Церковный календарь
Новости


2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 39-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 38-я (1922)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (2-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Бесѣда (1-я) въ день Срѣтенія Господня (1883)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Евангеліе въ церкви (1975)
2018-11-14 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рклицкій). Новый храмъ въ Бруклинѣ (1975)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 4-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Свт. Василій, еп. Кинешемскій. Бесѣда 3-я на Евангеліе отъ Марка (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Отвѣтъ (1-й) архіеп. Іоанну Шаховскому (1996)
2018-11-14 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Неправильный отвѣтъ (1996)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 37-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Ген. П. Н. Красновъ. "За чертополохомъ". Часть 2-я. Глава 36-я (1922)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ день Богоявленія (1883)
2018-11-13 / russportal
Архіеп. Филаретъ (Гумилевскій). Слово въ навечеріе Новаго года (1883)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила св. Кирилла, архіеп. Александрійскаго (1974)
2018-11-13 / russportal
"Книга Правилъ". Правила Ѳеофила, архіеп. Александрійскаго (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 15 ноября 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 8.
Русская литература

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)

Петръ Николаевичъ Красновъ (1869-1947), генералъ-отъ-кавалеріи, атаманъ Всевеликаго Войска Донского, воен. и полит. дѣятель, изв. русскій и казачій писатель и публицистъ («русскій Киплингъ»). Родился 10 (23) сентября (по др. дан. 29 іюня / 12 іюля) 1869 г. въ Петербургѣ въ семьѣ ген.-лейт. Н. И. Краснова. Въ 1889 г. окончилъ Павловское Воен. Уч-ще. Въ 1890 г. зачисленъ въ Л.-Гв. Атаманскій Полкъ. Въ 1897-1898 г.г. проходилъ службу при русской дипломат. миссіи въ Эѳіопіи. Во время Русско-японской войны участв. въ боевыхъ дѣйствіяхъ въ сост. казачьихъ частей. Полковникъ (1910). Командиръ 10-го Донского казачьяго полка (1913), во главѣ котораго вступилъ въ 1-ю міровую войну. Въ 1914 г. за боевыя отличія произведенъ въ ген.-маіоры, въ 1917 г. — въ ген.-лейтенанты. Въ маѣ 1918 г. избранъ атаманомъ Всевел. войска Донского. Создалъ Донскую армію, которая въ сер. августа очистила большую часть Области войска Донского отъ большевиковъ. Изъ-за разногласій съ командованіемъ Добровольч. арміей въ февралѣ 1919 г. вынужденъ былъ подать въ отставку. 9 сентября зачисленъ въ списки Сѣв.-Западной арміи ген. Н. Н. Юденича. Вмѣстѣ съ А. И. Купринымъ издавалъ газету «Приневскій край». Въ эмиграціи жилъ въ Германіи, затѣмъ во Франціи и снова въ Германіи. Сотрудничалъ съ РОВС. Будучи убѣжд. противникомъ Совѣтской власти, привѣтствовалъ войну Германіи съ С.С.С.Р., видя въ этомъ единственную возможность освободить Россію отъ большевизма. Въ 1944 г. назначенъ начальникомъ Гл. упр. казачьихъ войскъ при Мин-вѣ вост. территорій, руководилъ формиров. Казачьяго отд. корпуса («Казачьяго стана»), сначала въ Бѣлоруссіи, затѣмъ въ Сѣв. Италіи. Въ маѣ 1945 г. сдался въ плѣнъ англичанамъ и былъ ими выданъ совѣтской воен. администраціи. Вмѣстѣ съ рядомъ др. казачьихъ атамановъ убитъ въ Лефортовской тюрьмѣ 3 (16) января 1947 г. — Помимо боевой славы П. Н. Красновъ извѣстенъ, какъ боевой писатель, сотрудникъ воен. изданій и составитель воен. очерковъ, памятокъ и руководствъ. Въ 1921-1943 г.г. онъ опубликовалъ 41 книгу: однотомные и многотомные романы, 4-е сборника разсказовъ и 2-а тома воспоминаній. Его истор. романы и повѣсти создали ему славу изв. писателя и были переведены на 17 языковъ.

Сочиненія Генерала П. Н. Краснова

Ген. П. Н. Красновъ († 1947 г.)
ПОВѢСТЬ «ВЪ МАНЧЖУРСКОЙ ГЛУШИ».
(Литерат. и попул.-научн. прилож. къ журналу «Нива». СПб., 1904).

II.

Вы не боитесь простудиться? — спросилъ Александръ Степановичъ на улицѣ.

Я родилась въ Петербургѣ и привыкла къ сырости. Вонъ наша гимназія.

Вы любите гимназію?

Очень!.. Тамъ у меня были подруги.

Я тоже любилъ училище и корпусъ. Корпусъ особенно.

И опять молчаніе.

Тамъ, направо, памятникъ Крылову, — говоритъ она.

Помните, какъ мы играли вокругъ него. Помните миссъ Прокторъ: она намъ запрещала играть въ «казаки и разбойники».

И вотъ вы стали казакомъ, — задумчиво говоритъ она, глядя на его мохнатую манчжурскую папаху.

И снова молчаніе.

Такъ переходятъ они Троицкій мостъ, идутъ мимо церкви Троицы и входятъ въ домикъ Петра Великаго.

Богомольцевъ мало. Адя покупаетъ свѣчку, долго молится передъ образомъ, и въ лучистыхъ красивыхъ глазахъ ея дрожитъ слеза; потомъ ставитъ свѣчу и кладетъ три земныхъ поклона. Она еще долго стоитъ на колѣняхъ и съ глубокой вѣрой смотритъ на образъ. Александръ Степановичъ стоитъ подлѣ и смотритъ на нее, но молитва къ Богу не приходитъ ему на умъ, и онъ только любуется Адей.

/с. 594/ Они выходятъ. Дождь пересталъ, стало теплѣе, и запахъ молодой листвы несется отъ темныхъ, чуть позеленѣвшихъ, старыхъ деревьевъ парка. Адя устала и идетъ подъ руку съ Александромъ Степановичемъ. Онъ предлагаетъ ей взять извозчика — она отказывается: она дала обѣтъ сходить пѣшкомъ къ Спасителю.

Скажите, пожалуйста, Саша, — говоритъ Адя въ паркѣ: — вы убивали китайцевъ?

Александръ Степановичъ отвѣчаетъ не сразу. Онъ не убивалъ никого, но въ разсказахъ про «выгонъ» и его послѣдствія, какъ они называли столкновеніе съ китайцами, онъ обыкновенно рисовалъ себя рубящимъ десятки китайскихъ головъ. Но тутъ онъ говоритъ правду.

Нѣтъ, Адя.

Она тихо пожимаетъ его руку, и вдругъ желаніе откровенно поговорить охватываетъ его. Такъ много пережито за эти четыре года, такъ много перечувствовано! Адѣ можно говорить правду... Она такая... Да просто — такая хорошая.

Мнѣ только разъ пришлось быть въ порядочномъ дѣлѣ, — тихо и безъ обычной рисовки говоритъ онъ. — Намъ донесли, что хунхузы заняли сосѣднюю деревню. Инженеръ послалъ за мною и приказалъ съ полусотней выгнать ихъ. Какъ сейчасъ помню этотъ день. Моего сотеннаго, Иванова, не было: онъ былъ въ экспедиціи. Въ землянкѣ, гдѣ жили казаки, было оживленіе. Казаки одѣвались весело. Лица ихъ были суровы, но какой-то огонекъ горѣлъ въ глазахъ.

Идемъ, ваше благородіе, разрѣшили? — спросилъ меня мой вахмистръ Хвастуновъ.

Приказали, — отвѣтилъ я.

Черезъ минуту на дворѣ уже строилась полусотня. Я едва сдерживалъ казаковъ. Вечерѣло, когда полусотня выѣхала со двора. Золотистый туманъ /с. 595/ спускался къ далекимъ горамъ и золотилъ выступы скалъ. Безмятежно, тихо было въ осеннемъ воздухѣ. Не лаяли собаки, не пѣли однообразныхъ пѣсенъ китайцы. И только мы выѣхали, какъ изо всѣхъ деревень потянулись къ безоблачному небу дымы. То китайцы жгли въ своихъ канахъ солому и тѣмъ давали знать изъ деревни въ деревню, что ѣдутъ казаки. Солнце сѣло такое красное, зловѣщее, и заря румянымъ закатомъ недолго играла надъ равниной. Горы потемнѣли быстро, стали синими, потомъ фіолетовыми, почти черными. Въ монгольской пустынѣ краски рѣзче, чѣмъ у насъ, цвѣта гуще, сильнѣе, и оттого общая картина кажется ненатуральной. Наступилъ мракъ, который вскорѣ разсѣялся отъ металлическаго блеска полной луны. Легкій холодокъ потянулъ въ воздухѣ, пахнуло морозцемъ. Маленькіе сибирскіе кони поднимали высокую пыль, фыркали и отдувались. Казаки ѣхали молча. Мы шли свободнымъ проѣздомъ, дѣлая не менѣе восьми верстъ въ часъ. До деревни, гдѣ скрывались хунхузы, было верстъ тридцать. Глухою ночью мы подошли къ низенькому глинобитному забору и увидѣли крутыя крыши изъ волнистой черепицы китайскихъ построекъ. Деревня, казалось, спала. Но едва мы подъѣхали шаговъ на сорокъ къ воротамъ, какъ раздался недружный залпъ, визги и крики. Безъ команды казаки выxватили шашки и понеслись туда, гдѣ ярко вспыхивали въ ночной темнотѣ блестящіе огоньки выстрѣловъ. Вопли и крики стали слышнѣе, въ бумажныхъ окнахъ фанзъ показались огни, замычали коровы, залаяли и протяжно завыли собаки. Увлеченный общей свалкой, я скакалъ вмѣстѣ съ казаками въ темную толпу китайцевъ. Помню, что и сосѣди меня давили колѣнями, протискиваясь въ узкія ворота улицы, помню, что я за/с. 596/дѣвалъ ногами пѣшихъ людей, которые отчаянно кричали, махали ружьями и саблями. Они бѣжали въ дома. Оттуда еще полыхали тамъ и тутъ выстрѣлы, но и они стихали. Бой становился рукопашнымъ. Казаки побросали лошадей и вбѣгали по-одному, по-два въ дома. Было холодно. Я одинъ оставался на улицѣ празднымъ зрителемъ всего этого безпорядка, старался отдать себѣ отчетъ въ томъ, что дѣлается кругомъ меня, и не могъ. Помню, какъ къ запаху китайца, наполняющему всякій китайскій поселокъ и домъ, сталъ присоединяться ѣдкій запахъ соломеннаго дыма и противный гнилой запахъ крови. Изъ домовъ выбѣгали китайцы, они бросались, обезумѣвъ отъ страха, къ казакамъ, ко мнѣ и молили о чемъ-то. Помню одного, высокаго, толстаго, въ треухѣ съ выпушками изъ собачьей шерсти, въ черной шелковой курмѣ и толстыхъ войлочныхъ туфляхъ, онъ съ хриплымъ воемъ кинулся ко мнѣ, и я могъ разобрать только одно слово: «шангó-капитанъ». Я понялъ: онъ молилъ о пощадѣ. Мой вахмистръ и урядникъ Калединъ собирали сдающихся людей, и порядочная толпа ихъ окружала меня. Они стояли такіе равнодушные, покойные, и луна мягко освѣщала ихъ широкія лица, блестящія косы, рваныя синія куртки и шаровары и ременные патронташи. Свѣтало. Пожаръ не разыгрался въ глиняныхъ дворахъ и постройкахъ, и только столбы съ украшеніями возлѣ дома начальника деревни, да вывѣски постоялыхъ дворовъ съ изображеніемъ красной рыбы почернѣли и обуглились. Въ одномъ мѣстѣ горѣла скирда гаоляна, и огонь тонкими языками перебѣгалъ по соломинкамъ. Я не замѣтилъ времени, но прошло не менѣе трехъ-четырехъ часовъ, — прошло, какъ минута. Я не помнилъ и теперь не могу припомнить, что я /с. 597/ дѣлалъ за это время, но очевидно, что я не былъ въ бездѣйствіи, потому что изъ доклада вахмистра я узналъ, что плѣнные, старшина и купцы, отведены въ одну изъ фанзъ, и къ ней приставленъ часовой, по моему приказанію, и трубачъ, ѣздившій по деревнѣ и трубившій «сборъ», былъ посланъ мною... Когда, какъ — я не зналъ и не помнилъ. Казаки собирались медленно и неохотно. Раненыхъ и убитыхъ не было, но поцарапанныхъ было много. Одна лошадь была убита, у другой была перебита нога, и она стояла вмѣстѣ съ другими на трехъ ногахъ и такъ печально опустила голову.

Ужасно, — проговорила Адя и пожала своимъ локтемъ локоть Александра Степановича.

Онъ, увлеченный воспоминаніями, продолжалъ:

Разсвѣтъ быстро охватилъ полъ неба, луна и звѣзды погасли, и блѣдный свѣтъ разлился отъ горизонта. Стало всё видно. Видны были и казаки съ блѣдными и утомленными безсонной ночью, боемъ и волненіемъ лицами, и низенькія переборки, и продолбленная въ пескѣ, глубокая, какъ канава, улица. Теперь отчетливо сталъ виденъ и результатъ ночного дѣла. Шаговъ на тридцать отъ воротъ, вглубь улицы, лежали убитые и раненые. Большинство валялось ничкомъ, засыпанные пылью, грязные, окровавленные. Въ курмахъ и юбкахъ, странные своею неподвижностью, они мало напоминали людей, а были словно обрубки чего-то... Но они были ужасны. Иные лежали на спинѣ. Съ открытыми мутными глазами, бѣлые и пыльные, они были страшны... Я слѣзъ съ лошади и съ вахмистромъ и урядникомъ сталъ обходить фанзы. Помню, когда я проходилъ мимо труповъ, я сторонился ихъ, и жуткое чувство охватывало меня. Чер/с. 598/ныя лужи крови уже засохли на пыли, и только запахъ ихъ, гнилой и мерзкій, становился сильнѣе... Большинство фанзъ было пусто. Въ одной я нашелъ китаянку, она сидѣла на полу и дикими, широко раскрытыми безумными глазами смотрѣла на перерубленнаго пополамъ ребенка. А трупъ его, какой-то сморщенный и изсохшій, лежалъ въ лужѣ крови, какъ кукла. Онъ не походилъ на мертвеца, потому что щеки его были раскрашены въ пунцовую краску.

Это они, — крестясь, шопотомъ проговорилъ вахмистръ...

Кто они? — сурово спросилъ я.

Черти эти самые. Они, значитъ, здѣсь заперлись и думали, что мы пройдемъ мимо, а ребенокъ заплакалъ — вотъ они его и зарубили.

Какъ ужасно все это! Какъ много вы перенесли и перечувствовали, Саша.

И опять пожатіе локтя Александра Степановича. А онъ смотритъ въ ея свѣжее отъ дождя и воздуха лицо, любуется молодою красотою и тою силою жизни, которая такъ и брызжетъ изъ каждаго уголка ея губъ, глазъ и ушей. И Александръ Степановичъ самъ себѣ признается, что онъ влюбленъ...

Источникъ: Повѣсть П. Н. Краснова Въ манчжурской глуши. // Ежемѣсячныя литературныя и популярно-научныя приложенія къ журналу «Нива» на 1904 г. за Январь, Февраль, Мартъ и Апрѣль. — СПб.: Изданіе А. Ф. Маркса, 1904. — Стлб. 593-598.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.