Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 11.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
ОБЩЕДОСТУПНЫЯ ЧТЕНІЯ О РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 5-е. М., 1908.

ЧТЕНІЕ XIII.
О дѣлахъ царя Петра Алексѣевича отъ Полтавской побѣды до окончанія Шведской войны.

Извѣстное дѣло, какъ теменъ, необразованъ бываетъ человѣкъ, который весь свой вѣкъ живетъ въ какомъ-нибудь захолустьѣ, въ деревнѣ; другое дѣло человѣкъ, который живетъ въ большомъ городѣ, гдѣ ежедневно встрѣчается съ /с. 162/ новыми вещами, съ разными людьми, отъ которыхъ можетъ многое узнать: еще лучше, когда человѣку самому пришлось попутешествовать, насмотрѣться разныхъ странъ и народовъ. У народовъ образованныхъ наука, книги замѣняютъ путешествіе, изъ нихъ человѣкъ узнаетъ о самыхъ отдаленныхъ странахъ, какъ тамъ люди живутъ теперь и что дѣлалось прежде за много вѣковъ. Но у народовъ образованныхъ есть также средство узнать очень скоро, что новаго произошло въ разныхъ странахъ, даже самыхъ далекихъ: это средство вѣдомости, газеты; не оставляя мѣста своего жительства, человѣкъ, благодаря печатному листу бумаги, знаетъ все, что дѣлается на бѣломъ свѣтѣ; любопытно ему знать, что дѣлается въ далекихъ странахъ, важно, необходимо знать, что дѣлается въ родной странѣ. До Петра вѣдомостей у насъ не было; переводили иностранныя вѣдомости для государя, но не печатали, а хранили въ тайнѣ; Петръ велѣлъ съ 1703 года издавать въ Москвѣ вѣдомости обо всѣхъ дѣлахъ, достойныхъ знанія и памяти, происходящихъ какъ въ Россіи, такъ и въ другихъ странахъ, и изъ перваго же листа вѣдомостей русскіе люди узнали, что въ школахъ учатся и прилежно учатся болѣе 300 человѣкъ. Наука была нужна для сохраненія жизни, здоровья людей. Учрежденъ былъ госпиталь, при которомъ иностранные лѣкаря обучали своему искусству молодыхъ русскихъ людей. Учреждены были аптеки, сначала въ Москвѣ.

Кромѣ школы и книги, важнымъ средствомъ для образованія служитъ театръ, разумѣется, театръ хорошій, гдѣ человѣкъ изучаетъ душу человѣка, которую выказываетъ передъ нимъ искусный актеръ, или гдѣ выставляются насмѣхъ такія дѣла, такія недостатки, слабости, которые желательно искоренить въ обществѣ и которые скорѣе всего искореняются насмѣшкою, представленіемъ ихъ въ смѣшномъ видѣ. Петръ завелъ въ Москвѣ первый театръ, куда доступъ былъ открытъ всѣмъ. И школа, и книги, и вѣдомости, и театръ, давая благородное, высокое занятіе человѣку, должны были служить для смягченія нравовъ. Разу/с. 163/мѣется, это смягченіе могло произойти не вдругъ, очень медленно, потому что средства къ нему были еще только въ зародышѣ, а грубость нравовъ затвердѣла; пьянство было сильное, въ пьянствѣ брань, драка, рѣзались ножами до смерти. Петръ запретилъ носить ножи. Но было еще средство заставить мужчинъ вести себя приличнѣе, не буйствовать. До тѣхъ поръ люди позначительнѣе и позажиточнѣе держали своихъ женъ и дочерей взаперти; мужчины и женщины не бывали вмѣстѣ; при вступленіи въ бракъ женихъ не имѣлъ понятія о своей невѣстѣ, невѣста о женихѣ, все дѣло улаживали родные. Жаловались и до Петра на это, указывали, что такіе браки вредятъ семейному благополучію, но не знали, какъ исправить зло. Петръ прекратилъ затворничество женщинъ, приказалъ приглашать ихъ въ общественныя собранія; велѣлъ прежде свадьбы быть обрученію за шесть недѣль, чтобы дать время жениху и невѣстѣ познакомиться, и если они въ это время не понравятся другъ другу, то могли отказаться отъ брака.

Но всѣ средства, распространяющія образованіе, людскость тогда только могутъ дѣйствовать благодѣтельно, когда народъ преданъ вѣрѣ, когда духовенство, по своему образованію, способно учить народъ, поддерживать и укрѣплять вѣру. Мы видѣли, что русское духовенство до Петра оказывалось неспособнымъ къ этому, по недостатку образованія; когда нужно было исправить книги церковныя, оно не умѣло этого сдѣлать, и надобно было призывать ученыхъ Грековъ и Малороссіянъ, неумѣло и удержать людей отъ раскола. Опасности были большія для русской церкви: съ одной стороны мутили ее раскольники, а съ другой — русскіе люди сблизились съ иностранцами иновѣрными, католиками, лютеранами; надобно было русскимъ людямъ быть твердыми въ своей вѣрѣ православной, чтобы не прельститься чужими ученіями, и кто могъ утвердить ихъ въ православной вѣрѣ, если духовенство, по своей неучености, само не было въ ней твердо? Мы видѣли, что когда въ западной Россіи надобно было защищать православную /с. 164/ вѣру отъ католиковъ, іезуитовъ, то первымъ дѣломъ было завести училища, имѣть священниковъ ученыхъ, которые бы могли оспаривать ученыхъ іезуитовъ, писать противъ нихъ книги и этимъ утверждать свой народъ въ православной вѣрѣ: теперь то же самое нужно было сдѣлать и въ восточной Россіи.

Петръ говорилъ патріарху Адріану: «Священники ставятся неграмотными; надобно ихъ прежде учить, а потомъ уже ставить въ священники; надобно позаботиться, чтобъ и православные христіане, и иновѣрцы познали Бога и законъ Его; послать бы для этого хотя нѣсколько десятковъ человѣкъ въ Кіевскую школу. И здѣсь въ Москвѣ есть школа, можно бы и здѣсь было объ этомъ позаботиться; но мало учатся, потому что никто не смотритъ за школою какъ надобно. Многіе желаютъ дѣтей своихъ учить и отдаютъ ихъ здѣсь иноземцамъ; другіе въ домахъ своихъ держатъ учителей иностранныхъ, которые малыхъ дѣтей ересямъ своимъ учатъ, тогда какъ въ нашей школѣ, при искусномъ обученіи, всякому доброму учились бы». Патріархъ Адріанъ не могъ исполнить царскаго желанія, потому что, по необразованности своей, не могъ смотрѣть за школою; другихъ великороссійскихъ образованныхъ архіереевъ также не было, и потому, когда въ 1700 году шатріархъ Адріанъ умеръ, другого патріарха не поставили, а управленіе церковными дѣлами Петръ поручилъ Рязанскому митрополиту Стефану Яворскому. Стефанъ Яворскій былъ человѣкъ ученый и славился своими проповѣдями, потому что былъ Малороссіянинъ, учился въ Кіевѣ и за границею. Кромѣ него, Петръ вызвалъ много другихъ ученыхъ монаховъ изъ Малороссіи, которые посвящены были въ архіереи на разныя епархіи и старались объ устройствѣ школъ и образованіи духовенства; больше другихъ знаменитъ былъ не ученостію только, но и святостію жизни Димитрій, митрополитъ Ростовскій. Когда къ св. Димитрію приходили священническіе сыновья ставиться на отцовскія мѣста и онъ ихъ спрашивалъ, давно ли причащались, то получалъ въ /с. 165/ отвѣтъ, что и не помнятъ когда причащались. Причину такого печальнаго состоянія духовенства св. Димитрій находилъ въ невѣжествѣ: «Что человѣка вразумляетъ, какъ не ученіе?» писалъ онъ. Св. Димитрій завелъ школу при своемъ домѣ; но самъ долженъ былъ исправлять должность учителя, ибо сначала гдѣ было взять учителей? Расколъ, пользуясь невѣжествомъ духовенства, распространялся сильно: «Съ трудомъ, говорилъ св. Димитрій, можно было найти истиннаго сына церкви; почти въ каждомъ городѣ изобрѣтается особая вѣра, простые мужики и бабы учатъ о вѣрѣ». Чтобы успѣшно бороться съ расколомъ, надобно было знать, что такое расколъ, надобно было знать эти особыя вѣры, которыя изобрѣтались въ каждомъ городѣ, и св. Димитрій описалъ раскольничьи толки въ книгѣ своей: «Розыскъ о раскольничьей вѣрѣ». Кромѣ этой книги, послѣ него осталось много сочиненій: кто изъ Русскихъ не знаетъ его «Четьи Минеи»?

Церковь причла Димитрія Ростовскаго къ лику святыхъ. Но въ ликѣ святыхъ Димитрій не одинъ изъ архіереевъ, жившихъ при Петрѣ. Церковь прославила также епископа воронежскаго Митрофана, знаменитаго святостью жизни и усерднымъ радѣніемъ объ отечествѣ. Митрофанъ прославлялъ намѣреніе Петра завести флотъ и убѣждалъ народъ всѣми силами помогать царю въ великомъ дѣлѣ. Но одними словами онъ не ограничился: онъ привезъ Петру послѣдніе оставшіеся въ архіерейской казнѣ 6.000 рублей на войну противъ невѣрныхъ, Турокъ, и постоянно потомъ отсылалъ накоплявшіяся у него деньги къ государю съ надписью: «на ратныхъ». Петръ сильно тужилъ о кончинѣ святого старца.

Много было сдѣлано, но много еще оставалось сдѣлать; много было только начато, надобно было окончить, закрѣпить. Война, тяжелая, долгая война мѣшала Петру заняться внутренними дѣлами. Онъ и сотрудники его надѣялись, что послѣ Полтавской битвы Швеція заключитъ миръ; чтобы заставить ее мириться какъ можно скорѣе и чтобы миръ /с. 166/ былъ какъ можно выгоднѣе для Россіи, Петръ не складывалъ рукъ, а продолжалъ дѣйствовать: онъ прогналъ изъ Польши короля, посаженнаго Карломъ XII, Станислава Лещинскаго, и возвратилъ польскій престолъ старому союзнику своему Августу II-му; Данію уговорилъ опять пристать къ союзу противъ Швеціи. Въ іюнѣ 1710 года взятъ былъ у Шведовъ Выборгъ въ Финляндіи; этотъ городъ Петръ называлъ «крѣпкою подушкой Петербургу»; въ іюлѣ мѣсяцѣ сдалась Рига, въ сентябрѣ Ревель. Но между тѣмъ враги, не могши бороться съ Россіею прямо, открыто, дѣйствовали другимъ образомъ: Карлъ XII, бѣжавшій послѣ Полтавы въ Турцію, употреблялъ всѣ старанія, чтобы султанъ объявилъ войну Россіи: если Турція, говорили Шведы, позволитъ теперь русскому царю воспользоваться несчастіемъ Швеціи, то онъ получитъ страшную силу, и первая отъ этого потерпитъ Турція, потому что царь, какъ только помирится со Швеціею, такъ сейчасъ нападетъ на Турцію вмѣстѣ съ польскимъ королемъ, своимъ союзникомъ. Кромѣ Шведовъ, то же самое говорили въ Константинополѣ Французы, а на Французовъ Турки смотрѣли какъ на своихъ друзей, которые дурного имъ не посовѣтуютъ. Франція совѣтовала Туркамъ помочь Швеціи и не дать Россіи черезъ мѣру усилиться, потому что считала Россію естественнымъ врагомъ Турціи, заступницею за православныхъ христіанъ, Славянъ и Грековъ, жившихъ подъ турецкимъ игомъ, а Турція была нужна Франціи, потому что Франція всегда ссорилась съ Австріею и держалась за Турцію, которая также была врагомъ Австріи.

Султанъ послушался Шведовъ и Французовъ и объявилъ Россіи войну въ 1711 году. Легко себѣ представить, какъ это огорчило Петра: онъ спѣшилъ кончить шведскую войну на сѣверѣ, чтобы дать отдохнуть народу и заняться надосугѣ внутренними дѣлами, а тутъ новая война, совсѣмъ въ другой сторонѣ, на югѣ; надобно оставить сѣверъ, растянуть силы; вмѣсто покоя, котораго ждалъ народъ, на него должны пасть новыя тягости, вмѣсто одной двѣ войны! Въ /с. 167/ мрачномъ расположеніи духа, съ печальными предчувствіями, больной отправился Петръ въ турецкій походъ. Большого войска собрать онъ не могъ; Поляки не помогали; пришли извѣстія, что наши православные соплеменники, Черногорцы, поднялись въ пользу Россіи, что и другіе христіанскіе народы только ждутъ русскаго войска, чтобы дѣйствовать съ нимъ заодно, что Молдавія уже объявила себя за Русскихъ. По этимъ вѣстямъ Петръ вступилъ въ турецкія владѣнія и 9 іюля у рѣки Прута окруженъ былъ турецкимъ войскомъ: у Турокъ было 200.000 войска, у Русскихъ около 40.000. Турки, надѣясь на свою многочисленность, вздумали было напасть на Русскихъ, но были отбиты и потеряли много народу. Но все же положеніе русскаго войска было отчаянное: оно было истомлено битвою и зноемъ, съѣстныхъ припасовъ осталось очень немного, помощи ни откуда. На другой день захваченные въ плѣнъ Турки объявили, что турецкій главнокомандующій, великій визирь, помирится, если ему будутъ предложены выгодныя условія, потому что войско требуетъ мира, не хотятъ опять нападать на русскихъ, боясь потерпѣть такой же уронъ, какъ и наканунѣ. Тогда Петръ послалъ къ визирю съ мирными предложеніями, и миръ былъ заключенъ на тѣхъ условіяхъ, что Туркамъ возвращается Азовъ, а Таганрогъ и другія построенныя Петромъ крѣпости будутъ разорены.

Опять неудача и неудача тѣмъ болѣе тяжелая, что случилась послѣ необыкновеннаго успѣха; Петръ сильно горевалъ, какъ человѣкъ, но, какъ великій человѣкъ, не позволялъ горю овладѣть собою и спѣшилъ опять на сѣверъ, чтобы продолжать шведскую войну. Союзники только мѣшали, боясь могущества Россіи, подозрѣвая Петра во властолюбивыхъ замыслахъ, какихъ у него вовсе не было. Петръ успѣшно дѣйствовалъ и безъ союзниковъ. Почти вся Финляндія была уже въ его рукахъ; Карлъ XII, возвратясь изъ Турціи, нашелъ, что съ Россіею нельзя больше воевать и началъ мирные переговоры; но переговоры эти были прерваны его смертію. Сестра его, Ульрика Элеонора, став/с. 168/ши королевою шведскою, понадѣялась на обѣщаніе англійскаго короля и рѣшилась продолжать войну съ Россіею. Англійскій флотъ дѣйствительно явился въ Балтійскомъ морѣ, чтобы испугать Петра и принудить его къ миру, не очень тягостному для Швеціи; но Петра испугать было нельзя, въ глазахъ Англичанъ Русскіе высаживались на шведскіе берега и опустошали ихъ. Шведы наконецъ поняли, что никто не подастъ имъ помощи противъ Петра, начали опять мирные переговоры, и 30 августа 1721 года въ Финляндскомъ городѣ Ништадтѣ заключенъ былъ миръ, по которому Швеція уступила Россіи Лифляндію, Эстляндію, Ингрію (нынѣшнюю Петербургскую губернію), а изъ Финляндіи Выборгъ.

Царь получилъ извѣстіе о мирѣ на дорогѣ изъ Петербурга въ Выборгъ. Онъ возвратился немедленно въ Петербургъ и прямо въ Троицкій соборъ къ молебну. Народъ наполняетъ площадь около собора, послѣ молебна царь выходитъ къ нему и говоритъ: «Здравствуйте и благодарите Бога, православные, что такую долгую войну, которая велась 21 годъ, всесильный Богъ прекратилъ и даровалъ намъ со Швеціею счастливый миръ!» Тутъ Петръ беретъ ковшъ съ виномъ и пьетъ за здоровье народа, который плачетъ и кричитъ: «Да здравствуетъ государь!» Радость была общая, неописанная, потому что война, тянувшаяся слишкомъ двадцать лѣтъ, была очень тяжела; радость о прекращеніи этой тяжести удвоилась тѣмъ, что тягости неслись не понапрасну, что война окончилась такимъ миромъ, какого въ началѣ никто и вообразить не могъ. Сравнивали то положеніе Россіи, въ какомъ она была двадцать лѣтъ тому назадъ, когда она считалась азіатскимъ государствомъ, когда на нее обращали гораздо меньше вниманія, чѣмъ на Турцію, сравнивали это унизительное положеніе съ настоящимъ, когда европейскіе народы должны были разступиться передъ Россіею и дать ей среди себя почетное мѣсто; представляли себѣ русскіе люди, что они были двадцать лѣтъ тому назадъ, когда они ничего не знали, что вокругъ нихъ /с. 169/ дѣлается, и какъ много теперь узнали новаго, какое искусство пріобрѣли въ разныхъ дѣлахъ, о которыхъ прежде и не думали, стали какъ будто новыми людьми. И все это въ какія-нибудь двадцать лѣтъ! 22 октября Сенатъ поднесъ Петру титулъ отца отечества, Великаго, императора всероссійскаго за то, что «его неусыпными трудами и руководствомъ Русскіе изъ тьмы невѣжества вознесены на театръ славы всего свѣта и, такъ сказать, изъ небытія въ бытіе приведены и въ общество образованныхъ народовъ причислены». Петръ отвѣчалъ простыми словами, но заключающими въ себѣ великій смыслъ и поучительность: «Желаю русскому народу познать милость Божію къ намъ въ прошедшей войнѣ и при заключеніи настоящаго мира; должно всѣми силами благодарить Бога; но надѣясь на миръ, не ослабѣвать въ военномъ дѣлѣ, чтобъ съ Россіею не случилось того же, что съ греческою имперіею; надобно стараться о пользѣ общей, отъ чего народъ получитъ облегченіе».

Великая сѣверная война кончилась; вслѣдствіе ея вмѣсто неизвѣстной Московіи, какъ до сихъ поръ называли въ Европѣ нашу страну, явилась могущественная всероссійская имперія, безъ которой ни одно важное дѣло въ Европѣ теперь дѣлаться не могло. Но великій императоръ, который такъ славно кончилъ сѣверную войну, уговаривалъ свой народъ не думать, что все кончено, не складывать рукъ; только то государство сильно, гдѣ всѣ стараются о пользѣ общей. Къ этой общей пользѣ направлены были всѣ внутреннія распоряженія Петра, ее заставлялъ онъ имѣть въ виду своихъ сотрудниковъ. Мы видѣли, что въ началѣ самымъ виднымъ изъ этихъ сотрудниковъ былъ Ѳеодоръ Алексѣевичъ Головинъ, который завѣдывалъ иностранными дѣлами. Петръ лишился Головина еще въ 1706 году и сильно горевалъ о потерѣ «друга», какъ называлъ Головина. Обыкновенно бываетъ, что когда разныя дѣла только что начинаются, занятій по нимъ немного, то одинъ человѣкъ можетъ заниматься нѣсколькими дѣлами; такъ Головинъ /с. 170/ былъ и адмиралъ, и министръ иностранныхъ дѣлъ, и школами новоучрежденными завѣдывалъ; но съ теченіемъ времени каждое вѣдомство все больше и больше растетъ, работы становится больше, и на каждое вѣдомство нуженъ уже особый человѣкъ, а между «тѣмъ и люди способные приготовляются. Такъ, по смерти Головина адмираломъ сталъ Ѳеодоръ Матвѣевичъ Апраксинъ, а завѣдываніе иностранными дѣлами получилъ Гаврила Ивановичъ Головкинъ, который первый началъ носить названіе канцлера; помощникомъ его или вице-канцлеромъ былъ Шафировъ. Но, кромѣ этихъ двухъ главныхъ дѣльцовъ, при новомъ положеніи Россіи надобилось много способныхъ людей, чтобы быть въ послахъ у иностранныхъ дворовъ, оберегать выгоды Россіи, своимъ умомъ, искусствомъ съ честію представлять ее, внушать иностранцамъ уваженіе къ русскимъ людямъ; и такіе нашлись, благодаря умѣнью Петра выбирать людей; то были двое князей Долгорукихъ, Григорій Ѳедоровичъ и Яковъ Лукичъ, князь Куракинъ, Матвѣевъ, сынъ воспитателя царицы Натальи, Петръ Андреевичъ Толстой, Ягужинскій; послѣдній былъ человѣкъ очень незначительнаго происхожденія, но чрезвычайно способный въ дѣлахъ внутреннихъ и внѣшнихъ. Изъ иностранцевъ, вступившихъ въ русскую службу, Петръ съ перваго же раза отличилъ человѣка необыкновенно искуснаго, образованнаго и неутомимаго, то былъ Остерманъ; ему Петръ поручилъ вести переговоры, слѣдствіемъ которыхъ былъ Ништадтскій миръ. Въ военномъ дѣлѣ, кромѣ фельдмаршаловъ Шереметева и Меншикова, были знамениты имена князей Михаила Михайловича Голицына, Репнина, Василія Владиміровича Долгорукаго. У хорошихъ мастеровъ бываютъ и хорошіе ученики, и подлѣ названныхъ сотрудниковъ Петра Великаго подрастали молодые дѣятели, братья Бестужевы-Рюмины, Татищевъ, Неплюевъ и другіе, которые начали свою службу при Петрѣ, а продолжали ее съ пользою и славою послѣ, вплоть до Екатерины II. Самъ Петръ умѣлъ находить способныхъ людей, и сотрудники его, чтобы уго/с. 171/дить государю, старались также отыскивать способныхъ людей, учили какъ они должны поступать, чтобы заслужить милость царя, внушали имъ: «Будь исправенъ, будь проворенъ и говори правду, сохрани тебя Боже солгать, хотя бы что и худо было; государь больше разсердится, если солжешь».

Приготовленные, образованные люди были нужны для новыхъ учрежденій. До Петра Великаго для управленія и суда существовали Приказы. Государь приказывалъ извѣстному лицу завѣдывать однимъ какимъ-нибудь дѣломъ или нѣсколькими дѣлами, иногда сходными, иногда совершенно разными, придавалъ ему въ помощь другого, или двоихъ, для письмоводства назначались такъ называемые дьяки со своими помощниками или подьячими; въ отличіе отъ служилыхъ и военныхъ людей всѣ находившіеся въ гражданской службѣ назывались приказными людьми. Какъ откроется нужда въ какомъ-нибудь новомъ дѣлѣ, такъ и являлся особый приказъ. Къ концу XVII вѣка ихъ было больше 40; порядка въ распредѣленіи дѣлъ по приказамъ не было; въ иныхъ приказахъ вѣдались самыя различныя дѣла; также вмѣстѣ съ большими приказами, завѣдывавшими важными дѣлами, существовали приказы, завѣдывавшіе какимъ-нибудь самымъ ничтожнымъ дѣломъ. Вмѣсто этихъ приказовъ Петръ въ 1720 году учредилъ коллегіи, изъ которыхъ каждая завѣдывала какимъ-нибудь однимъ опредѣленнымъ дѣломъ, напримѣръ коллегія иностранныхъ дѣлъ завѣдывала сношеніями съ иностранными государствами, коллегія военная, коллегія морская, или адмиралтейская, коллегія юстиціи для судныхъ дѣлъ, коллегія для торговыхъ дѣлъ или коммерцъ-коллегія и т. д. Коллегіи состояли изъ нѣсколькихъ членовъ, старшій изъ которыхъ назывался предсѣдателемъ, или президентомъ, и всѣ дѣла обсуждались и рѣшались сообща; для наблюденія, чтобы дѣла шли правильно, въ каждой коллегіи находился прокуроръ, и всѣ эти прокуроры были подчинены генералъ-прокурору, находившемуся при Сенатѣ.

/с. 172/ Петръ хотѣлъ улучшить управленіе и судъ въ областяхъ, сдѣлать такъ, чтобы правитель не былъ вмѣстѣ судьею, но встрѣтилъ неодолимое препятствіе въ недостаткѣ людей и денегъ, и его добрыя намѣренія остались указаніями для будущихъ временъ, когда можно было исполнить ихъ. Петръ завелъ перечисленія народа, или ревизіи, которыя должны были повторяться чрезъ извѣстное число лѣтъ, заведены были и метрическія книги. По первой ревизіи 1712 года въ Россіи оказалось податного состоянія только около 6 милліоновъ человѣкъ. Несмотря на такое малолюдство доходы сильно увеличились: въ 1710 году ихъ было 3 милліона, а въ 1725 — десять милліоновъ. Перемѣненъ былъ порядокъ въ сборѣ податей: прежде собирали съ дворовъ; но при переписи дворовъ бывали большія злоупотребленія: изъ нѣсколькихъ дворовъ жители переходили въ одинъ, сламывали отдѣльныя ворота; поэтому при Петрѣ введена была подушная подать, которая вся шла на войско; войска было до 210.000; во флотѣ было 48 линейныхъ кораблей и до 1.000 другихъ судовъ. Другіе расходы должны были покрываться другими доходами, которые увеличивались отъ усиленія торговли и промышленности. Торговля усиливалась отъ пріобрѣтенія морскихъ береговъ; въ 1724 году къ Петербургу уже пришло 240 иностранныхъ кораблей съ товарами; русскіе корабли стали плавать въ иностранныя гавани; первыми русскими кораблехозяевами были Божениновы и Барсуковъ. Большою помѣхою для торговли были плохія дороги, которыя трудно было поправлять при такомъ малолюдствѣ обширной страны; осенью изъ Москвы въ Петербургъ ѣздили по пяти недѣль по причинѣ грязи и поломанныхъ мостовъ. При этомъ особенно важенъ былъ путь водою, по большимъ рѣкамъ, но надобно было, чтобы этотъ путь не прерывался, и Петръ велѣлъ проводить каналы: такъ соединено было Каспійское море съ Балтійскимъ каналомъ между рѣками Цною и Тверцою; прорытъ былъ Ладожскій каналъ.

Уже говорено было о томъ, какъ Петръ старался, чтобы, /с. 173/ по его словамъ, «Божіе благословеніе подъ землею втунѣ не пропадало»; вслѣдствіе этого старанія большіе металлическіе заводы явились въ разныхъ мѣстахъ, особенно въ странахъ приуральскихъ. Большія услуги оказали этой промышленности три человѣка: Виніусъ, Геннинъ и Татищевъ, котораго Петръ приготовилъ посылкою за границу для изученія горнаго дѣла. Сѣверная Россія была покрыта лѣсами, а въ южной былъ ихъ недостатокъ; Петръ принялъ мѣры для сохраненія старыхъ лѣсовъ и для разведенія новыхъ; онъ же первый указалъ и на каменный уголь, который долженъ былъ замѣнять дрова. Иностранцы и прежде вывозили изъ Россіи ленъ и пеньку; Петръ старался усилить льняной и пеньковый промыселъ «для всенародной пользы», для прибыли крестьянамъ; много вывозилось изъ Россіи и кожъ, но выдѣлка ихъ была плохая, отчего и цѣна была малая: Петръ велѣлъ кожевеннымъ промышленникамъ, по нѣскольку человѣкъ отъ каждаго города, ѣхать въ Москву на два года учиться, какъ лучше выдѣлывать кожи, а въ отдаленныя губерніи отправлены были иностранные мастера учить этому искусству. Заведено было постоянное войско; надобно было его одѣть, а гдѣ взять сукна? покупать у иностранныхъ купцовъ, потому что въ Россіи суконныхъ фабрикъ не было. Петръ завелъ суконныя фабрики и съ восторгомъ писалъ, что дѣло идетъ хорошо и что сшилъ себѣ къ празднику кафтанъ изъ рускаго сукна. Но для выдѣлки хорошихъ суконъ нужна была хорошая шерсть, и Петръ выписалъ изъ-за границы овчаровъ, разослалъ по областямъ правила, какъ содержать овецъ. Для флота требовались парусныя фабрики, и онѣ были заведены. До Петра вся употреблявшаяся въ Россіи писчая бумага привозилась изъ-за границы; Петръ завелъ свои фабрики, и въ 1723 году во всѣхъ присутственныхъ мѣстахъ употреблялась бумага русскаго издѣлія. Къ концу царствованія Петра число фабрикъ и заводовъ въ Россіи простиралось до 233, и между фабрикантами видимъ почти все русскія имена. Трудно было начинать новыя производ/с. 174/ства, заводить фабрики; нѣтъ умѣнья и нѣтъ денегъ. Какъ мастеръ самъ начнетъ и потомъ дастъ ученику продолжать, такъ и Петръ учреждаетъ казенные фабрики и заводы, но не съ тѣмъ, чтобы оставить ихъ въ казнѣ. Сенатъ долженъ былъ заботиться о томъ, чтобы казенные фабрики и заводы переходили въ частныя руки, въ руки отдѣльныхъ лицъ и цѣлыхъ компаній, и этой передачѣ обязаны были своимъ началомъ нѣкоторыя громадныя состоянія. Москва стала при Петрѣ главнымъ фабричнымъ городомъ въ Россіи, какъ Петербургъ сталъ главнымъ торговымъ городомъ.

Источникъ: Общедоступныя чтенія о Русской исторіи Сергѣя Соловьева.— Пятое изданіе. — М.: Типо-литографія Т-ва И. Н. Кушнеревъ и К°, 1908. — С. 161-174.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.