Церковный календарь
Новости


2018-12-14 / russportal
Свт. Зинонъ Веронскій. На слова: "егда предастъ (Христосъ) царство Богу и Отцу" (1838)
2018-12-14 / russportal
Краткое свѣдѣніе о жизни св. священномуч. Зинона, еп. Веронскаго (1838)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 2-я (1849)
2018-12-13 / russportal
Евсевій Памфилъ. "Четыре книги о жизни блаж. царя Константина". Книга 1-я (1849)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 126-й (1899)
2018-12-12 / russportal
Свт. Іоаннъ Златоустъ. Бесѣды на псалмы. На псаломъ 125-й (1899)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Православное Догмат. Богословіе митр. Макарія (1976)
2018-12-11 / russportal
Прот. Михаилъ Помазанскій. Свт. Тихонъ Задонскій, еп. Воронежскій (1976)
2018-12-10 / russportal
Лактанцій. Книга о смерти гонителей Христовой Церкви (1833)
2018-12-10 / russportal
Евсевій, еп. Кесарійскій. Книга о палестинскихъ мученикахъ (1849)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Истинное христіанство есть несеніе креста (1975)
2018-12-09 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Сознаемъ ли мы себя православными? (1975)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, какъ душѣ обрѣсти Бога (1895)
2018-12-08 / russportal
Преп. Ефремъ Сиринъ. О томъ, что не должно соблазнять ближняго (1895)
2018-12-07 / russportal
Тихонія Африканца Книга о семи правилахъ для нахожд. смысла Св. Писанія (1891)
2018-12-07 / russportal
Архим. Антоній. О правилахъ Тихонія и ихъ значеніи для совр. экзегетики (1891)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - суббота, 15 декабря 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 9.
Исторія Россіи

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)

Сергѣй Михайловичъ Соловьевъ (1820-1879), выдающійся русскій историкъ, академикъ (1872). Родился 5 (18) мая 1820 г. въ семьѣ московскаго священника. Учился въ Московскомъ университетѣ (1838-1842), по окончаніи котораго въ качествѣ домашняго учителя дѣтей графа А. П. Строганова въ 1842-1844 г. побывалъ за границей, гдѣ слушалъ лекціи нѣмецкихъ и французскихъ историковъ и философовъ въ Берлинѣ, Парижѣ, Гейдельбергѣ. Съ 1845 г. приступилъ къ чтенію курса русской исторіи въ Московскомъ университетѣ, защитилъ магистерскую диссертацію «Отношеніе Новгорода къ великимъ князьямъ», а въ 1847 г. докторскую — «Исторія отношеній между русскими князьями Рюрикова дома». Съ 1847 г. — профессоръ Московскаго университета. Авторъ множества историческихъ работъ («Исторія паденія Польши», 1863; «Императоръ Александръ I. Политика, дипломатія», 1877; «Публичныя чтенія о Петрѣ Великомъ», 1872 и др.). Главный трудъ — «Исторія Россіи съ древнѣйшихъ временъ» (29 т., 1851-1879), въ которомъ на основѣ огромнаго количества историческихъ источниковъ ученый обосновалъ новую концепцію отечественной исторіи. Ея своеобразіе объяснялъ тремя факторами: «природа страны» (природно-географическія особенности), «природа племени» (этно-культурное своеобразіе русскаго народа) и «ходъ внѣшнихъ событій» (внѣшнеполитическія причины). Въ 1871-1877 г. Соловьевъ занималъ должность ректора Московскаго университета. Въ послѣдніе годы жизни — предсѣдатель «Московскаго общества исторіи и древностей Россійскихъ». Скончался 4 (17) октября 1879 г. Похороненъ въ Москвѣ на территоріи Новодѣвичьяго монастыря.

Сочиненія С. М. Соловьева

С. М. Соловьевъ († 1879 г.)
ОБЩЕДОСТУПНЫЯ ЧТЕНІЯ О РУССКОЙ ИСТОРІИ.
Изданіе 5-е. М., 1908.

ЧТЕНІЕ XVII.
О царствованіи Императора Александра I-го Павловича, до 1814 г.

Императоръ Павелъ Петровичъ оставилъ четырехъ сыновей — Александра, Константина, Николая и Михаила, изъ которыхъ старшій, Александръ Павловичъ, и вступилъ на престолъ. Въ началѣ его царствованія, въ 1801 году, учрежденъ былъ Государственный Совѣтъ, а въ слѣдующемъ году вмѣсто коллегій учреждены министерства. Приведено къ концу дѣло императрицы Екатерины II, повсюду учреждены народныя училища, и главныя изъ нихъ, находящіяся въ губернскихъ городахъ, названы гимназіями, а малыя уѣздными училищами; кромѣ того для первоначальнаго образованія учреждены приходскія училища. Основаны были три новыхъ Университета, въ Казани, Харьковѣ, а потомъ въ Петербургѣ.

Между тѣмъ въ Европѣ продолжалось бурное время, одна война шла за другою, а Россія должна была принимать въ нихъ участіе. Мы видѣли, что во Франціи овладѣлъ верховною властію генералъ Наполеонъ Бонапартъ. Сначала онъ назывался первымъ Консуломъ, а потомъ принялъ титулъ императора. Такъ какъ Наполеонъ достигъ верховной власти потому, что былъ искусный полководецъ, прославился побѣдами, то чтобы удерживаться на престолѣ и привязывать къ себѣ войско, ему нужно было поддерживать и увеличивать свою военную славу, безпрестанно воевать, побѣждать, увеличивать свое государство; онъ завоевывалъ сосѣднія земли, свергалъ съ престола законныхъ государей, и на ихъ мѣста сажалъ своихъ братьевъ и родственниковъ. Ни одинъ государь не считалъ себя безопаснымъ, если не хотѣлъ быть въ совершенной зависимости отъ Наполеона, исполнять все, что только онъ ни потребуетъ. Понятно, что государства, которыя поважнѣе, должны были соединяться, чтобы защищать свою свободу /с. 212/ и положить границы честолюбію Наполеона. Но бѣда была въ томъ, что сначала эти союзы не были общіе, не всѣ государства вдругъ соединялись противъ Франціи, и отъ этого Наполеонъ выходилъ каждый разъ побѣдителемъ, съ новою славою и съ новою добычею. Такъ, въ 1805 году поднялась противъ него Австрія; императоръ Александръ помогалъ ей, но какъ ни уговаривалъ онъ прусскаго короля Фридриха Вильгельма III вступить въ союзъ, тотъ не согласился, и вышло то, что война кончилась побѣдою Наполеона при Аустерлицѣ въ Моравіи, и Австрія должна была помириться на тяжелыхъ для себя условіяхъ. Тогда Наполеонъ сталъ очень неуважительно обходиться съ Пруссіею, думая, что она теперь одна не посмѣетъ вооружиться противъ него; Пруссія однако рѣшилась на это, надѣясь на свое войско и на помощь Россіи и Англіи; но теперь Австрія не хотѣла и не могла, послѣ недавней несчастной войны, пристать къ союзу. Прежде чѣмъ русское войско пришло на помощь, Наполеонъ, который отличался быстротою своихъ движеній, успѣлъ въ одинъ день уничтожить прусское войско, послѣ чего почти все прусское королевство было завоевано въ нѣсколько недѣль. Русскіе, пришедшіе на помощь Пруссакамъ, должны были теперь одни воевать съ Наполеономъ. Въ двухъ битвахъ, при Пултускѣ и Прейсишъ-Эйлау, они дали ему такой отпоръ, какого онъ прежде никогда не встрѣчалъ, и когда въ третьемъ сраженіи при Фридландѣ ему удалось взять верхъ, то онъ поспѣшилъ заключить миръ съ императоромъ Александромъ, имѣлъ съ нимъ личное свиданіе, оказывалъ къ нему знаки сильнаго уваженія и дружбы, обѣщалъ помогать въ исполненіи всѣхъ его намѣреній. Миръ былъ заключенъ въ городѣ Тильзитѣ въ 1807 году. Наполеонъ отнялъ у Пруссіи много земель, хотѣлъ притѣснять ее и еще больше, да императоръ Александръ отстоялъ. Изъ польскихъ земель, которыя раньше отошли къ Пруссіи, Наполеонъ составилъ герцогство Варшавское и отдалъ его союзнику своему, королю саксонскому, котораго онъ усиливалъ, чтобы имѣть /с. 213/ опору противъ Пруссіи и Австріи, а Россію хотѣлъ стращать Поляками, которые надѣялись, что онъ возстановитъ прежнюю Польшу и думали, что въ образованіи герцогства Варшавскаго уже положено этому начало.

Война шла за войною. Только что кончилась французская война, началась шведская въ 1808 году. Русскіе завоевали всю Финляндію, а въ началѣ 1809 года по льду перешли черезъ Ботническій заливъ въ самую Швецію. Война кончилась въ этомъ же году миромъ въ Фидрихсгамѣ, по которому Россія пріобрѣла всю Финляндію до рѣки Торнео, также Аландскіе острова. Но долго тянулась война турецкая, которая началась еще въ 1806 году, благодаря тому же Наполеону, который уговаривалъ турокъ воевать съ Россіею; благодаря ему же, война и затягивалась, потому что самъ онъ послѣ Тильзитскаго мира овладѣлъ Испаніею и Португаліею, а не хотѣлъ, чтобъ Россіи досталось что-нибудь значительное отъ Турціи. Въ этой турецкой войнѣ отличился графъ Каменскій, который въ 1810 г. одержалъ надъ турками блистательную побѣду при Батынѣ, недалеко отъ Рущука. Въ слѣдующемъ году Каменскій умеръ; начальство надъ войскомъ принялъ Кутузовъ; онъ заманилъ турокъ на лѣвый берегъ Дуная и нанесъ имъ страшное пораженіе при Слабодзеѣ; турецкое войско было уничтожено, и султанъ согласился на миръ, который былъ заключенъ въ Бухарестѣ въ маѣ 1812 года; Россія пріобрѣла Бессарабію.

Бухарестскій миръ былъ очень выгоденъ для Россіи тѣмъ, что въ это время ей было не до турокъ, она должна была готовиться къ войнѣ небывалой, къ войнѣ съ цѣлою Европой. Съ Наполеономъ императору Александру жить долго въ мирѣ было нельзя; Наполеонъ не могъ терпѣть равныхъ себѣ государей, ему хотѣлось, чтобъ всѣ государи ему повиновались и позволяли ему распоряжаться въ Европѣ какъ угодно. Мѣшали ему въ этомъ два государства: Россія да Англія. Англію достать ему было нельзя, потому что она на островѣ; Англія была сильна и богата /с. 214/ своимъ флотомъ, своею обширною торговлей во всѣхъ частяхъ свѣта, своими фабриками и заводами. Что же Наполеонъ придумалъ, чтобъ ослабить и разорить Англію? Такъ какъ всѣ государства въ Европѣ, кромѣ Россіи, или принадлежали ему, его братьямъ и родственникамъ, или боялись его и дѣлали все, что онъ хотѣлъ, то онъ всюду запретилъ пропускать англійскіе товары, произведенія англійскихъ фабрикъ, также колоніальные товары, сахаръ, кофе и прочіе, которые преимущественно Англія доставляла въ Европу; гдѣ только найдутъ англійскіе или колоніальные товары, привезенные тайкомъ, сейчасъ жгутъ, истребляютъ. И Россія при заключеніи тильзитскаго мира обѣщала разорвать союзъ съ Англіею и не допускать англійскихъ кораблей въ свои гавани. И этого было уже очень много, потому что русская торговля сильно потерпѣла отъ прекращенія торговли съ Англіею. Но Наполеонъ требовалъ, чтобы Россія не пускала въ свои гавани кораблей и такихъ народовъ, которые вовсе не были въ войнѣ съ Франціею, напримѣръ, американскихъ кораблей, на томъ основаніи, что на этихъ корабляхъ могли привозиться англійскіе товары; однимъ словомъ, Наполеонъ требовалъ совершеннаго прекращенія русской морской торговли; требовалъ, чтобы въ Россіи пошлины на товары были такія же, какъ во Франціи. Императоръ Александръ велѣлъ отвѣчать ему, что онъ намѣренъ свято сохранять союзъ съ Франціею, но что пошлины и другія постановленія есть дѣло внутреннее, которымъ каждое государство распоряжается, смотря потому, какъ выгоднѣе для его подданныхъ. Наполеонъ не могъ никакъ переносить такихъ отвѣтовъ, не могъ переносить, что есть страна, которой государь равенъ ему и можетъ не соглашаться на его требованія. Наполеонъ зналъ, что пока Россія была сильна, пока ея государь не подчинялся ему, до тѣхъ поръ у всѣхъ другихъ народовъ, притѣсненныхъ французами, особенно у нѣмцевъ, была надежда, что Россія поможетъ имъ избавиться отъ французовъ. Наполеону поэтому нуж/с. 215/но было отнять у нихъ эту послѣднюю надежду, нужно было ослабить и Россію точно такъ же, какъ ослабилъ Австрію и Пруссію, и заставить ее такъ же повиноваться себѣ, какъ повиновались ему эти страны, Австрія и Пруссія. До сихъ поръ онъ воевалъ съ Русскими на чужой землѣ, то на австрійской, то на прусской; а теперь, чтобы нанести Россіи самый чувствительный ударъ, чтобы заставить ее помириться на условіяхъ, какихъ ему хотѣлось, ему нужно было побѣдить русское войско въ самой Россіи; онъ привыкъ предписывать миръ государствамъ, овладѣвши ихъ столицами; поэтому ему хотѣлось овладѣть какою-нибудь русскою столицей, Москвой или Петербургомъ, если не обѣими вмѣстѣ. Дѣло было опасное, страна дальняя, суровая, мало извѣстная; но Наполеонъ надѣялся на то, что теперь у него будетъ войско со всей Европы и Россіи нельзя будетъ съ нимъ бороться, она испугается, станетъ просить мира и приметъ миръ, какой ему будетъ угодно дать ей.

Съ 1811 года Наполеонъ сталъ собираться на Россію. Лѣтомъ 1812 года онъ придвинулъ къ русскимъ границамъ 600.000 войска, въ которомъ были, кромѣ Французовъ, Итальянцы, Голландцы, Австрійцы, Пруссаки, Нѣмцы всѣхъ остальныхъ нѣмецкихъ государствъ, Испанцы, Португальцы, Поляки. 11 іюня Наполеоновская армія перешла рѣку Нѣманъ между Ковно и Гродно. Императоръ Александръ находился въ это время въ Вильнѣ; узнавъ о вторженіи непріятеля, онъ далъ приказъ войскамъ, въ которомъ говорилось: «Не нужно мнѣ напоминать вождямъ и воинамъ нашимъ о ихъ долгѣ и храбрости. Въ нихъ издревле течетъ громкая побѣдами кровь Славянъ. Воины! вы защищаете вѣру, отечество, свободу. Я съ вами. На зачинающаго Богъ!» Тогда же императоръ Александръ объявилъ: «Я не положу оружія, доколѣ ни единаго непріятельскаго воина не останется въ царствѣ моемъ».

Въ манифестѣ государя, изданномъ 6 іюля, русскіе люди читали: «Да встрѣтитъ непріятель въ каждомъ дворянинѣ /с. 216/ Пожарскаго, въ каждомъ духовномъ Палицына, въ каждомъ гражданинѣ Минина. Соединитесь всѣ: со крестомъ въ сердцѣ и съ оружіемъ въ рукахъ никакія силы человѣческія васъ не одолѣютъ». Русскіе люди немедленно откликнулись на этотъ призывъ. Въ Смоленскѣ дворянство заявило, что выставляетъ 20.000 ратниковъ для земскаго ополченія. 11-го іюля государь пріѣхалъ въ Москву: здѣсь дворянство опредѣлило выставить 80.000 ратниковъ и пожертвовало до трехъ милліоновъ деньгами, а купечество до десяти милліоновъ; и вообще въ Россіи. выставлено было добровольно до 320.000 ратниковъ и пожертвовано не менѣе ста милліоновъ рублей денегъ.

Число настоящаго войска, которое Россія могла выставить вначалѣ противъ французовъ, простиралось до 200.000 человѣкъ. Войско было раздѣлено на двѣ части: одна часть подъ начальствомъ генерала Барклая-де-Толли, а другая — князя Багратіона; потомъ обѣ части соединились. Жестокія битвы у русскихъ съ французами были въ началѣ августа мѣсяца за Смоленскъ. Генералы: Раевскій, Дохтуровъ, Коновницынъ, Невѣровскій отлично отбивали непріятеля отъ этого города; но скоро не за что стало биться: отъ страшной стрѣльбы, отъ пожара Смоленскъ представлялъ груды развалинъ, Русскіе отступили и Французы заняли Смоленскъ; но здѣсь изъ 2.250 домовъ уцѣлѣло только 350, улицы были завалены тѣлами убитыхъ и раненыхъ. Наполеонъ увидалъ, что война въ Россіи вовсе не такая, къ какой онъ привыкъ въ другихъ странахъ, и попытался завести мирные переговоры, толковалъ, что русскіе ему вовсе не враги, а императоръ Александръ другъ, что не стоитъ вести войны изъ-за кофе и сахара, что ничего не выйдетъ хорошаго, когда онъ займетъ Москву. Отвѣта ему не было никакого; а русское войско все отступало; что тутъ было дѣлать Наполеону? возвратиться нельзя, стыдно; пошелъ дальше на Москву.

Императоръ Александръ назначилъ тогда одного главно/с. 217/командующаго надъ всѣмъ войскомъ, стараго, шестидесятисемилѣтняго генерала Михаила Иларіоновича Кутузова. Кутузовъ сталъ извѣстенъ какъ отличный генералъ при императрицѣ Екатеринѣ; его любили Румянцевъ и Суворовъ; недавно прославился онъ блистательнымъ окончаніемъ турецкой войны. 17 августа пріѣхалъ къ войску новый главнокомандующій: «Пріѣхалъ Кутузовъ бить Французовъ», говорили солдаты. Имъ тяжело было все отступать, хотя отступать и было нужно: и Кутузовъ сначала пошелъ назадъ, но остановился въ 108 верстахъ отъ Москвы, въ Можайскомъ уѣздѣ, у Бородина. Здѣсь 26 августа на разсвѣтѣ началось сраженіе, и къ вечеру, когда оно прекратилось, съ обѣихъ сторонъ у Русскихъ и Французовъ выбыло изъ строя болѣе 100.000 человѣкъ. Поле сраженія осталось за русскими, и Кутузовъ хотѣлъ на другой день опять начать битву; но когда ночью сосчиталъ уронъ, то нашелъ, что биться нельзя и велѣлъ отступать къ Москвѣ; Французы шли слѣдомъ.

Узнавъ о приближеніи непріятеля, московскіе жители стали покидать свои домы и уѣзжать, преимущественно на сѣверъ и востокъ; укладывались и увозились дорогія казенныя вещи, Оружейная Палата, ризницы, архивы; Ярославская и Нижегородская дороги особенно были запружены обозами и экипажами; бѣдные шли пѣшкомъ, везли дѣтей на ручныхъ телѣжкахъ. 1 сентября русское войско расположилось на бивакахъ въ двухъ верстахъ отъ Москвы по Смоленской дорогѣ на Поклонной горѣ (съ которой путешественники, завидѣвъ Москву, кланяются ея святынѣ), на Поклонной горѣ сидѣлъ старикъ Кутузовъ; около него толпились генералы и толковали, что положеніе невыгодно, нельзя тутъ давать другого сраженія, Москву не спасти, только послѣднее войско погубится; вечеромъ въ деревнѣ Филяхъ, въ избѣ, гдѣ остановился Кутузовъ, держали военный совѣтъ и рѣшили — отдать Москву и войску перейти черезъ нее на Рязанскую дорогу. 2 сентября на разсвѣтѣ русскія войска начали переходить черезъ /с. 218/ Москву, а за ними слѣдомъ явились Французы. Наполеонъ, увидавши Москву съ Поклонной горы, сказалъ: «Такъ вотъ онъ, наконецъ, этотъ славный городъ». Подъѣхавъ къ заставѣ, Наполеонъ сошелъ съ лошади и прохаживался взадъ и впередъ, дожидаясь депутаціи; онъ по привычкѣ думалъ, что вотъ явятся къ нему самые знатные жители Москвы, поднесутъ ключи отъ города и, будутъ говорить ему привѣтственныя рѣчи. Но онъ дожидался понапрасну; пришло нѣсколько иностранцевъ и объявили, что Москва пуста. Наполеонъ переночевалъ подъ городомъ, въ Дорогомиловской слободѣ, а на другой день, 3 числа, утромъ переѣхалъ въ Кремль и помѣстился во дворцѣ. Но еще наканунѣ, 2 числа, начались пожары, а въ ночь съ 3 на 4 число пламя охватило большую часть города; въ полдень 4-го числа пожаръ вспыхнулъ въ Кремлѣ, и Наполеонъ съ большимъ трудомъ выбрался за городъ и помѣстился въ Петровскомъ дворцѣ. Въ продолженіе трехъ сутокъ сгорѣло, въ Москвѣ три четверти домовъ, большая часть церквей была разрушена или разграблена. Русскіе, не захотѣвшіе оставить Москву, натерпѣлись большихъ бѣдъ, почти всѣ были обобраны дочиста; хлѣба достать было негдѣ, и если гдѣ Французы прознаютъ хлѣбъ, сейчасъ отнимутъ; собирали овощи по огородамъ, доставали мокрую муку съ барокъ, сѣвшихъ на дно. Французы ѣли не вкуснѣе: у нихъ разложены были костры изъ дорогой мебели, подтапливались иконами, дорогими книгами и картинами, на кострахъ кипѣли котлы, въ которыхъ варилась конина; по улицамъ валилась головы сахару, мѣшки съ кофе, а хлѣба не было.

Приближеніе зимы, которую надобно было встрѣчать въ пустой, обгорѣлой Москвѣ, сильно безпокоило Наполеона. Онъ не зналъ, что это такое дѣлается, куда онъ зашелъ. Привыкъ онъ, что какъ скоро овладѣвалъ столицею государства, то война кончена, у него просятъ мира, соглашаются на всѣ его требованія; а тутъ занялъ онъ столицу, столица оказалась пустая и сейчасъ же сгорѣла, и ниот/с. 219/ куда ни слуху, ни духу. Попробовалъ онъ опять предложить миръ императору Александру — отвѣта не было; попробовалъ пригрозить, что пойдетъ на Петербургъ, — нѣтъ отвѣта. Императоръ Александръ сказалъ своимъ, когда узналъ о потерѣ Москвы: «Я отрощу себѣ бороду и лучше соглашусь жить въ Сибири, чѣмъ заключить миръ, подписать стыдъ отечества и добрыхъ подданныхъ, пожертвованія которыхъ умѣю цѣнить».

Мы видѣли, что Кутузовъ 2 сентября провелъ войско черезъ Москву на Рязанскую дорогу; но потомъ свернулъ на Калужскую и остановился при селѣ Тарутинѣ за рѣкою Нарою; онъ прикрылъ Калугу, гдѣ находились большіе склады съѣстныхъ припасовъ, Тулу, гдѣ оружейный заводъ, и удерживалъ свободное сообщеніе съ хлѣбородными губерніями. Здѣсь войско дожидалось, когда начнутся проводы незваныхъ гостей изъ Москвы; а между тѣмъ стали дѣйствовать партизаны: такъ назывались небольшіе, легкіе отряды войска, которые съ необыкновенною быстротой появлялись, исчезали, знали все и не упускали случая вредить непріятелю, главное, не давали ему собирать съѣстные припасы; изъ партизанскихъ вождей особенно прославились Давыдовъ, Фигнеръ и Сеславинъ. Кромѣ партизановъ, вставали крестьяне и также не упускали случая истреблять Французовъ. Особенно много ихъ было истреблено въ Сычовскомъ уѣздѣ, Смоленской губерніи, гдѣ жители дѣйствовали противъ непріятеля подъ начальствомъ майора Емельянова; въ Гжатскомъ уѣздѣ вооруженными крестьянами предводительствовалъ гусаръ Самусь. Были и мученики народнаго дѣла: Французы разстрѣляли смоленскихъ помѣщиковъ Энгельгарда и Шубина за то, что они участвовали въ народной войнѣ противъ нихъ. Крестьяне Вохненской волости села Павлова дѣйствовали противъ Французовъ на рѣкѣ Клязьмѣ подъ начальствомъ своего же крестьянина Курина.

Французамъ къ концу сентября приходилось все хуже и хуже въ Москвѣ: стрѣляли воронъ, ѣли кошекъ, лошади/с. 220/ную падаль, отъ чего начались болѣзни; наступили сырыя холодныя ночи, а погрѣться нельзя, дровъ нѣтъ, отъ этого опять болѣзни; а къ русскому войску при Тарутинѣ съ разныхъ сторонъ шли обозы; благодаря большимъ пожертвованіямъ, доставленнымъ жителями подмосковныхъ и южныхъ губерній, солдаты почти ежедневно имѣли мясо и вино. Съ каждымъ днемъ русская армія усиливалась, а непріятельская ослабѣвала. 3 октября Наполеонъ послалъ къ Кутузову съ мирными предложеніями; фельдмаршалъ донесъ объ этомъ императору, и тотъ отвѣчалъ: «Въ настоящее время никакія предложенія непріятеля не побудятъ меня прервать брань, и тѣмъ ослабить священную обязанность отмстить за оскорбленное отечество».

Наступила пора русскому войску дѣйствовать. Верстахъ въ десяти отъ русскаго тарутинскаго лагеря, на рѣкѣ Чернишнѣ, стояла часть францускаго войска подъ начальствомъ зятя Наполеонова, Неаполитанскаго короля Мюрата; половина русскаго войска напала на Французовъ, опрокинула ихъ и отняла множество пушекъ. Наполеонъ, узнавши объ этомъ, отдалъ приказъ немедленно выходить изъ Москвы. Самъ онъ выѣхалъ изъ Москвы 7 октября, но оставилъ здѣсь одного изъ своихъ генераловъ съ приказаніемъ взорвать Кремль и зажечь всѣ общественныя зданія. Въ полночь на 11 октября запылалъ Кремлевскій арсеналъ и другія зданія, раздался страшный взрывъ, за которымъ слѣдовали еще шесть: разрушены были дворецъ, часть колокольни Ивана Великаго, арсеналъ, стѣны были повреждены во многихъ мѣстахъ; но соборы уцѣлѣли. 11 октября всѣ Французы ушли изъ Москвы.

Между тѣмъ Наполеонъ шелъ къ Калугѣ, и 11 октября Французы заняли Малоярославецъ; но къ этому же городу спѣшили Русскіе изъ Тарутина. 12 числа у нихъ съ Французами начался бой; Молоярославецъ нѣсколько разъ переходилъ изъ рукъ въ руки и наконецъ превратился въ кучу развалинъ. Послѣ этого Наполеонъ пошелъ по Смоленской дорогѣ; Русскіе преслѣдовали его съ тыла и бо/с. 221/ковъ. Генералъ Милорадовичъ поразилъ Французовъ при Вязьмѣ; атаманъ донскихъ казаковъ Платовъ — на рѣкѣ Вопи близъ Духовщины. Въ началѣ ноября было большое сраженіе подъ Краснымъ: здѣсь Русскіе взяли больше 26.000 плѣнныхъ и 126 пушекъ. Съ того же времени, съ ноября, наступили морозы и начали истреблять Французовъ, въ одну ночь замерзало до 300 человѣкъ. Наполеонъ спѣшилъ переправиться за рѣку Березину, но при этой переправѣ армія его потеряла 20.000 плѣнными, множество убитыми, почти всю артиллерію и обозы; морозы, доходившіе до 30 градусовъ, довершили истребленіе Французовъ. Не доѣзжая Вильны, Наполеонъ покинулъ ничтожные остатки своей арміи и уѣхалъ въ Парижъ.

Императоръ Александръ обѣщалъ не полагать оружія, пока ни одного непріятельскаго воина не останется въ его царствѣ. Теперь къ концу 1812 года ни одного непріятельскаго воина не было въ Россіи, кромѣ плѣнныхъ. Но императоръ Александръ не могъ и теперь положить оружія, потому что изгнаніемъ Французовъ изъ Россіи была сдѣлана только половина дѣла. Наполеонъ, получившій престолъ вслѣдствіе побѣдъ своихъ, считалъ войну, побѣды, завоеванія необходимыми, чтобы держаться на престолѣ; теперь онъ потерпѣлъ страшное пораженіе, покрылся безславіемъ и потому престолъ его былъ потрясенъ; чтобы удержаться на престолѣ, ему нужно было опять воевать, побѣждать, завоевывать, нужно было загладить свое пораженіе, заставить забыть о немъ; слѣдовательно, пока Наполеонъ былъ на престолѣ, спокойствія для Европы и для Россіи быть не могло; прекратить теперь войну значило оставить Европу подъ владычествомъ Наполеона, значило оставить въ его рукахъ всѣ средства тревожить Россію, мстить ей за неудачу и позоръ. Другія государства и самыя главныя — Пруссія, Австрія, такъ боялись Наполеона, что одни не могли тронуться, но готовы были встать, еслибы русское войско явилось среди нихъ. И вотъ русскія войска 1 января 1813 года перешли границу, рѣку Нѣманъ, /с. 222/ и въ началѣ февраля дошли до рѣки Одера. Кутузовъ, получившій титулъ князя Смоленскаго за проводы Французовъ по Смоленской дорогѣ, умеръ въ апрѣлѣ мѣсяцѣ. Главное начальство послѣ него принялъ князь Витгенштейнъ; но самъ императоръ Александръ постоянно находился при войскѣ. Пруссія перешла на сторону Россіи; Австрія немного помедлила, но потомъ также присоединилась къ Россіи и Пруссіи; кромѣ этихъ трехъ державъ въ союзѣ были еще Англія и Швеція. Мы видѣли, что до двѣнадцатаго года Наполеонъ выходилъ всегда побѣдителемъ, потому что никогда не составлялось противъ него сильнаго союза, то одна Австрія съ Англіею, то одна Пруссія съ Россіею; но теперь, когда Наполеонъ потерпѣлъ такое пораженіе въ Россіи, когда страхъ передъ нимъ исчезъ, и когда императоръ Александръ показалъ твердую рѣшимость биться съ нимъ до конца, то и составился такой сильный союзъ, съ которымъ Наполеону уже нельзя было сладить, хотя сначала онъ быстро набралъ новое войско, явился съ нимъ въ Германію и имѣлъ большіе успѣхи. Союзъ держался крѣпко, благодаря императору Александру, который умѣлъ ободрить при неудачѣ, уладить, согласить при разномысліи, поддержать твердость, вести дѣло до конца, не останавливаться на половинѣ дороги. 17 августа въ Богеміи при Кульмѣ французскій генералъ Вандамъ былъ пораженъ и взятъ въ плѣнъ, благодаря стойкости русскихъ войскъ, бывшихъ подъ начальствомъ графа Остермана-Толстого и Ермолова. Наконецъ, всѣ союзныя арміи соединились и дали Наполеону битву въ Саксоніи, при Лейпцигѣ. Бой продолжался три дня (4, 6 и 7 октября), билось полмилліона войска, составленнаго изъ разныхъ народовъ, гремѣло 2.000 пушекъ; Наполеонъ потерпѣлъ страшное пораженіе, потерялъ около половины своего войска и ушелъ во Францію. Германія была освобождена.

Источникъ: Общедоступныя чтенія о Русской исторіи Сергѣя Соловьева.— Пятое изданіе. — М.: Типо-литографія Т-ва И. Н. Кушнеревъ и К°, 1908. — С. 211-222.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.