Церковный календарь
Новости


2018-09-19 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №3 (18 марта 1906 г.)
2018-09-19 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 61-е (7 декабря 1917 г.)
2018-09-18 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Святая Русь въ исторіи Россіи (1970)
2018-09-18 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №2 (16 марта 1906 г.)
2018-09-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Кончина и погребеніе Блаж. Митр. Антонія (1970)
2018-09-17 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 60-е (5 декабря 1917 г.)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Какъ Митр. Антоній создалъ Зарубежную Церковь (1970)
2018-09-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Митрополитъ Антоній какъ учитель пастырства (1970)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Отдѣла I-го Журналъ №1 (14 марта 1906 г.)
2018-09-16 / russportal
Предсоборное Присутствіе 1906 г. Раздѣленіе на секціи (1906)
2018-09-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ и Митрополитъ Антоній (1970)
2018-09-15 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 59-е (4 декабря 1917 г.)
2018-09-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ, соборность и современность (1970)
2018-09-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 58-е (2 декабря 1917 г.)
2018-09-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). А. С. Хомяковъ и его богословскіе взгляды (1970)
2018-09-13 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 91-й (23 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - среда, 19 сентября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 14.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА L.
Царствованіе императора Павла Петровича.

1. Миролюбивое расположеніе императора. Подъ предлогомъ разстройства во внутреннемъ управленіи, новый императоръ объявилъ, что для Россіи необходимо спокойствіе извнѣ, и потому онъ отказывается отъ войны съ Франціею. «Россія (объявлено иностраннымъ дворамъ), будучи въ безпрерывной войнѣ съ 1756 года, есть потому единственная въ свѣтѣ держава, которая находилась 40 лѣтъ въ несчастномъ положеніи истощать свое народонаселеніе. Человѣколюбивое сердце императора Павла не могло отказать любезнымъ его подданнымъ въ пренужномъ и желаемомъ ими /с. 362/ отдохновеніи, послѣ столь долго продолжавшихся изнуреній. Однакоже хотя россійское войско не будетъ дѣйствовать противъ Франціи по вышеозначенной и необходимой причинѣ, государь не менѣе затѣмъ, какъ и покойная его родительница, остается въ твердой связи съ своими союзниками и чувствуетъ нужду противиться всевозможными мѣрами неистовой французской республикѣ, угрожающей всю Европу совершеннымъ истребленіемъ закона, правъ, имущества и благонравія».

2. Причины войны съ Франціею. Но изъ этого самаго объявленія уже видно, что миръ не будетъ продолжителенъ, ибо во всевозможныхъ мѣрахъ противиться французской республикѣ первая мѣра была война. Австрія, доведенная до крайности побѣдами Бонапарта, принуждена была заключить Кампоформійскій миръ, по которому Франція пріобрѣтала Нидерланды, Іоническіе острова съ нѣкоторыми округами на твердой землѣ, принадлежавшими упраздненной республикѣ венеціанской; Ломбардія поступала въ составъ республики Цизальпинской вмѣстѣ съ владѣніями моденскими и тремя областями папскихъ владѣній. Франція, управляемая тогда директоріей, воспользовалась своимъ торжествомъ для того, чтобъ еще болѣе распространить свои владѣнія и свое вліяніе. Воспользовавшись борьбою партій, она заняла своимъ войскомъ Швейцарію, переименованную въ республику Гельветическую; эта республика была независима только по имени; Французы дѣлали въ ней все, что хотѣли, а Женева прямо была присоединена къ Франціи. Въ Италіи Французы заняли Римъ, провозгласили здѣсь республику; папа Пій VI отвезенъ былъ во Францію. Наконецъ директорія дѣлала сильныя вооруженія, готовясь къ какому-то важному предпріятію, загадочному для Европы и тѣмъ болѣе безпокоившему.

Англія и Австрія обратились къ русскому императору, который имѣлъ и непосредственныя причины къ неудовольствію на Францію. Русскій консулъ былъ схваченъ Французами на одномъ изъ Іоническихъ острововъ и, не смотря на требованіе императора, не выпускался изъ заключенія. Польскіе выходцы нашли во Франціи явное покровительство со стороны директоріи и начали замышлять возстановленіе Польши. Толпы этихъ выходцевъ собирались въ Молдавіи съ намѣреніемъ вторгнуться въ Галицію. Косцюшко, освобожденный императоромъ Павломъ изъ плѣна съ обязательствомъ переѣхать въ Америку, пріѣхалъ въ Бордо, чтобъ отправиться на океанъ и, вмѣсто того, возвратился въ Парижъ. Генералъ Домбровскій въ сѣверной Италіи формировалъ на счетъ Франціи легіоны изъ Поляковъ для будущей польской арміи. Съ своей стороны французское правительство жаловалось, что русскій императоръ принимаетъ въ свое покровительство французскихъ /с. 363/ изгнанниковъ. Дѣйствительно императоръ Павелъ принялъ въ Россію 7000 французскихъ эмигрантовъ, составлявшихъ корпусъ войска подъ начальствомъ принца Конде; корпусъ этотъ былъ размѣщенъ въ Волынской и Подольской губерніяхъ. Самъ Людовикъ XVIII, гонимый отъ всюду вслѣдствіе мира Пруссіи и Австріи съ Франціею, просилъ у русскаго императора убѣжища себѣ, своему семейству и сотнѣ вѣрныхъ тѣлохранителей; государь исполнилъ просьбу и Людовикъ XVIII поселился въ Митавѣ, получая по 200,000 рублей ежегодно отъ русскаго правительства.

Въ началѣ 1798 года распространился слухъ, что Французы намѣрены отправить флотъ свой въ Черное море для нападенія на русскіе берега. Тогда государь велѣлъ вице-адмиралу Ушакову выйти въ море; Турціи было объявлено, что русскій флотъ будетъ готовъ помогать ей противъ Французовъ; съ другой стороны двѣ эскадры отправились для соединенія съ англійскимъ флотомъ, чтобъ крейсировать у береговъ Франціи и Голландіи.

3. Поведеніе Австріи и Пруссіи. Начиная борьбу съ Франціею, императоръ болѣе всего старался соединить силы Австріи и Пруссіи, которыя постоянно соперничали, мѣшали другъ другу, думая только о матеріяльныхъ пріобрѣтеніяхъ, тогда какъ дѣло шло совсѣмъ о другомъ, съ тѣхъ поръ, какъ революціонная Франція выставила новыя начала и стала распространять ихъ. Императоръ Павелъ старался внушить австрійскому императору и королю прусскому, что тройственный союзъ между Россіею, Австріею и Пруссіею тогда только будетъ крѣпокъ, «когда устранятся совершенно всякія непріязненныя предубѣжденія и всякіе замыслы на новыя пріобрѣтенія». Такъ какъ обѣ сильныя германскія державы, и Австрія и Пруссія, въ своихъ соглашеніяхъ съ Франціею приносили въ жертву собственнымъ интересамъ интересы мелкихъ германскихъ владѣній, то императоръ Павелъ приказывалъ напоминать имъ, что съ крайнимъ сожалѣніемъ взираетъ, когда оба сильнѣйшія государства Германіи ищутъ себѣ добычи въ ущербъ малосильнымъ и невиннымъ сочленамъ имперіи, и, главное старался внушить, что «оставшіяся еще внѣ заразы гусударства ничѣмъ такъ сильно не могутъ обуздать буйство французской націи, какъ тѣсною между собою связью и готовностію одинъ другаго охранять честь, цѣлость и независимость».

4. Союзъ пяти державъ противъ Франціи. Но внушенія эти остались тщетными; императоръ Павелъ, убѣдившись, что берлинскій дворъ, «по господствующему въ немъ пристрастію къ французскому правленію и по закоренѣлой зависти къ вѣнскому двору», вовсе не намѣренъ приступить къ союзу, рѣшился дѣйствовать за-/с. 364/ одно съ Австріею и велѣлъ двинуться на помощь послѣдней шестнадцатитысячному корпусу своихъ войскъ; а между тѣмъ Бонапартъ, отправившись изъ Тулона для завоеванія Египта, захватилъ (лѣтомъ 1798 года) островъ Мальту, принадлежавшій рыцарямъ св. Іоанна іерусалимскаго, которые съ 1797 года находились подъ покровительствомъ русскаго императора. Тогда рыцари, собравшись въ Петербургѣ, просили государя принять орденъ подъ свое державство: императоръ согласился принять званіе великаго магистра ордена и далъ обѣщаніе ограждать его права и стараться возвратить ему прежнее значеніе. Бонапартъ высадился на берега Египта; Турція просила помощй у Россіи, и эскадра Ушакова вступила въ Босфоръ. Въ Константинополѣ Ушаковъ былъ принятъ съ почестями и торжествомъ. Подтвердивъ ясскій договоръ, Россія и Турція положили помогать другъ другу противъ всякаго врага, «но отнюдь не въ видахъ завоеванія, а единственно для защиты цѣлости своихъ владѣній, для безопасности подданныхъ, для поддержанія политическаго равновѣсія и для противодѣйствія беззаконнымъ замысламъ французскаго правленія»; Порта приняла на свой счетъ содержаніе русской эскадры. Къ этому союзу приступили Англія и Неаполь; на помощь послѣднему отправленъ корпусъ русскихъ войскъ черезъ турецкія и австрійскія владѣнія въ далматскій городъ Зару, откуда неаполитанскіе корабли должны были перевести его на берега Италіи. Такимъ образомъ къ началу 1799 года образовался противъ Франціи союзъ изъ Россіи, Англіи, Австріи, Турціи и Неаполя; цѣль его была: «дѣйствительнѣйшими мѣрами положить предѣлъ успѣхамъ французскаго оружія и распространенія правилъ анархическихъ; принудить Францію войти въ прежнія границы и тѣмъ возстановить въ Европѣ прочный миръ и политическое равновѣсіе».

5. Дѣйствія турецко-русской эскадры. Осенью 1798 года союзная русско-турецкая эскадра направилась къ Іоническимъ островамъ, обѣщая жителямъ ихъ, что они, по изгнаніи Французовъ, получатъ самостоятельность; этимъ отстранялся поводъ къ соперничеству между союзниками; острова были отняты у Французовъ. На сухомъ пути, въ Италіи, король неаполитанскій Фердинандъ IV преждевременно началъ борьбу съ Франціею и лишился владѣній своихъ на полуостровѣ: онъ долженъ былъ удалиться въ Сицилію, а Неаполь, занятый Французами, переименованъ былъ въ Парѳенопейскую республику. Тогда Австрія просила императора Павла увеличить число русскихъ войскъ, назначенныхъ для соединеннаго дѣйствія съ нею въ Италіи, просила прислать и главнокомандующаго, именно Суворова. /с. 365/

6. Суворовъ. Мы видѣли дѣятельность Суворова во время турецкой, польской войны, во время Пугачевскаго возмущенія. Въ молодости Суворовъ получилъ образованіе, какое только тогда можно было получить, потому что отецъ, предназначая его, по слабости здоровья, къ гражданской службѣ, заставлялъ учиться наукамъ и языкамъ, чтеніе историческихъ книгъ развило въ немъ славолюбіе и уяснило для него самого его призваніе: онъ вступилъ въ военную службу. Здѣсь онъ подвигался очень медленно. 9 лѣтъ былъ солдатомъ; проживъ такъ долго вмѣстѣ съ солдатами, онъ совершенно сроднился съ ихъ бытомъ, съ ихъ привычками, языкомъ, привыкъ къ жизни простой, которую не покидалъ до конца. Въ чинахъ офицерскихъ Суворовъ пріобрѣлъ репутацію отличнаго кавалерійскаго офицера, быстраго при рекогносцировкѣ, отважнаго въ битвѣ и хладнокровнаго въ опасности. Но для Суворова этого было мало: онъ видѣлъ, какъ быстро шагаютъ любимцы счастія, менѣе его достойные, но умѣвшіе стать на видъ, и онъ рѣшился обратить на себя вниманіе, заставить заговорить о себѣ средствомъ, которое, разумѣется, лежало уже въ его природѣ и которое потому употреблено было имъ съ такимъ успѣхомъ; это средство было юродство, которое производитъ такое сильное впечатлѣніе въ неразвитыхъ обществахъ, когда при господствѣ воображенія надъ мыслящею, повѣряющею явленія способностію, все странное, выходящее изъ обычной колеи, имѣетъ обаятельную силу, заставляя предполагать что-то высшее, таинственное. Суворовъ сдѣлался чудакомъ; отбросивъ общепринятыя формы приличія, онъ ничего не дѣлалъ какъ другіе люди: говорилъ отрывисто, какими-то загадочными фразами, употреблялъ свои особыя выраженія, кривлялся, дѣлалъ разныя ужимки, ходилъ припрыгивая. Примѣняясь къ солдатскому быту, онъ довелъ до крайности свои спартанскій образъ жизни; вставая съ зарею, бѣгалъ по лагерю въ рубашкѣ, кричалъ пѣтухомъ, обѣдалъ въ 8 часовъ утра; въ одеждѣ также не соблюдалъ общей формы. Въ обращеніи съ подчиненными Суворовъ создалъ себѣ свою систему: строгій къ каждому въ исполненіи обязанностей служебныхъ, онъ въ тоже время не боялся сближаться съ солдатами, шутилъ съ ними, забавляя ихъ своими прибаутками. Говоря съ подчиненными, требовалъ отъ нихъ находчивости и смѣлости, отвѣтовъ быстрыхъ и точныхъ; слово «не знаю» было строго запрещено. Вдругъ обращался онъ къ солдату или офицеру съ какимъ-нибудь страннымъ, нелѣпымъ вопросомъ, и немедленно же надобно было отвѣчать ему такою же нелѣпостію; кто отвѣтилъ остро, умно, тотъ молодецъ, разумникъ; кто смутился, замнется — тотъ немогузнайка. Суворовъ достигъ своей цѣли; о немъ начали говорить; безчисленные анекдоты о его продѣлкахъ дошли до /с. 366/ императрицы Екатерины; громадная популярность была пріобрѣтена имъ между солдатами, которые видѣли въ Суворовѣ своего, и между которыми болѣе, чѣмъ въ другихъ классахъ общества, юродство имѣло обаятельною силу. Во время упомянутыхъ Екатерининскихъ войнъ, въ которыхъ Суворовъ участвовалъ съ такимъ блескомъ, онъ вполнѣ выказалъ духъ своихъ военныхъ правилъ: вѣрно разсчитать, гдѣ надобно нанести ударъ, быстрымъ движеніемъ появиться внезапно передъ непріятелемъ, атаковать его смѣло и рѣшительно, — вотъ простыя правила, которыя обыкновенно выражалъ онъ самъ тремя словами: глазомѣръ, быстрота, натискъ.

Мы видѣли, что въ концѣ царствованія Екатерины Суворовъ уже былъ назначенъ начальствовать надъ войскомъ, которое должно было идти на помощь Австріи противъ Французовъ; но смерть императрицы разстроила дѣло. — Преемникъ ея объявилъ, что не будетъ держаться воинственной политики предшествовавшаго царствованія, и скоро Суворовъ подвергся даже сильной опалѣ за медленность въ исполненіи указовъ императорскихъ относительно преобразованій въ войскѣ; онъ былъ отставленъ и велѣно ему жить въ своей вотчинѣ въ глуши Новгородской губерніи, подъ присмотромъ полицейскаго чиновника. Здѣсь онъ проводилъ свое время за книгами, внимательно слѣдилъ за политическими событіями; игралъ съ деревенскими мальчишками, по праздникамъ въ церкви читалъ апостолъ, пѣлъ на клиросѣ извонилъ въ колокола. Отсюда-то онъ былъ вызванъ въ началѣ 1799 года, чтобъ принять начальство надъ соединенною русско-австрійскою арміею.

Но Суворовъ съ своими правилами, съ своимъ глазомѣромъ, быстротою и натискомъ, вовсе не былъ такимъ главнокомандующимъ, который бы понравился въ Австріи, ибо здѣсь главнокомандующіе не могли дѣйствовать по своему глазомѣру; здѣсь они должны были исполнять рѣшенія придворнаго военнаго совѣта, состоявшіяся заблаговременно въ Вѣнѣ, подъ вліяніемъ первенствующаго министра, Тугута, который считалъ себя знатокомъ военнаго дѣла, вовсе не будучи имъ.

7. Торжество Суворова въ Италіи надъ Моро и Макдональдомъ. 3-го апрѣля Суворовъ пріѣхалъ къ арміи въ Верону; 17 числа онъ перешелъ рѣку Адду, поразивши Французовъ въ трехдневномъ бою на ея берегахъ; 18-го торжественно вошелъ въ Миланъ, столицу Цизальпинской республики, покинутую французскими чиновниками и приверженцами Франціи. Цѣлуя руку у архіепископа миланскаго, Суворовъ говорилъ ему: «я присланъ возстановить древній престолъ папскій и привести народъ въ послушаніе монарху его. Помогите мнѣ въ святомъ дѣлѣ». Первымъ распоряженіемъ Суворова въ Миланѣ было низпроверженіе Цизальпинской республики, чтó /с. 367/ поколебало во всей Италіи владычество Французовъ, вездѣ поднимался противъ нихъ народъ; такимъ образомъ въ двѣ недѣли по пріѣздѣ Суворова къ арміи положеніе дѣлъ перемѣнилось въ Италіи. Въ половинѣ мая былъ занятъ Туринъ; въ полтора мѣсяца вся почти сѣверная Италія была уже очищена отъ французовъ, во власти которыхъ здѣсь оставалась только сильная крѣпость Мантуа, да еще три-четыре крѣпости: французскій генералъ Моро долженъ былъ отойти за Апеннины и расположился въ области Генуэзской; но изъ южной Италіи шелъ другой французскій полководецъ Макдональдъ. Чтобъ не дать ему соединиться съ Моро, Суворовъ поспѣшилъ къ нему на встрѣчу съ необыкновенною быстротою, на рѣкѣ Тидоне 6 іюня вступилъ въ бой, не давши отдохнуть своему войску, и разбилъ Французовъ. Отброшенный за рѣку Тидоне, Макдональдъ отступилъ къ рѣкѣ Треббіи верстъ на семь назадъ. Здѣсь былъ кровопролитный двухдневный бой (7 и 8 іюня): изнуренные зноемъ италіянскаго лѣтняго дня Русскіе едва могли держаться; генералъ Розенбергъ подъѣхалъ къ Суворову съ тѣмъ, чтобъ посовѣтывать ему отступленіе; Суворовъ лежалъ въ истомленіи у большаго камня: «Попробуйте сдвинуть этотъ камень», отвѣчалъ онъ Розенбергу на его предложеніе: «не можете!... ну такъ и Русскіе не могутъ отступить!» Семидесятилѣтній старикъ забылъ свою усталость, сѣлъ на коня, появленіемъ своимъ заставилъ и солдатъ забыть усталость, и Французы были отброшены за рѣку со страшнымъ для нихъ урономъ; ночью Макдональдъ, найдя невозможнымъ дожидаться новаго нападенія, началъ отступленіе и тѣмъ призналъ себя окончательно побѣжденнымъ. Покончивъ съ Макдональдомъ, Суворовъ услыхалъ о движеніяхъ Моро и съ такою же быстротою обратился назадъ противъ него, но одно его появленіе заставило Моро отступить безъ боя.

8. Непріятности Суворова отъ австрійскаго правительства. Отъ императора Павла Суворовъ получалъ награды и рескрипты въ самыхъ лестныхъ выраженіяхъ; государь писалъ, что онъ изъявляетъ признательность къ великимъ дѣламъ своего подданнаго, которыми прославляется его царствованіе. Знаменитый соперникъ Суворова, Моро, признавалъ дѣйствія послѣдняго въ Италіи образцовыми; но недоволенъ былъ Тугутъ и придворный военный совѣтъ въ Вѣнѣ. Тотчасъ послѣ побѣды на Треббіи побѣдитель былъ огорченъ рескриптомъ имератора Франца, который просилъ Суворова совершенно отказаться отъ всѣхъ предпріятій дальныхъ и невѣрныхъ и о всякомъ важномъ предположеніи своемъ или дѣйствіи предварительно доводить до его свѣдѣнія. Военный придворный совѣтъ, съ одной стороны, давалъ Суворову непрошенные уроки въ томъ, что тотъ самъ /с. 368/ очень хорошо зналъ и исполнялъ, съ другой мѣшалъ ему въ самыхъ важныхъ распоряженіяхъ: такъ фельдмаршалъ хотѣлъ усилить себя піемонтскимъ войскомъ и приглашалъ Піемонтцевъ собираться подъ свои національные знамена и сражаться за свободу отечества и законное національное правительство; но Австрійцы никакъ не хотѣли согласиться на это и требовали, чтобъ Піемонтцы поступали въ Австрійскіе полки, на что тѣ никакъ не соглашались. Австрійцы приписывали успѣхи Суворова одному слѣпому счастію, порицали его дѣйствія, находя ихъ противными правиламъ военнаго искусства. Зато и Суворовъ не щадилъ австрійскихъ генераловъ: «Служба ихъ, писалъ онъ, въ титлахъ, амбиціи или эгоизмѣ, вредномъ обществу. Вездѣ гофкригсратъ, неискоренимая привычка битымъ быть... Его римско-императорское величество желаетъ, чтобъ ежели мнѣ завтра баталію давать, я бы отнесся прежде въ Вѣну. Военныя обстоятельства мгновенно перемѣняются, для нихъ нѣтъ никогда вѣрнаго плана. Фортуна летитъ какъ молнія: не схвати за волосы — уже она не возвратится». Австрійцы все хлопотали о сдачѣ Мантуи; наконецъ и эта сильная крѣпость, оплотъ сѣверной Италіи, сдалась 17 іюля; императоръ Павелъ возвелъ Суворова въ княжеское достоинство съ проименованіемъ Италійскаго.

9. Дѣйствія Русскихъ въ южной Италіи. Между тѣмъ Русскіе съ успѣхомъ дѣйствовали и съ другаго конца въ Италіи. Французы не долго нажили спокойно въ Неаполѣ или Парѳенопейской республикѣ. Республика-мать наложила на республику-дочь такую тяжелую контрибуцію, что народъ возсталъ во имя прежняго правительства, всѣ злоупотребленія котораго забылись при новыхъ бѣдствіяхъ и несправедливостяхъ. Тогда король Фердинандъ прислалъ для возставшихъ предводителя изъ Сициліи, кардинала Руффо, который былъ извѣстенъ больше какъ солдатъ, чѣмъ какъ духовное лицо. Лишь только Руффо явился въ Калабрію, какъ тысячи народа начали стекаться къ нему и онъ образовалъ ополченіе, которое назвалъ ратію св. Вѣры; но эта рать св. Вѣры наполнялась всякимъ сбродомъ, бѣглыми солдатами, преступниками, и потому успѣхъ ея вездѣ сопровождался грабежомъ, насиліями, буйствомъ и развратомъ. Между тѣмъ адмиралъ Ушаковъ отрядилъ небольшую эскадру, которая, плывя около береговъ, приводила приморскіе неаполитанскіе города въ повиновеніе королю Фердинанду; русскій капитанъ-лейтенантъ Белле высадился на берегъ съ 390 человѣкъ войска, и съ этою горстью успѣлъ утвердиться въ самой серединѣ неаполитанскихъ владѣній; Руффо соединился съ Белле, и русскіе офицеры, по просьбѣ кардинала, обучали его нестройныя толпы, наконецъ союзники рѣшились идти къ столицѣ. 2-го /с. 369/ іюня ночью Русскіе пробились въ Неаполь; узнавъ объ этомъ лаццарони бросились на республиканскіе войска съ крикомъ: «да здравствуетъ король!» Толпы Руффо съ яростію ворвались въ городъ; всю ночь продолжались убійства, грабежи и насилія. Однако республиканцы сопротивлялись еще два дня, и только къ вечеру 4-го числа роялистамъ удалось овладѣть всѣмъ городомъ. Убійства безоружныхъ, пожары и грабежи продолжались; только съ помощію Русскихъ кардиналъ Руффо успѣлъ наконецъ возстановить спокойствіе въ городѣ, когда уже болѣе 2000 домовъ было разорено, когда улицы были завалены трупами и облиты кровью.

10. Побѣда Суворова при Нови и походъ его въ Швейцарію. 15 августа Белле донесъ Суворову, что неаполитанское владѣніе освобождено отъ республиканцевъ. Въ это время фельдмаршалъ уже успѣлъ одержать новую блистательную и послѣднюю свою побѣду. Французское правительство вмѣсто Моро назначило Жубера главнокомандуюшимъ французскими войсками, сосредоточенными въ Генуэзской области. Жуберъ поскакалъ въ армію прямо отъ вѣнца и прощаясь съ молодою женою, сказалъ ей: «Ты меня увидишь мертвымъ или побѣдителемъ». Жуберъ расположилъ свое войско на послѣднихъ скатахъ Апенниновъ подлѣ городка Нови; Суворовъ напалъ на него здѣсь 4-го августа, и французскій главнокомандующій былъ убитъ въ самомъ началѣ дѣла; Моро принялъ начальство, но не могъ спасти своей арміи отъ пораженія; побѣдители взяли у нея почти всю артиллерію и до 4500 плѣнныхъ. Но въ то самое время, какъ Суворовъ торжествовалъ надъ Французами въ Италіи, тѣ, подъ начальствомъ Массены, торжествовали надъ Австрійцами въ Швейцаріи; а между тѣмъ союзные дворы составили новый планъ веденію войны, по которому въ Италіи должны были оставаться одни австрійскія войска, а Суворовъ долженъ былъ двинуться въ Швейцарію и соединиться тамъ съ русскимъ корпусомъ, находившимся подъ начальствомъ генерала Римскаго-Корсакова; австрійскія же войска, находившіяся подъ начальствомъ эрцъ-герцога Карла, по мѣрѣ вступленія Русскихъ въ Швейцарію, должны были выходить постепенно изъ этой страны. Но эрцъ-герцогъ Карлъ, не дожидаясь Суворова, поспѣшилъ вывести свои войска изъ Швейцаріи, тогда какъ Римскій-Корсаковъ съ 24.000 войска, даже и при содѣйствіи 20.000 Австрійцевъ, еще остававшихся въ Швейцаріи, не могъ держаться противъ 70.000 Французовъ; эрцъ-герцогъ хотѣлъ и эти 20.000 вывести изъ Швейцаріи, какъ только вступитъ туда Суворовъ, а Суворовъ могъ привести съ собою только 20.000 Русскихъ. Въ концѣ августа онъ приблизился уже къ Швейцаріи быстрыми переходами. Не имѣя точныхъ свѣдѣній ни о силахъ /с. 370/ непріятельскихъ, ни о мѣстности новаго театра войны, положившись во всемъ на бывшихъ при немъ австрійскихъ офицеровъ генеральнаго штаба, знакомыхъ съ мѣстностію, Суворовъ выбралъ путь черезъ С. Готардъ, въ ненастную погоду (10-13 сентября), при сильномъ сопротивленіи непріятеля. Русскіе взобрались на С. Готардъ съ неимовѣрнымъ усиліемъ, то подсаживая другъ друга, то упираясь штыками. Но, взобравшись на гору, надобно было спускаться съ нея: при помощи густаго тумана, Русскіе скатились на Французовъ и обратили ихъ въ бѣгство; но переходъ чрезъ Готардъ стоилъ Суворову 2000 человѣкъ. Препятствія и опасности только начинались: надобно было пройти сквозь узкое и низкое отверствіе, пробитое въ утесахъ, загораживающихъ дорогу на правомъ берегу рѣки Рейсы, надобно было перейти знаменитый Чертовъ мостъ, арку перекинутую съ утеса на утесъ на высотѣ 75 футовъ надъ бездною, и каждый шагъ при этомъ должно было покупать кровію.

Преодолѣвая на каждомъ шагу страшныя преграды природныя, встрѣчая вездѣ упорное сопротивленіе отъ непріятеля, Суворовъ достигъ Альторфа; но куда идти далѣе? Дорога, по которой шли до сихъ поръ Русскіе, прекращалась у Люцернскаго озера; впереди тропинки, въ позднее время года доступныя только для смѣлыхъ охотниковъ, привыкшихъ съ малолѣтства карабкаться по громаднымъ утесамъ и пустыннымъ ледникамъ. Но Суворовъ, во что бы то ни стало, хочетъ идти къ Швицу, гдѣ условился соединиться съ Корсаковымъ, и для этого избираетъ самую трудную тропинку къ Муттенской долинѣ: погруженные въ сырую мглу, солдаты лѣзутъ ощупью, не видя ничего ни снизу, ни сверху; обувь у нихъ избилась, сваливается съ ногъ; сухарные мѣшки совсѣмъ опустѣли, такъ что нечѣмъ подкрѣпить истощенныя силы. Наконецъ Суворовъ достигаетъ Муттенской долины, хочетъ идти далѣе къ Швицу, но тутъ получаетъ страшныя вѣсти: Корсаковъ потерпѣлъ совершенное пораженіе при Цюрихѣ и съ огромною потерею отступилъ къ Шафгаузену, а побѣдитель его, Массена, собираетъ армію къ Швицу, чтобъ запереть Русскимъ выходъ изъ Муттенской долины. Массена былъ твердо увѣренъ, что Суворовъ съ своимъ 18-тысячнымъ отрядомъ, окруженный со всѣхъ сторонъ непріятелемъ, превосходнымъ несравненно въ силахъ, принужденъ будетъ положить оружіе; выѣзжая изъ Цюриха, французскій главнокомандующій обѣщалъ плѣннымъ русскимъ офицерамъ привести къ нимъ черезъ нѣсколько дней Суворова и великаго князя Константина Павловича, находившагося при войскѣ. Суворовъ хорошо понималъ весь ужасъ своего положенія: на военномъ совѣтѣ, собранномъ 18 сентября, онъ объявилъ, что, со временъ Прута, русскія войска ни/с. 371/когда не были въ такомъ безвыходномъ положеніи: «Мы среди горъ», говорилъ онъ, «окружены непріятелемъ, превосходнымъ въ силахъ: что предпринять намъ? Идти назадъ постыдно: никогда еще не отступалъ я. Идти впередъ къ Швицу — невозможно: у Массены больше 60.000, у насъ нѣтъ и двадцати; къ тому же мы безъ провіанта, безъ артиллеріи... помощи ждать не отъ кого... мы на краю гибели! Одна надежда на всемогущаго Бога, да на храбрость и самоотверженіе моихъ войскъ! Мы Русскіе! Съ нами Богъ! Спасите честь Россіи и государя! Спасите сына нашего императора!» Съ этими словами старикъ бросился къ ногамъ великаго князя и облился слезами. Изъ толпы генераловъ первый послышался голосъ Дерфельдена, который ручался за храбрость и самоотверженіе войска, готоваго безропотно идти всюду, куда поведетъ великій полководецъ. На совѣтѣ, принято мнѣніе великаго князя идти къ Гларису и, если непріятель преградитъ дорогу, пробиться силою. Рѣшеніе было исполнено. Французы, имѣя двойной перевѣсъ въ силахъ, вмѣсто того, чтобъ совершенно истребить и забрать всю армію Суворова, какъ надѣялись, сами потерпѣли совершенное пораженіе отъ корпуса генерала Розенберга въ Муттенской долинѣ, въ то время какъ Суворовъ пробивалъ себѣ дорогу чрезъ долину Кленталь къ Гларису. 23 сентября у Глариса собралось все, что оставалось отъ арміи Суворова: изнуренныя безпримѣрнымъ походомъ, продолжительнымъ голодомъ, ежедневнымъ боемъ, оборванныя, босыя войска были безъ патроновъ, почти безъ артиллеріи; большая часть обоза погибла, не было на чемъ везти раненыхъ. 26 сентября Русскіе вышли изъ горъ, и страшный походъ швейцарскій кончился.

11. Разрывъ Россіи съ Австріею и Англіею. Выведши войско изъ Швейцаріи, Суворовъ расположилъ его въ Баваріи между рѣками Иллеромъ и Лехомъ: онъ еще не считалъ войну оконченною и готовился къ новому походу; но императоръ Павелъ, приписывая пораженіе Корсакова преждевременному выступленію австрійскихъ войскъ изъ Швейцаріи, написалъ императору Францу, что недовольный двуличнымъ и коварнымъ поведеніемъ австрійскаго министерства, онъ разрываетъ союзъ; къ Суворову государь написалъ: «Вы должны были спасать царей; теперь спасите русскихъ воиновъ и честь вашего государя». Разрывъ между Россіею и Австріею сильно встревожилъ лондонскій кабинетъ: англійскимъ посламъ въ Петербургѣ и Вѣнѣ предписано было всѣми силами содѣйствовать примиренію обоихъ императоровъ. Гнѣвъ императора Павла на вѣнскій дворъ былъ обезоруженъ видимымъ раскаяніемъ, съ которымъ императоръ Францъ принялъ извѣстіе о разрывѣ союза; Павелъ готовъ /с. 372/ былъ забыть всѣ непріятности и возобновить переговоры о будущей кампаніи, но подъ двумя условіями: чтобъ Тугутъ былъ смѣненъ, и чтобъ Австрія отказалась отъ своихъ властолюбивыхъ замысловъ насчетъ Италіи. Но понятно, что Тугутъ употребилъ всѣ усилія, чтобъ помѣшать возобновленію союза, который надобно было купить такою дорогою для него цѣною; когда Суворовъ, переведши свои войска изъ Баваріи въ Богемію, написалъ императору Францу, что по первому мановенію русское войско готово опять выступить въ походъ и онъ самъ пролить послѣднюю каплю крови для общаго дѣла, то австрійское правительство дало знать, что продолжительное пребываніе русской арміи въ его владѣніяхъ будетъ слишкомъ обременительно для края; а въ концѣ года въ Петербургѣ узнали объ оскорбленіи, нанесенномъ Австрійцами русскому флагу. Соединенныя русскія, австрійскія и турецкія войска осаждали итальянскую крѣпость Анкону, находившуюся еще во власти Французовъ; начальникъ австрійскаго отряда, тайкомъ отъ русскаго, заключилъ съ французскимъ комендантомъ договоръ о сдачѣ крѣпости, запретилъ пускать въ нее Русскихъ и Турокъ, и приказалъ силою спустить русскій и турецкій флаги и поднять одинъ австрійскій. Въ началѣ 1800 года Суворовъ вывелъ свои войска изъ Богеміи, и, простившись съ ними въ Краковѣ, отправился въ Петербургъ, гдѣ и умеръ 6 мая. Порвался союзъ и съ Англіею. Еще въ іюнѣ 1799 между этою державою и Россіею заключенъ былъ договоръ, по которому императоръ Павелъ обязался выставить войско и эскадру; Англія обязалась перевезть русскіе полки изъ Ревеля въ Англію, присоединить къ нимъ свое войско и взять на себя всѣ издержки экспедиціи, цѣлію которой назначалась Голландія или такъ названная Французами Батавская республика. Русскія войска были подъ начальствомъ генерала Германа, англійскія подъ начальствомъ герцога Іоркскаго, который былъ главнокомандующимъ всѣми союзными силами. Эта экспедиція не имѣла успѣха: въ сентябрѣ союзники были разбиты въ первомъ сраженіи при Бергенѣ, взяли верхъ во второмъ; но успѣхъ не доставлялъ никакихъ существенныхъ выгодъ: ни войска батавскія, ни большинство народа не возставали противъ Французовъ, которые держались очень упорно; потерявъ людей много, нуждаясь во всемъ необходимомъ, союзники принуждены были покинуть Голландію и возвратиться въ Англію (въ ноябрѣ). Здѣсь Русскіе были приняты не очень дружественно: ихъ помѣстили на островахъ Джерсеѣ и Гернсеѣ; они терпѣли крайній недостатокъ въ самыхъ необходимыхъ предметахъ, цѣлую зиму оставались безъ одежды и обуви. Зависть Англичанъ къ Русскимъ обнаружилась въ многихъ случаяхъ: такъ они старались подорвать русское вліяніе на Іо/с. 373/ническихъ островахъ. Такимъ образомъ отношенія между прежними союзниками становились все болѣе и болѣе непріязненными, и въ половинѣ апрѣля 1800 года императоръ Павелъ отозвалъ окончательно своихъ пословъ изъ Вѣны и Лондона.

12. Миръ съ Франціею и приготовленія къ войнѣ съ Англіею. Между тѣмъ во Франціи возвратившійся изъ Египта Бонапартъ уничтожилъ директорію и провозглашенъ былъ первымъ консуломъ. Лѣтомъ 1800 года онъ одною побѣдою при Маренго вырвалъ изъ рукъ Австрійцевъ весь край, завоеванный Суворовымъ въ прошломъ году. Въ тоже время Россія сблизилась съ Пруссіею въ видахъ дѣйствовать противъ Австріи, между обѣими державами заключенъ былъ договоръ съ обязательствомъ помогать другъ другу войскомъ. Относительно Англіи императоръ Павелъ предложилъ Пруссіи, Швеціи и Даніи возобновить вооруженный нейтралитетъ, потому что Англичане насильничали на моряхъ, объявивъ въ блокадѣ всѣ берега Франціи, Испаніи и другихъ союзныхъ съ Франціею земель; предложеніе было принято. Враждебныя отношенія къ прежнимъ союзникамъ необходимо вели къ сближенію съ прежнимъ врагомъ. Еще съ первыхъ мѣсяцевъ 1800 года начались сношенія императора Павла съ Бонапартомъ, посредствомъ берлинскаго двора. Въ іюлѣ первый консулъ далъ знать, что, желая сдѣлать угодное императору Павлу, освобождаетъ безъ всякаго размѣна всѣхъ русскихъ плѣнныхъ, находившихся во Франціи, мало того, онъ не хотѣлъ иначе отпустить плѣнныхъ, которыхъ число простиралось до 6800 человѣкъ, какъ одѣвъ ихъ совершенно за-ново, снабдивъ полнымъ вооруженіемъ и всѣми военными принадлежностями. Вслѣдствіе этого русское правительство вошло въ прямыя сношенія съ французскимъ, причемъ императоръ Павелъ далъ такой наказъ послу своему въ Берлинѣ, барону Крюднеру. «Въ особенности поручаю вамъ соблюдать полную искренность во всѣхъ сношеніяхъ вашихъ, какъ съ прусскимъ министерствомъ, такъ и съ французскими уполномоченными; объявляйте имъ прямо и просто мои повелѣнія. Правдивость, безкорыстіе и сила могутъ говорить громко и безъ изворотовъ». Основныя статьи мирнаго договора между Россіею и Франціею были слѣдующія: неприкосновенность владѣній короля Неаполитанскаго и герцога Виртембергскаго, возстановленіе короля Сардинскаго (съ оставленіемъ однако Савойи за Франціею), вознагражденіе курфюрста Баварскаго, также и другихъ германскихъ владѣтелей за области ихъ на лѣвой сторонѣ Рейна (отшедшія къ Франціи), посредствомъ секуляризаціи духовныхъ германскихъ владѣній по общему соглашенію Россіи, Франціи и Пруссіи.

/с. 374/ Кончилась одна война, начиналась другая — съ Англіею. Снова снаряжались эскадры, только что возвратившіяся изъ похода; къ западной границѣ имперіи стягивались войска. Атаманъ донскаго войска получилъ приказаніе собрать своихъ козаковъ съ артиллеріею и выступить къ Оренбургу, откуда двинуться потомъ чрезъ Хиву и Бухару на рѣки Индъ и Гангъ. Цѣль экспедиціи состояла въ томъ, чтобы разорить торговыя заведенія Англичанъ въ Остъ-Индіи, освободить изъ-подъ ихъ власти туземныхъ владѣтелей и завести въ томъ краѣ ближайшія связи съ Россіею. Но среди этихъ приготовленій смерть застигла императора 11 марта 1801 года. На престолъ вступилъ старшій сынъ его Александръ Павловичъ.

13. Внутренняя дѣятельность императора Павла. Самымъ важнымъ постановленіемъ императора Павла было учрежденіе объ императорской фамиліи, опредѣленіе порядка преемства престола и отношеній между членами императорской фамиліи (5 апрѣля 1797 года). — Касательно сословій, въ 1797 году велѣно наказывать дворянъ, гильдейскихъ гражданъ, священниковъ и дьяконовъ тѣлесно за уголовныя преступленія; указъ говоритъ: «Какъ скоро снято дворянство, то уже и привилегія до него не касается». Относительно духовенства императоръ Павелъ выразилъ желаніе, «чтобъ болѣе священство имѣло образъ и состояніе важности сана своего соотвѣтственныя». Для этого въ консисторіяхъ велѣно быть по крайней мѣрѣ половинѣ изъ бѣлаго священства; также установлены для него знаки отличія; въ селахъ церковныя земли велѣно обработывать прихожанамъ. По всѣмъ епархіямъ позволено было старообрядцамъ устроивать церкви и снабжать ихъ священниками, рукоположенными отъ православныхъ архіереевъ. Въ этомъ дѣлѣ особенное участіе принималъ знаменитый своими талантами и просвѣщеніемъ московскій митрополитъ Платонъ.

Касательно сельскаго народонаселенія въ декабрѣ 1796 года велѣно было прекратить самовольный переходъ поселянъ съ мѣста на мѣсто въ новороссійскихъ губерніяхъ, куда переманивалось много крестьянъ изъ внутреннихъ губерній. Въ 1797 году въ нѣкоторыхъ губерніяхъ взволновались крестьяне по ложнымъ слухамъ о свободѣ. Въ томъ же году запрещено продавать дворовыхъ людей и крестьянъ безъ земли съ молотка.

Касательно просвѣщенія, учреждены духовныя академіи въ Петербургѣ и Казани (1797). Въ 1798 году императоръ, «по причинѣ возникшихъ въ иностранныхъ училищахъ зловредныхъ правилъ, отправленіе туда молодыхъ людей соизволилъ воспретить; но чтобъ неограничить этимъ способовъ къ образованію, позволено было рыцарству /с. 375/ курляндскому, эстляндскому и лифляндскому избрать приличнѣйшее для учрежденія университета мѣсто и устроить оный». Вслѣдствіе этого въ 1799 году основанъ дерптскій университетъ. Вообще для всѣхъ выѣздъ за границу былъ запрещенъ. Въ 1797 году частныя типографіи были закрыты, и установлена цензура въ обѣихъ столицахъ, въ Ригѣ, Одессѣ и при таможнѣ Радзивиловской; въ каждомъ изъ этихъ мѣстъ было по три цензора — духовный, гражданскій и ученый; пропускались только такія книги, въ которыхъ не было ничего закону Божію, правиламъ государственнымъ и благонравію противнаго. Въ 1800 году запрещенъ былъ совершенно ввозъ книгъ и музыкальныхъ нотъ изъ за границы; позволено привозить только книги на тунгузскомъ языкѣ, нужныя для богуслуженія Бурятамъ.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 361-375.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.