Церковный календарь
Новости


2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 14-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 13-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 12-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 11-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 10-я (1904)
2017-12-13 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 9-я (1904)
2017-12-13 / russportal
Прав. Іоаннъ Кронштадтскій. Слово въ день св. ап. Андрея Первозваннаго (1908)
2017-12-13 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 14-15. (1/14-15/28 октября) 1922 года
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 8-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 7-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 6-я (1904)
2017-12-12 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 5-я (1904)
2017-12-12 / russportal
Указъ Архіер. Сѵнода РПЦЗ отъ 30 авг. 1938 г. о порядкѣ произнесенія поминовеній
2017-12-12 / russportal
"Церковныя Вѣдомости" № 12-13. (1/14-15/28 сентября) 1922 года
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 4-я (1904)
2017-12-11 / russportal
П. Н. Красновъ. Повѣсть "Въ манчжурской глуши". Глава 3-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 14 декабря 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 20.
Церковная письменность

ЖИЗНЬ И СТРАДАНІЯ СВЯТОЙ ВЕЛИКОМУЧЕНИЦЫ ВАРВАРЫ.

Тропа́рь святы́я, гла́съ 8:

Варва́ру святу́ю почти́мъ: вра́жія бо сѣ́ти сокруши́, и я́ко пти́ца, изба́вися отъ ни́хъ по́мощію и ору́жіемъ Креста́, всечестна́я.

Конда́къ святы́я, гла́съ 4:

Въ Тро́ицѣ благоче́стно пѣва́емому, послѣ́довавши Бо́гу, страстоте́рпице, и́дольская притупи́ла еси́ чти́лища; посредѣ́ же по́двига страда́льчествующи, Варва́ро, мучи́телей преще́нія не устраши́лася еси́, мужему́дренная, велегла́сно пою́щи при́сно: Тро́ицу чту́, еди́но Божество́.

Въ концѣ 3-го и началѣ 4-го вѣка по Р. Х. христіанство значительно уже распространилось въ предѣлахъ обширной Римской имперіи. Но вмѣстѣ съ тѣмъ это было и самое тяжелое для христіанъ время: отжившее свое время язычество воздвигнуло противъ нихъ самое жестокое, хотя и послѣднее (десятое), гоненіе. Къ этому-то времени относятся жизнь и страданія св. великомученицы Варвары.

Св. Варвара родилась въ концѣ 3-го в. по Р. Х. Отецъ ея — Діоскоръ, родомъ Грекъ, человѣкъ богатый и знатный, проживалъ въ мало-азіатскомъ городѣ — Иліополѣ. Мать св. Варвары умерла вскорѣ послѣ рожденія дочери, и овдовѣвшій Діоскоръ въ единственномъ своемъ ребенкѣ находилъ для себя и единственное утѣшеніе: онъ горячо любилъ свою дочь и оберегалъ ее, какъ зеницу ока. По мѣрѣ того, какъ св. Варвара приходила въ возрастъ, она все болѣе и болѣе поражала всѣхъ своей необычайной красотой; и дѣйствительно, равной ей по красотѣ не было въ той странѣ. Гордый и высокомѣрный Діоскоръ, не желая, чтобы всѣ, даже /с. 96/ простые и худородные, любовались красотою его дочери, построилъ для нея на довольно обширномъ и высокомъ фундаментѣ великолѣпныя палаты, куда и помѣстилъ св. Варвару, окруживъ ее лишь довѣренными наставницами и рабынями. Въ этихъ-то уединенныхъ чертогахъ, въ которыхъ св. Варвара, по волѣ отца, пребывала безвыходно, она находила единственную для себя отраду въ созерцаніи красотъ природы. И часто, восхищаясь солнечнымъ сіяніемъ, луннымъ блескомъ, звѣзднымъ небомъ, роскошными полями и садами изъ оконъ своихъ чертоговъ, она спрашивала окружавшихъ ее, кто сотворилъ это? чья рука создала всю эту неизреченную красоту?...

— «Все это создали боги», — отвѣчали ей всякій разъ наставницы.

— «Какіе же это боги?» — спрашивала св. Варвара.

— «Да тѣ, которыхъ почитаетъ и которымъ покланяется твой отецъ, которыхъ онъ помѣстилъ въ своихъ палатахъ и которые сдѣланы изъ золота, серебра, камня и дерева», — отвѣчали мудрые наставницы и прислужницы.

Подобнаго рода рѣчи заронили сомнѣнія въ чистую и неиспорченную душу св. Варвары. Возможно ли, разсуждала она сама съ собою наединѣ, чтобы боги, которыхъ почитаетъ мой отецъ, были творцами вселенной и всѣхъ ея красотъ? вѣдь они не могутъ ни двигаться, ни дѣйствовать; да и сами они — дѣло рукъ человѣческихъ: золотые и серебряные сдѣланы золотыхъ дѣлъ мастерами (или просто — литейщиками), каменные — камнетесами, деревянные — рѣзчиками. Такъ разсуждала св. Варвара, и все болѣе и болѣе душа ея жаждала постичь истиннаго виновника всего существующаго, всего видимаго ею на каждомъ шагу благолѣпія. И вотъ однажды, когда юная Варвара восхищалась красотами природы и вмѣстѣ съ тѣмъ силилась постигнуть своею мыслью виновника оныхъ, въ сердцѣ ея внезапно возсіялъ божественный свѣтъ благодати: она поняла, что одинъ только можетъ быть истинный Богъ, что Онъ не можетъ быть дѣломъ рукъ человѣческихъ и что, напротивъ, Онъ самъ все созидаетъ, все устрояетъ, все оживляетъ и о всѣхъ промышляетъ. Съ тѣхъ поръ пламенное желаніе познать этого единаго истиннаго Бога, охватившее всю душу св. Варвары, не давало ей покоя ни днемъ, ни ночью; вмѣстѣ съ тѣмъ все бо/с. 97/лѣе и болѣе мысли ея отрѣшались отъ всего земного и возносились къ небесному. Но пока, находясь въ строгомъ затворѣ, св. Варвара не могла встрѣтить учителя, который бы просвѣтилъ ее свѣтомъ истинной вѣры.

Между тѣмъ св. Варвара пришла въ совершенный возрастъ, и многіе богатые и знатные женихи стали свататься къ ней, слыша объ ея необычайной красотѣ. Самолюбивому Діоскору это весьма льстило, и онъ, наконецъ, заговорилъ съ дочерью о бракѣ, совѣтуя ей выйти замужъ за любого изъ сватавшихся жениховъ; но св. Варвара не хотѣла даже и слушать о бракѣ. Отецъ, однако, продолжать настаивать на своемъ и усиленно упрашивалъ горячо любимую имъ дочь и единственную наслѣдницу его несмѣтныхъ богатствъ не упорствовать.

— «Отецъ мой родной!» сказала, наконецъ, рѣшительно св. Варвара Діоскору: «если ты станешь меня еще долѣе понуждать выйти замужъ, то поступишь не такъ, какъ это подобаетъ отцу, ибо въ такомъ случаѣ, запомни слово мое, я наложу на себя руки, и ты лишишься, по своей же винѣ, единственнаго своего дидяти».

Ужаснулся Діоскоръ, услышавъ столь рѣшительный и грозный отвѣтъ, и, оставивъ до поры до времени дочь въ покоѣ, сталъ придумывать, какими бы средствами склонить ее къ браку. Онъ очень хорошо понималъ, что насиліе не поведетъ ни къ чему доброму и что благоразумнѣе будетъ дѣйствовать на дочь путемъ убѣжденія и ласки. И вотъ Діоскоръ порѣшилъ отправиться, будто бы по какимъ-то важнымъ дѣламъ, въ далекое путешествіе, думая, что дочь станетъ тужить по немъ и по возвращеніи его сдѣлается уступчивѣе. Уѣзжая Діоскоръ приказалъ между прочимъ своимъ домостроителямъ выстроить въ саду около купальни великолѣпную баню, красивой архитектуры, съ двумя окнами, обращенными къ полудню; наставницамъ же св. Варвары приказалъ предоставить дочери полную свободу въ дѣйствіяхъ въ надеждѣ, что дочь его, выходя изъ своего уединенія и встрѣчаясь съ разными людьми, а пожалуй, и съ обрученными дѣвицами, разговаривая съ ними, мало-по-малу станетъ терять предубѣжденіе къ браку и сама пожелаетъ вступить въ оный. Но ожиданіямъ Діоскора не суждено было осуществиться на дѣлѣ.

/с. 98/ Св. Варвара съ радостію воспользовалась предоставленной ей свободой, стала часто выходить изъ своихъ роскошныхъ, но крайне уже наскучившихъ ей палатъ и въ скоромъ времени познакомилась и подружилась со многими изъ иліопольскихъ дѣвицъ. А въ Иліополѣ, замѣтимъ, въ то время многіе уже исповѣдывали христіанскую вѣру (хотя ихъ за это жестоко преслѣдовали язычники), и Промыслъ Божій устроилъ такъ, что св. Варвара сошлась и подружилась исключительно только съ дѣвицами-христіанками. Отъ нихъ-то св. Варвара въ первый разъ услыхала объ имени Христа Спасителя, объ Его воплощеніи отъ Пресвятой Дѣвы, Его вольной страсти, воскресеніи и вознесеніи на небо, о вѣчныхъ мученіяхъ язычниковъ въ аду и о вѣчномъ блаженствѣ христіанъ въ раю... Возрадовалась св. Варвара духомъ и, горя любовью къ истинному Богу, пожелала во чтобы то ни стало и въ возможно непродолжительномъ времени креститься. Желаніе ея вскорѣ исполнилось. Въ Иліополь пріѣхалъ, въ то время изъ Александріи христіанскій пресвитеръ (священникъ), подъ видомъ купца. Св. Варвара, узнавши объ этомъ отъ своихъ подругъ-христіанокъ, пригласила прибывшаго пресвитера къ себѣ и приняла отъ него св. Крещеніе, будучи предварительно имъ-же утверждена въ истинахъ св. вѣры Христовой. Съ тѣхъ поръ св. Варвара дни и ночи стала проводить въ молитвѣ и постѣ и дала обѣтъ сохранить дѣвство до конца своей жизни, пребывая вѣчно невѣстою одного лишь небеснаго Жениха — Христа Спасителя.

Между тѣмъ, согласно приказанію Діоскора строилась въ саду баня. Св. Варвара, прогуливаясь какъ-то однажды по саду, полюбопытствовала взглянуть на новую постройку и замѣтила на полуденной стѣнѣ бани два окна. Узнавши, что это сдѣлано по приказанію ея отца, св. Варвара стала просить рабочихъ сдѣлать въ стѣнѣ три окна (во образъ Св. Троицы), говоря, что такъ будетъ красивѣе, да и баня станетъ свѣтлѣе. Рабочіе долго не соглашались исполнить просьбу св. Варвары, боясь гнѣва Діоскора; но когда она заявила имъ, что беретъ всю отвѣтственность на себя, рабочіе сдѣлали въ стѣнѣ и третье окно. Возлѣ строющейся бани находилась, какъ сказано выше, купальня, которая была обнесена мраморной оградой; на восточной сторонѣ этой-то ограды св. Вар/с. 99/вара начертала перстомъ своимъ св. Крестъ, и онъ вышелъ, какъ бы высѣченный желѣзомъ. Тутъ-же и тогда-же на каменной плитѣ отпечаталась стопа св. Варвары, и изъ этой стопы потекла студеная вода, исцѣлившая впослѣдствіи многихъ, приходившихъ сюда съ вѣрою. Полюбопытствовала св. Варвара взглянуть и на палаты своего отца. Войдя внутрь оныхъ и увидѣвши, что идольскія изображенія поставлены ея отцомъ на самомъ почетномъ и видномъ мѣстѣ, св. Варвара глубоко вздохнула, при мысли о погибели всѣхъ служащихъ идоламъ, и, плюнувъ подъ вліяніемъ омерзенія въ лица идольскія, сказала: «пусть уподобятся вамъ всѣ тѣ, которые поклоняются вамъ и ожидаютъ отъ васъ, бездушныхъ, помощи и спасенія!»

Но вотъ возвращается изъ дальнихъ странствій Діоскоръ. Осмотрѣвъ окончательно уже отдѣланную баню, онъ сильно разгнѣвался на рабочихъ за то, что они поступили вопреки его повелѣнію и сдѣлали въ стѣнѣ не два, а три окна; но тѣ, въ оправданіе свое, доложили домохозяину, что поступили такъ по волѣ его дочери, Варвары.

— «Зачѣмъ ты велѣла устроить три окна?» — спросилъ свою дочь разгнѣванный Діоскоръ.

— «Ты приказалъ, — отвѣтила съ полнымъ спокойствіемъ св. Варвара, — устроить два окна и, думаю, что ты сдѣлалъ въ честь солнца и луны, которымъ воздаешь божеское поклоненіе; я же приказала устроить три окна во имя Св. Троицы, просвѣщающей истиннымъ свѣтомъ всякаго человѣка, грядущаго въ міръ».

Слова эти сильно смутили Діоскора. Отведя дочь въ сторону, къ каменной оградѣ, онъ сталъ ее наединѣ распрашивать о томъ, что означаютъ только что сказанныя ею слова, непонятныя, конечно, для него, какъ грубого язычника. Тогда св. Варвара стала подробно раскрывать предъ отцомъ истины Христовой вѣры и въ заключеніе, указавъ на начертанный ею крестъ, сказала: «а вотъ это знаменіе Сына Божія, прогоняющее всякую бѣсовскую силу».

Діоскоръ понялъ теперь ясно, что дочь его въ его отсутствіе сдѣлалась послѣдовательницей вѣры въ Распятаго, т. е. той вѣры, заклятымъ гонителемъ которой былъ онъ самъ. Ужаснулся закоренѣлый язычникъ и пришелъ въ неописанную ярость: моментально /с. 100/ изчезла его безпредѣльная любовь къ дочери, и онъ съ обнаженнымъ мечемъ кинулся на св. Варвару, желая умертвить ее. Но св. Варвара успѣла во время избѣгнуть смертоноснаго удара и искала спасенія въ бѣгствѣ. Жестокій отецъ преслѣдовалъ ее настойчиво; но Господь, къ которому св. Варвара мысленно обратилась съ мольбою о помощи, скрылъ ее на глазахъ настигавшаго ее отца въ горахъ, которыя мгновенно раступились передъ св. Варварою, принявъ ее подъ свою защиту. Долго блуждалъ Діоскоръ по горнимъ крутизнамъ, разыскивая дочь; наконецъ зимѣтивъ двухъ пастуховъ, пасшихъ на горахъ свои стада, онъ подошелъ къ нимъ и спросилъ, не видали ли они случайно убѣгавшей его дочери. Оба пастуха знали, куда скрылась св. Варвара; но одинъ изъ нихъ, сжалившись надъ преслѣдуемой, отвѣтилъ, что не видалъ; другой же, желая угодить Діоскору, а можетъ быть и надѣясь получить отъ него награду, молча указалъ пальцемъ на ту пещеру, въ которой думала найти себѣ убѣжище св. Варвара, но въ тотъ же моментъ его постигла казнь Божія: самъ онъ превратился въ каменный столпъ, а его овцы — въ саранчу. Между тѣмъ жестокій отецъ, найдя въ указанной ему пещерѣ свою дочь, яростно бросилъ ее на землю, топталъ ногами, немилосердно билъ и, наконецъ, схвативъ за волосы, потащилъ домой.

Заключивъ св. Варвару въ узкую и мрачную темницу, приставивъ стражу къ запечатаннымъ дверямъ, Діоскоръ сталъ морить дочь голодомъ и томить жаждою, надѣясь этими мѣрами принудить ее къ отреченію отъ христіанской вѣры и обратить вновь къ язычеству, но напрасно... Тогда жестокосердый отецъ отправляется къ правителю этой области, Мартіану, и, передавши въ его руки дочь, разсказываетъ ему о всемъ случившемся и молитъ Мартіана угрозами и пытками заставить св. Варвару отказаться отъ вѣры въ Распятаго и поклониться богамъ языческимъ. «Я же, — прибавилъ въ концѣ концовъ Діоскоръ, — не признаю ее болѣе своею дочерью и я ей болѣе не отецъ, ибо она отвергла моихъ боговъ; и если она не обратится и не поклонится имъ, то ты, державный правитель, предай ее мученіямъ, какія тебѣ только заблагоразсудятся.

Пораженный необычайной красотою юной Варвары правитель /с. 101/ сначала ласково убѣждалъ ее не противиться волѣ отца, послѣ котораго она получитъ въ наслѣдство его несмѣтныя богатства, и поклониться идоламъ. Но св. Варвара, давно уже отвергшая всю суету земную, краснорѣчиво изобличила все ничтожество идоловъ, исповѣдуя въ то же время и прославляя безстрашно предъ правителемъ Христа Спасителя. Долго еще убѣждалъ ее правитель не безчестить своего рода (грубой язычникъ исповѣданье истинной вѣры считалъ безчестіемъ: вотъ до чего доходилъ фанатизмъ язычниковъ!), не губить своей красоты и юности, но ничто не дѣйствовало: св. Варвара оставалась непоколебимою. Тогда Мартіанъ обратился къ ней въ послѣдній разъ съ словами убѣжденія и сказалъ:

— «Будь же сострадательна по крайней мѣрѣ сама къ себѣ, о дѣва прекрасная, и съ должнымъ усердіемъ принеси вмѣстѣ съ нами жертву нашимъ богамъ! Развѣ ты не замѣчаешь того, что я хочу тебя помиловать и пощадить, не желая подвергать столь дивную красоту страшнымъ истязаніямъ? Однако знай, что если ты насъ не послушаешь и пребудешь непокорною, то принудишь меня подвергнуть тебя лютымъ мученіямъ».

— «Я приношу, — отвѣтила св. Варвара, — жертву хваленія предъ лицомъ Бога моего и сама желаю быть принесенной Ему въ жертву, ибо одинъ только есть истинный Богъ, Который создалъ небо и землю и все, что вмѣщаютъ онѣ; твои же боги ничтожны, ничего они не создали, да и сами то — дѣло рукъ человѣческихъ. Объ этомъ говоритъ и пророкъ Божій: «идолы язычниковъ — серебро и золото, дѣло рукъ человѣческихъ, и всѣ боги язычниковъ — бѣсы». Признавая эти слова сущею правдою, я вѣрую во единаго Бога — Создателя всяческихъ, а о вашихъ богахъ я исповѣдую только то, что суетны они и суетна ваша надежда на нихъ».

Разгнѣвался правитель, услыхавъ слова обличенія изъ устъ Святой. Немедленно же приказалъ онъ бичевать ремнями обнаженную Варвару на виду y безчисленнаго множества зрителей и, когда земля обагрилась кровью, палачи, по приказанію Мартіана, стали растирать и растравлять раны власянымъ рубищемъ и острыми черепками, дабы еще болѣе усиливать страданія. Наконецъ, истерзанную, измученную, но не проронившую ни единаго стона и съ /с. 102/ прежнею твердостью исповѣдывавшую Христа-Спасителя св. мученицу ввергли въ мрачную темницу, а правитель между тѣмъ сталъ придумывать для нея еще болѣе лютыя пытки.

Очутившись въ темничномъ заключеніи, св. Варвара не переставала горячо молить своего возлюбленнаго и нетлѣннаго Жениха — Христа Спасителя о томъ, дабы онъ не оставлялъ ее во время столь жестокихъ истязаній и подкрѣпилъ ея слабыя силы. И вотъ въ полночь св. Мученицу облисталъ свѣтъ необычайный; страхъ, а вмѣстѣ съ тѣмъ и радость, ощутила въ сердцѣ своемъ св. Варвара при видѣ Царя Славы, явившагося къ ней во всей Своей неизреченной лѣпотѣ, чтобы укрѣпить св. страдалицу.

«Дерзай, возлюбленная Моя невѣста, — сказалъ св. Варварѣ Христосъ Спаситель, — и не бойся! Видя твой подвигъ, Я не престану охранять тебя и, облегчая твои страданія, уготовлю тебѣ воздаяніе вѣчное въ чертогѣ Моемъ небесномъ; потерпи до конца, ибо вскорѣ уже будешь наслаждаться вѣчнымъ блаженствомъ въ Царствѣ Моемъ».

Сказавши это, Христосъ Спаситель удалился, св. же Варвара воспрянула, почувствовавъ себя совершенно исцѣленною отъ ранъ, и горячо возблагодарила Бога за то, что Онъ не оставилъ рабы Своей, претерпѣвающей мученія ради Его имени.

Въ томъ же городѣ Иліополѣ проживала тогда нѣкая благочестивая жена, по имени Юліанія. Она была свидѣтелемъ всѣхъ мученій св. Варвары, и ее сильно поражало то, что Варвара обрекала себя на столь страшныя истaзанія, хотя была дочерью богатаго отца и хотя ее ожидала во всѣхъ отношеніяхъ самая блестящая будущность. Но Юліанія была еще болѣе поражена, приблизившись на разсвѣтѣ къ темничному окну и увидѣвши сквозь оное, что св. Варвара исцѣлена отъ ранъ и сіяетъ какой-то не земной радостью, не земной красотой. Вся суетность языческой религіи представилась въ этотъ моментъ Юліаніи во всей своей наготѣ, и она воспламенилась желаніемъ претерпѣть вмѣстѣ съ св. Варварой мученическую кончину за имя Того, Котораго исповѣдывала св. Варвара единымъ истиннымъ Богомъ и Котораго такимъ-же, по какому то внутреннему голосу, признала теперь и Юліанія. И вотъ, когда къ темничному заключенію подошли па/с. 103/лачи и вывели оттуда св. Варвару, дабы вновь предстать съ нею предъ судилище Мартіана, за нею въ близкомъ разстояніи послѣдовала и Юліанія.

Мартіанъ былъ необычайно пораженъ, увидавши предъ собою св. Варвару цѣлу и невредиму и еще болѣе прежняго сіяющую своею юностью и чудною красотою.

— «Видишь-ли, — воскликнулъ недоумѣвающій, но хитрый правитель, — какъ заботятся о тебѣ наши боги! вчера твое тѣло было истерзано, и ты изнемогала отъ ранъ, а нынѣ они тебя совершенно исцѣлили: будь же благодарна въ отношеніи къ нимъ и, поклонившись, принеси имъ жертву».

— «Ты говоришь, — отвѣтила съ улыбкой на лицѣ св. Варвара, — что меня исцѣлили твои боги, которые и нѣмы, и глухи, и не обладаютъ никакимъ чувствомъ; какъ же меня могли исцѣлить тѣ, которые не могутъ дать слѣпымъ прозрѣнія, глухимъ слуха, нѣмымъ дара слова, хромымъ способности хожденія, которые не въ состояніи ни воскресить мертвыхъ, ни исцѣлить больныхъ? Нѣтъ! Меня исцѣлилъ Іисусъ Христосъ, Господь и Богъ мой, Который исцѣляетъ всякаго рода болѣзни и Который даетъ мертвымъ воскресеніе и жизнь вѣчную; Ему я приношу благодареніе за исцѣленіе и покланяюсь, Ему я приношу и себя въ жертву; но, конечно, ты своими нечестивыми очами и помраченнымъ умомъ не можешь, да и недостоинъ видѣть Его».

Слова эти сильно озлобили Мартіана, и онъ снова приказалъ подвергнуть пыткѣ св. Варвару. Ее на этотъ разъ повѣсили на дерево, рвали тѣло желѣзными крючьями, били тяжелымъ молотомъ по головѣ и поджигали ребра зажженными свѣчами. Глядя на столь жестокое мученіе и столь страшныя страданія св. Варвары, Юліанія, проливая горючія слезы, стала громко укорять жестокаго мучителя и хулить языческихъ боговъ. Ее немедленно схватили и привели предъ судилище Мартіана. Юліанія безстрашно заявила, что и она вѣруетъ во Христа Спасителя. Тогда и ее подвергли жестокимъ истязаніямъ: Юліанію повѣсили на дерево, рядомъ съ св. Варварой, и начали строгать тѣло желѣзными гребнями. Видя страданія Юліаніи, св. Варвара, терзаемая палачами, горячо молилась, прося Всевышняго укрѣпить ослабѣвающія силы ихъ обѣихъ и не /с. 104/ оставлять ихъ до конца мучительныхъ страданій. Молитва ея была услышана: Господь не оставилъ святыхъ Мученицъ и не смотря на то, что ихъ долго еще терзали, а затѣмъ для большаго позора и униженія обнаженныхъ влачили по городу, тѣмъ не менѣе все это св. Варвара и св. Юліанія переносили съ необычайнымъ терпѣніемъ, не переставая въ то же время прославлять во всеуслышаніе имени Христа Спасителя. Тогда Мартіанъ, видя, что ничто не отвратитъ св. Мученицъ отъ вѣры въ Распятаго, присудилъ обѣихъ къ смертной казни черезъ усѣченіе мечемъ.

Діоскоръ былъ свидѣтелемъ всѣхъ мученій и страданій, которыя претерпѣвала св. Варвара; но сердце этого безчеловѣчнаго отца и грубого язычника не смягчилось; напротивъ, онъ все болѣе и болѣе ожесточался противъ своей дочери и, когда услыхалъ приговоръ Мартіана, немедленно же заявилъ, что самъ будетъ палачемъ своей дочери. Мѣсто для казни назначено было на горѣ, находившейся вблизи города. Туда повелъ жестокосердый отецъ свою дочь Варвару, схвативъ ее одною рукою за волосы, а въ другой держа обнаженный мечь; Юліанію же повелъ на мѣсто казни простой воинъ.

«Безначальный Боже!» такъ начала свою предсмертную молитву св. Варвара: «Ты, Который простеръ небо въ видѣ покрова и основалъ землю на водахъ, Который взираешь равно на праведныхъ и виновныхъ, услыши нынѣ молящуюся Тебѣ рабу Твою. Услыши, о Царь мой, и ниспосли благодать Твою всякому человѣку, который будетъ воспоминать про меня и мои страданія въ своихъ молитвахъ, да не приблизится къ нему болѣзнь внезапная и смерть нечаянная да не исхититъ его, ибо Ты знаешь, Господи, что мы — плоть и кровь и дѣло рукъ Твоихъ».

Такъ молилась св. Варвара и когда уста ея произносили послѣднія слова молитвы, послышался голосъ съ неба, призывающій св. Варвару и св. Юліанію въ горнія селенія и обѣщающій первой исполненіе просимаго ею. Тогда сердца свв. Мученицъ преисполнились радости и теперь единственнымъ желаніемъ ихъ было возможно скорѣе освободить свой духъ отъ узъ тѣла и переселиться туда, куда звалъ ихъ голосъ свыше.

Достигнувши мѣста казни св. Варвара сама склонила голову /с. 105/ подъ ударъ меча и была обезглавлена рукою нечестиваго отца, а св. Юліанію обезглавилъ воинъ. Почти въ тотъ же моментъ разразилась страшная гроза и ударомъ грома убило обоихъ мучителей: Діоскора, когда онъ сходилъ съ горы, а Мартіана — дома. И такъ, св. Варвара и св. Юліанія запечатлѣли свою вѣру во Христа мученическою кончиною, и души ихъ приняты были въ небесныя селенія для вѣчнаго блаженства; мучители же получили должное отъ Господа воздаяніе и обрекли души свои на вѣчныя мученія въ аду.

Честныя мощи святыхъ Мученицъ были перенесены въ городъ и съ подобающею честью преданы погребенію нѣкіимъ благочестивымъ Иліопольскимъ гражданиномъ — Галентіаномъ, который воздвигъ впослѣдствіи на мѣстѣ погребенія святыхъ Мученицъ и церковь въ честь ихъ.



Въ настоящее время мощи св. великомученицы Варвары находятся въ Кіевѣ въ Златоверхо-Михайловскомъ соборѣ и подаютъ всякаго рода исцѣленія всѣмъ, съ вѣрою къ нимъ притекающимъ. Перенесены же были онѣ туда по слѣдующему случаю. Великій князь Кіевскій, Михаилъ-Святополкъ II-й, правнукъ Владиміра Святого, крестившаго Русь, былъ женатъ въ первый разъ на дочери Византійскаго императора Алексѣя Комнена — Варварѣ, которая, отправляясь къ намъ на Русь, взяла съ собою и мощи св. Варвары (въ концѣ XI-го в.). Когда же въ 1108 г. былъ воздвигнутъ княземъ Святополкомъ II-мъ Свято-Михайловскій соборъ, положены были въ ономъ и мощи св. Варвары. Во время разгрома Кіева татарами (въ 1240 г. подъ начальствомъ Батыя), мощи св. Варвары были сокрыты въ землю подъ ступенями столба, ведущаго на верхъ собора, а затѣмъ вновь изъяты и поставлены для всеобщаго чествованія на прежнемъ мѣстѣ.

Есть много фактовъ, свидѣтельствующихъ о томъ, что даже именитые иновѣрцы, признавая мощи св. Варвары въ Кіевѣ истинными, а не подложными, приходили туда на поклоненіе или ища себѣ у раки Святой исцѣленія. Такъ, въ 1644 г. въ Кіевъ на поклоненіе мощамъ св. Варвары прибылъ сенаторъ польскаго королевства — канцлеръ Георгій Осолинскій, засвидѣтельствовавши предъ /с. 106/ многими вѣру свою въ то, что если кто вручаетъ себя заступничеству св. Варвары, тотъ не умретъ безъ покаянія и пріобщенія св. Таинъ. — Въ 1680 г., когда Кіевъ взятъ былъ великимъ гетманомъ Литовскимъ — Янушемъ Радивилломъ, послѣднему, въ виду его усиленной просьбы, даны были двѣ частицы отъ мощей св. Варвары. Одну изъ этихъ частицъ князь далъ своей супругѣ, Маріи, дочери Молдаво-Валахскаго господаря (эта частица въ настоящее время находится въ монастырской церкви св. Николая въ Батуринѣ); другую же послалъ Виленскому латинскому епископу, Георгію Тишкевичу по его усиленной просьбѣ. Епископъ принялъ св. мощи съ великою радостью и хранилъ оныя въ евеновомъ ковчежцѣ въ своихъ палатахъ съ великимъ благоговѣніемъ. Вскорѣ послѣ этого епископскія палаты сгорѣли до тла, но ковчежецъ со св. мощами уцѣлѣлъ: тогда и сомнѣвающіеся увѣровали въ подлинность св. мощей.

Въ 1686 г. Кіевъ посѣтилъ Антіoхійскій патріархъ, Макарій, который, поклонившись мощамъ св. Варвары, сказалъ: «Городъ Иліополь находится въ моей патріархіи, недалеко отъ Антіoхіи. Когда я спросилъ у жителей того города, гдѣ находятся нынѣ мощи св. Варвары, они единогласно отвѣтили мнѣ, что въ землѣ Русской; и я вѣрую, что нынѣ покланяюсь истиннымъ мощамъ св. Варвары». Снисходя къ его просьбѣ, митрополитъ Кіевскій далъ патріарху частицу отъ св. мощей, которую онъ принялъ съ величайшимъ благоговѣніемъ и отвезъ на родину.

Но, конечно, самымъ лучшимъ доказательствомъ того, что въ Кіевѣ покоятся истинныя мощи св. Варвары, служатъ безчисленныя исцѣленія и чудеса, послѣдовавшія отъ оныхъ. Укажемъ хотя на нѣкоторыя.

Архіепископъ Лазарь Барановичъ говоритъ въ своей книгѣ «Трубы словесъ» (1674 г.) слѣдующее: «И я самъ сильно страдая тяжкою болѣзнью, не искалъ уже иного врача, когда прибѣгъ къ мощамъ св. Варвары и съ вѣрою пилъ воду, въ которой омочена была рука св. Великомученицы; и эта чаша воды была мнѣ во спасеніе».

Въ 1655 г. у раки, въ которой покоятся мощи св. Варвары нѣкій гражданинъ города Слуцка благоговѣйно положилъ серебря/с. 107/ную руку, сказавъ, что онъ дѣлаетъ это по обѣту, получивъ послѣ поклоненія мощамъ св. Варвары, полное исцѣленіе (до того времени онъ совершенно не могъ дѣйствовать одною рукою).

Въ 1666 г., во время рождественскаго поста, два воина, Андрей и Ѳеодоръ, пробрались ночью къ ракѣ св. Варвары, желая похитить всѣ драгоцѣнныя украшенія; но страшный громъ разразился надъ ихъ головами, въ лицо же ихъ посыпались искры отъ руки св. Великомученицы, и одинъ изъ нихъ оглохъ, а другой лишился здраваго ума. Не тронувши ничего, они поспѣшно удалились изъ собора и затѣмъ, покаявшись, разсказали обо всемъ этомъ на исповѣди духовнику своему, іеромонаху Симеону.

Въ 1669 г., 12 августа, на поклоненіе мощамъ св. Варвары прибылъ какой-то воинъ, который разсказалъ многимъ бывшимъ тогда въ храмѣ, что когда весь его полкъ взятъ былъ въ плѣнъ татарами, онъ одинъ только успѣлъ спастись; когда же онъ обратился къ Богу съ благодарственною молитвою за спасеніе, предъ нимъ предстала свѣтозарная дѣва и сказала: «знай, что я — мученица Варвара и что я тебя спасла отъ рукъ варваровъ».

Въ 1680 г. райца, а затѣмъ бурмистръ г. Кіева, Іоаннъ, человѣкъ высокаго благочестія, сильно занемогъ горячкой. Будучи палимъ нестерпимымъ внутреннимъ огнемъ, онъ почувствовалъ однажды непреодолимую жажду и просилъ сродниковъ, дабы ему принесли воды, въ которой омочена была рука св. Варвары. Желаніе его было исполнено и Іоаннъ, испивши этой воды, погрузился въ глубокій сонъ. И вотъ ему представилось, будто онъ въ Златоверхо-Михайловскомъ соборѣ, а предъ нимъ стоитъ прекрасная дѣва, которая спрашиваетъ его:

— «Знаешь ли ты, Іоаннъ, кто я?»

— «Не знаю», отвѣчаетъ онъ.

— «Я — мученица Варвара», — говоритъ прекрасная дѣва, — «многіе не вѣрятъ тому, что здѣсь въ Свято-Михайловскомъ соборѣ покоятся истинныя мои мощи: такъ знай же, что здѣсь дѣйствительно покоятся мои истинныя мощи, и повѣдай объ этомъ другимъ, дабы и другіе увѣровали; доказательствомъ же тому пусть будетъ то, что ты уже здоровъ».

Сказавши это св. дѣва легла въ великолѣпную раку, стоящую /с. 108/ на возвышенномъ мѣстѣ; Іоаннъ же проснулся и почувствовалъ себя дѣйствительно совершенно здоровымъ.

Въ заключеніе скажемъ еще нѣсколько словъ о судьбѣ лѣвой руки отъ мощей св. Варвары. Когда мощи св. Великомученицы были перенесены съ Востока въ Кіевъ, лѣвая рука удержана была въ землѣ Греческой. Въ XVII в. руку эту принесъ съ собою переселившійся въ Польшу нѣкій зажиточный грекъ, происходившій изъ царскаго рода Кантакузеновъ, и положилъ ее въ созданномъ имъ Крестовоздвиженскомъ братскомъ храмѣ въ г. Луцкѣ, что на Волыни. Спустя нѣкоторое время, а именно при епископѣ Луцкомъ — Гедeонѣ Четвертинскомъ, жиды обокрали помянутую церковь и вмѣстѣ съ другими драгоцѣнностями похитили серебряный ковчежецъ, въ которомъ находилась рука св. Варвары. Руку эту они бросили въ винокурную печь и хотя она пробыла тамъ въ сильномъ огнѣ въ теченіе сутокъ, тѣмъ не менѣе нисколько не была повреждена пламенемъ. Тогда жиды, запершись ночью въ винокурномъ заводѣ, стали молотами разбивать руку на мелкія части, которыя затѣмъ бросили опять въ пылающую печь. Когда же соучастники кражи были открыты и ихъ подвергли допросу, они сознались во всемъ. Тогда части мощей изъяты были изъ пепла (сохранились даже и кораллы, украшавшія руку, но побѣлѣвшіе отъ дѣйствія пламени) и положены въ новый ковчежецъ, который въ настоящее время находится въ Кіево-Софійскомъ соборѣ.

Церковь наша празднуетъ память св. великомученицы Варвары 4-го Декабря.

Г. К. Х.       

Источникъ: Жизнь и страданія святой великомученицы Варвары. // «Холмскій народный календарь на 1887 годъ». — Изданіе Холмскаго православнаго Свято-Богородицкаго Братства. — Кіевъ: Въ Типографіи Кіево-Печерской Лавры, 1887. — С. 95-108.

/ Къ оглавленію /


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.