Церковный календарь
Новости


2018-05-25 / russportal
Н. И. Ульяновъ. Замолчанный Марксъ (1969)
2018-05-25 / russportal
Дѣянія 2-го Всезарубежн. Собора РПЦЗ 1938 г. Докладъ (2-й) К. Н. Николаева (1939)
2018-05-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Святыя Евѳимія и Ольга (1994)
2018-05-24 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Преп. Серафимъ Саровскій (1994)
2018-05-24 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Новыя грозныя слова". Слово 15 (37) (1908)
2018-05-24 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Новыя грозныя слова". Слово 14 (36) (1908)
2018-05-23 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 50-я (1922)
2018-05-23 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 49-я (1922)
2018-05-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 6-я (1925)
2018-05-23 / russportal
Н. А. Соколовъ. "Убійство Царской Семьи". Глава 5-я (1925)
2018-05-23 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Разслабленный, самарянка и слѣпорожденный (1994)
2018-05-23 / russportal
Cвт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Святые Кириллъ и Меѳодій (1994)
2018-05-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Моя жизнь во Христѣ". Часть 1-я (стр. 71-80) (1957)
2018-05-23 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. "Моя жизнь во Христѣ". Часть 1-я (стр. 61-70) (1957)
2018-05-21 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 48-я (1922)
2018-05-21 / russportal
И. А. Родіоновъ. Повѣсть "Жертвы вечернія". Глава 47-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 26 мая 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 5.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА XLVIII.
Царствованіе Екатерины II.

1. Внутреннее неустройство. Мировичъ. Новая императрица прекратила приготовленія къ безполезной войнѣ съ Пруссіею. Ей нужно было, какъ говорила она, по крайней мѣрѣ пять лѣтъ спокойствія, чтобъ возстановить порядокъ. Дѣйствительно, отсутствіе закона о престолонаслѣдіи, перевороты, вслѣдствіе которыхъ смѣнялись государи, пріучали народъ ждать новыхъ перемѣнъ, считать ихъ легкими. Быстрое возвышеніе людей, принимавшихъ участіе въ переворотахъ, кружило головы, побуждая къ подобнымъ же предпріятіямъ. Въ 1764 году подпоручикъ Мировичъ вздумалъ освободить изъ Шлюссельбургской крѣпости Іоанна Антоновича Брауншвейгскаго и провозгласить его императоромъ; но дѣло кончилось тѣмъ, что караульные офицеры, не находя другаго средства помѣшать Мировичу, убили несчастнаго Іоанна. Мировичъ былъ казненъ смертію; народъ, отвыкшій отъ подобныхъ зрѣлищъ въ царствованіе Елисаветы, когда увидалъ голову въ рукахъ палача, ахнулъ въ одинъ голосъ и такъ сильно вздрогнулъ, что мостъ, на которомъ стояла толпа, зашатался и перила обвалились.

2. Дѣла Курляндскія. Екатерина не могла пять лѣтъ спокойно заниматься внутреннимъ устройствомъ своего государства; въ сосѣднихъ странахъ происходили событія, которыя должны были обратить на себя вниманіе. Со временъ императрицы Анны русскія войска постоянно находились въ Курляндіи; герцогъ курляндскій Биронъ изъ правителей русской имперіи попалъ было въ Сибирь, потомъ при Елисаветѣ жилъ ссыльнымъ въ Ярославлѣ, при Петрѣ II возвратился ко двору, но императоръ не хотѣлъ возвратить ему Курляндіи, которую назначалъ одному изъ своихъ родственниковъ, принцевъ голштинскихъ, тогда какъ польскій король Августъ II хлопоталъ о томъ, чтобъ Курляндія принадлежала сыну его, принцу Карлу саксонскому. Но Екатерина, по восшествіи на престолъ, объявила Бирона единственнымъ законнымъ герцогомъ курляндскимъ; Карлъ саксонскій долженъ былъ бѣжать отъ русскихъ войскъ, и Биронъ сталъ править Курляндіею. /с. 320/

3. Волненія въ Польшѣ. Польскому королю Августу III оставалось недолго жить и предстояли королевскіе выборы. Въ Польшѣ въ это время боролись двѣ партіи: партія придворная, во главѣ которой стоялъ всемогущій при Августѣ II министръ Брюль и зять его Мнишекъ, и партія, въ главѣ которой стояли двое братьевъ князей Чарторыйскихъ. Послѣдняя партія держалась Россіи: чтобъ поддержать своихъ, Екатеринѣ надобно было дѣйствовать противъ брюлевской или саксонской партіи, противодѣйствовать ея стремленію возвести на польскій престолъ по смерти Августа II сына его, курфирста Саксонскаго. Противиться возведенію на престолъ курфирста Россія должна была и потому, что это возведеніе было несогласно съ Сѣверною системою, которая служила основаніемъ тогдашней политики Петербургскаго двора. Сѣверная система состояла въ томъ, чтобы сѣверныя европейскія государства — Россія, Пруссія, Англія, Данія, Швеція и Польша составляли постоянный союзъ, противоположный Австро-Французскому союзу южной Европы; курфирстъ же Саксонскій, ставши королемъ Польскимъ, могъ оттянуть Польшу къ Австро-Французскому союзу. Всего выгоднѣе для Россіи было возведеніе на престолъ кого-нибудь изъ природныхъ Поляковъ, или пяста, какъ тогда выражались, и именно человѣка изъ русской партіи, т. е. партіи Чарторыйскихъ. Вотъ почему, по смерти Августа III, случившейся въ октябрѣ 1763 года, Екатерина выставила кандидатомъ на польскій престолъ племянника Чарторыйскихъ, графа Станислава Понятовскаго, лично ей хорошо извѣстнаго. Фридрихъ II Прусскій согласился также поддерживать Понятовскаго за оборонительный союзъ съ Россіею, при чемъ оба обязались не допускать въ Польшѣ никакихъ перемѣнъ въ ея государственномъ устройствѣ. Какъ обыкновенно было при королевскихъ выборахъ, Польша взволновалась борьбою партій и такъ же по обычаю, усобица была прекращена иностраннымъ оружіемъ: Чарторыйскіе призвали русскія войска, которыя заставили враговъ ихъ бѣжать за границу. Восторжествовавшая сторона выбрала въ короли Понятовскаго подъ именемъ Августа IV (7 сентября 1764 г.).

Но избраніе королевское не успокоило Польши; поднялся вопросъ о диссидентахъ. Мы видѣли, что въ XVII вѣкѣ стремленіе Поляковъ уничтожить въ западной Россіи православіе и Русскую народность, насильственное введеніе уніи повели сначала къ возстаніямъ по Украйнѣ, а потомъ къ продолжительной войнѣ съ Россіею, кончившейся тѣмъ, что восточный берегъ Днѣпра и Кіевъ отошли къ Москвѣ, но и на западной Украйнѣ, оставшейся за Польшею, козаки лучше хотѣли быть подъ турецкимъ, чѣмъ подъ польскимъ подданствомъ. Одинакая опасность, грозившая со стороны Турокъ, заставила Россію и Польшу за/с. 321/ключить миръ и союзъ. Поляки воспользовались этимъ союзомъ, чтобы усилить гоненіе на православныхъ. Въ 1718 году, въ письмѣ къ польскому королю Августу II, Петръ Великій жаловался, что въ Польшѣ не обращаютъ вниманія на его ходатайство въ пользу Русскихъ, что въ противность договорамъ, православныя епархіи отданы уніятамъ, что Русскихъ насильно обращаютъ въ унію. Въ 1720 году Петръ повторилъ свою жалобу, и король Августъ издалъ грамоту о свободѣ греческой вѣры въ польскихъ областяхъ; но эта грамота осталась безъ дѣйствія. Въ 1723 году Петръ обратился прямо къ папѣ съ просьбою положить конецъ притѣсненіямъ, и угрозою, что въ противномъ случаѣ и у католическаго духовенства въ Россіи будетъ отнято свободное отправленіе вѣры. Папа уклонился отъ рѣшенія дѣла; а между тѣмъ изъ Польши приходили вѣсти, что тамъ православныхъ священниковъ бросаютъ въ тюрьмы за несогласіе принять унію, связываютъ имъ руки, сѣкутъ розгами, рѣжутъ руки и ноги, іезуиты вторгаются въ православные монастыри, забираютъ образа изъ церквей, разстроиваютъ погребальныя церемоніи, ломаютъ свѣчи и кресты. Преемники Петра Великаго продолжали протестовать противъ этихъ явленій, и все понапрасну. Въ половинѣ XVIII вѣка Русскимъ въ польскихъ областяхъ было запрещено не только строить вновь, но и поправлять церкви, у Русскихъ отняли право быть депутатами на сеймѣ и занимать общественныя должности; цензура церковныхъ книгъ православныхъ была поручена католикамъ; Русскіе обязаны были платить десятину и другіе поборы въ пользу католическаго духовенства, имъ приказывалось принимать участіе въ католическихъ церемоніяхъ, подчиняться католическому церковному суду. Екатерина не хотѣла равнодушно смотрѣть на это. Въ 1763 году православный епископъ Бѣлорусскій Георгій Конисскій подалъ императрицѣ жалобу на жестокія притѣсненія, претерпѣваемыя въ польскихъ владѣніяхъ православными отъ католиковъ. Россія и Пруссія согласились поддержать требованія диссидентовъ, т. е. не католиковъ какъ православныхъ, такъ и протестантовъ, выговорить для нихъ у польскаго правительства уравненіе, хотя и неполное, правъ съ католиками. Но желаніе союзныхъ дворовъ встрѣтило на сеймахъ страшное сопротивленіе. На сеймѣ 1766 года грозились изрубить въ куски депутата Гуровскаго, начавшаго рѣчь въ пользу диссидентовъ. Чарторыйскіе объявили русскому послу въ Варшавѣ, князю Репнину, что не могутъ помогать Россіи во вредномъ для ихъ отечества дѣлѣ. Тогда Репнинъ получилъ отъ своего двора приказаніе — составить конфедерацію между диссидентами, которые должны были обратиться къ Россіи съ просьбою о помощи и, /с. 322/ если Чарторыйскіе откажутся помогать въ дѣлѣ, то поднять противную имъ партію, и посредствомъ нея провести диссидентское дѣло.

Вслѣдствіе этого, весною 1767 года, образовалась конфедерація изъ протестантовъ въ Торнѣ и изъ православныхъ въ Слуцкѣ. Образовалась въ Радомѣ и соединенная польско-литовская конфедерація подъ предводительствомъ враговъ фамиліи Чарторыйскихъ. Но эти конфедераты-католики откликнулись на приглашеніе русскаго посла, имѣя въ виду съ русскою помощію свергнуть короля и сдѣлать съ Чарторыйскими то же, что тѣ сдѣлали съ ними во время своего торжества. Начальные люди конфедераціи къ диссиденскому дѣлу были равнодушны, а толпа отличалась такою же религіозною нетерпимостію какъ и прежде. Поэтому Репнинъ, чтобъ преодолѣть это тупое сопротивленіе, долженъ былъ прибѣгать къ военной силѣ. Краковскій епископъ Солтыкъ сталъ въ челѣ религіознаго движенія: пятнадцать секретарей день и ночь писали его пастырскія посланія, въ которыхъ онъ призывалъ Духа Св. на сеймы для мужественнаго отпора требованіямъ диссидентовъ. На сеймѣ, начавшемся въ октябрѣ 1767 года, кромѣ Солтыка, главными противниками Россіи и диссидентскаго дѣла явились епископъ кіевскій Залусскій и краковскій воевода Ржевускій. Репнинъ велѣлъ схватить Солтыка, Залускаго и Ржевускаго съ сыномъ и отправить въ Россію. Все успокоилось. Назначена была коммиссія для окончательнаго рѣшенія диссидентскаго дѣла и постановила, что всѣ диссиденты шляхетскаго происхожденія уравниваются съ католическою шляхтой во всѣхъ политическихъ правахъ; но королемъ можетъ быть только католикъ и католическое исповѣданіе остается господствующимъ. Въ февралѣ 1768 года заключенъ былъ между Россіею и Польшею договоръ, по которому Россія ручалась за сохраненіе существующаго порядка въ Польшѣ, слѣдовательно безъ вмѣшательства и согласія Россіи не могло произойти въ Польшѣ никакой перемѣны. Польскіе послы явились въ Петербургъ благодарить императрицу отъ имени народа польскаго и литовскаго за покровительство.

Въ Петербургѣ могли думать, что тяжелое Польское дѣло окончено. Конфедерація, какъ достигшая своей цѣли, была распущена; русскія войска вышли изъ Варшавы, готовились выдти и изъ королевства, какъ въ мартѣ 1768 года были получены извѣстія о безпокойствахъ въ Подоліи. Красинскій, братъ епископа каменецкаго, и Пулавскій, адвокатъ, захватили городъ Баръ и подняли тамъ знамя возстанія за вѣру и свободу; въ Галиціи образовалась другая конфедерація подъ предвотельствомъ Потоцкаго; въ Люблинѣ третья подъ предводительствомъ Рожевскаго. Но возстаніе это вовсе не было народнымъ: громкія слова «вѣра и свобода» не производили впечатлѣнія на массу; трудно было /с. 323/ подниматься за вѣру, полагаясь только на слова какого-нибудь монаха фанатика, не видя, кто и какъ утѣсняетъ вѣру; трудно было подниматься за свободу, которою пользовались немногіе и пользовались для того, чтобъ составлять конфедераціи, то противъ одного, то противъ другаго, приглашая на помощь чужія войска. Въ Варшавѣ состоялось сенатское рѣшеніе — просить императрицу всероссійскую, какъ ручательницуза свободу, законы и права республики, обратить свои войска, находившіяся въ Польшѣ, на укрощеніе мятежниковъ. Репнинъ двинулъ войска въ разныхъ направленіяхъ, и конфедераты нигдѣ не могли выдержать ихъ напора. Города, занятые конфедератами — Баръ, Бердичевъ, Краковъ были у нихъ взяты; но трудно было угонятья за мелкими шайками конфедератовъ, которыя разсыпались по странѣ, захватывали казенныя деньги, грабили друга и недруга, католика и диссидента, духовнаго и свѣтскаго человѣка. Награбивши денегъ, шайки эти убѣгали въ Венгрію или Силезію. Съ самаго начала уже было видно, что конфедерація собственными силами не въ состояніи была держаться противъ Русскихъ, и потому она ждала спасенія только отъ чужой помощи. Каменецкій епископъ Красинскій объѣхалъ дворы — Дрезденскій, Вѣнскій, Версальскій, проповѣдуя всюду, что Россія хочетъ овладѣть Польшею — и какая бѣда будетъ отъ этого всей Европѣ! Австрія, и особенно Франція склонились на сторону конфедератовъ.

Главная квартира конфедераціи находилась въ Тешенѣ, а генералитетъ, въ челѣ котораго находился графъ Пацъ, имѣлъ пребываніе въ Эшеріешѣ (Пряшовъ въ Венгріи). Первый министръ Людовика XV герцогъ Шуазель, призналъ конфедерацію и отправилъ къ ней на помощь знаменитаго въ послѣдствіи Дюмурье, который въ своихъ запискахъ оставилъ намъ описаніе тогдашняго состоянія дѣлъ въ Польшѣ и у конфедератовъ. По словамъ Дюмурье, Пацъ былъ человѣкъ преданный удовольствіямъ, очень любезный, но легкомысленный; болѣе смѣлый, чѣмъ храбрый, и болѣе честолюбивый, чѣмъ способный. За то онъ хвалитъ генеральнаго секретаря Богуша, который управлялъ всѣмъ. Пулавскій былъ храбрый и предпріимчивый молодой человѣкъ, но непостоянный, неумѣвшій остановиться ни на одномъ планѣ, невѣжда въ военномъ искусствѣ, но считавшій себя великимъ полководцемъ вслѣдствіе преувеличенныхъ похвалъ, которыми осыпали его соотечественники. Главы конфедераціи жили съ изумительною роскошью, дѣлали безумныя издержки, проводили часть дня за длинными обѣдами, игра и танцы составляли ихъ исключительное занятіе. Они думали, что Дюмурье привезетъ имъ сокровища, и были въ отчаяніи, когда онъ объявилъ, что пріѣхалъ безъ денегъ, и прибавилъ, что, судя по ихъ образу жизни, они въ нихъ не нуждаются. Онъ далъ знать Шуазелю, чтобъ тотъ /с. 324/ пересталъ давать пенсіи подобнымъ людямъ, и герцогъ поступилъ по его совѣту. Войско конфедераціи Дюмурье нашелъ еще въ худшемъ состояніи: оно простиралось до 17.000 человѣкъ подъ начальствомъ десятка независимыхъ вождей, несогласныхъ между собою, недовѣрявшихъ другъ другу, иногда вступавшихъ въ междоусобныя битвы. Все это войско было конное; оно состояло изъ шляхтичей, которые, считая себя равными, не хотѣли никого слушаться — отсюда отсутствіе всякой дисциплины. Дурно вооруженные, имѣвшіе дурныхъ лошадей, конфедераты не могли съ успѣхомъ противиться линейнымъ русскимъ войскамъ, не могли равняться даже съ козаками. У конфедераціи не было ни крѣпостей, ни одного человѣка пѣхоты. Шляхтичи или товарищи не хотѣли держать карауловъ и посылали для этого крестьянъ, а сами играли и пили. Но способности и энергія, по замѣчанію Дюмурье, перешли въ Польшѣ отъ мущинъ къ женщинамъ, которыя занимались дѣлами въ то время, какъ мущины вели женоподобную жизнь. Правленіе въ Польшѣ чисто аристократическое, говоритъ Дюмурье, но у аристократіи нѣтъ народа, которымъ бы она управляла, ибо нельзя дать это имя милліонамъ рабовъ, прикрѣпленныхъ къ землѣ; Польша представляетъ тѣло съ головами и желудками, но безъ рукъ и ногъ; Польша походитъ на сахарную плантацію, и потому не можетъ сохранить независимости; завоеванныя части края выиграли съ перемѣною властителей. Эти отзывы человѣка, который не имѣлъ никакой причины смотрѣть враждебно на Польшу, всего лучше объясняютъ намъ судьбу этой страны.

4. Первая турецкая война. Не смотря на такое печальное состояніе дѣлъ конфедераціи, она продолжалась довольно долго, благодаря Турціи, которая отвлекла силы Россіи отъ Польши. Въ 1768 году, одновременно съ Барскою конфедераціею, вспыхнуло на Украйнѣ козацкое возстаніе подъ предводительствомъ Желѣзняка и Гонты. Это возстаніе, извѣстное подъ именемъ бунта гайдамаковъ, напоминало возстаніе Богдана Хмельницкаго въ XVII вѣкѣ. Козаки, провозглашая себя борцами за угнетенное православіе, истребляли безъ милосердія польскую шляхту и жидовъ; овладѣвъ городомъ Уманью, устлали улицы его трупами, глубокій колодезь наполнили убитыми дѣтьми. Начальникъ одного изъ гайдамацкихъ отрядовъ, сотникъ Шила, направился къ богатому пограничному мѣстечку Балтѣ, которое только рѣчкою отдѣлялось отъ татарскаго мѣстечка Галты. Гайдамаки, войдя въ Балту, перерѣзали здѣсь жидовъ; но когда ушли, жиды и Турки изъ Галты перешли въ Балту и стали бить ея православныхъ жителей; гайдамаки, узнавъ объ этомъ, возвратились и отомстили разореніемъ Галты. Турецкое правительство, давно уже подущаемое Франціею, воспользо/с. 325/валось этимъ происшествіемъ для объявленія войны Россіи, и крымскій ханъ получилъ приказъ вторгнуться въ русскіе предѣлы. Зимою 1768 года Татары опустошили Новую Сербію. Россія, занятая польскими дѣлами, на первыхъ порахъ должна была ограничиться преимущественно оборонительною войною; но въ первый же годъ войны (1769) князю Александру Голицыну удалось разбить великаго визиря у Хотина и овладѣть этою крѣпостію. Голицынъ былъ смѣненъ Румянцевымъ. Въ первыхъ числахъ мая 1770 года Румянцевъ двинулся изъ зимнихъ квартиръ, въ іюнѣ прогналъ Турокъ изъ лагеря ихъ при Прутѣ и шелъ впередъ, не смотря на ничтожность своего войска въ сравненіи съ войскомъ турецкимъ; 7 іюля онъ нашелъ стотысячное войско крымскаго хана въ укрѣпленномъ лагерѣ, на берегу рѣчки Ларги, напалъ на него, и лагерь достался Русскимъ. Вслѣдъ за этою побѣдою, 21 іюля одержана была другая, болѣе блестящая, надъ самимъ визиремъ при Кагулѣ; у Румянцева было не болѣе 17.000 человѣкъ, усталыхъ, голодныхъ; у визиря 150.000, да съ тылу Русскимъ грозили Татары въ числѣ 80.000. Побѣда эта напомнила древнюю исторію, когда горсть Грековъ разбивала полчища персидскія; обстоятельства были одинакія, и тогда и теперь шла такъ же борьба между Европою и Азіею, между европейскимъ качествомъ и азіятскимъ количествомъ. Занятіе нѣсколькихъ важныхъ крѣпостей было слѣдствіемъ побѣдъ Румянцева. Въ то же время русскій флотъ дѣйствовалъ въ Средиземномъ морѣ и Архипелагѣ. Цѣлью отправленія флота было поданіе помощи греческому народонаселенію, готовому возстать противъ Турокъ. Возстаніе дѣйствительно распространилось быстро по всей Мореѣ. Главное начальство надъ русскимъ флотомъ принялъ графъ Алексѣй Григорьевичъ Орловъ. 24 іюня произошелъ страшный бой въ Хіосскомъ заливѣ; турецкій флотъ скрылся въ Чесменскую гавань, но русскій флотъ напалъ на него здѣсь и сжегъ; героемъ первой битвы былъ Спиридовъ, второй — Грейгъ. Хіосская и чесменская битвы могли бы имѣть важныя послѣдствія, еслибы русскій флотъ пошелъ прямо къ Дарданелламъ; но онъ занялся покореніемъ архипелажскихъ острововъ, а между тѣмъ Турки, съ помощію французскаго агента, барона Тотта, успѣли укрѣпить Дарданеллы, и когда русскій флотъ приступилъ къ нимъ, то встрѣтилъ такое сопротивленіе, что долженъ былъ отступить.

Въ 1771 году, благодаря особенно дѣйствіямъ генерала Вейсмана, оба берега Дуная, отъ Журжи до Чернаго моря были заняты русскими войсками. Съ другой стороны князь Василій Михайловичъ Долгорукій перешелъ въ Крымъ. Разбойники, привыкшіе въ продолженіе вѣковъ къ нечаяннымъ нападеніямъ на чужія земли, не умѣли защищать свои /с. 326/ собственныя: въ двѣ недѣли Долгорукій занялъ весь полуостровъ. Бывало въ старину гонецъ за гонцомъ скакалъ въ Москву съ извѣстіями о приближеніи страшнаго Гирея къ Окѣ; а теперь вѣстникъ за вѣстникомъ являлся къ изумленному Петербургскому двору съ донесеніями о необычайныхъ успѣхахъ Долгорукаго: на разсвѣтѣ пріѣдетъ одинъ, въ полдень другой, предъ захожденіемъ солнца третій.

5. Первый раздѣлъ Польши и миръ съ Турціею. Съ Турецкою войной въ тѣсной связи находились дѣла Польскія. Чарторыйскіе и самъ король Станиславъ воспользовались Турецкою войною, раздѣленіемъ русскихъ силъ, чтобъ стать въ независимое положеніе отъ Россіи, отказались содѣйствовать ей въ успокоеніи Польши, въ истребленіи конфедераціи, выжидая, что перемѣна военнаго счастія и заступничество европейскихъ державъ за Польшу заставитъ императрицу русскую отказаться и отъ диссидентовъ, и отъ гарантіи существующаго государственнаго порядка въ Польшѣ. Тщетно Петербургскій Кабинетъ предлагалъ имъ издать успокоительное объясненіе на счетъ гарантіи, и обѣщалъ согласиться на ограниченіе диссидентскихъ правъ, если сами диссиденты пожелаютъ пожертвовать нѣкоторыми правами своими для успокоенія отечества: король и вельможи не хотѣли входить ни въ какія соглашенія, ожидая болѣе благопріятнаго для себя времени, когда Россія будетъ принуждена уступись все; а между тѣмъ ни король, ни вельможи не стыдились выпрашивать денегъ у русскихъ пословъ. Все слѣдовательно зависѣло здѣсь отъ окончанія войны Турецкой. Россія, при своихъ блистательныхъ успѣхахъ, разумѣется, не могла окончить ее безъ вознагражденія. Екатерина требовала для Россіи только одного небольшаго острова на Архипелагѣ для удобства торговли, но при этомъ требовала независимости Крыма отъ Турціи, и также независимости Молдавіи и Валахіи; Австрія никакъ не хотѣла согласиться на послѣднее и грозила Россіи войною. Война эта была бы не опасна для Россіи при союзѣ съ Пруссіею; но Фридрихъ II не хотѣлъ помогать Россіи безкорыстно. Онъ составилъ планъ уладить дѣла безъ войны и сдѣлать при этомъ важныя пріобрѣтенія для Пруссіи. Еще въ 1770 году австрійскія войска заняли нѣкоторыя польскія области; Пруссія послѣдовала примѣру Австріи, а въ 1771 году Фридрихъ II обратился къ Петербургскому двору съ предложеніемъ, чтобы Россія получила слѣдующее ей по всѣмъ правамъ вознагражденіе не отъ Турціи, а отъ Польши, при чемъ Пруссія и Австрія также возьмутъ себѣ польскія области; въ случаѣ несогласія на это, Фридрихъ II прямо объявлялъ, чтобъ Россія не разсчитывала на его помощь въ войнѣ съ Австріею. Предложеніе было принято, и первый раздѣлъ Польши состоялся въ 1773 году: /с. 327/ Россія пріобрѣла Бѣлоруссію, Австрія Галицію, Пруссія Померанію и часть Великой Польши.

Война съ Турціею прекратилась въ 1774 году. 10 іюля подписаны были въ русскомъ лагерѣ при Кучукъ-Кайнарджи условія мира; султанъ Абдулъ-Гамидъ обязался: 1) признать независимость Татаръ крымскихъ, буджакскихъ и кубанскихъ; 2) уступить Россіи Азовъ, Керчь, Еникуль и Кинбурнъ; 3) открыть русскимъ купеческимъ кораблямъ свободное плаваніе изъ Чернаго моря въ Средиземное; 4) предоставить русскимъ подданнымъ въ турецкихъ областяхъ всѣ права, которыми пользовались Французы и другіе наиболѣе покровительствуемые народы; 5) даровать прощеніе всѣмъ христіанамъ подданнымъ своимъ, замѣшаннымъ въ послѣднее возстаніе; 6) допустить русскихъ резидентовъ въ Константинополѣ ходатайствовать передъ Диваномъ по дѣламъ молдавскимъ; 7) уплатить 4.500.000 рублей за военныя издержки; 8) признать императорскій титулъ русской государыни. — Румянцевъ вынесъ изъ этой войны прозваніе Задунайскаго, Долгорукій — Крымскаго, Орловъ — Чесменскаго.

6. Чума и бунтъ московскій. Во время Польско-Турецкой войны правительство было сильно озабочено внутренными волненіями. Въ 1770 году въ южныхъ предѣлахъ Россіи появилась чума: карантинныя предосторожности плохо соблюдались; оцѣпленіе зараженныхъ мѣстностей было невозможно по недостатку войскъ. Весною 1771 года зараза показалась въ Москвѣ и быстро распространилась, потому что жители не хотѣли исполнять необходимыхъ предписаній, считая ихъ напрасными притѣсненіями. Начали кричать, что лѣкаря морятъ больныхъ въ карантинахъ, и потому таили зараженныхъ въ домахъ; боясь полиціи, сожигавшей вещи послѣ умершихъ, скрывали трупы въ погребахъ, колодцахъ, зарывали въ садахъ. Въ іюлѣ и августѣ умирало до 1000 человѣкъ ежедневно. Главнокомандующій графъ Салтыковъ покинулъ Москву и уѣхалъ въ деревню; остался присланный къ нему на помощь генералъ Еропкинъ съ ничтожными средствами: у него было только 436 человѣкъ команды, а между тѣмъ праздный народъ начиналъ волноваться, присутственныя мѣста были закрыты, лавки заперты, всѣ работы прекратились. Разнесся слухъ, что бываютъ чудесныя исцѣленія отъ образа Боголюбскія Богородицы у Варварскихъ воротъ, и вотъ множество народа, больные и здоровые стали толпиться у образа. Архіепископомъ въ Москвѣ былъ въ то время Амвросій Зертисъ-Каменскій, человѣкъ образованный, успѣвшій заслужить почетную ненависть невѣждъ искорененіемъ разныхъ злоупотребленій, особенно уничтоженіемъ соблазнительнаго сборища безмѣстныхъ священниковъ, нанимавшихся для совершенія службы въ /с. 328/ домовыхъ церквахъ. Узнавъ о сходбищахъ, у Боголюбской, Амвросій принялъ мѣры для ихъ прекращенія, велѣлъ запечатать кружки съ деньгами, палатку, гдѣ складывались приношенія и продавались, хотѣлъ снять и самую икону. 16 сентября, когда увидали эти распоряженія, въ толпѣ послышались голоса: «Архіерей безбожникъ, отнимаетъ казну у Божіей Матери, хочетъ отнять у народа и самую заступницу; вѣрно сговорился съ докторами морить народъ; вольно православнымъ терпѣть неправду отъ нечальства: когда бъ не было курева по улицамъ да больницъ, такъ давно бы и моръ пересталъ». Въ это время раздался набатъ, чернь начала сбѣгаться, сама не зная зачѣмъ; но скоро нашлась цѣль. Раздались крики: «въ Кремль! въ Кремль! спросимъ Амвросія, зачѣмъ не велитъ молиться Божіей Матери? лѣкаря кидаютъ отраву въ колодцы!» Чернь бросилась въ Кремль, въ архіерейскій домъ; не найдя Амвросія, начала все истреблять въ его покояхъ; Еропкину съ своей командой удалось очистить Кремль отъ мятежниковъ; но на другой день они схватили Амвросія въ Донскомъ монастырѣ и убили; истребивъ два карантинныхъ дома, бунтовщики бросились въ Кремль доканчивать разореніе архіерейскаго дома и грабить купеческіе погреба, бывшіе подъ Чудовымъ монастыремъ; на увѣщанія оберъ-коменданта царевича Грузинскаго и бригадира Мамонова отвѣчали каменьями. Тогда Еропкинъ велѣлъ своимъ солдатамъ стрѣлять изъ ружей и пушекъ и броситься на бунтовщиковъ съ палашами; пьяная толпа обратилась въ бѣгство, но не менѣе ста человѣкъ было убито и 149 схвачено. Оказалось, что бунтовали дворовые люди, купцы, подъячіе, фабричные, и особенно раскольники. Въ октябрѣ смертность уменьшилась; въ январѣ 1771 правительство объявило о прекращеніи въ Москвѣ заразы. Успокоилась Москва; но въ степяхъ волновалось козачество.

7. Пугачевъ. Мы видѣли, что послѣ смутнаго времени козаки два раза поднимали мятежъ противъ государства; въ царствованіе Алексѣя Михайловича подъ предводительствомъ Разина и при Петрѣ Великомъ подъ предводительствомъ Булавина. Послѣ Петра въ первой половинѣ XVII вѣка въ разныхъ углахъ козацкихъ являлись самозванцы, но мятежъ не разгорался. Наконецъ въ царствованіе Екатерины II, когда государство внутри и внѣ выказывалось такою блестящею стороною, козачество собрало послѣднія силы, и запылалъ страшный мятежъ, совершенно сходный съ Разинскимъ, ибо дѣйствователи, пріемы ихъ и цѣли были одинакіе. Въ царствованіе Екатерины яицкіе козаки нѣсколько разъ волновались, къ чему также подавали поводъ несправедливые съ ними поступки чиновниковъ. Козаки отказались идти въ погоню за Калмыками, покинувшими русскія владѣнія /с. 329/ вслѣдствіе чиновническихъ же притѣсненій. Строгія наказанія за это ослушаніе еще болѣе ожесточили козаковъ: въ январѣ 1771 года они взбунтовались, разбили и убили генерала Траубенберга, учредили у себя новое, свое правительство. Генералъ Фрейманъ, посланный изъ Москвы противъ козаковъ, разбилъ ихъ, вслѣдствіе чего прежнее козацкое правленіе было уничтожено, начальство поручено яицкому коменданту, зачинщики бунта биты кнутомъ, 140 человѣкъ сосланы въ Сибирь, другіе отданы въ солдаты, — и всѣ бѣжали. Порядокъ былъ повидимому возстановленъ; но козаки замышляли что-то недоброе, намекали на какое-то важное предпріятіе противъ государства, которое попрежнему слыло у нихъ подъ именемъ Москвы: «То ли еще будетъ, говорили они; такъ ли еще мы тряхнемъ Москвою!» Тайныя совѣщанія происходили по степнымъ уметамъ (постоялымъ дворамъ) и отдаленнымъ хуторамъ; кого-то поджидали, а между тѣмъ въ Россіи и за границею шла молва, что бывшій императоръ Петръ III живъ. И вотъ на Яикѣ явился человѣкъ лѣтъ тридцати, средняго роста, крѣпкаго сложенія, съ огненными и проницательными глазами: то былъ Донской козакъ Емельянъ Пугачевъ, два раза бѣглецъ, побывавшій и на Веткѣ, въ знаменитомъ раскольничьемъ притонѣ; свѣдавъ о козацкихъ волненіяхъ на Яикѣ, онъ явился туда и сталъ подговаривать недовольныхъ идти за Кубань и отдаться подъ покровительство султана; въ тоже время, по совѣту двоихъ купцовъ раскольниковъ, онъ объявилъ себя императоромъ Петромъ III. Но объ этомъ было донесено, Пугачевъ схваченъ, закованъ въ кандалы и отправленъ въ Казань, куда привезенъ въ январѣ 1773 года. Здѣсь были у него друзья ходатаи, тоже раскольники; съ нимъ обошлись легко, скрыли дѣло о самозванствѣ, позволили ходить къ знакомымъ въ сопровожденіи караульнаго: онъ подговорилъ этого караульнаго и бѣжалъ въ маѣ мѣсяцѣ. Все лѣто укрывался онъ по отдаленнымъ хуторамъ, въ сентябрѣ опять объявилъ себя Петромъ III; около него собралась шайка изъ 300 человѣкъ, съ которыми онъ пришелъ подъ Яицкій городокъ. Стала повторяться Разинская исторія; козацкій отрядъ, высланный противъ самозванца, перешелъ на его сторону; козаки, хотѣвшіе остаться вѣрными правительству, были перевѣшаны. Не рѣшившись вступить въ борьбу съ яицкимъ гарнизономъ, Пугачевъ пошелъ къ Илецкому городку, обѣщая пожаловать тамошнихъ козаковъ крестомъ и бородою, потому что они были раскольники, рѣками и лугами, деньгами и запасами, свинцомъ и порохомъ и вѣчною вольностію. Козаки вышли къ Пугачеву съ хлѣбомъ-солью. Гарнизоны другихъ крѣпостей послѣдовали ихъ примѣру; Киргизы обрадовались смутѣ, и приготовлялись безнаказанно грабить, начальникамъ крѣпостей и офицерамъ /с. 330/ оставалось погибать мученическою смертію за свою вѣрность правительству. Средства самозванца быстро увеличивались: въ началѣ октября съ 3.000 войска, съ пушками, Пугачевъ тронулся къ Оренбургу. Башкирцы, Калмыки, Мордва, Чуваши, Черемиса, какъ въ смутное и Разинское время, перестали повиноваться русскому начальству; господскіе крестьяне явно показывали свою приверженность къ самозванцу, и все Поволжье колебалось. А между тѣмъ государство находилось въ затруднительномъ положеніи; войска были заняты въ Турціи и Польшѣ, мѣры противъ чумы и рекрутскіе наборы волновали чернь. 5 октября Пугачевъ осадилъ Оренбургъ, желая выморить его голодомъ; скоро онъ уже считалъ у себя 25.000 войска; ядромъ этого войска были яицкіе козаки и солдаты, захваченные по крѣпостямъ; около нихъ толпились Татары, Башкирцы, Калмыки, бѣглые крестьяне, каторжники и всякій сбродъ, какъ во времена Болотникова и Разина. Пугачевъ почти ежедневно училъ свое войско, ежедневно происходили казни, ежедневно отправлялась церковная служба въ станѣ, но самозванецъ одинъ только разъ былъ въ церкви. Шайки разбойниковъ его ходили во всѣ стороны, пьянствуя по селеніямъ, грабя казну и дворянское добро. Пугачевъ не былъ самовластенъ среди козаковъ: при другихъ они оказывали ему наружное уваженіе, безъ постороннихъ обходились какъ съ товарищемъ. «Улица моя тѣсна», горовилъ Пугачевъ; тѣ, къ кому привязывался онъ, были немедленно умерщвляемы.

Правительство выслало противъ мятежниковъ войско подъ начальствомъ генерала Кара; но, приблизясь къ войскамъ Пугачева, Каръ струсилъ, началъ отступать, самовольно покинулъ войско и, подъ предлогомъ болѣзни, ускакалъ въ Москву. Императрица писала: «Богъ вѣсть, чѣмъ это все кончится. Я зачинаю походить приключеніями моего вѣка на Петра Великаго; но что Богъ ни дастъ, а по примѣру дѣдушки, унывать не стану». Для поправленія дѣла, испорченнаго Каромъ, государыня назначила Александра Ильича Бибикова. Пріѣхавши въ Москву, Бибиковъ нашелъ дѣла въ дурномъ положеніи: жители были въ страхѣ; множество дворянъ съѣхалось въ Москву изъ губерній, уже разоряемыхъ Пугачевымъ или угрожаемыхъ возмущеніемъ; холопи, ими навезенные, распускали по площадямъ вѣсти о вольности, объ истребленіи господъ. Чернь, пьянствуя и шатаясь по улицамъ, съ явнымъ нетерпѣніемъ ждала Пугачева, какъ во времена Шуйскаго ждала Тушинскаго вора. 25 декабря пріѣхалъ Бибиковъ въ Казань; онъ не нашелъ здѣсь ни губернатора, ни главныхъ чиновъ; большая часть дворянъ и купцовъ также бѣжали въ безопасныя губерніи. Пріѣздъ Бибикова оживилъ городъ; выѣхавшіе жители стали возвращаться. Бибиковъ собралъ дворянство, представилъ ему, какъ выгоды со/с. 331/словія требуютъ мѣръ рѣшительныхъ, пожертвованій. Дворянство положило вооружить на свой счетъ войско. Бибиковъ, для ободренія другихъ, казался веселымъ, довольнымъ, а между тѣмъ писалъ къ женѣ: «Зло велико, преужасно! Ухъ дурно!»

Въ самомъ дѣлѣ было очень дурно: общее возстаніе Башкирцевъ, Калмыковъ и другихъ подобныхъ народовъ пресѣкало повсюду сообщеніе. Войско было малочисленно и ненадежно, начальники покидали мѣсто и бѣжали, завидя Башкирца или заводскаго мужика съ дубиной. Зима умножила затрудненія; селенія были пусты, города въ осадѣ, другіе заняты Пугачевскими войсками, заводы выжжены, чернь вездѣ волновалась и злодѣйствовала. Войска правительства двигались медленно, и тѣмъ быстрѣе распространялся бунтъ, обхватившій Казанскую, Астраханскую, Нижегородскую губерніи, проникнувшій въ Пермскую. Но съ февраля 1774 года дѣла стали принимать благопріятный оборотъ: войска правительства взяли Самару, двигались къ Оренбургу на выручку, Пугачевъ готовился уже къ побѣгу, а козаки думали предать его въ руки правительства и тѣмъ заслужить прощеніе. Бибиковъ писалъ: «Пугачевъ не иное что, какъ чучело, которымъ играютъ воры козаки: не Пугачевъ важенъ, важно общее негодованіе». Князь Голицынъ нанесъ сильное пораженіе Пугачеву, который сталъ уже выбираться изъ-подъ Оренбурга. Пораженный въ другой разъ Голицынымъ, потерявши всѣ пушки и множество народу, Пугачевъ только съ четырмя заводскими мужиками успѣлъ убѣжать въ Уральскіе заводы. Михельсонъ взялъ Уфу и возстановилъ спокойствіе въ большой части бунтовавшихъ деревень; приближеніе Мансурова спасло Илецкій городокъ, геройски выдержавшій страшную осаду: 14 дней осажденные питались одной глиною.

Но когда дѣло казалось уже оконченнымъ, Бибиковъ умеръ отъ страшнаго напряженія силъ. Пугачевъ опять появился на сцену, окруженный яицкими козаками; Башкирцы опять взбунтовались. Преслѣдовать самозванца стало нельзя вслѣдствіе распутицы, Пугачевъ успѣлъ перейдти Уральскія горы, взялъ нѣсколько крѣпостей. Четыре раза пораженный Михельсономъ, онъ переправился черезъ Камуи пошелъ прямо на Казань, передъ которою явился 11 іюля; 12-го городъ былъ взятъ и сожженъ, но крѣпость была спасена прибытіемъ Михельсона, который поразилъ самозванца въ семи верстахъ отъ Казани. Пугачевъ отступилъ; но 18 іюля вдругъ переправился за Волгу съ 500 человѣкъ войска: вся западная сторона Волги возмутилась и передалась самозванцу, воеводы бѣжали изъ городовъ, дворяне изъ помѣстій; чернь ловила тѣхъ и другихъ и приводила къ Пугачеву, который взялъ Цивильскъ и пресѣкъ сообщеніе между Нижнимъ и Ка/с. 332/занью. Императрица назначила главнокомандующимъ графа Петра Ивановича Панина; она думала, что самозванецъ прямо пойдетъ къ Москвѣ. 27 іюля онъ вошелъ въ Саранскъ, повѣсилъ здѣсь 300 человѣкъ дворянъ; потомъ занялъ Пензу, посадилъ здѣсь воеводою господскаго мужика и пошелъ къ Саратову; взялъ измѣною и этотъ городъ и пустился внизъ по Волгѣ. 21 августа онъ подступилъ къ Царицыну, но былъ два раза отбитъ и, слыша о приближеніи войска правительства, спѣшилъ далѣе внизъ; но 25 числа въ 150 верстахъ отъ Царицына онъ былъ настигнутъ Михельсономъ и потерпѣлъ рѣшительное пораженіе. Между тѣмъ въ Царицынъ пріѣхалъ Суворовъ, принялъ начальство надъ Михельсоновымъ отрядомъ и пустился въ степь, гдѣ скитался Пугачевъ. Самозванецъ былъ отовсюду окруженъ войсками правительства; сообщники рѣшились выдать его, связали и привезли въ Яицкій городокъ, откуда отправили его въ Москву, гдѣ и казнили.

8. Вооруженный нейтралитетъ. Первымъ замѣчательнымъ событіемъ послѣ Кучукъ-Кайнарджійскаго мира былъ вооруженный нейтралитетъ. Испанцы, находившіеся въ войнѣ съ Англіею, объявили Гибралтарскую гавань въ блокадномъ состояніи прежде еще, чѣмъ дѣйствительно начали осаду, и захватили два русскихъ корабля съ хлѣбомъ, хотѣвшихъ войти въ гавань. Императрица сильно разсердилась за это на испанское правительство, и англійскій министръ въ Петербургѣ Гаррисъ поддерживалъ ея неудовольствіе, не говоря однако, что такое поведеніе у другихъ державъ было исключеніемъ, у Англіи же было постоянною системою. Императрица, къ большому удовольствію Гарриса, приказала вооружить 15 военныхъ кораблей для защиты русскаго флага; тогда Панинъ убѣдилъ ее явиться покровительницею всѣхъ мелкихъ морскихъ державъ и получилъ порученій составить планъ для опредѣленія правъ нейтральныхъ государствъ. 28 февраля 1780 года явился знаменитый актъ, противопоставленный праву сильнаго, которымъ до сихъ поръ преимущественно пользовались Англичане. Планъ Панина состоялъ въ томъ, чтобъ нейтральныя державы вступали въ союзъ съ Россіею для защиты оружіемъ морскаго права, существенныя статьи котораго были слѣдующія пять: 1) нейтральные корабли могутъ производить торговлю въ гаваняхъ воюющихъ державъ; 2) нейтральный корабль сообщаетъ нейтральность и товарамъ, которыми нагруженъ, кромѣ того случая, когда эти товары суть собственно контрабанда; 3) контрабандою въ тѣсномъ смыслѣ считается только оружіе и военные снаряды; 4) гавань тогда только считается въ блокадѣ, когда она такъ заперта, что безъ опасности нельзя кораблю пройти въ нее; 5) никакой приговоръ призо/с. 333/ваго суда не признается дѣйствительнымъ, при которомъ на означенныя положенія не было обращено вниманія. — Объявленіемъ этого акта и требованіемъ русскаго правительства признать высказанныя въ немъ начала Гаррисъ приведенъ былъ въ очень затруднительное положеніе: англійскому министерству предстояло на выборъ или отказаться торжественно отъ своего прежняго образа дѣйствій, или вступить въ борьбу съ нейтральными державами, ибо Испанія и Франція признали обнародованныя Россіею положенія и опредѣлили приводить ихъ въ исполненіе: Англія начала уклоняться, выжидать время; впрочемъ слѣдствіемъ вооруженнаго нейтралитета была война ея съ Голландіею; съ Россіею не было явнаго разрыва, но Англія не упускала случая идти наперекоръ планамъ императрицы, возбуждать непріязнь къ Россіи въ сосѣднихъ державахъ.

9. Присоединеніе Крыма. Между тѣмъ Россія должна была готовиться къ новой войнѣ съ Турціею, которая никакъ не могла свыкнуться съ мыслію, что Крымъ уже больше не принадлежитъ ей. По условіямъ Кайнарджійскаго мира за султаномъ оставалось въ Крыму религіозное значеніе, какъ за преемникомъ калифовъ; но онъ упорно домогался верховныхъ правъ въ области гражданской и политической. Россія, разумѣется, не могла уступить этимъ домогательствамъ, ибо тогда гдѣ же была бы независимость Крыма? Вслѣдствіе враждебныхъ другъ другу вліяній съ двухъ сторонъ — русской и турецкой, образовались партіи на полуостровѣ и вступили въ борьбу, другъ съ другомъ. Ханы смѣнялись вслѣдствіе движенія партій. Уже въ 1775 году свергнутъ былъ преданный Россіи ханъ Сагибъ-Гирей и возведенъ на престолъ преданный Турціи Девлетъ-Гирей; Россія свергнула послѣдняго и возвела на его мѣсто Шагинъ-Гирея. Шагинъ хотѣлъ быть дѣйствительно независимымъ и произвести необходимыя для усиленія своего государства преобразованія, сталъ вводить при этомъ новые, европейскіе обычаи; но этимъ онъ возбудилъ противъ себя сильную старовѣрческую, турецкую партію, и началась опять усобица, въ которой Россія должна была поддерживать Шагина. Такое положеніе дѣлъ становилось часъ отъ часу несноснѣе для Россіи. Война ея съ Турціей продолжалась въ Крыму, ежечасно готова была вспыхнуть и непосредственно. Тѣмъ сильнѣе становилось желаніе покончить съ Крымомъ, который не могъ оставаться независимымъ, тѣмъ охотнѣе должны были выслушиваться предложенія Потемкина, который настаивалъ на необходимость присоединенія Крыма, указывая на легкость и законность этото дѣла.

Но присоединить Крымъ нельзя было безъ войны съ Турціею, а для успѣшности этой войны нужно было обезпечить себя со стороны Ав/с. 334/стріи. Это необходимо влекло къ покинутію прежней сѣверной системы, къ перемѣнѣ союза прусскаго на австрійскій. Союзъ съ Австріею заключить было легко, потому что императоръ Іосифъ II-й хотѣлъ, во что бы то ни стало, пріобрѣсть для Австріи Баварію послѣ пресѣченія тамошней династіи, и потому заискивалъ у могущественной Россіи. Въ маѣ 1779 года Іосифъ II обязался за себя и за преемниковъ своихъ гарантировать Россіи всѣ ея владѣнія и всѣ ея договоры съ Портою, и въ случаѣ нарушенія договоровъ съ турецкой стороны объявить Портѣ войну. Въ 1782 году вспыхнуло возстаніе противъ Шагинъ-Гирея подъ предводительствомъ родныхъ его братьевъ, и ханъ долженъ былъ удалиться въ Таганрогъ. Екатериша обратилась къ новому союзнику своему, Іосифу II-му, и тотъ отвѣчалъ, что готовъ на всякое соглашеніе съ русскою императрицею на счетъ всѣхъ возможныхъ событій, какія могутъ произойти отъ крымскихъ смутъ. Тогда Петербургскій Кабинетъ, въ видахъ войны съ Турціею, сдѣлалъ Вѣнскому Кабинету слѣдующія предложенія: «Между тремя монархіями (русскою, австрійскою и турецкою) должно быть навсегда независимое отъ нихъ государство, образованное изъ Молдавіи, Валахіи и Бессарабіи подъ именемъ Дакіи и подъ скипетромъ государя греческаго исповѣданія. Россія пріобрѣтаетъ городъ Очаковъ съ областью между Бугомъ и Днѣстромъ и одинъ или два острова въ Архипелагѣ. Австрія пріобрѣтаетъ сосѣдственныя съ нею турецкія области. Если война пойдетъ съ такимъ успѣхомъ, что можно будетъ изгнать Турокъ изъ Константинополя, то возстановляется имперія Греческая въ полной независимости и на престолъ ея возводится внукъ императрицы русской, великій князь Константинъ Павловичъ, который откажется отъ правъ своихъ на престолъ русскій, ибо двѣ эти короны никогда не должны быть соединены на одной главѣ». Іосифъ II согласился на эти требованія съ условіемъ, чтобы Австрія, кромѣ турецкихъ областей, прикрывающихъ Галицію и Венгрію, получила еще всѣ области Венеціанскія, а Венеція взамѣнъ получила бы Морею, Кандію, Кипръ и другіе острова. Англія, Франція и Испанія также должны были получить части изъ турецкихъ владѣній, Таковъ былъ знаменитый проектъ, извѣстный подъ именемъ Греческаго.

Шагинъ-Гирей былъ возстановленъ съ помощію Россіи; но смуты не прекращались на полуостровѣ, потому что ханъ, несмотря на представленія Россіи, не переставалъ преслѣдовать враговъ своихъ. Эти жестокости Шагинъ-Гирея повели къ тому, что онъ принужденъ былъ отказаться отъ престола, и Крымъ безо всякаго сопротивленія, присоединенъ былъ къ Россіи (8 апрѣля 1783 года).

/с. 335/ Не нужно много распространяться о всемірно-историческомъ значеніи, какое имѣетъ закрѣпленіе сѣверныхъ береговъ Чернаго моря за Россіею, т.-е. за Европою. Степи, которыя такъ долго служили привольемъ для кочевыхъ ордъ, чрезъ которыя проходили почти всѣ народы, опустошавшіе европейско-христіанскій миръ, всѣ эти бичи Божіи, степи эти вошли теперь въ границы европейско-христіанскаго государства, подчинились цивилизаціи, стали житницею Европы, убѣжищемъ для ея колонистовъ. Управленіе новопріобрѣтеннымъ краемъ было поручено Потемкину, получившему прозваніе Таврическаго. Потемкинъ уговорилъ императрицу осмотрѣть лично Новую Россію. Путешествіе Екатерины, предпринятое въ 1787 году, было блестящимъ символомъ торжества Европы надъ Азіею, принятія Европою во владѣніе отъ Азіи этихъ, такъ долго спорныхъ земель. Тутъ, во время этого путешествія, было много театральнаго; но многое, что было сдѣлано для Новой Россіи при Екатеринѣ, не было однѣми декораціями: степи получили земледѣльческое народонаселеніе, основаны города (Екатеринославъ, Херсонъ), заведенъ черноморскій флотъ.

10. Войны — вторая Турецкая и Шведская. Несмотря на сильное волненіе, произведенное въ Турціи вѣстію о присоединеніи Крыма къ Россіи, Порта на первыхъ порахъ нашла необходимымъ признать это присоединеніе, что и было сдѣлано конвенціею 28 декабря 1783 года. Но это было только на первыхъ порахъ. Чѣмъ болѣе приходила Турція сама въ себя послѣ громоваго удара, тѣмъ яснѣе сознавала всю важность потери: послѣднее татарское царство подпало власти русской, подпалъ этой власти весь сѣверный берегъ Чернаго моря, откуда враждебные корабли не преминутъ при первомъ случаѣ явиться предъ Константинополемъ, и флотъ дѣйствительно заводился. Предупредить страшную опасность, кинуться на врага, когда онъ не ожидаетъ нападенія, не приготовился къ нему, вотъ поступокъ, который могъ быть внушенъ Портѣ отчаяніемъ и вмѣстѣ благоразуміемъ, не говоря уже о чужестранныхъ внушеніяхъ. Лѣтомъ 1787 года русскій посолъ въ Константипополѣ, Булгаковъ, получилъ отъ Порты ультиматумъ, которымъ требовалось: выдача молдавскаго господаря Маврокордато, удалившагося въ Россію; отозваніе русскихъ консуловъ изъ Яссъ, Букареста и Александріи; допущеніе турецкихъ консуловъ во всѣ русскія гавани и торговые города; признаніе грузинскаго царя Ираклія, поддавшагося Россіи, турецкимъ подданнымъ; право для Турціи осматривать всѣ русскіе корабли, выходящіе изъ Чернаго моря. Булгаковъ отвергъ требованія, и Порта объявила войну Россіи. Посолъ былъ заключенъ въ Семибашенный замокъ, вопреки условіямъ Кайнарджійскаго мира.

/с. 336/ Россія была застигнута врасплохъ, положеніе Потемкина, обязаннаго защищать Новую Россію, было крайне затруднительно. Къ тому же странная бѣда: любимое его созданіе, Севастопольскій флотъ, былъ разбитъ бурею. Сынъ счастія пришелъ въ отчаяніе, когда увидалъ, что начинаетъ быть несчастнымъ. Онъ сталъ проситься въ отставку, писалъ императрицѣ, что надобно вывести войска изъ Крыма. Екатерина не смутилась: она отвергла предложеніе вывести войска изъ Крыма, указала, что надобно перемѣнить оборонительную войну въ наступательную, идти на Очаковъ или на Бендеры, писала Потемкину: «Прошу ободриться и подумать, что бодрый духъ и неудачу поправить можетъ». Побѣда Суворова надъ Турками у Кинбурна нѣсколько ободрила Потемкина; но затрудненія увеличивались безпрестанно. 1788 годъ начался очень печально: къ страшной дороговизнѣ присоединились болѣзни. Австрія, какъ союзница Россіи, вступила въ войну съ Турками; но черезъ разрушеніе Сѣверной системы союзомъ австрійскимъ старые союзники становились врагами. Россія хотѣла заключить тѣсный союзъ съ Польшею: проектъ союза заключалъ въ себѣ гарантіи владѣній; кромѣ того, въ случаѣ военныхъ успѣховъ, Польша получала часть Бессарабіи и Молдавіи. Но преемникъ Фридриха II, Фридрихъ Вильгельмъ II, или лучше министръ его Герцбергъ, началъ открыто дѣйствовать противъ союза Россіи съ Польшею, и та партія въ Польшѣ, которая хотѣла вспользоваться благопріятнымъ временемъ для реформъ въ государственномъ устройствѣ, предпочла прусскій союзъ русскому. Но Пруссія при этомъ имѣла въ виду одно — какъ бы сдѣлать то же самое, что было сдѣлано при Фридрихѣ II-мъ, т. е. не вступая ни сѣ кѣмъ въ войну, распространить свои владѣнія на счетъ Польши. Герцбергъ хлопоталъ, чтобъ Польша уступила Пруссіи Данцигъ, Торнъ, Познань и Калишъ, взяла бы себѣ за это отъ Австріи Галицію, Австрія же и Россія пусть вознаграждаютъ себя на счетъ Турціи. Пруссія хотѣла достичь своихъ цѣлей путемъ дипломатіи, только грозила войною, но шведскій король Густавъ III спѣшилъ воспользоваться затруднительнымъ положеніемъ Россіи и объявилъ ей войну; онъ думалъ, что ему легко будетъ напасть на беззащитный Петербургъ и вынудить у Екатерины уступку завоеваній Петра Великаго.

Но Густавъ III обманулся въ своихъ разсчетахъ. Екатерину не смутила и эта близкая опасность. Первое морское сраженіе при островѣ Хохландѣ кончилось въ пользу Русскихъ (6 іюля 1788 года; русскій адмиралъ Грейгъ противъ шведскаго герцога Зюдерманландскаго). Въ Россіи, при видѣ опасности, произошло сильное народное одушевленіе, дворяне, города, села добровольно выставляли рекрутъ, а въ швед/с. 337/скомъ войскѣ въ Финляндіи офицеры отказались исполнять королевскія приказанія, выставя предлогъ, что несправедливая война съ Россіею начата безъ согласія чиновъ, вопреки конституціи. 1788 годъ кончился счастливо; 6 декабря Потемкинъ, послѣ продолжительной осады, взялъ Очаковъ приступомъ. Но это торжество не оправдало надеждъ, которыя возлагались на него: Турція, по наущенію Пруссіи, Англіи и Голландіи, не заключала мира, не смотря на блистательныя побѣды Суворова при Фокшанахъ и особенно Рымникѣ (1789 г.); Данія, хотѣвшая помогать Россіи противъ Швеціи, остановлена была угрозами Пруссіи и Англіи; Пруссія и новая союзница ея Польша грозили Россіи войною; Густавъ II, освобожденный отъ опасности со стороны Даніи, успѣлъ пріобрѣсти отъ своего сейма средства къ продолженію войны. Война эта и въ 1789 году кончилась неудачно для Шведовъ, но они не заключали мира; императоръ Іосифъ Шумеръ; отъ преемника его Леопольда нельзя было ожидать дѣятельной помощи. Въ такомъ положеніи находились дѣла въ началѣ 1790 года. Весною Густавъ III возобновилъ непріятельскія дѣйствія. На морѣ произошли два важныя сраженія, представившія быструю перемѣну военнаго счастія; въ первомъ Русскіе одержали побѣду надъ шведскимъ флотомъ, запертымъ въ Выборгскомъ заливѣ; во второмъ потерпѣли пораженіе отъ Шведовъ. Но послѣдняя побѣда дала только возможность Густаву съ честію окончить войну, для продолженія которой онъ не имѣлъ болѣе средствъ. 3 августа 1790 года заключенъ былъ миръ въ Верельской долинѣ, на берегахъ Кюмени: границы обоихъ государствъ остались тѣ же, какія были до войны; Густавъ обязался не вмѣшиваться въ дѣла турецкія; Екатерина, отказалась отъ права вмѣшиваться во внутреннія дѣла шведскія. Турецкая война, ознаменованная въ 1790 году новымъ торжествомъ Суворова, взятіемъ Измаила, кончилась въ декабрѣ 1791 года миромъ въ Яссахъ; удержаніемъ Крыма и пріобрѣтеніемъ Очакова сѣверный берегъ Чернаго моря окончательно закрѣплялся за Россіею.

11. Перемѣны въ Польшѣ и второй раздѣлъ ея. Мы видѣли, что Польша предпочла Прусскій союзъ Русскому. Образовалась партія, которая, въ надеждѣ на крѣпость этого союза, хотѣла произвести важныя внутреннія перемѣны, главами партіи были: Игнатій Потоцкій, Станиславъ Малаховскій, Коллонтай и Италіянецъ Піатоли. Не смотря на сильное сопротивленіе людей, не хотѣвшихъ никакихъ перемѣнъ, ловкими и рѣшительными мѣрами партія эта успѣла произвести переворотъ 3 мая 1791 года и провозгласила новую конституцію. Правленіе вмѣсто избирательнаго установлялось наслѣдственное; по смерти бездѣтнаго Станислава Августа престолъ перехо/с. 338/дилъ къ курфюрсту Саксонскому и его потомству; законодательная власть оставалась у сената и палаты депутатовъ, исполнительная — у короля; всѣ дѣла рѣшались большинствомъ голосовъ; прежнее единогласіе, прежнее право каждаго шляхтича своимъ несогласіемъ (liberum veto) останавливать сеймовыя рѣшенія, уничтожалось; конфедераціи также не признавались болѣе законными. За шляхтою оставлено ея прежнее положеніе; богатымъ горожанамъ открытъ былъ свободный входъ въ шляхетское сословіе, напримѣръ купецъ, заводившій фабрику, входившій въ обширное промышленное или торговое предпріятіе, пріобрѣтавшій землю, тѣмъ самымъ выходилъ изъ городскаго сословія и дѣлался шляхтичемъ. Касательно сельскаго народонаселенія землевладѣльцамъ позволено было заключать добровольные договоры съ крестьянами, и договоры эти имѣли обязательную силу.

Но этой новой конституціи 3 мая не суждено было продолжительное существованіе. Россія, успокоенная миромъ съ Швеціею и Турціею, могла теперь спокойно дѣйствовать противъ Польши; сильно разгорѣвшаяся французская революція отвлекала вниманіе европейскихъ правительствъ отъ востока на западъ; Пруссія сблизилась съ Австріею, желала сблизиться съ Россіею. Приверженцы стараго порядка въ Польшѣ — Феликсъ Потоцкій и Браницкій обратились съ просьбою о помощи къ русской императрицѣ, и въ 1792 году образовали конфедерацію въ Тарговицѣ; 100.000 русскаго войска, подъ начальствомъ Каховскаго и Кречетникова, вступили въ Польшу на помощь конфедератамъ. Польское правительство обратилось къ прусскому королю съ просьбою, чтобъ онъ поддержалъ его, исполнилъ недавнія обѣщанія; но Фридрихъ Вильгельмъ II отвѣчалъ, что Поляки, безъ его вѣдома и согласія, перемѣнили старый порядокъ на конституцію 3 мая, что они сами могли предвидѣть тѣ затрудненія, въ какихъ теперь находится, и т. п. Полякамъ надобно было защищаться одними собственными средствами. Войско, бывшее подъ начальствомъ королевскаго племянника, Іосифа Понятовскаго, съ самаго начала принуждено было отступать передъ русскими. Ѳаддей Косцюшко, прославившійся въ сѣверо-амернканской войнѣ, былъ выбитъ Каховскимъ изъ укрѣпленнаго лагеря близь Иханки, между Бугомъ и австрійскою границею. Чѣмъ далѣе входили Русскіе въ глубь польскихъ владѣній, тѣмъ многочисленнѣе становились толпы конфедератовъ; въ Литвѣ, братья Козаковскіе, давніе приверженцы Россіи, образовали конфедерацію, которая соединилась съ тарговицкою. Половина страны находилась во власти Русскихъ; король далъ племяннику своему Іосифу Понятовскому приказъ заключить перемиріе, и написалъ къ императрицѣ, обѣщая упрочить польскую корону за внукомъ ея Кон/с. 339/стантиномъ Павловичемъ. Въ Петербургѣ совѣтъ высшихъ сановниковъ, которому Екатерина дала на обсужденіе это дѣло, нашелъ предложеніе короля не искреннимъ, вынужденнымъ силою обстоятельствъ, противнымъ объявленію императрицы, что она хочетъ возстановить въ Польшѣ все по старому, и могущимъ навлечь подозрѣніе иностранныхъ державъ на русскій дворъ, Екатерина отвѣчала Станиславу Августу требованіемъ, чтобъ онъ приступилъ къ тарговицкой конфедераціи; король повиновался. Русскіе заняли Варшаву; конфедераты собрались въ Брестѣ Литовскомъ, въ сентябрѣ 1792 года, и отправили благодарственное посольство въ Петербургъ. Изъ Бреста главное правленіе конфедераціи перенесено было въ Гродно, гдѣ Феликсъ Потоцкій съ товарищами занялся составленіемъ новой конституціи. Русскимъ уполномоченнымъ былъ Сиверсъ, знаменитый администраторъ Екатерининскаго времени. Сиверсъ заставилъ и короля переѣхать въ Гродно, чтобъ присутствовать на сеймѣ, назначенномъ въ этомъ городѣ. Король поѣхалъ неохотно, ибо предвидѣлъ, что дѣло должно кончиться не одною новою конституціею. Австрія и Пруссія согласились вознаградить себя за издержки на французскую войну тѣмъ, что Австрія промѣнивала Бельгію на Баварію, а Пруссія должна была получить вознагражденіе на счетъ Польши. Въ январѣ 1793 года прусскій король объявилъ, что во время войны съ Франціею ему необходимо заботиться о безопасности своей, тѣмъ болѣе, что якобинскія стремленія и волненія умовъ могутъ стать очень опасны. Непосредственно послѣ этого объявленія прусскія войска двинулись въ Польшу. Въ мартѣ прусскій король издалъ новую прокламацію, что такъ называемая патріотическая партія въ Польшѣ, напитанная французскимъ демократическимъ якобинскимъ духомъ, не смотря на свое пораженіе, ведетъ всюду тайныя крамолы, пріобрѣтаетъ приверженцевъ, преимущественно-же этимъ ядомъ наполнена Великая Польша, вслѣдствіе чего онъ, король, ведя войну съ Франціею, рѣшился, для прикрытія тыла, занять польскія области; такимъ образомъ были заняты Пруссіею Познань, Гнѣзно, Калишъ, Сераджь, Ленчица, Ченстохово, Торнъ, Данцигъ. 29 марта въ Гродно изданъ былъ манифестъ императрицы Екатерины, гдѣ говорилось, что низверженная партія нововводителей, не имѣя средствъ къ явному сопротивленію, старается въ нѣдрахъ польской республики распространить адское ученіе, что уже въ столицѣ и многихъ провинціяхъ Польши существуютъ клубы, находящіеся въ связи съ парижскимъ якобинскимъ клубомъ; что императрица русская, король прусскій и римскій императоръ не нашли другаго средства для сохраненія общей безопасности, кромѣ ограниченія предѣловъ Польской республики. Границею между Польшею и /с. 340/ Россіею назначена была линія, проведенная отъ восточной границы Курляндіи мимо Пинска черезъ Волынь къ границамъ австрійской Галиціи; Россія получила во владѣніе 4533 квадратныя мили съ 3.000.000 жителей. 11 іюля 1793 года сеймъ подписалъ уступку Россіи означенныхъ областей; Пруссія удержала занятыя ею земли. Станиславъ Августъ обязался ни съ кѣмъ ни воевать, ни заключать договоровъ безъ согласія Россіи; число польской арміи уменьшено до 15.000; возстановленъ прежній порядокъ, бывшій до 3 мая 1791 года. Уполномоченный Екатериной, генералъ Игельстромъ занималъ Варшаву русскимъ войскомъ.

12. Третій раздѣлъ Польши. Но этимъ дѣло не окончилось. Тайное общество, образовавшееся въ Варшавѣ, вошло въ сношенія съ Игнатіемъ Потоцкимъ, Коллонтаемъ и Косцюшкою, которые удалились въ Дрезденъ. Главными членами въ этомъ обществѣ были: генералъ Дзялынскій, камергеръ Венгерскій, купецъ Капостасъ, родомъ изъ Венгріи, сапожникъ Килинскій. Въ мартѣ 1794 года вспыхнуло возстаніе въ Краковѣ; учреждено временное правительство, которое объявило войну Пруссіи и Россіи, Косцюшко провозглашенъ диктаторомъ и главнокомандующимъ; возстала и Варшава, гдѣ Русскихъ, застигнутыхъ врасплохъ, погибло болѣе двухъ тысячъ человѣкъ; Игельстромъ едва спасся; примѣру Варшавы послѣдовала и столица Литвы, Вильна. Косцюшко 6 іюня потерпѣлъ пораженіе при Щекоцинахъ отъ соединенныхъ русскихъ и прусскихъ войскъ; почти въ тоже время генералъ Зайончекъ разбитъ былъ Русскими при Холмѣ. Комендантъ Венявскій безъ сопротивленія сдалъ Краковъ Прусакамъ. Вѣсть о послѣднемъ событіи подала поводъ въ Варшавѣ къ страшному явленію, напоминавшему сцены современной французской революціи: Казимиръ Конопка воспламенилъ народъ рѣчью, въ которой утверждалъ, что въ стѣнахъ Варшавы находится много измѣнниковъ, подобныхъ Венявскому, что ихъ нужно истребить, въ противномъ случаѣ они подадутъ помощь врагамъ; разсвирѣпѣвшія толпы бросисились на тюрьму, гдѣ содержались подозрительные для нихъ люди, разломали двери и перевѣшали многихъ заключенныхъ. Между тѣмъ къ Варшавѣ подошли русскія войска подъ начальствомъ Ферзена и прусскія подъ начальствомъ самого короля Фридриха Вильгельма II. 12 августа Вильна была занята Русскими, и Литва очищена отъ польскихъ отрядовъ. Но Прусскій король снялъ осаду Варшавы, испугавшись, что въ тылу его вспыхнуло возстаніе въ польскихъ областяхъ, принадлежавшихъ Пруссіи, и инсургенты потопили въ Вислѣ порохъ, который былъ отправленъ къ прусскому войску. Русскимъ однимъ надобно было оканчивать дѣло. Румянцевъ-Задунайскій, которому импе/с. 341/ратрица поручила веденіе войны, дабы, по ея словамъ, войско обрадовалось, услышавъ, что обожаемый Велизарій снова имъ предводительствуетъ, — Румянцевъ велѣлъ Суворову соединиться съ генераломъ Ферзеномъ и идти прямо на Варшаву. На дорогѣ къ этому городу Суворовъ разбилъ двухъ польскихъ предводителей Сѣраковскаго и Мокрановскаго. Косцюшко спѣшилъ предупредить соединеніе Суворова съ Ферзеномъ и напалъ на послѣдняго при мѣстѣчкѣ Мацѣевицахъ, къ 12 миляхъ отъ Варшавы, 30 сентября 1764 года: Поляки потерпѣли страшное пораженіе; Косцюшко, бросивъ свою саблю, сказалъ: Finis Poloniae! (конецъ Польшѣ!) и былъ взятъ въ плѣнъ. Въ самомъ дѣлѣ это былъ рѣшительный день для Польши; послѣднія нравственныя силы ея были истощены; вражда партій разгорѣлась, и послѣ Косцюшки не было болѣе человѣка, который бы своею личностію, общимъ довѣріемъ къ себѣ, могъ поддержать согласіе. Соединившись съ Ферзеномъ, Суворовъ взялъ варшавское предмѣстіе Прагу страшнымъ штурмомъ, сопровождавшимся крайнимъ ожесточеніемъ съ обѣихъ сторонъ. Взятіемъ Праги война кончилась; главы движенія убѣжали за границу; Станиславъ Августъ отказался отъ престола, переѣхалъ въ Петербургъ [1]; вассалъ Польши, герцогъ Курляндскій Петръ Биронъ черезъ годъ также сложилъ съ себя свое достоинство; области — Литовская, Гродненская и Курляндія были присоединены къ Россіи; воеводства Краковское, Сендомирское и Люблинское — къ Австріи; остальныя земли съ городомъ Варшавою — къ Пруссіи.

13. Отношенія къ революціонной Франціи. Когда революціонныя смуты начали усиливаться во Франціи, Екатетерина настаивала на томъ, чтобъ европейскіе дворы оказывали болѣе нравственную, чѣмъ матеріальную помощь Людовику XVI и роялистамъ; по ея мнѣнію, «самое существенное заключалось въ томъ, чтобъ принцы (братья Людовика XVI) полагались безконечно болѣе на самихъ себя и на своихъ многочисленныхъ приверженцевъ во Франціи, чѣмъ на какую-либо внѣшнюю помощь; возстановленіе монархіи могло сдѣлаться только французскими руками». Но ни король, ни братья его съ эмигрантами не были способны дѣйствовать по указаніямъ Екатерины, которая приводила имъ въ примѣръ дѣятельность Генриха IV; она писала: «Еслибъ я была на мѣстѣ принцевъ и въ ихъ лѣтахъ, то имѣла бы только въ виду поведеніе Генриха IV, который съ ничтожными: средствами сдѣлалъ много и сдѣлалъ все что хотѣлъ». Вслѣдствіе неумѣнья подражать Генриху IV, тронъ его потомка рушился и революціонная Франція начала наступательное движеніе противъ другихъ евро/с. 342/пейскихъ государствъ; она дѣйствовала и противъ Россіи, поднимая противъ нея Турцію и Швецію; опираясь на Францію, хлопотали въ Константинополѣ и польскіе выходцы, особенно Михайла Огинскій. Въ іюлѣ 1792 года Россія утвердила договоръ съ Австріею: обѣ державы обязались помочь другъ другу двѣнадцати-тысячнымъ войскомъ, смотря по надобности; 27 іюля подобный же договоръ заключенъ былъ съ Пруссіею, только вмѣсто войска державы обязались помогать деньгами. Въ 1793 году, по смерти Людовика XVI, Англія предложила императрицѣ войти съ нею въ союзъ, «по необходимости соединиться державамъ для обузданія революціи». Трактатъ былъ подписанъ 14 марта: обѣ державы обязывались помогать другъ другу въ войнѣ съ Франціею, не допускать никого въ торговлѣ съ нею и не подписывать отдѣльнаго мира. Іюля 11 вышелъ изъ Кронштадта и Ревеля флотъ подъ начальствомъ адмирала Чичагова, назначенный вмѣстѣ съ англійскими кораблями крейсировать въ Нѣмецкомъ морѣ, чтобъ прекратить торговлю Франціи и Голландіи съ ихъ колоніями и другими приморскими государствами. Императрица запретила переписки съ Франціею, французскіе журналы и книги; запретила Французамъ пріѣздъ въ Россію, если не было у нихъ паспортовъ отъ французскихъ принцевъ; остававшіеся въ Россіи Французы должны были дать присягу, что не признаютъ республиканскаго правленія и не будутъ имѣть сношенія съ своимъ отечествомъ, пока не возстановится тамъ королевская власть. Императрица признала всѣ распоряженія брата Людовика XVI (графа Прованскаго, въ послѣдствіи Людовика XVIII), когда онъ принялъ званіе правителя Франціи послѣ заключенія въ темницу дофина. Въ февралѣ 1795 года Англія заключила новый договоръ съ Россіею, вслѣдствіе котораго Екатерина послала вице-адмирала Ханыкова съ 6 кораблями и 6 фрегатами для соединенія съ англійскимъ флотомъ въ Нѣмецкомъ морѣ, чтобъ не допустить французскій флотъ соединиться съ голландскимъ. Въ 1796 году, устрашенный побѣдами молодаго Бонапарта, императоръ Францъ просилъ Екатерину о помощи; императрица обѣщала шестидесяти-тысячную армію, «чтобъ съ покровительствомъ Божіимъ приготовить торжество дѣла, почитаемаго ею дѣломъ всѣхъ монарховъ»: но она поставила условіемъ, чтобъ Пруссія послала противъ Франціи такое же число войска и чтобъ Англичане платили вспомогательныя деньги. Екатерина считала, необходимымъ «искреннее непреложное стремленіе возстановить французскую монархію, какъ единственное средство водворить прочный миръ, и для достиженія сей цѣли союзникамъ немедленно признать Людовика XVIII французскимъ королемъ и идти прямѣйшимъ путемъ во внутрь Франціи». Предводительство русскимъ вспомогательнымъ корпусомъ пору/с. 343/чено было Суворову, которому велѣно собрать въ Подольской губерніи армію и приготовиться къ походу въ четыре недѣли. Но смерть императрицы послѣдовавшая 6 ноября 1796 года остановила дѣло.

14. Персидская война. Въ послѣднее время царствованія Екатерины велась война на юго-восточныхъ предѣлахъ съ Персіею. Астрабадскій ханъ Магометъ, овладѣвъ персидскимъ престоломъ, напалъ на Грузію, разорилъ ее, подчинилъ себѣ Карталинію, Имеретію и другія области, бывшія подъ покровительствомъ Россіи. Противъ Персіянъ отправленъ былъ графъ Валеріанъ Александровичъ Зубовъ, который дѣйствовалъ очень удачно, но былъ остановленъ смертію Екатерины.

Примѣчаніе:
[1] Онъ умеръ здѣсь въ царствованіе преемника Екатерины.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 319-343.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.