Церковный календарь
Новости


2018-08-14 / russportal
Свт. Іоаннъ, архіеп. Шанхайскій. Единообразіе въ богослуженіи (1994)
2018-08-14 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 40-е (14 ноября 1917 г.)
2018-08-12 / russportal
Обращеніе свт. Іоанна обще-приходскому годовому собранію (1994)
2018-08-12 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 39-е (13 ноября 1917 г.)
2018-08-11 / russportal
Еп. Григорій (Граббе). "Русская Церковь передъ лицомъ господ. зла". Гл. 1-я (1991)
2018-08-11 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 82-е (12 февраля 1918 г.)
2018-08-10 / russportal
Митр. Анастасій (Грибановскій). Рѣчь при гробѣ митр. Антонія (1936)
2018-08-10 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 81-е (10 февраля 1918 г.)
2018-08-09 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. Слово къ Санъ Францисской паствѣ (1994)
2018-08-09 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 80-е (9 февраля 1918 г.)
2018-08-08 / russportal
2-й Всезаруб. Соборъ 1938 г. Докладъ графа П. М. Граббе (1939)
2018-08-08 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 77-е (5 февраля 1918 г.)
2018-08-07 / russportal
Свт. Іоаннъ. "Взойдите на гору и несите дерева и стройте храмъ" (1994)
2018-08-07 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 76-е (3 февраля 1918 г.)
2018-08-06 / russportal
Свт. Іоаннъ Шанхайскій. "Возлюбл. нашей Санъ Францисской паствѣ" (1994)
2018-08-06 / russportal
Помѣстный Соборъ 1917-1918 гг. Дѣяніе 75-е (1 февраля 1918 г.)
Новости въ видѣ
RSS-канала: .
Сегодня - вторникъ, 14 августа 2018 г. Сейчасъ на порталѣ посѣтителей - 13.
Церковная письменность

Архіеп. Евлампій (Пятницкій) († 1862 г.)
СТРАСТНАЯ СЕДМИЦА СЪ ЛАЗАРЕВОЮ СУББОТОЮ И НЕДѢЛЕЮ ВАІЙ.
(Поученія съ субботы Лазаревой до Великой. М., 1853)

СЛОВО I. ВЪ ВЕЛИКІЙ ЧЕТВЕРТОКЪ.
На умовеніе ногъ.

Желаніемъ возжелѣхъ сію Пасху ясти съ вами, прежде даже не пріиму мукъ (Лук. 22, 15.).

И всегда, когда мы ни совершаемъ въ Божественной Литургіи жертву хвалы и благодаренія, пріобщаясь тѣла и крови Хрістовой, и всегда воспоминаемъ жертву безпредѣльной любви къ намъ Единороднаго Сына Божія, принесшаго всего Себя за насъ въ жертву Богу Отцу. Но когда совершаемъ тайную вечерю въ тотъ день, который служитъ для насъ незабвеннымъ памятникомъ самаго установленія тайной вечери: тогда при благоговѣйномъ воспоминаніи о совершеніи ея Самимъ Божественнымъ Установителемъ, и сами съ особенною торжественностію совершаемъ великую тайну благочестія. По необыкновенному /с. 87/ дѣйствію на насъ священнаго времени, мы, въ живомъ чувствѣ вѣры и любви, какъ бы обрѣтаемся въ самой Сіонской горницѣ, какъ бы соприсутствуемъ той Божественной вечери, которую Самъ Спаситель нашъ, оканчивая послѣдніе часы земной жизни Своей, совершаетъ и съ особеннымъ расположеніемъ, и съ особенными дѣйствіями безпредѣльной любви Своей.

Въ честь великаго, приснопамятнаго дня установленія Святой вечери и для живѣйшаго напечатлѣнія въ умахъ и сердцахъ нашихъ священнѣйшихъ дѣйствій установленія веліей тайны благочестія, послѣдуя Евангельскому повѣствованію предложимъ въ самыхъ главныхъ обстоятельствахъ о томъ, какъ происходила послѣдняя вечеря у Господа съ учениками.

Часть I.
О ПРІУГОТОВЛЕНІИ ТАЙНОЙ ВЕЧЕРИ, И УМОВЕНІИ НОГЪ.

Намѣреваясь совершить послѣднюю вечерю, какъ особенную, Господь особенное даетъ распоряженіе и о приготовленіи ея. Для приготовленія вечери, какъ повѣствуетъ Евангелистъ Лука (22, 8.), Самъ непосредственно посылаетъ двухъ первѣйшихъ учениковъ Петра и Іоанна, крѣпкаго вѣрою Петра, и пламеннаго въ любви Іоанна, дабы они, по точной мысли и намѣренію Его, приготовили и мѣсто для совершенія, и все нужное для предложенія вечери. Агнецъ, вземлющій /с. 88/ грѣхи всего міра и вѣчнымъ предопредѣленіемъ благости закланный прежде сложенія міра, долженствовалъ быть совершительно принесенъ на крестномъ жертвенникѣ самымъ существомъ и истиною въ то именно время, когда у Іудеевъ закалаемъ былъ прообразовательный Пасхальный Агнецъ, дабы знаменіе встрѣтилось съ знаменуемымъ, образъ облобызался съ образуемымъ, тѣнь прешла въ существо, и на мѣсто гаданій возсіяла истина. Посему и надлежало совершить Господу безкровную жертву Свою однимъ днемъ прежде вечери Іудейскія Пасхи, дабы преданіе Его на страданіе, самыя искупительныя страданія, распятіе на Голгоѳѣ и крестная смерть совершились въ то время, когда пасхальный прообразовательный Агнецъ, предварительно закланный и испеченный огнемъ, снѣдаемъ былъ Іудеями. Такъ и было. Когда Господь введенъ былъ въ преторъ для рѣшительнаго осужденія и преданъ Пилату для пропятія: тогда Начальники Іудейскіе, Книжники и Фарисеи утромъ произнесши рѣшительное опредѣленіе о преданіи Іисуса крестной смерти, сами не вошли въ преторъ въ судебное мѣсто Римскаго Правителя, да не осквернятся, какъ сказано Евангелистомъ Іоанномъ, но да ядятъ Пасху (Іоан. 18, 28.). Посему Господь и совершилъ вечерю Свою наканунѣ Іудейской Пасхи, за день до оной. А какъ и само по себѣ настояло время совершенія Пасхи: то и ученики, какъ повѣствуютъ Св. Евангелисты Матѳей (26, 17.) и Марко (14, 12), предварительно спраши/с. 89/вали Господа, гдѣ Онъ велитъ имъ приготовить для Него Пасху. Господь, нарочито посылая Петра и Іоанна сказалъ имъ: ступайте въ городъ, и коль скоро войдете въ него, тотчасъ встрѣтитесь съ человѣкомъ несущимъ въ кувшинѣ воду. Ступайте, говорилъ Господь, уже предварившій хозяина дома о приготовленіи горницы, ступайте за тѣмъ человѣкомъ въ домъ, въ который онъ войдетъ. Въ домѣ скажите хозяину: такъ говоритъ тебѣ Учитель, гдѣ та горница, въ которой Онъ будетъ совершать съ учениками Своими Пасху? Хозяинъ дома покажетъ вамъ большую убранную горницу, тамъ приготовьте; — ученики пошли, сдѣлали какъ повелѣлъ имъ Учитель, нашли домъ и приготовили Пасху.

Замѣчательно, что Господь, посылая учениковъ по указаннымъ признакамъ найти домъ не именуетъ имъ хозяина дома, а означаетъ домъ по встрѣчѣ человѣка; безъ сомнѣнія это сдѣлалъ для того, чтобы Іуда, услышавъ о назначеніи мѣста для вечери не сказалъ о томъ Фарисеямъ, которые уже составили рѣшительный совѣтъ на Іисуса, и враждебнымъ образомъ подсматривали за всѣми дѣйствіями Его, почему и могли помѣшать мирному совершенію вечери Божественной любви.

Кто же былъ этотъ счастливый домовладыка, удостоившійся по расположенію Самаго Господа уготовить Ему въ дому своемъ для вечери горницу, которая въ слѣдъ за тѣмъ была первою горницею общаго собранія учениковъ Хрістовыхъ, /с. 90/ и первою Хрістіанскою церковію, гдѣ ученики Хрістовы всѣ имѣли радость увидѣть воскресшаго Господа и по вознесеніи Его тамъ же въ постѣ и молитвѣ, ожидая обѣщаннаго Утѣшителя, сподобились воспріять Духа Святаго Утѣшителя? Полагаютъ, что это былъ Зеведей отецъ Іакова и Іоанна, человѣкъ достаточный, близкій къ Господу и по внѣшнему родству имѣя въ родствѣ Саломію, дщерь Іосифа праведнаго отъ перваго супружества, а еще болѣе близкій по благодатному родству, по вѣрѣ и любви къ Господу Іисусу, какъ Сыну Божію; по этому благодатному родству два сына Зеведеевы Іаковъ и Іоаннъ были изъ числа первѣйшихъ учениковъ, а Іоаннъ еще любимымъ ученикомъ.

Нѣтъ нужды говорить, что послѣдняя вечеря была совершаема Господомъ съ учениками по обряду Іудейской пасхи. Былъ ли на ней снѣдаемъ Пасхальный Агнецъ, изъ Евангельскаго повѣствованія не видно. Кончивъ эту вечерю, предопредѣленный отъ вѣка Ходатай новаго завѣта, установилъ новый завѣтъ Своею кровію, имѣвшею изліяться на крестномъ жертвенникѣ, и предстоящимъ принесеніемъ Самаго Себя во всемірную жертву учреждалъ новую безкровную жертву плоти и крови Своей подъ видомъ хлѣба и вина для всегдашняго приношенія за грѣхи міра, и спасительнаго питанія вѣрующихъ, съ чѣмъ вмѣстѣ долженствовали прекратиться всѣ кровавыя прообразовательныя жертвы. Потому и пасхальный, прообразовательный Агнецъ послѣ того былъ уже /с. 91/ тѣнь безъ существа, знакъ безъ знаменованія, образъ безъ силы и дѣйствія. На мѣсто его поступалъ самый Первообразъ, самая существенная истина.

И приготовленіе вечери учениками состояло ли и въ закланіи и приготовленіи Пасхальнаго Агнца, изъ Евангельской исторіи не видно; но безъ сомнѣнія состояло въ приготовленіи безкровныхъ снѣдныхъ брашенъ, между которыми по вечери господствующимъ предложеніемъ является хлѣбъ и вино.

И такъ ученики приготовили вечерю. И вотъ таинственный чертогъ украшенъ, священная горница для тайной вечери убрана, все нужное къ предложенію на вечери готово. Пришелъ вечеръ; наступилъ часъ вечери; это былъ вечеръ четвертка, предварявшій вечеръ пятка, канунъ Пасхи Іудейской. Божественный Гость и Домувладыка прибылъ съ святымъ Своимъ обществомъ на прощальную вечерю. Когда по обычаю Іудейскому возлегъ на вечери съ учениками; то прежде всего изліяніемъ наполнявшихъ Его Божественныхъ чувствованій сдѣлалъ такъ сказать предисловіе къ таинственному учрежденію; желаніемъ возжелѣхъ, говорилъ Онъ возлегши на вечери, желаніемъ возжелѣхъ сію Пасху ясти съ вами прежде даже не пріиму мукъ. Господь выразилъ ученикамъ исполнявшее Его чувство, что Онъ необыкновеннымъ образомъ желалъ вкушать съ ними эту вечерю и теперь съ необыкновеннымъ участіемъ раздѣля/с. 92/етъ оную; вмѣстѣ съ тѣмъ открылъ и глубину исполнявшаго Его чувства, открылъ, что эта вечеря есть для Него съ ними прощальная; послѣ этой вечери Онъ пойдетъ на вольное страданіе и смерть. — Послѣ смерти, чрезъ которую предложитъ тѣло и кровь Свою въ благодатную снѣдь и питіе, и послѣ славнаго воскресенія, которымъ войдетъ въ славу Отца Своего и совершитъ устроеніе благодатнаго царства Своего на земли, Онъ уже не будетъ съ ними такъ жить, какъ теперь живетъ. И по воскресеніи Онъ будетъ еще съ ними ясть и пить, но только для удостовѣренія ихъ, что Онъ возсталъ и будетъ въ неисповѣдимой славѣ Отца съ тѣмъ же, но уже безпредѣльно прославленнымъ тѣломъ Своимъ. Глаголю вамъ яко отселѣ не имамъ ясти отъ нея, дондеже скончаются въ царствіи Божіи. Глаголю бо вамъ, яко не имамъ пити отъ плода лознаго дондеже царствіе Божіе пріидетъ (16. 18.).

Поняли ли это ученики, нельзя утвердительно сказать о всѣхъ. Продолженіе вечери показало, что не поняли. Потому что между учениками возникъ споръ о томъ, кто изъ нихъ долженъ почитаться бóльшимъ. Бысть же и пря въ нихъ, кій мнится ихъ быти большій (ст. 24.). Можно подивиться: время ли, мѣсто ли было ученикамъ заводить споръ о первенствѣ? Но что дѣлать? И въ ученикахъ при ихъ простотѣ господствовала мысль, что Учитель ихъ пришелъ во Іерусалимъ пріять Царство, по понятію Іудеевъ, земное, со/с. 93/стоящее въ господствѣ надъ всѣми народами земли, во Іерусалимѣ, какъ средоточіи вселенныя и столицѣ міра. При такой мысли удивительно ли, что зашелъ между учениками и споръ о первенствѣ, поводомъ къ которому въ это время могло послужить исканіе первовозлежанія на столь важной и величественной вечери при занятіи ими мѣстъ приготовленныхъ для возлежанія (Матѳ. 20. 21.). Вѣрно исканіе одними первовозлежанія подлѣ и вблизи къ Учителю подало другимъ сдѣлать замѣчаніе о томъ, и такимъ образомъ между учениками могъ зайти споръ, кто изъ нихъ имѣетъ право на первенство и старшинство. Этотъ то споръ, воспослѣдовавшій въ началѣ вечери, открылъ Божественному Учителю случай преподать имъ самый поразительный примѣръ смиренія и кротости посредствомъ умовенія ногъ имъ.

При возникшемъ разногласіи у учениковъ, Господь вдругъ востаетъ съ Своего мѣста, снимаетъ съ Себя верхнюю одежду, беретъ полотенцо, препоясывается имъ, потомъ вливаетъ воду во умывальницу, и начинаетъ умывать ноги ученикамъ, и отирать полотенцомъ, которымъ былъ препоясанъ. Съ кого началъ Господь умовеніе ногъ, изъ Евангельскаго повѣствованія не видно. Только Петръ въ благоговѣйномъ страхѣ взиралъ на рабское служеніе Господа и Божественнаго Учителя своимъ рабамъ и ученикамъ. И когда Господь подошелъ къ нему и хотѣлъ умывать ноги у него: то онъ въ безпредѣльномъ чувствѣ благоговѣнія отвѣтствовалъ: Господи! /с. 94/ возможно ли, чтобы Ты умывалъ ноги у меня, Твоего раба и слуги? Господь первое обнаруженіе несогласія Петромъ хотѣлъ устранить легко тѣмъ, что онъ теперь не знаетъ цѣли этого дѣйствія, а послѣ узнаетъ. Но когда Петръ съ видомъ рѣшительнымъ сказалъ: нѣтъ, Господи! этого никогда не будетъ: невозможно, чтобы Ты умывалъ ноги у меня, Твоего раба и слуги: то Господь твердымъ голосомъ сказалъ Петру, что если Я не умою у тебя ногъ, ты не будешь имѣть части со Мною. Петръ, услышавъ это слово, съ столь же пламеннымъ чувствомъ рабскаго повиновенія служенію Господа, съ какимъ благоговѣніемъ и отрицался отъ онаго, сказалъ: Господи! умой у меня не только ноги, но и руки и главу. Примѣръ благоговѣйнаго, но безполезнаго отрицанія Петра отъ принятія умовенія послужилъ для прочихъ побужденіемъ къ безпрекословному повиновенію рабскому служенію Господа и Учителя своего. Онъ далъ имъ почувствовать всю важность необходимости такого служенія Господа для всѣхъ и каждаго изъ послѣдователей Его. Дѣйствительно, когда Господь сказалъ Петру: что если онъ не приметъ отъ Него служенія, не будетъ имѣть и части съ Нимъ: то показалъ, что рабское смиренное служеніе, показанное Имъ въ омовеніи ногъ ихъ, вообще относится къ дѣлу служенія Его спасенію человѣческому, по которому Онъ пришелъ не для того, чтобы Ему служили, но пришелъ (Мар. 10, 45) Самъ служить и положить животъ Свой для спасенія чело/с. 95/вѣческаго; слѣдовательно кто не будетъ участникомъ спасительнаго служенія Его, тотъ не будетъ оправданъ отъ грѣховъ, избавленъ отъ осужденія и не получитъ спасенія и жизни вѣчной.

Когда Господь умылъ ноги ученикамъ: то опять надѣлъ одежду Свою и возлегши на Свое мѣсто, съ такимъ же Божественнымъ величіемъ, съ какимъ уничиженіемъ совершалъ умовеніе ногъ и съ такою же властію Божественнаго Наставника изъяснилъ имъ намѣреніе, съ какимъ умывалъ ноги ихъ. Вотъ вы называете меня Господомъ и Учителемъ своимъ, говорилъ Господь, и справедливо. Но если я Господь вашъ, Учитель вашъ, умылъ у васъ ноги, умылъ у всѣхъ васъ: то научитесь изъ моего примѣра, что и вы съ такимъ же самоуничиженіемъ должны другъ другу служить, также кротко и смиренно другъ съ другомъ поступать, съ такимъ же самоотверженіемъ другъ другу помогать. И если я Господь, Сынъ, и непосредственный посланникъ Отца Небеснаго такъ служу вамъ: то вы мои посланники, мои служители, также должны посвятить себя на служеніе ближнимъ своимъ, братіи своей, близкимъ и дальнимъ.

/с. 96/

Часть II.
О ТАЙНОЙ ВЕЧЕРИ.

Послѣ такого Божественнаго примѣра кротости и наставленія о кротости, представленныхъ Господомъ, послѣдовала самая вечеря, вечеря Божественной любви и сердечнаго наслажденія. Ученики, тронутые безпредѣльною кротостію Господа, и вразумленные наставленіемъ Божественнаго своего Учителя, погруженные въ себя въ тишинѣ и безмолвіи начали вкушать предложенную вечерю. Но мирную тишину учениковъ, и сладостную, успокоительную бесѣду Учителя скоро смѣнили скорбь и смущеніе. Вотъ ученики вкушали съ необыкновенною сладостію вечерю, а Божественный Учитель, бесѣдуя съ ними, говорилъ о небесной наградѣ, ожидающей ихъ, какъ послѣдователей Его, въ Царствѣ Славы, гдѣ они вмѣсто кратковременнаго возлежанія будутъ возсѣдать на 12-ти престолахъ и судить дванадесяти колѣномъ Израилевымъ (Лук. 22, 28-30), приготовлялъ также учениковъ, а въ особенности Петра къ тому, чтобы не оскудѣла вѣра его въ приближающемся тяжкомъ искушеніи и паденіи (Лук. 22, 31-37); какъ вдругъ посреди бесѣды съ смущеннымъ видомъ объявляетъ имъ ужасную тайну, которая потрясла всѣ чувства ихъ, тайну, что единъ изъ двѣнадцати, которые теперь ядятъ съ Нимъ на трапезѣ, предастъ Его. Ученики /с. 97/ пораженные скорбію въ смятенномъ, безотчетномъ чувствѣ одинъ послѣ другаго стали говорить: не я ли, Господи, не я ли (Матѳ. 26, 21. 22.). Сердцевѣденіе Господа не позволяло имъ сомнѣваться въ истинѣ сказаннаго. Но и безпредѣльная ихъ преданность къ Нему не позволяла имъ молчать о чистотѣ своихъ расположеній. По этой внутренней безпредѣльной преданности, каждый изъ нихъ, когда вопрошалъ: не я ли, Господи, не я ли предамъ Тебя? тоже самое выражалъ: Господи! Надобно быть невообразимому несчастію, надобно случиться непомѣрному злополучію, чтобы дойти намъ до такого ужаснаго состоянія, дабы кто либо изъ насъ предалъ Тебя, Тебя — нашу жизнь, нашу радость. На ряду съ прочими учениками не устыдился сказать и Іуда: не я ли, Господи? Господь какъ бы подтвердилъ вопросъ его, отвѣчая ему: самъ ты говоришь сіе. Но Іуда уже не ученикъ, а навѣтникъ, не другъ, а рабъ и льстецъ, Іуда омраченный сребролюбіемъ, Іуда злоумышленный участникъ Богоубійственнаго совѣта враговъ Іисусовыхъ, уже не разумѣлъ и не хотѣлъ разумѣть глагола сего. Въ эти горестныя минуты любимый ученикъ Іисусовъ лежалъ у груди Іисуса. Петръ далъ Іоанну знакъ спросить: кто этотъ несчастный, о комъ говоритъ Господь? Тотъ, сказалъ Господь Іоанну, кому Я, обмакнувъ, подамъ кусокъ, и обмакнувъ кусокъ подалъ Іудѣ примолвивъ: что ты рѣшился дѣлать, дѣлай скорѣе. По хлѣбѣ томъ, повѣствуетъ Евангелистъ Іоаннъ (13, 27), вошелъ въ Іуду /с. 98/ сатана, т. е. что Іуда, еще и прежде отдавшій сердце свое наважденію дьявольскому, отселѣ съ такимъ ожесточеніемъ предался злодѣйскому намѣренію предательства, что, по отверженіи послѣдняго гласа призыванія своего Спасителя сдѣлался совершеннымъ орудіемъ духа тьмы, а Господь словами: еже твориши, твори скоро, далъ Іудѣ разумѣть, что Онъ теперь вполнѣ даетъ ему волю дѣйствовать по начинаніямъ сердца своего. Изъ учениковъ, которые всѣ были въ глубокой скорби и недоумѣніи, никто не понялъ, къ чему это Господь сказалъ, и ни одинъ изъ нихъ не узналъ, кто этотъ тайный предатель Его, кромѣ Іоанна.

Но Господь въ истинное успокоеніе смущенныхъ и въ благодатное укрѣпленіе встревоженныхъ Своихъ учениковъ предлагаетъ имъ Божественное утѣшеніе на таинственной трапезѣ вѣры и любви. Въ то время, когда уже вечеря приближалась къ концу, Господь беретъ хлѣбъ, безъ сомнѣнія особенный и особенно приготовленный, возвелъ очи горѣ, воздалъ надъ хлѣбомъ молитвенную хвалу Богу Отцу, благословилъ хлѣбъ, преломилъ, и съ чувствомъ безпредѣльной любви раздавая оный ученикамъ, произнесъ Божественнымъ голосомъ, который впечатлѣвалъ колико благоговѣніе, толико же и сладость сердечнаго умиленія, произнесъ слѣдующія таинственныя слова: пріимите, ядите, сіе есть тѣло мое, еже за вы даемо: сіе творите въ мое воспоминаніе (Лук. 22, 19.). Ученики, которые не довольно /с. 99/ понимали имѣвшую немедленно послѣдовать смерть Учителя и Господа своего, хотя не могли тогда понять всей глубины Божественныхъ словъ и завѣщанія Господа: но приняли это таинственное завѣщаніе и необычайное раздаяніе тѣла подъ видомъ хлѣба съ благоговѣніемъ, и потому вкушали раздѣленное имъ съ чувствомъ небесной сладости, какъ Божественный даръ, чего доселѣ Божественный Учитель ихъ такъ необычайнымъ образомъ не дѣлалъ и при вкушеніи трапезы никогда толико таинственныхъ словъ не произносилъ. Когда поданный и раздѣленный даръ снѣденъ и яденіе кончилось, Господь подобнымъ образомъ взялъ чашу, воздавъ молитвенную хвалу Богу Отцу, благословилъ ее и произнесъ сіи Божественныя слова: пійте отъ нея вси, сія чаша новый завѣтъ моею кровію, яже за вы проливается (Лук. 22, 26.). Пріимите ее, говоритъ Господь гласомъ Божественной сладости и любви, пріимите и раздѣлите, пейте одинъ послѣ другаго.

Неизъяснима сила и сладость этихъ словъ Спасителя нашего, безконечна живопитательность установленнаго имъ таинства плоти и крови. Этимъ таинствомъ всѣ мы, со времени благодатнаго рожденія въ таинственной купели питаемся, имъ въ Хрістіанской жизни укрѣпляемся, имъ надѣемся и по смерти временной ожить этимъ бреннымъ тѣломъ нашимъ и наслаждаться блаженною жизнію въ вѣчности.

Довольно; кончимъ наше обозрѣніе обстоя/с. 100/тельствъ тайной Хрістовой вечери съ учениками. Чѣмъ же кончимъ и заключимъ? Заключимъ краткимъ примѣненіемъ этого повѣствованія о совершеніи Спасителемъ тайной вечери, — какъ и мы должны приступать къ этой Божественной вечери и совершать оную, дабы она истинно служила намъ въ оставленіе грѣховъ и въ жизнь вѣчную. Видимъ, что тайная вечеря приготовлена была по повелѣнію Господа Петромъ и Іоанномъ; приготовлена въ горницѣ, въ горницѣ постланной; предначата примѣромъ смиренія Хрістова и омовеніемъ ногъ учениковъ въ знаменіе благодатнаго омовенія ихъ, чистотою Духа Его. И мы должны приступать ко вкушенію Божественной вечери съ возможнымъ приготовленіемъ, должны приступать съ вѣрою Петровою, съ любовію Іоанновою, да искушаемъ себе: и тако отъ хлѣба да ядимъ и отъ чаши да піемъ; должны приближаться къ таинственной трапезѣ съ возвышеніемъ горѣ ума и сердца и въ благоукрашеніи нашей тѣлесной горницы трезвеніемъ, умиреніемъ, собранностію всѣхъ внѣшнихъ чувствъ; должны приступать въ смиреніи, умиленіи и сокрушеніи сердца, приступать въ чистотѣ отъ всякія скверны плоти и духа, дабы святое принимать въ возможной чистотѣ и святости; дабы и намъ по пріобщеніи тѣла и крови Хрістовой и по выходѣ съ вечери тотчасъ, подобно Іудѣ, не предать Хріста, тотчасъ не оставить Его, подобно разбѣжавшимся ученикамъ, нашею вѣрою и любовію, не оставить Его одного на пути страданій Его и, удалившись /с. 101/ отъ Него преступнымъ возвращеніемъ на прежнія наши грѣховныя привычки, слабости и пороки, не поругаться Ему, не заушить, не оплевать Его, съ Іудеями, не отдать Его на пропятіе съ Пилатомъ и не довести до смерти въ самомъ существѣ духовной жизни нашей. Аминь.

Въ Вол. Воскр. Соб. Апр. 8, 1848 г.

Источникъ: Страстная седмица съ Лазаревою субботою и недѣлею Ваій, или Поученія на каждый день Страстныя седмицы съ субботы Лазаревой до Великой, Еѵлампія, Епископа Вологодскаго и Устюжскаго. — М.: Въ Типографіи Александра Семена, 1853. — С. 86-101.

Назадъ / Къ оглавленію / Впередъ


Наверхъ / Къ титульной страницѣ

0



«Слава Россіи»
Малый герб Российской империи
Помощь Порталу
Просимъ Васъ поддержать нашъ Порталъ
© 2004-2018 г.