Церковный календарь
Новости


2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 10.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
ОБЩЕДОСТУПНЫЯ ЧТЕНІЯ О РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 5-е. М., 1908.

ЧТЕНІЕ I.
О томъ, откуда пошла русская земля и кто были въ ней первые князья.

По двумъ частямъ свѣта, по Европѣ и Азіи, идутъ русскія земли: въ Европѣ онѣ занимаютъ почти всю восточную ея часть, и вы видите, какъ всѣ остальныя государства европейскія, даже иныя большія, напримѣръ: Франція, Германская имперія, Австрійская имперія, не велики въ сравненіи съ Россіею; въ Азіи она занимаетъ всю сѣверную ея часть, кромѣ того, русскія владѣнія находятся и въ средней Азіи, и на Кавказѣ; и здѣсь, въ Азіи, самыя большія государства, даже обширная Китайская имперія, меньше азіатской части Россіи. Нѣкоторыя европейскія государства имѣютъ большія владѣнія въ другихъ частяхъ свѣта, напримѣръ, Англія владѣетъ въ Азіи Индіею; но эти владѣнія находятся далеко за океанами, и населены они чужими народами, не похожими на англичанъ ни вѣрою, ни языкомъ, ни обычаями, тогда какъ русскія владѣнія идутъ сплошь, безъ перерыва, и населены они, кромѣ нѣкоторыхъ мѣстъ по краямъ, сплошь однимъ русскимъ народомъ. Не только теперь, и въ прежнее время не бывало никогда такого большого государства, какъ Россія: велика была въ старину Римская имперія, но и та была меньше Россійской имперіи.

Если же мы теперь посмотримъ, какъ населена Россія сравнительно съ другими государствами, то найдемъ, что Россія населена гораздо меньше, чѣмъ другія страны. Китайская имперія, напримѣръ, меньше Русской и немалымъ: въ Китайской считается 192 съ чѣмъ-нибудь тысячи квадратныхъ миль, а въ Россіи 400 слишкомъ тысячъ такихъ миль, тогда какъ народу въ Россіи 130 милліоновъ, а въ Китаѣ 475 милліоновъ. И въ Европѣ многія государства гораздо гуще населены, чѣмъ Россія. Когда очень много народу въ странѣ, не хорошо, нечѣмъ кормиться, принуждены идти за хлѣбомъ въ чужія страны, тысячами выселяться за море. Но когда въ большой странѣ очень мало народу, тоже не хорошо: большую страну надобно защищать большимъ войскомъ, а гдѣ взять людей? большое войско надобно содержать, а гдѣ денегъ взять? Рабочихъ рукъ мало, и промыслы не идутъ какъ слѣдуетъ. И теперь въ Россіи жителей немного въ сравненіи съ пространствомъ страны, а взять лѣтъ триста назадъ — было еще меньше, пятьсотъ лѣтъ — еще меньше; что же было, если взять восемьсотъ, тысячу лѣтъ? Разумѣется, прежде Россія была меньше, чѣмъ теперь, но все же съ самаго начала была велика, а жителей очень мало; враги со всѣхъ сторонъ, а границы открытыя, нѣтъ горъ, которыя бы окружали страну и защищали ее, надобно жителямъ защищаться грудью; нападетъ непріятель нечаянно, осилитъ, одно убѣжище — въ лѣсахъ: у другихъ народовъ, у нѣмцевъ, французовъ, англичанъ, итальянцевъ, испанцевъ, — горы, можно построить крѣпость на высокомъ, неприступномъ мѣстѣ, крѣпость каменную, камня много въ горахъ: а у насъ горъ нѣтъ, камня мало, дома деревянные, и крѣпости, города были огорожены деревянными стѣнами; чуть искра въ сухое, лѣтнее время, и нѣтъ половины города, а иногда и цѣлаго. Тяжело было нашимъ предкамъ, тяжелѣе, чѣмъ другимъ народамъ, потомъ и кровью полили они свою землю, много бѣдъ вытерпѣли.

Русскій народъ принадлежитъ къ славянскому племени; много другихъ народовъ принадлежитъ къ этому же большому племени, но изъ нихъ теперь независимъ, имѣетъ свое государство только русскій народъ, да черногорцы, которые въ своей маленькой, гористой странѣ успѣли отстоять свою независимость. Изъ другихъ славянскихъ народовъ поляки живутъ подъ русскою властію, но часть ихъ принадлежитъ Пруссіи и Австріи. Много славянъ въ Австрійской и Турецкой имперіяхъ: въ Австрійской чехи, моравы, словаки, словенцы, хорваты, сербы; другіе сербы имѣютъ своего князя, но признаютъ власть султана турецкаго; подъ турецкою же властію живутъ болгары [1].

Сначала славянское племя жило по рѣкѣ Дунаю, въ странахъ богатыхъ, плодоносныхъ; но долго оно не могло жить покойно, со всѣхъ сторонъ нападали на него другія племена, что заставило многихъ славянъ двинуться на сѣверъ и на востокъ; тутъ-то они заселили и страну, которая теперь называется Россіею, сначала заняли западную ея часть, по рѣкамъ Днѣпру, Окѣ, Западной Двинѣ, рѣкамъ, въ нихъ впадающимъ, и дальше на сѣверъ по рѣкѣ Волхову. Усѣвшись здѣсь, они прозвались разными именами, одни отъ мѣстъ, гдѣ жили, напримѣръ, поляне отъ поля, древляне отъ деревъ или лѣса, другіе отъ именъ родоначальниковъ своихъ, напримѣръ, радимичи, вятичи; но одного общаго имени у нихъ не было, потому что они не составляли одного народа, не имѣли одного общаго правительства. Страна была большая и пустая, тѣсниться въ одномъ мѣстѣ не было нужды, и славяне разбросались на обширныхъ пространствахъ. Каждый жилъ отдѣльно съ дѣтьми, младшими братьями и племянниками и управлялъ всѣмъ этимъ родомъ своимъ; размножится родъ, укрѣпитъ свое жилище, обнесетъ тыномъ, деревянною стѣною, и явится городъ, т.-е. огороженное мѣсто. Случалось, что эти роды сталкивались другъ съ другомъ, вели войны; но больше страдали отъ внѣшнихъ враговъ, особенно тѣ, которые жили къ юго-востоку, по нижнимъ частямъ Днѣпра и рѣкамъ, впадающимъ въ него здѣсь. Въ южной Россіи, которая и теперь рознится отъ сѣверной тѣмъ, что представляетъ степное пространство, тогда какъ сѣверная покрыта лѣсомъ, — въ южной Россіи съ незапамятныхъ поръ шатались кочевые народы, похожіе на нашихъ калмыковъ и киргизовъ. Приходили они большими толпами изъ Азіи и надолго оставались въ нынѣшней Россіи, по Волгѣ, по Дону, по берегамъ Чернаго моря; нападали другъ на друга, покоряли, выталкивали другъ друга, двигались дальше на западъ. Славянамъ приходилось отъ нихъ очень тяжело; славяне были слабы, потому что жили разбросанно на большихъ пространствахъ, вдалекѣ другъ отъ друга; нападутъ враги врасплохъ, большими толпами, и заберутъ ихъ по одиночкѣ, собираться вмѣстѣ некогда да и непривычно, общихъ начальниковъ не было, большихъ городовъ не было. Всего легче было для славянъ, когда эти хищныя орды придутъ, наложатъ дань и уйдутъ, а потомъ въ извѣстные сроки присылаютъ собирать эту дань, которая обыкновенно состояла въ мѣхахъ.

На сѣверѣ Славяне жили также подлѣ иноплеменниковъ, Финновъ (чухонцевъ); такъ Славяне жили около озера Ильменя, а около Бѣлаозера жилъ финскій народъ, называвшійся Весью. Отъ Финновъ Славяне не терпѣли нападеній; но у нихъ тутъ были другіе враги. Недалеко было море Балтійское, а по этому морю плавали удальцы, богатыри изъ всѣхъ прибрежныхъ странъ подъ начальствомъ самыхъ храбрыхъ изъ нихъ, князей или морскихъ королей; у нихъ не спрашивалось, откуда и кто приходилъ, какого былъ племени, славянинъ или нѣмецъ, былъ бы только храбръ, какъ потомъ было у нашихъ казаковъ — всякаго принимали, но преимущественно дружины этихъ морскихъ богатырей составлялись изъ жителей Скандинавіи, т.-е. изъ шведовъ, норвежцевъ, датчанъ. Эти морскіе богатыри были знамениты по всей Европѣ: всѣ приморскіе жители ихъ сильно боялись; войдутъ на своихъ легкихъ лодкахъ въ устье какой-нибудь большой рѣки — бѣда прибрежной странѣ, все запустошатъ. Звали этихъ морскихъ богатырей Варягами, а у нашихъ Славянъ слыли они подъ именемъ Руси.

Такіе-то морскіе богатыри, Варяги, были страшны и нашимъ Славянамъ, и сосѣдямъ ихъ Финнамъ, которые жили недалеко отъ моря; проходъ Варягамъ къ Славянамъ былъ легокъ: въ Финскій заливъ, оттуда въ Неву, въ Ладожское озеро и въ Волховъ, по которому жили Славяне, гдѣ у нихъ и былъ городъ Новгородъ. Варяговъ манило здѣсь то, что имъ водою, съ небольшимъ волокомъ, можно было перебраться въ Днѣпръ, Днѣпромъ въ Черное море, а Чернымъ моремъ въ Грецію. Гдѣ теперь Турція, тамъ была Восточная Римская, или Греческая Имперія, столицею у нея былъ Константинополь, или Царьградъ; тутъ Варяги при случаѣ пограбятъ, а то наймутся служить въ гвардіи у греческаго императора. Вообще всѣмъ этимъ сѣвернымъ жителямъ нравились южныя теплыя страны, гдѣ природа была богаче; особенно привлекала ихъ Греція, Царьградъ, гдѣ они видѣли наяву никогда и не снившіяся имъ чудеса, огромный городъ, самый красивый въ мірѣ, наполненный богатыми домами, великолѣпными церквами, дворцами, памятниками, сдѣланными такъ искусно; императоръ, окруженный пышнымъ дворомъ, патріархъ служитъ обѣдню у св. Софіи, пѣвчіе поютъ такъ хорошо: человѣкъ стоитъ и думаетъ, что онъ на небесахъ; а на сѣверѣ ничего такого не было: жили люди въ маленькихъ избушкахъ, ходили въ нагольныхъ тулупахъ. И вотъ Варяги не прочь были поселиться у нашихъ Славянъ на Волховѣ, чтобы оттуда легче было перебираться на Днѣпръ и спускаться по немъ въ Черное море. Варяги покорили сѣверныхъ Славянъ и сосѣдей ихъ Финновъ и стали жить у нихъ, т.-е. владѣть; Славянамъ не понравилось это незваное властвованіе; они собрались и прогнали Варяговъ. Но потомъ никакъ не могли уладиться, и начались у нихъ междоусобныя войны. Тогда они стали говорить между собою: «поищемъ себѣ князя, который бы владѣлъ нами и судилъ всѣ дѣла справедливо». Не нашедши между собою такого человѣка, который бы разбиралъ всѣ дѣла одинаково, не былъ ни на чьей сторонѣ и котораго бы всѣ слушались, отправили пословъ за море къ морскимъ богатырямъ, Варягамъ, къ ихъ предводителямъ, троимъ братьямъ князьямъ Рюрику, Синеусу и Трувору. Послы имъ сказали: «Земля наша велика и обильна, да порядка въ ней нѣтъ, ступайте княжить и владѣть нами». Рюрикъ съ братьями согласились и пришли: Рюрикъ сѣлъ у Славянъ въ Новгородѣ, Синеусъ у Финновъ на Бѣлѣозерѣ, Труворъ у Славянъ, жившихъ въ нынѣшней Псковской губерніи, въ Изборскѣ; отъ нихъ-то и прозвалась русская земля. Это было въ 862 году по Р. X.

Здѣсь, слѣдовательно, на сѣверѣ, въ Новгородѣ, началась русская земля, началось русское государство. Въ наше время, въ 1862 году, исполнилось этому тысяча лѣтъ, и, по приказанію Государя Императора, воздвигнутъ былъ въ Новгородѣ памятникъ: на большомъ шарѣ представлена въ видѣ женщины Россія, которую ангелъ Божій благословляетъ крестомъ. Кругомъ стоятъ самые знаменитые русскіе князья и цари, каждый со своимъ дѣломъ, которое онъ совершилъ для блага Россіи; внизу, вокругъ всего памятника, представлены знаменитые русскіе люди, потрудившіеся разными дѣлами для родной земли. А мы теперь словомъ пройдемъ тысячу лѣтъ, вспомнимъ, что сдѣлали для Россіи, для насъ эти князья и цари и знаменитые люди, какія бѣды и напасти терпѣли и какъ спасалъ ихъ Богъ, какъ русское государство изъ такого малаго начала, какъ оно было въ Новгородѣ при Рюрикѣ, выросло такъ велико, что подобнаго нѣтъ да и не было на землѣ. Ростъ былъ тяжелъ, все надобно было начинать сначала, помощи мало, а препятствій много. Первый князь Рюрикъ прожилъ всю жизнь на сѣверѣ; только и осталось о немъ извѣстіе, что строилъ города и разсылалъ вельможъ своихъ строить ихъ. Эти города или маленькія крѣпости были деревянные, съ деревянными стѣнами, и потому тогда говорили: рубить городъ вмѣсто — строить городъ.

Князь привелъ съ собою дружину, толпу храбрыхъ людей, которые постоянно жили съ нимъ. Пойдутъ на войну, встрѣтятся съ непріятелемъ, князь впереди, начинаетъ сраженіе; кто храбрѣе, тотъ ближе къ князю, да и всѣ стараются не отстать отъ князя, не выдать его: стыдъ и срамъ, если князя убьютъ или въ плѣнъ возьмутъ, а дружина цѣла останется. Какъ только явился князь съ дружиною среди Славянъ, такъ и изъ нихъ пошли къ нему въ дружину люди храбрые, у которыхъ, какъ говоритъ старинная пѣсня: «силушка по жилочкамъ переливалась и грузно было отъ силушки словно отъ тяжкаго бремени». До сихъ поръ нечего было имъ дѣлать, пропадала ихъ сила, а теперь потянулись они въ княжескую дружину; князь принималъ ихъ радушно, мѣсто каждому и почетъ по храбрости. До тѣхъ поръ жили отдѣльно большими семьями или родами, вся родня вмѣстѣ не дѣлясь, подъ управленіемъ старшаго, и мѣсто было каждому, честь по старшинству только; теперь, когда явился князь съ дружиною, пошелъ дѣлежъ въ народѣ; сильные, храбрые, по тогдашнему лучшіе люди, пошли въ дружину, народъ раздѣлился на дружину или войско и на людей, которые остались жить на старыхъ мѣстахъ, при прежнихъ занятіяхъ земледѣльческихъ. Князь живетъ съ дружиною въ одномъ городѣ, строитъ другіе города, гдѣ понужнѣе для безопасности страны, и посылаетъ въ эти города отряды дружины, приставивъ къ ней начальниковъ кто похрабрѣе и поразумнѣе. Дружина, войско, ходитъ въ походъ съ княземъ, защищаетъ страну, сторожитъ города. Дружина работать, землю пахать, платье и сапоги себѣ шить не можетъ; ее должны кормить, содержать другіе, которые живутъ за нею въ мирѣ, за которыхъ она сражается. Остальной народъ поэтому долженъ давать дань князю, а князь на эту дань содержать дружину. Сначала князь съ дружиною самъ ходитъ за данью, при чемъ жители представляютъ ему жалобы, онъ ихъ судитъ, и виновные платятъ ему пеню.

Въ городахъ сидитъ дружина и бережетъ ихъ; но когда придетъ вѣсть, что непріятель приближается, то весь сельскій народъ бѣжитъ въ городъ со всѣмъ своимъ имуществомъ, чтобы найти себѣ защиту за стѣнами, тогда какъ дружина или пойдетъ навстрѣчу врагу, или станетъ отбиваться въ городѣ, отсиживаться въ немъ. Но въ мирное время подъ стѣнами города начинаетъ селиться народъ: это промышленные, ремесленные люди. Дружина сама не можетъ себѣ ни оружія выдѣлать, ни платья или обуви сшить, и вотъ людямъ, умѣющимъ все это сдѣлать, выгодно жить подлѣ дружины и работать на нее, кормиться отъ нея. Какъ скоро явились промыслы, какъ скоро явились люди, которые занимаются какимъ-нибудь однимъ дѣломъ, то является и торговля, ибо если кто куетъ оружіе или шьетъ платье, тому уже некогда землю пахать, хлѣбъ онъ долженъ покупать у другого, у сельскаго жителя, да ему некогда и ѣхать къ земледѣльцу для покупки хлѣба: и вотъ являются люди, которые тѣмъ только и занимаются, что купятъ у одного, да продадутъ другому, люди торговые, купцы; они разъѣзжаютъ по разнымъ мѣстамъ, покупаютъ дешево тамъ, гдѣ чего-нибудь много, и продаютъ подороже тамъ, гдѣ въ этихъ вещахъ нуждаются, берутъ барышъ за свой трудъ и за опасность, которой подвергаются. Имъ также выгодно имѣть свои дома подлѣ городовъ: главный сбытъ у нихъ товаровъ дружинѣ и промышленнымъ людямъ, которые сидятъ, занимаются однимъ какимъ-нибудь дѣломъ, а все нужное себѣ покупаютъ; притомъ у купцовъ и товаръ, и деньги, имъ нужно жить тамъ, гдѣ побезопаснѣе. Такимъ образомъ мѣсто подъ стѣнами города или крѣпости заселяется все больше и больше, садятся тутъ люди промышленные и торговые, и мѣсто потому называется посадомъ, а жители его посадскими людьми. Разбогатѣютъ эти посадскіе люди, захотятъ и свой посадъ огородить также стѣнами, и выходитъ городъ двойной; подъ этими новыми стѣнами опять селятся новые жители, разбогатѣютъ, огородятъ и свои жилища стѣною, и выйдетъ городъ тройной: внутренній городъ, или главная крѣпость, гдѣ живетъ князь или вельможа съ дружиною, да около него еще два, гдѣ живутъ промышленные и торговые люди. Такъ образовалась и Москва: въ серединѣ главный городъ или крѣпость, Кремль; подлѣ другой городъ — Китай, за нимъ Бѣлый городъ, который также былъ прежде обнесенъ стѣнами, затѣмъ еще земляной городъ, который имѣлъ земляныя укрѣпленія.

Какъ только стали появляться среди нашихъ сѣверныхъ Славянъ князья съ дружиною, такъ и пошло это раздѣленіе занятій. Кто былъ силенъ и храбръ, тотъ пошелъ въ дружину; у кого были способности на какое-нибудь ремесло, кто былъ смышленъ въ торговомъ дѣлѣ, пошелъ въ городъ, посадъ, промышлять своимъ дѣломъ. Въ городѣ стали собираться такимъ образомъ самые видные люди; тутъ жизнь пошла сильнѣе; тутъ новые, разные люди, новыя, разныя вещи, новыя, разныя рѣчи людскія, новые, разные обычаи; здѣсь народъ способный, дѣятельный, бывалый, могутъ поразсказать много любопытнаго, какъ живется въ другихъ странахъ, у другихъ народовъ, поразсказать, что съ ними самими случилось диковиннаго, посудить и порядить. Городъ поднимается: тутъ сила и власть, тутъ или самъ князь, или его вельможа съ дружиною, тутъ лучшіе люди, тутъ и богатство, хотя вначалѣ и небольшое, но все же больше, чѣмъ въ селѣ; а село живетъ попрежнему, каждый день одно и то же, тѣ же люди, тѣ же предметы, тѣ же однообразныя занятія, лучшіе люди уходятъ въ городъ, и сельскій народъ начинаетъ смотрѣть на городъ, какъ на мѣсто высшее, главное, отъ котораго онъ, сельскій народъ, зависитъ: оттуда приходятъ къ нему за данью, оттуда идетъ судъ и расправа. Что бы ни случилось, ни представилось важнаго, и въ умѣ сейчасъ городъ: и вотъ разбросанный, жившій прежде отдѣльными большими семьями или родами народъ началъ стягиваться около города, привыкать къ мысли, что между всѣми есть общая связь. Ближній городъ получилъ такое важное значеніе, но ближній городъ самъ зависитъ отъ другого, гдѣ живетъ князь, и всѣ города со своими окрестными странами стягиваются около этого главнаго города, гдѣ княжескій престолъ, или какъ тогда называли, столъ, откуда пошло и названіе стольнаго города, по нашему столицы.

Все это, разумѣется, сдѣлалось не вдругъ, а мало-по-малу: скоро сказка сказывается, а не скоро дѣло дѣлается; но все это начало дѣлаться въ восточной Европѣ, когда здѣсь начало русскимъ духомъ пахнуть, когда здѣсь началась Русь, когда здѣсь утвердился князь съ дружиною и началъ строить города. Братья Рюрика скоро умерли, и онъ владѣлъ одинъ изъ Новгорода и владѣлъ уже широко, потому что одинъ вельможа его сидѣлъ въ Ростовѣ, а другой въ Полоцкѣ. Рюрикъ, умирая, передалъ княженіе Олегу, своему родственнику, поручивъ ему сына своего Игоря, который былъ еще ребенкомъ. Во время Рюрикова еще княженія толпа Варяговъ пробралась на югъ, внизъ по Днѣпру, и засѣла у Славянъ, называвшихся Полянами, въ городкѣ Кіевѣ; начальниками этихъ Варяговъ были два брата Аскольдъ и Диръ. Но Варяги не могли спокойно сидѣть въ Кіевѣ на Днѣпрѣ; ихъ тянуло отъ Днѣпра въ Черное море, къ Царьграду. На двухстахъ большихъ лодкахъ Аскольдъ и Диръ пошли на Грековъ и осадили Константинополь; но встала буря и разнесла ихъ лодки; Аскольдъ и Диръ, впрочемъ, спаслись и возвратились домой, въ Кіевъ. Но княжили они не долго: съ сѣвера изъ Новгорода шелъ на нихъ князь Олегъ съ большимъ войскомъ: были у него и Варяги, и Славяне, и Финны — всѣ храбрецы, которымъ хотѣлось повоевать, постранствовать, посмотрѣть чужія, дальнія стороны, обогатиться добычею, вещами дорогими, диковинными и поселиться потомъ въ странѣ лучшей, на благодатномъ югѣ, — всѣ собрались около храбраго князя. Олегъ пошелъ со своимъ войскомъ на югъ; пошелъ, т.-е. лучше сказать, поплылъ, потому что и послѣ, много вѣковъ спустя, единственный удобный путь по Руси былъ рѣками, потому что лѣса, озера, болота наполняли страну и дѣлали ее непроходимою; умножается народъ, увеличиваются пашни и лугъ, уменьшается лѣсъ, который поддерживаетъ сырость, и страна становится суше; а что было 1000 лѣтъ тому назадъ, когда тамъ, гдѣ теперь московскія улицы, жили бобры? Но гдѣ болѣзнь, тамъ Богъ посылаетъ лѣкарство: нигдѣ нѣтъ такихъ большихъ рѣкъ, какъ въ Руси; посмотрите на карту, какъ всѣ эти рѣки переплелись своими притоками: гдѣ начинается одна рѣка, течетъ въ одну сторону и впадаетъ въ большую рѣку или озеро, тамъ подлѣ ея истока начинается другая, течетъ въ другую сторону и впадаетъ въ другую большую рѣку, и такимъ образомъ легко было плавать по всѣмъ этимъ обширнымъ пространствамъ Россіи; при этомъ не надобно забывать, что когда лѣсовъ было больше, сырости было больше, то рѣкъ было больше, и рѣки были многоводнѣе и судоходнѣе: теперь есть рѣки длинныя, но почти пересохшія, а въ старину онѣ были многоводныя и судоходныя, потому что въ берегахъ ихъ отрываютъ остатки большихъ судовъ.

Князь Олегъ плылъ изъ Новгорода; Новгородъ находится на рѣкѣ Волховѣ, который вытекаетъ изъ озера Ильменя, а въ это озеро съ юга впадаетъ большая рѣка Ловать; изъ Ловати въ Днѣпръ прямо попасть нельзя, надобно было лодки вытаскивать на берегъ и везти или тащить нѣсколько сухимъ путемъ, нужно было ихъ волочить, отсюда эти пространства между рѣками и называются волоками или волочками; такъ называются и нѣкоторые города, стоявшіе на такихъ волокахъ или водораздѣлахъ, Волокъ-Ламскій или Волоколамскій, Вышній-Волочекъ. Войско Олега, перебравшись съ лодками въ Днѣпръ, плыло свободно. По всему Днѣпру до Кіева Олегъ встрѣтилъ два крѣпкихъ мѣста или города, куда мѣстные жители могли собираться и обороняться, — Смоленскъ у Славянъ, которые назывались Кривичами, да Любечъ у Славянъ, которые называлисю Сѣверянами; Олегъ взялъ и Смоленскъ, и Любечъ, и посадилъ тамъ своихъ вельможъ съ отрядами дружины. Наконецъ Олегъ подплылъ къ горамъ Кіевскимъ; войску своему онъ велѣлъ спрятаться въ лодкахъ и послалъ сказать Аскольду и Диру: «Мы купцы, идемъ въ Грецію отъ Олега и Игоря: придите повидаться съ нами». Аскольдъ и Диръ, ничего не подозрѣвая, пришли. Тутъ воины повыскакали изъ лодокъ, и Олегъ вышелъ съ Игоремъ и сказалъ Аскольду и Диру: «Вы не князья и не княжескаго рода, а я княжескаго рода, и вотъ сынъ Рюриковъ». Аскольда и Дира убили, Олегъ сѣлъ княжить въ Кіевѣ и сказалъ: «Это будетъ мать русскимъ городамъ». Съ этихъ поръ князья стали жить на югѣ, и стольнымъ городомъ, столицею, сдѣлался Кіевъ.

Въ сосѣдствѣ съ Славянами-Полянами, жившими около Кіева, жили на западъ другіе Славяне, называвшіеся Древлянами (въ нынѣшней Волынской губерніи). Олегъ пошелъ на нихъ войною и заставилъ платить дань; потомъ пошелъ въ другую страну, на востокъ, гдѣ теперь Черниговская губернія и гдѣ тогда жили Сѣверяне. Сѣверяне эти уже платили дань Козарамъ. Олегъ наложилъ на нихъ дань легкую, а Козарамъ давать дань запретилъ; онъ говорилъ Сѣверянамъ: «Я непріятель Козарамъ, а съ вами у меня нѣтъ ничего». Олегъ послалъ и на рѣку Сожь спросить жившихъ тамъ Радимичей: «Кому даете дань?» Тѣ отвѣчали: «Козарамъ». Олегъ сказалъ имъ: «Не давайте Козарамъ, а давайте лучше мнѣ», — и Радимичи согласились.

Такимъ образомъ эти Славяне вмѣсто того, чтобы давать дань Козарамъ, жившимъ на Дону и Волгѣ, стали давать дань русскому князю, жившему на Днѣпрѣ въ Кіевѣ. Но разница состояла не въ томъ только, что дань сперва шла на Донъ, а теперь на Днѣпръ: разница была большая. Козары, какъ всѣ эти кочевые и полукочевые народы, придутъ, возьмутъ дань и уйдутъ. къ себѣ далеко въ степи и знать больше ничего не хотятъ; Славяне, заплативши поневолѣ дань, чтобы только ихъ не били и не грабили, остаются попрежнему жить розно, дико, бѣдно, попрежнему оттого остаются слабы; придутъ другіе враги, никто ихъ не защититъ, а самимъ собраться — дѣло непривычное, да и около кого или чего, собраться? Но съ русскими князьями — другое дѣло. Олегъ, какъ скоро пришелъ на югъ, сѣлъ въ Кіевѣ, такъ сейчасъ же началъ строить города; онъ беретъ дань и раздаетъ ее дружинѣ; дружина сидитъ въ городахъ и зашищаетъ ихъ, защищаетъ все окрестное народонаселеніе, которому есть теперь около чего собраться, которое теперь начинаетъ жить вмѣстѣ съ народомъ, разсѣяннымъ отъ Ладожскаго озера и озера Неро (подлѣ котораго Ростовъ) до Кіева; всѣ знаютъ одного князя, князя русскаго, живущаго въ Кіевѣ, къ нему въ дружину собираются храбрецы, богатыри, въ его города идутъ жить люди, которые хотятъ промышлять какимъ-нибудь ремесломъ или торговлею.

Въ 907 году между всѣмъ этимъ народомъ происходило что-то небывалое, готовили большія лодки, куда-то собирались; прежде на войну не хаживали, платили дань чужимъ народамъ, а теперь идутъ въ походъ съ княземъ Олегомъ, идутъ на Черное море, въ Грецію. Походъ былъ счастливый: возвратившись, разсказывали, какъ приплыли къ самому Цареграду; Греки замкнули гавань, затворили городъ. Олегъ вышелъ на берегъ, велѣлъ вытащить и корабли, и повоевалъ все около Константинополя. Греки испугались и прислали сказать ему: «Возьми дани сколько хочешь». Олегъ согласился и возвратился въ Кіевъ, неся золото, дорогія парчи, вина. Всѣ дивились такой удачѣ и такимъ богатствамъ и назвали Олега вѣщимъ (мудрымъ, чародѣемъ).

Преемникъ Олега, Игорь, сынъ Рюриковъ, два раза ходилъ на Грековъ. Сынъ Игоря Святославъ ушелъ было совсѣмъ изъ Кіева: ему очень понравилось на Дунаѣ въ Болгаріи, и онъ хотѣлъ остаться тутъ навсегда. Это былъ самый храбрый, самый воинственный изъ всѣхъ князей русскихъ: только и дѣлалъ, что воевалъ; захочетъ пойти на какой-нибудь народъ, прежде пошлетъ сказать ему: «хочу идти на васъ». Въ походы не бралъ съ собою ни возовъ, ни котловъ: изрѣжетъ мясо тонкими ломтиками, испечетъ самъ на угольяхъ, такъ и ѣстъ. Шатра у него не было, спалъ онъ на войлокѣ, положивъ сѣдло въ головы. Точно такъ же жила и вся его дружина. Греки собрали всѣ свои силы, чтобы выжить Святослава изъ Болгаріи. Однажды они его окружили войскомъ въ девять разъ большимъ, чѣмъ было у него. Русскіе испугались, но Святославъ сказалъ имъ: «Уже намъ теперь некуда дѣться; волею-неволею должны биться; не посрамимъ русской земли, но ляжемъ здѣсь костями! мертвымъ не стыдно, а если побѣжимъ, то ляжетъ на насъ позоръ, отъ котораго некуда уйти; станемъ же лучше крѣпко, я пойду передъ вами: когда же голова моя ляжетъ, тогда думайте сами о себѣ». Воины отвѣчали ему: «Гдѣ твоя голова ляжетъ, тамъ и мы свои сложимъ!» Русскіе отбились отъ враговъ.

Но эта страсть къ войнѣ, къ покоренію странъ далекихъ, не была полезна для новорожденнаго государства русскаго и была ему не по силамъ. Вы видѣли, какое это было государство: съ самаго начала оно уже было очень велико, растянулось отъ Ладожскаго озера до Кіева; но много ли въ немъ было народа и какъ жилъ этотъ народъ? Много ли было деревянныхъ городковъ, которые построили первые князья для защиты, для промысловъ и торговли? Много ли могъ привести Святославъ съ собою войска въ Болгарію? Какъ ни былъ храбръ онъ самъ и дружина его, а не могъ удержаться. Князья перешли съ сѣвера на югъ, въ Кіевъ, и это было важно: они соединили всѣхъ славянъ, жившихъ разсѣянно на всемъ этомъ пространствѣ отъ Ладожскаго озера до Кіева, сдѣлали изъ нихъ одинъ народъ, сблизили ихъ съ Греціею, отъ чего, какъ увидимъ, очень скоро произошла великая польза; но дальше идти было не для чего; надобно было устроить и защитить то, что было уже въ рукахъ. Подлѣ были враги, отъ которыхъ нужно было безпрестанно защищаться; теперь въ наше время вся эта сторона къ востоку и югу отъ Кіева населена, теперь здѣсь русскія губерніи: Харьковская, Воронежская, Саратовская, Екатеринославская, Херсонская, Земля войска Донского; но тогда была здѣсь широкая степь, въ которой нельзя было поселиться мирному человѣку и заняться земледѣліемъ: съ востока, какъ саранча, налетали разбойничьи, кочевыя орды и пустошили все, что ни встрѣчалось: не даромъ ихъ называли бичами Божіими, которые посылались въ наказаніе за грѣхи; предки наши иначе ихъ и не называли, какъ погаными, поганью, ибо поучиться у нихъ было нечему, какъ у другихъ образованныхъ народовъ, только и знали они, что били, жгли, грабили, женщинъ и дѣтей въ плѣнъ уводили. Въ то время, о которомъ идетъ рѣчь, жилъ въ степи и нападалъ на Русь такой разбойничій, кочевой народъ; называли его Печенѣгами. Чтобы защитить отъ нихъ русскую землю, нужно было жить въ Кіевѣ, постоянно быть наготовѣ, строить города, а Святославъ ушелъ далеко въ Болгарію и (заплатилъ жизнью за то: когда онъ принужденъ былъ выйти изъ Болгаріи, то на возвратномъ пути на Днѣпрѣ былъ окруженъ Печенѣгами и убитъ.

Когда еще Святославъ былъ живъ и ходилъ по чужимъ дальнимъ сторонамъ, на Руси оставалась его мать Ольга. О ней дошла память какъ о мудрой княгинѣ, которая дѣлала то, что было особенно нужно, ѣздила по своей обширной странѣ, изъ Кіева къ Новгороду и обратно, устраивала землю. Она ходила въ Грецію, въ Царьградъ, только не воевать. Греки былъ народъ грамотный, образованный, у нихъ было чему поучиться. Греки жили въ странѣ богатой, знали многія искусства и ремесла; съ ними у Руси сейчасъ же началась прибыльная торговля; Русскіе возили къ нимъ мѣха, сырой товаръ, а отъ нихъ брали произведенія южныхъ странъ и товаръ выдѣланный. Но вся эта выгода отъ сношеній съ Греками было ничто въ сравненіи съ тѣмъ сокровищемъ, какое Русскіе нашли у Грековъ и взяли себѣ: это сокровище была истинная вѣра христіанская православная.

Примѣчаніе:
[1] Въ настоящее время Сербія вполнѣ самостоятельна, болгары же имѣютъ своего князя, но платятъ дань султану. Изд.

Источникъ: Общедоступныя чтенія о Русской исторіи Сергѣя Соловьева.— Пятое изданіе. — М.: Типо-литографія Т-ва И. Н. Кушнеревъ и К°, 1908. — С. 3-17.

Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.