Церковный календарь
Новости


2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). По поводу обращенія МП къ Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-17 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Ново-мученичество въ Русской Правосл. Церкви (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Каноническое положеніе РПЦЗ (1992)
2018-10-16 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Письмо въ редакцію Вѣстника РХД (1992)
2018-10-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отрицаніе вмѣсто утвержденія (1992)
2018-10-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Протоколъ 103-й (14 марта 1918 г.)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 5-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 4-я (1922)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Пятьдесятъ лѣтъ жизни Зарубежной Церкви (1992)
2018-10-13 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Измѣна Православію путемъ календаря (1992)
2018-10-12 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Тайна беззаконія въ дѣйствіи (1992)
2018-10-12 / russportal
Опредѣленіе Архіер. Собора РПЦЗ отъ 13/26 октября 1953 г. (1992)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Григорію мірянину (1908)
2018-10-11 / russportal
Преп. Ѳеодоръ Студитъ. Письмо къ Василію патрицію (1908)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 3-я (1922)
2018-10-11 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 2-я (1922)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 19 октября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 12.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
УЧЕБНАЯ КНИГА РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 8-е. М., 1880.

ГЛАВА LIII.
Царствованіе императора Николая Павловича.

1. Вопросъ о престолонаслѣдіи и смута 14 декабря. Съ двадцатыхъ годовъ XIX вѣка революціонное движеніе обходило Европу; оно созрѣвало повсюду въ тайныхъ обществахъ; въ Германіи оно обнаруживалось преимущественно въ университетахъ, имѣвшихъ важное значеніе въ странѣ; на югѣ, на полуостровахъ Пиренейскомъ и Апеннинскомъ, оно вспыхивало въ войскѣ; въ такой же формѣ какъ на югѣ Европы обнаружилось оно и въ Россіи. Въ послѣдніе годы царствованія императора Александра I-го въ Россіи образовались два тайныхъ общества, на сѣверѣ, въ Петербургѣ, и на югѣ, между офицерами расположенной тамъ арміи. Эти общества разнились въ направленіи: тогда какъ въ сѣверномъ мечтали объ ограниченной монархіи, въ южномъ мечтали о республикѣ; но въ томъ, и другомъ были люди, готовые на всякія крайнія средства для произведенія переворота. Императоръ Александръ уже въ Таганрогѣ, передъ самою кончиною узналъ подробности плана членовъ южнаго общества. Кончина императора и смута, наступившая послѣ этого по вопросу о престолонаслѣдіи внушила членамъ сѣвернаго общества мысль поспѣшить исполненіемъ своего замысла посредствомъ военной революціи. Смута относительно престолонаслѣдія состояла въ томъ, что такъ какъ императоръ Александръ не имѣлъ дѣтей, то престолъ долженъ былъ принадлежать старшему по немъ брату, цесаревичу Константину Павловичу; но цесаревичъ въ 1820 году развелся съ своею супругою, великою княгинею Анною Ѳедоровною, и поэтому случаю къ закону о престонаслѣдіи было издано дополнительное постановленіе, что если членъ императорской фамиліи вступитъ въ бракъ съ особою не изъ царскаго дома, то онъ не можетъ передать своей супругѣ права членовъ императорской фамиліи, и дѣти отъ этого брака не могутъ быть наслѣдниками престола. Цесаревичъ, послѣ своего развода, женился на графинѣ Грудзинской (получившей титулъ княгини Ловичъ), и въ слѣдствіе этого брака счелъ нужнымъ отказаться отъ правъ своихъ на русскій престолъ (1822 г.). Тогда императоръ приказалъ составить манифестъ (16 Августа 1823 г.), въ которомъ объявлялъ о добровольномъ отреченіи цесаревича и о томъ, что наслѣдникомъ престола долженъ быть великій князь Николай Павловичъ; манифестъ положенъ для храненія въ Московскій Успенскій соборъ; /с. 395/ три другіе экземпляра хранились въ св. синодѣ, въ государственномъ совѣтѣ и сенатѣ, съ тѣмъ, чтобы въ случаѣ кончины императора манифесты, хранившіеся въ Успенскомъ соборѣ и государственномъ совѣтѣ, были вскрыты прежде приступленія къ какому-нибудь другому дѣйствію. Объ этихъ распоряженіяхъ знали очень немногіе, самъ великій князь Николай Павловичъ зналъ очень неопредѣленно и вовсе не считалъ дѣло рѣшеннымъ. Когда извѣстіе о кончинѣ императора Александра достигло Варшавы, то здѣсь цесаревичъ Константинъ Павловичъ объявилъ, что императоромъ долженъ быть не онъ, а братъ его Николай Павловичъ, и присягнулъ послѣднему; но въ Петербургѣ великій князь Николай Павловичъ, не зная ничего объ актахъ, хранившихся въ Успенскомъ соборѣ и въ упомянутыхъ высшихъ учрежденіяхъ, счелъ своею обязанностію присягнуть и другихъ привести къ присягѣ старшему брату Константину, какъ императору, и когда узналъ достовѣрно о распоряженіи покойнаго императора, то не согласился остановить присяги, въ слѣдствіе чего сенатскій указъ о приведеніи къ ней былъ разосланъ по всей имперіи. Но въ народъ уже начали проникать слухи о томъ, что дѣло еще не рѣшено сенатскимъ указомъ, что цесаревичъ отказывается отъ престола; недоумѣніе и безпокойство овладѣло всѣми; а между тѣмъ въ разныхъ частяхъ Петербурга ежедневно собирались члены тайнаго общества; собранія эти были разрѣшены генералъ-губернаторомъ графомъ Милорадовичемъ, который былъ убѣжденъ, что у собиравшихся одни чисто литературныя дѣла. Скоро пришло въ Петербургъ изъ Таганрога донесеніе объ обширномъ заговорѣ въ арміи на югѣ, извѣстіе, по которому императоръ Александръ, за нѣсколько дней до кончины, велѣлъ арестовать нѣсколько лицъ. 12 декабря великій князь Николай Павловичъ получилъ письмо отъ цесаревича, въ которомъ тотъ рѣшительно отказывался отъ престола, и тогда былъ составленъ манифестъ о воцареніи императора Николая I-го.

14 декабря было назначено днемъ для обнародованія манифеста и принесенія присяги новому императору. Наканунѣ между членами тайнаго общества положено было дѣйствовать, но при этомъ рѣшеніи не было единства и опредѣленности. 14-го утромъ, когда гвардейскіе полки были приводимы къ присягѣ, въ нѣкоторыхъ изъ нихъ обнаружилось сопротивленіе; подстрекаемые внушеніями заговорщиковъ, что отреченіе цесаревича мнимое, солдаты схватились за оружіе, изранили офицеровъ, пытавшихся остановить ихъ, и съ криками: «Ура, Константинъ!» бросились на сенатскую площадь, въ сопровожденіи черни, безсознательно кричавшей тоже самое; къ слову: «Константинъ», присоединялось иногда слово: «Конституція». Графъ Милорадовичъ /с. 396/ подъѣхалъ къ мятежникамъ и сталъ уговаривать ихъ, но былъ смертельно раненъ двумя заговорщиками: «пережить 52 сраженія, и умереть такъ!» говорилъ старый генералъ, одна изъ знаменитостей 1812 года. Мятежныя войска начали стрѣлять; но вѣрныя войска стали все въ большемъ числѣ сосредоточиваться около императора, выѣхавшаго на площадь. Атаки конницы, направленныя противъ мятежниковъ, не удались; осталась тщетною и попытка высшаго духовенства подѣйствовать на нихъ религіозными увѣщаніями; короткій декабрскій день склонялся уже къ вечеру. Императоръ приказалъ дѣйствовать артиллеріею; картечь заставила мятежниковъ обратиться въ бѣгство и сенатская площадь была очищена въ самое короткое время. Ночью нѣсколько членовъ тайнаго общества были арестованы. Случилось, что, по упомянутому предварительному распоряженію, въ тотъ же самый день, 14 декабря арестованы были 13 членовъ южнаго общества. Но этотъ арестъ не остановилъ движенія на югѣ; другіе члены общества, видя, что заговоръ открытъ, рѣшились поднять возстаніе, и возмутили часть войска увѣреніями, что цесаревичъ Константинъ не отказывается отъ своихъ правъ и призываетъ каждаго русскаго къ ихъ защитѣ. Возмутившіеся заняли Васильковъ и оттуда направляли путь къ Кіеву; но были настигнуты войсками правительства и потерпѣли совершенное пораженіе. Послѣ того какъ слѣдственная коммиссія раскрыла заговоръ, верховный уголовный судъ нашелъ виновными 121 человѣка; изъ нихъ пятеро подверглись смертной казни повѣшеніемъ.

2. Внутреннее распоряженіе правительства. Императоръ Николай, въ самомъ началѣ царствованія, обратилъ вниманіе на законодательство. Мы видѣли, что, начиная съ Петра Великаго, въ каждое царствованіе предпринимались обширныя законодательныя работы, и всегда шли онѣ безуспѣшно относительно главной цѣли своей, составленія уложенія; а между тѣмъ, чѣмъ болѣе развивалось русское общество, тѣмъ громче становились вопли на трудности и злоупотребленія, порождаемыя отсутствіемъ не только уложенія, но даже и свода существующихъ постановленій. Медленность въ рѣшеніи дѣлъ была чрезвычайная; по справкамъ оказалось, что въ разныхъ судахъ Имперіи накопилось 2,850,000 дѣлъ и 127,000 подсудимыхъ находилось въ заключеніи; въ одной Курской губерніи съ 1821 года не было приведено въ исполненіе 660 сенатскихъ указовъ, кассы не подвергались повѣркѣ въ продолженіе многихъ лѣтъ и отчеты были наполнены невѣрностями. Императоръ принялъ законодательныя работы въ непосредственное свое вѣдѣніе, учредилъ въ собственной своей канцеляріи особое для нихъ отдѣленіе (второе), и поручилъ его человѣку, уже трудившемуся надъ состав/с. 397/леніемъ уложенія въ царствованіе Александра I-го, и пріобрѣтшаго опытность въ слѣдствіе самыхъ неудачъ своего дѣла, Сперанскому. Мысль сочинить уложеніе была оставлена, и положено составить сводъ дѣйствующихъ законовъ, безъ всякаго измѣненія. Для этого первоначально собраны были, по возможности, всѣ законы, начиная съ уложенія царя Алексѣя Михайловича, и въ 1830 году издано «Полное собраніе законовъ Россійской имперіи»; въ 1833 году вышелъ Сводъ законовъ дѣйствующихъ, распредѣленныхъ въ книги по главнымъ предметамъ дѣлъ правительственныхъ и судебныхъ. Потомъ, въ 1825 году издано уложеніе о наказаніяхъ уголовныхъ и исправительныхъ.

Мы видѣли, какъ Петръ Великій установилъ обязательный майоратъ и какъ это учрежденіе было уничтожено при императрицѣ Аннѣ; при императорѣ Николаѣ позволено было, по желанію, учреждать майораты. Чтобъ остановить стремленіе промышленныхъ людей въ дворянское сословіе посредствомъ государственной службы, установлено почетное гражданство; для удобствъ торговыхъ учреждены коммерческіе суды.

Относительно народнаго просвѣщенія изданъ новый уставъ учебныхъ заведеній высшихъ, среднихъ и низшихъ. Учреждены были два института: Профессорскій для образованія молодыхъ людей за границею, съ тѣмъ чтобы послѣ они могли занимать профессорскія каѳедры, и Главный Педагогическій для приготовленія преподавателей преимущественно въ среднія учебныя заведенія. Вмѣсто упраздненнаго Виленскаго университета былъ учрежденъ въ Кіевѣ университетъ св. Владиміра; учреждены были: Военная Академія, Училище Правовѣдѣнія, Технологическій Институтъ. Вниманіе правительства было сильно обращено на военно-учебныя заведенія. Правительственныя изданія, изданія Археографической коммиссіи и Полное Собраніе законовъ послужили важною подмогою при обработкѣ отечественной исторіи. Съ 1848 года были приняты особыя, по обстоятельствамъ, мѣры относительно народнаго образованія: число учащихся въ университетахъ ограничено; отправленіе молодыхъ людей за границу для усовершенствованія образованія остановлено; философскія каѳедры въ университетахъ закрыты.

3. Дѣла внѣшнія: Персидская война. При императорѣ Александрѣ, послѣ Гюлистанскаго мира, шли споры съ Персіею о границахъ. Въ самомъ началѣ своего царствованія императоръ Николай получилъ отъ командующаго на Кавказѣ генерала Ермолова извѣстіе, что Персіяне питаютъ противъ Россіи враждебные замыслы и собираютъ войско. Императоръ отправилъ генерала князя Меншикова въ Персію уладить дѣло о границахъ и во всякомъ случаѣ перегово/с. 398/рами выиграть время, нужное для присылки подкрѣпленій Ермолову: но русскій посолъ нашелъ шаха Фетъ-Али въ лагерѣ, гдѣ собрано было 40,000 войска; палатка князя Меншикова была окружена стражею, всѣ сообщенія съ нимъ были пресѣчены, депеши перехватывались. Сынъ шаха Аббасъ-Мирза хотѣлъ непремѣнно войны, чтобъ воспользоваться замѣшательствами, послѣдовавшими въ Россіи за смертію императора Александра. Муллы призывали народъ къ священной войнѣ для освобожденія мусульманскихъ провинцій, угнетаемыхъ русскими, и въ половинѣ іюля 1826 года Персіяне перешли границы. Возмутивъ нѣсколько пограничныхъ ханствъ, Аббасъ-Мирза стремился къ Тифлису; но въ этомъ стремленіи былъ остановленъ сопротивленіемъ крѣпости Шуши, которая болѣе полутора мѣсяца задержала подъ своими стѣнами непріятеля и дала время генералу Ермолову сдѣлать нужныя распоряженія. Отправленныя имъ войска начали удачно дѣйствовать противъ непріятеля, и 13 сентября присланный государемъ генералъ Паскевичъ, нанесъ Персіянамъ совершенное пораженіе подъ Елисаветполемъ, слѣдствіемъ чего было очищеніе русскихъ владѣній отъ непріятеля. Въ 1827 году Паскевичъ началъ наступательныя дѣйствія; Аббасъ-Мирза терпѣлъ постоянныя неудачи; въ октябрѣ Паскевичъ взялъ Эривань, считавшуюся оплотомъ Персіи, потомъ Тавризъ и Ардебиль. Не видя возможности спасти Тегеранъ, въ которому направлялись русскіе, шахъ заключилъ миръ. Договоръ былъ подписанъ 10 февраля 1828 года, въ деревнѣ Туркманчаѣ: Фетъ-Али уступилъ Россіи ханство Эриванское и Нахичеванское, обязался заплатить 20 милліоновъ рублей серебромъ контрибуціи и дать русскимъ подданымъ значительныя торговыя выгоды въ Персіи. Паскевичъ получилъ титулъ графа Эриванскаго.

4. Война Турецкая. Персіяне, воюя съ русскими, надѣялись на обѣщанную имъ помощь турецкую, но напрасно. Мы видѣли, какъ натянуты были отношенія между Россіею и Турціею въ послѣдніе годы царствованія Александра I-го по поводу Греческаго возстанія. Императоръ Александръ, не смотря на враждебные поступки Турокъ, удерживался отъ войны съ ними; онъ не хотѣлъ усиливать подозрѣнія, что греческое возстаніе произведено по наущенію русскаго правительства, и такъ какъ члены Священнаго союза высказались рѣшительно противъ революцій и дѣйствовали противъ нихъ вооруженною рукою въ Италіи и Испаніи, то императоръ Александръ не хотѣлъ явиться защитникомъ Греческой революціи, и требовалъ, чтобъ другія державы соединенными представленіями заставили султана дать удовлетвореніе Россіи и прекратить свирѣпство Турокъ противъ Грековъ. Но султанъ Махмудъ не хотѣлъ слышать о вмѣшательствѣ христіанскихъ державъ /с. 399/ въ его дѣла съ бунтующими подданными, тѣмъ болѣе, что Австрія и Англія дѣйствовали явно въ интересахъ Турецкаго правительства. Императоръ Николай, хотя обнаруживалъ полное сочувствіе къ охранительнымъ началамъ Священнаго союза, однако не хотѣлъ, чтобъ Россія долѣе находилась въ несогласныхъ съ ея достоинствомъ отношеніяхъ къ Турціи. Вся Европа признавала за Россіей право требовать вооруженною рукою удовлетворенія за оскорбленіе своего посланника въ Константинополѣ въ началѣ Греческаго возстанія, за нарушеніе договоровъ, за гоненіе на православную церковь. Наконецъ Англійское правительство, видя всеобщее сочувствіе къ Греческому дѣлу у себя и въ цѣлой Европѣ, сочло необходимымъ перемѣнить политику, и начало дѣйствовать въ пользу Грековъ, къ ущербу значенія Россіи, естественной покровительницы восточныхъ христіанъ. Въ мартѣ 1826 года императоръ Николай велѣлъ объявить Портѣ въ послѣдній разъ свои требованія состоявшія; во 1) въ томъ чтобъ въ Дунайскихъ княжествахъ (Молдавіи и Валахіи) возстановленъ былъ порядокъ вещей, установленный договорами между Россіею и Турціею, и нарушенный послѣднею въ 1821 году введеніемъ турецкихъ войскъ подъ предлогомъ возстанія, 2) чтобъ Сербія пользовалась всѣми правами, выговоренными ей по Бухарестскому миру, и Сербскіе депутаты, задержанные въ Константинополѣ, были освобождены; 3) чтобъ Турецкое правительство оказало полное удовлетвореніе по прежнимъ требованіямъ и для окончательнаго улаженія дѣлъ выслало уполномоченныхъ на русскія границы. Если черезъ шесть недѣль по полученіи ноты, Турецкое правительство не исполнитъ этихъ требованій, то русскій повѣренный по дѣламъ оставитъ Константинополь. Представленія посланниковъ важнѣйшихъ европейскихъ дворовъ, особенно Англійскаго, заставили Порту исполнить требованія Русскаго императора; но потомъ она стала протягивать время, и только въ концѣ іюля въ Аккерманѣ начались конференціи уполномоченныхъ. Дѣло кончилось тѣмъ, что 26 сентября Турецкіе уполномоченные подписали слѣдующія статьи: 1) Бухарестскій договоръ подтверждается; 2) подтверждаются права и привиллегіи Молдавіи и Валахіи; правленіе въ каждомъ изъ Дунайскихъ княжествъ вручается на семь лѣтъ господарю, избираемому дворянскимъ собраніемъ, господарь управляетъ независимо отъ Порты при участіи совѣта изъ бояръ, и не можетъ быть смѣненъ безъ согласія Россіи. 3) Мѣста на азіатскихъ границахъ, за которыя происходилъ десятилѣтній споръ, уступаются Россіи. 4) Порта обязывается въ теченіе года уступить Сербамъ всѣ права и привиллегіи, означенныя въ Бухарестскомъ договорѣ. 5) Удовлетворяются долговые /с. 400/ иски русскихъ подданныхъ на Турецкомъ правительствѣ. 6) Русскіе корабли свободно проходятъ изъ Чернаго моря въ Средиземное.

Порта уступила здѣсь; но не уступила ничего въ Греческомъ вопросѣ, не смотря на требованія знаменитаго своимъ настойчивымъ характеромъ Англійскаго посланника Стратфорда Каннинга. Между тѣмъ пріѣхалъ въ Константинополь русскій посланникъ Рибопьеръ, и тогда оба посланника, русскій и англійскій, объявили Портѣ требованія своихъ дворовъ относительно Грековъ (февраль 1827 года): Порта удерживаетъ надъ Греціею верховную власть, Греція платитъ султану ежегодно дань, но получаетъ совершенно независимое внутреннее управленіе, причемъ находящіеся въ Греціи Турки должны выселиться. Порта отвергла требованія. Тогда три державы — Россія, Англія и Франція, заключили въ Лондонѣ договоръ 24 іюня (6 іюля): условились снова сдѣлать Портѣ означенныя предложенія (февральскія) и требовать прекращенія военныхъ дѣйствій съ обѣихъ сторонъ; если которая-нибудь изъ воюющихъ сторонъ не согласится на перемиріе въ продолженіе мѣсячнаго срока, то три договорившіяся державы, для достиженія своей цѣли, принимаютъ соотвѣтствующія обстоятельствамъ мѣры. И коллективная нота трехъ державъ не имѣла дѣйствія: Порта отвѣчала, что рѣшилась никогда не допускать чужаго вмѣшательства въ свои внутреннія дѣла, и въ слѣдъ затѣмъ сильный Турецкій флотъ повезъ въ Морею новое войско. Въ Архипелагѣ находились тогда три эскадры: Англійская подъ начальствомъ адмирала Кодрингтона, Французская подъ начальствомъ Риньи и Русская Гейдена; начальники эскадръ получили отъ своихъ правительствъ предписаніе соединенными силами препятствовать продолженію войны. Когда начальникъ турецкаго флота, Ибрагимъ-паша расположился въ Наваринской гавани, чтобъ оттуда начать дѣйствія противъ Грековъ, то англійскій адмиралъ первый явился предъ Навариномъ; потомъ присоединился къ нему французскій, и оба вступили въ переговоры съ Ибрагимъ-пашею, требовали прекращенія военныхъ дѣйствій, грозили, что въ противномъ случаѣ будутъ принуждены истребить турецкій флотъ, говорили, что Франція и Англія никогда не дѣйствовали враждебно противъ Турціи, и теперь вступили въ союзъ только для того, чтобъ помѣшать честолюбивымъ планамъ русскаго императора, который хочетъ возстановить Восточную римскую имперію. Ибрагимъ паша отвѣчалъ, что онъ ничего не знаетъ о тройномъ союзѣ, и что его обязанность защищать султана. Ибрагимъ началъ опустошительную войну противъ Грековъ, а между тѣмъ къ англійской и французской эскадрамъ присоединилась и русская; союзники дали битву турецкому флоту и въ четыре часа истребили его (8 октября 1827 года).

/с. 401/ Наваринская битва только раздражила Турокъ и нисколько не ослабила ихъ упорства; посланикамъ трехъ союзныхъ державъ было объявлено, что покорность Грековъ остается единственнымъ основнымъ условіемъ мира, въ слѣдствіе чего посланники потребовали своихъ паспортовъ. Турки съ жаромъ начали приготовляться къ войнѣ, и злоба ихъ преимущественно была обращена на Россію, что высказалось въ султанскомъ манифестѣ: «Извѣстно, говорилось въ манифестѣ, что магометане питаютъ врожденную ненависть къ невѣрнымъ; извѣстно, что послѣдніе суть враги ислама, и именно Русскіе, которые 60 лѣтъ пользуются всякимъ удобнымъ случаемъ, чтобъ нападать на Турцію и должны считаться главными врагами Порты. Они составили заговоръ съ своими единовѣрцами Греками, чтобъ стереть имя мусульманское съ лица земли. Мы заключили съ ними вредный для насъ договоръ Аккерманскій; но они этимъ неудовольствовались, вооружили противъ насъ и другихъ Франковъ».

Это было въ декабрѣ 1827 года; въ апрѣлѣ 1828 русскій императоръ объявилъ, что не думаетъ о разрушеніи Оттоманской имперіи и о распространеніи предѣловъ своей, что готовъ удержаться отъ войны, если Порта обезпечитъ прежніе договоры и исполнитъ требованія союзниковъ по дѣлалъ греческимъ. Отвѣта не было, и война началась. Русскіе полки заняли Молдавію и Валахію, въ присутствіи самого государя перешли Дунай; сильныя крѣпости Браиловъ и Варна были взяты. Съ другой стороны въ Азіи графъ Паскевичъ взялъ штурмомъ знаменитую крѣпость Карсъ, поразилъ турокъ подъ Ахалцыхомъ, и овладѣлъ послѣднимъ съ страшнымъ кровопролитіемъ: все это было сдѣлано, по Румянцовскому и Суворовскому примѣру, съ самыми ограниченными средствами. Такъ окончилась въ Европѣ и Азіи компанія 1828 года.

Въ началѣ 1829 года начала было грозить новая война Персидская: въ Тегеранѣ возмутившаяся чернь умертвила русскаго посланника Грибоѣдова (знаменитаго автора: «Горе отъ ума») съ большею частію свиты; шахъ сталъ собирать войска на границахъ; султанъ спѣшилъ войти съ нимъ въ переговоры; но шахъ скоро одумался и прислалъ внука своего Хозревъ-Мирзу въ Петербургъ просить императора предать забвенію Тегеранское происшествіе. Султанъ остался одинокъ. Въ іюнѣ 1829 года Паскевичъ поразилъ двѣ турецкія арміи и овладѣлъ богатымъ Арзерумомъ. Въ Европѣ за болѣзнію фельдмаршала Витгенштейна прнялъ начальство надъ войскомъ графъ Дибичъ. Новый главнокомандующій въ маѣ поразилъ великаго визиря при Кулевчѣ: Турки потеряли 5.000 убитыми, весь обозъ, артиллерію, знамена. По/с. 402/слѣ паденія Силистріи, заперевъ разбитаго визиря въ Шумлѣ, Дибичъ перешелъ за Балканы и занялъ Адріанополь (8 августа).

Вся тяжесть войны пала такимъ образомъ на Россію; ей одной и принадлежала слава освобожденія Греціи, ибо только успѣхами русскихъ войскъ сломлено было упорство Порты относительно требуемаго Европою рѣшенія греческаго вопроса; легкіе подвиги французскаго отряда въ Мореѣ не могли имѣть никакого вліянія. Что же касается до другихъ державъ, то въ Англіи сильно жалѣли о Наваринской битвѣ, поведшей къ разрыву. Англія и Австрія трепетали передъ успѣхами русскихъ войскъ въ Турціи и въ тоже время хлопотали о сокращеніи предѣловъ будущей независимой Греціи. Австрійскій канцлеръ Меттернихъ предлагалъ соединенными усиліями четырехъ державъ — Австріи, Англіи, Франціи и Пруссіи, принудить Россію къ миру съ Турціею и предписать его условія; этому плану воспротивилась Франція; здѣсь общественное мнѣніе было въ то время за Россію, и король Карлъ X-й объявилъ, что если Австрія начнетъ враждебныя дѣйствія противъ Россіи, то Франція объявитъ войну Австріи. Еще въ 1828 году Порта объявила, что согласна переговаривать о Греческихъ дѣлахъ съ уполномоченными западныхъ державъ, и лѣтомъ 1829 года посланники англійскій и французскій пріѣхали въ Константинополь. Когда пришло извѣстіе о занятіи Адріанополя, Порта, по совѣту посланниковъ западныхъ державъ, рѣшилась просить мира и объявила, что относительно Греціи приступаетъ къ Лондонскому трактату. 2 сентября въ Адріанополѣ былъ подписанъ мирный договоръ: европейскія границы обѣихъ державъ были опредѣлены рѣкою Прутомъ, и по соединеніи ея съ Дунаемъ, этою послѣднею рѣкою до Георгіевскаго устья; острова на Дунайской дельтѣ должны принадлежать Россіи; на Азіатской границѣ Россія удерживала за собою крѣпости: Анапу, Поти, Ахалцыхъ и Ахалкалаки. Молдавія, Валахія и Сербія пользуются всѣми привилегіями и вольностями, выговоренными въ Аккерманскомъ договорѣ. Русскіе подданные пользуются полною свободою торговли въ Турецкихъ областяхъ; русскіе корабли и корабли всѣхъ находящихся съ Турціею въ мирѣ націй подъ торговымъ флагомъ свободно проходятъ чрезъ Дарданеллы и Босфоръ, Турція обязана вознаградить русскихъ купцовъ за прежнія ихъ потери, 1,500,000 голландскихъ червонцевъ, и выплатить за военныя издержки значительную сумму денегъ.

5. Война съ польскими повстанцами. Мы видѣли, что Россія находилась въ дружественныхъ отношеніяхъ къ Франціи. Эти отношенія, при дружественныхъ же отношеніяхъ Пруссіи, сдерживали постоянно враждебные замыслы Австріи и Англіи. Но въ 1830 /с. 403/ году, іюльская революція, свергнувшая старшую линію Бурбоновъ съ французскаго престола, повела къ перемѣнѣ отношеній. Новое правительство (Людовикъ-Филиппъ Орлеанскій), какъ происшедшее изъ революціи, уже по этому самому не могло снискать расположеніе императора Николая, постоянно вѣрнаго консервативному принципу, тѣмъ болѣе, что въ слѣдствіе французской революціи возникли революціонныя движенія и въ другихъ странахъ, и главное — въ Польшѣ.

Члены польскихъ тайныхъ обществъ входили въ сношенія съ членами русскихъ, толковали о необходимости соглашенія, но ограничивались одними толками, ибо цѣли были разныя; Русскіе имѣли въ виду внутреннія перемѣны въ Россіи, а Поляки возстановленіе независимой Польши въ прежнихъ ея предѣлахъ. Признанія русскихъ заговорщиковъ снова указали правительству на существованіе тайныхъ обществъ въ Польшѣ. Назначена была слѣдственная коммиссія для Польши; по признанію; арестованныхъ, они имѣли цѣлію произвести возстаніе всею народною массою и ввести конституцію 3-го мая, какъ скоро Россія будетъ занята какою-нибудь опасною войною. Произнесеніе приговора государь поручилъ польскому сенату, который не могъ дѣйствовать безпристрастно въ дѣлѣ, считавшемся польскимъ національнымъ дѣломъ; сенаторы оправдали обвиненныхъ, что послужило поощреніемъ къ дальнѣйшимъ революціоннымъ движеніямъ. Князь Чарторыйскій, возвратившійся изъ-за границы въ Варшаву, и Лелевель стали дѣйствовать смѣлѣе, особенно, когда Россія въ 1828 году начала трудную турецкую войну, на которую неодобрительно смотрѣли другія европейскія державы. Подпоручикъ Высоцкій основалъ тайное общество изъ молодыхъ офицеровъ и воспитанниковъ военныхъ школъ. Такимъ образомъ французская революція, вспыхнувшая въ іюлѣ 1830 года, нашла Польшу готовою подражать примѣру Франціи, въ которой Поляки надѣялись найти поддержку. Заговорщики разсѣялись по областямъ, составлявшимъ прежнее польское королевство для возбужденія возстанія. Въ Варшавѣ городскимъ жителямъ говорилось, что все войско готово къ возстанію, военныхъ увѣряли, что всѣ горожане дружно поддержатъ революцію. 16 ноября 1830 года заговорщики изъ офицеровъ собрались и одобрили цѣли возстанія, состоявшія изъ трехъ главныхъ пунктовъ: умерщвленіе цесаревича Константина Павловича, захватъ арсенала и обезоруженіе русскихъ войскъ. На другой день вечеромъ, 17 ноября заговорщики ворвались во дворецъ (Бельведеръ), умертвили нѣсколько близкихъ къ великому князю лицъ, но самъ цесаревичъ успѣлъ удалиться къ войску. Арсеналъ былъ захваченъ заговорщиками и разграбленъ; оружіе роздано черни, возбужденной криками заговорщиковъ, что Русскіе рѣжутъ Поляковъ, /с. 404/ жгутъ и грабятъ городъ. Для показанія несправедливости этихъ криковъ русскія войска были оставлены въ бездѣйствіи и такимъ образомъ потеряна была возможность утушить возстаніе въ его началѣ. Ночью князь Любецкій созвалъ членовъ административнаго совѣта, присоединивши къ нимъ еще нѣсколько вліятельныхъ лицъ, и предложилъ имъ войти въ переговоры съ цесаревичемъ; великій князь приказалъ объявить ему, что онъ отступаетъ и предоставляетъ Полякамъ самимъ согласить свои недоразумѣнія. Русскія войска дѣйствительно очистили Варшаву, что подняло духъ революціонеровъ, и отняло значеніе у существующихъ властей и людей умѣренныхъ. Революціонеры начали стремиться къ совершенному разрыву съ Россіею. Начальство надъ войскомъ было поручено имѣвшему по своей службѣ и характеру почетную извѣстность генералу Хлопицкому; но, видя умѣренность дѣйствій Хлопицкаго и административнаго совѣта, революціонеры составили патріотическое общество съ публичными засѣданіями въ городской ратушѣ; цѣль комитета состояла въ томъ, чтобъ направлять общественное мнѣніе и поддерживать революціонное движеніе; Лелевель былъ назначенъ президентомъ общества, которое дѣйствовало посредствомъ ежедневной газеты «Патріотъ», раздаваемой безденежно, посредствомъ зажигательныхъ стихотвореній и посредствомъ возбужденія надеждъ слухами о затруднительномъ положеніи Россіи и Пруссіи и о готовности Франціи и Австріи поддержать польскую независимость.

Съ самаго начала обозначились уже двѣ партіи: умѣренная, желавшая сохранить связь съ Россіею и устройство, данное императоромъ Александромъ, только съ большею правильностію въ управленіи, и демократическая, требовавшая новаго устройства по началамъ, провозглашеннымъ во Франціи, и возстановленія независимой Польши съ русскими областями на востокѣ, съ западною Пруссіею и Помераніею, частію Бранденбурга и Силезіи на западѣ. Между тѣмъ польская армія, устроенная цесаревичемъ Константиномъ Павловичемъ, окончательно перешла на сторону революціи, чтó заставило великаго князя съ русскими войсками двинуться изъ окрестностей Варшавы и оставить Польшу; сдана была и сильная крѣпость Модлинъ, заключавшая въ себѣ огромные военные запасы, которые дали возможность революціонерамъ вести продолжительную борьбу съ Россіею. Административный совѣтъ пересталъ существовать; образовалось временное правленіе, замѣненное въ послѣдствіи высшимъ національнымъ совѣтомъ. Генералъ Хлопицкій, видя анархическія движенія демократовъ, отражавшіяся и въ войскѣ, объявилъ, что слагаетъ съ себя званіе главнокомандующаго; тогда принуждены были провозгласить его диктато/с. 405/ромъ. Противъ Хлопицкаго, къ которому примыкали умѣренные, сталъ Лелевель съ товарищами, невыпускавшими изъ рукъ направленіе народныхъ революціонныхъ движеній, тогда какъ Хлопицкій старался больше всего о примиреніи съ русскимъ правительствомъ, не имѣя никакой надежды на успѣхъ борьбы съ Россіею. Для переговоровъ съ императоромъ отправились въ Петербургъ князь Любецкій и графъ Езерскій; тогда какъ Лелевель требовалъ возмущенія Литвы и наступательнаго движенія на Россію, ибо революція, по его словамъ, должна нападать, чтобъ имѣть успѣхъ. Партія войны взяла верхъ, и въ январѣ 1831 года Хлопицкій сложилъ съ себя диктатуру. Когда онъ настаивалъ на недостаточность средствъ Польши къ борьбѣ, и ему предлагали усилить войско косиньерами, то онъ отвѣчалъ: «Ведите сами войну съ вашими косарями, а мнѣ ихъ и даромъ не надобно». Собрали сеймъ и главнокомандующимъ былъ провозглашенъ князь Радзивилъ, человѣкъ слабый, безъ военныхъ способностей; избраніе его сопровождалось криками: «въ Литву! въ Литву!»

13 Января въ засѣданіи сейма возвратившійся изъ Петербурга графъ Езерскій [1] сообщилъ о своемъ разговорѣ съ императоромъ, который сказалъ ему: «Я царь польскій и хочу имъ остаться; но я не могу допустить ничего, что имѣло бы даже видъ уступки, въ особенности если ее требуютъ отъ меня въ минуту бунта и съ оружіемъ въ рукахъ. Могу ли я, законный вашъ царь, вступить въ унизительные переговоры съ моими подданными? Будь я только польскимъ царемъ, я бы находился теперь среди васъ; а какъ русскій императоръ, я долженъ обратить вниманіе и на другіе интересы; я не могу упускать изъ виду честь и достоинство великаго государства. Возможно ли требовать, чтобъ я все предалъ забвенію? развѣ въ Варшавѣ не было совершено убійствъ? развѣ не покушались на жизнь моего брата? Отъ меня требуютъ, чтобъ я уступилъ присоединенныя къ Имперіи прежде бывшія польскія провинціи. Такая мысль никогда не могла прійти мнѣ на умъ; угрозами еще менѣе можно достигнуть того, что составляетъ дѣло немыслимое. Какимъ образомъ я могу одно изъ государствъ, стоящихъ подъ моимъ скипетромъ, возвышать на счетъ другаго. Пусть только Поляки положатся на меня, и они будутъ счастливы». Императоръ объявилъ, что въ качествѣ польскаго царя онъ считаетъ своею обязанностію подавить возмущеніе и наказать преступниковъ, и если нація вооружится противъ него, то Поляки своими же пушечными выстрѣлами низринутъ Польшу. — Послѣ этихъ сообщеній Езерскаго и зажигательныхъ рѣчей, говоренныхъ по ихъ поводу, сеймъ провоз/с. 406/гласилъ императора Николая и всѣхъ членовъ фамиліи Романовыхъ лишенными польскаго престола. Учреждено было правительство изъ 5 членовъ подъ предсѣдательствомъ князя Чарторыйскаго. Иностранныя правительства болѣе или менѣе холодно отнеслись къ польскому дѣлу, и Полякамъ нужно было самимъ позаботиться о себѣ, когда пришло извѣстіе, что русскія войска перешли границы царства.

Русская стотысячная армія находилась подъ начальствомъ фельдмаршала графа Дибича-Забалканскаго. Фельдмаршалу доносили, что «Евреи, Нѣмцы и среднее сословіе встрѣчаютъ русскихъ съ радостію, какъ возстановителей порядка; простой народъ совершенно равнодушенъ и желаетъ только покоя; но шляхта и духовенство употребляютъ всѣ усилія для его возбужденія. Обезоруженіе хотя и приводится въ исполненіе въ городахъ безпрепятственно, однако вездѣ находятъ скрываемое оружіе, и предводители видимо выжидаютъ только удобнаго случая удаленія русскихъ войскъ для открытаго возстанія. На лицахъ чиновниковъ и шляхты написана скрытая ненависть, хотя они и встрѣчаютъ Русскихъ съ полнымъ смиреніемъ; если мы будемъ счастливы въ нашихъ дѣйствіяхъ, то намъ нечего бояться; въ случаѣ же неудачи, мы должны опасаться всего». 13 февраля въ окрестностяхъ Варшавы, при селѣ Гроховѣ произошло кровопролитное сраженіе, въ которомъ Поляки были побѣждены; Варшава пришла въ ужасъ; экипажи, наполненные бѣглецами, спѣшили за заставу; русскія войска готовились къ штурму на слѣдующее утро, но вмѣсто штурма отдано приказаніе объ отдыхѣ. Поляки ободрились, чему много способствовалъ своею дѣятельностію новый главнокомандующій Скржинецкій, выбранный на мѣсто Радзивила, доказавшаго подъ Гроховымъ свою неспособность.

Фельдмаршалъ думалъ, что послѣ Гроховскаго пораженія Поляки покорятся безъ дальнѣйшаго кровопролитія; дѣйствительно Скржинецкій завелъ переговоры; но фельдмаршалъ требовалъ безусловной покорности, а Поляки требовали надлежащихъ ручательствъ въ прочности своихъ правъ, и переговоры прекратились; революціонеры больше всего надѣялись на иностранное вмѣшательство, на помощь Австріи. Поляки воспользовались бездѣйствіемъ русской арміи послѣ Гроховской битвы и пополнили свое войско до 80,000 человѣкъ. Съ открытіемъ военныхъ дѣйствій, въ новыхъ битвахъ русская армія терпѣла численный уронъ, удалялась отъ Варшавы, а это уменьшало довѣріе къ главнокомандующему. Литва, возбуждаемая эмиссарами изъ Польши, при маломъ числѣ русскихъ войскъ, волновалась. Въ Вильнѣ образовался тайный центральный революціонный комитетъ; россіенская шляхта первая подняла возстаніе, овладѣла своимъ уѣзднымъ /с. 407/ городомъ и образовала временное правительство, которое объявило, что распространяетъ свою власть на всѣ области, отнятыя Русскими, на Курляндію, Лифляндію, Эстляндію, Смоленскъ, Черниговъ и Кіевъ. Возстаніе обхватило всю Литву; повстанцы образовали всюду шайки, которыя грабили, вѣшали, разстрѣливали всѣхъ, кто не принималъ участія въ ихъ дѣлѣ, освобождали рекрутъ и арестантовъ, хватали русскихъ чиновниковъ, овладѣвали казначейными кассами, оружіемъ, военными запасами, прерывали почтовыя сообщенія. Но Литовское возстаніе встрѣчало важное препятствіе въ томъ, что не имѣло средоточія: Вильна была въ русскихъ рукахъ, и не вышла изъ нихъ даже и тогда, когда польское войско изъ царства вошло въ Литву: это войско было разбито подъ Вильною въ іюнѣ мѣсяцѣ, а въ іюлѣ Поляки были вытѣснены изъ Литвы. Шляхта приготовилась къ возстанію на Волыни и въ Подоліи; но здѣсь она не могла дѣйствовать съ успѣхомъ, ибо все низшее народонаселеніе страны и духовенство состояло изъ русскихъ; шляхта призвала къ себѣ изъ царства извѣстнаго польскаго генерала Дверницкаго, но русскія войска подъ начальствомъ генерала Ридигера, прогнали Дверницкаго въ Галицію.

«Вмѣстѣ съ Дверницкимъ счастіе насъ покинуло», говорили Поляки. Они жаловались на медленность и робость своего главнокомандующаго, Скржинецкаго. Скржинецкій бросился со всѣмъ своимъ войскомъ на гвардейскій корпусъ, стоявшій между Бугомъ и Наревою, но не нанесъ ему ни малѣйшаго вреда; гвардія отступила въ порядкѣ, а Поляки только истомились. 14 мая Скржинецкій встрѣтился съ главною русскою арміею при Остроленкѣ, и, послѣ долгой и упорной битвы, потерпѣлъ пораженіе. Между тѣмъ Варшава, не смотря на опасности, грозившія ей послѣ битвы при Остроленкѣ, волновалась ожесточенною борьбою партій, аристократической и демократической по вопросу: нужно ли сосредоточить власть въ рукахъ одного, или оставить прежнее правленіе. Успѣхи русской арміи обезпечивались со всѣхъ сторонъ; но среди ея движенія къ Варшавѣ, 29 мая графъ Дибичъ умеръ отъ свирѣпствовавшей тогда холеры.

Преемникомъ Дибича былъ назначенъ графъ Паскевичъ-Эриванскій. 7 іюля новый главнокомандующій переправился черезъ Вислу. Между тѣмъ на сеймѣ революціонная партія взяла верхъ, потому что въ число депутатовъ введены были повстанцы, бѣжавшіе передъ русскими изъ Литвы, Подоліи и Волыни: потерявши все на родинѣ, эти люди только въ крайнихъ мѣрахъ ждали себѣ спасенія. Варшаву сильно укрѣпляли, городскіе жители, ксендзы, женщины должны были участвовать въ работахъ; выпустили бумажныя деньги, взяли церковное серебро, жители должны были отдать правительству всю свою сере/с. 408/бряную посуду; эти мѣры возбуждали сильное неудовольствіе. Тяготились нерѣшительнымъ положеніемъ и обвиняли главнокомандующаго Скржинецкаго въ медленности, въ неумѣньи или нежеланіи остановить Русскихъ, приближавшихся къ Варшавѣ. Революціонная партія, нетерпѣвшая Скржинецкаго, какъ умѣреннаго, воспользовалась общимъ неудовольствіемъ и свергла главнокомандующаго. Но наверху все еще оставались умѣренные, аристократы, Чарторыйскій съ товарищами; чтобъ низвергнуть правленіе, революціонеры проводили въ народъ мысль, что слабость правительства виною всѣхъ несчастій Польши; надобно дѣйствовать энергически, терроромъ, по примѣру французскихъ революціонеровъ, противъ людей равнодушныхъ, желающихъ примиренія. Нѣсколько лицъ, въ томъ числѣ генералы, были заподозрѣны въ измѣнѣ; судъ оправдалъ ихъ, и, не смотря на то, ихъ держали въ заключеніи. 3 августа вспыхнулъ мятежъ, толпы ворвались въ замокъ, гдѣ содержались заключенные, и умертвили ихъ звѣрскимъ образомъ. Правленіе въ ужасѣ разсѣялось; князь Чарторыйскій, переодѣтый конюхомъ, бѣжалъ въ лагерь. Толпы продолжали истреблять въ разныхъ мѣстахъ указанныхъ демагогами людей. Для прекращенія рѣзни и смуты, поспѣшили провозгласить губернаторомъ Варшавы генерала Круковецкаго, который давно уже интриговалъ и ждалъ случая захватить власть. Бывшее правленіе было уничтожено; сеймъ, по образцу Сѣвероамериканскихъ Штатовъ, отдалъ исполнительную власть президенту и отвѣтственнымъ министрамъ, и президентомъ былъ провозглашенъ Круковецкій. Главнокомандующимъ былъ назначенъ для вида старикъ Малаховскій, но всѣмъ распоряжался президентъ.

Въ такомъ положеніи находились дѣла, когда графъ Паскевичъ приблизился съ войскомъ къ Варшавѣ. Передъ приступомъ испробованы были примирительныя средства; Полякамъ дано было знать, что если императоръ немедленно будетъ признанъ королемъ, и Поляки не будутъ настаивать на соединеніи съ литовскими и западно-русскими губерніями, то все остальное они легко могутъ получить. Поляки отвѣчали, что они подняли оружіе за независимость своей націи въ границахъ, которыя они въ прежнее время завоевали у Русскихъ. «На подобныя вещи можно отвѣчать только пушечными выстрѣлами», сказалъ русскій фельдмаршалъ и 25 августа назначенъ былъ штурмъ. 25 августа Русскіе овладѣли селеніемъ Волею, всего сильнѣе укрѣпленнымъ, и первою линіею укрѣпленій. На другой день рано утромъ происходили личные переговоры между графомъ Паскевичемъ и Круковецкимъ. Русскій фельдмаршалъ предложилъ условія: «безусловная покорность арміи и націи; немедленная сдача Варшавы, моста чрезъ /с. 409/ Вислу и Праги, удаленіе польской арміи въ Плоцкъ». Отвѣта положили дожидаться до часа по полудни; но сеймъ провелъ условленное время въ безполезныхъ преніяхъ, и въ половинѣ втораго часа военныя дѣйствія начались. Когда укрѣпленіе за укрѣпленіемъ стали переходить въ русскія руки, то Круковецкій, получившій отъ сейма полномочіе для переговоровъ, написалъ въ 6 часовъ вечера письмо государю съ изъявленіемъ безусловной покорности. Но этимъ дѣло не кончилось, потому что на сеймѣ смѣнили Круковецкаго, выбрали новаго президента Немоевскаго, который ушелъ изъ Варшавы скоро послѣ своего избранія, и въ такой смутѣ только на разсвѣтѣ другаго дня главнокомандующій Малаховскій съ генералами обязались очистить Варшаву. Въ 7 часовъ утра 27 августа русскіе полки вступили въ городъ. Но польское войско, очистивъ Варшаву, не думало покоряться; при немъ находилось и правленіе съ президентомъ Немоевскимъ; единодушія не было, главнокомандующіе мѣнялись; Немоевскій, главный виновникъ сеймовыхъ смутъ въ Варшавѣ, и теперь былъ ихъ виновникомъ въ войскѣ. Наконецъ въ сентябрѣ, Немоевскій съ другими членами правленія, ушелъ за прусскую границу; войско, преслѣдуемое Русскими, перешло туда же; другіе корпуса перешли чрезъ австрійскую границу, и война въ восемь мѣсяцевъ была окончена. Графъ Паскевичъ-Эриванскій получилъ титулъ князя Варшавскаго.

6. Слѣдствія польскаго возстанія. Слѣдствіемъ возстанія была потеря конституціи, данной Польшѣ Александромъ I-мъ. Устройство царства Польскаго, въ общихъ чертахъ, приблизилось къ устройству Русской Имперіи. Въ челѣ управленія поставленъ Совѣтъ, состоявшій, подъ предсѣдательствомъ намѣстника, изъ директоровъ коммиссій, соотвѣтствующихъ министерствамъ Имперіи. Государственный совѣтъ, также подъ предсѣдательствомъ намѣстника, занимался разсмотрѣніемъ новыхъ законовъ, годовой смѣты доходовъ и расходовъ, соображеніемъ средствъ къ лучшему устройству края. По указанію опыта, уничтожено было главное средство къ успѣху послѣдующихъ возстаній, уничтожено было отдѣльное польское войско.

7. Уничтоженіе уніи. Въ русскихъ областяхъ, возвращенныхъ отъ Польши Екатериною II-ю, уничтожено было явленіе, сильно напоминавшее польское владычество, унія. Возвращеніе уніатовъ къ вѣрѣ предковъ столь сильное при Екатеринѣ, остановилось въ два послѣдующія царствованія; католическое движеніе стало усиливаться, и унія держалась тѣмъ крѣпче, что церковь уніатская въ Россіи, вмѣстѣ съ церковію римско-католическою, находилась въ завѣдываніи одной коллегіи. Въ царствованіе императора Николая, еще въ 1828 году управленіе уніатскою церковію было отдѣлено и сосре/с. 410/доточено въ особой коллегіи, которая должна была охранять уніатскую церковь отъ наплыва католическихъ обрядовъ и обычаевъ, и возстановлять прежніе греко-русскіе уставы и обычаи. Въ 1838 году сдѣланъ былъ новый шагъ: завѣдываніе дѣлами уніатской церкви поручено было оберъ-прокурору св. Синода. Въ 1839 году уніатскіе епископы и знатнѣйшее духовенство, собравшись въ Полоцкѣ, постановили просить государя императора о дозволеніи уніатамъ «присоединиться къ прародительской православной Всероссійской церкви». Св. Синодъ опредѣлилъ: по правиламъ св. отецъ, принять епископовъ, священниковъ и всю паству греко-уніатской церкви въ полное и совершенное общеніе св. православно-католической восточной церкви и въ нераздѣльный составъ церкви Всероссійской.

8. Отношенія къ Турціи. Польское возстаніе имѣло важное вліяніе на внѣшнюю политику Россіи, содѣйствуя болѣе всего охлажденію между Россіею и Франціею. Общественное мнѣніе во Франціи было на сторонѣ Поляковъ, и правительство, изъ угожденія ему, своимъ неловкимъ вмѣшательствомъ раздражало русскаго императора: такъ оно старалось склонить другіе дворы сдѣлать ему соединенныя представленія на счетъ дружелюбнаго улаженія дѣла съ повстанцами; французское правительство толковало, что Европейскія державы имѣютъ право вмѣшаться въ польскія дѣла на основаніи постановленій Вѣнскаго конгресса. Въ палатѣ депутатовъ произносились враждебныя для Россіи рѣчи въ пользу Польши; король въ тронной рѣчи отзывался о ней сочувственно. Когда получено было извѣстіе о Гроховской побѣдѣ, толпа, въ траурѣ по убитыхъ Полякахъ, бросала камнями въ домъ русскаго посланника и перебила окна. Такъ какъ и послѣ утушенія польскаго мятежа Франція продолжала высказывать свое сочувствіе къ Польшѣ и вообще смотрѣла на Россію, какъ на главную противницу тѣхъ либеральныхъ стремленій, которыхъ считала себя представительницею, то это вело неминуемо къ охлажденію между русскимъ и французскимъ правительствами; охлажденіе же къ Франціи вело естественно къ сближенію между Россіею и Англіею, къ старанію дѣйствовать сообща противъ Франціи, что преимущественно обнаруживалось въ восточныхъ дѣлахъ.

Не смотря на старанія западныхъ державъ поддержать разрушающееся зданіе Турецкой имперіи, чтобъ не допускать усиленія Россіи, признаки распаденія Турціи обнаруживались постоянно. Греція стала независимымъ королевствомъ въ 1830 году; а въ 1831 году возсталъ противъ султана самый сильный магометанскій вассалъ его, Мегмедъ-Али, паша египетскій. Египетское войско, подъ начальствомъ сына Мегмедова, Ибрагима, заняло Сирію и Малую Азію и въ двухъ битвахъ /с. 411/ истребило армію султана. Европейскія державы должны были вступиться въ дѣло. Франція, въ виду того, что истощенное правительство султана не устоитъ предъ сильнымъ и энергическимъ Мегметъ-Али, и желая получить важныя выгоды при перемѣнѣ, держала сторону Египетскаго паши; Англія, по соперничеству съ Франціею, желала поддержать султана; того же хотѣла и Россія, при чемъ не ограничилась одними представленіями у Мегмеда-Али: по просьбѣ султана, русскій флотъ быстро явился предъ Константинополемъ, и 10,000 пѣхоты расположились лагеремъ на азіатскомъ берегу. Англичанамъ и Французамъ это очень не понравилось; самъ султанъ былъ сильно напуганъ помощію отъ страшной руки; французскій посланникъ грозилъ Портѣ разрывомъ, если русскіе корабли не удалятся изъ Босфора. Но дѣло было сдѣлано: Мегметъ-Али не рѣшился имѣть дѣла съ Россіею и отозвалъ свои войска изъ Малой Азіи, и руское вліяніе усилилось въ Константинополѣ. Въ 1839 году борьба между султаномъ и пашею египетскимъ возобновилась, и опять паша торжествовалъ на сухомъ пути и на морѣ. Россія, вмѣстѣ съ Англіею, Австріею и Пруссіею, поддерживала по прежнему султана (Абдулъ-Меджида, сына Махмудова), Мегмедъ-Али долженъ былъ согласиться на безусловную покорность султану; Франція осталась одинокою и утратила свое вліяніе на Востокѣ. Хотя Россія во всѣхъ этихъ событіяхъ была за одно съ Англіею, однако послѣдняя сильно ревновала къ вліянію Россіи въ Константинополѣ, и не упускала случая усиливать свое вліяніе.

9. Венгерская война. Въ февралѣ 1848 года вспыхнула новая революція во Франціи; Орлеанская династія свергнута, провозглашена республика, и волненіе распространилось по Европѣ, обхвативъ и сосѣднія съ Россіею государства, Пруссію и Австрію. Польская эмиграція воспользовалась смутою для достиженія своихъ цѣлей. Не имѣя возможности дѣйствовать прямо противъ Россіи, Поляки дѣйствовали около, въ Австрійскихъ владѣніяхъ, въ Дунайскихъ княжествахъ, особенно сильное участіе приняли они въ Венгерскомъ возстаніи: успѣхъ этого возстанія былъ въ ихъ глазахъ приготовленіемъ къ торжеству ихъ собственнаго дѣла. Для противодѣйствія этимъ планамъ, императоръ Николай ввелъ свои войска въ Дунайскія княжества, и въ 1849 году, по просьбѣ Австрійскаго императора, отправилъ къ нему на помощь противъ Венгерскихъ повстанцевъ войско подъ начальствомъ князя Варшавскаго. 1-го августа венгерскій диктаторъ Гергей сдался русскому генералу Ридигеру съ 30,000 войска и 120 пушками.

КОНЕЦЪ.

Примѣчаніе:
[1] Князь Любецкій остался въ Петербургѣ.

Источникъ: Учебная книга Русской исторіи. Сочиненіе Сергѣя Соловьева.— Изданіе восьмое. — М.: Въ Университетской типографіи (М. Катковъ), 1880. — С. 394-411.

Назадъ / Къ оглавленію


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.