Церковный календарь
Новости


2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 20-я (1939)
2017-10-21 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 19-я (1939)
2017-10-21 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Симона, еп. Владимірскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
"Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Нестора, лѣтописца Россійскаго (1967)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Христосъ Воскресе! (1975)
2017-10-21 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Есть ли у насъ покаяніе? (1975)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 15-я (1925)
2017-10-21 / russportal
И. А. Ильинъ. «О сопротивленіи злу силою». Глава 14-я (1925)
2017-10-20 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 18-я (1939)
2017-10-20 / russportal
П. Н. Красновъ. "На рубежѣ Китая". Глава 17-я (1939)
2017-10-20 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преподобнаго Нифонта (1967)
2017-10-20 / russportal
"Кіево-Печерскій Патерикъ". Житіе преп. Тита пресвитера (1967)
2017-10-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). "Боже, милостивъ буди намъ, грѣшнымъ" (1975)
2017-10-20 / russportal
Архіеп. Аверкій (Таушевъ). Слова и рѣчи. Томъ II. (1961-1968). Вступленіе (1975)
2017-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 4-я (1991)
2017-10-19 / russportal
Іером. Серафимъ (Роузъ). "Православіе и религія будущаго". Глава 3-я (1991)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - воскресенiе, 22 октября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 27.
Патерики и житія святыхъ

О Кіево-Печерскомъ патерикѣ.

Кіево-Печерскій патерикъ (греч. πατερικόν — отечникъ, т. е. книга объ отцахъ) — собраніе краткихъ, исполненныхъ чудесъ, повѣстей о подвижникахъ Печерскаго монастыря и о самомъ монастырѣ. Въ основу патерика положены повѣсти епископа Владимірскаго Симона и монаха Печерскаго монастыря Поликарпа. Четырнадцать сказаній Симона написаны въ формѣ посланія къ Поликарпу. Девять изъ нихъ повѣствуютъ о чудотворцахъ Печерскихъ и пять о чудесахъ, сопровождавшихъ построеніе главной Печерской церкви. Собраніе сказаній Симона по его же разсказамъ дополнилъ Поликарпъ, написавшій одиннадцать повѣстей также въ формѣ посланія къ архимандриту Печерскому Акиндину. Къ этимъ основнымъ частямъ патерика присоединены впослѣдствіи вмѣстѣ съ нѣкоторыми позднѣйшими статьями и произведенія болѣе ранняго времени: поставленное во главѣ патерика житіе преп. Ѳеодосія, написанное Несторомъ, и сказанія, «что ради прозвася Печерскій монастырь» и о первыхъ черноризцахъ Печерскихъ, взятыя изъ Начальной лѣтописи и приписанныя въ патерикѣ тому же Нестору... Многочисленность дошедшихъ до насъ списковъ Печерскаго патерика свидѣтельствуетъ, что онъ былъ любимою книгою нашихъ предковъ.

Кіево-Печерскій патерикъ

КІЕВО-ПЕЧЕРСКІЙ ПАТЕРИКЪ,
или сказанія о житіи и подвигахъ Святыхъ Угодниковъ Кіево-Печерской Лавры.
(Jordanville: Типографія преп. Іова Почаевскаго, 1967).

ЖИТІЕ
преподобнаго отца нашего Алипія иконописца.
17-го августа.

Подражателемъ Божественному Евангелисту Лукѣ явился преп. отецъ нашъ Алипій Печерскій. Сей святой мужъ, чудотворно изображая на иконахъ лики святыхъ, въ то же время самъ, въ душѣ своей, явилъ многія добродѣтели, будучи притомъ и врачемъ пречуднымъ.

Во дни благовѣрнаго князя Кіевскаго Всеволода Ярославича, при игуменѣ преп. Никонѣ, по строенію Божію и совѣщанію преп. Антонія и Ѳеодосія пришли въ Печерскій монастырь изъ города Константинополя греческіе иконописцы. Преп. Алипій и былъ отданъ своими родителями этимъ иконописцамъ для наученія иконному изображенію. Работая съ ними, онъ былъ очевидцемъ тому предивному чуду, о которомъ разсказывается въ сказаніи о церкви Печерской, когда, во время украшенія алтаря, изобразилась сама икона Пресвятой Богородицы, просвѣтившись какъ солнце, и голубь, вылетѣвшій изъ устъ ея, по долгомъ летаніи влетѣлъ въ уста иконы Спасителя. Съ этого времени преп. Алипій увѣровалъ, что Духъ Святый пребываетъ въ церкви Печерской. Послѣ того, какъ церковь Печерская была украшена иконописцами, Алипій принялъ иноческій образъ отъ преп. игумена Никона, продолжая болѣе и болѣе совершенствоваться въ иконописаніи. Изображая лики святыхъ, онъ по благодати Божіей, и въ вещественныхъ иконахъ умѣлъ изображать добродѣтельные образы святыхъ. Ибо художеству иконнаго писанія онъ учился не ради собранія богатства, но ради добродѣтелей. Иконы писалъ онъ безвозмездно всѣмъ: и игумену, и братіи. Особенно же много потрудился преподобный для украшенія обветшавшихъ иконъ церкви Печерской. Если же /с. 99/ случалось, что онъ не имѣлъ дѣла, то золото и серебро, которое было приготовлено для иконъ, отдавалъ въ заемъ, иногда же тѣмъ, кому былъ долженъ, платилъ иконами. Не будучи никогда празднымъ, такимъ трудолюбіемъ преподобный подражалъ древнимъ святымъ отцамъ, занимавшимся рукодѣліемъ, и самому верховному Апостолу Павлу, который говорилъ, что требованію моему и сущимъ со мною послужистѣ руцѣ мои сіи (Дѣян. 20, 34). Когда ему случалось пріобрѣтать что-либо отъ своего рукодѣлія, онъ дѣлилъ пріобрѣтаемое на три части. Первую часть отлагалъ на необходимое для иконъ, вторую — для раздачи нищимъ, третью — на потребу монастырскую. Такъ дѣлалъ онъ всегда, не давая себѣ день и ночь покоя; ибо ночью пребывалъ во бдѣніи, творя молитвы и поклоны; когда же наступалъ день, онъ со всякимъ смиреніемъ, нестяжаніемъ, чистотою, терпѣніемъ, постомъ, любовью, Богомышленіемъ принимался за рукодѣліе. Никто никогда не видѣлъ его празднымъ, не оставлялъ онъ безъ вниманія и дѣлъ церковныхъ. Игуменъ монастыря, видя такое добродѣтельное художество сего преподобнаго иконописца, который будучи въ образѣ иноческомъ-ангельскомъ, былъ достоинъ изображать на себѣ дѣйствіе и единосущнаго образа Сына — Іисуса Христа, іерея по чину Мелхиседекову, — видя все это, игуменъ, по своему желанію, возвелъ его на степень іерейства. Тогда преподобный, какъ свѣтильникъ, поставленный на свѣщницѣ, скажу больше, — какъ образъ на высокомъ мѣстѣ, просіялъ сугубыми добродѣтелями иноческими и красотою іерейскою. Онъ явился въ этомъ санѣ не простымъ образцомъ, но чудотворнымъ. И нельзя умолчать здѣсь о нѣкоторыхъ дѣлахъ его чудотворенія. — Былъ нѣкто изъ богатыхъ людей города Кіева пораженъ болѣзнью — проказою. Усердно искалъ онъ помощи у врачей, волхвовъ, часто обращался ко всѣмъ, даже иновѣрнымъ людямъ, занимавшимся врачевствомъ, но помощи отъ нихъ не получалъ. Болѣзнь его усиливалась. Тогда одинъ изъ его друзей посовѣтовалъ ему идти въ Печерскій монастырь и молить отцовъ, чтобы они оказали ему помощь. Онъ едва послушался этого совѣта и почти нехотя отправился. Когда онъ былъ приведенъ сюда, игуменъ повелѣлъ напоить его водою отъ кладезя преп. Ѳеодосія и помазать главу его и лицо. Вслѣдъ за этимъ, однако, весь гной произвелъ страшное воспаленіе въ тѣлѣ прокаженнаго; отъ него сталъ распространяться невыносимый смрадъ, отгонявшій всѣхъ окружавшихъ. Все это произошло за его невѣріе. Возвратившись въ такомъ состояніи въ свой домъ, прокаженный началъ плакать и сѣтовать. Въ теченіе многихъ дней онъ не показывался на свѣтъ, /с. 100/ стыдясь смрада, и говорилъ друзьямъ своимъ: «покры срамота лице мое, чуждъ быхъ братіи моей и страненъ сыновомъ матери моея, такъ какъ я безъ вѣры приходилъ къ преп. отцамъ Антонію и Ѳеодосію». Въ такомъ сокрушеніи и горѣ ежедневно онъ ожидалъ смерти своей. Но вотъ однажды онъ пришелъ въ себя, опомнился и помыслилъ исповѣдать всѣ свои согрѣшенія. Поэтому пришелъ онъ въ Печерскій монастырь къ преподобному Алипію и исповѣдывался предъ нимъ. Преподобный сказалъ ему: «Добро сотворилъ, чадо, исповѣдавъ Богу грѣхи свои предъ моимъ недостоинствомъ, ибо такъ и пророкъ свидѣтельствуетъ о себѣ, взывая ко Господу: рѣхъ, исповѣмъ на мя беззаконіе мое Господеви, и Ты оставилъ еси нечестіе сердца моего» (Пс. 31, 8). Поучивъ его много о спасеніи души и взявши иконописной краски, украсилъ лице ею, помазавъ гнойные ступья. Затѣмъ ввелъ его въ церковь, далъ ему причаститься Божествен. Таинъ и повелѣлъ умыться водою, коею умываются обычно священники по причащеніи. Струпья тотчасъ спали съ лица и благообразіе возвратилось болящему. Такъ преподобный отецъ нашъ Алипій въ семъ чудотвореніи оказался подобенъ Самому Христу. Ибо, какъ Христосъ, исцѣливъ прокаженнаго, повелѣлъ ему показаться іереямъ и принести даръ за свое очищеніе, такъ и преподобный приказалъ своему прокаженному показаться предъ лицами іерейскаго чина и принести даръ, о которомъ пророкъ говоритъ: что воздамъ Господеви о всѣхъ, яже воздаде ми. Чашу спасенія пріиму (Пс. 115, 3-4). Вспомнимъ же здѣсь объ этомъ дарѣ, такъ какъ правнукъ прокаженнаго, за его очищеніе, оковалъ золотомъ кивотъ надъ святымъ престоломъ въ церкви Печерской. Кромѣ этого, оказался преподобный сообразенъ Христу, исцѣлившему и слѣпорожденнаго. Ибо, какъ Христосъ, исцѣляя того, прежде помазалъ ему очи бреніемъ, а потомъ послалъ умыться въ купели силоамской, такъ и преподобный сей помазалъ сперва струпья прокаженнаго иконописными красками, а потомъ повелѣлъ ему умыться водою, употребляемою іереями для умовенія по причастіи. И такимъ образомъ исцѣлилъ его отъ проказы, а вмѣстѣ и отъ слѣпоты духовной. Скорому сему исцѣленію всѣ, прибывшіе изъ города вмѣстѣ съ прокаженнымъ, весьма удивлялись. Но преп. Алипій говорилъ имъ: «Братіе! внимайте сказанному: никтоже можетъ двѣма господинома работати (Мѳ. 6, 24). Ибо этотъ человѣкъ прежде поработилъ себя грѣхомъ врагу чарованія, а послѣ приходилъ сюда къ Богу, по совѣту вражію, отчаиваясь въ своемъ спасеніи и не вѣровавъ Господу, единому Спасителю. Поэтому и болѣзнь его усилилась и напала на него жестоко, ради его невѣрствія, ибо Господь /с. 101/ сказалъ: Просите и не просто просите, но съ вѣрою, и дастся вамъ. И теперь вотъ, когда прокаженный обратился, принося въ своемъ грѣхѣ невѣрствія покаяніе Богу, и послушался меня, — Богъ, богатый милостью Своею, исцѣлилъ его». Слыша это, люди поклонились и ушли съ исцѣленнымъ, славя Бога и Матерь Его, также преподобныхъ отцовъ Антонія и Ѳеодосія и преп. ученика ихъ отца нашего Алипія, о которомъ говорили: онъ есть воистину новый Елисей, который, какъ Неемана сиріянина, исцѣлилъ мужа сего отъ проказы. — Былъ отъ того же града Кіева и другой нѣкій христолюбивый мужъ, который построилъ церковь и пожелалъ украсить ее седьмью великими иконами. Онъ далъ для того серебро двумъ знакомымъ ему монахамъ Печерскаго монастыря, далъ имъ и доски иконныя, умоляя ихъ посовѣтоваться о написаніи тѣхъ иконъ съ инокомъ Алипіемъ. Монахи же тѣ, не сказавъ ничего о томъ Алипію, утаили серебро при себѣ. Прошло нѣсколько времени; заказчикъ послалъ къ монахамъ спросить, не написаны ли его иконы? Они же отвѣчали, что Алипій требуетъ еще больше серебра. Заказчикъ прислалъ, но монахи и это утаили. Безстыдные монахи, возводя неправду на святого, опять пришли къ тому мужу, говоря, что Алипій еще требуетъ столько же серебра, сколько имъ получено уже. Христолюбивый мужъ далъ имъ и въ третій разъ, говоря: «Я хочу молитвы и благословенія отъ дѣла рукъ его». Алипій же ничего не зналъ о поступкѣ монаховъ. Послѣ этого мужъ послалъ узнать — написаны ли его иконы? Монахи же, не зная, что отвѣчать, возвѣстили ему, что Алипій, взявъ серебро въ три цѣны, совсѣмъ отказывается писать иконы. Поэтому христолюбивый мужъ тотъ прибылъ въ монастырь Печерскій со многою дружиною къ преподобному игумену Никону и разсказалъ ему о мнимомъ поступкѣ Алипія. Игуменъ, призвавъ преподобнаго, сказалъ: «Почто, братъ, такова неправда сыну нашему? Онъ много разъ молилъ тебя, давая тебѣ серебра, сколько ты хотѣлъ. Ты же, пообѣщавшись и взявъ столько серебра, иконы ему не пишешь. Что, братъ, это значитъ? Вѣдь ты иногда и безмездно пишешь иконы». Отвѣчалъ ему Алипій: «Отче честный! знаетъ святость твоя, что я никогда не имѣлъ лѣности въ дѣлѣ семъ; нынѣ же не знаю, о чемъ ты говоришь?» Игуменъ сказалъ ему снова, что онъ три цѣны взялъ за семь иконъ и доселѣ еще не писалъ ихъ и тотчасъ, чтобы уличить святого, игуменъ послалъ принести доски для тѣхъ иконъ. Наканунѣ эти доски, безъ всякаго написанія на нихъ, видѣли въ одной храминѣ монастырской. Приказалъ также игуменъ позвать и тѣхъ монаховъ, чрезъ руки которыхъ было передано серебро святому. Монахи были позваны, какъ свидѣтели /с. 102/ противъ Алипія. Посланные взять доски пришли въ храмину и вотъ увидѣли вмѣсто досокъ тѣхъ — иконы, написанныя весьма искусно. Они принесли ихъ къ игумену и собравшимся. Всѣ пришли въ ужасъ и съ трепетомъ пали ницъ на землю и поклонились нерукотвореннымъ тѣмъ образамъ — Господню, Пречистой Его Матери и святыхъ Его. Послѣ этого пришли и тѣ два монаха, клеветавшіе на Алипія и, не зная о бывшемъ чудѣ, начали состязаться со святымъ, говоря, что онъ три цѣны взялъ, а иконъ не пишетъ. Слыша эту напасть, всѣ, бывшіе здѣсь, показали монахамъ иконы, говоря: «Вотъ, нынѣ иконы тѣ написаны Самимъ Богомъ, свидѣтельствующимъ о незлобіи Алипія». Они, увидѣвъ, ужаснулись о таковомъ чудѣ. Послѣ этого тотчасъ, за неправое дѣло тяжбы и лжи своей, монахи были обличены игуменомъ и выгнаны изъ монастыря. Злобы своей они однако не оставили, ибо начали распространять хулу на Алипія, увѣряя въ городѣ всѣхъ, что они сами написали тѣ иконы. Господинъ же ихъ, инокъ Алипій, не желая дать имъ плату и лишая ихъ заработка, выдумалъ ложь объ иконахъ, будто они написаны Богомъ, оправдывающимъ Алипія. И такимъ образомъ монахи старались вооружить народъ противъ тѣхъ иконъ. Но народъ хотя и вѣрилъ монахамъ, клеветавшимъ на преп. Алипія, однако Богъ, Который прославляетъ святыхъ Своихъ, какъ Самъ сказалъ въ Евангеліи: не можетъ градъ укрытися вверху горы стоя, ниже вжигаютъ свѣтильника и поставляютъ его подъ спудомъ, но на свѣщницѣ и свѣтитъ всѣмъ, не утаилъ добродѣтельныхъ подвиговъ сего праведнаго мужа. Ибо чудо о тѣхъ иконахъ, совершившееся ради святого, стало извѣстно даже и князю Владиміру Мономаху и завѣрено было слѣдующимъ событіемъ. Случилось однажды, по попущенію Божію, сгорѣть всему Подолу въ Кіевѣ. Сгорѣла и церковь, въ которой хранились тѣ иконы. Послѣ пожара, однако, иконы были найдены цѣлыми и невредимыми. Князь, узнавъ объ этомъ, самъ приходилъ смотрѣть таковое чудо и, видя оставшіяся неповрежденными иконы, слыша о нихъ, что въ одну ночь онѣ были написаны мановеніемъ Божіимъ, избавляющимъ преподобнаго Алипія, — Владиміръ Мономахъ прославилъ Бога, содѣявшаго толикое чудо, ради преподобнаго Алипія. Князь, взявъ одну изъ тѣхъ иконъ — икону Пресвятыя Богородицы, послалъ въ городъ Ростовъ, въ каменную церковь, которую построилъ самъ. Случилось, однажды, что зданіе церкви этой рухнуло; икона, однако, осталась безъ вреда. Тогда она внесена была въ деревянную церковь; но и та вскорѣ сгорѣла. Икона же опять осталась нетронутой, даже безъ малѣйшихъ слѣдовъ вліянія огня. Все это удостовѣряло добродѣтельную жизнь /с. 103/ преподобнаго Алипія, ради котораго же и изобразились нерукотворно тѣ иконы.

Перейдемъ теперь къ чуду, передающему кончину святого, какъ человѣкъ этотъ, чудотворный художникъ образовъ, перешелъ въ образѣ отъ житія временнаго на вѣчное. — Одинъ благочестивый человѣкъ далъ преподобному Алипію написать намѣстную икону Успенія Пресвятыя Богородицы, умоляя его приготовить икону къ празднику Успенія. Прошло немного дней, какъ преподобный Алипій разболѣлся и, приближаясь къ смертному своему успенію, не могъ исполнить порученія, и икона оставалась ненаписанною. Человѣкъ тотъ печалился и негодовалъ на святого, но Алипій сказалъ ему: — «Чадо! не печалься, приходя ко мнѣ; но возверзи на Господа печаль твою и Той сотворитъ, якоже хощетъ: — икона въ свой праздникъ станетъ на своемъ мѣстѣ». Мужъ повѣрилъ словамъ преподобнаго, отошелъ въ домъ свой, радуясь. И придя снова, уже въ навечеріе праздника Пресвятой Богородицы, увидѣвъ икону ненаписанною, а преподобнаго Алипія аще болѣе разболѣвшимся, — досаждалъ ему, говоря: «Почему не возвѣстилъ ты мнѣ о таковой своей немощи, и я бы другому поручилъ написать икону, дабы праздникъ былъ свѣтелъ и честенъ, а теперь ты посрамилъ меня». Отвѣчалъ ему кротко преподобный: — «Чадо, ужели по лѣности я это сдѣлалъ? Помни, что возможно Богу икону Своей Матери словомъ единымъ написать, ибо я уже отхожу отъ міра сего какъ явилъ мнѣ Господь, тебя же не оставлю скорбнымъ». Мужъ ушелъ въ сильной печали. Но вотъ, по его уходѣ, вошелъ къ преподобному Алипію нѣкій свѣтлый юноша и началъ писать икону. Алипій же, подумавъ, что разгнѣвавшійся на него заказчикъ прислалъ другого писца, усумнился въ его умѣньи писать иконы. Но скорость и красота дѣла показали въ пишущемъ ангела. Ибо, то золото полагая на икону, то краски различныя растирая на камнѣ и употребляя ихъ для письма, — пишущій въ три часа написалъ дивную икону. А затѣмъ сказалъ преподобному: «Отче! чего еще недостаетъ здѣсь, и въ чемъ я погрѣшилъ?» Преподобный же отвѣчалъ: «Хорошо сдѣлалъ ты, Богъ тебѣ помогъ столь благолѣпно написать. Онъ Самъ Собою исполнилъ это». Когда же насталъ вечеръ, писецъ тотъ вмѣстѣ съ иконою сталъ невидимъ. Заказчикъ иконы всю ночь пребывалъ въ печали, что икона не поспѣетъ къ празднику. Поутру онъ всталъ и отправился въ церковь, чтобы плакать тамъ о своемъ согрѣшеніи, вслѣдствіе котораго храмъ не удостоился имѣть икону къ празднику Успенія. Но вотъ открываетъ двери и видитъ вдругъ икону, стоящую на своемъ мѣстѣ и сіяющую. Тогда палъ онъ отъ страха, /с. 104/ подумавъ, что это явилось ему нѣкое привидѣніе. Но поднявшись немного и разсмотрѣвши, онъ убѣдился, что это дѣйствительно икона. Тогда въ трепетѣ и ужасѣ, онъ припомнилъ слова преп. Алипія, который говорилъ, что икона къ своему празднику будетъ готова. Съ радостью отправился онъ домой и сообщилъ своимъ домашнимъ. Они же съ радостью поспѣшили въ церковь со свѣчами и кадилами и, видя икону, сіяющую какъ солнце, пали ницъ на землю, поклонились ей и лобызали съ веселіемъ. Послѣ этого благочестивый мужъ тотъ пришелъ къ игумену и разсказалъ ему о чудѣ съ иконой. Всѣ тогда вмѣстѣ отправились къ преп. Алипію. Святой отходилъ уже отъ міра сего. Игуменъ спросилъ его: «Отче! какъ и кѣмъ была написана икона мужу этому»? Онъ же разсказалъ имъ все, что видѣлъ, говоря, что ангелъ написалъ ее и вотъ онъ же предстоитъ теперь предо мною, готовясь взять и меня. Промолвивъ это, преподобный предалъ духъ свой въ руки Господа въ 17-й день мѣсяца августа. Братія, омывши тѣло его, отнесла въ церковь и, сотворивъ надъ нимъ обычное пѣніе, положила въ пещерѣ преп. Антонія. И такъ сей святый, чудотворный иконописецъ украсилъ небо и землю. Небо тѣмъ, что взошелъ туда добродѣтельною душею, землю же — своимъ пречистымъ тѣломъ. Въ честь иконописцевъ Начальнику Богу Отцу, сказавшему: — Сотворимъ человѣка по образу и подобію нашему, также и образу ѵпостаси Его — Богу Сыну, Иже образомъ обрѣтеся, яко человѣкъ вмѣстѣ со Святымъ Духомъ, Который сошелъ въ образѣ голубиномъ и огненныхъ языковъ, Ихъ же во единомъ существѣ сущихъ, соединившись съ преп. отцомъ Алипіемъ, удостоимся хвалить въ безконечные вѣки вѣковъ. Аминь.

Источникъ: Кіево-Печерскій Патерикъ, или сказанія о житіи и подвигахъ Святыхъ Угодниковъ Кіево-Печерской Лавры. — Jordanville: Тѵпографія преп. Іова Почаевскаго. Holy Trinity Monastery, 1967. — С. 98-104.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.