Церковный календарь
Новости


2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 16-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-06 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 15-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (26-30) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-05 / russportal
Духовныя бесѣды (21-25) преп. Макарія Египетскаго (1904)
2018-12-04 / russportal
Прот. М. Хитровъ. Слово на Введеніе во храмъ Пресв. Богородицы (1898)
2018-12-04 / russportal
Слово въ день Введенія во храмъ Пресвятой Богородицы (1866)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 12 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 22.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XLVII.
Литература отъ Петра Великаго до Екатерины II.

1. Общій характеръ. — Кантемиръ. Такъ какъ эпоха преобразованія царствованіемъ Петра Великаго не кончилась, то всѣ вопросы, поднятые вслѣдствіе новаго порядка вещей, всѣ столкновенія имъ порожденныя, должны были имѣть силу и послѣ Петра; должны были главнымъ образомъ отражаться въ литературѣ. Въ литературѣ отражалась борьба между старымъ и новымъ. Приверженцы старины, раскольники имѣли свою тайную рукописную литературу, въ которой высказывались обличенія новому порядку, прославлялись подвиги и страданія приверженцевъ старины. Явная, печатная литература исключительно принадлежала приверженцамъ новаго, которые, предоставя церковнымъ писателямъ ратовать противъ раскола, съ одной стороны прославляли новый порядокъ вещей и его виновника Петра, съ другой, — вооружались противъ защитниковъ старины. Таковы сатиры Канте/с. 314/мира, писателя-вельможи, передоваго бойца въ рядахъ поклонниковъ Петра и новаго порядка. Кантемиръ старается представить въ смѣшномъ видѣ людей, толкующихъ о вредѣ, какой происходитъ въ обществѣ отъ науки, старается показать, что одно своекорыстіе заставляетъ ихъ жалѣть о старомъ времени и порицать новое. Кантемиръ старался показать важность образованія, которое усугубляетъ природныя силы человѣка, молодаго равняетъ со стариками по мудрости; сатирикъ вооружается противъ тѣхъ отцовъ, которые копятъ богатство и пренебрегаютъ воспитаніемъ дѣтей и потомъ горюютъ, когда сынъ, выросши, дѣлается негоднымъ человѣкомъ. Цѣль воспитанія, цѣль всѣхъ наукъ и искусствъ, по Кантемиру, состоитъ въ томъ, чтобъ сердце юноши утвердить въ добрыхъ нравахъ, сдѣлать его полезнымъ отечеству, между людьми любезнымъ и всегда желательнымъ. Прославляя науку, введенную Петромъ, Кантемиръ необходимо долженъ былъ прославлять самаго Петра, чрезъ постановленіе котораго мы стали вдругъ народомъ новымъ, по выраженію Кантемира; трудъ Петра былъ корнемъ нашей славы; благодаря этому труду, подвигамъ, странствіямъ, принесены были къ намъ изъ чужихъ краевъ приличные человѣку нравы и искуства.

2. Ломоносовъ. Вторымъ, болѣе громкимъ прославителемъ Петра и новаго порядка былъ знаменитый Ломоносовъ, поэтъ, ораторъ, ученый, авторъ грамматики, риторики, отечественной исторіи, химикъ, геологъ и физикъ. Мы видѣли, что Петръ, основывая Академію, объявилъ, что, при тогдашнихъ средствахъ Россіи, не можетъ быть трехъ отдѣльныхъ учрежденій — Академіи, Университета и Гимназіи, и что одно учрежденіе должно носить этотъ тройственный характеръ; дѣйствительно, раздѣленія занятій, по недостатку средствъ и людей, быть еще не могло, одно учрежденіе должно было исполнять нѣсколько обязанностей, одинъ даровитый и ученый человѣкъ долженъ былъ приниматься за нѣсколько разнородныхъ занятій, удовлетворять многимъ съ разныхъ сторонъ требованіямъ. Таковъ былъ и Ломоносовъ. Громадная дѣятельность Ломоносова, могущественное вліяніе его на школу и на все послѣдующее образованіе всего сильнѣе утвердили тотъ взглядъ, что образованные русскіе люди обязаны своимъ бытіемъ Петру; Петръ въ сочиненіяхъ Ломоносова называется богомъ Россіи; городъ, имъ основанный, — священнымъ городомъ. Для русскаго человѣка, изучившаго оды и похвальныя слова Ломоносова, величественная фигура преобразователя поднялась на недосягаемую высоту и заслонила собою всю предыдущую исторію; изъ этой исторіи только одно лицо Ломоносовъ сопоставляетъ съ Петромъ — Великаго Іоанна (Грознаго), котораго назыветъ примѣромъ для Петра; оба героя /с. 315/ трудятся вмѣстѣ для величія Россіи. Оды и похвальныя слова Ломоносова Елисаветѣ суть оды и похвальныя слова Петру; похвалы дочери риѳмуютъ только похваламъ отцу. Кромѣ обычнаго прославленія просвѣщенія и просвѣтителя — Петра, въ сочиненіяхъ знаменитаго писателя находимъ любопытныя мысли, или взятыя имъ изъ тогдашняго общества, или распространенныя имъ въ обществѣ. Такъ Ломоносовъ указываетъ двѣ цѣли для русскаго оружія, завоеваніе Турціи и Китая. Особенно любопытно разсужденіе Ломоносова о размноженіи и сохраненіи россійскаго народа, въ письмѣ къ И. И. Шувалову, который былъ покровителемъ и другомъ знаменитаго писателя и по его внушеніямъ хлопоталъ объ учрежденіи Московскаго Университета. Въ этомъ разсужденіи Ломоносовъ указываетъ язвы тогдашняго общества и предлагаетъ средства къ ихъ исцѣленію: Ломоносовъ вооружается противъ браковъ между стариками и молодыми дѣвицами и наоборотъ, чтó было тогда въ обычаѣ по деревнямъ; говоритъ противъ постриженія молодыхъ людей въ монахи, требуетъ учрежденія воспитательныхъ домовъ, умноженія искусныхъ повивальныхъ бабокъ, распространенія медицинскихъ книгъ для народнаго употребленія, уничтоженія суевѣрій; вооружается противъ невоздержанія на масляницѣ и на свѣтлой недѣлѣ; жалуется на недостаточность врачебныхъ пособій въ народѣ и войскѣ; жалуется на кровавыя драки, которыя происходятъ между сосѣдями, особенно между помѣщиками, и единственнымъ средствомъ прекращенія этихъ дракъ считаетъ межеваніе; говоритъ, что нѣтъ никакой надежды уменьшить разбои, потому что въ Россіи есть глухія пространства безъ городовъ на 500 и больше верстъ — убѣжище для разбойниковъ и всякихъ бѣглыхъ и безпаспортныхъ людей; Ломоносовъ предлагалъ по такимъ мѣстамъ основать города. Потомъ Ломоносовъ указываетъ на уменьшеніе народонаселенія отъ побѣговъ крестьянъ за польскую границу: лучшее средство противъ этого, по мнѣнію автора, есть кроткое обращеніе съ крестьянами.

Въ одномъ письмѣ своемъ къ Шувалову Ломоносовъ говоритъ, что онъ «читаетъ лекціи, дѣлаетъ опыты новые, говоритъ публично рѣчи и диссертаціи, сочиняетъ разные стихи и проекты торжественнымъ изъявленіямъ радости, составляетъ правила къ краснорѣчію на своемъ языкѣ и исторію своего отечества, и долженъ еще на срокъ поставить». Русскою исторіею Ломоносовъ сталъ заниматься по предложенію Шувалова, который хотѣлъ, чтобъ онъ исключительно занялся этимъ трудомъ. Но Ломоносовъ занимался имъ не по призванію (любимыя науки его были физика и химія), и онъ думалъ, что стоитъ только употребить искусство — и Русская исторія представитъ дѣянія, /с. 316/ подобныя дѣяніямъ героевъ греческихъ и римскихъ; смотря на исторію только какъ на украшенный витійствомъ разсказъ, имѣющій прославленіе геройскихъ подвиговъ, Ломоносовъ очень легко обходился съ источниками; витіеватое изложеніе вышлодалеко не художественно; но при рѣшеніи нѣкоторыхъ вопросовъ изъ древностей видны проблески сильнаго таланта. Враждуя съ Нѣмцами, Ломоносовъ никакъ не хотѣлъ выводить Рюрика съ братьями изъ Скандинавіи, и выводилъ ихъ изъ Пруссіи, дѣлая Прусаковъ Славянами.

3. Труды по Русской исторіи. И ученые, менѣе Ломоносова даровитые, не могли посвящать своей дѣятельности одному какому-нибудь предмету. Такъ, извѣстный уже намъ Тредьяковскій, профессоръ элоквенціи, знаменитый авторъ Телемахиды, переводчикъ Римской исторіи Ролленя, писалъ также историческое изслѣдованіе о Варяго-Руссахъ, которые являются у него жителями острова Рюгена, Славянами поморскими. Но болѣе всѣхъ въ это время для Русской исторіи потрудился В. Н. Татищевъ, на дѣятельности котораго также отразился общій характеръ эпохи, когда дѣла было гораздо больше, чѣмъ рукъ, когда раздѣленіе занятій было невозможно; взявшись за одно дѣло, видѣли, что для него необходимо нѣсколько приготовительныхъ работъ, одна работа вела къ другой и одинъ дѣятель долженъ былъ вдругъ удовлетворять многимъ потребностямъ. Управляющій горными заводами, впослѣдствіи астраханскій губернаторъ, Татищевъ дѣлается первымъ собирателемъ и критикомъ матеріаловъ Русской исторіи. Это случилось такимъ образомъ: служа подъ начальствомъ графа Брюса, Татищевъ помогалъ ему въ составленіи полной русской географіи, а потомъ долженъ былъ взять на себя одинъ весь этотъ трудъ; но при этомъ Татищевъ замѣтилъ, что безъ полной и вѣрной исторіи нельзя составить полной и вѣрной географіи, и вотъ онъ начинаетъ заниматься Русскою исторіею: собираетъ лѣтописи, дѣлаетъ выписки изъ нѣмецкихъ и польскихъ историческихъ книгъ, изъ книгъ же, написанныхъ на языкахъ ему незнакомыхъ, заставляетъ переводить извѣстія объ Россіи. Татищевъ не хотѣлъ писать Русской исторіи; онъ хотѣлъ собрать матеріалы и показать, какъ надобно ими пользоваться; трудъ его, извѣстный подъ именемъ Исторіи Россійской, есть сводъ лѣтописей, а въ примѣчаніяхъ Татищевъ сообщаетъ свой взглядъ на событія и предлагаетъ критику лѣтописныхъ извѣстій. Важная заслуга Татищева состоитъ въ томъ, что онъ далъ понятіе какъ приняться за дѣло, показалъ, чтó такое Русская исторія, какія существуютъ средства для ея сочиненія. Но трудъ Татищева не былъ оцѣненъ современниками; однимъ не нравился простой лѣтописный, неукрашенный разсказъ, другіе вооружались противъ нѣкоторыхъ рѣз/с. 317/кихъ сужденій автора въ примѣчаніяхъ, и книга не была напечатана при жизни Татищева. Не изданнымъ оставалось въ это время «Ядро Россійской исторіи», сочиненное Манкіевымъ еще при Петрѣ Великомъ и долго приписываемое князю Хилкову. Исключая древнѣйшій періодъ, событія переданы въ «Ядрѣ» просто, обстоятельно, почти безошибочно.

Кромѣ означенныхъ русскихъ людей, съ пользою занимались Русскою исторіею два иностранца, Байеръ и Мюллеръ, призванные въ петербургскую Академію. Байеръ, не знавшій по-русски, могъ съ успѣхомъ заниматься только тѣми вопросами, гдѣ могъ пользоваться иностранными источниками; онъ положилъ начало научному изслѣдованію о происхожденіи Варяговъ-Руси, которыхъ выводилъ изъ Скандинавіи. Неутомимый Мюллеръ знаменитъ особенно какъ собиратель и издатель матеріаловъ историческихъ и географическихъ.

Но въ то время, когда явилась потребность собиранія матеріаловъ древней русской исторіи, были люди, которые, записывая событія современныя, событія своей жизни, оставили намъ любопытныя извѣстія о новой Россіи, объ этомъ обществѣ тронутомъ преобразованіями. Изъ этихъ записокъ особенно замѣчательны записки майора Данилова, представляющія любопытную картину нравовъ и обычаевъ времени. Здѣсь мы видимъ русскихъ дворянъ второй четверти XVIII вѣка; видимъ, какъ богатые дворяне жили, окруженные своими приживальцами — бѣдными родственниками; какъ дворянскія дѣти учились грамотѣ у дьячковъ, считавшихъ розги единственнымъ средствомъ къ успѣху, потомъ поступали въ школы, учрежденныя правительствомъ, и какъ въ школахъ этихъ не было ни порядка, ни присмотра, преподовалъ пьяный учитель, три раза попадавшійся въ убійствѣ; видимъ, какъ служили богатые дворяне, получавшіе годовые отпуски по милости полковаго секретаря, бравшаго за это по 12 человѣкъ крестьянъ съ семействами. Видимъ, какъ разбойники разоряютъ помѣщичьи домы; какъ воеводы посылаютъ сыновей своихъ на святкахъ славить по уѣзду съ пятью или болѣе пустыми санями, и какъ эти сани возвращаются наполненныя хлѣбомъ и курами.

Сколько важны записки Данилова относительно быта провинціальныхъ дворянъ, столько же важны записки князя Якова Шаховскаго относительно высшихъ слоевъ тогдашняго общества. Шаховской началъ свою дѣятельность при Биронѣ, слыхалъ отъ этого временщика выраженіе: «Вы, Русскіе»; сильно поднялся при правительницѣ Аннѣ, рисковалъ всего лишиться при вступленіи на престолъ Елисаветы, но удержался, хотя и не съ прежнимъ значеніемъ; замѣчательна его служба въ званіи синодскаго оберъ-прокурора, отношенія его къ синодальнымъ членамъ; въ качествѣ генералъ-прокурора Шаховской сталки/с. 318/вался съ могущественнымъ Петромъ Шуваловымъ, обличалъ его поступки. Вообще Шаховской представляетъ утѣшительное явленіе: это былъ гражданинъ крѣпкій вѣрою и сознаніемъ своихъ обязанностей.

Изъ записокъ иностранцевъ о русскихъ событіяхъ особеннно замѣчательны записки Манштейна.

4. Сумароковъ. Въ описываемое время появились и литературные журналы. Сумароковъ, человѣкъ тщеславный, сварливый, нестерпимый, писатель недаровитый, но неутомимый и смѣлый обличитель общественныхъ недостатковъ, издавалъ журналъ «Трудолюбивая Пчела»; содержаніемъ служили оригинальныя и переводныя стихотворенія, разсужденія, напримѣръ о пользѣ миѳологіи и т. п., странныя историческія статьи, въ родѣ баснословнаго разсказа о созиданіи Москвы. Но важнѣе тѣ статьи, въ которыхъ высказывается уже недовольство крайностями господствующаго направленія; Сумароковъ нападаетъ на пестроту русскаго языка, вобравшаго въ себя множество иностранныхъ словъ, частію чрезъ заимствованіе новыхъ понятій у народовъ чуждыхъ, болѣе образованныхъ, частію по необходимости читать всегда иностранныя книги за неимѣніемъ русскихъ, частію наконецъ отъ ребяческой хвастливости знаніемъ, которое не всѣ имѣютъ, знаніемъ, которое отличало человѣка образованнаго, принадлежащаго къ высшему сословію, отъ человѣка изъ простонародья. Насмѣхаясь надъ пестротою языка такъ-называемыхъ образованныхъ людей, Сумароковъ насмѣхался надъ ихъ поверхностнымъ образованіемъ, насмѣхался надъ этими кавалерами петиметрами, какъ ихъ тогда называли, которые кричали обо всемъ, не зная основательно ничего, не умѣя ничего доказать. Кромѣ петиметровъ, Сумароковъ особенно вооружался въ своемъ журналѣ противъ подьячихъ-взяточниковъ.

5. Театръ. Мы видѣли, что театральныя представленія начались у насъ еще при царѣ Алексѣѣ Михайловичѣ; но эти представленія не были публичными. При Петрѣ въ Москвѣ являются публичныя театральныя представленія, нѣмецкія и русскія; чтобъ охотнѣе ѣздили въ Комедіальную храмину, отмѣнена была проѣзжая пошлина въ ночное время въ тѣ дни, когда бывали представленія; на сценѣ прославлялось торжество Петра надъ домашними врагами; выводились на посмѣяніе люди и мнѣнія, съ которыми боролся Петръ, осмѣивался раскольникъ, вооружавшійся противъ латинскихъ школъ, дьячокъ, откупающій дѣтей отъ школы, подьячій-взяточникъ. Съ переселеніемъ двора въ Петербургъ московскій театръ мало-по-малу прекратился; въ Петербургѣ при Аннѣ и Елисаветѣ видимъ иностранныя труппы; русскія піесы игрались только въ кадетскомъ корпусѣ. Но при Елисаветѣ явился русскій театръ въ Ярославлѣ, заведенный купеческимъ сыномъ /с. 319/ Волковымъ. Волковъ былъ вызванъ въ Петербургъ, гдѣ въ 1756 году учрежденъ публичный россійскій театръ; а въ 1759 году Волковъ былъ отправленъ въ Москву для учрежденія и тамъ театра.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 313-319.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.