Церковный календарь
Новости


2017-07-20 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Василиса Прекрасная (1921)
2017-07-20 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Морозко (1921)
2017-07-20 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Гробовщикъ (1921)
2017-07-20 / russportal
А. С. Пушкинъ. "Повѣсти Бѣлкина". Отъ издателя (1921)
2017-07-20 / russportal
К. П. Побѣдоносцевъ. "Московскій Сборникъ". Знаніе и дѣло (1896)
2017-07-20 / russportal
К. П. Побѣдоносцевъ. "Моск. Сборникъ". Болѣзни нашего времени (1896)
2017-07-19 / russportal
Cвт. Іоаннъ Шанхайскій. Общественное служеніе христіанъ (1994)
2017-07-19 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). Англикане и Православная Церковь (1964)
2017-07-19 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Золотая рыбка (1921)
2017-07-19 / russportal
"Русскія дѣтскія сказки". Журавль и цапля (1921)
2017-07-19 / russportal
Н. В. Гоголь. Письмо къ Аркадію Осиповичу Россети (1921)
2017-07-19 / russportal
Н. В. Гоголь. Майская ночь, или утопленница (1921)
2017-07-18 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 3-я (1903)
2017-07-18 / russportal
Преп. Епифаній Премудрый. Житіе преп. Сергія Радонежскаго. Глава 2-я (1903)
2017-07-18 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рождественскій). «Житіе преп. Сергія». Глава 12-я (1904)
2017-07-18 / russportal
Архіеп. Никонъ (Рождественскій). «Житіе преп. Сергія». Глава 11-я (1904)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - четвергъ, 20 iюля 2017 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 19.
Церковная письменность

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)

Протоіерей Григорій Михайловичъ Дьяченко (1850-1903), знаменитый церковный проповѣдникъ, духовный писатель, катехизаторъ, публицистъ. Род. въ 1850 г. въ Витебской губ. въ семьѣ діакона, рано осиротѣлъ, имѣлъ сестру (впосл. инокиня). Окончилъ Витебскую Духовную Семинарію (1873) и Московскую Духовную Академію (1877). Преподавалъ русскій языкъ во Владимірской учительской семинаріи. Въ 1880 г. сдалъ экзамены на историко-филологическомъ фак-тѣ Московскаго ун-та на право занятія должности преподавателя русскаго языка и словесности въ свѣтскихъ среднихъ школахъ. Эти предметы 10 лѣтъ преподавалъ въ Поливановской учительской семинаріи, во 2-й Московской гимназіи и 3-мъ Александровскомъ военномъ училищѣ въ Москвѣ. Іерей (май 1881). Магистръ богословія (1884). Членъ Духовно-цензурнаго комитета (1887). Протоіерей и настоятель Трифоновской церкви въ Москвѣ (1899). Состоялъ сотрудникомъ духовныхъ журналовъ («Странникъ», «Православное Обозрѣніе», «Вѣра и Разумъ» и др.). Отдѣльными книгами издалъ собранія своихъ бесѣдъ, поученій и словъ, которыя стали для духовенства полезнымъ пособіемъ въ проповѣднической и законоучительской дѣятельности. Скончался 2 (15) декабря 1903 г. Похороненъ на Лазаревскомъ кладбищѣ въ Москвѣ (въ 1936 г. кладбище было уничтожено). Осн. труды: «Доброе Слово», «Полный церковно-славянскій словарь», «Полный годичный кругъ краткихъ поученій», «Уроки и примѣры христіанской вѣры, надежды и любви», «Духовные посѣвы», «Изъ области таинственнаго», «Практическая симфонія для проповѣдниковъ», «Проповѣдническая энциклопедія», «Другъ церковнаго импровизатора» и мн. др.

Сочиненія прот. Григорія Дьяченко

Прот. Григорій Дьяченко († 1903 г.)
ПРАЗДНИЧНЫЙ ОТДЫХЪ ХРИСТІАНИНА.
Собраніе общедоступныхъ духовно-назидательныхъ разсказовъ и размышленій.

ЧАСТЬ 1-Я. РАЗСКАЗЫ И РАЗМЫШЛЕНІЯ НА ЕВАНГЕЛЬСКІЯ ЧТЕНІЯ ВЪ ДНИ ВОСКРЕСНЫЕ.

НЕДѢЛЯ СВ. ПАСХИ.
Еванг. отъ Іоанн. зачал. I, гл. I, ст. 1-17.

8. Воскресеніе Христово есть торжество вѣры, добродѣтели и упованія.

Пасха христіанская всегда совершалась со всею торжественностію. Еще христіане не имѣли храмовъ, еще, гонимые язычниками, сокрывали свое богослуженіе въ вертепахъ и пропастяхъ земныхъ, но воспоминаніе воскресенія Христова было уже виною торжества столь свѣтлаго и продолжительнаго, что одинъ изъ древнихъ защитниковъ христіанства (Тертулліанъ) вслухъ всѣхъ язычниковъ говорилъ: «ваши праздники, взятые всѣ вмѣстѣ, не могутъ сравниться продолженіемъ своимъ съ одною Пасхою христіанскою».

Въ самомъ дѣлѣ, воскресеніе Господа нашего само по себѣ есть торжество торжествъ и праздниковъ праздникъ. Оно есть высочайшее торжество вѣры, ибо имъ утверждена, возвышена, обожена вѣра наша; — есть высочайшее торжество добродѣтели, ибо въ немъ самая чистѣйшая добродѣтель восторжествовала надъ величайшимъ искушеніемъ; — есть высочайшее торжество надежды, ибо служитъ вѣрнѣйшимъ залогомъ обѣтованій самыхъ величественныхъ.

I. Воскресеніе Іисуса Христа есть высочайшее торжество вѣры. Апостолъ Павелъ, одинъ изъ первѣйшихъ проповѣдниковъ вѣры, написалъ коринѳскимъ ученикамъ своимъ: аще Христосъ не воста, тще убо проповѣданіе наше, тща же и вѣра ваша (1 Кор. 15, 14). То-есть, ежели Христосъ не воскресъ, то всѣ истины нашей вѣры теряютъ свою силу, евангеліе и проповѣдь не имѣютъ болѣе достоинства, все христіанство есть праздное имя.

Мысль разительная, но совершенно истинная, неоспоримая! — Ибо на чемъ основана вся вѣра наша? — Наздани бывше, отвѣчаетъ св. Павелъ, на основаніи апостолъ и пророкъ, сущу краеугольну Самому Іисусу Христу (Ефес. 2, 20). Воскресшій Іисусъ есть краеугольный камень нашей вѣры, Онъ есть Посланникъ и Святитель нашего исповѣданія (Евр. 3, 1), но почему сей камень, пренебреженный зиждуіщими, содѣлался для насъ во главу угла и дивенъ во очію нашею? (Матѳ. 21, 42). Почему мы признаемъ въ Немъ Христа — Божію силу и Божію премудрость? (1 Кор. 1, 24). — У насъ есть на это весьма много доказательствъ, но всѣ они были бы недостаточны безъ воскресенія Господа нашего.

Дабы скорѣе и яснѣе видѣть эту истину, вообразимъ, что мы принадлежимъ къ числу тѣхъ людей, кои слѣдовали за Господомъ отъ начала до конца Его земного служенія, слышали всѣ бесѣды Его, видѣли всѣ дѣла, Имъ совершенныя. Доколѣ Онъ отверзалъ очи слѣпыхъ, воскрешалъ мертвыхъ, мы, конечно, спокойно слѣдовали бы за Нимъ, — восклицали бы вмѣстѣ съ апостолами: Ты еси Христосъ, Сынъ Бога живаго! (Іоан. 6, 69) Но вотъ наступаетъ ужасный часъ страданій: ученикъ предаетъ Его, безумная синагога отвергаетъ какъ льстеца, неразумный Пилатъ осуждаетъ какъ возмутителя; Іисусъ — чаяніе наше — возносится на крестъ вмѣстѣ съ злодѣями; Самъ Отецъ оставляетъ Его, Онъ умираетъ въ мукахъ, погребается; самый гробъ Его запечатанъ печатію Каіафы. Что было бы тогда съ нами, съ нашею вѣрою, если бы Онъ не воскресъ? Се мы надѣяхомся, яко Сей есть хотя избавити Израиля, но и надъ всѣми сими Онъ остался во гробѣ (Лук. 24, 21): вотъ что сказалъ бы каждый изъ насъ.

Въ самомъ дѣлѣ, никакъ нельзя думать, чтобы наша вѣра оказалась тогда тверже вѣры апостоловъ. Но что случилось съ ними по смерти Господа? Не всѣ ли они поколебались было въ своемъ вѣрованіи въ Него? А безъ сей увѣренности вышли ли бы они на всемірную проповѣдь и отдали ли бы за истину ея жизнь свою? А безъ ихъ проповѣди обратился ли бы /с. 17/ міръ, погруженный во тьму язычества, съ вѣрѣ христіанской?

И что бы апостолы начали проповѣдывать безъ воскресенія своего Учителя? Какъ бы они сказали: вѣруяй въ Сына Божія имать животъ вѣчный (Іоан. 3, 36), когда Самъ Сынъ Божій оставался бы мертвымъ? Какъ бы они сказали: Христосъ вчера и днесь, той-же и во вѣки (Евр. 13, 8), когда бы всякій зналъ, что Онъ прежде былъ живъ, а потомъ умеръ и не воскресъ?

Такимъ образомъ, безъ воскресенія Іисуса Христа, гробъ Его былъ бы вмѣсгѣ и гробомъ вѣры христіанской: потому что всѣ, прежде вѣровавшіе въ Него, перестали бы вѣрить; потому что никто не принялъ бы на себя труда проповѣдывать вѣру въ того, кто умеръ и не воскресъ; потому, наконецъ, что проповѣдь эта сама по себѣ не стоила бы довѣрія.

Но теперь гробъ Іисуса Христа есть святилище, въ коемъ совершилось торжество вѣры христіанской. Не напрасно Самъ Іисусъ Христосъ, когда іудеи требовали отъ Него новыхъ чудесъ въ удостовѣреніе, что Онъ есть единородный Сынъ Божій, отвѣчалъ, что другого знаменія не дастся имъ, кромѣ знаменія Іоны пророка (Матѳ. 12, 39. 40), то-есть воскресенія; не напрасно, отходя на страданія Свои, Онъ изрекъ, что наступаетъ время, когда прославится Сынъ человѣческій (Іоан. 13, 31). Въ воскресеніи Своемъ Онъ подлинно прославился; — и прославился, по замѣчанію апостола Павла (Рим. 1, 4), уже не яко пророкъ, ниже яко Сынъ человѣческій или Мессія, но яко Сынъ Божій, въ Коемъ обитаетъ вся полнота Божества (Кол. 2, 9).

Кто не узнаетъ Сына Божія въ воскресшемъ Іисусѣ?

Въ какомъ благолѣпіи является теперь самый крестъ Христовъ, на которомъ вмѣстѣ съ Іисусомъ распята была, можно сказать, самая вѣра! Кто не видитъ, что это знаменіе проклятія для другихъ, для Іисуса было жертвенникомъ, на коемъ принесена всемірная жертва, — что Богъ принялъ эту жертву въ воню благоуханія, — что Агнецъ закланный достоинъ пріяти честь и славу. (Апок. 5, 12).

Послѣ сего, что можетъ поколебать вѣру нашу, когда сама смерть и адъ не одолѣли ея въ лицѣ Начальника и Совершителя вѣры? — «Я знаю», восклицалъ нѣкогда апостолъ Павелъ, «я знаю, въ Кого вѣрую (2 Тим. 1, 12) — знаю, что Спаситель мой есть Богъ, Который силенъ сохранить залогъ спасенія моего до Своего славнаго пришествія».

II. Воскресеніе Іисуса Христа есть высочайшее торжество добродѣтели. Добродѣтель, гонимая на землѣ, никогда не оставляла совершенно лица земли, являясь въ избранныхъ Божіихъ, кои сіяли, яко свѣтила въ мірѣ (Фил. 2, 15). Но какая была участь ихъ? — Каменіемъ побіени быша, претрени быша, убійствомъ меча умроша, проидоша въ милотехъ, лишени, скорбяще, озлоблени (Евр. 11, 37). И сколько разъ слышался гласъ жалобы и печали: «что путь нечестивыхъ спѣется (Іер. 12,1), праведники же пожинаются яко класы».

Промыслъ оправдывалъ иногда видимо пути Свои; не разъ предъ лицомъ всего міра, вмѣняющаго житіе праведныхъ въ посмѣхъ (Прем. 5, 3), добродѣтель торжествовала надъ порокомъ; не разъ, повергаемые въ горнило искушеній, праведники выходили изъ него, яко злато чисто, не только предъ очами Божіими, но и предъ очами враговъ своихъ. Но торжество добродѣтели всегда оставалось неполно; поелику и добродѣтель сыновъ человѣческихъ всегда несовершенна, не чиста. Между тѣмъ, для посрамленія торжества міра суетнаго надлежало явить полное торжество добродѣтели. Для сего требовалась чистѣйшая добродѣтель, величайшее искушеніе и всесовершенная слава.

Таково воскресеніе Іисуса Христа! — Что была вся жизнь Его, какъ не единое непрерывное служеніе Богу и ближнимъ? Между тѣмъ, какой праведникъ былъ посрамленъ, презрѣнъ, умученъ болѣе Іисуса Христа?

Но зрите торжество благочестія въ лицѣ Воскресшаго! — Онъ смирилъ Себе, послушливъ бывъ до смерти крестныя: и вотъ, Богъ превознесъ Его, и даровалъ Ему имя паче всякаго имени, да о имени Іисуса всякое колѣно поклонится небесныхъ, земныхъ и преисподнихъ! (Фил. 2, 8-10). Онъ богатъ сый, обнищалъ для насъ (2 Кор. 8, 9), не имѣлъ гдѣ главы подклонить (Матѳ. 8, 20). И вотъ, предана Ему всякая власть на небеси и на земли! (Мат. 27, 18). Онъ изъ любви къ ближнимъ отдалъ душу Свою: и вотъ, души всѣхъ сыновъ человѣческихъ предаются Ему во власть, яко Искупителю и Судіи!

И это еще только видимые для насъ слѣды торжества невидимаго. Если бы мы, по обѣщанію Спасителя, узрѣли небо отверстымъ (Іоан. 1, 51), какое бы торжество добродѣтелей открылось въ лицѣ Его предъ очами нашими! Тамъ увидѣли /с. 18/ бы мы Сына человѣческаго за пріятіе смерти вѣнчаннаго славою и честію (Евр. 2, 9), сидящаго одесную силы Божіей (Лук. 22, 69), увидѣли бы двадцать четырехъ старцевъ, повергающихъ вѣнцы свои предъ Агнцемъ закланнымъ (Апок. 4, 10); увидѣли бы сонмы ангеловъ, не восходящихъ уже и нисходящихъ на Сына человѣческаго (Іоан. 1, 51), а закрывающихъ лица свои отъ неприступной славы Его лица.

Какое же сердце, любящее добродѣтель, можетъ не радоваться при такомъ торжествѣ Сына человѣческаго? Это торжество истинно всемірное, въ коемъ можетъ участвовать самый язычникъ. Пусть онъ не вѣритъ въ Божество Іисуса Христа; довольно, если онъ вѣритъ въ Бога и добродѣтель, дабы радоваться о томъ, что святѣйшій изъ сыновъ человѣческихъ столь величественно награжденъ нынѣ самимъ Небомъ. Правосудный Богъ показалъ въ воскресеніи Іисуса Христа, какъ Онъ прославляетъ любящихъ Его, показалъ предъ всѣмъ родомъ человѣческимъ, что Онъ никогда не забываетъ труда любве, подъятаго во имя Его (Евр. 6, 10), и что всѣ торжества міра суть ничто предъ торжествомъ праведника.

III. Воскресеніе Іисуса Христа есть высочайшее торжество упованія. Для угнетеннаго всякаго рода бѣдствіями смертнаго рода человѣческаго ничего не можетъ быть нужнѣе, какъ прозрѣніе окомъ упованія въ ту страну, гдѣ нѣтъ ни болѣзни, не печали, ни воздыханія. — И дѣйствительно, мысли и желанія человѣческія во всѣ времена и у всѣхъ народовъ устремлялись за предѣлы сей жизни.

Но кто могъ разсѣять мракъ гроба? — нисировергнуть эту преграду? — Являлись мудрецы; но, приходя отъ земли (Іоан. 3, 31), о землѣ и говорили, хвалились, что свели философію съ неба, а на небо не возвели ни одного человѣка. Приходили пророки, наставляли, обличали, утѣшали, но потомъ сами умирали, не пріявъ обѣтованія (Евр. 11, 39). Надъ всѣмъ родомъ человѣческимъ царствовала смерть съ такою свирѣпостію, что во время Іисуса Христа не только многіе изъ мудрецовъ языческихъ, даже великая часть народа Божія отвергла всякую надежду на безсмертіе, глаголя не быти воскресенію (Матѳ. 22, 23).

Надлежало возставить падшую надежду и явить предъ лицомъ всего міра, что только тѣло человѣка возвращается въ землю, а духъ возвращается къ Богу, Иже даде его (Еккл. 12, 7). И вотъ, въ воскресеніи Спасителя совершается торжество надежды.

Гробъ и смерть были виною страха и отчаянія человѣческаго: Премудрость Божія гробъ обращаетъ въ источникъ надежды, смерть принуждаетъ быть проповѣдницею безсмертія. Ибо для чего другого служитъ теперь гробъ Іисуса Христа, который одинъ только въ воскресеніе мертвыхъ не отдастъ Мертвеца своего, какъ не въ доказательство того, что и всѣ гробы нѣкогда опустѣютъ и отдадутъ мертвецовъ своихъ? — Къ чему послужила смерть Іисуса Христа, какъ не къ увѣренности, что смерть есть только стражъ, который хранитъ то, что ему предано, хранитъ дотолѣ, доколѣ угодно Господу жизни, и что во власти сего стража находится только бренный составъ нашъ, а не духъ, совершенно не знающій гроба и смерти!

Торжество самое вѣрное. Рѣшительно должно сказать, что всѣ доказательства безсмертія, употребляемыя разумомъ, не имѣютъ столько силы, сколько заключаетъ ея въ себѣ одно воскресеніе Іисуса Христа. Вѣрить сему воскресенію и сомнѣваться въ нашемъ воскресеніи есть совершенное противорѣчіе. Аще Христосъ воста, писалъ нѣкогда апостолъ Павелъ къ коринѳянамъ, како глаголютъ нѣцыи, яко воскресенія мертвыхъ нѣсть? Аще воскресенія мертвыхъ нѣсть, то ни Христосъ воста (1 Кор. 15, 12-13). Въ самомъ дѣлѣ, Христосъ есть Глава вѣрующихъ: когда воскресла глава, то какъ могутъ остаться мертвыми прочіе члены?

Торжество полное. Надежда на безсмертіе духа человѣческаго, хотя слабая, и прежде была въ родѣ человѣческомъ. Воскресеніе Іисуса Христа, утверждая эту надежду, расширило ея область, показавъ, что не только духъ человѣческій не умираетъ, но и тѣло содѣлается нѣкогда безсмертнымъ, — что наступитъ день, когда и сіе тлѣнное облечется нетлѣніемъ и сіе мертвенное пожерто будетъ животомъ (1 Кор. 15, 53; 2 Кор. 5, 4), — что, по увѣренію апостола, настанетъ время, когда Христосъ преобразитъ тѣло смиренія нашего, яко быти сему сообразну тѣлу славы Его (Фил. 3, 21).

Да будетъ же благословенъ Богъ и Отецъ Господа нашего Іисуса Христа, по мнозѣй Своей милости порождей насъ въ упованіе живо воскресеніемъ Іисусъ Христовымъ отъ мертвыхъ (1 Петр. 1, 3). Господь, Самъ Господь сотворилъ день сей, да возрадуемся и возвеселимся въ онь! Воистину онъ /с. 19/ есть праздниковъ праздникъ и торжество торжествъ: торжество вѣры, добродѣтели и упованія. (Извлечено изъ слова Иннокентія, архіеп. Херсонск.).

Источникъ: Праздничный отдыхъ христіанина. Собраніе общедоступныхъ духовно-назидательныхъ разсказовъ и размышленій, расположенныхъ примѣнительно къ евангельскимъ, воскреснымъ и праздничнымъ чтеніямъ цѣлаго года. Въ двухъ частяхъ. / Составилъ Протоіерей Магистръ богословія Григорій Дьяченко. — Москва: Типографія Товарищества И. Д. Сытина, 1900. — С. 16-19.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2017 г.