Церковный календарь
Новости


2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложеніе Сѣв.-Америк. дух. правленію (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе на праздникъ Рождества Христова (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь, сказанная въ отвѣтъ на рѣчь еп. Графтона (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложеніе (6-е) духовенству Алеутской епархіи (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Предложенія (4-5) Сѣв.-Америк. дух. правленію (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Рѣчь, сказанная въ Ситхинскомъ соборѣ (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе въ недѣлю по Воздвиженіи (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Бесѣда въ недѣлю 14-ю по Пятидесятницѣ (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово въ недѣлю о слѣпомъ (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе въ недѣлю Антипасхи (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Слово въ 4-ю недѣлю Великаго поста (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе въ недѣлю Сыропустную (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе на новый [1901] годъ и новый вѣкъ (1986)
2017-09-26 / russportal
Свт. Тихонъ, патр. Всероссійскій. Поученіе на праздникъ Рождества Христова (1986)
2017-09-25 / russportal
"Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Василія Великаго къ Григорію пресвитеру (1974)
2017-09-25 / russportal
"Книга Правилъ". Канон. посланіе св. Василія Великаго къ Діодору, еп. Тарскому (1974)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 26 сентября 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 16.
Житія святыхъ

Свт. Димитрій, митр. Ростовскій († 1709 г.)

Святитель Димитрий, митрополит Ростовский, чудотворецСвт. Димитрій, митрополитъ Ростовскій, чудотворецъ, родился въ 1651 г. въ мѣстечкѣ Макаровѣ, Кіевской губерніи. Въ мірѣ Даніилъ, сынъ казачьего сотника Туптало. Окончивъ Богоявленскую школу (Могилянскую Духовную Академію), принялъ въ 1668 г. постригъ въ Кіевскомъ Кирилловомъ монастырѣ. Въ 1675 г. — іеромонахъ. Былъ игуменомъ въ нѣсколькихъ монастыряхъ монастыряхъ. Архимандритъ Черниговскаго Елецкаго монастыря и Новгородсѣверскаго Преображенскаго монастыря. Въ 1701 г. поставленъ митрополитомъ Тобольскимъ; по болѣзни остался въ Москвѣ и занялъ освободившуюся въ 1702 г. каѳедру въ Ростовѣ. Много потрудился въ установленіи церковного благочестія и въ дѣлѣ обличенія старообрядцевъ. Подвизался въ подвигахъ поста, молитвы, милосердія. Двадцать лѣтъ трудился надъ составленіемъ Четьихъ-Миней, которыя началъ писать въ 1684 г. въ Кіево-Печерскомъ монастырѣ. Свт. Димитрій мирно скончался 28 октября 1709 г. и былъ погребенъ, по его завѣщанію, въ соборной церкви Ростовскаго Спасо-Яковлевскаго монастыря. Обрѣтеніе мощей свт. Димитрія произошло 21 сентября 1752 г.; прославленіе — 22 апрѣля 1757 г.; перенесеніе мощей въ новую раку — 25 мая 1763 г.

Житія святыхъ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго

ЖИТІЯ СВЯТЫХЪ, НА РУССКОМЪ ЯЗЫКѢ
изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго.

МѢСЯЦЪ ІЮНЬ.

День пятнадцатый.
Страданіе святыхъ мучениковъ Вита, Модеста и Крискентіи.

Въ царствованіе императора Діоклитіана [1] при игемонѣ Валеріанѣ, преслѣдовавшемъ христіанъ, въ Сициліи проживалъ двѣнадцатилѣтній отрокъ, по именй Витъ, сынъ знатнаго и богатаго гражданина Гиласа. Этотъ Гиласъ придерживался еллинскаго нечестія; сынъ же его, блаженный Витъ, будучи просвѣщенъ свыше чудодѣйственною благодатію Духа Святаго, въ отроческихъ годахъ своихъ позналъ единаго истиннаго Бога, сотворившаго небо и землю; увѣровавъ въ Него, онъ постоянно, днемъ и ночью, молился Ему, облекшись во власяницу. Юный отрокъ сподобился услышать божественный гласъ, изрекшій свыше:

— «Твоя молитва услышана! Я явлю на тебѣ милость Мою!»

Послѣ того чудеснаго гласа, отроку была дарована отъ Бога сила творить чудеса. И исцѣлялъ онъ недуги людскіе, увѣщевалъ /с. 342/ невѣрныхъ познать истиннаго Бога и научалъ всѣхъ пути правому. Ибо всемогущій Богъ восхотѣлъ совершить Себѣ хвалу устами и дѣлами сего отрока для посрамленія идолопоклонническаго нечестія. Господь даровалъ Виту необычайное разумѣніе и даръ чудотворенія, дабы еще въ отроческихъ лѣтахъ блаженный былъ мужемъ, сильнымъ въ словѣ и дѣлѣ, и дабы черезъ это прославился Богъ, дивный во святыхъ Своихъ.

Когда игемонъ Валеріанъ, вслѣдствіе наговоровъ и клеветъ многихъ язычниковъ, узналъ о семъ святомъ отрокѣ, то, призвавъ отца Вита къ себѣ, сказалъ ему:

— «Что это? Я слышу, что сынъ твой поклоняется Тому Самому Богу, Котораго почитаютъ христіане? Но если желаешь видѣть его здравымъ и невредимымъ, то потрудись отвратить его отъ этого заблужденія».

Гиласъ, возвратившись домой, началъ увѣщевать сына своего, — не оставлять древняго еллинскаго служенія, совершавшагося его богамъ. Блаженный же отрокъ Витъ отвѣчалъ отцу:

— «Я не знаю никакого другого бога, кромѣ единаго, сущаго отъ вѣка, Духъ Коего носился надъ водами и отдѣлилъ свѣтъ отъ тьмы (Быт. 1, 2-4). Я служу Тому Богу, Который сотворилъ небо и землю; Онъ есть — святый Господь Іисусъ Христосъ, Царь ангеловъ. Сего Бога я исповѣдую и буду исповѣдывать во всѣ дни жизни своей».

Отецъ Вита весьма разгнѣвался на эти слова сына своего и приказалъ бить отрока прутьями; при этомъ онъ говорилъ:

— «Кто тебя научилъ говорить такъ? Развѣ тебѣ не извѣстно, что, если объ этомъ узнаетъ игемонъ, то ты погибнешь?»

Отрокъ же, принимая побои, отвѣчалъ:

— «Научилъ меня этому Христосъ; я — рабъ Его; гнѣва же игемона я нисколько не боюсь».

Тогда Гиласъ, призвавъ воспитателя своего сына, по имени Модеста, сказалъ ему:

— «Смотри, чтобы отрокъ никогда не упоминалъ въ рѣчахъ своихъ о Христѣ».

Но святый Витъ пренебрегъ приказаніе отца и постоянно какъ въ своемъ сердцѣ, такъ и на устахъ своихъ носилъ имя Христово, и былъ утѣшенъ отъ Христа Господа ангельскимъ явленіемъ; ибо въ видѣніи ему явился ангелъ Господень, сказавшій:

/с. 343-344/

/с. 345/

— «Не бойся, но дерзай объ имени Іисуса Христа. Я же данъ тебѣ хранителемъ; я буду охранять тебя до самой кончины твоей. Знай о сей милости Божіей, что тебѣ будетъ дано отъ Бога все, что ты ни попросишь у Него».

Святый отрокъ былъ утѣшенъ и обрадованъ этимъ видѣніемъ ангельскимъ и еще съ бóльшею ревностію началъ исповѣдывать и прославлять имя Господне.

Отецъ же святаго весьма сокрушался объ отрокѣ, такъ какъ онъ былъ его единственнымъ сыномъ; посему отецъ Вита старался льстивыми рѣчами своими привести его къ служенію демонамъ. Святый же Витъ сказалъ отцу:

— «Какимъ богамъ ты приказываешь мнѣ покланяться?»

Отецъ отвѣчалъ:

— «Развѣ ты не знаешь, сынъ мой, нашихъ боговъ: Зевса [2], Геркулеса [3], Юноны [4], Минервы [5], Весты [6], Аполлона [7] и прочихъ, коимъ поклоняются цари и князи?»

Святый отвѣчалъ отцу:

— «Тѣ, о которыхъ ты говоришь, суть бездушные идолы, сдѣланные руками человѣческими; они имѣють уста, но нѣмы; имѣютъ очи, но слѣпы; имѣютъ руки и ноги, но недвижимы. Я же вѣрую во единаго живаго и всемогущаго Бога, о Немже мы живемъ и движемся (Дѣян. 17, 28); я вѣрую въ Творца и Промыслителя всей твари, Отца, и Сына, и Святаго Духа; я исповѣдую единаго Искупителя и Спасителя рода человѣческаго, Сына Божія, претерпѣвшаго мученія ради грѣховъ нашихъ; кровію Его мы получили спасеніе».

Отецъ со слезами отвѣчалъ отроку:

— «О, любезное чадо мое! Послушай полезнаго и здраваго совѣта твоего родителя и отвратись отъ той безумной вѣры, согласно которой ты почитаешь понапрасну неизвѣстнаго умершаго человѣка; отвратись, — дабы игемонъ, прогнѣвавшись, не погубилъ тебя и не увеличилъ бы тѣмъ страданія сердца моего».

/с. 346/ Блаженный Витъ отвѣчалъ:

— «О, если бы и ты, отецъ, позналъ, — кто и каковъ Тотъ, Коего ты, уничижая, называешь умершимъ человѣкомъ! О, если бы ты, отецъ, вмѣстѣ со мною поклонился Ему! ибо Сей есть Христосъ, Сынъ Бога Живаго, Агнецъ Божій, взявшій на Себя грѣхи міра»

Гиласъ сказалъ:

— «Относительно Того Христа, Котораго ты называешь Богомъ, я знаю, что Онъ, по приказанію Пилата, правившаго Іудеей, былъ преданъ побоямъ, приговоренъ къ крестной смерти и распятъ на крестѣ іудеями и слугами Пилатовыми».

Святый отрокъ отвѣчалъ:

— «Да, было дѣйствительно такъ, какъ ты сказалъ, отецъ. Но есть великое, предивное и святое таинство въ этомъ дѣлѣ».

Гиласъ спросилъ:

— «Если разсуждать по истинѣ, то дѣло это справедливѣе было бы назвать не таинствомъ, а казнію».

Блаженный отвѣчалъ:

— «Выслушай меня, отецъ, съ кротостію и познай истину: преданіе на смерть и распятіе Господа Іисуса Христа есть — наше спасеніе; и знай, что отъ любви къ Нему меня никто никогда не отторгнеть никакими мученіями».

Тогда Гиласъ прекратилъ разговоръ, печалясь въ сердцѣ своемъ о сынѣ.

По благодати Божіей, обитавшей въ отрокѣ, совершались многія чудеса, а именно: слѣпые прозрѣвали, больные исцѣлялись и демоны, изгоняемые изъ людей, исповѣдывали великую святость юнаго отрока.

Все это не могло утаиться отъ игемона Валеріана. Возсѣвъ на своемъ судилищномъ мѣстѣ, онъ въ присутствіи всѣхъ сказалъ отцу Витову:

— «Благородный мужъ Гиласъ! Мнѣ теперь уже стало достовѣрно извѣстнымъ, что сынъ твой со всѣмъ усердіемъ почитаетъ такъ называемаго Христа, распятаго въ Іудеѣ; сему Христу онъ поклоняется, отечественныхъ же боговъ порицаетъ; посему онъ долженъ предстать къ намъ на судъ: приведи же его сюда».

Когда юный отрокъ былъ приведенъ къ тому нечестивому судилищу, то игемонъ сказалъ ему:

— «Почему ты не приносишь жертвъ вашимъ безсмертнымъ /с. 347/ богамъ? Развѣ ты не слышалъ о царскихъ повелѣніяхъ — предавать смерти послѣ различныхъ казней всякаго, кто осмѣлися бы почитать распятаго?»

Блаженный отрокъ, преисполнившйсь Духа Святаго, нисколько не устрашился игемона; изобразивъ на себѣ крестное знаменіе, онъ отвѣчалъ:

— «Я не желаю покланяться бѣсамъ и не буду почитать каменныхъ и деревянныхъ кумировъ, ибо я имѣю живаго Бога, Которому служить душа моя».

Отецъ же святаго, Гиласъ, обратившись къ своимъ роднымъ и знакомымъ, съ великимъ плачемъ воскликнулъ:

— «Рыдайте вмѣстѣ со мною, друзья мои, — прошу васъ, ибо я вижу, что единственный сынъ мой погибаетъ!»

Тогда святый Витъ громогласно воззвалъ, возражая отцу своему:

— «Я не погибаю, но сподобляюсь быть сопричисленнымъ къ сонму праведниковъ и угодниковъ Божіихъ».

Валеріанъ же сказалъ святому:

— «До сихъ поръ я сдерживалъ себя ради твоего благороднаго происхожденія и ради моего расположенія къ отцу твоему; до сихъ поръ я не примѣнялъ къ тебѣ царскихъ приказаній, изданныхъ для законопреступниковъ; но нынѣ, убѣдившись, что ты дошелъ до ожесточенія въ своемъ противленіи, я начну на законномъ основаніи мучить тебя, дабы ты, получивъ наказаніе, оставилъ свое упорство».

Сказавъ такъ, игемонъ приказалъ бить палками блаженнаго отрока.

Святый былъ побиваемъ впродолженіи долгаго времени. Потомъ мучитель сказалъ святому:

— «Послушай меня теперь и принеси жертву богамъ».

Мученикъ отвѣчалъ:

— «Я уже сказалъ тебѣ, игемонъ, что я покланяюсь Христу, Сыну Божію».

Тогда игемонъ, разгнѣвавшись еще болѣе, приказалъ бить святаго желѣзными палками. Но лишь только слуги игемоновы восхотѣли сдѣлать это, какъ у нихъ засохли руки; точно также и рука игемона, которою онъ указывалъ слугамъ своимъ, внезапно повредилась и сдѣлалась сухою, такъ что онъ отъ боли кричалъ такими словами:

— «Горе мнѣ! Я погубилъ руку свою и теперь тяжко страдаю».

/с. 348/ Потомъ сказалъ отцу святаго Вита:

— «Ты имѣешь не сына, а волхва».

Святый же Витъ громогласно воззвалъ:

— «Я не волхвъ, а рабъ Господа моего Іисуса Христа всемогущаго, Который воскрешалъ мертвыхъ, ходилъ по водамъ какъ по суху, утишалъ море волновавшееся и врачевалъ всякія болѣзни неисцѣльныя, случавшіяся съ людьми; нынѣ Онъ творитъ то же самое всемогущею силою Своею. Я — рабъ Его и потому я стараюсь исполнять заповѣди Его. Тѣ же боги, которымъ ты служишь, какую имѣютъ силу, скажи мнѣ? пусть они исцѣлятъ руку твою, если могутъ исцѣлить».

Игемонъ сказалъ:

— «А ты можешь исцѣлить руку мою?»

Отвѣчалъ святый:

— «Могу именемъ Господа Іисуса Христа».

— «Сдѣлай же меня здоровымъ, — сказалъ игемонъ, — чтобы я убѣдился, что ты не волхвъ, а рабъ Бога истиннаго, какъ ты говоришь».

Тогда святый мученикъ, поднявъ къ небу очи свои, сказалъ:

— «Боже, Отецъ небесный! Послушай меня, недостойнаго раба Твоего, ради предстоящихъ здѣсь, дабы они увѣровали въ Господа нашего Іисуса Христа, Сына Твоего, истиннаго и всесильнаго Бога, соцарствующаго Тебѣ вмѣстѣ со Святымъ Духомъ. Сдѣлай такъ, чтобы ради имени Твоего Единороднаго Сына исцѣлѣла рука игемонова».

Едва только святый окончилъ эту молитву, какъ рука Валеріанова исцѣлилась и сдѣлалась такою же, какъ и раньше. Тогда игемонъ передалъ отрока отцу его и сказалъ:

— «Возьми сына своего къ себѣ въ домъ и убѣди его принести жертву богамъ, чтобы онъ не погибъ».

Приведши сына своего въ домъ, Гиласъ началъ со многою лестію уговаривать его склониться къ своему нечестію: онъ устраивалъ пиры, составлялъ хоры пѣвцовъ; предъ Витомъ играли на стройныхъ музыкальныхъ инструментахъ, звучали кимвалы и гусли; плясали предъ очами святаго красивыя дѣвицы, веселились юноши; воспѣвались мірскія любодѣйственныя пѣсни, говорились многія соблазнительныя слова, дабы черезъ все это уловлено было къ суетѣ сердце юнаго Вита; но душа отрока, твердая какъ адамантъ, пребывала ничѣмъ не поколебленной; ибо онъ имѣлъ /с. 349/ въ сердцѣ своемъ любовь къ Богу, препобѣждавшую всякую мірскую любовь; онъ не обращалъ вниманія ни на что изъ того, что предъ глазами его пѣлось; точно также не смотрѣлъ на то, что дѣлалось предъ глазами его; устремивъ къ небу очи свои, онъ воздыхалъ изъ глубины сердечной и говорилъ:

— «Не презри, Господи, Боже мой, сердце сокрушенное и смиренное!»

Потомъ Гиласъ приказалъ приготовить горницу для сына своего; онъ наполнилъ ее всякими богатствами; полъ онъ устлалъ красивыми коврами; завѣсы были украшены жемчугами, постель и весь чертогъ былъ преисполненъ большимъ великолѣпіемъ; въ эту горницу онъ заключилъ сына своего и велѣлъ прислуживать ему для его прельщенія красивѣйшимъ дѣвицамъ. Цѣломудренный же и святый отрокъ, преклонивъ колѣна, въ такихъ словахъ молился къ Господу:

— «Боже Авраамовъ, Боже Исааковъ, Боже Іаковль, Богъ и Отецъ возлюбленнаго Отрока Твоего, Господа Іисуса Христа моего! Призри на меня и помилуй меня, укрѣпи меня силою Твоею, дабы злобный и беззаконный змій не возмогъ осуществить на мнѣ, рабѣ Твоемъ, свое желаніе, и дабы язычники не поругались надъ вѣрнымъ рабомъ Твоимъ и не сказали: — гдѣ Богъ ихъ»

Въ то время какъ святый молился въ такихъ словахъ, внезапно въ горницѣ возсіялъ несказанный свѣтъ и были видны свѣтоносныя лица, огневидныя, какъ лампады, числомъ двѣнадцать; ощущалось и благоуханіе несказанное, исходившее отъ тѣхъ лицъ; благоуханіе это, настолько распространилось въ воздухѣ, что наполнило весь домъ, такъ что отецъ святаго Вита, удивлялся и ужасался со всѣми домашними своими и взывалъ:

— «Это великое чудо. Откуда исходитъ такое благоуханіе, коего мы никогда не обоняли въ храмахъ боговъ нашихъ?»

Потомъ сказалъ:

— «Боги пришли въ домъ мой къ сыну моему».

И началъ съ тщаніемъ отыскивать, откуда исходило то благоуханіе. Подойдя къ дверямъ сыновней горницы и войдя внутрь ея, онъ увидѣлъ ангельскія лица, имѣвшія крылья, наподобіе орловъ; приэтомъ лица сіи были преисполнены несказанной добрóты, свѣтло сіяли и воспѣвали:

— «Святъ, Святъ, Святъ Господь» (Ис. 6, 3).

/с. 350/ Отъ того сильнаго сіянія Гиласъ тотчасъ же, ослѣпъ, ибо имѣлъ нечистыя очи, недостойныя созерцать свѣтъ ангельскій, сокрываемый на небесахъ; ибо сей свѣтъ можеть созерцаться только тѣми, кто имѣетъ чистыя душевныя очи.

Блаженный Витъ, увидавъ, что отецъ его ослѣпъ, проникся естественною къ нему любовію и началъ молиться за него къ Богу, дабы онъ былъ помилованъ. Оканчивая свою молитву, онъ прибавилъ:

— «Но пусть, Владыко, совершается не моя воля, а Твоя; пусть будетъ такъ, какъ угодно Тебѣ Самому».

Гиласъ же по причинѣ сильной боли въ глазахъ во всеуслышаніе взывалъ:

— «Горе мнѣ! Я потерялъ свѣтъ для очей моихъ. Я одержимъ тяжкою болѣзнію!»

Всѣ домашніе его, рабы и рабыни, видя господина своего весьма страдавшаго очами, плакали, такъ что вопль плача ихъ былъ слышенъ въ сосѣднихъ домахъ; и такимъ образомъ скоро весь городъ узналъ о приключившемся съ Гиласомъ. Вслѣдъ за этимъ къ его дому начали стекаться многіе граждане; сюда пришелъ также съ поспѣшностію игемонъ Валеріанъ. Увидавъ, что Гиласъ ослѣпъ, опирался на рабовъ своихъ и кричалъ отъ боли, Валеріанъ спросилъ: — по какому случаю онъ ослѣпъ? Онъ же отвѣчалъ:

— «Я видѣлъ въ горницѣ сына моего боговъ крилатыхъ; очи ихъ были какъ звѣзды; видъ ликовъ ихъ — какъ молнія; не стерпѣвъ сіянія ихъ, я повредился очами и потерялъ зрѣніе».

Валеріанъ сказалъ:

— «Несомнѣнно, что тѣ боги, которыхъ ты видѣлъ, — очень сильны; поэтому тебѣ необходимо помолиться имъ, чтобы они исцѣлили тебя».

Потомъ, взявъ слѣпого Гиласа, Валеріанъ повелъ его въ храмъ Зевса. Гиласъ молился здѣсь въ такихъ словахъ:

— «О, Зевсъ, богъ всесильный! Если уврачуешь очи мои, принесу тебѣ безчисленныя жертвы, принесу въ жертву тебѣ тельца съ золотыми рогами; также и тебѣ, о богиня Веста, я приведу чистыхъ дѣвъ, если получу отъ тебя помощь».

Такъ молился Гиласъ къ суетнымъ богамъ своимъ; но не только не получалъ отъ нихъ исцѣленія, а наоборотъ ощущалъ еще бóльшую боль. Святый же Витъ, проклонивъ колѣна свои ко Господу, молился въ горницѣ своей объ отцѣ своемъ, говоря такъ:

/с. 351/ 

— «Владыко, просвѣтившій слѣпаго Товита [8], окажи милость отцу моему, если онъ познаетъ Тебя».

Наконецъ Гиласъ былъ отведенъ неисцѣленнымъ рабами своими изъ идольскаго капища въ домъ свой: войдя въ горницу, въ которой святый Витъ приносилъ Богу жертву хвалы, онъ припалъ къ ногамъ Вита и сказалъ:

— «Возлюбленный сынъ! Исцѣли меня!»

Святый же Витъ сказалъ ему:

— «Желаешь ли ты, отецъ, быть здравымъ?»

Гиласъ отвѣчалъ:

— «Да, весьма желаю».

Святый сказалъ ему:

— «Если хочешь получить исцѣленіе, то отрекись отъ Зевса, Геркулеса, Юноны, Минервы, Весты и Аполлона».

Отвѣчалъ Гиласъ:

— «Какимъ образомъ я могу отречься отъ нихъ?»

Сказалъ святый Витъ:

— «Не называй ихъ богами, но демонами; идолы, которыхъ ты до сего времени почиталъ, не почитай, но считай ихъ ни за что, какъ вещи бездушныя и безполезныя. И если ты обѣщаешь сдѣлать такъ отъ истиннаго сердца, то очи твои тотчасъ исцѣлятся и просвѣтятся».

Гиласъ сказалъ:

— «Я отрекаюсь отъ боговъ и обѣщаю сдѣлать все то, что ты сказалъ мнѣ».

Святый сказалъ:

— «Я знаю, что сердце твое ожесточено и слова твои не истинны; но я покажу на тебѣ силу Владыки моего, ради предстоящихъ, дабы они увѣровали и прославили имя Господа моего Іисуса Христа, хотя ты и недостоинъ сего».

Сказавъ такъ, святый возложилъ руку свою на болѣзненныя очи отца своего и помолился къ Богу въ такихъ словахъ:

— «Господи Іисусе Христе, просвѣтившій очи слѣпорожденному (Іоан. 9, 6-7), побѣдивъ природу, просвѣти и очи отца моего, хотя онъ и недостоинъ сего по своему невѣрію; но сотвори сіе ради славы /с. 352/ имени Твоего святаго, дабы враги Твои видѣли и постыдились и дабы прославились всѣ знающіе и любящіе имя Твое».

Въ то время какъ святый молился такъ, отъ очей ослѣпшаго отпали струпы какъ чешуя; онъ сталъ здоровымъ и могъ видѣть хорошо глазами своими. Но вскорѣ же вмѣсто того, чтобы познать истиннаго Бога и воздать Ему благодареніе за полученное отъ Него исцѣленіе, онъ началъ хулить Благодѣтеля своего, такъ говоря сыну:

— «Меня исцѣлилъ не твой Богъ, но мои боги, которымъ я служу и которымъ я обѣщалъ принести жертвы».

И прославлялъ своихъ боговъ нечестивыхъ, во всеуслышаніе предъ всѣми говоря:

— «Благодарю боговъ моихъ, исцѣлившихъ меня!»

Направившись къ ихъ капищамъ, онъ началъ приносить имъ благодарственныя мерзкія жертвы, какъ обѣщался; при этомъ сердце его столь ожесточилось діаволомъ и ослѣпилось злобою, «что онъ измѣнилъ естественную любовь къ сыну своему на ненависть, намѣреваясь умертвить и сына своего святаго и неповиннаго отрока. Господь же, охраняющій рабовъ Своихъ, послалъ ангела Своего для сохраненія, ибо ангелъ Господень въ образѣ прекраснаго и осіяннаго свѣтомъ юноши явился ночью упомянутому Модесту, воспитателю Витову, вѣровавшему въ Христа, бывшему уже въ преклонныхъ лѣтахъ, и сказалъ ему:

— «Возьми отрока и отправься съ нимъ къ морю; на берегу вы найдете небольшую ладью; войдите въ нее и вы прибудете въ страну, которую я вамъ укажу».

Модестъ сказалъ ангелу:

— «Господи! Я не знаю пути, куда я пойду».

Ангелъ отвѣчалъ:

— «Я поведу васъ!»

И тотчасъ Модестъ вставъ, взялъ отрока своего Вита, взялъ также и кормилицу его Крискентію, вѣрную рабу Христову, и отправился съ ними къ морю, слѣдуя за водившимъ ихъ ангеломъ.

Когда они пришли къ морскому берегу, то нашли ладью, приготовленную Господомъ. И сказалъ ангелъ святому Виту, какъ бы искушая его:

— «Въ какую страну ты пойдешь?»

Святый Витъ отвѣчалъ:

/с. 353/

— «Куда Господь поведетъ насъ, туда мы пойдемъ съ великимъ усердіемъ».

Ангелъ спросилъ:

— «Имѣешь ли ты плату?»

Отрокъ отвѣчалъ:

— «Тотъ, Которому мы служимъ, воздастъ тебѣ плату».

Потомъ, войдя въ ладью, отплыли отъ Сициліи; проплывъ впродолженіи небольшого времени, прибыли въ одну изъ итальянскихъ странъ, по-имени Луканія, къ мѣсту, называвшемуся Аллекторія. Когда, приплывъ къ берегу, вышли изъ ладьи, тотчасъ ангелъ Господень, бывшій въ образѣ юноши вмѣстѣ съ ними въ ладьѣ, сталъ невидимъ.

Они же, отправивщись въ путь, подошли къ рѣкѣ, называвшейся Силаръ, впадающей въ море изъ страны луканійской; близъ этой рѣки они остановились на отдыхъ подъ красивымъ многовѣтвистымъ деревомъ. Мѣсто это весьма понравилось имъ, и они расположились здѣсь для обитанія; пищу же имъ посылалъ Богъ. Подобно тому какъ въ древности по повелѣнію Божію святаго Илію [9] питалъ въ пустынѣ воронъ (3 Цар. 17, 4), такъ и сихъ святыхъ кормилъ орелъ, ежедневно принося имъ пищу. И начали твориться святымъ Витомъ многія дивныя чудеса; имя его прославилось по всей странѣ той, при помощи Бога, прославляющаго рабовъ Своихъ. Бѣсы, изгоняемые Витомъ изъ людей силою Божіею, кричали:

— «Что намъ и тебѣ, Витъ! Пришелъ сюда ты прежде времени погубить насъ?»

Приходили къ святому люди съ больными своими; и всѣхъ ихъ онъ исцѣлялъ молитвою и крестнымъ знаменіемъ, наставляя къ познанію истиннаго Бога и храненію заповѣдей Его. И многіе невѣрные обращались ко Христу и принимали святое крещеніе.

Въ то время сынъ царя Діоклитіана былъ одержимъ бѣснованіемъ; приэтомъ бѣсъ взывалъ устами его, говоря:

— «Не уйду отсюда, если не придетъ сюда Витъ луканійскій!»

/с. 354/ И сказалъ царь:

— «Гдѣ мы можемъ найти того человѣка?»

Демонъ отвѣчалъ:

— «Вы найдете его у рѣки Силара».

Тотчасъ царь послалъ въ Луканію вооруженныхъ воиновъ, приказавъ имъ съ поспѣшностію привести Вита. Воины, придя къ указанному мѣсту, нашли раба Христова, совершавшаго при рѣкѣ молитву къ Богу, и спросили его:

— «Ты — Витъ?»

Святый отвѣчалъ:

— «Да, это я».

Воины сказали:

— «Императоръ Діоклитіанъ требуетъ тебя».

Святый Витъ отвѣчалъ:

— «Я — малоизвѣстный и незнатный отрокъ: на что я могу быть нужнымъ для императора?»

Воины отвѣчали:

— «Его сынъ терпитъ мученія отъ демона, и по этой причинѣ требуетъ тебя».

Святый Витъ сказалъ:

— «Идемъ же во имя Господне».

И отправился съ воинами въ путь къ Риму; съ нимъ отправился и святый Модестъ; блаженная же Крискентія слѣдовала за ними издалека.

Придя въ Римъ, воины возвѣстили Діоклитіану о прибытіи Вита; Діоклитіанъ приказалъ привести его къ себѣ.

Когда святый предсталъ предъ царя, то послѣдній изумился красотѣ отрока: святый Витъ былъ дѣйствительно красивымъ юношей, лице его было какъ бы ангельскимъ, очи — какъ лучи солнечные, потомучто онъ преисполненъ былъ благодати Христовой. И сказалъ ему Діоклитіанъ:

— «Ты ли Витъ?»

Святый же не далъ ему отвѣта.

Тогда императоръ началъ разспрашивать Модеста, намѣреваясь отъ него узнать о святомъ. Но Модестъ, будучи старъ годами, по простотѣ своей не могъ дать надлежащаго отвѣта царю. По этой причинѣ, императоръ, поругавъ безчестными словами Модеста, намѣревался прогнать его отъ себя: тогда святый Витъ отверзъ уста свои и сказалъ Діоклитіану:

/с. 355/

— «Для чего ты съ такою дерзостію спрашиваешь старца, какъ юношу? ты долженъ почтить его, хотя бы ради сѣдинъ его!»

Императоръ же отвѣчалъ святому Виту:

— «Откуда у тебя эта дерзость, по которой ты осмѣливаешься съ гнѣвомъ говорить намъ, уничижая наше достоинство?»

Святый отвѣчалъ:

— «Мы не имѣемъ гнѣва, ибо приняли духа незлобія отъ Христа, Господа нашего, и являемся подражателями голубиной кротости. Ибо Учитель нашъ былъ благъ по природѣ Своей, властію великъ, нравомъ незлобивъ, смиренъ и кротокъ; посему и ученики Его должны быть кротки и смиренны сердцемъ, а не яростны и гнѣвны, какъ ты называешь насъ».

— «Въ то время какъ святый говорилъ такъ, внезапно бѣсъ закричалъ устами сына царева, сказавъ:

— «О, Витъ! Для чего ты прежде времени столь жестоко мучишь меня!»

Святый же ничего не отвѣчалъ бѣсу.

И сказалъ Діоклитіанъ святому:

— «Можешь ли исцѣлить сына моего?»

— «Сынъ твой, — отвѣчалъ святый, — можетъ быть здравымъ, но я не могу ему дать здравія: Христосъ, Сынъ Божій, рабомъ Котораго я являюсь, если пожелаетъ, то легко можетъ избавить его черезъ меня, раба Своего, отъ мученія демонскаго, ибо Онъ всесиленъ».

Тогда Діоклитіанъ началъ упрашивать святаго исцѣлить сына. Подойдя къ бѣсновавшемуся, святый возложилъ руку на голову его и сказалъ:

— «Во имя Господа нашего Іисуса Христа, духъ нечистый, выйди изъ созданія Божія!»

И тотчасъ бѣсъ вышелъ изъ сына царскаго, но не безъ вреда для находившихся тамъ; ибо, по попущенію Божію, онъ внезапно умертвилъ многихъ невѣрныхъ, которые посмѣевались надъ святымъ Витомъ словомъ или мыслію, — и души ихъ мерзкія, какъ свою добычу, отнесъ во адъ.

Императоръ весьма удивился, увидавъ сына своего здравымъ и многихъ изъ числа предстоявшихъ умерщвленными; но вмѣсто того, чтобы познать силу имени Іисуса Христа и прославить единаго истиннаго Бога, онъ помышлялъ въ себѣ, какъ бы склонить Вита къ своему нечестію. Діоклитіана прельщала и красота святаго; онъ началъ съ лестію бесѣдовать съ нимъ, говоря:

/с. 356/

— «Любезнѣйшій Витъ, послушай меня и принеси вмѣстѣ со мною жертвы богамъ; тогда я дамъ тебѣ полцарства моего; награжу тебя золотомъ, серебромъ и драгоцѣнными вещами; облеку тебя въ царскую одежду, и ты будешь искреннимъ, ближайшимъ другомъ моимъ».

Святый Витъ отвѣчалъ:

— «Мнѣ не нужны ни царство твое, ни богатства твои, ибо я имѣю Господа и Бога моего; если я буду вѣрно служить Ему, то Онъ облечетъ меня въ нетлѣнную и пресвѣтлую одежду безсмертія въ Царствѣ небесномъ».

— «Не говори такъ Витъ, — сказалъ Діоклитіанъ, — но пожалѣй жизнь твою; принеси жертву богамъ, чтобы тебѣ не погибнуть послѣ многоразличныхъ мученій горькою смертію».

Святый отвѣчалъ:

— «Я весьма желаю принять тѣ мученія, которыми ты мнѣ угрожаешь; тогда я скорѣе достигну вѣнца, который обѣщалъ Господь избраннымъ Своимъ».

Тогда Діоклитіанъ приказалъ заключить святаго Вита и Модеста въ мрачную и смрадную темницу, на каждаго изъ нихъ приказалъ возложить тяжкія оковы, вѣсомъ по десяти пудовъ и запечатать дверь и окно своимъ перстнемъ царскимъ, чтобы никто не могъ дать имъ хлѣба или воды, — мучитель намѣревался погубить ихъ голодомъ и жаждою.

Когда святые были затворены въ темницѣ, внезапно тамъ засіялъ свѣтъ; этотъ свѣтъ видѣли и стражи темничные, приникшіе къ скважинѣ. Святый же Витъ громогласно восклицалъ къ Богу, говоря:

— «Боже, приди на помощь намъ и избавь насъ отъ сихъ узъ, какъ Ты избавилъ трехъ отроковъ изъ пещи горящей (Дан. гл. 3) и какъ избавилъ Сусанну отъ беззаконныхъ лжесвидѣтелей (Дан. гл. 13)».

Въ то время какъ святый молился такъ, основаніе темницы потряслось, засіялъ еще бóльшій свѣтъ и повсюду разлилось несказанное благоуханіе. Господь нашъ Іисусъ Христосъ явился ему и сказалъ:

— «Ободрись, Витъ, мужайся, и будь твердъ; ибо Я всегда съ тобою».

Сказавъ эти слова, Господь сталъ невидимъ. Тотчасъ оковы /с. 357/ спали со святыхъ узниковъ, Вита и Модеста, и сдѣлались какъ бы прахомъ. Святые же встали и начали пѣть:

— «Благословенъ Господь Богъ Израилевъ, Иже посѣти и сотвори избавленіе людемъ Своимъ» (Лук. 1, 68).

Вмѣстѣ съ тѣмъ слышались и ангельскіе гласы, подпѣвавшіе имъ: стражи темничные, видя неизреченный свѣтъ и слыша гласы ангеловъ, преисполнились страха и ужаса и стали какъ мертвые. Потомъ, придя въ себя, поспѣшили къ царю со страхомъ и возвѣстили ему все, что видѣли и слышали. Царь же, считая все то за восхваленіе христіанъ, призвалъ къ себѣ устроителя общественныхъ зрѣлищъ и приказалъ ему утромъ приготовить мѣсто для зрѣлища, на которомъ хотѣлъ предать узниковъ звѣрямъ на съѣдѣніе. При семъ онъ сказалъ:

— «Посмотрю, возможетъ ли Христосъ избавить ихъ отъ рукъ моихъ?»

Утромъ слѣдующаго дня святые рабы Христовы были выведены на позорищное мѣсто. Святый Витъ укрѣплялъ блаженнаго Модеста, воспитателя своего:

— «Не страшись, отче, будь мужествененъ, не бойся оружія демонскаго, ибо приближается намъ вѣнецъ нашъ».

Народа же, приготовившагося смотрѣть на то зрѣлище было пять тысячъ человѣкъ, кромѣ женщинъ и дѣтей, которыхъ было безъ числа.

И сказалъ Діоклитіанъ святому Виту:

— «Витъ! Гдѣ ты сейчасъ находишься?»

Святый же, ничего не отвѣчая мучителю, возвелъ очи свои на небо.

Потомъ императоръ снова сказалъ ему:

— «Гдѣ нынѣ находишься ты, Витъ?»

Отвѣчалъ святый:

— «Я вижу себя на позорищномъ мѣстѣ; но дѣлай поскорѣе то, что намѣреваешься дѣлать».

Діоклитіанъ сказалъ ему:

— «Пожалѣй жизнь свою, Витъ, и принеси жертву великимъ богамъ».

Святый отвѣчалъ:

— «Да не будетъ тебѣ добра, діаволъ, волкъ хищный, соблазни/с. 358/тель душъ: я удивляюсь безумію твоему, ибо ты, видя силу Божію, не позналъ Бога и не стыдишься отвращать меня словами твоими отъ Бога моего. Но я уже не одинъ разъ сказалъ тебѣ, что не принесу жертвы богамъ твоимъ, — или лучше бѣсамъ; однако ты снова безъ стыда предлагаешь мнѣ свои нечестивые совѣты. Говорятъ собакѣ: — иди вонъ, — и, стыдясь, она уходитъ; но ты не знаешь стыда. Я имѣю Христа, Бога моего, Которому служилъ до сихъ поръ и Которому приношу жертву хвалы отъ сердца моего; для меня осталось только одно — чтобы я весь былъ для Него жертвою живой».

Тогда императоръ, придя въ великую ярость, вмѣсто того, чтобы выпустить на мучениковъ звѣрей, приказалъ тотчасъ же приготовить горящую пещь и большой котелъ и велѣлъ растопить въ немъ олово, сѣру и смолу; потомъ приказалъ ввергнуть въ тотъ котелъ кипящій и клокочущій одного Вита, сказавъ: — «Вотъ посмотримъ, — поможетъ ли ему Богъ его!» Святый же Витъ, осѣнивъ себя крестнымъ знаменіемъ, вошелъ въ самую середину котла, кипѣвшаго какъ море. И тотчасъ ангелъ Господень представшій святому, отнялъ силу у огня и охладилъ жаръ и кипѣніе котла; и стоялъ святый мученикъ какъ бы посреди купели, воспѣвая пѣснопѣнія Господу и говоря:

— «Ты, Боже, избавившій израильтянъ чрезъ Моисея и Аарона отъ тяжкаго рабства египетскаго, яви милость Свою и намъ, славы ради имени святаго Твоего».

Потомъ, посмотрѣвъ на царя, сказалъ:

— «Благодарю тебя, Діоклитіанъ, и слугъ твоихъ за то, что вы устроили для меня весьма удобную купель; надлежало бы здѣсь быть и мылу».

Весь же народъ, смотрѣвшій на все происходившее, громогласно восклицалъ:

— «Мы никогда не видѣли такого чуда! Воистинну истиненъ и великъ Богъ отрока сего!»

И вышелъ святый изъ котла, не имѣя никакого поврежденія на тѣлѣ своемъ; наоборотъ, тѣло его, чистое какъ снѣгъ, стало еще бѣлѣе; и воспѣвалъ онъ, говоря:

— «Искусилъ мя еси, Господи, какъ золото огнемъ, испыталъ меня и не обрѣтеся во мнѣ неправда» (Псал. 16, 3).

/с. 359/ Потомъ началъ укорять царя въ такихъ словахъ:

— «Постыдись, діаволъ, со отцемъ твоимъ сатаною, видя, сколь великую силу являетъ Господь мой на мнѣ, рабѣ Своемъ!»

Царь же, преисполнившись еще бóльшей ярости, приказалъ привести страшнаго, большого и лютаго льва, одного рева котораго люди не могли выносить. И сказалъ царь святому:

— «Неужели и сего побѣдятъ волшебства твои?»

Мученикъ же отвѣчалъ:

— «Безумный и несмысленный! Неужелитыне уразумѣлъ силы Христа, пребывающаго со мною, ангелъ Котораго вскорѣ возьметъ меня изъ твоихъ мучительскихъ рукъ?»

Когда левъ направился къ святому, Витъ осѣнилъ себя знаменіемъ креста, и тотчасъ левъ упалъ къ ногамъ его и началъ лизать его ступни. И сказалъ святый Вить императору:

— «Вотъ даже звѣрь воздаетъ честь Богу моему, а ты не хочешь познать Творца своего: но если бы хотя сейчасъ ты увѣровалъ въ Него, то получилъ бы спасеніе».

Императоръ отвѣчалъ:

— «Вѣруй въ Него ты и родъ твой».

Святый же, улыбнувшись, сказалъ:

— «Ты правильно сказалъ, ибо я, и весь родъ мой, возрожденный банею святаго крещенія, надѣемся получить вѣнецъ жизни въ Царствѣ Бога нашего».

Въ это время увѣровало во Христа много народа, около тысячи мужей. Царь же сказалъ мученику:

— «Почему это, Витъ, ни огонь, ни звѣри не приносятъ тебѣ никакого вреда? Какимъ волшебствомъ ты ихъ укрощаешь и приводишь народъ въ удивленіе, такъ что многіе вѣруютъ твоимъ волхвованіямъ?»

Мученикъ отвѣчалъ:

— «Я не укрощаю ни огня, ни звѣря никакими волхвованіями; но все это дѣлаетъ сила Христа, Бога моего; огонь и звѣрь, какъ созданія Божіи, повинуются волѣ Создателя своего, а не мнѣ, и почитаютъ Творца своего, тебѣ же причиняютъ великій стыдъ: ибо огонь, будучи бездушною тварью, и звѣрь, будучи безсловеснымъ созданіемъ, знаютъ создавшаго ихъ Бога; ты же, имѣющій разумную душу, не хочешь познать Бога, такъ что оказываешься худшимъ безсловесной и бездушной твари».

Тогда императоръ приказалъ повѣсить на мучилищномъ деревѣ /с. 360/ святыхъ мучениковъ Вита и Модеста, вмѣстѣ съ ними также и святую Крискентію, воспитательницу Витову, которая, придя къ тому мѣсту, исповѣдала себя христіанкою, царя же обличила за его нечестіе и мученія святыхъ; потомъ мучитель приказалъ строгать обнаженныя тѣла святыхъ желѣзными орудіями. Приэтомъ святый Витъ сказалъ царю:

— «Ты показываешь силу твою немощною и достойною смѣха, когда мучаешь женщину».

И мучимы были святые безъ милосердія съ жестокостію, такъ что отъ строганія плоть ихъ отдѣлялась, кости обнажались и видны были внутренности. И возопилъ святый Витъ Господу:

— «Боже, спаси насъ и силою Твоею избави насъ».

И тотчасъ земля потряслась, начались громы и молніи; идольскія капища упали; приэтомъ погибли многіе невѣрные изъ числа народа, бывшаго тамъ: одни были задавлены упавшими зданіями, другіе были поражены громомъ и молніею: самъ царь, исполнившись страха, бѣжалъ съ позорищнаго мѣста, ударяя себя по лицу и взывая:

— «Горе мнѣ, ибо я побѣжденъ такимъ юнымъ отрокомъ!»

Ангелъ же Господень, освободивъ святыхъ мучениковъ отъ мучилищнаго дерева, перенесъ ихъ въ Луканію къ рѣкѣ, называвшейся Силаръ, и посадилъ ихъ тамъ подъ деревомъ, подъ которымъ они прежде остановились, когда пришли изъ Сициліи.

Въ то время когда святые находились подъ деревомъ тѣмъ, къ нимъ собрались многіе христіане, проживавшіе тамъ. Потомъ святый Витъ помолился къ Богу, сказавъ:

— «Господи, Іисусе Христе, Сынъ Бога Живаго! Прими съ миромъ души наши къ Себѣ; тѣхъ же, которые пожелаютъ почтить во славу Твою память страданія нашего, — тѣхъ сохрани отъ всякихъ золъ міра сего и приведи ихъ безпрепятственно въ небесное Царствіе Твое».

Когда святый молился такъ, былъ слышанъ съ неба голосъ, говорившій:

— «Услышана молитва Твоя!»

Потомъ святый сказалъ, обратившись къ стоявшимъ близъ него христіанамъ:

— «Братіе, похороните здѣсь тѣла наши; мы же, послѣ исхода нашего, будемъ молиться за васъ ко Господу, дабы вы получили /с. 361/ для спасенія своего все, что попросите, и дабы Христосъ избавилъ васъ отъ вражды демонской».

Послѣ сихъ словъ святые мученики предали одновременно съ радостію души свои въ руки Божіи [10]. Вѣрные же взяли ихъ честныя тѣла, обвили плащаницами съ ароматами и похоронили съ честію на томъ самомъ мѣстѣ (мѣсто же то называется Маріане). Пострадалъ святый Витъ вмѣстѣ со святымъ Модестомъ и Крискентіею въ пятнадцатый день мѣсяца іюня, въ царствованіе въ Римѣ Діоклитіана, среди насъ же, христіанъ, въ царствованіе Господа нашего Іисуса Христа, Которому возсылается честь и слава вѣчно. Аминь.

Примѣчанія:
[1] Императоръ Діоклитіанъ царствовалъ съ 284 г. по 305 г.
[2] Зевсъ или Дій — верховный богъ древне-греческой религіи.
[3] Геркулесъ или Гераклъ — національный древне-греческій герой. Геркулесу усвоялась большая физическая сила.
[4] Юнона считалась у древнихъ грековъ и римлянъ богинею-покровительницею семейной жизни.
[5] Минерва или Аѳина — богиня мудрости.
[6] Веста или Гестія — богиня-покровительница семейнаго очага и жертвеннаго огня.
[7] Аполлонъ съ греч. — губитель; у древнихъ грековъ считался охранителемъ свѣтлыхъ силъ и побѣдителемъ темныхъ.
[8] Товитъ — благочестивый израильтянинъ, бывшій со своимъ семействомъ въ плѣну, въ Ниневіи, при царѣ ассирійскомъ Сеннахеримѣ. Исторію исцѣленія его отъ слѣпоты можно читать въ библейекой книгѣ его имени.
[9] Илія — славнѣйшій изъ ветхозавѣтныхъ пророковъ, грозный обличитель нечестія и идолопоклонства во времена нечестиваго царя израильскаго Ахава и его жены Іезавели. За свою ревность о славѣ имени Божія, Илія былъ взятъ живымъ на небо (4 Цар. 2, 1-15). Исторія его жизни и дѣятельности изложена въ концѣ 3-ей и нач. 4-ой кн. Царствъ. — Память его празднуется св. Церковію 20-го іюля.
[10] Кончина святыхъ мучениковъ послѣдовала ок. 303 г. Мощи святаго мученика Вита одно время находились въ Парижѣ (въ Сенъ-Дени), потомъ были перенесены въ Корвей, въ Вестфаліи; нынѣ показываются въ Прагѣ.

Источникъ: Житія святыхъ, на русскомъ языкѣ изложенныя по руководству Четьихъ-миней св. Димитрія Ростовскаго съ дополненіями, объяснительными примѣчаніями и изображеніями святыхъ. Книга десятая: Мѣсяцъ Іюнь. — Изданіе второе. — М.: Синодальная Типографія, 1913. — С. 341-361.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.