъ. Узнавши о его смерти, петербургскій дворъ приказалъ русскому войску изъ Риги вступить въ Курляндію, чтобъ поддержать избраніе въ герцоги Бирона, и Биронъ былъ избранъ большинствомъ голосовъ курляндскаго дворянства, которое прежде не соглашалось признать его дворяниномъ курляндскимъ.

7. Биронъ правитель и кончина императрицы. Новый герцогъ не поѣхалъ въ Курляндію, остался въ Россіи, гдѣ хотѣлъ упрочить свою власть и на будущее время. Императрица Анна отказалась вступить въ бракъ, и для упроченія русскаго престола въ потомствѣ царя Іоанна Алексѣевича, выдала племянницу свою, принцессу мекленбургскую (дочь герцога Леопольда и царевны Екатерины Ивановны) за Антона Ульриха, принца Брауншвейгъ-Люнебургскаго; отъ этого брака въ августѣ 1740 года родился сынъ Іоаннъ, который и назначался наслѣдникомъ престола. Между тѣмъ, въ императрицѣ обнаружились признаки опасной болѣзни. 5 октября съ нею случился сильный припадокъ. Тутъ Биронъ началъ хлопотать, чтобы ему быть /с. 301/ регентомъ во время малолѣтства Іоанна, и нашелъ поддержку въ кабинетъ-министрахъ, князѣ Черкаскомъ и Бестужевѣ-Рюминѣ, потомъ въ Минихѣ; особенно хлопоталъ возвышенный Бирономъ Бестужевъ-Рюминъ. Въ совѣщаніи, на которое, кромѣ кабинетъ-министровъ, были приглашены и другія знатныя лица, рѣшили, что нѣтъ никого способнѣе Бирона управлять государствомъ, и опредѣлили просить императрицу, чтобъ она согласилась на желаніе народа, приказала герцогу курляндскому управлять государствомъ до совершеннолѣтія Іоанна, т. е. до 17 лѣтъ; просьба была исполнена. 17-го октября 1740 года императрица скончалась, 46 лѣтъ отъ роду, и всѣ спокойно присягнули императору Іоанну и регенту герцогу курляндскому.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 292-301.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.