Церковный календарь
Новости


2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 41-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 40-я (1922)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (2-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово (1-е) въ Великій пятокъ (1883)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Православная Русь въ Канадѣ (1975)
2018-11-15 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Тайна креста (1975)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 6-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 5-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Еще объ одной статьѣ (1996)
2018-11-15 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (2-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - пятница, 16 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 7.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
ОБЩЕДОСТУПНЫЯ ЧТЕНІЯ О РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 5-е. М., 1908.

ЧТЕНІЕ ХІV.
О послѣднихъ дѣлахъ Петра Великаго. О томъ, что случилось послѣ его смерти до вступленія на престолъ дочери его Елисаветы Петровны и о дѣлахъ императрицы Елисаветы.

Петромъ Великимъ сдѣлано было все, чтобы бѣдному, малонаселенному государству дать возможность богатѣть, дать возможность казнѣ имѣть больше доходовъ, больше денегъ, и на эти деньги содержать войско, флотъ, которые даютъ безопасность и почетъ народу у другихъ народовъ. Но не одно богатство, не однѣ силы военныя составляютъ крѣпость народа; отъ богатства и роскоши, отъ надежды на одну силу военную народы терпятъ большія бѣды и погибаютъ. Чтобы народъ былъ крѣпокъ, не боялся никого и ничего, для этого надобно, чтобы у него была крѣпка религія и нравственность да просвѣщеніе, которое бы не мѣшало крѣпости вѣры и нравственности, а помогало бы ей. Петръ Великій до конца жизни, и все съ большимъ и большимъ усердіемъ, не переставалъ заботиться объ устройствѣ церкви, которая хранитъ вѣру и нравственность въ народѣ. Препятствія къ избранію достойнаго патріарха были прежнія: не было архіерея ученаго и вмѣстѣ пользовавшагося полнымъ уваженіемъ и /с. 175/ довѣріемъ царя и народа; притомъ Петръ зналъ изъ исторіи, какія бываютъ неудобства, когда церковь управляется однимъ человѣкомъ. Въ 1721 году Петръ объявилъ, что для исправленія чина духовнаго не видитъ лучшаго способа, кромѣ соборнаго правительства, вслѣдствіе чего и учреждалась духовная коллегія (Синодъ). Синодъ долженъ былъ имѣть въ виду: устройство духовенства, преимущественно чернаго, принятіе мѣръ противъ раскола и разныхъ суевѣрій, распространеніе религіозно-нравственнаго просвѣщенія въ народѣ, изданіе необходимыхъ для этого книгъ. Многіе монастыри владѣли обширными имѣніями, и большіе доходы привлекали въ нихъ людей, которые шли въ монахи вовсе не для того, чтобы спасаться и служить для мірянъ примѣромъ нравственной чистоты, а для того, чтобы вести покойную и праздную жизнь, тогда какъ и безъ того было мало людей для службы и работы. Поэтому ограничено было число монаховъ и запрещено было постригать молодыхъ людей; часть монаховъ должна была посвятить себя занятію науками, чтобы было изъ кого брать образованныхъ архіереевъ; такъ какъ государство было еще не въ состояніи давать пенсіи престарѣлымъ и раненымъ воинамъ, то ихъ начали отсылать въ монастыри, которые обязаны были ихъ содержать; монахини въ нѣкоторыхъ монастыряхъ должны были заниматься воспитаніемъ сиротъ, въ другихъ рукодѣліемъ. Въ распоряженіяхъ относительно духовенства особенно помогалъ Петру псковскій архіепископъ Ѳеофанъ Прокоповичъ, человѣкъ чрезвычайно способный, ученый и отличный проповѣдникъ.

Если надобно было заботиться, чтобы монастыри употребляли излишки своихъ доходовъ на доброе дѣло, то у бѣлаго духовенства такихъ излишковъ не было, оно было крайне бѣдно и въ заботахъ о прокормленіи своихъ семействъ не могло какъ слѣдуетъ исполнять своихъ обязанностей; здѣсь наоборотъ, надобно было подумать, какъ бы сдѣлать бѣлое духовенство побогаче. Первою причиною /с. 176/ бѣдности бѣлаго духовенства была его многочисленность; священниковъ и дьяконовъ было больше, чѣмъ сколько было нужно, и назначались они безпорядочно, безъ спросу съ прихожанами; количество церквей въ городахъ увеличивалось также не по мѣрѣ потребности; каждый сколько-нибудь достаточный человѣкъ хотѣлъ имѣть свою церковь, не думая о томъ, можетъ ли онъ прилично содержать при ней священника съ причтомъ; онъ зналъ, что по обилію священниковъ онъ можетъ нанимать ихъ на площадяхъ (или крестцахъ), что составляло соблазнительное зрѣлище, а между тѣмъ приходское духовенство было бѣдно, не получая дохода отъ самыхъ значительныхъ домовъ, потому что въ нихъ были свои церкви. Поэтому, чтобы увеличить доходы духовенства, запрещено было имѣть домовыя церкви, а кто хочетъ имѣть ихъ, долженъ содержать священника, да кромѣ того давать равное содержаніе и приходскому духовенству; запрещено было строить новыя церкви безъ позволенія, посвящать священниковъ и дьяконовъ лишнихъ; если кто станетъ просить посвященія или поставленія на извѣстное мѣсто, то велѣно допрашивать прихожанъ, хотятъ ли они имѣть просителя своимъ священникомъ или дьякономъ; наконецъ для облегченія бѣлаго духовенства снята съ него обязанность покупать себѣ домы: домы для него должны были покупать старосты церковные на сборныя церковныя деньги. Но главная забота Петра Великаго состояла въ томъ, чтобы духовенство было образовано, прежде посвященія прошло школу, знало; чему и какъ учить народъ. Разумѣется, этого вдругъ сдѣлать было нельзя, положено было только начало.

Петръ Великій не забылъ и тѣхъ русскихъ православныхъ людей, которые жили тогда подъ польскою державою и терпѣли сильное гоненіе отъ католиковъ. Польша отъ внутреннихъ безпорядковъ становилась все слабѣе и слабѣе; но чѣмъ слабѣе становилась Польша и чѣмъ сильнѣе становилась Россія, тѣмъ больше Поляки боялись Россіи, /с. 177/ особенно зная, сколько въ ихъ государствѣ русскихъ православныхъ людей, которые будутъ всегда желать добра своимъ. Поэтому Поляки употребляли всѣ старанія, чтобы какъ можно скорѣе ополячить Русскихъ, а для этого лучшее средство было сдѣлать ихъ католиками или сначала уніатами. Добровольно русскіе люди, какъ прежде, такъ и теперь, ни въ унію, ни въ католичество не шли, и потому принуждали ихъ къ этому всевозможными притѣсненіями. Этими притѣсненіями Поляки уничтожили всѣ православныя епархіи, кромѣ бѣлорусской или могилевской, но и той приходилось очень дурно. Могилевскій епископъ Сильвестръ пріѣхалъ въ Москву съ жалобами къ Петру на Поляковъ, которые палками обращаютъ православныхъ священниковъ въ унію; Петръ зналъ хорошо, что перепискою съ королемъ, который не имѣлъ никакой власти въ Польшѣ, ничего сдѣлать нельзя, и потому послалъ своего русскаго комиссара защищать православныхъ Русскихъ отъ обидъ, возвратить имъ отнятые монастыри и церкви. Поляки начали страшно кричать: «лучше бы намъ, — говорили они, — отдать церкви Туркамъ или Шведамъ, чѣмъ Русскимъ». Но Петръ не обращалъ никакого вниманія на эти крики, комиссаръ его остался въ Польшѣ, и гоненія утихли. Много было православныхъ Славянъ и въ другихъ чужихъ государствахъ, въ Австріи, Турціи. Какъ только Россія, единственное славянское и православное государство, усилилась при Петрѣ, занявъ важное, почетное мѣсто въ Европѣ, такъ одноплеменные и единовѣрные народы и стали обращаться къ ней со своими нуждами. Пріѣхалъ къ Петру сербскій архіепископъ съ просьбою прислать двоихъ учителей и книгъ церковныхъ: «Просвѣти инасъ, — писали Сербы, — какъ просвѣтилъ своихъ людей». Въ самой Россіи просвѣщеніе только начиналось, въ учителяхъ былъ большой недостатокъ, денегъ едва доставало на необходимыя нужды; но Петръ подѣлился послѣднимъ со своими, послалъ двухъ учителей съ большимъ жалованіемъ, послалъ и книги на 20 церквей.

/с. 178/ Петръ употребилъ всѣ старанія, чтобы просвѣтить своихъ людей, и положилъ твердое начало этому просвѣщенію, сблизивши Русскихъ съ просвѣщенными народами, доказавши необходимость просвѣщенія для поддержанія силы и чести народа. До него только духовенство да люди, занимавшіеся письмоводствомъ, обязаны были знать грамотѣ; знатный человѣкъ, занимавшій важную должность, могъ не умѣть писать. Петръ потребовалъ отъ всѣхъ дворянъ, отъ всѣхъ людей, поступавшихъ на государственную службу, военную и гражданскую, образованія; дворянинъ неграмотный и незнавшій ариѳметики и геометріи объявлялся несовершеннолѣтнимъ, не имѣлъ права жениться. Недостатокъ людей полагалъ сильныя препятствія и просвѣщенію, ибо гдѣ было взять учителей? Посылали за границу молодыхъ людей; Петръ самъ экзаменовалъ ихъ по возвращеніи; высшія правительственныя мѣста набирали молодыхъ людей и учили ихъ, приготовляя для отправленія дѣлъ у себя; но этотъ наборъ былъ труденъ, некого было брать. Въ 1722 году многія мѣста въ управленіи оставались незанятыми, а нельзя было много пускать въ гражданскую службу, иначе армія и флотъ истощились бы. Петръ учредилъ въ Петербургѣ Академію, выписалъ для нея изъ-за границы отличныхъ ученыхъ; но при этомъ объявилъ, что въ Россіи нельзя слѣдовать тому, что принято въ другихъ государствахъ; тамъ ученыхъ много; одни составляютъ общество, которое занимается науками, старается дѣлать въ нихъ новыя открытія, и такое общество называется Академіею; другіе ученые преподаютъ высшія науки, и эта высшая школа называется университетомъ; третьи приготовляютъ молодыхъ людей къ высшимъ наукамъ, къ университету, и эти приготовительныя школы называются гимназіями. Но у насъ, говорилъ Петръ, одну академію нельзя учредить, потому что она не можетъ скоро распространить знанія въ народѣ; университеты также не для чего заводить, когда нѣтъ еще гимназій и семинарій; надобно, слѣдовательно, основать такое учрежденіе, ко/с. 179/торое бы изъ лучшихъ ученыхъ людей состояло, но эти ученые люди должны также обучать молодыхъ людей наукамъ публично (т.-е. читать лекціи какъ въ университетѣ) и потомъ нѣкоторыхъ людей, должны при себѣ обучать, чтобы они потомъ могли, въ свою очередь, обучать первымъ основаніямъ всѣхъ наукъ. Такимъ образомъ основанная Петромъ Великимъ академія была и академіею, и университетомъ, и школою для приготовленія учителей, или, какъ мы теперь называемъ, учительскимъ институтомъ. Такъ и должно было быть вачалѣ, когда, по недостатку людей, одни и тѣ же люди должны нѣсколько дѣлъ дѣлать; и въ учрежденіяхъ нѣсколько учрежденій соединяются; потомъ, съ теченіемъ времени, людей становится больше и дѣла больше, люди раздѣляютъ по себѣ занятія, каждый беретъ себѣ только одну какую-нибудь часть и ею занимается; изъ учрежденій выдѣляются также особыя части и составляютъ отдѣльныя учрежденія; такъ, изъ учрежденной Петромъ Великимъ академіи выдѣлились потомъ и университетъ, и гимназія, и учительскій институтъ. Это называется развитіемъ. Приведемъ примѣръ. Въ небольшомъ мѣстечкѣ одна только лавка, и все въ ней продается: и сахаръ съ чаемъ, и ситецъ, и лапти, и баранки. Станетъ мѣстечко увеличиваться, станутъ его жители богатѣть, появятся другія лавки, и въ каждой продается отдѣльный товаръ, уже нѣтъ такого смѣшенія какъ прежде; превратится мѣстечко въ большой и богатый городъ, еще больше станетъ раздѣленіе товаровъ между лавками, въ однѣхъ станутъ продавать только шелковыя матеріи, въ другихъ одно полотно и т. д. И купцы получаютъ выгоду, потому что на каждый товаръ покупателей много; а если бы купцы наѣхали въ маленькое мѣстечко и каждый завелъ лавку съ отдѣльнымъ товаромъ, непремѣнно обанкротились бы, потому что этотъ товаръ прежде бы сгнилъ, чѣмъ его раскупили. Развитіе идетъ всегда по одному закону, и мудрость состоитъ въ томъ, чтобы ему не мѣшать, а съ другой стороны не слишкомъ /с. 180/ его подгонять, не заводить ненужныхъ учрежденій, не навозить товара, когда покупателей нѣтъ. Мудрыя слова говорилъ Петръ Великій: «зачѣмъ намъ университеты заводить, когда у насъ гимназій и семинарій еще нѣтъ».

Много было мудрыхъ словъ сказано, много великихъ дѣлъ сдѣлано Петромъ. Такихъ трудовъ, какіе онъ совершилъ, отъ вѣка не было слыхано. Мы видимъ издали великія дѣла, мы имъ удивляемся, любуемся ими, а если посмотрѣть вблизи, чего все это стоило, какія огорченія, страданія долженъ былъ претерпѣть Петръ, прежде чѣмъ добиться чего хотѣлъ! «На душу Петру Алексѣевичу, разсказываютъ современники, по временамъ находила такая черная туча, что онъ запирался и никого недопускалъ къ себѣ». Много способныхъ людей вывелъ Петръ Великій и заставилъ ихъ работать съ большою пользою; но между этими людьми было много такихъ, которые не понимали главнаго, чего хотѣлъ Петръ, а именно, чтобы служить, имѣя въ виду общую пользу, а не частныя выгоды; было много такихъ, которые смотрѣли на службу, какъ на средство сытно кормиться, смотрѣли на подчиненныхъ и подсудимыхъ какъ на людей, обязанныхъ ихъ кормить, смотрѣли на казенныя деньги какъ на свои. Призывая народъ къ труду, къ бережливости, къ пожертвованіямъ, чтобы вывести Россію на новую, лучшую дорогу, сберегая каждую копейку, Петръ слышалъ громкія жалобы, что деньги, сбираемыя съ народа, идутъ не на общую пользу, а по частнымъ карманамъ, что народу недостаетъ суда справедливаго и скораго. Петръ твердилъ: «Презрѣніе законовъ равно измѣнѣ и еще хуже ея, ибо, заслышавъ объ измѣнѣ, всякъ остережется, а этого зла никто вскорѣ не почувствуетъ, но мало-по-малу все разорится. Всуе законы писать, когда ихъ не хранить, или ими играть какъ въ карты прибирая масть къ масти, чего нигдѣ въ свѣтѣ такъ нѣтъ, какъ у насъ было, и отчасти и еще есть и зѣло тщатся всякія мины чинить подъ фортецію правды» (стараются всякіе подкопы дѣлать подъ крѣпость прав/с. 181/ды). Этихъ-то людей, которые вели подкопы подъ крѣпость правды, Петръ преслѣдовалъ неутомимо и переносилъ большое горе, потому что ему приходилось преслѣдовать людей близкихъ, любимыхъ.

Но, разумѣется, самое большое горе перенесъ Петръ, когда долженъ былъ преслѣдовать родного сына. Петра женили въ ранней молодости на Евдокіи Ѳеодоровнѣ Лопухиной, и онъ испыталъ на себѣ ту невыгоду стараго обычая, отъ котораго хотѣлъ потомъ освободить своихъ подданныхъ, назначивши время для знакомства между женихомъ и невѣстою. Между Петромъ и Евдокіею пошли несогласія, и Евдокія была пострижена въ монахини, а Петръ потомъ женился въ другой разъ на Екатеринѣ Алексѣевнѣ Скавронской или Сковородской, родомъ изъ западной Россіи или Литвы; она была взята по бѣдности на воспитаніе однимъ лифляндскимъ пасторомъ и вмѣстѣ съ нимъ попалась въ плѣнъ къ Русскимъ. Екатерина отличалась умомъ, ровностію характера, присутствіемъ духа, неутомимостью, совершенно пришлась по мужу, не отставала отъ него ни на войнѣ, ни въ мирѣ, ѣздила за нимъ въ его далекихъ и трудныхъ странствованіяхъ. Но отъ перваго брака остался сынъ и наслѣдникъ, цесаревичъ Алексѣй. Сынъ вышелъ не въ отца, былъ тяжелъ на подъемъ, неспособенъ къ постоянному, сильному труду, любилъ покой, любилъ сидѣть дома съ людьми, къ которымъ привыкъ. Отецъ работалъ безъ устали, видѣлъ, какъ уже зрѣли плоды трудовъ его, но чувствовалъ приближеніе старости и слышалъ страшные голоса: «Умретъ и все погибнетъ съ нимъ: Россія возвратится въ прежнее ничтожество, потому что сынъ не только не пойдетъ по дорогѣ отцовской, но и станетъ разрушать сдѣланное отцомъ». Петръ, разумѣется, не требовалъ отъ сына такихъ же способностей, какія имѣлъ самъ, онъ требовалъ только охоты. Въ тѣхъ занятіяхъ, которыя были необходимы для продолженія начатаго дѣла, необыкновенныхъ способностей было не нужно, потому что самое трудное дѣло было сдѣлано, /с. 182/ начало было положено. Но въ сынѣ не было охоты къ отцовской дѣятельности, было отвращеніе отъ нея. Отецъ требуетъ отъ сына, чего послѣ Ништадтскаго мира требовалъ отъ всѣхъ русскихъ людей, чтобы, видя успѣхъ, не складывали рукъ, не успокаивались, потому что отъ такого успокоенія государства падаютъ; сынъ считаетъ мученіемъ этотъ призывъ отцовскій къ труду, онъ только тогда и былъ доволенъ, когда находился вдали отъ отца. Алексѣй былъ женатъ на брауншвейгской принцессѣ Софіи, но жилъ не согласно съ женою, и она скоро умерла, оставивъ двоихъ дѣтей, сына и дочь. Алексѣй продолжалъ вести себя попрежнему. Тогда Петръ счелъ своею обязанностію спасти будущность Россіи, пожертвовавъ сыномъ. Онъ писалъ ему: «Я за свое отечество и за людей жизни не жалѣлъ и не жалѣю, то какъ могу тебя негоднаго пожалѣть?» Петръ потребовалъ отъ сына, чтобы тотъ или перемѣнилъ свое поведеніе, или отрекся отъ престола и постригся въ монахи, иначе на отреченіе нельзя было полагаться. Алексѣй обѣщалъ исправиться, но вмѣсто того убѣжалъ за границу, отдался подъ покровительство нѣмецкаго императора, призвалъ чужого государя въ судьи между собою и отцомъ. Алексѣя возвратили и, по его показаніямъ, вскрылся обширный злой умыселъ, въ которомъ участвовала и мать Алексѣя, бывшая царица Евдокія, которая уже сняла съ себя монашеское платье и мечтала опять быть царицею, понадѣявшись на лживыя предсказанія, и сестра Петра, царевна Марья Алексѣевна, очень значительные духовные и свѣтскіе люди. Царевичъ умеръ въ Петербургской крѣпости: это случилось въ 1718 г.

Послѣ Ништадскаго мира Петръ долженъ былъ вести новую войну совсѣмъ на другомъ концѣ. Желая обогатить Россію торговлею, онъ внимательно слѣдилъ за тѣмъ, что дѣлается на Востокѣ, въ Азіи, съ которою у Россіи велась торговля, и торговля, эта должна была, по мысли Петра, все больше и больше усиливаться. Но вотъ онъ получаетъ вѣсти, что Персія, съ которою русскіе купцы вели боль/с. 183/шую торговлю, готова разрушиться отъ внутренней слабости, что сосѣди уже дѣлятъ добычу и что самая большая доля добычи должна достаться Турціи. Петръ никакъ не могъ позволить, чтобы Турки усилились и утвердились на Каспійскомъ морѣ, и потому самъ предпринялъ походъ на берега этого моря. Война кончилась, когда русскія войска заняли западный берегъ Каспійскаго моря и Персіяне уступили его Россіи въ 1723 году.

Это былъ послѣдній военный подвигъ Петра Великаго. Уже давно страдалъ онъ тяжкою болѣзнію. 6 января 1725 года, при обрядѣ водоосвященія онъ простудился, и 28 числа скончался.

Иностранцы говорили, что дѣло Петра Великаго кончится вмѣстѣ съ нимъ, что онъ насильно заставилъ свой народъ учиться, что по смерти его. Русскіе, сами по себѣ неспособные къ образованности, все бросятъ, все позабудутъ, станутъ жить попрежнему, какъ жили до Петра Великаго, когда они не знали Европы и Европа ихъ не знала. Но русскій народъ доказалъ, что онъ способенъ къ образованности, къ европейской жизни, что дѣла Петра Великаго пошли ему въ прокъ и онъ отъ нихъ не откажется и не ослабѣетъ при самыхъ неблагопріятныхъ обстоятельствахъ. Обстоятельства дѣйствительно были неблагопріятны по смерти Петра Великаго. Послѣ него царствовала супруга его, Екатерина I-я Алексѣевна, но царствовала только два года, скончалась въ маѣ 1727 года въ Петербургѣ, гдѣ постоянно жила. Послѣ нея вступилъ на престолъ Петръ II-й Алексѣевичъ, внукъ Петра Великаго, сынъ несчастнаго царевича Алексѣя, но и Петръ II-й трехъ лѣтъ не процарствовалъ, скончался въ январѣ 1730 года въ Москвѣ, куда пріѣхалъ на коронацію и гдѣ хотѣлъ навсегда остаться. Во время болѣзни Екатерины I-й и при Петрѣ II, который самъ не могъ управлять по несовершеннолѣтію, образовались партіи; знатные люди спорили другъ съ другомъ, кому быть главнымъ, кому управлять, свергали другъ друга, ссылали въ ссылку. Такъ свергнутъ былъ и сосланъ /с. 184/ въ Сибирь знаменитый любимецъ Петра Великаго, князь Александръ Даниловичъ Меньшиковъ, который забралъ себѣ большую силу въ концѣ царствованія Екатерины и въ началѣ царствованія Петра II, держалъ молодого императора въ своемъ домѣ и обручилъ его съ своею дочерью; и самъ Меньшиковъ, когда былъ въ силѣ, сослалъ въ ссылку графа Петра Толстого и нѣкоторыхъ другихъ сотрудниковъ Петра Великаго. По смерти Петра II изъ царской фамиліи оставались: дочь Петра Великаго, цесаревна Елисавета Петровна, внукъ Петра Великаго отъ старшей дочери его, Анны Петровны, бывшей замужемъ за герцогомъ Голштинскимъ, да три племянницы Петра Великаго, дочери царя Іоанна Алексѣевича. Вельможи обошли дочь и внука Петра Великаго и призвали на престолъ старшую дочь царя Іоанна, Анну, вдовствующую герцогиню Курляндскую, которая, короновавшись въ Москвѣ, переѣхала въ Петербургъ и оставалась тамъ до самой кончины своей. Царствованіе Анны Іоанновны было несчастливо. Самымъ довѣреннымъ у нея человѣкомъ былъ Нѣмецъ Биронъ, котораго она привезла изъ Курляндіи. Этотъ Биронъ о Россіи не заботился, заботился только о самомъ себѣ. Знаменитыхъ русскихъ вельможъ, сотрудниковъ Петра Великаго, оставалось уже немного; были двѣ самыя знатныя фамиліи князей Голицыныхъ и князей Долгорукихъ. Самый главный изъ Голицыныхъ князь Дмитрій Михайловичъ, былъ посаженъ въ крѣпость, и главные изъ Долгорукихъ были переказнены или сосланы, казненъ былъ сотрудникъ Петра Великаго, очень способный человѣкъ Волынскій; дворяне и крестьяне страдали отъ строгаго взыскиванія недоимокъ во время неурожая; была война съ Турками, которая взяла много народу и денегъ, и хотя ведена была со славою фельдмаршаломъ Минихомъ, однако кончилась безъ пользы для Россіи. Отъ этого царствованія Анны Іоанновны время Бирона, Бироновщина, оставила по себѣ печальную память; было бы еще хуже, если бъ не умный, искусный министръ Остерманъ, принятый, какъ и Минихъ, на службу Петромъ Великимъ.

/с. 185/ У Анны Іоанновны не было дѣтей, была одна племянница отъ сестры Екатерины Іоанновы, герцогини Мекленбургской, Анна Леопольдовна. Анну Леопольдовну выдали замужъ за принца Антона Брауншвейгскаго; отъ этого брака родился Іоаннъ Антоновичъ въ 1740 году, и въ томъ же году умерла императрица Анна, назначивъ новорожденнаго Іоанна Антоновича своимъ преемникомъ, а за его малолѣтствомъ Бирона правителемъ или регентомъ. Тутъ наступили большія смуты: Бирона свергнулъ Минихъ и объявилъ правительницею Анну Леопольдовну; Анна Леопольдовна удалила Миниха, но сама управлять не умѣла, разссорилась съ мужемъ и съ Остерманомъ. Дѣла пришли въ страшное разстройство; этимъ хотѣли воспользоваться Шведы и объявили войну Россіи. Отъ такихъ бѣдъ Россія была избавлена дочерью Петра Великаго, цесаревною, которая приняла сама начальство надъ войскомъ и 25 ноября 1741 года провозгласила себя императрицею. Анна Леопольдовна съ мужемъ и дѣтьми отправлена была въ ссылку. Императрица Елизавета вызвала изъ Голштиніи племянника своего, Петра Ѳедоровича, и объявила его наслѣдникомъ русскаго престола.

До Елисаветы, несмотря на смуты и частыя перемѣны правительственныхъ лицъ, сдѣланное Петромъ Великимъ удержалось съ нѣкоторыми очень незначительными перемѣнами. Со вступленіемъ на престолъ его дочери все было возстановлено такъ, какъ было при немъ. Елисавета умѣла окружать себя способными русскими людьми; тутъ были немногіе оставшіеся отъ Петровскаго времени старики, хранившіе преданіе великаго императора; тутъ было и новое поколѣніе, которое воспитывалось въ этихъ преданіяхъ и старалось все больше и больше увеличивать силу Россіи средствами, указанными Петромъ Великимъ, т.-е. просвѣщеніемъ. При Елисаветѣ воспитался и хорошо воспитался на военной и гражданской службѣ цѣлый рядъ людей, которые были знамениты и при ней, и послѣ нея.

При Елисаветѣ 30 сентября 1744 года изданъ былъ /с. 186/ указъ — не казнить никого смертію; указъ остается въ силѣ до сихъ поръ, кромѣ случаевъ государственныхъ преступленій и военнаго суда. Въ 1754 году всѣ были обрадованы избавленіемъ отъ страшной тяжести, отъ внутреннихъ таможенъ, которыя мѣшали торговлѣ и разрывали русскую землю на множество отдѣльныхъ земель; продавцы необходимыхъ и дешевыхъ товаровъ при провозѣ ихъ должны были безпрестанно останавливаться и платить; вмѣстѣ съ внутренними таможнями уничтожено 17 мелкихъ сборовъ. Денегъ еще мало было въ народѣ; если бы помѣщикъ захотѣлъ сдѣлать какое-нибудь улучшеніе въ хозяйствѣ, а своихъ денегъ у него не было, то занять было негдѣ; а если бы кто-нибудь и далъ, то за большіе проценты, за 15, за 20 процентовъ, что отнимало всякую охоту заниматься хозяйственными улучшеніями; купецъ, который еще чаще имѣетъ нужду занимать деньги для своихъ оборотовъ, также долженъ былъ платить большіе проценты. Чтобы облегчить помѣщиковъ и купцовъ, заведены были отъ казны два банка, дворянскій и купеческій; изъ одного дворяне, изъ другого купцы могли брать взаймы деньги только за шесть процентовъ. Большія непріятности были отъ того, что земли были плохо размежеваны; отсюда споры и сильныя, иногда кровопролитныя драки на межахъ; чтобы прекратить это, положено было начало генеральному межеванію. Для облегченія народа при рекрутскихъ наборахъ вся Россія была раздѣлена на пять частей, такъ что очередь поставки рекрутъ доходила до каждаго общества и селенія черезъ пять лѣтъ. Народа было мало сравнительно съ землею, пустыхъ мѣстъ много; нынѣшнія Новороссійскія губерніи Екатеринославская и Херсонская представляли тогда пустую степь; здѣсь на границѣ съ Малороссіею позволили поселиться православнымъ сербамъ изъ Австріи; потомъ тутъ же позволено селиться и выходцамъ изъ Турціи, но только людямъ православнаго исповѣданія. Поселенія эти были военныя, что было и нужно на границѣ.

Источникъ: Общедоступныя чтенія о Русской исторіи Сергѣя Соловьева.— Пятое изданіе. — М.: Типо-литографія Т-ва И. Н. Кушнеревъ и К°, 1908. — С. 174-187.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.